Путешествие в неоцен

 

Три судьбы в сельве

 

 

Основу главы написал Wovoka, участник форума

В неоцене амазонская сельва вернула себе позиции, утраченные в эпоху человека. Экваториальные области, благоприятные для роста вечнозелёных тропических лесов, вновь стали местом изобилия жизни. Здесь произрастает множество видов деревьев и кустарников, лиан и травянистых растений, и это один из центров видового разнообразия жизни. Обильные осадки и тёплый климат способствуют бурному росту растительности, и древесные растения образуют протяжённый полог, который улавливает почти весь солнечный свет, и лишь малая его часть достигает поверхности земли. Реки прорезают сплошной полог леса, и в этих местах солнечный свет достигает земли, давая возможность роста небольшим растениям – травам и кустарникам. Поскольку территории, пригодные для роста кустарников, сравнительно невелики, между растениями возникает серьёзная конкуренция за возможность жить в самых благоприятных местах. В вечной войне между растениями за место под солнцем идут в ход самые разнообразные средства. Одни растения быстро перегоняют в росте соседей и затеняют их, другие распространяются при помощи корнеотпрысков, третьи используют ингибиторы роста для устранения конкурентов.
Некоторые победители в борьбе за существование оказываются заметны с первого взгляда. На свободных от деревьев открытых солнцу участках земли раскинулись обширные заросли одного из видов кустарников. Они интересны тем, что на них среди однообразных серо-зелёных листьев округлой формы развиваются цветы самого разного оттенка: белого, жёлтого, красного, розового, оранжевого, фиолетового. Их окраска меняется со временем в зависимости от местоположения соцветий, возраста и степени их зрелости, поэтому разнообразная окраска лишь отчасти создаёт впечатление какого-то видового разнообразия. На самом деле эти заросли иногда могут представлять собой просто клон одного растения, появившегося в этих местах несколько лет назад и добившегося успеха в борьбе за существование. Этот вид растений – лантана поломики, мастер по захвату жизненного пространства. Её заросли одновидовые и сплошные, тянутся на десятки метров по лесу. Растение активно освобождает себе жизненное пространство и весьма неохотно покидает захваченные территории. Выделениями корней лантана поломики убивает поросль конкурентов и даже угнетает более крупных соседей. Проростки деревьев рядом с корнями лантаны поломики быстро чахнут, и даже у взрослых деревьев по соседству с этим кустарником отмирает значительная часть корней, оказавшихся слишком близко к зарослям. Зато сама лантана распространяется активно, протягивая в разные стороны корни и ветви. Ветви полегают на землю и легко укореняются, благодаря чему за долгие годы из одного растения образуется огромный клон, тянущийся на десятки метров.
Даже травоядные звери не могут оказать влияние на это растение своей деятельностью, хотя в тропических лесах Южной Америки в бассейне Амазонки и Гипполиты водится один из крупнейших видов грызунов – барокавия, чудовищная «морская свинка», являющаяся экологическим аналогом гиппопотамов эпохи человека. В безветренную погоду даже животные со слабым обонянием замечают распространяющийся от зелени лантаны поломики острый и очень узнаваемый запах. Это сигнал: лантана поломики несъедобна для большинства обитателей леса. Во всех частях растения содержится огромное количество алкалоидов, и это обстоятельство позволяет растению благоденствовать. Крупные звери могут, в лучшем случае, отщипнуть макушку одного побега, чтобы при помощи такого природного лекарства избавиться от глистов. Если травоядное млекопитающее съест слишком много зелени, это чревато тяжелейшим повреждением печени, ведущим к смерти.
Одних животных лантана отпугивает, а других, напротив, привлекает. Над зарослями кустарника воздух звенит от множества крыльев: тысячи летающих существ слетаются, чтобы вкусить сладкого нектара. Несмотря на ядовитость корней и побегов растения, его нектар безвреден, и им питаются самые разные создания: колибри и насекомые-опылители. Цветки на одной и той же ветке растения могут иметь разную окраску. Это связано с особенностями физиологии – опылённый цветок быстро тускнеет и становится непривлекательным для опылителей. На разных стадиях цветения цветки лантаны поломики привлекают разных опылителей, что гарантирует более успешное опыление.
После опыления плоды завязываются далеко не из каждого цветка; много завязей попросту опадает и гниёт на земле. Незрелые ягоды защищены от поедания – они покрыты щетинистыми колючками, которые быстро опадают к моменту созревания, и спелые ягоды привлекают значительное количество лесных обитателей. Тёмно-фиолетовыми ягодами лантаны поломики питаются многочисленные лесные птицы – например, яркоокрашенные попугаи. Их стаи регулярно спускаются в заросли из полога леса, а другие лесные обитатели находят плодоносящие кусты поломики по резким крикам этих птиц, слышным за сотни метров.
Наземные звери часто приходят полакомиться ягодами этого кустарника, хотя избегают поедать его листву и молодые побеги. Но в тропических лесах Южной Америки существует один зверь, который питается не только ягодами, но и цветами, листьями и даже стеблями лантаны. Причем среди травоядных позвоночных только он способен питаться зеленью этого растения. Для других травоядных млекопитающих и птиц это растение чрезвычайно токсично, за исключением нектара и зрелых ягод. Однако в природе ни одно приспособление не гарантирует его обладателю абсолютную защиту.
Заросли лантаны шевелятся, слышатся хруст ветвей, фырканье и сопение – среди растений бродит крупный зверь, размером с небольшого медведя. Это существо массивного телосложения, с короткими мощными лапами, вооружёнными толстыми когтями. Спина животного покрыта не только шерстью, но и многочисленными тонкими иглами, которые топорщатся, если животное слышит резкий звук или просто ощущает неудовольствие. У земли по ветвям кустарника шлёпает длинный хвост животного. Его конец расширен и превращён в своеобразную «булаву», внутри которой находятся увеличенные позвонки, а иглы на коже поверх этой «булавы» крупнее и толще, чем на теле. Время от времени это животное присаживается на задние лапы, опираясь на хвост, поднимает голову и пережёвывает побеги. При этом во рту зверя видны огромные оранжевые резцы – это грызун, но очень крупный. Его резцы достаточно сильны, чтобы скусывать толстые ветви кустарника, словно садовый секатор. Сам по себе крупный размер грызуна не является чем-то необычным: Южная Америка – это царство кавиоморфных грызунов, и в местной фауне присутствует большое количество специализированных форм грызунов, зачастую достигающих огромных размеров. Удивителен рацион этого животного, в который входят побеги лантаны поломики, причём в большом количестве. Зверь, который может без вреда для себя питаться побегами лантаны – это очень крупный дикобраз-лантаноед, или мирийютерий.
Зверь напоминает своим телосложением гигантского ленивца доисторической эпохи с поправкой на размеры. Он кормится, сидя на земле: просто подгибает ветки кустарника и подтягивает их к себе крючкообразными когтями. Эти когти – универсальный инструмент для травоядного зверя: с их помощью можно выкапывать коренья и клубни, подгибать и ломать ветви кустарников, а при нападении хищника они превращаются в грозное оружие. Когти на передних лапах зверя настолько велики, что грызун ходит «косолапо», опираясь на внешний край кисти и подогнув когти внутрь.
Физиология этого млекопитающего примечательна его способностью нейтрализовать действие яда лантаны поломики. Когда мирийютерий поедает растение, он получает огромные порции сильного яда. Однако это не вредит ему: животное научилось использовать этот яд, откладывая его в собственном жире и мускулатуре. Поэтому хищник, решивший съесть мирийютерия, может получить смертельное отравление, если съест слишком много мяса. Но даже от небольшого количества мяса и жира этого зверя многие из хищников будут ощущать сильное недомогание на протяжении нескольких дней. Лишь один вид хищников способен без вреда для себя поедать мясо мирийютерия – это ягуарет, крупная местная кошка. Но даже эти хищники охотятся на мирийютерия только при отсутствии выбора добычи. Поэтому жизнь мирийютериев в южноамериканской сельве протекает относительно спокойно. Единственный жизненно важный пищевой ресурс этого вида – это лантана поломики. Она встречается в лесу далеко не на каждом шагу, зато в благоприятных для жизни растения местах оно произрастает сотнями кустов, привлекая дикобразов. Кроме неё дикобразы поедают множество других видов растений, поэтому при отсутствии лантаны поломики они не останутся голодными. Однако защиту им даёт исключительно яд этого растения, поэтому звери регулярно посещают известные им заросли, улучшая собственную химическую защиту.
В отличие от многих других растений сельвы, лантана поломики образует протяжённые одновидовые заросли, где поросль и проростки других растений чувствуют себя неуютно и быстро гибнут. Зато сама лантана благоденствует, давая множество корнеотпрысков. В разных местах заросли лантаны шевелятся: этот мирийютерий не одинок, и неподалёку от него кормятся ещё несколько его сородичей. Несмотря на то, что они видят друг друга, эти звери предпочитают держаться поодиночке и не взаимодействуют друг с другом. Их образ жизни и средства защиты позволяют им успешно существовать вне общества сородичей, в отличие, например, от приматов. У этого вида не образуется брачных пар, а брачный ритуал сводится к примитивной демонстрации самцом силы и здоровья. После спаривания звери просто расходятся в разные стороны и не нуждаются в обществе друг друга.
На одном участке зарослей самка мирийютерия обгрызает куст лантаны. Сородичи предпочитают держаться от неё подальше: это взрослая сильная самка с детёнышем, и она легко может напасть на любого зверя, которого сочтёт опасным для потомства – даже на сородича. Выращивание детёнышей – это единственный период времени в жизни мирийютерия, когда два сородича тесно общаются и кормятся вместе.
Самка спокойно кормится в зарослях, но это спокойствие лишь внешнее. Когда один взрослый самец неосторожно приблизился к ней, самка поднялась на задние лапы и предостерегающе заворчала, выставив вперёд когти передних лап и ощерив огромные резцы. Детёныш недавно родился, и ему нужно будет провести с матерью ещё много времени, прежде чем он дорастёт до размера, когда сам сможет защитить себя от врагов. Поэтому родительский инстинкт превращает самку мирийютерия во вспыльчивое и довольно агрессивное существо.
Детёныш у этой самки родился всего пару недель назад. В отличие от большинства грызунов, рождающих сразу много слепых и беспомощных детёнышей, кавиоморфные грызуны Нового Света избрали противоположную стратегию: они рождают очень немного детёнышей (обычно одного или двух), но зато их детёныши физически развитые, зрячие и покрытые шерстью. Таким же был при рождении и этот детёныш мирийютерия, Тискесуса*. В возрасте нескольких часов он уже ходил за матерью, запомнив её внешность, голос и запах. На второй день жизни в его шерсти появились первые иглы, хотя защитить себя он ещё не в состоянии. Маленький Тискесуса активно учится самостоятельному поиску пищи – он следит за тем, какие растения поедает его мать, и нюхает пищу у неё во рту. Он уже умеет раскапывать корни и уверенно распознаёт некоторые из растений, которые ест его мать. Но в мире есть очень много вещей, которые вещи ему ещё только предстоит узнать.

* В честь одного из вождей индейцев чибча-муисков.

Мать Тискесусы кормится в зарослях лантаны поломики. Тискесуса пока не может заставить себя есть эти побеги – они кажутся ему ужасно горькими, хотя запах растения привлекателен для него. Пока его мать сидит на задних лапах, опираясь на хвост, детёныш подобрался к её животу и начал сосать молоко. Эта пища значительно лучше, чем горькие листья лантаны – организм детёныша пока не готов принимать и утилизировать большие порции растительных ядов. С возрастом физиология организма Тискесусы перестроится, и зверь будет поглощать ядовитую зелень лантаны поломики с таким же удовольствием, как и его мать.
Откусив очередную ветку, самка принюхалась – она уловила привлекательный для себя запах. Зрение у мирийютерия не очень острое, поэтому она не может разглядеть во всех деталях источник запаха, хотя он находится буквально у неё под носом. По ветке лантаны ползают рогатые насекомые с удлинённым туловищем размером около сантиметра с сине-зелёным блеском. Самка наткнулась на лакомство: на лантане пасутся удивительные существа – амазонские бодушки, или покопоко. Эти сосущие насекомые с длинным хоботком значительно отличаются от многих своих родственников – скромно окрашенных мелких существ, маскирующихся ради выживания. Покопоко – это сравнительно крупные насекомые по сравнению с родственными видами. Их окраска яркая, металлически-зелёная с голубоватым оттенком и интенсивным блеском. На груди покопоко возвышается три хитиновых рога, довольно крупных для их размера, а средний рог дополнительно украшен несколькими наростами у вершины.
Эти яркие существа сосут сок на молодых побегах лантаны, при этом выделяя сладкую падь, которая и привлекает целый ряд видов животных, в том числе мирийютериев. Покопоко наносят заметный вред кустарнику: там, где сидят их колонии, листва лантаны поломики сморщивается и чахнет, а цветки опадают, не давая плодов. Покопоко интенсивно сосут растительный сок, угнетая рост побегов, и пропускают его через свои маленькие тела. Избыток сахаров регулярно выделяется насекомыми, и их сладкие выделения облепляют кору на побегах и поблёскивают на солнце гладкой поверхностью. Бодушки покопоко – одни из немногих насекомых, способных питаться на лантане поломики без вреда для себя. Пропуская сквозь себя большие количества сока растения, эти насекомые накапливают большое количество растительных ядов, а их яркая и броская окраска предупреждает возможного врага о том, что они несъедобны. Но это останавливает далеко не всех.
Для мирийютериев бодушки покопоко – самый настоящий деликатес. Обнаружив их колонию, самка мирийютерия начала обгрызать листья и стебли прямо вместе с сидящими на них бодушками. Негромким урчанием она подозвала своего детёныша-сластёну, чтобы он тоже полакомился редким лесным деликатесом. Тискесуса не хочет поедать зелень лантаны, но охотно слизывает с побегов колонию покопоко, сопя и фыркая от удовольствия. Вкус выделений покопоко несколько непривычный, но сладкий, и это нравится детёнышу. Под чутким взглядом матери он получает ещё один из многих уроков – на сей раз приятный. Облизывая ветку, малыш Тискесуса запоминает облик покопоко и запах их выделений. Но ему не удастся лакомиться слишком долго.
В воздухе над парой мирийютериев кружится оса чёрного цвета, тело которой слегка поблёскивает в лучах солнца. Когда она зависает в воздухе, заметно, что она окружена розовым облачком – у неё есть красные пятна на концах крыльев, и у летящего насекомого они превращаются в розовый ореол вокруг тела. Оса не одинока: уже через минуту рядом с ней появляется ещё одна. Запах потревоженных бодушек покопоко заставляет этих насекомых собираться вместе, и вскоре над Тискесусой и его матерью летает уже множество ос. Они настроены агрессивно и готовятся преподать юному мирийютерию ещё один урок – ни одно угощение не бывает бесплатным.
Чёрные осы быстро собираются роем над мирийютериями, беспечно поедающими бодушек покопоко и их сладкие выделения. Массивные дикобразы, покрытые иглами и густой шерстью, выглядят хорошо защищёнными от осиных жал, но у них на теле всё равно есть уязвимые места, и осы рано или поздно добираются до них. Осы, вьющиеся перед глазами самки дикобраза, раздражают её, и она отмахивается передними лапами. Резкие движения злят ос, и они бросаются в атаку. Многие из них копошатся в шерсти зверя, пробуя добраться до кожи, но некоторые осы жалят самку мирийютерия в глаза и нос, заставляя трясти головой и рычать от боли.
Детёныш получил сразу несколько уколов жалами в первые же минуты нападения. Его шерсть короче, а кожа тоньше, поэтому осиным жалам значительно проще найти цель. Ощутив боль от осиного яда, Тискесуса заскулил и отбежал в сторону. Однако он видит, что его мать сражается с каким-то противником, хотя самого противника не замечает – Тискесуса ещё слишком мал и неопытен, чтобы связать боль от жал с обликом насекомых, от которых отбивается его мать. Но он чувствует опасность и пытается в меру сил и способностей напугать маленьких врагов. Тискесуса приподнялся на всех четырёх лапах, выгнув спину дугой, распушил шерсть и растопырил иглы, но такая демонстрация вряд ли может напугать множество ос, нападающих целым роем. Несмотря на угрожающую позу и взмахи коротким хвостиком, Тискесуса получил ещё несколько уколов жалами и бросился в заросли, жалобно скуля. Его мать тоже отступила. Осы лишний раз доказали, что способны обратить в бегство врага, многократно превосходящего их размерами. Самке мирийютерия досталось от ос: у неё распухло одно веко и очень болит нос, в который пришлось сразу несколько уколов жалами. Причём одна оса смогла ужалить её прямо в ноздрю, и самка мирийютерия чихает и сопит, пытаясь избавиться от неприятного жжения. Она развернулась и покинула заросли лантаны поломики, а Тискесуса бросился следом за матерью.
Колония бодушек покопоко находится под надёжной охраной: на страже их безопасности стоит целая армия чёрных ос тапиюкан. Эти осы, известные также как осы-фермеры, ревностно оберегают бодушек от любых врагов, в том числе таких крупных, как мирийютерии. Вокруг колоний покопоко постоянно дежурят рабочие осы тапиюкан, и удары их жал заставляют отступать пауков и хищных насекомых, решивших напасть на малоподвижных покопоко. Гнездо самих ос построено на дереве, на высоте нескольких метров над землёй, и их собственные личинки растут в безопасности.
Рабочие особи ос тапиюкан – одни из частых посетителей цветков лантаны поломики. Их легко узнать среди прочих насекомых – тело рабочей осы тапиюкан чёрное, гладкое и блестящее, и на этом фоне ярко выделяются красные кончики крыльев. Рабочие осы прилежно собирают нектар для кормления сородичей, оставшихся в гнезде, и для маток, от которых зависит воспроизводство колонии. В колонии ос тапиюкан есть несколько плодовитых маток, что гарантирует воспроизводство колонии даже после того, как она будет разграблена крупными любителями насекомых и их личинок.
Рабочие особи ос тапиюкан – не только сборщики нектара и воины, но и умелые охотники. Для своих личинок эти осы собирают мелких насекомых, охотясь, в том числе, на цветках лантаны. Свою добычу они пережёвывают до состояния фарша, выбрасывая жёсткие ноги, части панциря и несъедобные крылья. Бодушки покопоко, накапливая в своих тканях яд лантаны, смертельно ядовиты для личинок ос, поэтому не становятся их добычей. Однако они работают как живые фильтры ядовитого сока лантаны, и их падь – сладкие сахаристые выделения – совершенно безвредна и является одним из основных компонентов рациона имаго ос тапийюкан. Осы регулярно навещают колонии покопоко, и в ней всегда присутствуют рабочие особи, вооружённые жалами и готовые встать на защиту своих подопечных. У малоподвижных сосущих насекомых всегда находится немало врагов – их поедают хищные насекомые, клещи и пауки, а на сладких выделениях разрастаются микроскопические грибки, которые легко могут заразить самих покопоко. Есть также паразитические грибы, разрастающиеся в тканях этих насекомых. Поэтому у рабочих ос тапиюкан всегда хватает работы в колониях покопоко: они убивают и прогоняют врагов этих насекомых, очищают самих покопоко от грязи и грибка, и даже обрабатывают их своей слюной, как собственных личинок, чтобы защитить их покровы тела от грибка. В награду за охрану и заботу осы получают от бодушек сладкую падь в количестве, достаточном для питания осиной колонии.
Роль ос тапиюкан в жизни покопоко не ограничивается заботой о самих насекомых. Осы также охраняют и культивируют сами растения лантаны поломики, не давая расти другим растениям, на которых покопоко не смогут кормиться, и которые могут помешать расти лантане поломики. Некоторые виды растений, отличающиеся быстрым ростом и устойчивостью к выделениям корней лантаны поломики, всё же способны конкурировать с ней и даже вытеснять её с подходящих для жизни мест, однако осы тапиюкан регулярно спускаются на лесную подстилку и ползают в зарослях лантаны. Они находят по запаху и подгрызают жвалами проростки и корнеотпрыски других видов растений, освобождая место для беспрепятственного расселения кустарника. Кроме того, на земле осы находят опавшие перезревшие плоды лантаны поломики. Они богаты сахаром и также неядовиты, поэтому осы охотно поедают их. Мелкие семена лантаны поломики могут расселяться, прилипая к покровам насекомых, которые поедают ягоды. Осы легко счищают их, но до этого момента могут улететь достаточно далеко от зарослей, и велика вероятность того, что семечко поломики прорастёт на новом месте. Кроме ос, семена лантаны поломики часто переносят на своих покровах жуки, которым нравится вкус подгнивших ягод. Благодаря твёрдому панцирю они могут позволить себе не обращать внимания на ползающих рядом ос тапиюкан и пожирать ягоды, не считаясь с интересами ос. Насекомые разносят на себе семена лантаны поломики довольно далеко от зарослей родительского растения, но в первые месяцы жизни проростку лантаны придётся побороться за место под солнцем: из мелкого семени вырастает слишком слабый и нежный проросток, который долго развивается, прежде чем окрепнет достаточно для того, чтобы на равных конкурировать с другими растениями. А забота ос тапиюкан помогает таким проросткам выживать – но лишь там, где уже есть заросли лантаны и устроено гнездо этих ос.
… Осы успешно отогнали самку мириютерия с детёнышем от зарослей – тактика коллективной защиты в очередной раз сработала безупречно. Когда враг был обращён в бегство и угроза колонии покопоко миновала, рабочие осы вернулись к мирному труду. Часть ос вернулась в гнездо, но многие из них разлетелись по зарослям лантаны в поисках уцелевших колоний покопоко. Осы прекрасно запоминают расположение опекаемых ими колоний и быстро находят их. Сев на побеги лантаны, рабочие осы ползают по колонии бодушек покопоко, обнюхивая и ощупывая антеннами своих питомцев. Практически все колонии бодушек находятся в безопасности и не пострадали, кроме одной, которую обнаружила самка мирийютерия. Пока осы не встали на защиту колонии, дикобразы сумели съесть много покопоко, однако некоторой части насекомых удалось выжить. Также дикобразы откусили несколько веток, и теперь часть колонии можно увидеть со стороны. Уцелевшие после катастрофы покопоко беспокойно ползают по веткам, выбирая новые места для кормления где-нибудь в тени листвы, где их не заметят хищники. Они передвигаются медленно – у покопоко очень короткие ходильные ноги, при помощи которых удобнее цепляться за ветку и сидеть неподвижно, хотя они могут прыгать при помощи сильной задней пары ног. Рабочие осы осторожно ползают между встревоженными покопоко, облизывают их и дотрагиваются до них антеннами. Прикосновения антенн ос успокаивают покопоко, и они постепенно расползаются по веткам лантаны, выбирая укромные места для кормления. А рабочие осы, ухаживая за покопоко, обновляют в памяти карту расположения их колоний. Уже через полчаса после отражения вторжения мирийютерия первые покопоко погрузили хоботки в сосуды стеблей лантаны поломики, и начали выделять сладкие капли пади, отзываясь на прикосновения антенн ос тапиюкан. Порядок восстановлен, жизнь колонии продолжается.
Мать уводит Тискесусу от опасного места. Она бредёт вдоль края зарослей лантаны поломики, а Тискесуса едва поспевает за ней на своих коротких лапках. Оба животных испытывают сильную боль от осиного яда – ужаленные места распухли и отзываются болью на каждое движение или прикосновение. Взрослая самка терпит эту боль молча – она уже не раз сталкивалась с осами и пчёлами, обитающими в сельве. Здесь водится немало видов жалящих насекомых, и рано или поздно всякому животному приходится испытать на себе их оружие. Для малыша Тискесусы это первый опыт, и он очень остро реагирует на болезненные ощущения – поскуливает, сопит и чешется. Время от времени самка останавливается, подзывает Тискесусу к себе и облизывает его ужаленную морду. Это единственное, что она может сделать для него: она не может снять боль от осиного яда, которая должна уйти сама.
Боль от осиных жал заставляет их на какое-то время сконцентрироваться на собственных ощущениях и ненадолго забыть об осторожности. И окружающий мир практически сразу же напоминает им о том, что так поступать опасно.
Не только мириютерии и насекомые кормятся ягодами поломики – это лакомство привлекает к ядовитым зарослям множество едоков. Обычно в кустах лантаны поломики кормятся мелкие птицы, взлетающие, когда неуклюжий мирийютерий ищет свежие вкусные побеги растения. Из полога леса сюда спускаются известные лесные лакомки – попугаи. Частым гостем зарослей лантаны поломики является попугай курекуре – шумная птица зелёного цвета с жёлтыми маховыми перьями. Этих птиц можно услышать издалека – они постоянно общаются друг с другом громкими хриплыми голосами. Многие любители ягод лантаны ведут себя более скрытно. Под кустами шныряют грызуны и мелкие опоссумы, которым тоже нравятся эти ягоды, особенно перезрелые, опавшие и забродившие. Небольшие дозы алкоголя делают мелких млекопитающих чуть менее проворными и осторожными, чем обычно, но встреча с мириютериями не представляет опасности для них – эти дикобразы не охотятся на других животных. Но в зарослях могут кормиться и более крупные существа, в том числе те, кто не откажется от свежего мяса в дополнение к ягодам.
Зверь размером с крупного медведя появился словно ниоткуда. Пока дикобразы шли вдоль края зарослей, он объедал ягоды лантаны, стоя на четырёх лапах в кустарниках, и листва полностью скрывала его. Он слишком увлёкся поиском и пожиранием ягод, поэтому не сразу заметил приближение дикобразов. А когда под лапами самки мирийютерия хрустнула сухая веточка, он мгновенно вернулся к реальности. Не пытаясь разобраться, кто его побеспокоил, зверь моментально поднялся на задние лапы и оскалил зубы, готовый встретить во всеоружии любого врага. Стоя на задних лапах, он достигает почти двухметровой высоты – это внушительный и опасный противник для любого, кто осмелится напасть на него. У него коренастое мускулистое тело, огромная голова и когтистые лапы. В отличие от мириютерия, он не отказывается разнообразить свой рацион мясом мелких животных – в его челюстях растут крупные острые клыки. Однако сейчас он лакомился ягодами лантаны поломики, и шерсть вокруг его губ слиплась от сладкого ягодного сока. Это макрокупара, потомок мелкого лазающего енота кинкажу эпохи человека. В процессе эволюции он достиг размеров медведя и перешёл к наземному образу жизни. Это всеядный зверь, а богатство наземной мегафауны в сельве эпохи неоцена позволяет макрокупаре разнообразить свой рацион мясом разной степени свежести – он с одинаковым удовольствием поедает как свежее, ещё тёплое мясо, так и падаль, тронутую разложением. И он вполне способен съесть детёныша мирийютерия, мясо которого еще не успело стать слишком токсичным. Взрослый мирийютерий несъедобен для него, но молодые детёныши, ещё питающиеся материнским молоком, могут стать лакомым блюдом для этого хищника.
Немая сцена встречи зверей двух видов длилась считанные секунды: взвизгнув от страха, Тискесуса бросился прочь прежде, чем мать смогла встать между ним и макрокупарой. Он слишком мал, и внезапное появление огромного зверя совсем рядом с ним сильно напугало его. Макрокупара, не раздумывая, бросился за ним – он всеяден, и его меню часто зависит от умения быстро ориентироваться в обстановке и принимать решения. Быстро оценив свои шансы и расстояние между собой и детёнышем мирийютерия, он решил попытаться добыть лакомый кусочек к обильному гарниру из ягод лантаны поломики. А самка мирийютерия услышала зов детёныша и бросилась ему на помощь – присутствие макрокупары её не пугает.
Тискесуса мчится по лесу, спотыкаясь о корни и слыша за спиной тяжёлые шаги неведомого, но страшного зверя. Юный дикобраз уже начал уставать, а шаги за спиной слышатся всё ближе и ближе. Он слышит за спиной дыхание двух зверей – громкое и хриплое дыхание чудовиша, и более тихое и отдалённое – его мамы. Она спешит на помощь, но силы покидают Тискесусу, и макрокупара вот-вот настигнет его.
И в тот момент, когда макрокупара почти догнал детёныша мирийютерия, самка из последних сил сделала рывок вперёд и вцепилась когтями в заднюю лапу хищника. Когти макрокупары рванули лесную подстилку буквально в нескольких сантиметрах от Тискесусы, который жалобно заскулил. А его мать откликнулась на его голос свирепым горловым рычанием. Выставив когти передних лап перед собой, ощерив мощные резцы и вздыбив шерсть с иглами, она приближалась к макрокупаре. Постанывая от боли, макрокупара развернулся мордой к самке мирийютерия. Он попытался встать на задние лапы, чтобы казаться больше и страшнее, но от его веса раненую лапу пронзила нестерпимая боль, и он опустился на все четыре лапы. Оскалив зубы, он старается держаться мордой к самке мирийютерия, рявкая всякий раз, когда она пытается сделать шаг в его сторону. Два противника кружатся среди деревьев в страшном танце, по очереди стараясь напугать друг друга и заставить отступить. Макрокупара пробует обратить самку мирийютерия в бегство выпадами с оскаленными зубами и ударами когтистой лапы, однако в ответ на это самка дикобраза лишь подставляет ему бока, где густо растут иглы, и хищник вынужден ограничиваться лишь демонстрацией силы, царапая и расшвыривая в стороны лесную подстилку.
Испуганный Тискесуса спрятался среди корней дерева и наблюдает за сражением матери и незнакомого чудовища. Он уже успел связать в своей памяти образ этого зверя с опасностью, и в дальнейшем будет осторожен, почуяв следы их присутствия.
Самка мирийютерия первой решила прервать этот ненужный поединок. Она опустилась на все четыре лапы и взмахнула колючим хвостом-булавой, намереваясь нанести хищнику удар по морде или в плечо. Макрокупара успел увернуться от этого удара, вовремя отступив вбок – такой удар мог бы вогнать в его тело множество иголок, и вполне возможно, при этом мог пострадать глаз. Хищник не хочет испытывать судьбу, и единственное, что ему нужно – вовремя покинуть поле боя. Он уже не собирается устрашать самку мирийютерия острыми когтями или зубами: его раненая лапа сильно болит и кровоточит. Самка мирийютерия всё же смогла нанести ему серьёзное ранение: мускулы на задней лапе макрокупары частично разорваны её когтями. Хищник понял, что связываться с самкой дикобраза, защищающей детёныша, себе дороже, и благоразумно отступил, давая возможность семье грызунов воссоединиться.
Драка с самкой мирийютерия не прошла даром для макрокупары – зверь получил серьёзное ранение, и теперь прихрамывает. Попытка наступить на раненую лапу отзывается острой болью, и зверь вынужден передвигаться практически на трёх ногах. Он надолго потерял способность быстро двигаться, и теперь до конца жизни будет прихрамывать на заднюю лапу, даже если ему повезёт, и рана затянется без осложнений. Для хищника, живущего исключительно охотой, такая рана означала бы смертный приговор. Однако макрокупара – не специализированный хищник, а всеядное животное, к тому же весьма неразборчивое в еде. Значительную часть его рациона составляет растительная пища, и мясо достаётся зверю, только если есть возможность получить его легко и быстро. Сейчас, после ранения, ему придётся какое-то время выживать, забыв о свежем мясе и питаясь растениями, беспозвоночными и падалью. Всеядность станет его спасением.
Мирийютерии также обладают очень разнообразным рационом, в котором побеги лантаны поломики – не единственное, и даже не основное блюдо, а всего лишь необходимое дополнение к остальной пище. Пока Тискесуса мал, вкус побегов лантаны ему не нравится, и он предпочитает поедать другие травы, а также крахмалистые корневища и клубни трав. Когда мать бродит по лесу в поисках пищи, маленький Тискесуса пробует то, что ест она сама, и имитирует её движения, пытаясь добыть пищу самостоятельно. Он быстро растёт, и с каждым днём улучшает свои навыки в добывании пищи. Когда-нибудь он в последний раз съест пищу, добытую матерью, и ему придётся самостоятельно заботиться о собственном пропитании до конца своих дней.
Мать водит Тискесусу по определённой территории, которую она считает своей. Время от времени она раздирает кору на стволах деревьев когтями и обильно мочится и испражняется рядом, стараясь оставить как можно больше запаха возле своей отметины. По таким запаховым меткам сородичи смогут определить её пол, возраст, физиологическое состояние – это своего рода сообщение для сородичей, не слишком информативное, но достаточно понятное любому претенденту на территорию этой самки. Тискесуса также оставляет свои небольшие метки рядом с материнскими, и его запах также будет распознан и принят к сведению.
Однажды во время странствий по лесу мать Тискесусы предостерегающе заурчала без видимых причин. Тискесуса прекрасно знает, что означает этот сигнал, поэтому он подбежал к матери и занял своё место у неё под боком. Голоса лесных птиц звучат так же, как прежде, однако самка явственно ощущает присутствие зверя. Понюхав землю и сделав несколько шагов, она обнаружила причину своей тревоги: самка нашла в лесной подстилке небрежно закопанную ямку, в которой лежит помёт, источающий пугающий её запах. Нюхая его, самка непроизвольно ощеривает зубы и вздыбливает иглы: это запах хищника, гораздо более опасного, чем макрокупара – одного из тех немногих существ, которое способно целенаправленно охотиться на мирийютериев и убивать их для еды. Тискесуса первый раз видит такое поведение матери, поэтому не понимает причин её беспокойства, однако старательно копирует её движения – нюхает помёт пока неизвестного ему животного, запоминает его запах и старательно топорщит иглы, которые уже заметно выросли с момента его рождения. С такими иглами, какие есть у Тискесусы, ему уже не страшны какие-то мелкие хищники, хотя крупного зверя они вряд ли остановят.
Мирийютерии – это крупные травоядные млекопитающие, представители группы кавиоморфнных грызунов. Их близкие и дальние родственники часто достигают весьма солидного веса в десятки и сотни килограммов, а в ряде случаев – даже до нескольких тонн. Тем не менее, это растительноядные животные, находящиеся на одном из нижних уровней пищевой пирамиды экосистемы. В южноамериканской сельве эпохи неоцена водятся хищники, способные охотиться на многих из этих травоядных, и охотник может появиться в любом обличье, порой даже в самом неожиданном. В процессе заселения восстанавливающихся тропических лесов раннего неоцена эволюция словно играла в какую-то игру планетарного масштаба, смешивая карты и раскладывая их причудливым образом. В результате вновь образующиеся экологические ниши иногда оказывались занятыми существами самого невероятного обличья.
Глядя на некоторых существ, сложно представить их в роли хищников с теми органами чувств, которые у них есть. Тем не менее, один из хищников сельвы умеет добывать себе пропитание, будучи практически полностью слепым. У него нет ног, и он слишком медлителен, чтобы преследовать добычу. Он практически не покидает своё укрытие. Но зато он умеет ждать, но дождавшись, не упускает своего шанса – вырваться из его челюстей очень сложно.
Тискесуса ищет корм вместе с матерью. Он уже подрос и не страдает отсутствием аппетита. Поэтому мать всё реже делится с ним кормом, хотя не отказывает в поддержке и защите. Когда она выкопала из земли растение с крахмалистыми питательными клубнями, она просто молча оттолкнула Тискесусу, предоставив ему возможность искать пищу самостоятельно. Немного поскулив в знак неудовольствия, детёныш отошёл на несколько шагов и обнаружил ещё несколько таких же растений. Он начал выкапывать одно из них, растущее с краю. После нескольких движений его когтей на поверхности показался сочный клубень; Тискесуса с удовольствием откусил от него почти половину и начал пережёвывать.
Слабые сотрясения почвы под ногами Тискесусы почувствовало существо, свернувшееся под слоем лесной подстилки. Оно терпеливо ожидало добычу последние пару дней, и вот теперь долгое пассивное ожидание, кажется, подошло к концу. Этот охотник достигает огромного размера – свыше трёх метров в длину. Он практически слеп, но точно отслеживает местоположение возможной добычи по сотрясениям почвы и запаху. По косвенным признакам охотник может определить размер добычи и решает, стоит ли на неё нападать. Мягкие шаги Тискесусы говорят охотнику, что это сравнительно небольшое существо, и с ним можно справиться. Примитивный мозг дал команду, и длинное гладкое тело сине-фиолетового цвета распрямилось, выбросив вперёд плоскую прочную голову с сильными челюстями. Расчёт хищника оказался точным, и челюсти вцепились в заднюю лапу Тискесусы. Детёныш мирийютерия заверещал от боли, а толстое длинное тело, поблёскивающее влажной кожей, потянуло его в кусты, где этот охотник устроил себе укрытие.
На Тискесусу напал необычный хищник сельвы – огромная червяга мбои-тата, одна из крупнейших амфибий неоцена. Она уступает по весу трясиннику-прожоре из сибирских болот, но в длину может превосходить его. Подобно трясиннику-прожоре, мбои-тата является хищником. Её челюсти сжимаются сильно, и Тискесуса практически не имеет шанса вырваться, а гигантская амфибия тянет его в свою нору.
Мать отреагировала на голос Тискесусы моментально. Грозно рыча, она бросилась ему на помощь, готовая напасть на любого врага. Ощутив сотрясения почвы под её ногами, червяга поспешила обезопасить себя. Её челюсти разжались, и Тискесуса, слегка прихрамывая от боли, побежал прочь. Мать оттолкнула его от опасного животного и повела прочь, а огромная червяга спешно скрылась задним ходом в своём укрытии. Хоть она и является хищником, сама по себе она довольно уязвима, поэтому в присутствии крупных животных она вообще предпочитает не показываться на поверхности земли.
Вход в укрытие мбои-тата – это глубокая, почти вертикальная нора, в которой животное закрепляется задним концом тела. Это сравнительно пассивный хищник, который практически не покидает нору и ловит только тех животных, которые сами оказываются поблизости, и которых можно затащить в нору. На глубине почти двух метров нора переходит в кувшинообразное расширение, где червяга, полностью скрывшись в норе, способна свернуться клубком. В такой норе самка выращивает потомство, и такое укрытие может существовать несколько сезонов подряд, если не будет разрушено паводком. Раскопать такую нору – сложная задача для наземного хищника, если он решит поохотиться на это животное. А на поверхности земли эту исполинскую червягу можно лишь случайно застать врасплох. Кроме того, мбои-тата очень тщательно скрывает следы своего присутствия. В её норе нет других выходов, и амфибия поддерживает чистоту особым образом. Она способна не опорожнять кишечник по несколько дней подряд, а в преддверии очередного дождя просто высовывает наружу задний конец тела и испражняется, выбрасывая струю помёта далеко в сторону. Дождь смывает следы присутствия, а укрытие животного остаётся чистым внутри. Скрытность мбои-тата – это отчасти вынужденная мера: по своей природе животное является земноводным, и её кожа легко теряет влагу. А внутри норы сама собой поддерживается влажность, оптимальная для покровов животного.
Тискесуса больше испугался, чем пострадал от нападения мбои-тата: у него лишь расцарапана зубами кожа, осталось несколько синяков, и из небольших ранок от зубов амфибии сочится кровь, выступая пятнами на шерсти. Самое главное – мышцы и сухожилия остались целы, поэтому буквально через несколько дней он полностью поправится. Пока раны свежие, детёныш поскуливает от боли. Мать, слыша его голос, остановилась, подгребла к себе Тискесусу передними лапами и начала заботливо вылизывать его раны. Это не только необходимая гигиеническая процедура, но и жест укрепления связи между матерью и детёнышем: заботясь о нём, мать даёт ему уверенность в том, что он может рассчитывать на её помощь и поддержку. Встреча с огромной червягой – это лишнее напоминание о необходимости быть осторожным, если живёшь в сельве.
Встреча с хищником – это испытание для любого живого существа, однако её можно избежать при известной осторожности, остроте органов чувств и некоторой доле везения. Но есть испытания, которые преподносит сама природа, и которых не удастся избежать никому.
В тропическом климате нет лета и зимы, как в областях умеренного и холодного климата. Вместо них в тропическом поясе есть влажный и сухой сезоны. Понятие «сухой сезон» в данном случае условно – в это время в данной местности просто выпадает чуть меньше дождей, и реки успевают собирать дождевую воду и выводить её в океан. Во влажный сезон на сельву обрушивается столько дождей, что реки попросту выходят из берегов и затапливают обширные пространства тропического леса, превращая жизнь его обитателей в одно большое испытание на жизнестойкость.
Первое в недолгой жизни Тискесусы наводнение началось вполне заурядно. Просто каждый день дождь был сильнее и дольше обычного, и ему всё дольше приходится прятаться от струй воды с неба под телом матери, согреваясь её теплом. Мокрая шерсть создаёт неприятное ощущение, поэтому, побродив под дождём в первые дни влажного сезона, Тискесуса быстро промокал до последней шерстинки. Чтобы избавиться от прикосновения неприятно липнущей к телу шерсти, он часто встряхивается, но это практически не помогает. Поэтому, прижав иглы к телу, он прячется под боком матери и греется, хотя ей самой приходится как-то терпеть у себя под боком мокрого дрожащего детёныша. Тискесуса слишком мал, и такие долгие дожди ему в новинку. Он просто ещё не представляет, сколько воды может быть вокруг. А его мать пережила уже не одно наводнение и отчётливо понимает, какое испытание ждёт их впереди.
Из-за обильных дождей река выходит из берегов и заливает лес, и её уровень поднимается с каждым днём. Травянистые растения тропического леса переносят такое испытание сравнительно успешно – многие из них способны выдерживать затопление и расти по несколько недель под водой. Другие растения встречаются только в местах, до которых воды реки не доходят, или держатся как можно меньше – такова, например, лантана поломики, и это обстоятельство не позволяет ей разрастаться в лесу слишком активно. В отличие от растений, наземные животные способны передвигаться, и во время наводнений устремляются на возвышенности, и даже вынуждены забираться на деревья, пережидая потоп. В таких убежищах часто могут встречаться лицом к лицу друзья и враги.
Самка и детёныш мирийютерия во время наводнения оказались на островке, но он слишком низкий, а вода продолжает прибывать. Вечером Тискесуса искал клубни растений под присмотром матери и смог добыть достаточно пищи, чтобы лечь спать сытым. В течение ночи вода в реке продолжала подниматься, и площадь островка стремительно сокращалась. К утру Тискесуса не узнал окружающую местность. Он с матерью спал на возвышенности, а утром площадь суши, оставшаяся у них, составила лишь несколько десятков квадратных метров. Значительная часть растительности скрылась под водой, и в любую сторону можно было пройти всего лишь несколько шагов – а дальше плескалась вода. В таком убежище не пережить наводнение – у самки с детёнышем недостаточно еды, и сам островок с каждым часом становится всё меньше и меньше. Нужно уходить в другое место, и Тискесуса впервые в жизни должен будет плавать. До этого ему попадались лишь небольшие лесные речки, через которые даже он мог перейти вброд. Но сейчас ему предстоит серьёзное испытание на жизнестойкость.
Тискесуса подошёл к краю воды. Раньше он не боялся переходить вброд небольшие ручьи, но сейчас перед ним раскинулось обширное водное пространство. Он понюхал воду, а затем опустил в неё лапу, но сразу же отдёрнул её, словно чего-то опасаясь. Его пугает неизвестность – непривычность происходящего и его отличие от всего, что он знал прежде. Его мать такое количество воды не удивляет – она уже пережила не одно наводнение, и знает, что делать. Детёнышу же придётся учиться, подражая матери.
Самка мирийютерия также испытывает страх перед большими пространствами воды – это не её родная стихия, и в воде могут водиться хищники, опасные даже для взрослого мирийютерия. Однако у неё нет выбора: вода всё равно поднимется выше, и их убежище исчезнет. Поэтому она сделала несколько шагов и решительно вошла в воду. После ещё нескольких шагов ноги самки перестали касаться дна, и она поплыла, поочерёдно взмахивая лапами.
Тискесуса боится войти в воду, поэтому медлит. Он неуклюже топчется у воды, заходит в неё, но сразу же выбирается на берег. Но самка не ждёт его – она выбрала направление в сторону ближайшей возвышенности, и теперь плывёт туда. Тискесуса ещё слишком молод, чтобы выживать в одиночку, поэтому расставание с матерью для него сейчас смерти подобно. Его связь с матерью пока слишком сильна – сильнее, чем страх перед водой. Поэтому, поколебавшись несколько секунд, Тискесуса зашёл в воду и поплыл. Он никогда не делал этого раньше, но он просто загребает лапами, двигая ими в таком же порядке, как при ходьбе. Благодаря хорошему питанию он накопил под кожей слой жира, удерживающий его на поверхности воды. Сложнее всего оказалось держать тяжёлую голову над водой, но её отчасти уравновешивает хвост. Несколько раз Тискесуса всё же втягивал воду в ноздри и чихал, но быстро научился держать голову ровно.
Услышав чихание детёныша, мать замедлила движение и стала ждать его, просто покачиваясь на поверхности воды среди подтопленных рекой деревьев. Увидев, что мать остановилась, Тискесуса начал быстрее грести лапами, и вскоре догнал её. Он уткнулся носом в мокрую слипшуюся шерсть на боку матери, с удовольствием вдыхая её запах, смешавшийся с чуждым ему запахом речной воды. И уже сейчас он не отстанет от неё ни за что. Мать – это единственное, что у него есть, и Тискесуса должен научиться у неё тому, как себя вести в такой необычной обстановке. Мать уже не раз переживала разливы рек, поэтому она знает расположение на своей территории возвышенностей, где можно переждать наводнение, и просто плывёт к одной из них. Взрослая самка уверена в своих силах, а вот для детёныша это путешествие по реке – довольно сложное испытание: он плывёт за матерью, с трудом поспевая. Раньше ему не приходилось испытывать таких нагрузок – ходить по твёрдой земле значительно проще и привычнее. Однако сельва – это место, где часто бывают наводнения, поэтому Тискесуса должен уметь долго плавать, если хочет выжить. Пока он мал и слаб, он может рассчитывать на помощь матери. Уставший Тискесуса жалобно захныкал, и мать, услышав этот сигнал, замедлила движение. Тискесуса доплыл до неё и осторожно ухватился зубами за колючки, растущие на боку матери. Он расслабил плохо слушающиеся усталые лапы и позволил им отдохнуть, пока мать медленно поплыла вперёд, таща его на буксире.
Им не пришлось плыть очень долго, но даже час в воде сильно утомил Тискесусу. Мать хорошо помнит расположение спасительных возвышенностей на своей территории и безошибочно доплыла до нужного места. Она сама с удовольствием выбралась на берег и прошлась по твёрдой, но мокрой от дождя почве. Лесная подстилка впитывает дождевую воду подобно губке, поэтому при каждом шаге под лапами самки мирийютерия хлюпает вода. Но всё равно это лучше, чем плыть и рисковать стать добычей чудовищ, которых скрывает вода.
Следом за матерью на берег выбрался и Тискесуса. Ощущение земли под ногами вызвало у него прилив радости, и детёныш неуклюже поскакал вокруг матери, задрав хвост. Однако мать не разделяет радости Тискесусы. Она тревожно оглядывается и нюхает мокрую лесную подстилку. Во время наводнений крупные наземные звери собираются на таких островках, и неизвестно, кто может оказаться твоим соседом. Чаще всего это сородич, и это более-менее приемлемый вариант развития событий. Мирийютерии не социальны, но относятся друг к другу без лишней агрессии, однако во время наводнения неизвестно, что можно ожидать от встречи с сородичем – животные испытывают стресс, поэтому их поведение может оказаться совершенно непредсказуемым.
Изучая местность, мать Тискесусы обнаружила кучку помёта – это важная находка, поскольку она указывает на присутствие сородичей. Помёт явно оставлен давно: он уже размок от дождя, но его запах ещё достаточно отчётливый, и самка мирийютерия обнюхивает его. По запаху она определила, что ей не знаком этот зверь – во время наводнений соседями могут оказаться особи, не сталкивавшиеся друг с другом ранее. Поэтому самка испытывает тревогу: она нюхает воздух и утробно урчит, словно предупреждая невидимого соседа о том, что ему лучше не приближаться к ней. Тискесуса пока с трудом понимает такое поведение матери, но детёнышу передаётся её тревога, и Тискесуса старательно копирует поведение матери, топорща свои маленькие иглы.
Мать повела Тискесусу дальше от воды. Животные движутся вперёд медленно и осторожно. Под ногами дикобразов извиваются ящерицы и змеи – эти рептилии тоже спасаются от воды на возвышенностях. Поэтому самка осторожно делает буквально каждый шаг – сейчас есть риск случайно наступить на ядовитую змею, а это не нужно ни матери, ни детёнышу. Взрослые мирийютерии сами по себе буквально пропитаны ядом, и обмен веществ в организме этого вида зверей способен нейтрализовать яды многих змей. Однако для детёныша случайный укус змеи может оказаться роковым.
Самка и детёныш уходят подальше от воды. Они пробираются сквозь заросли крупных травянистых растений с широкими листьями, в которых ничего не видно буквально в нескольких шагах впереди. Самка следует впереди, а Тискесуса едва поспевает за ней, с трудом продираясь через поломанные его матерью растения. Самка движется на четырёх лапах, раздвигая растения лбом и приминая лапами. Особенно прочные черешки листьев она ломает передними лапами.
Тискесуса с трудом перелезает через стебли растений и часто спотыкается. Он видит перед собой лишь зад, хвост и ноги матери, а вокруг – сплошная зелёная стена. Неожиданно самка замерла, и Тискесуса врезался в её ногу, но она даже не обратила на него внимания. Его мать поднялась на задние лапы, вытянув передние в боевой стойке и беззвучно ощерив огромные резцы. Тискесуса почувствовал страх матери и спрятался за её телом. Иглы и шерсть на теле самки стоят дыбом – она увидела впереди реальную опасность.
Тискесуса пригляделся, и увидел где-то впереди между листьями фрагменты пятнистой шкуры какого-то существа – ярко-рыжей с тёмными, почти чёрными кольцевидными пятнами. Самка с высоты своего роста видит значительно больше.
Прямо на пути самки мирийютерия с детёнышем, на расстоянии всего лишь десятка метров совсем недавно разыгралась трагедия. На земле лежит окровавленный и растерзанный труп дикобраза мирийютерия – взрослого самца. Возможно, это именно его помёт обнаружила мать Тискесусы, когда они выбрались на этот остров среди разлившейся реки. Над трупом мирийютерия стоит его убийца – крупная беременная самка ягуарета. Несмотря на ядовитое мясо, этот дикобраз всё же становится добычей хищников, и ягуарет – это именно тот зверь, который в состоянии и убить мирийютерия, и без вреда для себя съесть его мясо. У него в слюне и желудочном соке есть ферменты, разрушающие токсин, поэтому мясо мирийютерия, особенно съеденное не спеша, небольшими кусочками, оказывается вполне съедобным для ягуарета. Мирийютерий убит совсем недавно: морда кошки испачкана свежей кровью, и в воздухе ещё не ощущается едва заметный запах тления. Несмотря на то, что самка с детёнышем вышли прямо на ягуарета, опасность им практически не грозит. Самка ягуарета уже получила свою добычу, и потратила на это немало сил. Сейчас, терзая и глотая тёплое мясо, она насыщается и отдыхает. Тем не менее, кто-то подойдёт слишком близко к добыче, у хищника найдутся силы, чтобы её защищать.
Самка ягуарета не атакует, однако мать Тискесусы продолжает сохранять защитную позу, растопырив иглы. Она не приближается к самке ягуарета, однако вытянула передние лапы с когтями перед собой и демонстративно щерит резцы – если дело дойдёт до драки, ими можно будет перекусить кости лапы ягуарета. Её реакция вполне объяснима: мать защищает детёныша. Тискесуса сильно испуган. Он не знает, как реагировать на такую опасность, поэтому просто замирает на месте, держась позади матери. Пользуясь случаем, он запоминает запах крови и хищника. Этот запах вызвал в его памяти воспоминание о помёте, который однажды нашла его мать. Тогда Тискесуса не понимал, почему она так бурно реагирует на эту находку, но теперь отдельные фрагменты информации слились в единую картину. Он запомнил не только запах, но и образ врага, и будет помнить их всю оставшуюся жизнь – это урок, незнание которого может стоить ему его собственной жизни.
Самка ягуарета заметила мать Тискесусы, хотя вряд ли разглядела его самого, прячущегося за огромным телом матери. Сейчас она слишком сыта и устала, чтобы нападать ещё на одного зверя. Она продолжает отрывать кусочки мяса от туши мирийютерия, не сводя глаз с матери Тискесусы.
Желая избежать продолжения встречи, которая и так слишком затянулась, мать Тискесусы просто начала обходить на безопасном расстоянии пирующую кошку. Хотя самка ягуарета занята своей добычей, мать Тискесусы соблюдает осторожность: она обходит хищника, держась к нему боком, растопырив иглы и помахивая длинным хвостом с костно-роговой булавой на конце. Она продолжает скалить резцы и не сводит с хищника глаз. Тискесуса держится под прикрытием тела матери. Он наблюдает за самкой ягуарета, которая продолжает есть, и с ужасом вдыхает запах свежей крови сородича. А когда самка ягуарета оскалила зубы в ответ на неосторожный шаг его матери, Тискесуса реально испугался сильнее всего остального, что ему уже пришлось пережить за свою короткую жизнь.
Обойдя пирующую самку ягуарета, мать повела Тискесусу дальше в лес. Им нужно уйти подальше от этого страшного места. Маленький Тискесуса даже не представляет, какую роль в его жизни предстоит сыграть именно этой самке ягуарета. Она решила обосноваться в этой местности надолго, и вряд ли покинет её даже после окончания наводнения. Её беременность подходит к концу, и она уже успела соорудить логово, где проводит значительную часть времени. Она покидает его совсем ненадолго – лишь для того, чтобы добыть пищу и поддержать свою жизнь. Ведь очень скоро ей придётся жить не только для себя, но и для ещё нескольких маленьких существ, которые будут ей дороже всего на свете.
Дожди и наводнение вносят свои коррективы в жизнь обитателей леса, и чем ниже ярус леса, тем сильнее меняется жизнь его обитателей. В пологе леса звучат голоса множества птиц – там их царство, и в нескольких десятках метров над землёй их видовое разнообразие особенно велико. В кронах деревьев слышны голоса множества видов – одни выводят искусные трели, а другие готовы часами издавать однообразные монотонные крики. Одни птицы прячутся в листве и редко показываются на глаза, а другие окрашены нарочито ярко, и их оперение можно разглядеть даже с земли. Одними из таких заметных обитателей крон деревьев являются крупные попугаи курекуре. Они ведут себя очень шумно, и их стаю легко можно обнаружить по голосам – громким хриплым дребезжащим крикам. Когда дождь ненадолго прекращается, они стаями летают в кронах деревьев. Их легко узнать среди остальных попугаев по ярко-зелёному оперению с жёлтыми маховыми перьями, хорошо заметными в полёте. Они редко спускаются в нижний ярус леса, поэтому им безразлично, что происходит на земле. Исключение они делают для совсем немногих случаев, и один из них – кормление плодами лантаны поломики. В пологе леса курекуре поедают мягкие плоды и раскалывают орехи мощными клювами. Активная деятельность этих попугаев, сопровождаемая их криками, начинается, как только стихает дождь. Они не любят дождь, и в сильный ливень прячутся от непогоды в листве. В такое время курекуре сидят на ветках целыми рядами, прижавшись друг к другу боками, а в сложившихся парах самка даже забирается под крыло к самцу.
Ещё хуже приходится в дождь самым мелким лесным птицам, колибри, которые в сезон дождей переживают не лучшие времена. Эти птицы слишком мелкие, чтобы летать в дождь, поэтому вынуждены кормиться в периоды, когда дождь утихает и можно летать. На время дождя колибри прячутся в различные укрытия и впадают в оцепенение, экономя энергию. Это вынужденная мера – голодание в течение нескольких часов бодрствования смертельно для них.
Заросли лантаны не терпят погружения в воду, и это обстоятельство ограничивает распространение кустарника. Это растение произрастает в относительно сухих местах, не заливаемых рекой во время наводнений, а его обильное цветение помогает пережить сезон дождей многим особям колибри, обитающим по соседству.
К середине дня небо постепенно посветлело, а ярость дождя утихла. Какое-то время с неба ещё лился мелкий дождь, но потом и он постепенно прекратился, и в разрывах туч проглянуло солнце. Оно пригрело уставшую от дождей землю, и лесные обитатели начали покидать свои укрытия. Заросли лантаны поломики словно готовились к грядущему ажиотажу: во время дождя в их цветках вырабатывался нектар, а с окончанием дождя нектарники заработали ещё интенсивнее, и теперь цветкам есть, чем встретить изголодавшихся любителей нектара. Капли дождя на листьях лантаны ещё не успели просохнуть, когда над зарослями закружились первые бабочки. Чёрно-красные осы тапиюкан бросились проверять благополучие своих подопечных бодушек покопоко и собирать их падь для кормления сородичей. А над соцветиями лантаны закружились первые колибри. Эти миниатюрные птицы принадлежат к специализированному виду лантановых манго, чья жизнь тесно связана с благополучием зарослей лантаны поломики. Самки и самцы лантановых манго резко отличаются друг от друга расцветкой. В окраске тела самца сочетаются преимущественно зелёно-голубые оттенки и чёрный цвет, а в перьях хвоста есть небольшие вкрапления красного. У самки же крылья ярко-голубые, заметные издалека, а голова малинового цвета с голубым пятном на затылке. Клюв у лантанового манго длинный, слегка изогнутый вниз, прекрасно подходящий по форме к трубке цветка лантаны поломики. Согревшись и получив возможность кормиться, лантановые манго летают над зарослями кормовых растений и стремятся как можно быстрее наесться. Сезон дождей – трудное время для этих птиц, потому что дожди сильно сокращают время питания колибри. В воздухе над зарослями лантаны постоянно вспыхивают стычки между лантановыми манго. Они отгоняют друг друга от цветков, и тем, кому не повезло, приходится искать не столь обильный нектар других растений, конкурируя уже с другими видами колибри. Зато те особи, которым удалось отстоять свой кормовой участок, наслаждаются обилием нектара в цветках, опустошая их один за другим. Они прекрасно различают цветки на разных стадиях цветения и в первую очередь высасывают нектар из самых свежих цветков, едва раскрывшихся. Попутно колибри опыляют лантану поломики, способствуя появлению новых ягод, привлекающих к растению самых разнообразных животных. Не все колибри смогут пережить трудное время наводнения, и самый страшный их враг – голод. Зато те, кто выживет, смогут оставить потомство, когда реки вернутся в свои берега.
…Прошло время. Тискесуса заметно вырос, и сейчас ему уже десять месяцев. Благодаря собственному здоровью и материнской заботе он благополучно пережил первое в своей жизни наводнение. Он уже крупный, размерами лишь немного уступает матери. Она хорошо научила своего детёныша, и Тискесуса сам находит значительную часть еды. Он уже давно перестал сосать молоко. Тем не менее, пока Тискесуса ещё продолжает бродить по лесу вместе с матерью – он ещё недостаточно силён, чтобы самостоятельно завоевать новую территорию. Кроме того, запах матери успокаивает его и создаёт ощущение психологического комфорта. Но он продолжает расти, и однажды наступит день, когда ему придётся начать самостоятельную жизнь.
Тискесуса хорошо выучил основные тропы на территории матери – им часто приходится пользоваться ими, переходя от одного источника корма к другому. Одним из значимых кормовых ресурсов является лантана поломики. По мере взросления Тискесуса утратил детское отвращение к вкусу этого растения, и теперь с удовольствием поедает её побеги в большом количестве, почти наравне с матерью, получая от растения химическую защиту – основное секретное оружие своего вида. Тискесуса научился находить колонии бодушек покопоко и поедать их прежде, чем их охранники, осы тапиюкан, соберутся в рой и нападут. Он уже знает много секретов выживания в лесу, но ещё есть вещи, которые ему предстоит узнать.
Пара мирийютериев в очередной раз кормится в зарослях лантаны поломики. Тискесуса уже выучил маршруты, ведущие к этому месту, и много раз бывал здесь вместе с матерью. Он уже самостоятельно разыскивает вкусные ягоды растения, заедая ими горькую зелень растения. Он ещё не уходит далеко от матери, находя в её обществе поддержку и защиту. Он ещё не уверен в собственных силах, поэтому в случае появления хищника рассчитывает на помощь матери в защите от него.
Встреча с одним из хищников сельвы оказывается скорой и вполне предсказуемой: в зарослях лантаны поломики кормится макрокупара – всеядный массивный зверь, который не отказывается от мяса, если есть возможность его добыть. Мирийютерии не заметили зверя, кормящегося в зарослях, поэтому испугались, когда потревоженный макрокупара неожиданно встал в полный рост среди кустарников. В точности повторилась ситуация, случившаяся много недель назад. Внезапное появление крупного зверя уже не напугало, но вызвало агрессию у мирийютериев. Тискесуса и его мать, как по команде, поднялись на задние лапы, вытянули передние лапы с растопыренными когтями и оскалили мощные резцы. Это главное оружие грызунов – эти зубы способны прокусывать плоть врага до костей и даже крушить кости, если дело доходит до драки. Макрокупара скалит зубы и рычит, стоя на задних лапах, однако шаг за шагом отходит назад – теперь превосходство в силе на стороне мирийютериев. Макрокупара просто хочет избежать конфликта, поэтому старается держаться подальше от агрессивно настроенных грызунов. Мирийютерии, напротив, закрепляют успех – они продолжают угрожать, демонстрируя резцы, рычат и наступают на макрокупару. Звери видят, что их противник отступает. Такое поведение не напрасно: именно этот зверь уже встречался именно с ними. Макрокупара прихрамывает на одну заднюю лапу – он вступил в конфликт с материю Тискесусы, когда попытался напасть на него самого, тогда ещё совсем маленького детёныша. Когда зверь развернулся и сделал несколько шагов, становится особенно заметной розовая полоса безволосой кожи, которая покрывает огромный рубец на месте шрама. Повреждения, нанесённые когтями матери Тискесусы, были слишком значительными; макрокупара выжил, однако раненая лапа так и не восстановила работоспособность полностью. Он ещё не старый зверь, но теперь вынужден передвигатсья с большим трудом и поедать больше растительной пищи, чтобы не умереть от голода. Встреча с макрокупарой не представляет опасности для мирийютериев – пара дикобразов всё же сильнее взрослого, но хромого зверя. Однако опасность не всегда оказывается настолько явно заметной.
За конфликтом огромных дикобразов и макрокупары из укрытия внимательно наблюдали два кошачьих глаза. Хищник с ярко-рыжей шкурой и чёрными кольцевидными пятнами практически незаметен среди лесных теней, особенно для животных с нецветным зрением. Взрослый ягуарет давно устроил засаду возле зарослей лантаны поломики, и сейчас терпеливо ждёт удобного момента для нападения. Конфликт между мирийютериями и макрокупарой – прекрасный повод для этого, поскольку внимание зверей сейчас направлено друг на друга, и они не обращают внимания на то, что происходит вокруг. Все мускулы ягуарета напряжены, зверь выжидает удобного момента для атаки.
В тот момент, когда самка дикобраза стояла на задних лапах, продолжая угрожать хромому макрокупаре, ягуарет бросился вперёд. Не обращая внимания на макрокупару и Тискесусу, он набросился на самку мирийютерия, мощным ударом всего тела опрокинул её на спину и вцепился ей в горло. Наступив на переднюю лапу самки мирийютерия, ягуарет лишил её возможности обороняться. Мощные челюсти хищника придавили голову самки мирийютерия к земле, не давая ей возможности воспользоваться резцами, и зубы хищника пережимают горло жертвы. Не защищённое колючками место стало объектом атаки хищника, а скорость и внезапность нападения определила успех.
Макрокупара не ожидал появления кошки. Между этими двумя видами в подлеске устанавливается определённый паритет – нечто вроде вооружённого противостояния, когда представители обоих видов опасаются нападать друг на друга, чтобы не получить от противника повреждения, лишающие возможности нормально жить и охотиться. Поэтому при появлении ягуарета он неуклюже развернулся и, прихрамывая, ринулся в чащу, стараясь как можно быстрее покинуть место драмы. Ягуарет выбрал не его, и это означало, что макрокупара ещё какое-то время сможет жить, не опасаясь этого хищника.
Вспугнутые звуками борьбы, из зарослей лантаны поломики взлетели попугаи курекуре. Увидев ягуарета, душащего самку мирийютерия, они закричали своими противными скрежещущими голосами, внося в происходящее ещё больше сумятицы. Из леса на их шум откликнулись другие попугаи, и где-то в ветвях завопили обезьяны.
Объятый ужасом Тискесуса бросился наутёк. Недалеко от зарослей лантаны у них с матерью было устроено укрытие, где они обычно ночевали, когда находились в этой части леса – огромный ствол упавшего дерева, который от удара об землю треснул. Мать Тискесусы выкопала под ним нечто вроде пещерки, где они прятались от дождя и проводили несколько ночей подряд, пока кормились в зарослях лантаны неподалёку. Тискесуса совершенно бессознательно помчался именно туда, в то место, которое обещало покой и защиту от опасностей. Он забрался под ствол, прополз по узкому лазу в земле и забился в самый дальний конец своего укрытия. Он по-прежнему слышит скрежещущие вопли попугаев курекуре, и этот гвалт навсегда будет ассоциироваться у него с присутствием врага.
Не обращая внимания на панику животных вокруг, кошка душит самку дикобраза, удерживая когтистой лапой её лапу и не давая ей защищаться. Если ягуарет отпустит лапу мирийютерия, дикобраз легко сможет отбиться от него и нанести страшные раны, которые выведут из строя любого хищника – надолго, или даже навсегда. Зубы ягуарета продолжали удерживать горло мирийютерия, пока добыча не перестала подавать признаки жизни. Всё было кончено в считанные минуты. Когда хищник почувствовал, что у добычи больше нет пульса, беспощадные челюсти разжались. Теперь этот мирийютерий – всего лишь мясо, очень нужно хищнику в настоящий момент. Под аккомпанемент голосов курекуре кошка схватила добычу за голову и поволокла в заросли. Хищник заполучил свою добычу, поэтому голоса курекуре уже не испортят ему охоты. Нужно лишь укрыться от сородичей, поскольку некоторые старые особи ягуарета предпочитают отнимать чужую добычу, пользуясь превосходством в силе.
Убийца матери Тискесусы оказался самкой. Причём, по иронии судьбы, это была именно та самка, которую встретили Тискесуса и его мать на островке во время прошлого наводнения. Сейчас их судьбы снова пересеклись, и на этот раз их встреча привела к трагедии.
Самка ягуарета очень сильна. Туша мирийютерия весит не меньше, чем она сама, но кошка легко волочёт её по лесу, не обращая внимания на препятствия в виде стволов и корней деревьев. Она тащит тушу дикобраза к своему логову, где её ждёт голодный котёнок – молодой самец Аджурикаба*.

* Военный вождь, объединивший в Бразилии несколько племен индейцев манаос для борьбы с португальскими колонизаторами.

Судьба с рождения благоволила ему. Аджурикаба – единственный живой детёныш в выводке; второй детёныш родился мёртвым, и мать просто сразу же съела его тело. Теперь вся еда и материнская забота достаются только ему, и он развивается успешно, практически не испытывая голода. С момента рождения Аджурикаба значительно вырос и окреп. Его глаза уже открыты, он нормально слышит и передвигается по логову. Он пока питается главным образом материнским молоком, но у него уже начали прорезаться молочные зубы, и он пробует есть мясо. Обычно мать приносила ему мелкую добычу – крупных грызунов, птиц и ящериц. Детёныш больше играл с ней, чем ел – он лишь мусолил её своими челюстями, в которых едва прорезались зубы. А сейчас мать принесла в логово невиданную добычу – огромную, какую он никогда не видел раньше. Аджурикаба подошёл к туше и начал обнюхивать её, запоминая её запах, а затем попробовал укусить её, но сразу же отскочил от неё, получив укол иглой в губы.
Мать ведёт себя более рационально: она разорвала живот добычи и начала поедать внутренности и мясо. Аджурикаба, привлечённый запахом крови и мяса, попытался оторвать кусок мяса для себя, но мать отстранила его от добычи, коротко рыкнув и оскалив зубы, после чего продолжила кормиться. Мать не даёт ему притронуться к туше дикобраза, потому что Аджурикаба слишком мал: у детёныша пока не выделяются ферменты, необходимые для нейтрализации токсина, которым пропитано мясо мирийютерия. Тем не менее, он получает свою долю добычи. Немного заполнив голодный желудок мясом, самка аккуратно вырвала кусок печени добычи для детёныша и начала пережёвывать её, чтобы нейтрализовать собственной слюной токсин. Подготовив таким образом кусок печени, она выплюнула его на землю и позволила котёнку поедать эту пищу. Аджурикаба быстро расправился с этой порцией добычи, и мать дала ему ещё один кусочек, подготовленный так же. Пока детёныш мал, мать должна готовить ему своеобразное детское питание, если на обед у них мясо мирийютерия. Она должна кормить детёныша маленькими кусочками, пока он не наестся.
Когда Аджурикаба с трудом осилил последний кусок пережёванной печени мирийютерия, его мать с жадностью продолжила есть сама. Она сдирает шкуру с туши рывками лап с выпущенными когтями и жадно терзает тушу. Над пирующей самкой ягуарета вьются мухи, но даже для них мясо мирийютерия оказывается далеко не лучшей пищей. Остатки яда в мясе зверя отпугивают от него даже насекомых-падальщиков, и лишь личинки очень немногих видов мух способны развиваться на таком мясе.
Пока мать кормится, Аджурикаба подлез под её бок и попробовал сосать молоко, но мать сейчас слишком занята поеданием добычи, чтобы уделять ему внимание. К тому же Аджурикаба подрос, и ему уже пора переходить на взрослую пищу. Поэтому мать слегка рыкнула на него, выражая неудовольствие, и продолжила наслаждаться пищей. Котёнку пришлось немного подождать, пока мать насытится после чего он снова попытался сосать её. И в этот раз она уже не отказала ему.
До захода солнца самка несколько раз кормилась на туше мирийютерия, и Аджурикабе досталось ещё несколько кусочков мяса, пережёванного матерью. А в начале ночи она оттащила остатки добычи в сторону от логова и закопала в землю, чтобы они не достались ночным падальщикам. Мяса на туше хватит ещё и на следующий день, прежде чем оно испортится настолько, что его нельзя будет есть.
Аджурикаба растёт, окружённый материнской заботой. У ягуарета, крупного хищника на вершине пищевой пирамиды, плодовитость очень низкая, а детёныш долго живёт вместе с матерью. Поэтому она приносит потомство один раз в три или четыре года, если предыдущий детёныш не погибнет раньше, чем станет самостоятельным. В выводке вместе с Аджурикабой родился ещё один самец, но он умер во время родов. Поэтому у Аджурикабы есть все шансы на успешное взросление. Он уже переходит на взрослую пищу и учится охотиться, хотя его добычей пока становятся лишь насекомые. Пока он слишком мал, чтобы охотиться на настоящую добычу, и ему предстоит долго учиться искусству убивать у матери. Он будет жить с ней ещё целых три года, даже перейдя на взрослый рацион.
В противоположность Аджурикабе, молодой Тискесуса уже никогда в жизни не ощутит материнской заботы. Весь остаток этого страшного дня перепуганный молодой мирийютерий пролежал в своем укрытии, боясь даже нос высунуть наружу. Он даже не представляет, насколько сильно изменилась его жизнь. Его связь с матерью лишь начала слабеть, но не разорвалась полностью, и в своей повседневной жизни он ещё нуждался в материнской поддержке. Теперь такой поддержки нет, и он до конца дней должен будет заботиться о себе сам – искать, чем наполнить желудок, вовремя замечать опасность, защищаться от врагов и отстаивать свои интересы при встрече с сородичами. Пока же он слишком неопытен, и ему предстоит постигать все премудрости выживания на собственной шкуре. А это порой бывает непросто.
Ночью сильно проголодавшийся Тискесуса, несмотря на страх, выбрался из убежища. Голод оказался сильнее страха, и молодой зверь осторожно вылез наружу. Он постоянно нюхает воздух, пытаясь уловить запах матери, но напрасно. Добравшись до места своей последней кормёжки вместе с матерью, Тискесуса обнюхал землю и обнаружил, наконец, то, что искал – слабый, едва ощутимый запах матери. Он слишком старый – её здесь уже давно нет. Нюхая землю, Тискесуса различил запах крови матери, к которому примешался страшный запах ягуарета – её убийцы. Он нашёл след, оставленный телом матери, которое волочил в своё логово хищник, и наткнулся на несколько игл, выпавших из её шкуры и лежащих на земле. Больше ничто не напоминает ему о матери. Её образ в сознании молодого мирийютерия будет постепенно угасать, теряя чёткость и вытесняясь другими, более свежими впечатлениями и воспоминаниями. Но пока чувство утраты свежо и сильно. Потеряв мать, Тискесуса испытывает жесточайший стресс, и это заставляет его сменить привычный образ жизни. Теперь очень долго Тискесуса будет бояться кормиться днём. Все ближайшие дни он будет отсиживаться днём в своём убежище, и лишь по ночам выбираться наружу, чтобы покормиться. Так началась его взрослая жизнь – значительно раньше и страшнее, чем обычно бывает.
Прошло ещё несколько дней. Чувство потери ещё сильно, но Тискесуса постепенно возвращается к нормальной жизни. Теперь при встрече с хищником он может рассчитывать только на самого себя, поэтому он держится очень осторожно. Он научился распознавать запахи и звуки, указывающие на приближение хищников, и прислушивается к голосам птиц, в особенности попугаев курекуре. Уже несколько раз их голоса помогали ему вовремя узнавать о приближении зверя, который был косвенно виновен в смерти его матери – хромого самца макрокупары. Тискесуса научился избегать встреч с этим зверем – пока он недостаточно силён, чтобы защитить себя от него, он предпочитает просто соблюдать безопасную дистанцию, или же кормится поздно вечером и ночью, когда вероятность встреч с конкурентами меньше. Такие встречи часто происходят в зарослях лантаны поломики, которая уже успела стать постоянной частью рациона Тискесусы.
Время идёт, многое забывается, но уроки матери по добыванию пищи запоминаются надолго, как и образы и запахи хищников – они важны для выживания. Ночью, поедая листву лантаны поломики, молодой Тискесуса обнаружил по запаху колонию бодушек покопоко, поселившуюся на ветвях лантаны. Днём эти насекомые легко заметны благодаря металлическому блеску их крыльев. Но острое обоняние Тискесусы позволяет находить их даже в темноте – по запаху. Учуяв этих насекомых, он с удовольствием начал поедать листья вместе со сладкими насекомыми и их выделениями. По ночам осы тапиюкан сидят в гнезде, поэтому Тискесуса может не бояться их жал. Но его трапеза всё равно была не очень долгой: внезапно Тискесуса почувствовал, как его язык словно обожгло огнём, а затем такая же острая боль пронзила изнутри его щёку. Ночью разорители колоний покопоко могут не бояться жал ос тапиюкан, однако в это время насекомые всё равно остаются под надёжной охраной – их защищают свирепые муравьи тарукува, берущие по ночам за свои услуги такую же плату сладкими выделениями, как осы днём. Крупные муравьи тарукува обладают своеобразным рационом: имаго этого вида питаются камедью и смолами деревьев, которые перевариваются при участии специфических бактерий. А выделения бодушек покопоко усваиваются значительно легче, и муравьи тарукува охотно посещают их колонии по ночам.
Нападая на Тискесусу, разоряющего колонию покопоко, муравьи начали активно кусать его в морду, лезть к нему в нос, в уши и в глаза. Десятки свирепых насекомых ползают в его шерсти, пробуя кусать его кожу. Тискесуса начал чихать и тереть глаза лапами – ему уже было не до лакомства. Несколько муравьёв проползли к нему в ноздри, и их укусы обожгли нос животного изнутри. Чихая и сопя, Тискесуса позорно бежал из колонии покопоко, и сладость этого лакомства уже не так сильно привлекала его. Искусанная кожа зудит и чешется, глаза слезятся, а нос горит огнём изнутри – муравьи в очередной раз обратили в бегство противника значительно крупнее самих себя.
В итоге весь остаток ночи Тискесуса, чихая и кашляя, кормился в кустах лантаны поломики, на которых не было ни бодушек, ни муравьёв. Это не так вкусно, зато относительно безопасно – из-за ядовитости растения очень немногие животные способны кормиться ею. Наевшись, он вернулся в свое убежище под стволом дерева, где будет отсиживаться и отсыпаться до следующей тёмной ночи. Пока его страх слишком силён, и днём он предпочитает не показываться на глаза возможным врагам.
Для муравьёв тарукува отгонять крупных врагов от опекаемых колоний покопоко – обычное занятие. Сладкие выделения покопоко привлекают множество любителей этого лакомства – от мелких насекомых, просто ворующих сладкую падь, до гигантов вроде мирийютерия, поедающих не только падь, но и самих покопоко. Благодаря способности к мобилизации и ядовитым укусам они способны обратить в бегство даже крупного врага. Внешность этих муравьёв достаточно примечательная: у них чёрная голова и ярко-красное брюшко, предупреждающие мелких хищников о защищённости этих насекомых. Мелкие птицы быстро сводят знакомство с муравьями тарукува, и в дальнейшем избегают этих ярких существ.
Муравьям не пришлось долго праздновать победу. Обратив Тискесусу в бегство, они продолжили заниматься своими обычными обязанностями. Равномерно распределившись по веткам, занятым колонией покопоко, рабочие муравьи приступили к сбору выделений этих насекомых. Осторожно прикасаясь антеннами к телу покопоко, муравей щекочет её и заставляет выделять каплю пади. Выпив её, он переходит к следующему насекомому. У бодушек покопоко есть одно своеобразное «профессиональное заболевание»: сахаристые выделения не только привлекают муравьёв и других животных, но и являются питательным субстратом для роста микроскопических грибов. На телах насекомых часто поселяется сажистый грибок – это относительно безвредный комменсал, но следом за ним на теле насекомого могут поселиться паразитические грибы, вызывающие гибель покопоко. Поэтому муравьи тарукува тщательно чистят покопоко от поселяющихся на них грибков.
Ползая по веткам, муравьи тарукува встречают множество насекомых. Многие из них – случайные гости или мелкие воришки в колониях покопоко. Реже встречаются растительноядные насекомые – ядовитость лантаны поломики существенно снижает число питающихся ею видов. Изредка муравьям приходится сталкиваться с по-настоящему существенными противниками, наносящими серьёзный вред колониям покопоко.
По стеблю лантаны ползёт очень крупная гусеница – длиной около пяти сантиметров, с широким уплощённым телом. У неё крупная головная капсула с мощными жвалами, а над головой высится конический хитиновый рог. На задней части тела гусеницы торчат ещё два таких же рога. Это личинка крупной местной бабочки итотоптеры на последних стадиях развития. Она уже заканчивает кормиться, и скоро превратится в куколку, но пока ещё продолжает питаться. Гусеница ползёт по стеблю, время от времени приподнимая голову и покачивая ею из стороны в сторону. Она ползёт вверх по стеблю лантаны, и её путь лежит в колонию покопоко. Ощутив приближение гусеницы итотоптеры, бодушки зашевелились. Они стали осторожно извлекать хоботки из сосудов растения и спасаться бегством: гусеница итотоптеры на последних стадиях роста является активным хищником, и медлительные нимфы покопоко, ещё не обладающие прыгательными ногами и бескрылые – лакомое блюдо для неё. Одно из насекомых не успело извлечь хоботок из стебля лантаны, и гусеница итотоптеры настигла свою добычу. Схватив нимфу покопоко мощными жвалами, гусеница итотоптеры начала буквально пережёвывать её живьём, изогнув переднюю часть тела вверх и держа добычу всеми ногами. Яд в теле покопоко не останавливает гусеницу, и вскоре жёсткие голова и крылья покопоко полетели вниз, а хищник пополз за новой добычей. Запах гибнущей покопоко вызвал тревогу у находящихся неподалёку муравьёв тарукува, и несколько сборщиков пади преградили дорогу гусенице. Однако она не восприняла их появление как что-то серьёзное – один из муравьёв был тут же схвачен и съеден ею. Гусеницу тут же атаковали ещё несколько муравьёв, которые начали кусать её. Для муравьёв эта гусеница несъедобна, поэтому они только кусают её, пытаясь остановить. Их укусы для гусеницы итотоптеры не смертельны, но неприятны. Её иммунная система позволяет ей нейтрализовать многие яды, и яд муравьёв тарукува – один из них. Поэтому гусеница просто ползёт через толпу муравьёв, продолжая охоту. Нимфы покопоко не успевают спастись бегством – гусеница легко настигает их, несмотря на усилия муравьёв по защите своих подопечных. Когда число муравьёв вокруг неё становится слишком большим, она просто выделяет из особых желёз немного жидкости, умиротворяющей муравьёв. Эти железы станут особенно интенсивно работать на стадии куколки, но и сейчас небольшое количество выделений гусеницы сбивает с толку защитников покопоко, и они просто начали рассеянно ползать по её телу, не воспринимая её как врага. Аппетит гусеницы итотоптеры велик: в течение примерно часа она съела десяток покопоко и ещё нескольких муравьёв. Насытившись, она уползла на лист лантаны и прицепилась к его нижней стороне, переваривая пищу в покое.
Когда гусеница итотоптеры скрылась, а её выделения рассеялись, муравьи тарукува постепенно вернулись в нормальное состояние: они продолжили пасти и чистить своих покопоко, попутно собирая их сладкую падь. Больше этой ночью их никто не побеспокоил.
Всю ночь муравьи тарукува собирали выделения бодушек покопоко. Этот вид корма усваивается легче, чем более обычные в рационе этих муравьёв сок и камедь деревьев, поэтому муравьи активно расселяют покопоко по зарослям, организуя новые колонии этих насекомых.
Ночью колонии покопоко охраняются муравьями тарукува, днём – осами тапиюкан. Но примерно раз в сутки настаёт время, когда в течение часа у колоний покопоко разыгрывается битва за право владения этим источником корма между двумя видами общественных насекомых. Происходит это потому, что оба вида перепончатокрылых считают покопоко своими домашними животными. Обычно их интересы к покопоко разведены по времени активности, но утром время их активности пересекается, и это приводит к межвидовому конфликту.
К утру основная часть муравьёв тарукува уже скрылась в гнезде, которое рабочие этого вида выгрызли в стволе одного из деревьев по соседству. Тарукува предпочитают проводить жаркие дни под защитой толщи древесины, где складывается оптимальный влажный микроклимат с относительно постоянной температурой. Последние рабочие этого вида ещё бегают по колонии бодушек покопоко, собирая сахаристую падь для сородичей. Один из этих муравьёв задержался, обхаживая покопоко и поглаживая их по брюшкам антеннами. В ответ на его действия покопоко выделяют капельки пади, которую жадно выпивает муравей.
Враг обрушился на него с воздуха. Удар жала рабочей осы тапиюкан поразил его грудь, парализовав муравья, но он смог выделить небольшое количество феромона тревоги. Его сигнал восприняли другие муравьи, ещё остававшиеся в колонии покопоко, и несколько особей, свалившись с веток лантаны поломики, бросились по тропам в сторону гнезда, отмечая свой путь феромоном мобилизации. Муравьям нет равных в умении быстро мобилизовать большое количество сородичей на выполнение какой-то задачи, и уже через считанные минуты на ветвях кустарника появились десятки насекомых, настроенных весьма агрессивно.
Осы тапиюкан едва приступили к ежедневному уходу за колонией покопоко, когда масса муравьёв тарукува, привлечённая сигналом тревоги, бросилась на них, и завязался бой не на жизнь, а на смерть. Каждая оса хватает муравья лапами, жалит и отбрасывает. Некоторые осы даже откусывают муравьям головы, или раздавливают их мощными жвалами. Муравьи придерживаются другой тактики: им важнее удержать осу на земле, где они просто возьмут верх числом. Несколько муравьёв удерживают схваченную осу за ноги и антенны, буквально распиная её, а ещё один муравей отгрызает осе голову. Иногда муравью удаётся сделать это и остаться в живых, но часто удар жала осы убивает его, и мёртвый муравей остаётся висеть на теле осы, так и не разжав жвалы.
У муравьёв больше численность, но они лишены умения летать и не могут нападать с воздуха. Напав на осу, они стараются быстрее обездвижить её, но часто подмога не успевает подойти вовремя, и оса взлетает с напавшим на неё муравьём, расправляясь в ним в воздухе. Поскольку осы крупнее, агрессивнее и изворотливее благодаря способности летать, победа, как правило, остаётся за ними. На подмогу атакованным осам из гнезда подтягиваются новые силы, и армия муравьёв постепенно отступает, не забыв при этом утащить с собой пару десятков убитых ос. Взрослые муравьи питаются камедью и сахаристыми веществами, однако пережёванным мясом насекомых они выкармливают своих личинок. Осы также не бросают трупы муравьёв, выкармливая ими собственных личинок.
Осы тапиюкан не только опыляют лантану поломики – они активно помогают ей расти. Упавшие на землю зрелые ягоды растения сгнивают, и семена быстро прорастают. Однако проростки лантаны поломики довольно нежные и уязвимые, их легко заглушают лесные травы и проростки деревьев, перехватывая листвой нужный им солнечный свет. В проростках лантаны поломики не хватает яда, чтобы угнетать слишком большое количество конкурентов, и в борьбе за жизненное пространство им помогают осы тапиюкан. Много рабочих ос этого вида ползает по земле в подлеске. Они обычно охотятся на мелких насекомых, которыми выкармливают личинок, или собирают строительные материалы для гнезда. Однако, обнаружив проросток лантаны по запаху, оса словно забывает о своих повседневных обязанностях. Она начинает ползать вокруг растения по расширяющейся спирали, и обкусывает проростки и побеги других видов растений вокруг него. Проросток лантаны поломики оказывается окружённым кольцом голой земли диаметром примерно с ладонь, получая возможность нормально развиваться.
Распространение лантаны поломики по лесу не было бы возможным без растительноядных птиц, которые распространяют семена этого вида. Одни из самых эффективных распространителей семян – попугаи курекуре, обитатели полога леса. Стаи курекуре очень шумные, их голоса слышны за много сотен метров, а сами эти птицы легко узнаются среди других видов по зелёной окраске тела с жёлтыми маховыми перьями. Обычно они ищут пищу в пологе леса, но спускаются в заросли лантаны, чтобы кормиться созревшими плодами. Вне времени гнездования эти птицы кочуют по лесу, поэтому распространяют семена кустарника на большое расстояние.
Курекуре кормятся большой стаей, насчитывающей несколько десятков особей. Птицы могут позволить себе побыть чуть менее осторожными, чем другие обитатели сельвы: в их стае множество глаз, а тот, кто замечает опасность, оповещает об этом остальных сородичей, и вся стая спасается бегством. Голоса курекуре – один из самых узнаваемых сигналов тревоги в сельве.
Лантана поломики разрастается в лесу, и при поддержке насекомых её заросли расширяют жизненное пространство, угнетая даже небольшие деревья. По краям зарослей лантаны поломики идёт тихая, но упорная борьба с другими растениями, а результатом её распространения являются значительные «проплешины» среди древесной растительности, занятые низкорослой лантаной. В таких местах солнечный свет проникает к стволам и ветвям деревьев, и на них обильно разрастаются эпифиты – папоротники с перистыми вайями или кусты орхидей с пёстрыми цветками. Лианы, ползущие по стволам деревьев, часто отмирают снизу и продолжают свой рост уже как эпифиты, а их крупные рассечённые листья бросают причудливые тени на ствол и ветви дерева, ставшие им опорой.
Ветерок покачивает листья огромной лианы, и пляска света и тени скрывает крупное существо, затаившееся среди листвы. Оно внимательно оглядывает стаю курекуре, выбирая возможную добычу, и острые когти откалывают пластинки коры, когда хищник сжимает пальцами ветку. Ему прекрасно видны могучие мирийютерии, поедающие зелень лантаны где-то на краю зарослей, и одинокий макрокупара, который прихрамывает, бродя среди зарослей в поисках ягод лантаны. Но это слишком крупная добыча, а мирийютерии ещё и вооружены прочными иглами. Крохотные колибри, многоцветные и искрящиеся на солнце лантановые манго, слишком мелкие и вёрткие, чтобы на них можно было охотиться. А вот курекуре – самая подходящая добыча. Нужно лишь дождаться удобного момента для нападения.
Один из попугаев забрался в центр зарослей лантаны поломики. Сюда с трудом протиснется мирийютерий или макрокупара, и здесь растут самые вкусные плоды, созревшие на солнце. Попугай сел на ветку, торчащую вверх и увешанную ягодами, и начал пировать, жадно поедая их. Он слишком поздно заметил тень, бесшумно скользнувшую под пологом леса, и крики остальных попугаев на этот раз явно запоздали. Тень пронеслась над кустарниками на широких крыльях, когтистая лапа схватила попугая, и длинные когти проткнули добычу практически насквозь, мгновенно убив её – схваченный курекуре не успел издать ни звука. Взмахнув крыльями, чудовище набрало высоту и под крики курекуре скрылось среди деревьев на противоположной стороне поляны, зарослей лантаной поломики.
Крылатым чудовищем был самец ильяпы – самого крупного пернатого хищника сельвы. Птица размером с орла фактически является коршуном-переростком, и охота из засады – это очень характерная поведенческая особенность ильяпы. Птица очень любит устраивать засады в лесу по берегам рек, а также в любых других местах, где в пологе леса есть разрывы. Этот вид – верховный хищник полога леса, гроза всех крупных лазающих животных. Придерживая огромными когтями тушку попугая, самец ильяпы отдыхает. Его внешность очень узнаваема: у него чёрная голова с рубиново-красными глазами. Пёстрое оперение помогает птице прятаться среди зарослей эпифитов, и очень часто жертва замечает его приближение слишком поздно.
Голоса курекуре становятся слышны всё отчётливее: попугаи обнаружили его. На соседних деревьях показались несколько попугаев этого вида, и самец ильяпы встряхнулся, словно пытаясь вытрясти из головы их противные скрипучие голоса. Стая курекуре постепенно собирается вокруг ильяпы, и к их голосам присоединяются крики других лесных птиц. Они знают, что хищник получил свою добычу, поэтому окрикивать его безопасно, хотя и бесполезно. Схватив клювом тушку курекуре, самец ильяпы взлетел и понёс добычу к гнезду, роняя по пути цветные перья попугая. На безопасном расстоянии его преследует с громкими криками вся стая попугаев, к которым присоединилось несколько птиц других видов. Их голоса предупреждают обитателей полога леса об опасности, поэтому, заслышав гомон птичьей стаи, обезьяны и другие древесные звери прячутся, а другие стаи курекуре где-то вдалеке откликаются, словно принимая эстафету. Тревожные крики других видов птиц с трудом слышны на фоне криков стаи курекуре.
Ильяпы занимают огромную территорию – каждой птице для прокорма требуется около сотни квадратных километров охотничьих угодий. Поэтому путь к гнезду неблизкий даже для хорошо летающей птицы вроде самого ильяпы. Стая попугаев и других преследователей осталась далеко позади, когда в поле зрения самца показалось гигантское гнездо, построенное на ветвях высокого дерева, под сенью крупной ветви, прикрывающей и от солнца, и от дождя.
Самец ильяпы должен охотиться не только для себя: недавно в гнезде появилось трое птенцов. Пока они малы, им хватает пищи, приносимой родителями. Даже сравнительно небольшая тушка попугая курекуре позволит им насытиться и успокоиться на некоторое время.
Самец бросил мёртвую птицу в гнездо, откуда его встретили писком вечно голодные птенцы. Они не одни: более крупная самка уже на гнезде, и она тоже встретила его криками. Самец сел на край гнезда и прошёлся, оглядывая своё потомство. Он увидел, что самка уже скармливает им молодую червягу мбои-тата, которую смогла изловить сама: она раздирает амфибию на куски и кладёт кусочки мяса в клювы голодных птенцов. Похоже, сегодня тушку курекуре съедят не птенцы, а сама самка: с момента появления потомства взрослые птицы проводят за охотой много времени, и при этом далеко не каждая атака завершается успехом, а птенцам пища требуется в первую очередь, и обычно родителям достаются лишь объедки. Самец ильяпы отдал самке тушку попугая, чтобы она могла хоть немного перекусить сама. Закончив кормить птенцов, самка прижала тушку лапой к краю гнезда и начала выдирать из неё перья. Сам же самец едва успел перевести дыхание и проглотил лишь небольшой кусок скользкой мбои-тата, после чего взлетел и отправился на поиски новой жертвы. Чтобы успешно вырастить потомство, родители должны потратить много сил, и даже в этом случае далеко не все птенцы смогут выжить: со временем они начнут интенсивно конкурировать за пищу, и кому-то придётся стать жертвой собственных братьев и сестёр.
Жизнь травоядного существа проще, чем у хищника. Ему не надо учиться охоте, но он должен уметь искать пищу среди множества видов растений. Видовое разнообразие растений тропического леса велико, однако часто растения бывают ядовитыми или слишком колючими. Это издержки борьбы за существование в условиях обилия травоядных: травянистые растения имеют слишком много врагов, поэтому яд и колючки, порознь или в сочетании друг с другом – популярные защитные приспособления, позволяющие если не избавиться от врагов полностью, то значительно сократить их количество.
Тискесуса в итоге справился со стрессом, который вызвала у него потеря матери. Он постепенно перестал бояться кормиться днём, и теперь ведёт привычный образ жизни – кормится днём и проводит ночь в каком-то временном укрытии. Он стал осторожным и очень часто прислушивается к птичьим голосам в лесу. А голоса попугаев курекуре вызывают у него страх, даже если эти птицы окрикивают сову или ильяпу где-то высоко в кронах деревьев. И ещё Тискесуса остро нуждается в обществе сородичей, чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие матери рядом. Он пробовал сблизиться с разными сородичами, но в основном это были взрослые звери, и они агрессивно относились к присутствию Тискесусы рядом с ними. Тем не менее, он продолжал попытки, и через несколько дней выбрал себе более удачную замену матери. Молодой зверь пристал к самке с детёнышем, которых он встретил однажды у зарослей лантаны. Тискесуса держится рядом с ними, стараясь не отстать, и словно пытается найти защиту у чужой матери. Детёныш этой самки проявляет естественное любопытство: он несколько раз пробовал приблизиться к Тискесусе, но мать всякий раз вставала между ними и настойчиво оттесняла детёныша подальше от незнакомого зверя. Сама же самка терпит его присутствие, поскольку в запахе Тискесусы она улавливает особенности, присущие детёнышу, и это заставляет работать её родительский инстинкт, однако Тискесуса всё равно пахнет не так, как её детёныш, поэтому самка держится настороже и пресекает любые попытки Тискесусы сблизиться с ней и детёнышем. Она скорее терпит его присутствие, чем принимает его. А если её детёныш случайно оказывается рядом с Тискесусой, самка инстинктивно защищает детёныша. Она рявкает на Тискесусу и ерошит иглы, угрожая ему.
Соседство с этой семьёй позволяет Тискесусе получить ещё несколько уроков выживания. Молодой самец не делает попыток отнимать у них пищу, однако внимательно обнюхивает остатки их пищи, запоминая запахи, а иногда просто доедает объедки клубней или листья, оставшиеся от их обеда. Его уроки ещё не закончились, и пока его выживание – под вопросом, но Тискесуса – уже не маленький детёныш и умеет учиться. Он пытается применить на практике выученные таким образом уроки, разыскивая съедобные растения чуть в стороне от самки с детёнышем, и каждый успешно выученный урок увеличивает его шансы на выживание.
Несколько дней соседства с семьёй мирийютериев проходят относительно мирно. Тискесуса аккуратно соблюдал дистанцию, поэтому его присутствие не вызывало агрессии – самка, самое большее, демонстрировала угрозу, но Тискесуса быстро отходил в сторону, и она успокаивалась.
Однажды утром Тискесуса привычно начал искать пищу. Он бродил рядом с самкой и её детёнышем, поглядывая на них, и больше был занят поиском съедобных растений. Одно из них ему удалось обнаружить довольно быстро: его пятнистые листья хорошо заметны и узнаваемы. Это растение с пёстрыми листьями, один из видов калатеи, нравится ему на вкус. Обрывки его воспоминаний сохранили образ матери, которая часто искала это растение и позволяла ему полакомиться выкопанными крахмалистыми корнями. Тискесуса начал копать, и вскоре ему удалось выдернуть из земли несколько длинных веретенообразных корневищ, богатых крахмалом и имеющих приятный вкус. Оторвав одно из них, Тискесуса стал с наслаждением жевать его. Он не заметил, что взрослая самка подошла к нему сзади, и почувствовал, что она начала оттеснять его от лакомства, лишь получив тычок в бок. Самка не проявляет агрессии: её колючки прижаты к телу, и она просто теснит его боком. Тискесуса обиженно заскулил, но не отступил – он толкнул самку в ответ, почувствовав, что она отступила. Он уже стал сильнее хотя бы некоторых взрослых сородичей, и это означает, что он уже мог бы выживать самостоятельно. Но ответ на его толчок был неожиданным: самка ощетинилась колючками, встала на задние лапы и начала наступать на него, рыча и скаля резцы, словно он – не сородич, а хищник. Конфликт из-за пищи перерос в настоящую агрессию – самка почувствовала, что он уже достаточно силён, чтобы представлять опасность для её собственного детёныша. Она агрессивно наступает на него, отталкивает головой и лапами от пищи, и при этом угрожающе размахивает хвостом из стороны в сторону. Тискесуса слишком хорошо знает, что означает этот жест: это последнее предупреждение, после которого следует разворот всем телом, а за ним – удар хвостом, вгоняющий в шкуру и мышцы противника множество острых игл. Эта самка беспокоится в первую очередь о своём отпрыске, и она почувствовала, что Тискесуса может стать конкурентом её собственному потомству.
Испуганный Тискесуса убежал в лес – попытка найти хотя бы какое-то подобие материнской ласки провалилась, и он вновь стал одиночкой и обречён познавать мир самостоятельно. Тискесуса находится в опасном положении: он знает уже достаточно много, чтоб не остаться голодным, но недостаточно много, чтобы успешно избегать хищников или противостоять им. Теперь он находится на тонкой грани между жизнью и смертью. Многие его сородичи гибнут в возрасте года или чуть больше, начиная самостоятельную жизнь, а Тискесусе пришлось стать самостоятельным слишком рано.
Со временем Тискесуса нашёл себе более-менее постоянную кормовую территорию в лесу. Часть этой территории представляет собой речной берег, и Тискесуса часто кормится возле воды. В этом месте река разрывает полог леса, поэтому солнечный свет проникает к земле, стимулируя бурный рост травянистых растений. Берега реки, сложенные легко размываемыми отложениями, представляют собой благоприятное место для роста влаголюбивых растений, способных выдерживать затопление. Тискесуса не заходит сюда, хотя сочные околоводные травы приятны на вкус: берега реки очень топкие, и один раз Тискесуса едва не погиб, с трудом выбравшись из хлюпающей грязи, засосавшей его едва ли не по колено. Он слишком тяжёл для передвижения по такой почве, поэтому предпочитает кормиться на сухом берегу.
В зарослях болотных растений кормятся длинноногие, изящные и хрупкие звери с тёмными ногами и коричневой шерстью на теле – джакаравы. Они отличаются причудливой внешностью: их морды вытянуты в короткие подвижные хоботки, а уши широкие и округлые. Эти животные похожи на маленького безрогого оленя с длинными ногами и изящной удлинённой шеей, однако на самом деле это потомки небольшого кавиоморфного грызуна – агути эпохи человека. Как ни удивительно, эти некрупные звери являются близкими родственниками гигантского грызуна-ленивца, похожего на гориллу странника равнин Патагонии, хотя совершенно не похожи на него внешне. Зато такие же бегающие четвероногие мары-олени с равнин Южной Америки – это их очень дальние родственники. Также джакаравы приходятся родственниками даже мирийютерию, хотя их родство значительно более далёкое. Однако и те, и другие – кавиоморфные грызуны, и в Южной Америке эпохи раннего неоцена они прошли через бурный период адаптивной радиации, заполняя разнообразные экологические ниши, ранее занятые млекопитающими из других отрядов, и словно пробуя на прочность своих соседей. В результате очень многие экологические ниши в различных экосистемах материка оказались занятыми разнообразными грызунами, и джакарава – типичный их представитель.
Это быстроногое осторожное существо – полуводное животное, прекрасно приспособленное к обитанию в двух средах, а также на их границе, где суша и вода смешиваются и образуют топкую грязь, непроходимую для множества крупных лесных обитателей. Грациозные джакаравы со своими раздвигающимися пальцами способны легко передвигаться по заболоченной местности, и это помогает им спасаться от наземных хищников. Подвижная морда позволяет джакараве объедать траву, захватывая губами даже тонкие травинки. Предок этого вида умел раскалывать зубами твёрдые орехи, но у джакаравы челюсти стали значительно слабее, и она питается только мягкой травянистой растительностью. Сочные болотные растения – её привычная еда, и джакарава может поедать даже растения, ядовитые для других млекопитающих. Испуганная джакарава ищет спасения в воде – она превосходно умеет нырять и плавать.
Главой стада этих грызунов является самец. Он отличается от самок более тёмной буроватой шерстью и более крупным размером. Он имеет право есть самые вкусные растения и клубни, и самки безропотно уступают ему. Но ему же приходится защищать стадо от посягательств других самцов или от нападения мелких хищников. От крупных хищников джакаравы предпочитают спасаться бегством, или же просто ныряют в воду. Пока самки кормятся, самец часто нюхает воздух и поглядывает по сторонам – одним из самых опасных хищников для джакаравы является ильяпа, и вовремя заметить нападение этого чудовища жизненно важно для них.
Рядом с взрослыми кормится пара детёнышей. В отличие от взрослых зверей, они поперечно-полосатые, словно зебры, но узор не чёрно-белый, а коричневых тонов. Пока их матери спокойно щиплют растения, а глава стада не подаёт сигналов тревоги, детёныши могут поиграть друг с другом. Благодаря полосатой окраске один из детёнышей ловко прячется в зарослях и замирает, пока партнёр по играм занят его поисками. А обнаруженный детёныш, спасаясь от своего преследователя, пружинисто скачет вокруг кормящихся взрослых, подпрыгивая намного выше их спин. Время от времени роли детёнышей меняются, и их игры вносят оживление в однообразную жизнь этих травоядных. Эти молодые звери ещё не вышли из-под материнской опеки, поэтому то один, то другой прерывает игру, чтобы пососать молока.
Адаптивная радиация южноамериканских грызунов привела к появлению множества видов различных форм и размеров, занимающих разные экологические ниши. В различных экосистемах материка обитает множество мелких видов кавиоморфных грызунов, напоминающих виды, существовавшие в эпоху человека. Однако некоторые из неоценовых грызунов поистине огромны.
Вдалеке от берега под водой на глубине медленно движутся огромные тела. Эти существа огромны, и даже почти посередине лесной реки их роста хватает, чтобы идти по дну реки на четырёх ногах, будучи едва прикрытыми водой. Их сопровождают стайки рыб, а ниже по течению от стада этих существ в воде тянется длинный илистый шлейф. Одно из животных с силой оттолкнулось от речного дна и всплыло. Огромная голова с высоко посаженными ушами, глазами и ноздрями появилась из-под воды. Ноздри раскрылись, и последовали шумные выдохи и вдохи. Огромное животное направилось в сторону берега, и за ним последовали его сородичи. Крупные барокавии одна за другой выходят из воды, и вода струится по их бокам. Толстые мощные ноги снабжены тупыми когтями, больше похожими на копыта, и легко выдерживают несколько тонн живого веса зверя. Эти звери конвергентно сходны с африканскими ишисонгами и свино-бегемотами, но далеко не родственны им. Глядя на них, сложно поверить, что это тоже грызуны – по размерам они больше сравнимы с бегемотами и носорогами. Южная Америка – это место, где грызуны не один раз на протяжении кайнозоя сделали попытки стать крупнее, и в неоцене их гигантские представители встречаются на материке повсеместно.
При появлении барокавий мелкие джакаравы бросились в сторону, уступая дорогу великанам, но делают это не из страха. Единственное, чего им не хочется – случайно попасть под ноги этих гигантов, которые не привыкли смотреть, куда наступают. Бывает, джакаравы ищут спасения в соседстве с барокавиями – не всякий хищник решится нападать на них в присутствии великанов, потому что барокавии могут воспринять его действия как нападение на них самих, и перейти в оборону.
На берег выбралось небольшое стадо барокавий. Как и у джакаравы, лидером является крупный самец с огромной головой. Он зевнул, и в его пасти видны белоснежные резцы чудовищных размеров. Их ослепительный блеск – признак здоровья и силы зверя, а размеры и прочность позволяют с лёгкостью скусывать ветки деревьев, если до них можно дотянуться. На голове этого самца шерсть скрывает множество шрамов, полученных как во время брачных турниров, так и при защите от хищников. Это умелый боец и заслуженный лидер стада – он способен обратить в бегство даже свирепого ягуарета.
Не обращая внимания на мелких джакарав, огромные барокавии бредут в лес. Здесь, между деревьями, они год за годом вытоптали тропу, на которой мало что может прорасти сквозь слой утоптанной почвы. Барокавии кормятся в лесу, и аппетит этих гигантов очень велик – они способны выедать зелень травянистых растений на больших территориях. Поэтому барокавии вынуждены постоянно передвигаться по кормовой территории, чтобы не истощать запасы корма. Однако в этой части леса они ищут не кормовые растения, а заросли лантаны поломики. Хотя это растение ядовито, и достаточно большое количество его зелени способно убить взрослую барокавию, звери регулярно навещают его заросли – у них есть совершенно определённый интерес к этому растению.
Когда барокавии подходят к зарослям лантаны поломики, это не остаётся незамеченным ни для кого. Огромные звери движутся по тропе, обрывая и круша растительность, а гулкий топот их ног распугивает мелких обитателей нор. Мирийютерии, кормившиеся в зарослях, просто отходят в сторону или вовсе уходят из этой части леса, а стаи птиц, кормившихся ягодами растения, спешно заканчивают клевать ягоды.
Могучие барокавии нюхают зелень лантаны поломики, словно убеждаясь, что нашли нужное место. Обоняние играет важную роль в жизни этих зверей, давая им значительно больше информации об окружающей среде, чем зрение. Несколько животных отщипнули самые кончики побегов лантаны и разжевали их, несмотря на горький вкус растения. Зверям не нужна зелень этих растений как корм, потому что даже могучий организм взрослой здоровой барокавии может не справиться с ядом лантаны. А совсем небольшое количество ядовитой зелени растения – хорошее глистогонное средство. Но животные предпочитают использовать зелень лантаны в качестве лечебного средства несколько иным способом. Самец-глава стада решительно зашёл в заросли, ломая их ногами, и просто повалился набок, ломая кусты. Устроив себе такую импровизированную лежанку, он начал тереться об растительную массу, втирая себе в шерсть сок раздавленных побегов. Самки последовали его примеру, и через несколько минут значительная часть зарослей лантаны оказалась смятой тушами зверей, в упоении валяющихся по ним. Время от времени барокавии почёсываются об землю, громко сопя от удовольствия. Ядовитый сок растения, впитываясь в шерсть животных, отпугивает от них клещей и кровососущих насекомых, а в воде – ещё и пиявок.
Гигиенические процедуры барокавий вносят сумятицу в жизнь гостей и обитателей зарослей лантаны поломики. Мирийютерии просто уходят из зарослей, чтобы не оказаться на пути этих гигантов – если случайно возникнет конфликт, иглы этих огромных дикобразов не смогут защитить их от могучих барокавий. Колибри, бабочки и осы тапиюкан летают над зарослями, стараясь держаться подальше от валяющихся по ним барокавий. Громче всех выражают своё недовольство попугаи курекуре – звери помешали им кормиться ягодами, и резкие дребезжащие голоса этих птиц слышны далеко в лесу.
Барокавии пробыли в зарослях лантаны поломики не больше получаса. Звери один за другим поднимаются на ноги и некоторое время стоят неподвижно, нюхая воздух, в котором витает резкий запах сока из раздавленных побегов лантаны поломики. Они стараются валяться в зарослях не слишком долго: яд из сока растения в некотором количестве впитывается в кожу животных и попадает в кровь. Гигиеническая процедура такого рода очень эффективна, но при неправильном применении она может нанести вред животному. Когда барокавии уходят из зарослей, от их шерсти исходит специфический аромат сока лантаны поломики.
После гигиенических процедур барокавий заросли выглядят ужасно – там, где валялись звери, стволы и ветви кустарников поломаны и примяты, а часть побегов просто втоптана в землю. Тискесуса пришёл к зарослям лантаны поломики как раз в то время, когда барокавии уже собирались возвращаться в реку. Он чаще наблюдал барокавий поедающими водяные растения или болотные травы на берегах реки, поэтому встреча с ними в зарослях лантаны была для него несколько неожиданной. Он нечасто видел барокавий так близко, поэтому огромный размер животных произвёл на него неизгладимое впечатление. Он старается не подходить к ним слишком близко, и видит, как под их ногами ломаются ветви лантаны поломики. После того, как стадо барокавий покинуло заросли, Тискесуса огляделся и понюхал воздух. Пахнет барокавиями и их навозом, и Тискесуса хорошо знает этот запах, не обещающий ничего плохого – барокавии огромны, но безобидны. А любимое место кормления Тискесусы разорено барокавиями практически полностью. Колибри и насекомые кружатся над чудом уцелевшими клочками цветущих зарослей лантаны, а основная часть зарослей буквально укатана огромными телами барокавий. Пышные разноцветные шапки соцветий размазаны по земле, молодые побеги сломаны, а листва раздавлена. Дикобразу здесь просто нечего есть. Объев несколько побегов на краю зарослей, Тискесуса уходит прочь. На территории, где он ищет пищу, есть ещё несколько мест, где растёт лантана, и он способен питаться другими растениями. Он находится в лучшем положении, чем колибри и насекомые, питающиеся исключительно этим растением. Им придётся пережить несколько трудных недель, пока не восстановятся заросли лантаны.
Лантана поломики хорошо приспособлена к борьбе за существование в условиях конкуренции с множеством других видов растений. Побеги сломаны, но корни большей частью уцелели, поэтому растение быстро восстановится из корневой поросли. Втоптанные в землю побеги быстро дадут корни, а на сломанных ветвях начнут прорастать пазушные почки. На долю бабочек и колибри остались лишь случайно уцелевшие растения по краям зарослей, поэтому им приходится искать корм там, куда не добрались гиганты, или же временно переходить на питание нектаром других растений. Зато уже примерно через месяц здесь вновь раскинутся пышные заросли, привлекающие опылителей яркими цветками.
Некоторые события в жизни сельвы происходят быстро, а другие требуют гораздо больше времени. Например, очень долго происходит рост птенцов ильяпы. События в жизни выводка этих хищников развивались довольно трагично. Хотя самец и самка охотились довольно успешно, растущим птенцам требовалось значительно больше пищи, чем могли дать им родители. Один из птенцов, самка, умер довольно рано, и к прилёту одного из родителей с кормом уже был почти полностью съеден своими братьями: после этого случая в выводке осталось два самца. Когда пропал один лишний рот, им стало доставаться больше пищи, и молодые ильяпы уже начали оперяться. У них остаётся много ювенильного пуха, но в крыльях и хвосте из-под него проросли длинные, пока ещё не развернувшиеся перья. Птенцы уже окрепли и ходят по гнезду, а родителей, прилетевших с добычей, встречают громким писком и хлопаньем крыльев, толкая и оттесняя друг друга от добычи. Они уже сильны и очень прожорливы, готовы есть часто и помногу. Поэтому постепенно им начинает не хватать приносимого родителями корма. Взрослые птицы много времени проводят на охоте и подолгу отсутствуют на гнезде, а птенцы в их отсутствие устраивают драки, иногда даже из-за совершенно несъедобных остатков прежней добычи вроде высохшего птичьего крыла или обрывка шкуры зверька.
Самке ильяпы долго не везло на охоте: утром её совершенно некстати заметили крикливые курекуре, и ей пришлось спасаться от их назойливого внимания, грозящего сорвать охоту. Затем замеченная ею обезьяна в последний момент благополучно улизнула, а самой птице пришлось долго прятаться в листве, прежде чем утихнут тревожные крики обитателей полога леса. Когда самка прилетела, наконец, в гнездо, держа в лапах скудную добычу, добытую практически случайно мелкую утку, она увидела, что один из птенцов уже решил проблему поиска пищи. Пока взрослых птиц с кормом не было, он просто убил брата и поедал его. Ветер разносит пух и перья убитого птенца, а его брат жадно рвёт его мясо. Теперь в выводке ильяпы остался только один птенец – Сагуанмачика*. Оставшись в одиночестве, он гарантировал себе выживание, потому что теперь вся еда будет доставаться только ему, и он сможет расти и крепнуть в безопасности.

* В честь одного из вождей индейцев чибча-муисков

Хотя именно сейчас, как минимум, одна родительская добыча ему не достанется. Самка не стала мешать ему кормиться трупом брата, и сама начала расклёвывать принесённую утку. Ей всё равно, что делают птенцы друг с другом: она будет кормить только того, кто просит есть, и неважно, сколько будет голодных ртов в гнезде. Поэтому она отнеслась к происходящему в гнезде равнодушно, и просто утолила собственный голод. Ей целесообразнее вырастить одного сильного нормально развитого птенца, чем двух менее жизнеспособных.
Биология лантаны поломики – это один из немногих уникальных случаев, когда растение сельвы образует обширные одновидовые заросли. Благополучие этого растения определяет жизнь множества видов животных амазонской сельвы, связанных с этим видом. Лантана поломики играет очень важную роль в жизни различных птиц: всеядных, насекомоядных и нектароядных. Среди них есть как временные посетители зарослей, вроде попугаев курекуре, так и постоянные обитатели, тесно связанные с растением трофическими отношениями. Такие птицы стараются гнездиться ближе к зарослям лантаны.
Заросли лантаны быстро оправились от ущерба, который нанесли им гигиенические процедуры барокавий. Уже через две недели после визита этих зверей заросли оделись свежей зеленью, новые побеги отросли от обломанных ветвей, а ещё через неделю над свежей зеленью начали раскрываться первые цветки. Через месяц с небольшим уже ничто не напоминает о том разорении, которое причинили им барокавии.
С появлением на лантане цветков возвращаются её опылители. Над зарослями сверкающими молниями летают мелкие пёстрые колибри – лантановые манго. Это птицы с клювом, точно соответствующим глубине и форме цветка растения. Просунув клюв в цветок, птица высасывает нектар, одновременно унося на лбу комочки пыльцы, которые снимет с перьев птицы рыльце следующего цветка, который она посетит. Лантановые манго пользуются изобилием нектара, который предоставляет им растение, и их численность в зарослях лантаны поломики может быть довольно высокой.
Гнездование лантановых манго происходит подальше от зарослей лантаны, где слишком много врагов и случайных гостей, способных разорить гнездо – возле водоёма, ближайшего к зарослям, где эти колибри устраивают маленькое висячее гнездо над поверхностью воды. Один самец лантанового манго, готовый к размножению, выбрал себе партнёршу, за которой он ухаживает, исполняя причудливый брачный танец в воздухе. Самке он тоже понравился, и она благосклонно отнеслась к его ухаживаниям. Токующий самец увёл самку от зарослей лантаны, следуя примерно той же самой дорогой, которой несколько недель назад пришли барокавии. Тропа заросла травянистыми растениями, но над ней солнечный свет в некоторых местах пробивается сквозь полог леса, и в лучах света самец лантанового манго зависает на месте, красуясь перед самкой блестящим оперением.
В этот же день оба партнёра взялись за строительство гнезда. Они выбрали тонкие ветки невысокого дерева, свисающие над поверхностью воды, и начали мастерить миниатюрное чашеобразное гнездо. Птицы свивают в некое подобие ткани белёсые волокна, пух с семян и паутину, собранную среди деревьев. Место выбрано так, что наземные хищники не рискнут добираться до гнезда. Две ветки, соприкасающиеся друг с другом, птицы связали волокнами, и уложили между ними миниатюрную конструкцию из лишайников и птичьих перьев, скреплённых обрывками паутины, сформировав в итоге нечто вроде корзиночки. Уже через день самка снесла первое яйцо – относительно крупное по меркам колибри. Полная кладка лантанового манго насчитывает от трёх до пяти яиц. Заботливые родители будут каждый день сменять друг друга – пока один родитель сидит на яйцах, другой его подкармливает. Инкубация будет продолжаться 11 дней – эти птицы растут быстро и живут недолго.
Несмотря на то, что эти птицы крохотны, во время гнездования они готовы сражаться за своё потомство с любым врагом. Главное оружие лантанового манго – острый клюв, а главное преимущество – высокая скорость и маневренность полёта. Во время насиживания лантановые манго питаются не в зарослях лантаны поломики, а на других растениях, которые есть недалеко от гнезда. Птицы должны сменять друг друга на гнезде, а также защищать само гнездо и прилегающую территорию.
Гнездо лантановых манго, висящее на кончиках ветвей, практически недоступно для наземных животных: мало кто из них способен свободно бродить по топким речным берегам и плавать. Тем не менее, есть животные, для которых болота и реки – самая благоприятная среда обитания. Изящные джакаравы бродят по мелководью, срывая листья болотных растений. Самец водит стадо из нескольких самок и детёнышей, охраняя их от мелких хищников. Пощипывая растения, звери приблизились к границам гнездовой территории лантановых манго. Эти звери травоядные, но самец колибри тут же бросился навстречу незваным гостям. Его сил не хватит, чтобы дать физический отпор нарушителям границ, но у него в запасе есть эффективные защитные приёмы против крупного противника. Маленькая птица мельтешит перед глазами джакарав, словно огромная муха, постоянно отвлекая их и не давая возможности спокойно кормиться. Когда самец джакаравы сделал ещё несколько шагов, колибри сделал выпад и кольнул клювом его морду. Самец джакаравы недовольно рявкнул, но птица не отстала и продолжила виться прямо у него перед мордой. Несколько раз самец лантанового манго колол своего противника клювом в морду, и один раз нанёс укол клювом в опасной близости от глаза. Самец джакаравы мотает головой, пробуя спасти глаза от назойливой крохотной птицы, но колибри не отступает. После нескольких минут обороны самцу лантанового манго удалось одержать победу: самец джакаравы отошёл на глубину и нырнул, а самки с детёнышами послушно последовали за ним. Самец лантанового манго взлетел над водой, наблюдая за движущимися на небольшой глубине джакаравами. Когда одна из самок вынырнула, чтобы вдохнуть, самец лантанового манго спикировал на неё, заставив нырнуть. Проводив таким образом непрошеных гостей, самец колибри взлетел и направился к зарослям эпифитных растений, чтобы подкрепиться нектаром.
Самка снесла второе, а на следующий день и третье яйцо. Некоторые птицы начинают насиживать кладку уже после третьего яйца, но у более сильных птиц в кладке бывает до пяти яиц. В яйцеводе самки началось формирование ещё одного яйца; когда оно будет отложено, ей можно будет начинать насиживать кладку.
Постройка гнезда у колибри занимает немного времени: это эфемерная конструкция, от которой требуется сохранять прочность и эластичность на протяжении всего лишь нескольких недель, пока птицы насиживают яйца и выращивают птенцов. И сама жизнь колибри также эфемерна – они быстро достигают половой зрелости и живут совсем недолго. Пока крупный попугай курекуре становится взрослым, колибри уже умирает от старости – при условии, что ему удаётся дожить до такого возраста.
Попугаи курекуре вне времени гнездования любят общество сородичей и летают по лесу шумными стаями, но гнездятся строго парами. Эти птицы очень общительны и интеллектуальны, в создании их семей огромную роль играет личная привязанность этих птиц друг к другу, без которой невозможно образование прочной семьи. Основа успешной семейной жизни – наличие хорошего дупла, в котором можно устроить гнездо. Это, пожалуй, самая большая сложность в семейной жизни попугаев: в неоцене в южноамериканской сельве существует большой спрос на дупла. Это связано с завозом на материк в историческую эпоху медоносных пчёл, которые на протяжении миллионов лет успешно конкурировали с птицами за дупла деревьев. В неоцене ситуация осталась практически прежней: пчёлы нескольких видов активно занимают дупла деревьев, и птицам приходится постараться, чтобы обеспечить себя жильём. Тем не менее, попугаи курекуре нашли выход из создавшейся ситуации.
Самец курекуре «токует» в пологе леса, крича на ветке рядом с небольшим дуплом. Он нашел подходящее для гнезда место и теперь громким криком призывает самку. Дупла – дефицитный ресурс, и ему пришлось долго искать место для гнезда. На первый взгляд это дупло вряд ли подойдёт в качестве гнезда паре крупных попугаев – в нём едва поместится одна птица. Однако самка всё равно осматривает его – она залезает в него целиком, но её хвост остаётся торчать снаружи. После неё в дупло забрался самец. Он немного крупнее самки, и ему с трудом удалось вылезти обратно задним ходом. После этого его оперение оказывается сильно помятым, и из него торчит пара сломанных перьев. Тем не менее, птицы не ощущают себя неудачниками: им очень повезло обнаружить это дупло. Они познакомились ещё в стае и уже долгое время держатся вместе, а найденное дупло выводит их отношения на новый уровень, позволяя обеим птицам передать свои лучшие качества новому поколению.
Крики самца курекуре были адресованы исключительно самке, однако их внимательно слушает не только она. Другие особи в стае прислушиваются к голосам сородичей, чтобы быть в курсе дела относительно событий, происходящих у сородичей, а некоторые могут даже воспользоваться этой информацией в собственных интересах. Пока пара курекуре осматривала дупло, на ветку дерева немного выше дупла сел ещё один курекуре – взрослый самец-конкурент. Его планы – весьма далеко идущие: несколько недель назад он потерял самку, которую убил ильяпа, и теперь желает и восстановить свой статус семейной размножающейся птицы, и заполучить дупло для гнездования. Некоторое время он скрывался среди ветвей, осматривал дупло и оценивал силы пары сородичей, а затем решительно пошёл в наступление. Он перепорхнул на ствол дерева и полез к дуплу, цепляясь когтями за кору. Он уверен в своих силах, поэтому не прячется, и его агрессия направлена главным образом на более молодого самца, которого он расценивает как соперника. Но чужак явно переоценил свои силы и недооценил сплочённость пары сородичей. Обе птицы из пары, шипя, словно кошки, и распушив перья на голове и теле, начали наступать на него. Самец-одиночка не стал отступать, и первым набросился на молодого самца. Птицы сцепились, хлопая крыльями и крича, а самка, улучив момент, начала рвать оперение чужака, и в воздухе закружились зелёные пушинки. Пока самцы дрались, она сумела вцепиться чужаку в перья крыла и отстригла несколько перьев наполовину. В итоге одинокий самец позорно бежал, провожаемый криками обеих птиц из пары, которым вторили сородичи, ставшие свидетелями попрания и восстановления справедливости. Пара курекуре лишний раз проверила прочность семейных уз, а победа над чужаком ещё больше сплотила птиц.
Найденное птицами дупло слишком мало для устройства гнезда, но это не проблема для птиц, у которых такие прочные и сильные клювы. Пара попугаев начала ковырять стенки и дно дупла, выбрасывая наружу кусочки древесины, отломленные клювом. Птицы забираются в дупло, сменяя друг друга, и по несколько часов в день трудятся над дуплом. Пока одна птица занята строительными работами, вторая собирает корм и периодически подкармливает своего брачного партнёра. Такой обмен кормом означает высокую степень доверия между птицами в паре, и их гнездование обещает быть успешным. Мощные клювы легко расковыривают древесину, и уже скоро дупло будет подходящего размера для устройства гнезда.
Прошло около двух недель. Насиживание яиц у лантановых манго завершилось успешно, и в гнезде уже копошатся крохотные беспомощные птенцы. Они быстро развиваются и требуют много пищи, поэтому родителям приходится летать значительно больше, чтобы обеспечить их кормом. После вылупления птенцы проживут под присмотром родителей в общей сложности около двух недель, бурно развиваясь и обрастая перьями. Всё это время родители будут выкармливать потомство насекомыми, богатыми белком, лишь позже добавляя в рацион нектар. Когда молодые колибри покидают гнездо, их родителей уже ничто не удерживает вместе, и они расстаются, чтобы в скором времени создать новую семью уже с другим партнёром. Молодые птицы станут половозрелыми только через 4 месяца. Это очень быстро по сравнению с крупными птицами вроде ильяпы, у которых половая зрелость наступает лишь в четырёхлетнем возрасте. В таком возрасте даже колибри-долгожитель уже умрёт от старости. Четыре месяца пролетят быстро, но даже до этого времени ещё нужно дожить. У крохотных птенцов бывает слишком много врагов – их легко могут съесть другие птицы, древесные лягушки или грызуны. А некоторые из их врагов имеют весьма неожиданное обличье.
Птенцы лантанового манго сидят в гнезде. Они покрыты голой розоватой кожей, сквозь которую просвечивают кровеносные сосуды, а на голове и спине кожа покрылась множеством тонких роговых иголочек – это ещё не развернувшиеся перья. В крыльях зачатки перьев длиннее и немного толще. Для экономии энергии птенцы сидят практически неподвижно, а гнездо из пуха и паутины позволяет сократить потери тепла. Птенцы оживляются лишь при появлении родителей с кормом. Но каким бы недоступным ни было гнездо, в нём могут появиться непрошеные гости.
На край гнезда села крупная бабочка с тонким стройным телом и металлическим блеском на крыльях. Её передние крылья ярко-красные, но под разными углами зрения их цвет меняется от фиолетового до голубого. На задних крыльях торчат характерные тонкие хвостики. У этой бабочки примечательны глаза – крупные, похожие на стрекозиные. А переднюю пару ног она держит на весу, сложив сегменты ног. Эта бабочка – взрослая итотоптера, гусеницы которой на поздних стадиях развития превращаются в хищников. Бабочка шевелит антеннами, улавливая окружающие запахи. Птенцы колибри не реагируют на неё: это существо незнакомо им, а единственная доступная им защитная реакция – замирание на месте. Бабочка словно приглядывалась к окружающей обстановке, поворачивая пучеглазую голову, а затем развернула длинный хоботок и воткнула его в тело птенца. Острый хитиновый кончик легко прорезал кожу птенца, и бабочка начала пить его кровь. Этот вид бабочек имеет крайне необычный рацион на протяжении всего жизненного цикла. Птенцы нечасто попадают на обеденный стол к итотоптере, но мелких насекомых она схватывает и высасывает досуха.
Кровавое пиршество бабочки прервало появление самки лантанового манго. Птица набросилась на бабочку, заставив её взлететь, спасая свои хрупкие крылья. Она не успела причинить птенцу большого вреда, выпив лишь капельку крови. Птенец не погибнет, но ему придётся лучше питаться, чтобы компенсировать вред, причинённый кровожадной бабочкой. А самой бабочке приходится совершать умопомрачительные кувырки и развороты в воздухе, спасаясь от самки колибри. Лишь взлёт в полог леса спас её, а самка колибри вернулась и начала кормить птенцов.
Крупные птицы развиваются значительно медленнее, и по мере роста им приходится сталкиваться с другими проблемами. Во всяком случае, взрослая бабочка итотоптера не страшна выросшему до размера взрослой птицы птенцу ильяпы. Молодой Сагуанмачика уже полностью оброс перьями, у него полностью сформировались маховые перья и хвост. Постепенно он научился летать и теперь часто покидает гнездо, пробуя охотиться в пологе леса. Пока у него плохо получается охотиться, но он ещё не избавился от родительской опеки, поэтому голодным он не останется. Родители кормят только его одного, и он нормально развивается, уже почти догнав по размерам и весу своего отца. У него достаточно сил, чтобы полноценно летать, и Сагуанмачика оттачивает свои охотничьи навыки в играх. Он тренируется перелетать с дерева на дерево, точно садясь на ветви и лианы, или летает между деревьями, делая резкие развороты. Он любит пугать птиц и обезьян, затаиваясь среди эпифитов, а затем внезапно взлетая из укрытия и вызывая настоящий взрыв испуганных криков лесных обитателей. Но самые важные и нужные игры – те, в которых оттачиваются навыки ловли добычи.
Бродя по гнезду, Сагуанмачика нашёл среди подстилки высохшее утиное крыло с остатками оперения. Это не настоящая добыча, оно совершенно несъедобно, но для игры такая находка вполне сгодится. Схватив находку одной лапой, Сагуанмачика устремился ввысь, хлопая крыльями. Он вырвался из полога леса и взмыл в небеса – туда, где бывают лишь немногие из лесных птиц. Он может окинуть взглядом местность на многие километры вокруг – почти сплошной зелёный ковёр полога леса, прорезаемый в некоторых местах лентами рек и пятнами озёр и болот. С неба льётся яркий солнечный свет, и зрачки Сагуанмачики сузились почти в точку. Вряд ли утка, крыло которой он держит в лапе, при жизни взлетала так высоко. На высоте нескольких сотен метров над пологом леса он разжал лапу и уронил утиное крыло. Оно полетело вниз, а Сагуанмачика бросился за ним следом и попробовал поймать. Он спикировал следом за своей игрушкой, ловко поймал утиное крыло в воздухе одной лапой и взмыл над деревьями, хлопая крыльями. Он не прячется, поэтому в ответ на его манёвр из полога леса раздались громкие птичьи крики – сигналы тревоги. Сейчас Сагуанмачика не собирается нападать, поэтому он не обращает внимания на птичий переполох где-то внизу. Сжимая утиное крыло в когтях, он вновь взлетел в небо и бросил свою ношу, чтобы поймать её почти над самыми кронами деревьев. Молодой пернатый хищник повторил свой манёвр несколько раз, но в последний раз мёртвая утка всё же оказалась хитрее – крыло упало в крону дерева, а оттуда свалилось в подлесок, где найти его было уже невозможно.
Потеряв игрушку, Сагуанмачика спустился в полог леса и сел на ветку. Он молод и силён, и его тело требует новых упражнений – уже через считанные дни его связь с родителями разорвётся окончательно, и к этому времени он должен уметь самостоятельно обеспечивать себя пищей. Самая лучшая тренировка в этом случае – попытка охотиться самостоятельно. Сагуанмачика оглядывает окрестности – зрение помогает ему отыскать подходящую добычу. Благодаря острому зрению он способен разглядеть даже мелких птиц, снующих среди листвы, хотя эта добыча явно мелковата для пернатого хищника величиной с орла. На одном из деревьев Сагуанмачика заметил висящее под веткой тело зверя. Это подходящая по размеру добыча, и похоже, что животное не замечает наблюдающего за ним охотника.
Зверь подвесился к ветке при помощи лап с крючковатыми когтями, словно ленивец эпохи человека. Однако это далеко не ленивец: кроме лап, в его передвижении участвует длинный цепкий хвост, похожий на обезьяний. Зверь медленно движется, передвигая лапы по одной и закрепляясь при помощи хвоста. При помощи длинных подвижных передних лап он собирает листья и подносит их ко рту. Когда зверь раскрывает рот, становятся заметными крупные резцы – по два в каждой челюсти. А в шерсти на боках зверя растут крепкие острые иглы, защищающие зверя от врагов во время неспешных прогулок на головокружительной высоте. Этот зверь – иглобок, дальний родич мирийютерия, избравший в процессе эволюции иную экологическую нишу и прекрасно приспособленный к жизни на деревьях. Такой зверь с большим трудом передвигается по земле, где оказывается чисто случайно, зато в кронах деревьев он находит всё, что ему нужно для жизни.
Иглобок – медлительное и флегматичное растительноядное животное. Ему некуда спешить – листья не убегают у него из-под носа. Он не прыгает с дерева на дерево, подобно обезьянам, и у него не очень хорошее зрение. Потому зверь не замечает опасности, скрывающейся среди листвы. Сагуанмачика некоторое время наблюдал за иглобоком, а затем взлетел и бросился на него. Хищник налетел на иглобока с воздуха, вытянув вперёд лапы с когтями наготове. Но хищник сделал одну ошибку: он хлопает крыльями во время полёта и налетает на добычу слишком медленно. У иглобока слабое зрение, однако превосходный слух, и он вовремя услышал шелест перьев хищника. Его реакция мгновенна: он сразу подтянулся под ветку и прижался к ней животом, ускользнув почти из самых когтей хищника. Сагуанмачика пролетел под ним, развернулся в воздухе и сел на ветку, под которой скрывается иглобок. Он не собирается отказываться от добычи, и ещё не исчерпал имеющиеся у него в запасе способы нападения. Сагуанмачика попытался достать зверя сверху – стоя на одной лапе и вытягивая другую, он попробовал нанести рану дикобразу. В ответ на это иглобок зарычал и начал обороняться, взмахивая лапой в воздухе. Стоящий на одной ноге Сагуанмачика отпрянул, чтобы не попасть под удар когтей животного, и едва не свалился вниз. Он захлопал крыльями, пытаясь удержаться на ветке, и в этот момент иглобок ещё раз взмахнул лапой – на сей раз значительно удачнее. Он сумел ухватить пернатого хищника за крыло, сгрёб несколько перьев и потянул на себя. В этот момент роли преследователя и преследуемого поменялись. Теряя равновесие, Сагуанмачика захлопал свободным крылом и рванулся вбок, пытаясь освободиться. Ему повезло: он вырвался, оставил в лапе зверя только пару перьев. Его перья ещё не закончили рост, поэтому их потеря оказалась довольно болезненной. Но это ничто по сравнению с тем, какую боль могут причинить когти и зубы иглобока, вонзаясь в тело, поэтому Сагуанмачика отделался ещё очень легко. Он получил важный для хищника урок: добыча умеет обороняться, поэтому убивать нужно быстро и неожиданно. Такие уроки помогают хищнику стать более ловким и осмотрительным, но иногда они могут закончиться травмами и даже смертью. В этот раз охота не удалась, и Сагуанмачика отправился обратно в гнездо – возможно, кто-нибудь из родителей ещё согласится покормить его сегодня. А завтра будет новый день, и возможно, молодому хищнику удастся удачно поохотиться самостоятельно.
Гнездо ильяпы – гигантская конструкция из толстых сучьев и прутьев, которая используется парой птиц на протяжении многих лет. Ильяпы обладают значительным долголетием, и одно гнездо может существовать на дереве несколько десятков лет подряд, и даже переходить по наследству от одной пары птиц к другой. В отличие от них, попугаи курекуре используют своё гнездо не так долго, хотя вкладывают в его постройку много сил: дупла, выгрызаемые ими в древесине, пользуются большим спросом у лесных обитателей, и пара попугаев далеко не всегда может выпроводить из своего дупла незваных квартирантов. Иногда птиц встречает целый рой рассерженных пчёл, противостоять которым у курекуре нет ни сил, ни желания.
Молодая семья курекуре совместными трудами быстро углубила и расширила дупло до подходящего размера, и самка начала кладку. Она отложила уже два яйца на подстилку из древесной трухи. Дальше целый месяц самка будет насиживать кладку, а самец будет кормить её фруктами, ягодами и орехами. Когда вылупятся птенцы, оба родителя будут их выкармливать больше двух месяцев, прежде чем молодые птицы покинут гнездо. И даже после этого молодые птицы будут требовать некоторой заботы со стороны взрослых птиц, прежде чем станут полностью самостоятельными. И только через несколько лет молодые птицы достигнут зрелости и создадут собственные семьи, если смогут дожить до этого времени. Зато у курекуре очень долгий век – взрослая птица может прожить несколько десятков лет.
Чтобы дать начало новому поколению своего вида, самка курекуре должна сделать полную кладку – ей нужно отложить ещё одно яйцо, и только тогда она начнёт насиживать. Пока же попугаи кормятся вместе и охраняют свою территорию от сородичей, предупреждая их о своих территориальных притязаниях громкими дребезжащими криками. Гнездо курекуре, расположенное в дупле на высоте нескольких десятков метров над землёй, отлично защищено от многих хищников – но далеко не от всех.
Запах свежих птичьих кладок просто неотразимо манит одного из обитателей полога леса. Это существо крылатое, поэтому чувствует себя в пологе леса, как дома. Оно способно пролететь несколько километров в поисках своего любимого корма – птичьих яиц. А скорлупа яиц легко вскрывается его прочными острыми зубами. Этот житель сельвы – летучая мышь лесной широкозуб. В отличие от огромного множества видов рукокрылых, лесной широкозуб летает днём. Его полёт быстрый и очень маневренный – животное способно разворачиваться в воздухе и резко менять направление движения. У этого вида сравнительно крупные глаза, хотя лесной широкозуб обладает хорошими способностями к эхолокации. Однако самое развитое чувство у этого вида – обоняние. Лесной широкозуб издалека чувствует запах свежих яиц с жидким содержимым и безошибочно умеет отличать их от яиц с уже развитым зародышем. А его зубная система сильно редуцирована – остались лишь две пары коренных зубов и по одной очень развитой паре резцов в каждой челюсти.
Лесной широкозуб – осторожное и скрытное существо. Приближаясь к гнезду, летучая мышь старается быть на виду как можно меньше. Животное садится на дерево выше или ниже гнезда и подбирается к нему уже ползком, стараясь не выдавать своего присутствия. Если птица обнаружит широкозуба, летучей мыши не выстоять в схватке: когти и клюв птицы легко разорвут летательную перепонку животного – а это верная смерть. Поэтому, пока самка курекуре залезла в дупло и копошится там, летучая мышь спряталась рядом с гнездом. Недалеко от дупла, где гнездится курекуре, на коре растёт эпифитная орхидея, вытянувшая в воздух целую «бороду» воздушных корней. Лесной широкозуб забрался под них и теперь неподвижно сидит, замаскировавшись среди теней от воздушных корней. Расцветка шерсти животного помогает маскироваться: вдоль спины тянется тёмная полоска, а по бокам разбросано ещё несколько пятен. Поэтому сидящее неподвижно животное практически невозможно отличить от отслоившегося кусочка коры. Специфичный рацион наложил отпечаток на поведенческие особенности этой летучей мыши: широкозуб умеет долго ждать и выбирать нужный момент для нападения на птичью кладку.
Самка курекуре в очередной раз осмотрела кладку и вылезла из гнезда. У неё в яйцеводе созревает новое яйцо; когда она отложит его, кладка будет полной, и можно будет начинать насиживание. Выбравшись из гнезда, самка курекуре взлетела. Откуда-то из леса её окликнул самец, и самка ответила на его зов. Она полетела кормиться, уверенная, что кладка осталась в безопасности. Однако это далеко не так: почувствовав, что птица покинула гнездо, широкозуб оживился, выбрался из-под куста орхидеи и быстро прополз в дупло. Чтобы поесть, и при этом остаться в живых, он должен действовать быстро. Цепляясь когтями задних лап, широкозуб осторожно спустился в дупло и дополз до яиц, лежащих на подстилке из древесной трухи. Обнюхав яйца, он убедился в том, что они свежие, и насиживание ещё не начиналось. Летучая мышь развернула одно из яиц острым концом к себе, широко разинула пасть и откусила верхушку яйца резцами, напоминающими лезвия. Вязкий белок начал вытекать из отверстия, но летучая мышь просунула внутрь яйца длинный язык, снабжённый ворсинками по краям, и начала быстро вылизывать содержимое скорлупы. Если бы в яйце находился зародыш, это получилось бы с большим трудом; широкозуб нападает на кладки уже насиженных яиц лишь под угрозой голодной смерти. Этот вид – пример очень узкой пищевой специализации среди летучих мышей: это позволяет избегать пищевой конкуренции с другими видами рукокрылых, но одновременно увеличивает зависимость от единственного источника пищи и ограничивает ареал вида только теми областями, где птицы могут гнездиться круглый год.
В процессе эволюции широкозуб приспособился выедать птичьи яйца очень быстро: буквально за несколько минут животное расправилось с обоими яйцами. Их жидкое содержимое переместилось в эластичный желудок, и после трапезы живот широкозуба оказывается сильно раздутым. С таким бременем зверьку трудно двигаться: он ползёт, приподнимаясь на крыльях, словно большой мохнатый паук. Цепляясь большими пальцами крыльев, широкозуб поднялся к входу в дупло, с трудом перевалил через край и быстро пополз обратно в укрытие под корнями орхидеи.
Оказавшись в безопасности, широкозуб начал готовиться к полёту. Если его вспугнуть прямо сейчас, он вряд ли сможет долго летать: слишком уж тяжело содержимое его желудка. В процессе эволюции эта летучая мышь приобрела способность быстро поглощать большие объёмы жидкой пищи и умело обрабатывать её. Как только широкозуб повис в укрытии, из его раздутого желудка начала экстренно откачиваться вода, и содержимое желудка постепенно сгущается в пастообразную массу. При этом возросла нагрузка на почки, которые начали убирать лишнюю воду из крови, быстро наполняя мочевой пузырь. Ещё через несколько минут летучая мышь испустила порцию жидкой мочи, выбралась из укрытия и легко взлетела. Лишний груз сброшен, а в колонию будет доставлен только концентрированный свежий корм. Трепеща крыльями, словно чудовищная мохнатая бабочка, лесной широкозуб скрылся в пологе леса – он спешит домой.
Вернувшись с кормления, самка курекуре забралась в дупло и увидела, что от её яиц остались только пустые скорлупки. Поэтому последнее яйцо, которое она должна будет снести сегодня вечером, на самом деле оказывается первым – только уже в новой кладке. От двух яиц остались только скорлупки, которые она сразу же съела – содержащаяся в них известь пойдёт на формирование скорлупы новых яиц. Теперь ей придётся потратить ещё некоторое время, чтобы сделать полную кладку, и сесть на яйца примерно на неделю позже. В тропическом климате, где нет резко выраженных времён года, такая задержка несущественна.
Лесной широкозуб спешит домой. У этого вида летучих мышей прекрасная память, и в голове хранится карта местности, на которой отмечено расположение колонии и множества известных птичьих гнёзд. Добывая пищу, широкозуб не только рыщет наудачу, ориентируясь на запах птичьих кладок, но и проверяет уже известные гнёзда на наличие свежих яиц. Сейчас ему повезло: он выпил сразу два яйца крупного попугая, и это хорошая добыча. Летучая мышь держит путь к одному из нарушенных участков леса на берегу реки, где среди широколистной пионерной растительности поднимаются на гибких стволах изящные кроны пальм с веерными листьями. Эти растения селятся на участках с повреждённым лесным покровом одними из самых первых, и быстро растут, успевая завершить свою жизнь прежде, чем их заглушат деревья других видов. Широкозуб залетел под один из веерных листьев, прицепился к нему когтями и пополз к его середине. Недалеко от места прикрепления листа к черешку его жилки слегка подгрызены, поэтому края листа свисают вниз, словно палатка. В тени под прикрытием этих листьев висят вниз головами несколько его сородичей. Колония широкозубов под этим листом насчитывает несколько десятков особей, но в сборе она бывает только ближе к вечеру. Сейчас многие из членов колонии улетели на поиск пищи, но эти особи уже успели вернуться: им не повезло найти пищу во время утреннего вылета. У маленьких животных очень высокая скорость обмена веществ, поэтому голодание в течение долгого времени для них смертельно. Прилетевший с полным желудком сородич вызывает интерес у голодных особей. Один из зверьков подполз к сытому, повисшему неподалёку, и начал облизывать ему морду и подбородок. Это просьба о поддержке, и инстинкт предписывает не оставлять её без внимания. Каждая сытая особь собирает пищу не только для себя, но и для всей колонии. Птичьи яйца – дефицитный ресурс, поэтому обмен пищей позволяет животным выживать. Звери соединили губы в свообразном «поцелуе», и сытый зверь отрыгнул в рот голодному часть своего улова – концентрированную пасту из смеси яичного желтка и белка. Не всем зверям сегодня улыбалась удача в поиске такого специфичного корма, и взаимовыручка позволяет им получить шанс на выживание. Это одна из многих стратегий выживания в сельве.
…Прошло 3 года. Аджурикаба вырос, повзрослел и начал самостоятельную жизнь. Он уже достиг размеров взрослого зверя, и постепенно освоил охотничьи приёмы, которыми пользовалась его мать. Этого достаточно, чтобы не умереть с голоду, но технику охоты ещё придётся улучшать. В отличие от Тискесусы, Аджурикаба оставил мать вовремя и без лишних эмоций. Пока он подрастал, его связь с матерью постепенно слабела. Он всё больше времени проводил в одиночестве, и иногда покидал мать на один-два дня, чтобы обследовать территорию или немного поохотиться самостоятельно. В это время случилось ещё одно событие, ставшее толчком к началу его самостоятельной жизни: за несколько месяцев до их расставания у его матери началась течка, и она забеременела. В начале беременности её отношение к Аджурикабе не менялось: она по-прежнему уделяла ему внимание, делилась добычей, вылизывала после еды и позволяла спать под её боком. Но новый детёныш в её чреве рос, и она начала относиться к Аджурикабе иначе: вначале не подпускала его к добыче, пока не наестся сама, а потом просто начала отгонять его от себя, позволяя лишь спать в логове, но подальше от неё самой. В конце концов, однажды утром мать просто задала ему жёсткую трёпку и выгнала из логова. Последнее, что Аджурикаба получил от матери – свежий болезненный шрам на боку. Так начался новый этап в его жизни – молодость, полная опасностей и странствий по сельве в поисках пищи и собственной территории. Свежий шрам кровоточит и сильно болит, и Аджурикаба время от времени останавливается, чтобы вылизать рану.
Жизнь Аджурикабы полностью изменилась: ему некуда идти, негде переждать ночь, и во время охоты он должен теперь рассчитывать только на собственные силы. Несколько раз ему удавалось поймать какую-то мелочь вроде мелких грызунов, ящериц и лягушек, но такой добычей можно лишь ненадолго заглушить голодную резь в желудке. Крупному молодому ягуарету нужна более крупная добыча.
С самого утра Аджурикаба бродит по лесу, принюхиваясь и слушая звуки. Он пытается обнаружить добычу, используя весь свой опыт. Острое обоняние помогает Аджурикабе обнаружить присутствие возможной добычи даже в густых зарослях. Пока Аджурикаба ещё находится на территории своей матери, где ему знакомы все тропы и места для устройства засад. По одной из троп он вышел к берегу широкой лесной реки – одного из многочисленных притоков системы Амазонки и Гипполиты. Здесь растут широколистные травы, и можно найти множество мест для устройства засады. К реке спускается множество звериных троп, и здесь можно встретить приходящих на водопой наземных жителей, а также обитателей рек, которые выходят пастись на берег. Он чувствует запах старого навоза барокавий – несколько дней назад стадо этих животных выходило на берег пастись. Однако взрослая барокавия – это опасный противник даже для взрослого ягуарета, а молодому зверю вряд ли удастся добыть даже детёныша этого чудовищного грызуна: родители свирепо охраняют своё потомство и способны втоптать в землю любого, кто посягнёт на их потомство и окажется недостаточно проворным или осторожным.
Помимо барокавий, на речных берегах можно встретить других животных. На упавшем в воду стволе дерева лежат аквагуаны – крупные водяные ящерицы. Они травоядны, но их хвосты – страшное оружие, способное наносить сильные удары. Мясо аквагуаны нежное, но добыть одну из рептилий незаметно не удастся: нужно обязательно выйти на открытое место, где они заметят опасность и скроются в воде. Аджурикаба умеет плавать и уже пережил целых три наводнения, но предпочитает не лезть в воду без лишней необходимости. Зато на берегу среди поросли болотных трав пасётся стадо мелких травоядных зверей – джакарав. Барокавии съели болотные растения, достигшие полного размера, и из корневищ, оставшихся в почве, отрастают молодые побеги – ради них джакаравы пришли сюда. Стадо этих грызунов состоит из крупного старого умудрённого опытом самца, трёх его самок и их детёнышей. Самая старшая самка живет с самцом уже семь лет, а младшая примкнула к его гарему только три года назад и уже принесла патриарху молодого «наследника». Детёныши с полосатой шкурой резвятся вокруг взрослых, время от времени пробуя пищу, которую те щиплют. А взрослые звери заняты кормёжкой, и лишь изредка поднимают головы и оглядываются. Они полагаются на слух: по голосам лесных животных они определяют появление опасности.
Аджурикаба следит за стадом из укрытия. Он очень голоден, но опыт, полученный за время жизни с матерью, учит его проявлять терпение. Он следит за стадом джакарав, сохраняя неподвижность, и листва скрывает от любопытных взглядов лесных обитателей его яркую шкуру – рыжую с кольцевидными чёрными пятнами. Лишь кончик хвоста хищника подёргивается, выдавая его волнение. Со времени, когда он покинул мать, ему удалось съесть лишь несколько мелких зверьков, и это его первая самостоятельная охота на более крупную дичь.
Его первая самостоятельная охота едва не закончилась провалом. Оказалось, что он ещё не очень опытный охотник, потому что не учёл направление ветра. Старый самец джакаравы, находящийся всё время начеку, сделал несколько шагов в сторону от стада и почуял его запах. Раздув ноздри, он подал громкий сигнал опасности и бросился в сторону воды. Вся его семья послушно бросилась наутёк, даже не разбираясь, что же он почуял. Аджурикаба бросился за ними – скорее наудачу, чем с определённым планом действий. Однако ему всё-таки повезло: самый маленький детёныш джакаравы во время бега наткнулся на скрытую среди ила корягу и подвернул ногу. Самка убежала немного вперёд и не успела защитить своего детёныша. Несколькими быстрыми мягкими прыжками Аджурикаба настиг детёныша джакаравы, схватил его зубами за горло, встряхнул и начал душить. Несколько судорожных движений – и тело детёныша джакаравы безжизненно повисло у него в зубах. Развернувшись, Аджурикаба поволок свою первую значительную добычу в заросли. Это, конечно, не самый плотный обед в его жизни – детёныш джакаравы уж очень маленький, и хищник утолит голод лишь на несколько часов. Важно другое – Аджурикаба прошёл испытание в роли одиночного охотника, хотя его успех был скорее случайностью.
Семейство джакарав, вспугнутое Аджурикабой, переплыло реку и оказалось примерно в двухстах метрах от места трагедии. Звери немного успокоились, глядя на пятнистого хищника, оставшегося на другом берегу. И только молодая самка, потерявшая детёныша, жалостливо призывает малыша, но он уже никогда не откликнется. Прошло около часа, прежде чем она прекратила свои напрасные призывы и поняла, что детёныша она больше никогда не увидит.
Укрывшись в зарослях, Аджурикаба пирует. Он раздирает зубами тонкую шкуру детёныша джакаравы и с жадностью пожирает куски ещё тёплого нежного мяса. Он глотает добычу вместе с костями и шерстью – непереваренные остатки он вскоре отрыгнёт. Охота вместе с матерью бывала более успешной, но во время беременности она стала поедать всё больше и больше мяса, оставляя Аджурикабе объедки, едва утоляющие его голод. Но сейчас никто не посмеет отнять у него его законную добычу – она принадлежит только ему.
Осваивая самостоятельную жизнь, Аджурикаба пробует разные способы охоты. Часть умений он получил в детстве во время игр с полуживой добычей, которую приносила ему мать, или во время совместной охоты с матерью, когда уже достаточно подрос и окреп. Но многое ему придётся постигать на собственном опыте. И голод оказывается лучшим учителем для хищника, чем даже его собственная мать – он учит прятаться лучше, подкрадываться тише и убивать быстрее. А ещё голодный зверь пробует охотиться даже на таких животных, которых никогда не приносила мать.
Лиана пассифлоры обвивает дерево. В эпоху человека предок этого вида был хрупким растением с тонкими вьющимися стеблями. Его потомок эпохи неоцена сильно изменился: это крупная многолетняя лиана с толстым одревесневающим стволом, легко дорастающая от земли до полога леса. Среди рассечённых пальчатых листьев раскрываются большие яркие цветки, живущие всего один день. Их гроздья удивительно красивы и заметны издалека. За время своей недолгой жизни цветки должны быть опылены, поэтому они привлекают своими яркими лепестками насекомых и птиц. Вокруг цветков пассифлоры кружатся разнообразные бабочки, а в лучах солнечного света вспыхивают металлическим блеском колибри и одиночные осы разных видов. Другие виды растений превращают свои цветки в хитроумные ловушки для опылителей, но пассифлора пошла по другому пути, и её широко раскрытые цветки угощают нектаром даже самых неспециализированных опылителей – при этом повышается вероятность хотя бы случайного переноса пыльцы с одного растения на другое.
По стеблям и листьям этого растения ползают муравьи тарукува. Гигантские пассифлоры для них – неисчерпаемый источник пищи. В зарослях лантаны поломики муравьи тарукува ищут колонии бодушек покопоко и собирают их сладкие выделения, а здесь им не нужен посредник: многочисленные экстрафлоральные нектарники на черешках листьев в изобилии выделяют сахаристый секрет, съедобный для муравьёв. Тарукува собирают его, попутно обследуя листья растения, где ловят и поедают личинок насекомых, вредящих пассифлоре.
Над крупными цветками пассифлоры, летают бабочки итотоптеры, сверкая крыльями в лучах солнца. Их тоже привлекают цветы пассифлоры, но отнюдь не нектаром: ради нектара на цветы садятся мелкие насекомые, на которых нападают взрослые итотоптеры. Взрослая бабочка этого вида – хищник, но сравнительно малоспециализированный. Хотя её не сравнить в искусстве убивать с богомолами, она также схватывает мелкую добычу видоизменёнными передними ногами и удерживает, пока высасывает при помощи хоботка. Итотоптера – враг различных бабочек, с которыми может сравниться в скорости полёта, и других насекомых с относительно мягкими покровами тела. Она легко высасывает крупных тлей, червецов и других малоподвижных насекомых с мягкими покровами тела, но избегает нападать на пчёл и ос, вооружённых острыми жалами. Это специализированный вид бабочек, но хищник из итотоптеры не самый эффективный, поскольку использует лишь очень ограниченный спектр добычи.
В условиях тропического климата пасифлора цветёт и плодоносит круглый год. Среди листвы созревают крупные ягоды, привлекающие растительноядных позвоночных полога леса. Обезьяны, сумчатые, грызуны, а также попугаи и другие птицы – все они кормятся сочными плодами пассифлоры и распространяют её семена по окрестностям. Многие из них поедают плоды растения прямо в пологе леса, но значительная часть плодов переспевает и падает на землю. Лесные жители прекрасно знают об этом, и часто спускаются в поисках плодов в подлесок. Есть в этих опавших плодах одно заманчивое свойство: сок в них отчасти сброжен дрожжами, поэтому они содержат небольшое количество алкоголя. И это обстоятельство привлекает в подлесок стаю попугаев курекуре. Крича и ссорясь друг с другом, птицы бродят по земле и поедают опавшие перезрелые фрукты пассифлоры. Несколько курекуре лазают в листве лианы в пологе леса, и их неосторожные движения заставляют падать переспевшие плоды. Когда они шлёпаются на землю, ближайшие попугаи встревоженно ворчат, но быстро успокаиваются, убедившись, что это всего лишь плод.
Небольшое количество алкоголя в перезрелых плодах делает попугаев чуть менее осторожными, поэтому они не замечают, как по зарослям к ним очень осторожно подползает Аджурикаба. Он уже два дня не ел ничего крупнее мыши, и сейчас настолько голоден, что готов съесть что угодно. Крупный попугай мог бы стать неплохой закуской, поэтому Аджурикаба решил добыть хотя бы одну птицу из стаи. Его пятнистая шкура не выделяется среди растительности подлеска, и Аджурикаба осторожно крадётся к пирующим попугаям.
Крики тревоги попугаев раздались внезапно – ни один из них не смог бы заметить Аджурикабу, прячущегося в кустарнике. Всё произошло стремительно и неожиданно: прямо над землёй пронеслась огромная тень, раздался громкий крик схваченного попугая, полетели пёстрые перья. Попугаев спугнул Сагуанмачика – он также наблюдал за этой стаей из укрытия среди лиан, и в нужный момент схватил одну из самых крупных птиц. Одна из птиц, громко крича, бросилась в сторону затаившегося Аджурикабы, и он практически бессознательно подскочил вверх на два метра, одним ударом лапы сбил её, прижал лапой к земле и оторвал голову. Другие птицы с криками разлетелись в разные стороны, но оба хищника получили добычу, и им нет смысла продолжать охоту. Массивный ягуарет редко проявляет такое проворство, но сейчас Аджурикаба голоден, поэтому решился на такой прыжок, и его попытка была вознаграждена сполна.
Аджурикаба с удовольствием съел попугая – мясо птицы тёплое и нежное. Но голод так и не отступил – чтобы не мучиться от голода, хищник должен съесть не меньше десяти килограммов мяса за один присест. Кроме того, перья делают поедание такой добычи неудобным: вместе с мясом Аджурикаба наглотался несъедобных перьев. Однако он съел попугая почти целиком, оставив лишь костлявые ноги и крылья. Даже череп птицы он разгрыз и съел мозг. Голод больше не режет желудок, но этого мало, поэтому Аджурикаба продолжил поиск пищи. Он вновь вышел к реке и пошёл вдоль берега, пытаясь высмотреть в реке рыбу побольше, или же какую-то другую крупную добычу. Он видел греющихся на берегу аквагуан, но рептилии вовремя замечали его и бросались в воду, где Аджурикабе было бы значительно сложнее ловить их.
Места, по которым бродит Аджурикаба, новые для него. Он уже покинул территорию матери и теперь держится на пограничных «ничейных» землях, которые плохо знакомы ему. Ещё через полчаса ему повезло найти небольшой пруд, почти пересохший, который в разлив соединялся с руслом реки. Аджурикаба осторожно спустился к воде, ступая по влажной глинистой почве, и увидел у берега полуметровую рыбу. Заметив его, она отплыла подальше от берега, но размер этого пруда слишком мал, чтобы она могла укрыться в глубине вдали от берега. Поэтому Аджурикаба зашёл в воду и всё-таки сумел добыть рыбину: одним точным движением лапы он выбросил её на берег, убил ещё одним ударом лапы и начал с жадностью поедать прямо с костями. После трапезы хищника от рыбы осталась лишь большая костлявая голова с зубастыми челюстями.
Молодому Аджурикабе после того, как он покинул мать, нужно завоевать свою охотничью территорию. Его вид – это верховный хищник в экосистеме, и каждому представителю вида нужна обширная кормовая территория. Сейчас Аджурикаба переживает не лучшие времена: он голодает и вынужден поедать любую случайную добычу. За день ему удаётся съесть несколько мелких животных, но это лишь позволяет ему не умереть с голода. Он вынужден охотиться на незнакомых ему «ничейных» территориях, разделяющих владения взрослых сородичей, и у него нет постоянного логова. Тем не менее, Аджурикаба инстинктивно стремится отвоевать себе подходящую территорию для жизни. Нужно просто действовать решительнее.
После нескольких дней скитаний Аджурикаба вторгся на территорию крупной взрослой самки. Он не встречался с хозяйкой территории непосредственно, но учуял запах её меток. Аджурикаба обнюхал деревья и обнаружил метки этой особи – старые и давно не подновлявшиеся. Это обстоятельство окончательно склонило чашу весов в пользу решения о вторжении, и он решил действовать открыто и прямолинейно. Для начала Аджурикаба пометил границу территории своим запахом, обильно помочившись поверх меток самки. Понюхав свои свежие метки, он начал обходить территорию. Эти места показались ему очень хорошими для охоты: Аджурикаба постоянно находит тропы и следы разных зверей, и среди них много тех, на которых охотилась его мать. Когда он чувствует запахи, в его памяти всплывают образы животных, и он вспоминает вкус их мяса. Возле реки Аджурикаба нашёл следы джакарав – их здесь много, несколько семейных групп. Он обнюхивает следы, отпечатавшиеся на берегу реки, с наслаждением вдыхая запах этих существ. Мясо джакаравы он любил, когда был детёнышем, и мать часто притаскивала с охоты этих грызунов. После изгнания с территории матери ему редко приходилось есть это вкусное мясо, а тут он ощутил запах целого стада. В нём он явственно различает запахи взрослых и молодых зверей, и они свежие – стадо находится где-то рядом. Внезапно где-то в зарослях тростника послышался плеск, и Аджурикаба замер. Затем он мягким прыжком скрылся в зарослях и начал наблюдать.
Аджурикаба не ошибся: джакаравы вышли на берег целым стадом – самец, несколько взрослых самок и детёныши разного возраста с полосатыми шкурами. Звери кормятся, ощипывая прибрежную растительность. Ветер дует от них в сторону Аджурикабы, и он осторожно подкрадывается к ним. Ещё пара метров ползком, и можно будет нападать.
…Удар в бок оказался очень силён – Аджурикаба повалился набок и завыл от боли, а над ним встала крупная взрослая самка с оскаленными зубами. Хозяйка территории приняла вызов и явилась, чтобы наказать чужака. Услышав дерущихся в кустах хищников, джакаравы бросились прочь, издавая тревожные крики, и скрылись в воде. Но самку-хозяйку территории не волнует сорванная охота. Сейчас главное для неё – подтвердить своё право на территорию и прогнать нахального и довольно сильного чужака. Добыча приходит и уходит, и в другой раз её охота рано или поздно будет удачной, а свою охотничью территорию терять нельзя – вместе с ней можно потерять и всю добычу, которая водится на ней, что значительно хуже одной случайной неудачи.
Самка вновь бросилась на Аджурикабу – ей показалось, что он слишком медленно поднялся на лапы и не спешит убежать прочь. Ударом лапы она разорвала шкуру ему на спине, оставив три глубоких параллельных шрама от когтей. Инстинкты запрещают этим хищникам ранить противника-сородича в голову, но даже удары когтей этой самки по спине и бокам очень болезненны: она более крупная и сильная, чем Аджурикаба. А повышенная агрессивность этой самки объясняется тем, что у неё в логове подрастает потомство, и она не потерпит присутствия чужака даже на границе своей охотничьей территории. Поэтому и метки на пограничной территории были давними – самка не отлучается далеко от логова. Несколько меток, оставленных Аджурикабой в глубине её территории, заставили её выйти специально для поиска и выдворения наглого чужака, с чем она справилась достаточно быстро.
Аджурикаба удрал с территории самки, несмотря на боль от ран. Он ранен в спину, и несколько глубоких царапин кровоточат и сильно болят, когда зверь делает резкие движения. Ему удалось отыскать укромное место в кустарнике, и он несколько дней отлёживается, пока рана заживает. Рана сама по себе не опасна, и Аджурикаба вылизывает её, очищая от загрязнений, но чувство голода велико. На второй день после ранения он смог поймать ящерицу, но это далось ему ценой больших усилий – он охотился, превозмогая боль в спине. Во время охоты рана открылась и начала кровоточить, поэтому Аджурикабе пришлось зализывать её. Он с трудом сумел сделать прыжок, убил ящерицу и съел её вместе с костями. Это ненадолго утолило его голод, но уже через несколько часов чувство голода снова дало знать о себе. В течение нескольких дней Аджурикаба подолгу отсыпается – так он меньше чувствует голод. Во снах к нему приходят обрывки воспоминаний, и лапы спящего зверя чуть подёргиваются – Аджурикабе снятся удачные охоты и обильное пиршество после них.
Полог леса, подобно подлеску, разделён на множество индивидуальных территорий, и самые крупные среди них принадлежат ильяпам. Здесь невозможно провести чёткие границы, и хозяева территорий совершают облёты своих владений и громкими криками обозначают свои территориальные притязания. Крупная молодая самка ильяпы охотится на территории, принадлежащей самцу Сагуанмачике. Ей удалось поймать мелкую обезьяну, она села на ветвь высокого дерева и начала разделывать добычу, сдирая шкуру клочьями и отрывая мясо.
Сагуанмачика регулярно облетает собственную территорию. В отличие от Аджурикабы, он сумел достаточно быстро отыскать подходящее для жизни место, и теперь готов отогнать любого чужака, вздумавшего посягнуть на его право владения этой территорией. Острое зрение позволяет ему с лёгкостью заметить нарушителя, а острый клюв и когти уже несколько раз помогали ему пресекать попытки изгнать его с обжитой территории.
Он издалека заметил охотящегося на его территории сородича, и полетел восстанавливать справедливость. Он увидел, в какой части леса зашёл на атаку нарушитель территории, и поднялся выше, чтобы охватить взглядом как можно большую территорию. На одном из деревьев он заметил нарушителя, поедающего обезьяну, и закружился над ним, постепенно снижаясь. Сагуанмачика быстро разглядел, что на его территории оказалась самка, и сел на соседнее дерево. Самка также заметила его: она раскрыла крылья, демонстрируя себя, и накрыла ими добычу, словно пытаясь скрыть её от хозяина территории. На самом деле она показывает решимость защищать добычу, и Сагуанмачика должен быть осторожнее, если хочет узнать её поближе. Самка ильяпы крупнее самца, и может принять неосторожное приближение Сагуанмачики за посягательство на её добычу. Такое недопонимание может привести к конфликту с непредсказуемыми последствиями для обеих его сторон. Поэтому Сагуанмачика не слетает со своего дерева и терпеливо ждёт, пока самка закончит кормиться.
Самка заинтересовала Сагуанмачику. Она молода, и скоро может стать готовой к размножению. Сам Сагуанмачика уже достиг половой зрелости, и этим объясняется его интерес к самке. Если бы их встреча произошла на полгода раньше, он попробовал бы прогнать самку, и даже подраться с ней. Однако сейчас он относится к ней совершенно иначе, и это в порядке вещей для него. Он не стал прогонять самку со своей территории, а просто взлетел с дерева и отправился по своим делам.
У крупных хищных птиц, агрессивных и вооружённых острыми клювами и когтями, процесс сближения будущих брачных партнёров происходит очень долго и постепенно. Они должны, как минимум, привыкнуть к присутствию друг друга, и лишь через некоторое время им можно будет попробовать установить более близкие контакты. Сагуанмачика занялся ухаживаниями всерьёз. Утром ему удалось в очередной раз добыть попугая курекуре. С добычей в когтях он взлетел над пологом леса и сделал несколько кругов над своей территорией. Он увидел, как самка летает над кронами деревьев в поисках добычи. Это как раз удобный момент, чтобы попробовать перейти к более близким отношениям. Взлетев выше, Сагуанмачика пролетел над самкой, разжал когти и бросил ей добычу. Самка моментально сориентировалась – она бросилась вперёд и ловким броском с переворотом подхватила убитого попугая. Заполучив добычу, она села на дерево и начала рвать перья на добыче. Сагуанмачика сел на соседнюю ветку, и самка оценивающе взглянула на него. Она раскрыла крылья, словно защищая добычу, но Сагуанмачика заметил некоторую формальность этого движения. Самка ещё относится к нему настороженно, поэтому Сагуанмачика не торопится сближаться с ней. Пока она не улетает с его территории, и ему этого вполне достаточно.
Постепенно птицы становятся ближе друг к другу. Самка проявляет меньше агрессии, когда Сагуанмачика оказывается рядом, и охотно принимает его подарки. Через несколько дней после их знакомства самка уже не проявляла агрессии, когда Сагуанмачика садился на то же самое дерево, где она поедала очередную добычу. И однажды настал день, когда Сагуанмачика осмелился почистить оперение на голове этой самки. Она не возражала.
Аджурикаба долго бродил по пограничным территориям. Рана, полученная от самки, заросла, и уже практически не болит – на месте шрамов остались только тонкие полоски голой безволосой кожи. Встреча с этой самкой стала ещё одним уроком для Аджурикабы: теперь он ведёт себя значительно осторожнее, не оставляет следов своего присутствия и старается не провоцировать хозяина территории на конфликт. Вторгаясь на чужую территорию, Аджурикаба старается закапывать помёт и мочу, вынюхивает следы хозяина территории, наблюдает за ним и пробует узнать его получше. Несколько раз Аджурикаба терпел неудачу – соперники явно были сильнее, и он старался покинуть их владения, избегая их агрессии. Лишние ранения ему не нужны – они слишком надолго лишают его способности нормально охотиться.
После примерно двух недель поисков Аджурикаба обошёл территории почти всех зверей, живших прямо по соседству с его матерью. Не найдя возможности захватить территорию хотя бы кого-то из них, он начал обходить земли, ранее совершенно незнакомые ему – по внешнему краю владений соседей его матери. Он внимательно обнюхивал метки сородичей на границах территорий, стараясь извлечь из их запаха как можно больше информации. Ему встретились метки сильного взрослого самца, самки в течке, молодого половозрелого самца чуть старше его самого и нескольких других зверей, встреча с которыми не сулила ему ничего хорошего. А один из запахов показался ему весьма перспективным. Это слабый запах самца, причём уже весьма немолодого – запах, давно не подновлявшийся. Аджурикабе это говорит о том, что хозяин этих охотничьих угодий редко заявляет о своих правах на территорию, поэтому можно попытаться захватить его владения.
Аджурикаба действует скрытно. Он проник на территорию старого самца и прошёл по ней, оценивая её. Ему встречалось много следов травоядных зверей, он видел нескольких дикобразов-мирийютериев, и однажды вспугнул стадо джакарав, неожиданно выйдя прямо на него из зарослей. В конце концов, он обнаружил следы хозяина территории и последовал по ним. Аджурикаба – хороший следопыт, и ему не составило труда выследить хозяина территории – самца, который в лучшие времена наводил страх на соседей. Спрятавшись в кустарнике, Аджурикаба наблюдает за ним. Этот самец явно находится на закате своего могущества. Он был бойцом, и в его шерсти видно множество следов от заросших шрамов. Его уши порваны, а половина одного уха вовсе была кем-то откушена. Шерсть уже приобретает светлый оттенок – в ней появляются седые волосы. И походка зверя уже лишена уверенности, присущей полному сил животному. Аджурикаба немного понаблюдал за хозяином территории и начал действовать. Он ушёл на нейтральную территорию и начал уничтожать запах этого самца везде, где только встречал. Он заваливает землёй метки старого самца и ставит поверх них собственные метки мочой. Там, где старый самец метил мочой ствол дерева, Аджурикаба ставит свою метку выше и обильнее, а затем обдирает когтями кору выше метки. Это явные вызовы, и Аджурикаба готовится к самому главному – к непосредственной встрече с хозяином территории. Он постепенно увеличивает количество знаков своего присутствия, и во время обхода своих меток обнаруживает свежие метки старика далеко не везде.
Последняя схватка за территорию случилась неожиданно для обеих сторон. Аджурикаба обходил территорию старого самца по берегу одной из лесных рек, когда внезапно ощутил запах свежей крови джакаравы. На территории ягуарета обычно водится много мелких хищников, и ягуарет при встрече с ними часто пользуется правом сильного и отнимает их добычу. Аджурикаба голоден, и уже не раз успешно проделывал такой приём. Поэтому он начал искать источник этого запаха. Однако он нашёл нечто большее – самого хозяина территории, старого ягуарета, который пожирает недавно убитую джакараву. Аджурикаба не стал скрываться: он вышел к хозяину территории открыто, рыча и хлеща себя хвостом по бокам. Старый самец зарычал в ответ, и Аджурикаба увидел, что два клыка у него сломаны, а некоторых зубов не хватает. Аджурикаба сделал несколько шагов в сторону туши джакаравы, а затем развернулся задом к ближайшему дереву и помочился, заявляя о своих претензиях на территорию. Его запах был хорошо знаком старому зверю, и он сделал пару шагов навстречу претенденту. Но видно, что он не уверен в своих силах: старик колеблется, старается произвести впечатление, но не готов подкрепить его действиями. Поэтому Аджурикаба сразу пошёл в наступление, наскочив на старого самца, и нанёс ему удар лапой в плечо. На шкуре старика заалела кровь, и рык перешёл в вой боли. Он отступил на шаг, а Аджурикаба начал наступать на него, стараясь нанести ещё удар – то одной лапой, то другой. Ему удалось сильно оцарапать лапу старого самца, и он начал теснить его, отгоняя от туши джакаравы. Аджурикаба ощущает слабость старого зверя, поэтому он начал наступление, не давая старику собраться с силами и дать отпор. Решительность старика исчезла: он уже не устрашает Аджурикабу, а просто огрызается в ответ, постепенно отступая. Уже очевидно: он проигрывает поединок. Из царапин на его шкуре течёт кровь, пропитывая шерсть, и он явно не в состоянии дать отпор молодому и сильному самцу – Аджурикабе.
Итог схватки был предсказуем: старый самец бросил недоеденную тушу джакаравы и отступил. На самом деле он потерял не только свою добычу – на его территории уже появилось слишком много меток, оставленных Аджурикабой. Победив старого самца, Аджурикаба начал с жадностью поедать тушу джакаравы, убитой уже бывшим хозяином территории. Он ощущает себя победителем, и только что обеспечил себе прекрасное будущее на ближайшие годы. Он не преследует уходящего старого самца, и ему всё равно, что с ним будет – пусть выживает, как может. Если он появится на территории, принадлежащей теперь Аджурикабе, будет драка, в которой он может потерять не только здоровье, но и жизнь.
Бассейн великих рек Южной Америки – это место, где лес и река дополняют друг друга, формируя уникальные местообитания, богатые жизнью. Здесь наземные животные часто ищут корм около воды или в воде, полуводные животные кормятся на суше, и даже постоянные обитатели реки получают свою долю богатств леса.
Джакаравы очень любят кормиться ягодами лантаны поломики, хотя это растение предпочитает расти подальше от воды, в местах, не затопляемых рекой во время наводнений. Ради ягод джакаравы могут совершать рискованные вылазки в лес. Стадо этих грызунов движется по тропе, ведущей к зарослям. Такие тропы чаще всего прокладывают мирийютерии, для которых лантана поломики является одним из важных пищевых ресурсов. Самец, возглавляющий стадо, знает дорогу к зарослям лантаны – он уже не раз проходил по ней. В густом подлеске он ориентируется главным образом по запаху, который распространяет это растение. Лес чужд этим грызунам, хотя их предки жили именно в лесу. Вдали от спасительной реки джакаравы держатся очень осторожно: постоянно прислушиваются к звукам леса, оглядываются и нюхают воздух. При появлении опасности они не смогут спрятаться в воде, и им придётся полагаться только на быстроту бега. Грациозное телосложение и длинные ноги позволяют этим животным развивать высокую скорость, но они способны бегать не очень долго – в привычной для себя среде они предпочли бы как можно быстрее нырнуть в воду.
Вскоре стадо джакарав добралось до зарослей лантаны, и звери начали объедать плоды с кустарников. Некоторые звери предпочитают подбирать самые спелые плоды с земли, другим больше нравятся зрелые фиолетовые плоды, ещё висящие на ветках. Однако не всё, что похоже на зрелый плод этого растения, является таковым.
В природе ни один вид живых организмов не лишён своих паразитов и симбионтов. Даже лантана поломики, ткани которой пропитаны ядом, является хозяином нескольких видов грибов. За накопление спирта в опавших плодах растения отвечает особый вид дрожжей, на живых тканях поселяются ржавчинные грибы, а в рыхлой ткани в сердцевине стебля растения разрастаются гифы паразитического гриба лантанового ложноплодника. Этот гриб паразитирует в тканях побегов растения практически незаметно, вызывая лишь некоторое измельчание и отставание в росте побегов растения-хозяина. На этих побегах также распускаются цветки и созревают плоды, и видимым проявлением вреда этого гриба для растения является меньшая урожайность поражённого побега – на нём опадает больше завязей и созревает меньше плодов. Однако животные всё равно находят, чем полакомиться на этих ветках. В некоторых местах стебля грибница лантанового ложноплодника прорастает сквозь ткани побега растения-хозяина, образуя под корой наплывы. В этих местах кора лопается, и из трещин появляются пузыревидные плодовые тела на ножках, содержащие внутри рыхлую спороносную массу. Они постепенно увеличиваются в размерах, приобретая упругую консистенцию и фиолетовую окраску. Зрелое плодовое тело накапливает значительное количество сахара и становится таким же вкусным, как настоящие плоды растения. Плодовые тела ложноплодника настолько искусно имитируют плоды лантаны поломики, что звери, похоже, практически не различают их.
Когда джакаравы или мирийютерии поедают плодовые тела лантанового ложноплодника, их желудочный сок частично растворяет оболочку спор гриба, способствуя их прорастанию. Помёт животного, упавший на почву, пронизанную корнями лантаны поломики, является прекрасной средой для прорастания спор. Если это помёт мирийютерия, то он с большей степенью вероятности окажется где-то в зарослях лантаны, и прорастающий мицелий гриба легко находит корни растения-хозяина. Джакаравы после кормления плодами лантаны уходят далеко от зарослей, и споры гриба, прорастающие из их помёта, скорее всего, не найдут подходящего хозяина.
Пока джакаравы лакомились плодами, они потеряли свою обычную природную осторожность. Звери меньше глядели по сторонам, а шелест листьев лантаны не позволял им слышать звуки леса. Поэтому для них было большой неожиданностью появление крупного зверя, похожего на небольшого медведя – всеядного макрокупары.
Старый самец джакаравы вовремя ощутил опасность – он заметил зверя, прячущегося в зарослях, и подал предупреждающий сигнал для всего семейства. Услышав его, самки с детёнышами быстро убежали, делая высокие прыжки. Глава стада остался один на один с врагом. Джакаравы находятся в непривычной для себя среде, поэтому самцу приходится вступать в драку с хищником, хотя возле водоёма он, скорее всего, просто прыгнул бы в воду, и не стал бы рисковать жизнью. Но сейчас он должен всеми силами остановить хищника. Макрокупара не отличается смертоносной быстротой, как ягуарет, но компенсирует медлительность значительной физической силой. В запасе у джакаравы есть один эффективный защитный приём, которым эти животные пользуются во время драки с хищником такого рода. Самец джакаравы поднялся на дыбы, чтобы казаться крупнее, и сделал несколько пружинящих скачков на задних ногах в сторону макрокупары, пытаясь ударить неожиданного противника копытом в морду. Макрокупара заревел и поднялся на задние лапы, взмахивая когтистыми передними лапами. Самец джакаравы несколько раз ловкими прыжками уходил от ударов когтей макрокупары, а затем одним точным прыжком достиг цели, нанёс удар твёрдым копытовидным когтем передней ноги в нос хищнику и отскочил в сторону. Макрокупара заревел от боли, и у него из носа потекла кровь. Пока он потирал свой нос, пытаясь облегчить боль, джакаравы благополучно сбежали, а ставшие свидетелями происшествия мирийютерии начали один за другим подниматься на задние лапы, готовясь защищаться. Но эти предосторожности были излишними: макрокупара уже не продолжает нападение, а просто обрывает ягоды с кустарника, время от времени почёсывая лапой окровавленный нос.
Когда макрокупара побрёл прочь от зарослей, стало очевидно, что тягаться в скорости с джакаравами ему не по плечу. Он хромает, а на его задней лапе заметны шрамы, заросшие голой безволосой кожей. Этот зверь много лет назад пострадал во время встречи с матерью Тискесусы. Он тоже питался ягодами, но, учуяв запах детёнышей джакарав, захотел добыть свежего мяса. Попытка нападения была чистой импровизацией – из-за хромоты этот зверь уже давно не может полноценно охотиться, и довольствуется лишь случайной добычей и падалью. Узкоспециализированный хищник с такими ранами мог бы не выжить, но макрокупара всеяден, поэтому компенсирует неспособность охотиться разнообразным рационом.
В этот день макрокупаре не довелось поесть молодого мяса, однако голодным он не остался. Растительная пища и мелкая добыча вроде рептилий и грызунов помогает зверю оставаться в форме. Несмотря на хромоту, макрокупара долго странствует по лесу. Он обходит свою территорию по длинному маршруту, и держит в голове карту местности, содержащую информацию об источниках и видах пищи. Он всеяден, и потому его мышление отличается от мышления строгих хищников и травоядных. Его мозг ориентирован на решение разнообразных задач и на освоение разных источников пищи и способов её добывания.
Обходя край своей территории, хромой макрокупара наткнулся на свежие останки джакаравы. Он обнюхал труп, на котором были объедены мягкие ткани ног и живота, но осталось ещё очень много съедобных частей. Это остатки добычи Аджурикабы – специализированного мясоеда. Крупная кошка съела много, но далеко не всё, что можно съесть и переварить. Острые режущие зубы кошки пригодны для срезания мягких тканей, поэтому Аджурикаба уделил внимание тем частям туши, где было больше мягких тканей. Обгладывать позвоночник и грудную клетку добычи он не смог бы – при этом можно случайно сломать зубы. Зато для макрокупары на этой туше осталось очень много съедобного. Давящие бугорчатые зубы этого зверя легко расправляются с мягкими головками костей, крушат суставы и размалывают хрящ. Хромой макрокупара с аппетитом обгладывает кости остатков добычи Аджурикабы. Напоследок он одним нажатием челюстей разгрыз череп джакаравы и с аппетитом вылизал из него мозг. Прочности зубов ягуарета не хватит, чтобы повторить этот трюк, а для всеядного макрокупары не в новинку доедать мало для кого съедобные остатки чужой добычи. Пусть он не умеет убивать так же ловко, как кошки, и вообще калека, но зато способен находить съедобное там, где не могут другие.
Покончив с едой, макрокупара обнюхал землю. Он ощутил слабый запах следов Аджурикабы – достаточно явственный, чтобы этого следа можно было придерживаться. Не медля, хромой макрокупара пошёл по этому следу. После его пиршества от остатков добычи ягуарета остались лишь обглоданный позвоночник, несколько крупных костей с разжёванными головками и обрывки шкуры. Всё мало-мальски съедобное было им съедено.
Хромой макрокупара не преследует Аджурикабу постоянно. Он идёт примерно тем же маршрутом, что и самец ягуарета, но постоянно отклоняется в разные стороны, чтобы поискать растительные корма. Он опасается ягуарета – этот хищник способен его искалечить, и даже убить. Поэтому макрокупара постоянно сохраняет почтительное расстояние, чтобы не вызывать агрессию кошки, но успевать первым к остаткам добычи Аджурикабы. Кроме того, он всеяден, и ему важно разнообразить рацион растительной и иной пищей – он не жёстко зависит от охотничьих успехов Аджурикабы, но охотно разнообразит свой рацион свежим мясом с его стола.
Заросли лантаны поломики можно встретить в разных местах сельвы, в том числе на новой территории Аджурикабы. Всякий раз, когда в сельве появляется участок, занятый сравнительно бедным по видовому составу растительным сообществом, вокруг него формируется стандартный набор видов-симбионтов – других растений, а также грибов и животных. Поэтому в зарослях лантаны поломики всегда можно встретить деформированные чахлые побеги, на которых кормятся колонии бодушек покопоко. А благополучие этих насекомых невозможно без круглосуточной заботы, как минимум, двух видов насекомых – ос тапиюкан днём и муравьёв тарукува ночью.
На дереве неподалёку от зарослей лантаны поломики построено гнездо ос тапиюкан. Эта огромная конструкция напоминает гроздь винограда или перевёрнутую ёлку и прикреплена под большой ветвью дерева; гнездо состоит из нескольких ярусов сотов, сделанных из бумажной массы, которую осы произвели сами, пережёвывая и склеивая слюной растительную массу. В условиях регулярных дождей такой выбор материала для гнезда кажется странным, но осы строят такие гнёзда миллионы лет, и они успешно служат потребностям колонии. Во время строительства гнезда осы добавляют в бумажную массу вещества, придающие материалу желаемые свойства. Зонтиковидная крыша гнезда, хоть и сделана из бумаги, прекрасно защищает от потоков дождя даже в сезон дождей. Для защиты от намокания она щедро пропитана растительным воском, который осы соскребают с листьев и плодов растений вокруг. Пока нет дождя, рабочие осы прилежно наносят воск на верхнюю часть крыши, слой за слоем, одновременно ремонтируя и наращивая края крыши. В дождь капли воды скатываются по вощёной поверхности, не промачивая её. Воском также пропитаны наружные стенки гнезда, защищающие колонию от дождя и ветра. Под крышей висят несколько последовательно уменьшающихся ярусов сотов. Они все построены вокруг прочного, армированного растительными волокнами центрального стебелька гнезда. Это ось, определяющая симметрию гнезда и несущая основную нагрузку. Под самой крышей, в верхнем ярусе сотов обитает одна из маток – основательница гнезда и самая старая особь колонии, которую ревностно защищают рабочие особи. Другие матки занимают последовательно нижние ярусы колонии. Каждая из маток откладывает яйца только на своём ярусе сотов, хотя рабочие осы могут перенести яйцо одной матки в соты другого яруса, если условия развития покажутся им неблагоприятными. Средний стебелёк гнезда – это основная опора для всех ярусов, но по мере расширения гнезда по краям сотов осы пристраивают несколько вспомогательных стебельков, упрочнённых растительными волокнами.
Каждый день рабочие осы снуют между зарослями лантаны и гнездом, принося в гнездо нектар растения и сладкую падь подопечных бодушек покопоко. Часть ос занята более ответственным занятием – это охотники, добывающие корм для личинок – мелких насекомых с мягкими покровами тела. Множество ос дежурит на крыше гнезда – это старые особи, у которых уже мало сил для долгих полётов к зарослям лантаны, но жало ещё достаточно острое, чтобы отвадить любителей поживиться питательными личинками. Особенно часто разбоем занимаются муравьи, и на крыше осиного гнезда должно быть достаточно охранников, готовых броситься в бой и пожертвовать собой во имя процветания колонии. Однако часто бывает так, что самоотверженность всех членов колонии не может спасти её от гибели.
Бродя по территории Аджурикабы, хромой макрокупара увидел осиное гнездо на дереве. Он разорил уже немало гнёзд насекомых, и знает, что осиное гнездо – это целый склад вкуснятины, охраняемый множеством насекомых, у которых есть острые жала. Шерсть и толстая кожа спасают его от нападения взрослых ос, зато в ячейках бумажных сотов его ждёт лакомство – множество жирных личинок. Чтобы добыть осиное гнездо, скорость не нужна: здесь главное – ловкость. Несмотря на ранение, макрокупара не утратил цепкость и силу лап. Словно медведь эпохи человека, макрокупара неуклюже полез на дерево. Ствол дерева толст, и его не обхватить лапами, но толстые одревесневшие стебли лиан легко выдерживают вес взрослого макрокупары, и по ним значительно удобнее карабкаться наверх. Осиное гнездо висит на высоте десятка метров над землёй, но макрокупару это не пугает. Добравшись до гнезда ос, он сбил его ударом лапы. Растительные волокна, вплетённые в толщу гнезда, не выдержали удара, и значительная часть гнезда оторвалась и полетела вниз. Под веткой остался лишь кусок самого верхнего яруса сотов, а остальные ярусы рухнули вниз. Покой осиной колонии был нарушен мощным ударом об землю. Часть ос и личинок была задавлена сплющившимися сотами, но часть рабочих ос ещё могла летать. И их было достаточно много, чтобы дать отпор врагу.
Торопливо спустившись с дерева, макрокупара бросился к своему трофею и разодрал когтями остатки осиной постройки. Почуяв запах родного гнезда, рабочие осы набросились на него, заставив отмахиваться от них. Макрокупара ощущает боль от осиных жал, но не прекращает кормиться – он с удовольствием высасывает из ячеек личинок и куколок ос. Это очень питательный и вкусный корм, ради которого можно потерпеть немного боли от осиных жал. Макрокупара разламывает гнездо, отделяя ярус за ярусом, и поедает всё, что можно. Примерно через полчаса его пиршество окончилось, и он побрёл дальше, время от времени почёсывая ужаленную морду.
Осы кружатся над остатками разорённого гнезда. Они уже ничего не могут сделать для спасения колонии – инстинктивная программа не даёт им совета, как можно спасать личинок из упавшего гнезда. И это занятие само по себе бессмысленно: их просто некуда уносить.
Пока осы беспомощно ползали по остаткам гнезда, несколько муравьёв тарукува деловито обследовали раздавленные и разорванные соты. Макрокупара не смог извлечь из ячеек сотов всё съедобное, что там находилось, и раздавленные личинки ос показались муравьям очень хорошей находкой. Эти муравьи устроили колонию в мягкой сердцевине другого дерева в окрестностях зарослей лантаны поломики. Их основная пища – камедь деревьев, однако в гнезде постоянно есть большое количество личинок, которым для нормального роста и развития требуется белковая пища. Поэтому запах остатков гнезда ос тапиюкан привлёк нескольких разведчиков, которые быстро вернулись гнездо, унося с собой куски осиных личинок. Потом на остатках осиного гнезда появились первые небольшие отряды фуражиров, которые начали прочёсывать местность в поисках съедобных остатков: недоеденного макрокупарой расплода, пади и нектара, а также дохлых и раненых ос. Уже примерно через полчаса целая колонна муравьёв тарукува движется в обе стороны между местом трапезы макрокупары и колонией. Несколько выживших рабочих ос пытаются противостоять муравьям – они летают над колонной, нападают на одиночных муравьёв, кусают и жалят их. Это отчаянные и заведомо бесплодные попытки – муравьи превосходят их численностью, и напавшая на муравья оса сразу же становится объектом нападения других муравьёв. Они набрасываются на каждую осу сразу по несколько особей, схватывают её за крылья и кусают в брюшко. Укусами и ядом муравьи приканчивают оставшихся рабочих ос одну за одной и разделывают их сразу на поле боя, выедая мягкие ткани из хитинового панциря. Падь покопоко из кишечников ос тоже идёт в дело – рабочие муравьи высасывают её и кормят ею фуражиров, занятых разграблением остатков осиного гнезда. В природе ничего не пропадает даром: усилиями фуражиров тарукува и других видов муравьёв остатки осиного гнезда за несколько часов оказываются полностью очищенными от всего съедобного, и буквально через несколько дней размокнут от дождей и растекутся бумажной кашицей, которую утилизируют бактерии и грибы.
Все части гнезда, упавшие на землю, погибли. Тем не менее, это не означает гибели всей колонии. После нападения макрокупары на ветке остался лишь верхний ярус гнезда, защищённый поломанной вощёной крышей. Уцелевшие после гибели гнезда рабочие осы собираются на его остатках. Сохранилась лишь крыша постройки, под которой был выстроен самый первый ярус сотов – тот самый, в котором появились на свет самые первые рабочие осы. По мере роста гнезда он расширялся, и по различиям в размерах ячей видно, как его достраивали по мере увеличения размеров гнезда. В этот бедственный для колонии день погибло практически всё потомство колонии, и значительная часть рабочих особей. Но самая старая матка, с которой начиналась эта колония, осталась жива – она уцелела, спрятавшись под крышей гнезда. Матка придаёт смысл существованию рабочих ос – бесплодных самок, готовых самоотверженно трудиться на благо всей колонии. На запах матки постепенно собираются уцелевшие рабочие особи – они стараются протиснуться вглубь толчеи вокруг матки, поближе к ней самой, чтобы убедиться в её благополучии и получить от неё химические приказы. Рабочих особей оказывается достаточно много, чтобы обеспечить остаткам колонии уход и защиту, поэтому колония выживет, несмотря на значительные разрушения, которые причинил макрокупара. Война окончена, уступив место созидательному труду, поэтому из воинов рабочие осы превращаются в строителей. Под действием химических приказов матки они разлетаются по окрестностям, садятся на стволы деревьев и начинают скрести жвалами кору и древесину. Разжёвывая эти материалы и смешивая их со слюной, осы получают древесную пульпу, из которой будут построены оболочка гнезда и новые ярусы сотов.
Часть ос спускается к зарослям лантаны поломики в поисках новых колоний бодушек покопоко – рабочие особи работают на пределе возможностей, поэтому нуждаются в дополнительном питании. Каждую рабочую осу, которая прилетела с капелькой пульпы в жвалах, встречают осы-кормилицы. Пока осы, занимающиеся строительством гнезда, забирают её ношу и пристраивают её к гнезду, кормилица отрыгивает в рот рабочей особи каплю нектара или пади покопоко, и эта особь может лететь за новой порцией древесной пульпы.
Рабочие быстро чинят разрушенную часть верхнего яруса гнезда. Одни из них достраивают повреждённую крышу, другие собирают и наносят на её поверхность воск, а третьи переоборудуют ячейка сота под ней – сносят старые ячейки, вычищают поверхность, пережёвывают материал ячеек и лепят из него новые чистые ячейки. Постепенно по краю сота появляются новые ячейки, готовые принять новое поколение потомства. В середине крыши рабочие особи уже начали формировать из древесной пульпы стебелёк, вмазывая в незастывший стройматериал волоски и растительные волокна. Химические инструкции от матки заставляют их строить больше и интенсивнее – колония нуждается в пополнении.
Матка в сопровождении рабочих особей обходит «новостройки». Она часто просит у рабочих особей пищу, разевая жвалы, и никто не смеет отказать ей. Её организм вновь начинает работать в режиме «фабрики яиц», и вскоре в каждой новой ячейке появляется по одному яйцу – это будущее колонии. Одна или две личинки из нового выводка будут выращиваться особым образом – из них должны получиться новые плодовитые матки, обеспечивающие воспроизводство колонии.
… Прошёл ещё один год.
Возле зарослей лантаны поломики кормится крупный молодой самец мирийютерий. В нём сложно узнать того маленького детёныша дикобраза, который потерял маму несколько лет назад. Это Тискесуса. Судя по его размеру, уроки выживания, полученные им в детстве, были усвоены успешно, и он сумел не только выжить, но и вырасти огромным сильным зверем, способным постоять за себя. Он ведёт полноценную жизнь взрослого зверя-одиночки, ни от кого не зависит и самостоятельно преодолевает трудности, которые подбрасывает ему природа. В позапрошлом году он сумел выжить во время очень крупного наводнения, долго отсиживаясь на ветке крупного дерева. В это время он успел съесть на ветке всю доступную зелень и даже сгрыз заросли эпифитов.
Тискесуса не только доказал свою жизнестойкость, но и сумел передать свои гены новому поколению; он уже давно пользуется успехом у самок, регулярно побеждает в брачных турнирах и второй год подряд становится отцом нескольких маленьких детёнышей, заботой о которых он, впрочем, не занимается. Подобно всем самцам своего вида, он интересуется самками, только когда они готовы к спариванию, и агрессивно относится к другим взрослым самцам, воспринимая их только как конкурентов.
В зарослях лантаны поломики Тискесуса поедает не только ягоды, но и побеги. Благодаря прочным резцам он способен обкусывать даже толстые ветки, однако он предпочитает молодую зелень лантаны. Горький вкус растения уже не кажется ему неприятным, как в детстве, и он охотно поглощает зелень растения в большом количестве. Если хищнику захочется напасть на него, Тискесуса готов дать ему отпор когтями и огромными резцами, а от внезапных нападений сбоку и сзади его защищают прочные иглы.
Тискесуса лакомился не только побегами, но и плодовыми телами гриба лантанового ложноплодника. Они несколько отличаются по вкусу от «настоящих» плодов лантаны поломики, но также съедобны и вкусны. Он настолько увлёкся поиском этих грибов, что оглянулся, лишь услышав за спиной низкое утробное урчание. Вздыбив иглы, Тискесуса развернулся боком и сделал несколько резких движений хвостом – на нём уже разрослась полноценная костяная «булава» с прочными роговыми шипами. Зрение у Тискесусы не очень хорошее, и ему с трудом удалось разглядеть стоявшего у него за спиной зверя. А обоняние сразу дало точный ответ – перед ним стоит макрокупара. Когда-то в детстве Тискесуса уже испытал страх, когда на него, совсем маленького детёныша, набросился этот зверь. Тогда мать защитила его и разодрала когтями лапу хищника. Память об этом происшествии сохранилась у Тискесусы в виде отдельных «вспышек» ощущений, поэтому вряд ли Тискесуса сможет узнать в этом звере того же самого хищника, который напал на него в детстве. Но сомнений нет – это именно тот же самый зверь: он прихрамывает на одно ногу, и среди шерсти заметны шрамы. Вполне возможно, он сам также не узнаёт Тискесусу: молодой мирийютерий слишком сильно изменился за эти годы.
Несколько секунд оба зверя напряжённо смотрели друг на друга, готовые к любому развитию событий. На этот раз Тискесуса не испугался зверя, а лишь недовольно рыкнул и продолжил поедать грибы. Он не забывает о присутствии хищника: его иглы торчат дыбом, а хвост слегка подёргивается из стороны в сторону, словно готовясь нанести удар. Если макрокупара всё же решится по какой-то причине напасть на него, у Тискесусы есть, чем его встретить и обратить в бегство. Макрокупара также оценил свои силы, взглянул на ощетинившегося Тискесусу, а потом просто отошёл в сторону, прошёл вдоль края зарослей лантаны поломики и начал поедать ягоды. Между мирийютерием и макрокупарой сложилось что-то вроде вооружённого перемирия – ни один из зверей не уступит в случае конфликта, и оба зверя могут получить друг от друга серьёзные раны в схватке, поэтому опасаются ввязываться в драку. Макрокупара не хочет связываться с таким опасным противником и по другой причине: он начал стареть, и на его морде заметны седые волоски. Он уже был взрослым, когда встретил ещё маленького Тискесусу, и сейчас его жизнь уже клонится к закату. Тем не менее, благодаря накопленным на протяжении жизни знаниям о способах добывания пищи он не остаётся голодным, даже когда его силы стали уже не теми, что были раньше. А мясо взрослого мирийютерия и вовсе несъедобно для макрокупары.
…Настал очередной сезон дождей. Дождь падает с неба сплошной пеленой, и реки на равнине выходят из берегов. Сельва превращается в лоскутный ковёр из соединяющихся друг с другом рек, озёр и болот, а лес остаётся между ними отдельными незатопленными островками. Но даже если с высоты птичьего полёта виден сплошной полог леса, земля под деревьями вполне может быть залита водами рек на значительную глубину, затрудняя жизнь наземных животных. В это время наземным жителям приходится переселяться на островки не залитого водой леса, или же вовсе залезать на деревья. Жителям деревьев в это время ненамного лучше: они могут не бояться наводнения, но долгие дожди заставляют их искать укрытие и значительно сокращают время на поиски корма.
Огромный Сагуанмачика не любит дождь. В это время ему сложнее охотиться, потому что вся добыча прячется, а неприятный дождь промачивает оперение, поэтому ему труднее летать. Он проводит значительную часть дня в гнезде, вместе с самкой. Их пара сформировалась более года назад, и с тех пор они не расстаются. Обе птицы прекрасно понимают друг друга, и у них сложились довольно гармоничные семейные отношения – насколько это позволяет хищный нрав крупных хищных птиц, вооружённых острым клювом и когтями.
Новым этапом в укреплении отношений между Сагуанмачикой и его самкой стало строительство гнезда. Птицы выбрали место в кроне огромного дерева, возвышающегося над пологом леса, и натаскали в развилку ветвей целую кучу сучьев – один только фундамент их гнезда весит около двух сотен килограммов. Поверх него птицами заботливо уложен настил из тонких прутьев и веток, образующий само гнездо диаметром свыше двух метров. В сезон дождей птицы не гнездятся, но роль гнезда в их семье – это нечто большее, чем просто место для выведения потомства. Гнездо – это ещё и своего рода центр обширной территории их пары, место встреч брачных партнёров, место для общения.
В отличие от коммуникабельных попугаев курекуре, ильяпы очень «немногословны». Их голоса редко раздаются над лесом, а дома птицы предпочитают общаться при помощи немногих поз и действий. Спасаясь от дождя, Сагуанмачика и его самка стоят на гнезде под веткой, которая хотя бы немного защищает от дождя. Но порыв ветра стряхивает на птиц воду с ветки, и вода просачивается под их оперение. Это неприятное ощущение, и обе птицы встряхиваются. А после этого самка просто забралась под крыло Сагуанмачике и замерла, прикрыв глаза.
Лантана поломики растёт только на возвышенностях, куда не доходят воды рек во время разлива, или где затопление бывает кратковременным, не больше нескольких дней. Если кусты всё же оказываются затопленными, многие вредители этого растения погибают. Во время дождя цветки растения намокают и слипаются, поэтому насекомым труднее собирать с них нектар в те немногие часы, когда дождь прекращается и сквозь тучи проглядывает солнце. Бодушки покопоко спасаются от воды, поднимаясь в верхнюю часть кроны растения. Несмотря на такие переселения, насекомые не остаются без ухода. Осы тапиюкан продолжают посещать их колонии, разыскивая покопоко по запаху. Но во время дождей выделяемая покопоко падь не накапливается на ветках, а смывается водой, поэтому ос ждёт только та падь, которую опекаемые ими насекомые выделяют непосредственно в их присутствии.
Ночью за бодушками покопоко никто не ухаживает: поднявшаяся вода отрезала от них колонию муравьёв тарукува. Но на жизнь тарукува это мало повлияло: они переживают наводнение на дереве, где устроена их колония, и вода просочилась в нижние ярусы их жилища. Колонии покопоко недоступны, но муравьи не страдают от голода: они просто устраивают вылазки в крону дерева и в заросли лиан и эпифитов. Во время наводнения крона дерева стала убежищем для многих мелких существ – насекомых, пауков и клещей.
У взрослых муравьёв тарукува своеобразный рацион: они питаются камедью деревьев, предпочитая деревья, поражённые грибками. Днём тарукува держатся в тоннелях, проточенных в древесине, и сравнительно малоактивны. Они заняты главным образом уходом за королевой и многочисленным потомством, которое она производит. В своих тоннелях тарукува ловят насекомых, случайно оказавшихся там, и скармливают их личинкам.
В ночной прохладе рабочие особи тарукува активизируются. В это время питаться безопаснее, и из тоннелей, прогрызенных в древесине, рабочие особи тарукува устремляются в крону дерева. Тарукува не напрасно выбирают для жизни деревья с мягкой древесиной. В их стволах легче прогрызать тоннели, но это не главное преимущество таких деревьев. Они обычно очень быстро растут, но их древесина недолговечна. Муравьёв связывают симбиотические отношения не только с бодушками покопоко. Услугами муравьёв тарукува также пользуются различные виды древоразрушающих грибов, поражающих жилые деревья тарукува. Грибница этих грибов разрастается в тоннелях, проточенных муравьями, и распространяется по ним по всему стволу дерева. На обжитых муравьями этого вида деревьях в большом количестве развиваются плодовые тела грибов: они прорастают из-под коры, которая лопается под их давлением. В таких местах из ствола дерева начинает обильно выделяться камедь, которую быстро слизывают рабочие особи тарукува. Камедь липкая, и к ней в большом количестве прилипают споры грибов. Муравьи заносят их в гнездо вместе с пищей, и во время обмена пищей между членами колонии споры грибов оказываются в кишках у всех взрослых особей, хоть раз питавшихся камедью. Споры грибов выживают при прохождении сквозь кишечник насекомых, и им не вредят симбиотические бактерии муравьёв, расщепляющие камедь и способствующие их пищеварению.
В отличие от взрослых особей, личинки муравьёв успешно развиваются лишь при обилии качественной белковой пищи. А единственный стабильный источник такой пищи – насекомые, обитающие в кроне дерева. Во время вылазок за камедью муравьи тарукува истребляют множество мелких насекомых – часто рабочий муравей, наполнив зоб камедью, тащит в колонию кусок насекомого. В хороших условиях личинки муравьёв растут очень быстро, и новые рабочие и солдаты пополняют колонию. А когда поток пищи благодаря стараниям рабочих особей становится обильнее, у личинок появляется возможность стать чем-то большим, нежели просто бесплодные рабочие или солдаты. Часть личинок, получающих усиленное питание, проживёт иную жизнь: им суждено завоёвывать новые места обитания и становиться основателями новых колоний. Но пока личинки копошатся в гнездовых камерах, а рабочие особи тарукува шныряют в мокрой от дождя кроне дерева, собирая камедь.
Наводнение – это серьёзное испытание даже для тех существ, которые любят влагу. Во время наводнения многие наземные лягушки тропического леса оказываются перед выбором: плавать в воде или взбираться на деревья. Мелкие земноводные лёгкого телосложения очень легко переходят к новому для себя образу жизни, а вот массивным коротконогим роющим формам приходится переселяться в воду или следовать за подъёмом уровня воды, выбираясь на возвышенности.
В воде извивается длинное тело сине-фиолетового цвета с более светлыми поперечными кольцами – гигантская червяга мбои-тата. Обычно эти животные ведут скрытный образ жизни и реагируют лишь на появление добычи в пределах досягаемости. Но во время наводнения нору мбои-тата залила вода, и амфибии пришлось переселиться в стихию своих далёких предков. Этому слепому существу сложно ориентироваться в воде – этот мир простора значительно отличается от тесной норы, которую червяга ощущала буквально каждым сантиметром своего тела. И если на суше мбои-тата ведёт себя как «живой капкан», то в воде она должна активно искать добычу. Живя в реке, мбои-тата питается лягушками и медлительной рыбой вроде сомов, а также поедает пресноводных крабов. Медленный обмен веществ и способность к кожному дыханию позволяют этому животному всплывать за воздухом не слишком часто. Сделав один вдох, амфибия может не всплывать почти час. Нырнув, она плывёт вдоль дна, не показываясь лишний раз на глаза возможным хищникам. Пусть она слепа, но имеющиеся у неё органы химического чувства и отдельные чувствительные клетки, разбросанные в коже, позволяют ориентироваться в воде. Мбои-тата ощущает движение потока воды вокруг себя, и возмущения, которые вносят в него стайки проворных мелких рыб. Эта добыча слишком мала для неё, поэтому амфибия не обращает на неё внимания. По косвенным признакам мбои-тата может определять размеры существ, находящихся рядом. Если это существо невелико, на него можно напасть, а от крупных лучше держаться подальше.
Волны, ощущаемые гигантской амфибией, указывают на движение крупного существа. Судя по направлению и характеру этих волн, оно держится у поверхности воды и ритмично гребёт лапами, двигаясь в сторону берега. Примитивный мозг мбои-тата подсказывает, что это существо слишком крупное, чтобы стать добычей. Встреча с ним нежелательна, поэтому мбои-тата просто ныряет глубже и закапывается в землю, поднимая своими движениями тучу мути вперемешку с гнилыми листьями лесной подстилки. Когда они осядут, тело мбои-тата вряд ли будет заметно.
Аджурикаба выбрался из реки и встряхнулся. Он промок насквозь и не очень любит воду, хотя не боится охотиться под дождём, без колебаний переплывает небольшие реки и даже умеет нырять. Он голоден: в последние пару дней он довольствовался лишь случайной мелкой добычей. Возможно, даже водянистое мясо мбои-тата оказалось бы сейчас подходящей закуской, но это животное вовремя спаслось от него благодаря осторожности, и охотиться на эту амфибию в воде очень сложно: под водой мбои-тата быстро плавает, а ныряет глубоко и надолго. Кроме того, в реке водится немало других существ, больше подходящих на роль обеда для крупной кошки – например, рыба. Во время наводнений рыбы имеют возможность плавать по лесу и кормиться плодами и мелкими животными, падающими с ветвей деревьев в воду. В эпоху человека излюбленным блюдом у мелких кошек были грызуны. А в неоцене в бассейне великих рек Южной Америки водятся грызуны, которые могут удовлетворить даже аппетит кошки размером со льва.
Во время наводнения множество мелких живых существ собирается на возвышенностях, которые превращаются в острова. Кто-то из лесных обитателей спасается от воды на деревьях, а кому-то приходится переживать наводнение на земле. Во время таких стихийных бедствий на клочках суши посреди речных вод собираются самые разнообразные животные, в том числе хищники и их жертвы. Поэтому тех, кто спасся от стихии, на таком островке может ждать опасность иного рода.
Тискесуса переживает очередное наводнение на острове. Он хорошо изучил свои владения, и знает, куда идти, чтобы спастись от наводнения, поэтому периодические наводнения он воспринимает как вполне естественное явление, которое просто вносит некие трудности в привычную жизнь. На острове среди речных вод у него есть всё, что нужно для жизни: укрытие и достаточное количество корма, в том числе заросли лантаны поломики. Этот кустарник – основной вид корма для мирийютериев, но не единственный – эти дикобразы поедают десятки видов травянистых растений и любят жевать листья молодых деревьев в подлеске. Бродя по своему острову, Тискесуса отыскал лакомство – калатею. Её пятнистые листья очень узнаваемы, и для Тискесусы она является одним из самых любимых пищевых растений – они питательны и имеют заметный сладковатый привкус. Он начал раскапывать когтями землю вокруг растения. После нескольких движений лап на поверхности земли показались толстые веретенообразные клубни растения, и Тискесуса стал жадно поедать их, сопя от удовольствия. Увлечённый поеданием лакомства, Тискесуса не заметил, как в лесу повисла зловещая тишина, а затем где-то в кроне дерева тревожно закричал попугай курекуре. Этот громкий скрежещущий голос знают все обитатели леса, и его смысл понимается ими однозначно. Тискесуса вовремя оглянулся – и взглянул прямо в глаза чудовищу. К нему подкрадывается огромный самец ягуарета – Аджурикаба. Если бы Тискесуса промедлил, он был бы убит. Но он отреагировал моментально: развернулся на задних лапах и встал в боевую стойку, громко рыча и угрожая ягуарету своими мощными когтями, и размахивая булавой на хвосте. Аджурикаба тоже громко зарычал, но напасть на мирийютерия уже не решился. Момент внезапности утрачен, а каждая секунда промедления убавляет шансы хищника на успешную охоту. Аджурикаба рычит, скалит зубы и хлещет себя хвостом по бокам. Тискесуса не отступает; его иглы торчат дыбом, резцы ощерены, а когти готовы нанести удар. Если нападение всё же случится, Тискесуса сможет отразить его ударом тяжёлого хвоста, вгоняя в тело врага прочные роговые колючки. Оба зверя вооружены и достойны друг друга; минут пять они оба стояли в боевой стойке, рыча и урча друг на друга, демонстрируя готовность сражаться. Потом Аджурикаба развернулся и отступил, поняв, что если он даже и победит, то получит серьёзные травмы, которые поставят под сомнение его выживание. Он побрёл к краю островка, чтобы попробовать поймать крупную рыбу или кого-то ещё. Дикобраз проводил его взглядом, скаля резцы, а потом продолжил раскапывать и пожирать клубни растения. Всё время, пока мирийютерий и ягуарет оценивали силы друг друга, попугаи курекуре смотрели на них из полога леса и тревожно кричали, словно болельщики во время матча. Когда Аджурикаба скрылся в кустах, часть попугаев продолжила окрикивать его, а другие птицы постепенно успокоились и продолжили кормиться в пологе леса.
За противостоянием Аджурикабы и Тискесусы с дерева наблюдал один молчаливый свидетель – крупный самец ильяпы, Сагуанмачика. Его практически не касаются проблемы жителей земли и воды, его владения – небо. В этом году он впервые стал отцом сразу трёх прожорливых птенцов, которых постоянно нужно кормить. Поэтому ему приходится охотиться практически весь день, в любую погоду. Конфликт крупных зверей его интересует лишь косвенно – их движения вспугивают тех существ, которые могут стать добычей ильяпы. Наводнение также помогает охотиться на наземных жителей – Сагуанмачика часто схватывает тонущих животных, которых несёт река, или охотится на небольших островках, где от него нельзя спастись бегством. Сейчас он не увидел подходящей добычи, поэтому равнодушно проводил взглядом Тискесусу, роющегося в земле, и направился следом за Аджурикабой.
Аджурикаба вырос огромным и сильным зверем, совершенно не похожим на того беспомощного, слепого, полностью зависящего от матери котёнка, каким он пришёл в этот мир. Как и Тискесуса, он молод, силён и пользуется огромным успехом у самок. Он уже стал отцом многих котят, воспитанием которых он не занимается, как и Тискесуса. Надо заметить, что Аджурикаба очень успешный охотник, поэтому неудачное нападение на Тискесусу не обескураживает его. Остаться голодным на время и сохранить способность охотиться в будущем – это лучше, чем получить травму, остаться калекой и прожить остаток жизни впроголодь, подбирая падаль и чужие объедки. Впрочем, для других жителей леса именно такая жизненная стратегия оказывается оптимальной.
Аджурикаба ушёл, и Тискесуса продолжил выкапывать вкусные корешки калатеи. Если хищник не продолжил нападение – скорее всего, в ближайшее время он больше не вернётся, и какое-то время его можно будет не опасаться. Тискесуса прожевал ещё один корешок, когда где-то в стороне раздался треск веток. Не прекращая жевать, Тискесуса вновь встал в боевую стойку, выставив когти перед собой. Вряд ли это враг: хищник не станет так явственно обнаруживать своё местонахождение, а этот пришелец бредёт через кустарник, и под его лапами трещат ветки. Вполне возможно, однако, что это конкурент, поэтому Тискесуса приготовился прогнать его.
Из зарослей вышел хромой макрокупара. Во время драки с матерью Тискесусы много лет назад он получил травму и остался калекой на всю жизнь. Однако это не мешает ему жить: он продолжает хромать, но нашёл простой способ выживать и хорошо питаться. Ему не нужен Тискесуса или то, что он ест: макрокупара просто следует за Аджурикабой, подбирая остатки с его стола. Благодаря крупным размерам и силе он легко отгоняет конкурентов, однако сам не рискует нападать на своего благодетеля. Всякий раз после удачной охоты ягуарета он просто терпеливо дожидается, пока Аджурикаба закончит есть, и подъедает остатки его добычи. Эта хитрость позволила ему сохранить упитанность и здоровье, несмотря на солидный возраст и явственную седину на морде. Он стал отцом множества детёнышей, и даже сейчас несколько самок в лесу вынашивают его потомство.
Хромающий макрокупара прошёл совсем рядом с Тискесусой, заставляя его сохранять боевую стойку. Дикобраз скалит резцы и держит передние лапы наготове, но макрокупара просто окинул его рассеянным взглядом, словно это был просто ствол дерева или куст. У него другой интерес – не потерять след своего невольного благодетеля. Когда макрокупара ушёл, Тискесуса продолжил кормиться.
Аджурикаба бредёт вдоль края воды. До разлива реки в этом месте был просто лес, но сейчас Аджурикаба то и дело шлёпает по воде. Деревья стоят в воде, и в тени крон видно, как над их корнями проплывают рыбы. У затопленного леса есть одно преимущество для охоты – здесь легче спрятаться и устроить засаду. Аджурикаба обнюхал землю и помёт животных под деревьями – здесь излюбленное место для кормления джакарав. Ему нравится их мясо, и он изрядно преуспел в охоте на этих животных. Они быстроноги и осторожны, и на них лучше охотиться из засады, лучше всего – отрезав им путь отступления в воду.
Аджурикаба скрылся среди корней дерева, где из земли поднимаются рассечённые перистые листья папоротника. Тень от них сливается с пятнистым узором на шкуре Аджурикабы, скрывая очертания его тела и давая ему возможность наблюдать за окружающей местностью. Чтобы охота была удачной, нужно лишь терпеливо ждать, и хищник залёг в засаде.
Джакаравы появились довольно быстро – это одни из распространённых околоводных грызунов в сельве. Небольшое стадо этих зверей бредёт по краю воды, пощипывая траву. В нём несколько взрослых самок с полосатыми детёнышами, под предводительством тёмно-рыжего самца. Аджурикаба уже забыл те времена, когда ему приходилось ловить мелких и глупых детёнышей джакарав. Сейчас он изрядно вырос, поэтому предпочитает добывать взрослых зверей. Следя за ними, он заметил, что одна из самок не очень уверенно наступает на одну ногу – зверь слегка прихрамывает, потому что под кожу в основании копытообразного когтя внедрилась личинка мухи, и зверю больно наступать на эту ногу. Сознание Аджурикабы работает так, что остальные звери словно перестали для него существовать: они превратились лишь в фон, на котором чётко выделяется прихрамывающая особь. Аджурикаба сидит в засаде, не сводя глаз с этой джакаравы. Он ждёт, когда именно это животное отделится от остальных или подойдёт достаточно близко, чтобы можно было сделать один точный прыжок из засады.
Глуповатые джакаравы не замечают затаившегося хищника: они подходят всё ближе к зарослям папоротника, где прячется Аджурикаба. Он готовится к нападению, его мышцы напряжены – он должен вложить все силы в один точный бросок. И когда прихрамывающая джакарава отошла от сородичей, чтобы подобрать упавший с дерева плод, Аджурикаба бросился вперёд. Его появление в опасной близости от джакарав было настолько неожиданным, что ему удалось настичь и схватить за горло намеченную жертву прежде, чем самец джакаравы издал сигнал тревоги и стадо бросилось прочь. Пока Аджурикаба душил свою добычу, сжав челюсти, остальные джакаравы бросились к спасительной воде. Они с плеском нырнули и поплыли под водой в глубину, распугивая рыб. Приспособившись к полуводному образу жизни, джакаравы умеют надолго задерживать дыхание. Аджурикаба на суше пытается справиться со своей добычей, но она всякий раз начинает вырываться из его зубов, стоит ему только ослабить хватку. Наконец, Аджурикаба просто встряхнул пойманную джакараву так сильно, что сломал ей шею. А более удачливые джакаравы продолжают прятаться от него под водой. Почувствовав потребность вдохнуть свежего воздуха, джакаравы одна за другой начали вставать на дне на задних ногах, растопырив на них пальцы и вытянув туловище почти вертикально. Звери приподнимают морды, выставив хоботки на поверхность, и осторожно дышат. Загребая воду ногами, звери всплывают ближе к берегу, но сразу же ощущают страшный запах крови: рядом с водой Аджурикаба рвёт свою добычу и жадно глотает тёплое мясо. Соседство с хищником, даже заполучившим свою добычу, слишком опасно, поэтому джакаравы уплывают подальше от места пиршества Аджурикабы.
Джакаравы ныряют главным образом в случае опасности, а плавать всё же предпочитают у самой поверхности воды, выставив головы и свободно дыша. Звери загребают воду расширенными подушечками ног «шагом» или «галопом», двигая ногами в таком же порядке, как во время ходьбы. Детёныши плывут, держась рядом с матерями – так они экономят часть энергии. Джакаравы – прекрасные пловцы, способные проплывать до нескольких километров; они легко переплывают большинство рек в речной системе Амазонки и Гипполиты.
Сагуанмачика не зря следил за Аджурикабой. Когда присутствие ягуарета напугало джакарав и они поплыли прочь, хищной птице оставалось лишь выбрать себе добычу. Стадо плывущих джакарав прекрасно видно на поверхности реки, и они не смогут быстро уплыть от пернатого хищника. А если они нырнут, их можно будет атаковать ещё раз – под водой они не могут уплыть далеко. Сагуанмачика слетел с дерева и полетел низко над водой, облетая торчащие из воды деревья. В считанные секунды он догнал стадо, выставил вперёд когти и выхватил из воды детёныша джакаравы, практически не снижая скорости. Взрослых напугал ширококрылый силуэт ильяпы, на мгновение заслонивший им свет, и они сделали единственное, что могли – нырнули. Но эта мера предосторожности сильно запоздала: одного члена их стада уже нет с ними.
Хлопая крыльями, Сагуанмачика взлетел, держа в когтях добычу. Этот детёныш джакаравы очень упитанный и тяжёлый: ильяпе с трудом удалось набрать высоту и добраться до полога леса. И ему уж тем более не удастся дотащить добычу до гнезда. Поэтому, сунув добычу в развилку ветвей, Сагуанмачика начал просто раздирать мясо и заглатывать его огромными кусками, чтобы суметь долететь до гнезда и отрыгнуть птенцам побольше мяса. Отчасти это ему удалось: он дважды курсировал между деревом с добычей и гнездом, и содержимое его желудка перекочевало в желудки птенцов. Когда же он вернулся в третий раз, оказалось, что-то кто-то уже стащил его законную добычу. В пологе леса обитает слишком много едоков, и конкуренция за добычу очень велика. На ободранной тушке оставалось мало мяса – лучшие куски уже были скормлены птенцам. Тем не менее, на ней оставалось столько съедобных частей, что это прельстило неведомого, но очень ловкого воришку. Ильяпы не относятся к интеллектуалам мира пернатых, поэтому Сагуанмачике неведомо чувство сожаления или досады от потери: он просто начал искать новую добычу.
Рано или поздно сезон дождей заканчивается, и уровень воды в реках снижается. Реки отступают, унося с собой из сельвы часть лесного мусора. Огромное количество органических веществ будет переработано бактериями, беспозвоночными и рыбами, и станет залогом продуктивности водоёмов. Когда уровень воды снижается, водные обитатели стараются вернуться в реку вместе с водой, но удаётся это не всем. Отдельные прудишки и ямы в лесу превращаются в ловушки для рыб и других водных животных, а для лесных обитателей такие водоёмы превращаются в кормушки. Сагуанмачика любит проверять такие пруды и лужи – иногда в них попадается добыча гораздо длиннее его когтей, на которую стоит поохотиться. Такие лужи могут быть окружены жидкой грязью, в которой легко увязнет наземный любитель рыбалки, зато лёгкие крылатые птицы без труда опустошают такие лужи. Самые мелкие из них выклёвывают улиток, креветок и мелких рыб, а более крупные, вроде цапель, ловят более солидную добычу. Самые крупные рыбы, весом в несколько килограммов, крупноваты для цапель и аистов, зато очень хорошо соответствуют потребностям и аппетиту Сагуанмачики. Проносясь над поверхностью воды, он ловко выхватывает когтями самую крупную рыбу, распугивая при этом птиц, собирающихся вокруг такой лужи. В этот раз удача вновь была на его стороне: ему удалось выудить когтями крупную цихлиду, весом больше двух килограммов. Птенцы, которых к этому моменту в гнезде осталось уже двое, не очень охотно едят рыбу. Зато сам Сагуанмачика с жадностью поедает свой улов. Взлетев с добытой рыбой на дерево, он прижал её когтями к ветке и начал обдирать мясо, глотая его большими кусками вместе с тонкими костями. Быстро расправившись с добычей, он бросил вниз хребет с головой – ими могут поживиться, разве что, насекомые.
С окончанием дождей начинается новая фаза жизни в колонии муравьёв тарукува. Спад воды вновь открыл им дорогу к колонии бодушек покопоко в зарослях лантаны поломики, и муравьи восстановили свои кормовые маршруты. Но это далеко не самое главное событие в повседневной жизни колонии. В гнезде тарукува больше недели назад завершился метаморфоз особой партии личинок – крупных, получавших хорошее мясное питание. Руководствуясь химическими сигналами матки, рабочие особи послушно выкармливали этих личинок, готовя их к предстоящей миссии, приближая этот великий день.
После бесконечной череды дождей тёплый и ясный день кажется настоящим благословением природы. И на нагретой солнцем коре дерева, обжитого муравьями тарукува, у входов в их гнездо царит оживление. Обычно рабочие особи тарукува активны ночью – у них даже глаза крупнее, чем у муравьёв аналогичного размера, активных днём. Но сейчас по коре дерева снуют именно рабочие особи тарукува – с чёрными головами, коричневой грудью и ярко-красным брюшком. Они суетятся, бегают группами по несколько особей и нападают на любых животных, оказавшихся на коре рядом с их гнездом. Укушенный ими геккон уполз дальше вверх по стволу, замаскированный под лепёшку птичьего помёта паук зашевелился и спрыгнул вниз, вытягивая из брюшка длинную страховочную паутинку, а несколько ночных бабочек взлетели и предпочли поискать более спокойное место для отдыха. Количество рабочих особей тарукува на коре постепенно увеличивается, и они буквально прочёсывают территорию вокруг входов в колонию. Причина такого поведения вскоре становится очевидной: словно по сигналу из разных тоннелей муравьиного гнезда на кору дерева целым потоком начали одновременно вылезать крылатые особи – «принцы» и «принцессы». Сегодня у них – единственный в жизни день, когда они смогут взлететь и расселиться, чтобы основать новые колонии. Точнее, такова миссия молодых самок. Задача самцов значительно проще: они должны найти и оплодотворить самок, чтобы их избранницы могли до конца жизни откладывать оплодотворённые яйца.
Лёт муравьёв тарукува массовый и синхронный на огромных площадях сельвы, поэтому с высоты птичьего полёта в разных местах леса над деревьями видны роящиеся крылатые муравьи. Самцы перелетают из одного роя в другой, разнося гены основателей колонии по другим колониям по соседству. Они разыскивают генетически отличных от них самок по запаху и тут же начинают спаривание, минуя длительные ритуалы знакомства. Срок их жизни и так ограничен, и тратить жизнь на ухаживания – непозволительная роскошь.
Самки охотно принимают ухаживания неродственных самцов, и чем сильнее отличается их запах от родного запаха колонии, тем лучше – такое спаривание способствует росту генетического разнообразия будущей колонии. Пока самец занят спариванием, самка разыскивает дерево подходящего вида – с мягкой древесиной, а лучше всего уже старое и поражённое грибами. Наличие зарослей лантаны поломики с колониями покопоко по соседству желательно, но не обязательно – это лишь приятный бонус к рациону муравьёв. В поисках хорошего места для основания колонии самка может улететь за несколько километров от родной колонии. Пока самка ищет место для основания колонии, самец успевает завершить спаривание. Как правило, ему не удаётся увидеть конечную цель полёта самки: он быстро завершает спаривание, и самка просто скидывает его с себя. Самцы после спаривания с трудом способны держаться в воздухе, и часто гибнут, падая в полог леса или на землю.
Во время муравьиного лёта многие лесные жители буквально объедаются крылатыми муравьями. Но в том и состоит великий биологический смысл массового роения муравьёв – их сразу появляется слишком много, чтобы лесные жители смогли съесть их всех. Несмотря на усилия пожирателей муравьёв, в воздухе всегда оказывается достаточное количество «принцев» и «принцесс», чтобы они смогли найти друг друга и спариться.
Ряды пожирателей муравьёв многочисленны. Хищные мухи, осы, и даже бабочки итотоптеры берут свою долю в муравьиных роях. Муравьями объедаются насекомоядные птицы, а нектароядные колибри лантановые манго охотно отлавливают крылатых самцов и самок муравьёв, чтобы прокормить своих птенцов. Крылатых муравьёв охотно поедают древесные лягушки и ящерицы, а также многочисленные млекопитающие. И среди зверей встречаются самые крупные из пожирателей муравьёв.
Привлечённый лётом муравьёв, хромой макрокупара подошёл к дереву, занятому колонией тарукува. В другое время он также поедает насекомых, но предпочитает крупных, вроде жуков и их личинок. Муравьи тарукува по отдельности слишком мелкие для него, но во время лёта их собираются многие тысячи на ограниченных площадях, и их можно поедать сразу помногу. Макрокупара изобретателен в изыскании способов поиска пищи, и он знает, как добыть сразу много муравьёв. Он просто поддел крючковатыми когтями отслоившийся кусок коры и дёрнул на себя. Кора отломилась, открыв прогрызенные под ней тоннели насекомых, и на поверхности древесины появились тысячи муравьёв – крылатые тарукува в окружении бескрылых рабочих особей. Обед подан, и зверю остаётся просто слизывать выползающих муравьёв. При этом на место съеденных выползают новые муравьи, и макрокупара может подолгу кормиться, стоя на одном месте. Муравьи пытаются защищаться от огромного разорителя их гнезда: они кусают макрокупару в губы и нос, и впрыскивают в ранки яд. Однако это не останавливает зверя: он просто слизывает их с морды, продолжая кормиться.
Лёт муравьёв тарукува приносит пользу не только самим насекомым и многочисленным пожирателям муравьёв. Крылатые самцы и самки отправились в брачный полёт не сразу после метаморфоза. Они провели некоторое время в гнезде, собираясь большими группами на стенах тоннелей и галерей, выгрызенных в древесине. Рабочие особи щедро кормили их камедью, которую отрыгивали им в рот. Вместе с камедью «принцы» и «принцессы» получали необходимых симбиотических бактерий, которых удачливые самки-основательницы передадут своему потомству и распространят по колонии. Кроме того, вместе с муравьями тарукува по лесу распространяются симбиотические древоразрушающие грибы. Союз с муравьями даёт им значительное преимущество: вместо того, чтобы рассыпать споры наудачу, гриб доверяет их распространение муравьям. Оплодотворённые «принцессы» тарукува, основательницы новых колоний, разносят споры адресно. Эти самки устраивают гнёзда в мягкой древесине, как раз подходящей для развития гриба. Даже если гриб уже поразил выбранное самкой муравья тарукува дерево, появление генетически неродственного мицелия способствует размножению гриба и успешному развитию плодовых тел. Споры грибка попадают на новое место с помётом муравья или на его покровах, приклеенные камедью, и прорастают. И вместе с развитием гнезда муравьёв тарукува начинается цикл жизни гриба.
Насекомые размножаются быстро и в больших количествах, поэтому гибель тысяч особей не имеет значения – достаточно выжить единицам, и они обеспечат выживание вида. У других видов животных – иные жизненные стратегии: они дают немногочисленное потомство, у них большой родительский вклад в выращивание потомства, но и выживаемость его также очень высока. Такая стратегия характерна для южноамериканских грызунов – этим они отличаются даже от грызунов Старого Света, быстро растущих и размножающихся.
От стада джакарав отделилась молодая беременная самка: наступает время родов, и её детёныши должны увидеть и запечатлеть её первой. От этого зависит их успех в выживании: мать кормит и защищает их, и они должны знать, как она выглядит. Процесс родов происходит практически незаметно со стороны. Самка почти не беспокоится, и лишь время от времени ненадолго замирает с расставленными задними ногами, когда начинаются схватки. Но потом схватки прекращаются, и она снова начинает пощипывать листву болотных растений.
Роды прошли очень быстро – они ничем не отличались от предыдущих схваток, просто продолжались немного дольше. Буквально за три-четыре минуты самка джакаравы родила двух маленьких полосатых детёнышей. Они родились развитыми и способны ходить уже через несколько минут после рождения – именно эта особенность выделила южноамериканских кавиоморфных грызунов среди их родственников и позволила им стать на этом материке аналогами копытных, не привязанными к укрытиям в период размножения. В первые минуты после рождения потомства самка съела послед и начала вылизывать детёнышей. В первые минуты после рождения она стала первым движущимся объектом, который они увидели, и первое, что они запомнили – это образ матери, её запах и манеру движения. Это самый важный урок в жизни – они должны знать, кто их накормит и защитит. Уже через десять минут после рождения детёныши начали делать попытки подняться на ноги, а через полчаса они уже бегали вокруг мамы. Они не подозревают, что жизнь готова преподать им ещё один урок – куда более страшный.
За детёнышами джакаравы из кроны дерева наблюдает крупный самец ильяпы – Сагуанмачика. Его стратегия выживания сходна: в гнезде его ждут два птенца, уже начавших оперяться. Родительский вклад в потомство у этого вида птиц также очень велик, но он осуществляется главным образом после появления потомства на свет: птенцы вылупляются сравнительно небольшими и беспомощными, но потом очень быстро растут и требуют большого количества корма. Поэтому оба родителя должны ежедневно охотиться, чтобы обеспечить пищей не только себя, но и потомство. И то даже при такой заботе маловероятно, что до вылета из гнезда доживут сразу два птенца. Обычно ильяпы охотятся в пологе леса, но заманчивая крупная добыча может заставить хищника изменить своим привычкам.
Сагуанмачика улучшил момент и атаковал. Он молнией слетел с дерева, пролетел над самой землёй и схватил одной лапой новорождённого детёныша джакаравы. Но хищник не сумел удержать его в лапе, и схваченный детёныш выпал у него из когтей. Нельзя сказать, что детёнышу джакаравы сильно повезло: длинные когти ильяпы сильно ранили его, и детёныш истекает кровью. Он не может подняться с земли, но ещё подаёт признаки жизни – дёргает ногами и издаёт слабый стон. Поэтому самка джакаравы, видя, что он жив, готова биться за него даже со страшной птицей. Она встала над умирающим детёнышем и подтолкнула под себя мордой его более удачливого брата. Сагуанмачика тоже не желает упускать добычу. Он сел на землю, сложил огромные крылья и начал ходить вокруг самки, пытаясь взять то, что должно принадлежать ему. Испуганная самка джакаравы вынуждена держать круговую оборону – пока хищная птица ходит вокруг неё, она держится головой к врагу, готовая нанести укус своими резцами. Пусть они не могут разгрызать орехи, как у её далёких предков эпохи человека, они достаточно сильны, чтобы рвать живую плоть врага, если нужно.
Сагуанмачика пытается напугать её. Чтобы казаться крупнее и сильнее, он распахнул крылья, вздыбил перья на голове и спине, и начал наскакивать на джакараву. При этом он щёлкает клювом, а его свирепые красные глаза смотрят на самку джакаравы. Сагуанмачика наскочил на джакараву, выставив вперёд огромные когти, и она инстинктивно отпрянула, увлекая за собой детёныша. Раненый Сагуанмачикой детёныш к этому моменту уже успел истечь кровью и тихо умереть, не прожив даже часа после рождения. Самка джакаравы отступила всего лишь на шаг, но этого было достаточно для хищника: ильяпа ухватил мёртвого детёныша клювом и подтащил к себе. Когда Сагуанмачика волочил тело детёныша, матери показалось, что он шевельнулся, и она пошла в атаку. Оскалив резцы, уставшая после родов самка джакаравы попыталась отбить у ильяпы своё дитя. Она грозно топает ногами, щёлкает резцами и издаёт резкие звуки, напоминающие писклявый собачий лай. Но в последний момент Сагуанмачика приложил все свои силы и всё-таки смог схватить детёныша лапой. С трудом разбежавшись, он замахал крыльями, оторвался от земли и поволок добычу на ближайшее дерево. Он чудом избежал серьёзных ранений, отделавшись лишь сломанным пером в одном из крыльев; это практически не повлияет на его способность летать. Отдохнув на дереве, он понёс добычу в гнездо. Возможно, птенцам хватит этого мяса на ближайшие пару часов – или больше, если один из птенцов устал ждать и расправился со своим братом. А ему самому снова придётся охотиться – от этой добычи ему не перепадёт ни кусочка.
Молодая мать-джакарава поспешила со своим уцелевшим новорождённым сыном в стадо: в обществе сородичей будет всё-таки безопаснее. Убив одного детёныша, Сагуанмачика повысил шансы другого на выживание, но лишь незначительно: у джакаравы находится множество врагов в любом возрасте. Их стадо живёт на территории Аджурикабы, и взрослый полный сил самец ягуарета регулярно охотится на этих зверей. Тем не менее, несмотря на обилие врагов, этот вид грызунов процветает в речной системе Амазонки и Гипполиты.
Река и сельва тесно связаны друг с другом, и наземные жители добывают часть пищи в воде, а речные обитатели часто выходят кормиться на сушу. Аджурикаба – представитель кошачьих. Он относится к воде с определённой осторожностью: для него это чуждый мир, и он заходит в воду и плавает только в силу необходимости – например, во время наводнений. Однако он часто устраивает засады у реки, умеет ловить рыбу и любит её есть. Он достаточно силён и способен вытаскивать на берег крупных рыб. Ему также нравится мясо черепах, которых он умеет выцарапывать из панциря когтями – его челюсти всё же слабоваты для того, чтобы разгрызть панцирь рептилии.
У Аджурикабы есть любимое место для рыбной ловли – это ствол дерева, наполовину лежащий в воде. Увидев вышедшего из леса хищника, со ствола спрыгнули в воду несколько черепах, гревшихся там. Аджурикаба не обращает на них внимания: ловить водяную черепаху в воде – практически бесполезное дело. Запрыгнув на этот ствол, хищник прошёл до ветвей, торчащих из воды, и затаился. В тени среди обломанных ветвей любят прятаться рыбы, и Аджурикаба часто ловит их просто одним точным движением лапы с выпущенными когтями. Иногда он делает это играючи – подбрасывает рыбу высоко в воздух и ловит лапами или сразу пастью.
Хищник лёг на ствол и посмотрел в воду. Солнечные блики мешают наблюдать за подводными обитателями, но в тени крон деревьев ему прекрасно видно, как в воде плавают рыбы – в основном стайки мальков и мелких рыб, которых даже изловить не так легко. Поэтому, когда у дна, извиваясь, проплыло существо, напоминающее угря и длиной около двух метров, Аджурикаба заинтересовался им, и стал пристально вглядываться в воду. Извивающееся существо приблизилось к дереву, на котором затаился Аджурикаба – оно явно не замечает опасности. Аджурикаба вцепился в ствол дерева тремя лапами, а одну из передних лап осторожно занёс для удара. И когда подводный обитатель оказался совсем рядом, хищник одним движением подцепил его когтями и выбросил на ствол дерева. Схваченное существо, почувствовав боль, начало извиваться и кататься по дереву, разевая широкую пасть, однако Аджурикаба прижал его лапой, а затем несколько раз сильно укусил, и его добыча перестала вырываться. Тело этого существа имеет узнаваемую синеватую окраску с тонкими поперечными кольцами по всему телу. Аджурикабе попалась молодая червяга мбои-тата, мясом которой он вполне сможет наесться. Её мясо примерно такое же вкусное, как у рыбы, но несколько плотнее, потому что эти животные значительную часть времени проводят под землёй и роют норы. Эта амфибия ещё молода, и она явно расселялась куда-то в новые места обитания по воде – так это получается значительно быстрее. Но в этот раз ей не повезло.
Вытащив добычу на берег, Аджурикаба начал поедать её. Он не обращает внимания на голоса птиц вокруг – какой-то попугай курекуре заметил его и поднял крик, на который собралось ещё несколько птиц. Но Аджурикаба не охотится, поэтому ему всё равно, что его заметили.
На противоположном берегу захрустели ветки под ногами огромных существ, и из леса вышло стадо барокавий. Они паслись где-то неподалёку в подлеске, и теперь ищут место для отдыха. Звери зашли в воду, и одна из взрослых самок внезапно ощутила запах Аджурикабы, а затем разглядела его своими подслеповатыми глазами. Она издала тревожный рёв, и вожак стада, крупный головастый самец, вышел вперёд, расталкивая самок. Он бросился в реку и быстро пересёк её почти вброд. Не снижая скорости, он выбрался из реки, взревев и демонстрируя свои огромные белые резцы. Такими зубами легко можно перекусить небольшое деревце, а если Аджурикаба попадётся ему в зубы, зверь так же легко сможет откусить ему лапу. Предупреждение более чем внятное и однозначное, и с этими зверями ему лучше не встречаться слишком близко.
Аджурикаба схватил недоеденную червягу и поволок её подальше от реки. Самец барокавии несколько шагов преследовал его, но потом остановился и просто начал громко реветь, скаля резцы. Он может позволить себе открыто выражать агрессию: у взрослой барокавии, пока она здорова и полна сил, в сельве практически нет врагов.
…Прошли годы. У каждого вида своя продолжительность жизни, поэтому чья-то жизнь уже успела закончиться, а кто-то ещё входит в пору физического расцвета. Мелкие колибри в сельве чаще всего не доживают до двух лет, но зато в первый год жизни теоретически могут увидеть собственных внуков. Другие птицы живут значительно дольше: среди попугаев курекуре ещё находятся долгожители, которые видели даже мать Тискесусы и продолжают жить, здравствовать и давать потомство, но многие из птиц в стаях этого вида значительно моложе.
Аджурикаба умер первым. Это вполне ожидаемо: жизнь хищного зверя коротка, а физические нагрузки велики, поэтому каждый день жизни кроме, может быть, самого раннего детства, превращается в проверку на прочность и жизнестойкость. Кроме того, слишком многое случается в жизни: столкновение между хищником и добычей часто несёт опасность для них обоих. Физические нагрузки и случайные травмы – обычное дело во время охоты. Также бывает, что добыча дорого продаёт свою жизнь, нанося хищнику травмы, которые могут в итоге оказаться смертельными. Возможно, Аджурикаба смог бы прожить и дольше – он ещё далеко не достиг предельного для своего вида возраста. Но обстоятельства не всегда складываются в его пользу.
…В тот день Аджурикаба охотился на джакарав в прибрежных зарослях. Он уже взрослый опытный самец, знающий свою территорию и в совершенстве владеющий искусством убивать. Ему знакомы берега рек, и он знает, на каких территориях держатся стада джакаравы. Эти звери невелики, и они не слишком сильно истощают своим кормлением заросли растений. У Аджурикабы есть несколько любимых мест для засад, и сейчас он наблюдает за пасущимися джакаравами из одного из них – за зарослями широколистных калатей. Пятна на его шкуре прекрасно гармонируют с причудливой пятнистой окраской листьев калатей, поэтому джакаравы, плохо различающие цвета, не замечают его в этой засаде. Позиция для нападения идеальна – нужно лишь подождать, пока джакаравы приблизятся. Но появление стада барокавий срывает ему охоту – эти звери перемещаются по обширной кормовой территории, нигде не задерживаясь надолго, и предсказать, где они окажутся в тот или иной момент, практически невозможно.
Услышав фырканье и плеск, джакаравы отбежали в сторону. Аджурикаба взглянул в сторону реки и увидел, как на берег выходят огромные мокрые туши – барокавии. По грубой шерсти зверей стекают потоки воды, а под их ногами в воде клубятся тучи ила. Похоже, маскировка Аджурикабы слишком хороша: они не замечают его. Если стадо не сменит направление, они попросту растопчут его. Коротко рыкнув, Аджурикаба вскочил, и лишь тогда сразу несколько барокавий заметили его – и среди них был доминирующий самец, предводитель стада. В воздухе раздался тревожный рёв самок, и несколько детёнышей испуганно бросились вглубь стада, под защиту взрослых особей. Пока самки прячут детёнышей за своими тушами, самец вышел на защиту своего стада. Он водит стадо уже много лет, завоевав главенство в нём в честном турнире с бывшим главой стада. Его голова с облезшей шерстью покрыта множеством шрамов – это воин, закалённый в бою. Ему не страшен даже взрослый ягуарет, поэтому он не медлит ни минуты, и сразу же нападает: ревёт, оскалив зубы, и наступает на хищника. Аджурикаба застигнут врасплох, у него нет пути к отступлению. Поэтому он пошёл на отчаянный шаг: с рёвом бросился на самца барокавии, ударил его когтями по плечу и отскочил вбок, рассчитывая, что крупный зверь отступит, да ему возможность сбежать. Возраст Аджурикабы даёт о себе знать – он уже массивен и не так ловок и гибок, как в молодости. Спешно отступая от самца барокавии, он случайно зацепился лапой за корень, потерял равновесие и упал. Заметив это, самец барокавии погнался за ним – несмотря на огромный размер, эти звери оказываются весьма быстрыми на короткой дистанции. Аджурикабе не хватило буквально нескольких шагов: он не успел отскочить за деревья с пути самца барокавии, и огромный зверь настиг хищника. Самец барокавии не укусил Аджурикабу, но поддел его головой и подбросил; удар бронированного черепа барокавии раздробил Аджурикабе рёбра.
Отброшенный самцом барокавии в кусты, Аджурикаба бросился бежать из последних сил. И с каждым скачком он слабеет, каждый новый вдох даётся всё труднее, а грудную клетку пронзает страшная боль. Но Аджурикаба всё же сумел убежать от самца барокавии. Когда река и живущие в ней чудовища остались далеко позади, Аджурикаба остановился, наконец, чтобы перевести дыхание. Он долго стоял в подлеске, опустив голову и тяжело дыша, а затем закашлялся. При этом на листе растения, над которым он стоял, заалели капли крови: осколок одного из рёбер проколол его лёгкое. Внутренние повреждения мягких тканей после удара головой баврокавии оказались очень значительными. Аджурикаба ещё жив, но уже не может охотиться. Он с трудом добрался до своего логова, где лежал, слабея с каждым днём, и умер после нескольких дней сильнейших страданий. Природа не знает милосердия, и его смерть была мучительнее и дольше, чем смерть тех, кто попадал ему в зубы. И он умер настолько быстро и неожиданно, что ему так и не удалось увидеть ни одного возможного претендента на его территорию.
Старый дикобраз Тискесуса ещё силён, но возраст уже даёт о себе знать. Он по-прежнему живёт на той же самой территории, которую заселил когда-то в молодости, и знает её практически с точностью до шага – где есть укрытия, где растут съедобные растения, где выше вероятность встретиться с врагом. Он уже почти перестал расти, достигнув предельного для своего вида размера, но возрастные изменения становятся вполне очевидными: шерсть зверя постепенно седеет, особенно на морде. Тискесуса стал чрезвычайно предсказуем в своём поведении: время экспериментов и поисков уже давно прошло, и то, что он знает, обеспечивает выполнение всех его жизненных потребностей. Он бродит по своей территории определённым маршрутом и регулярно наведывается к зарослям лантаны поломики, чтобы съесть очередную порцию листьев, ядовитых для других животных. Заросли этого растения по-прежнему многочисленны в сельве – меняется лишь их расположение: в одних местах они деградируют из-за болезней или выедания травоядными животными, а в других, напротив, разрастаются благодаря многочисленным союзникам и вытесняют остальные виды растений. Тискесуса знает расположение этих зарослей, и просто переходит по лесу от одних зарослей к другим. Он медленно бредёт хорошо известной тропой на дальний край своей территории, к зарослям лантаны, которые он посещает реже остальных. Эти заросли привлекают его тем, что находятся в пограничных владениях нескольких его сородичей и стали для них своеобразным «местом встречи». Там обычно кормятся мирийютерии с нескольких соседних территорий, и среди них могут оказаться самки, готовые к спариванию. Тискесуса уже не молод, но сохранил стремление к продолжению рода и не отказывается от возможности его реализовать при удачном стечении обстоятельств. Кроме того, самки при возможности выбора предпочитают взрослых сильных самцов. Поэтому Тискесуса не без оснований рассчитывает в очередной раз пополнить ряды своих потомков, уже живущих в сельве. На подходах к зарослям он внимательно обнюхивает землю, но не замечает следов сородичей. Обычно возле зарослей лантаны поломики разные особи мирийютериев оставляют отпечатки своих лап, мочу и помёт, по запаху которых сородичи могут опознать их и узнать их физиологическое состояние. Но сейчас Тискесуса не находит следов их присутствия, и на этом странности не заканчиваются. Обычно заросли лантаны поломики привлекают своими ягодами птиц, поэтому, приближаясь к зарослям, Тискесуса ещё издалека слышит голоса попугаев и других птиц, кормящихся в кустах лантаны. Но сейчас над зарослями стоит тишина, прерываемая лишь обычными голосами лесных птиц в пологе леса – такими же, что слышны в любом другом уголке леса. Выйдя из леса к зарослям лантаны поломики, Тискесуса увидел, что здесь происходит нечто другое – то, что Тискесуса не видел ни разу за свою долгую жизнь в сельве. В воздухе слышится однообразный шорох, а над зарослями лантаны поломики буквально метёт метель. Но это странная метель – не белая, как можно ожидать от обычной снежной метели, а чёрно-фиолетово-коричневая метель из многих тысяч бабочек.
Тискесуса стал свидетелем редкого явления, хотя ему вряд ли хватит соображения оценить его редкость и красоту. Над зарослями лантаны поломики происходит массовый лёт бабочек авакапару. Этот вид бабочек принадлежит к числу тех немногих насекомых, что способны без вреда для себя питаться листвой лантаны поломики. В сельве они относительно редки, но там, где растёт кормовое растение, они достаточно обычны, и их редко можно встретить на большом удалении от зарослей лантаны. Сейчас, при такой численности, что наблюдается над зарослями, эти бабочки уже вряд ли будут просто обычными, и даже слово «многочисленные» не отражает их количества. Дело в том, что раз в несколько лет случается так, что численность самой бабочки находится на пике, а численность её врагов и паразитов – минимальна. Когда эти обстоятельства накладываются друг на друга, происходит масштабная вспышка численности авакапару, и количество этих бабочек в привычных местах обитания возрастает в тысячи раз. Когда над зарослями лантаны поломики происходит массовый вылет этих бабочек из куколок, над растениями кружится густой рой этих насекомых. И если одиночная бабочка летает практически бесшумно, то при такой численности и плотности скопления насекомых шум от их крыльев становится явственно слышным – это и есть тот шорох, который услыхал Тискесуса. Рассеянно откусив несколько листочков лантаны, Тискесуса ощутил на языке вкус раздавленных гусениц этих бабочек. Выплюнув еду, внезапно ставшую невкусной, Тискесуса направился обратно в чащу леса – искать другие съедобные растения.
Массовый лёт бабочек авакапару – это очень редкое и красочное зрелище. Хотя их окраска неяркая, крылья самцов вспыхивают в лучах солнца интенсивным металлическим блеском. Также у этих бабочек блестит брюшко, добавляя голубые искры к сдержанным краскам их роя. Самцы и самки демонстрируют себя, ярко блестя в воздухе над кормовым растением, ищут друг друга и спариваются в полёте. Так эти насекомые закладывают фундамент для локальной экологической катастрофы.
Через несколько дней после лёта авакапару в основании цветков лантаны появляются их яйца. Вылупляющиеся крохотные гусеницы первым делом пожирают нежные цветки и питательные завязи, отчего заросли лантаны поломики в считанные дни теряют былое многоцветье, приобретая однородный серо-зелёный цвет. Из-за деятельности гусениц авакапару нового урожая вкусных ягод этого кустарника придётся ждать очень долго. Гусеницы быстро растут, и через пару дней спускаются вниз по побегам и начинают поедать листву. Гусеницы разных возрастов кормятся совместно – их слишком много, чтобы держаться подальше друг от друга, и между ними начинается конкуренция за пищу. Вскоре от серо-зелёных листьев лантаны поломики останутся лишь обглоданные средние жилки, которые будут скоблить опоздавшие к пиру гусеницы.
Личинки авакапару быстро растут, но ещё быстрее растёт их аппетит. Они постоянно переползают с места на место и пожирают листву кустарника. Уже через десять дней заросли лантаны представляют собой жалкое зрелище. По побегам ползает множество жирных гусениц авакапару, а кроны кустарника стали практически прозрачными, и солнечный свет проникает до самой земли. В зарослях издалека заметны зеленоватые искорки на стеблях: бодушки покопоко ярко блестят на солнце своими покровами. Из-за обжорства гусениц их больше не скрывает зелень, и насекомые беспокоятся на ярком солнце, пытаясь отыскать спасительную тень. Они хуже питаются, постоянно переползают с места на место или вовсе стараются улететь куда-то в другое место, хотя покопоко – довольно плохие летуны. Осы тапийюкан летают над их колониями, пытаясь собирать их сладкую падь, но покопоко практически не реагируют на их прикосновения. Очевидно, что они переживают не лучшие времена из-за вспышки численности авакапару. Некоторые рабочие осы схватывают нимф бодушек, у которых ещё нет крыльев, и переносят их на немногие растения лантаны, уцелевшие среди пиршества гусениц или находящиеся где-то в стороне от основных зарослей. Взрослых насекомых никто не спасает – они вряд ли проживут долго, а кто из них находит в себе силы улететь, тот спасается сам.
В течение нескольких следующих дней старый мирийютерий Тискесуса вернулся к зарослям лантаны поломики и… не узнал их. Он бродит среди сильно поредевших зарослей лантаны, пробует побеги растения на вкус в разных местах, и всякий раз вместе с растением к нему в рот попадают гусеницы авакапару. Они обладают неприятным вкусом, поэтому он выплёвывает их. Тискесуса не останется голодным – он с удовольствием поедает растения множества видов. Также он не останется без защиты: яд лантаны сохраняется в его тканях достаточно долго. Похоже, здесь ему не скоро доведётся попробовать зелени и ягод лантаны.
Деятельность гусениц авакапару привела к снижению разнообразия населения зарослей: истребив цветы растения, они заставили множество нектароядных насекомых и колибри лантановых манго переселяться в другие места. Временное фантастическое изобилие гусениц авакапару привлекает к зарослям лантаны немногих существ, которые способны поедать этих животных. Крупная бабочка итотоптера летает над объеденными кустами. Она является дальним родственником авакапару – обе бабочки входят в одно семейство. Однако их рацион различается коренным образом. Итотоптера села на куст и начала ползать среди обглоданной гусеницами авакапару листвы. Ей не пришлось долго искать: гусеницы ползают по ветвям растения поодиночке или группами, пожирая любую зелень, которую найдут. Одной из них уже не придётся сегодня обедать: итотоптера схватила её видоизменёнными передними ногами, раскрутила тонкий остроконечный хоботок и воткнула его в пойманную гусеницу. У авакапару мало врагов – поедая ядовитую лантану, насекомое аккумулирует яд в жире, и её мало кто ест во взрослом состоянии. Но даже у таких защищённых насекомых находятся враги: гусеницы авакапару становятся жертвами некоторых хищных насекомых. Итотоптера мнёт гусеницу ногами, словно тюбик, и осторожно высасывает её. Она питается жидкостями тела гусеницы, но не трогает ядовитый жир – если его не есть, гусеница авакапару оказывается вполне съедобной. Покончив с добычей, итотоптера бросила её остатки, перелетела на соседнюю ветку и схватила ещё одну гусеницу. Над зарослями лантаны поломики летают ещё несколько особей итотоптеры, которые также охотятся на гусениц. Но наносимый ими ущерб совершенно не ощущается миллионной армией гусениц, пожирающих лантану.
По ночам гусеницы авакапару продолжают кормиться – им важно накопить достаточное количество питательных веществ для метаморфоза. Под покровом темноты в зарослях появляются муравьи тарукува. Они посещали заросли лантаны регулярно, навещая колонии покопоко, но с каждой новой ночью сбор выделений насекомых становился всё скуднее. Они расползаются по остаткам зарослей, но во многих местах известные им колонии покопоко исчезли, или же от них осталось по несколько старых насекомых, не способных дать сколько-нибудь значительное количество сладких выделений. В поисках исчезнувших колоний покопоко муравьи тарукува начали прочёсывать заросли лантаны, отмечая свои тропы пахучими веществами. Им удалось обнаружить небольшую колонию молодых покопоко в стороне от основных зарослей – на кустах, растущих в нескольких метрах от них. Эту колонию организовали днём осы тапиюкан, пытаясь спасти насекомых от голодной смерти. В колонии всего лишь несколько десятков нимф покопоко – этого очень мало для удовлетворения потребностей колонии муравьёв в пади покопоко, но муравьи всё равно запоминают расположение этой колонии.
Фуражиры тарукува лазают по объеденным гусеницами ветвям лантаны поломики. Им попадаются главным образом гусеницы авакапару, деловито пожирающие остатки листвы лантаны поломики. При встрече с муравьями гусеницы выгибают спину, словно рассерженная кошка, но продолжают кормиться. Они ядовиты, и потому не боятся большинства хищных насекомых. Лишь взрослые бабочки итотоптеры, искусно орудуя хоботком и не впрыскивая в добычу пищеварительные ферменты, могут без вреда для себя высасывать жидкости их тела. Гусеницы итотоптеры также ищут пищу на растениях лантаны, но они хищники, подобно имаго. Вспышка численности гусениц авакапару позволила гусенице итотоптеры откармливаться без лишних затрат энергии на поиск пищи – они просто окружены добычей, и почти не двигаются с места во время охоты: гусеницы авакапару сами натыкаются на них и попадают к ним на обед.
Встретив гусеницу итотоптеры, муравьи тарукува пробуют бороться с ней – один из муравьёв ущипнул её жвалами. В ответ гусеница изогнулась, подняв переднюю часть тела, и брызнула в нападающего ядовитой отрыжкой – полупереваренной гусеницей авакапару. Гусеница итотоптеры поедает гусениц авакапару вместе с жиром и накапливает ядовитые вещества в теле, а пока добыча не переварена, отрыжка гусеницы итотоптеры также ядовита. Гусеницы итотоптеры – одни из немногих хищников, способных съесть ядовитое насекомое. Муравьи безуспешно нападают на неё, но гусеница обороняется, покачивая головой из стороны в сторону и встречая нападающих брызгами полупереваренной пищи. Вместе с быстро застывающим секретом слюнных желёз эта отрыжка превращается в эффективное оружие: несколько муравьёв прилипли к отрыжке и отравились, пока пытались освободиться. Остальным муравьям придётся забыть дорогу сюда надолго – гусеница итотоптеры умеет эффективно защищаться.
Массовое скопление гусениц авакапару на ограниченной территории несёт в себе определённую опасность для здоровья этих гусениц. В течение дня каждая из них неизбежно контактирует с несколькими сородичами, и последствия такой скученности не заставили себя ждать.
Одна из гусениц авакапару заболела. Она побледнела, её движения стали вялыми, а аппетит постепенно снизился. В первые дни после заражения она мало чем отличается внешне от сородичей, кроме окраски и поведения, но её болезнь постепенно прогрессирует, и вскоре из дыхалец по бокам тела появляются нити грибка – гусеница поражена энтомофторой, и её дни уже сочтены. Нити гриба на поверхности её тела постепенно становятся гуще, а гусеница перестаёт кормиться и просто повисает вниз головой, крепко держась за веточку задними парами ложных ног. Грибковый налёт покрывает всё её тело тонкой ватообразной плёнкой, которая с каждым часом разрастается. Споры гриба с заражённого насекомого разлетаются на небольшое расстояние, но грибу хватает и этого: они заражают кормящихся по соседству гусениц, которые через несколько дней также покрываются ватообразным белым налётом. В условиях скученности происходит быстрое и массовое поражение гусениц энтомофторой. Им уже не суждено завершить жизненный цикл: они гибнут и мумифицируются, повиснув на ветках, и ветер разносит споры гриба. Но гибель сотен гусениц незаметна на фоне кратковременной, но поистине колоссальной локальной вспышки численности вида.
…Прошло две недели. Локальная экологическая катастрофа в зарослях лантаны близится к своему логическому концу. Гусеницы съели всё, что могли, и фактически уничтожили фундамент собственного благополучия. Теперь кустарник не растёт и не цветёт, и немного больше прочих повезло тем гусеницам, которые успели превратиться в куколку до краха этого природного сообщества. От благополучия зарослей лантаны поломики зависит жизнь целого ряда видов животных, и зависимость от этого растения заставила их искать новые места обитания. Поэтому жизнь уже не бурлит в этих местах – не летают, сверкая оперением, колибри, не порхают бабочки, не жужжат осы и пчёлы. Заросли лантаны поломики по-прежнему выглядят очень плохо – вся листва съедена гусеницами, и остатки обглоданных ими листьев засохли и опали. Однако кое-какие изменения к лучшему уже заметны – словно робкая надежда на хорошее будущее, на кончиках побегов появляются крохотные молодые листочки, покрытые опушением. Несмотря на разгульное пиршество гусениц авакапару, растения остались живы. Подземная часть кустарников не повреждена, и сквозь лесную подстилку, сдобренную помётом гусениц, в разных местах вылезают корневые отростки лантаны – заросли постепенно восстанавливаются.
На лесной подстилке валяются целым слоем куколочные шкурки авакапару и… множество мёртвых бабочек. Авакапару кормится на лантане поломики и на стадии личинки, и во взрослом состоянии. Поэтому гусеницы, успешно завершившие метаморфоз, стали жертвами собственной прожорливости – став бабочками, они просто не нашли цветков, чтобы сразу же попить нектара и получить из него энергию, необходимую для поиска брачного партнёра, спаривания и формирования яиц. Немногим из них удалось улететь и выжить – они появились на свет с чуть большим запасом питательных веществ, накопленных гусеницей, поэтому смогли переселиться в другую часть леса, чтобы найти новые заросли и отложить в них яйца. Остальные, не найдя сил для брачного полёта, погибли, не дав потомства.
Не только голод стал причиной гибели авакапару. В телах некоторых бабочек и в оболочках куколок различимы крохотные отверстия: наездники воспользовались вспышкой численности хозяев и взяли свою долю популяции бабочек.
Сложилась очень редкая ситуация: лантана временно лишилась и друзей, и врагов, поэтому теперь должна бороться за жизнь сама, но при этом её популяция находится не в лучшем положении. Среди чахлых кустов лантаны поломики начинают разрастаться другие растения. Они пользуются слабостью кустов лантаны и прорастают в её зарослях, активно вытесняя её. Корневая поросль деревьев активно пробивается сквозь лесную подстилку, и их молодые корнеотпрыски затеняют лантану, не давая ей нормально восстанавливаться. По краям зарослей лантаны прорастают семена различных растений – остальной лес продолжает жить своей жизнью, и других видов растений не коснулись проблемы, с которыми столкнулась лантана поломики. Одни проростки быстро гибнут, отравившись выделениями разлагающейся листвы лантаны, другие активно цепляются за жизнь и расправляют новые листья. Ситуация пока складывается не в пользу лантаны, и не исключено, что в этом месте заросли лантаны будут постепенно вытеснены другими растениями. Но возможно, что череда случайностей может склонить ситуацию в пользы лантаны, и она вернёт утраченные позиции.
Вспышка численности бабочек авакапару закончилась ещё быстрее, чем началась. Два-три поколения бабочек наращивали численность, приближая эту экологическую мини-катастрофу, а последнее поколение, станцевав на этом празднике жизни, оставило потомство, почти полностью обречённое на смерть. Недолго живущие насекомые умирают быстро, и им неведомы тяготы старости – они буквально сгорают на алтаре жизни ради будущих поколений своего вида. Крупным и долго живущим животным приходится сталкиваться со всеми тяготами старости – они могут доживать до пострепродуктивного возраста, хотя редко умирают своей смертью.
…С годами Тискесуса постепенно слабеет, в его теле всё отчётливее проявляются возрастные изменения. Морда зверя заметно поседела. К старости его коренные зубы стали слабее – они медленнее нарастают, но всё так же быстро стираются, поэтому ему становится хуже жевать. Чтобы избежать проблем с кормлением, Тискесуса переселился поближе к джакаравам, на речные берега. Здесь он проводит очень много времени и кормится мягкой болотной растительностью. Мягкие растения хорошо жуются, и Тискесуса почти не ищет корм в лесу. Постарев, он лишь изредка наведывается к зарослям лантаны поломики, но не ест её в таком количестве, как прежде, предпочитая более мягкие растения. Смена образа жизни таит в себе определённую опасность: вместе с болотными растениями Тискесуса проглатывает некоторое количество улиток, а вместе с улитками в его организм попадают личинки глистов. Кормящиеся в этих же местах джакаравы практически поголовно заражены глистами. Небольшое количество листьев лантаны поломики помогает им очиститься от паразитов, но не от всех, а лишь от тех, что поселились в их кишечнике. Тискесусе такая опасность не страшна: из-за поедания большого количества листвы лантаны поломики в его органах и тканях накапливается достаточно много яда растения, и даже мясо этого зверя практически несъедобно для хищников. Личинки глистов, попадая в его организм, быстро гибнут. Хотя в последнее время Тискесуса реже поедает листья лантаны поломики и содержание яда лантаны в его тканях постепенно снижается, оно всё равно остаётся достаточным, чтобы глисты не приживались в его организме.
Однако у Тискесусы всё равно находятся паразиты. Иглы, растущие на спине и боках мирийютерия, спасают от крупного хищника, однако делают своего хозяина беззащитным перед мелкими кровососущими насекомыми и клещами. На протяжении всей жизни Тискесуса терпит причиняемые ими неудобства – едва родившись, он получил собственную популяцию эктопаразитов от матери, и в течение его жизни она постоянно пополнялась и обновлялась. В шерсти Тискесусы ползают мошки и москиты, которые лезут ему в нос, глаза и уши, а между иглами в толще шерсти сидят клещи, которых он постоянно собирает на себя во время странствий по подлеску.
В молодости Тискесуса мало обращал внимание на своих паразитов – он был здоровым растущим организмом, и его тело компенсировало ущерб, причиняемый паразитами. Однако сейчас, в старости, он ощущает их вред более остро, и пытается избавиться от них хотя бы частично. Тискесуса открыл для себя очень приятный способ избавляться от докучливых паразитов. Обычно мирийютерии забираются в водоёмы только по необходимости – например, во время наводнений. Зато сейчас Тискесуса зашёл в воду по собственной воле и с удовольствием лёг на дно, высунув из воды лишь часть головы. Он вздыбил иглы, чтобы вода пропитала его шерсть до самой кожи, и встряхнулся. Безуспешно спасаясь от воды, мелкие кровососы покидают его шкуру, и их сразу же схватывают мелкие рыбы и креветки, окружившие его тело. Тискесуса почувствовал, что вода облегчает зуд от укусов паразитов. Успокоенный приятным ощущением прохлады, Тискесуса задремал, лёжа в воде.
Удар могучей лапы по черепу мгновенно оглушил его, зубы вцепились в горло и разорвали мышцы, трахею и кровеносные сосуды. Испуганные рыбы стайками бросились прочь, когда тело Тискесусы судорожно дёрнулось и застыло неподвижно. По течению потянулась красная полоса крови, и несколько рыб деловито заплыли в неё, пытаясь найти источник этого заманчивого запаха. Крупный хищник с пятнистой шкурой схватил зубами и выволок безжизненное тело Тискесусы на берег, и кровь старого мирийютерия потекла на песок. Перевернув тушу, хищник разорвал её шкуру на животе и начал пиршество. Убийцей Тискесусы был один из сыновей Аджурикабы. После странствий по чужим территориям он вернулся во владения своего отца и уже несколько лет проживал здесь. За это время он уже не раз пробовал нападать на Тискесусу, но старый мирийютерий всякий раз оказывался осторожным и был готов дать ему отпор. Но сейчас сын превзошёл в коварстве своего отца и всё же заполучил желанную добычу.
С ветви дерева за пиршеством сына Аджурикабы наблюдает крупная хищная птица с чёрной головой и свирепыми красными глазами. Это хозяин небес в этой части леса – взрослый ильяпа Сагуанмачика. Он лишь немногим младше только что убитого старика Тискесусы, однако ещё полон сил. Ему около тридцати пяти лет – для его вида это прекрасный зрелый возраст. Он по-прежнему владеет огромной территорией сельвы и продолжает жить с той же самкой. Они уже не раз выводили птенцов, и один раз их гнездо покинули сразу двое потомков, которых этой паре удалось успешно вырастить.
Сагуанмачика увидел в зарослях лантаны поломики крупного попугая курекуре, быстро взлетел, молнией налетел на свою жертву и мгновенно убил её. Он проделал это так быстро и ловко, что попугай даже не успел подать сигнал тревоги, и ни одна птица в лесу не стала окрикивать хищника. Вернувшись на ветку с добычей, Сагуанмачика начал есть, и в воздухе закружились зелёные перья курекуре. Силы ещё есть, глаза по-прежнему зоркие, а реакция молниеносна – Сагуанмачика в расцвете сил, и вполне может рассчитывать прожить ещё столько же лет даже в суровых условиях конкуренции, царящих в южноамериканской сельве.
Сельва на мгновенье стихла. Но через секунды над садом лантаны вновь запорхали бабочки, зажужжали пчёлы, запели на все лады разноцветные птицы...

Бестиарий

Дикобраз-лантаноед, мирийютерий (Myriyutherium armatus)
Отряд: Грызуны (Rodentia)
Семейство: Американские дикобразы (Erethizontidae)

Место обитания: леса и лесосаванны Амазонии.
Цепкохвостые дикобразы – группа грызунов, характерная для сельвы Южной Америки. Они пережили эпоху человека и в неоцене активно осваивали различные экологические ниши, породив ряд необычных представителей. Один из видов этой группы – мирийютерий, или дикобраз-лантаноед, потомок двухцветного дикобраза (Coendou bicolor). Название образовано от названия цепкохвостого дикобраза на карибском языке.
Длина тела дикобраза-лантаноеда – до 120 см, хвоста – до 150 см. Высота взрослого зверя в холке – около 80 см, вес свыше 180 кг. Этот зверь имеет приземистое и крепкое сложение, а также удлинённые передние лапы с цепкими когтями длиной до 15 см, подходящие для рытья земли и лазания по деревьям. Во время ходьбы концы когтей подвёрнуты внутрь, животное опирается на наружные края кистей, где развиваются толстые роговые мозоли. Задние ноги стопоходящие. Телосложением он напоминает медведя с длинным хвостом. Шея толстая, голова округлая с удлинённой мордой, нос похож на свиное рыло и помогает выкапывать пищу из земли. Кости черепа утолщённые: голова используется как таран во время внутривидовых поединков. У мирийютерия маленькие глаза; зрение плохое, животное близоруко. На морде растут длинные вибриссы, у животного тонкое обоняние.
Медлительное животное обладает хорошо развитыми средствами пассивной защиты: на спине, шее, плечах, бёдрах и боках, а также на верхней стороне хвоста среди шерсти растут роговые иглы длиной до 50 см. Самые длинные иглы находятся на средней части спины и на крестце. Закончившие рост иглы держатся в коже непрочно и легко выдёргиваются из неё. Также у мирийютерия есть дополнительное средство защиты: на конце хвоста развивается «булава», образованная увеличенными и массивными хвостовыми позвонками. На коже, покрывающей «булаву», растут толстые прочные иглы длиной до 25см, направленные в стороны.
Основная окраска шерсти мирийютерия – тёмно-серая, кончики лап белые, когти чёрные, иглы белые с чёрными кончиками, некоторые целиком белые. На морде животного – обширное белое пятно, охватывающее лоб, кончик морды, губы и щёки. Кончик морды розовый, покрыт голой кожей. Ярким пятном в облике зверя являются крупные оранжевые резцы. Защищающееся животное встаёт на задние лапы и демонстрирует резцы, широко раскрывая рот.
Дикобразы-лантаноеды обитают в лесах и лесосаваннах Амазонии, активны как днём, так и ночью. Обычно этот зверь – одиночка, но иногда они могут собираться в небольшие группы, особенно в местах кормления. Пищу дикобраз-лантаноед ищет и на земле, и на деревьях: мирийютерий может залезать на крупные деревья. Обычно он это делает, спасаясь от наводнений, или чтобы поесть фруктов и листвы. Также дикобраз-лантаноед может спать на деревьях. Рацион очень разнообразен и состоит главным образом из растительности: на земле мирийютерий поедает корни, клубни, травы, листья, ягоды и грибы. На деревьях дикобраз-лантаноед поедает плоды, листья и даже целые эпифитные растения. Реже животное кормится на речных берегах, где поедает различную водную растительность.
Одна из отличительных особенностей физиологии дикобраза-лантаноеда – способность поедать ядовитый кустарник лантану поломики. Часто у зарослей этого растения собирается группа дикобразов. Во время кормления мирийютерий садится на задние лапы, а передними пригибает стволы куста и объедает их. Также грызун питается зрелыми плодами растения, выступая распространителем плодов. Токсины растения накапливаются в тканях зверя, таким образом делая его несъедобным для большинства хищников, которые смогут справиться с остальными защитными приспособлениями этого вида. Лишь немногие хищники, выработавшие иммунитет к яду, охотятся на этих дикобразов.
Брачный сезон не выражен; самцы собираются возле самки, готовой к спариванию, ориентируясь на её запах. Если возле самки встречаются два самца, они устраивают турнир, громко ревя и мотая хвостами из стороны в сторону. Демонстрируя свою силу, самец встаёт на задние лапы и размахивает хвостом. Турниры самцов обычно не сопровождаются физическим контактом; изредка более крупный самец может слегка покусывать более слабых соперников за лапы, заставляя уйти от самки без поединка. Если соперники примерно равны по силам, самка выбирает понравившегося самца. Затем происходит спаривание, после чего самец и самка расходятся. У самок есть постоянные территории, самцы обычно кочуют по лесу по территориям нескольких самок и нигде не задерживаются надолго.
Беременность длится до полугода, в выводке от 1 до 3 детёнышей. Они рождаются хорошо развитыми, и уже через несколько часов после рождения способны следовать за матерью. Мать постоянно общается с детёнышами при помощи звуков, а в случае опасности прячет их под своим телом. Детёныши питаются молоком 5-6 месяцев, но уже с месячного возраста начинают переходить на взрослую пищу, хотя побеги лантаны начинают употреблять в пищу только с примерно полугодовалого возраста. В возрасте двух лет молодые звери покидают мать, половая зрелость наступает в возрасте 4 лет.
Продолжительность жизни – до 40-45 лет.

Этот вид млекопитающих открыл Мамонт, участник форума.

Джакарава, болотный олений агути (Jakarawa cervoides)
Отряд: Грызуны (Rodentia)
Семейство: Агутиевые (Dasyproctidae)

Место обитания: Южная Америка, болота, берега рек и озёр с густыми зарослями камыша, часто затапливаемые влажные саванны, влажные амазонские джунгли.
Эпоха неоцена способствовала вспышке адаптивной радиации южноамериканских кавиоморфных грызунов, породив огромное множество самых интересных животных, которые в то же время в ходе конвергентной эволюции часто становились похожи на многих вымерших животных голоцена или плейстоцена. Примечательна эволюция мелких грызунов семейства агутиевых, которые в неоцене породили очень крупные формы, похожие на мегатериев плейстоцена – грызунов-ленивцев. Эволюция мелких грызунов в этих великанов сопровождалась появлением большого количества боковых ветвей, одни из которых быстро вымирали, а другие закреплялись в собственных экологических нишах.
Один из потомков агути – это травоядный зверь, похожий на голоценового южноамериканского болотного оленя, который получил название джакарава (jakarawa – олень, в переводе с языка индейцев карибов), или болотный олений агути. Сложно представить, что это небольшое грациозное животное является довольно близким родственником гигантского грызуна-ленивца с равнин Патагонии.
Своим обликом этот зверь напоминает африканских оленьков, но отличается длинными стройными ногами. Это пальцеходящее животное, конечности трёхпалые. Во время ходьбы джакарава опирается на концевые фаланги пальцев, снабжённые мягкими кожистыми подушечками – это приспособление для ходьбы и бега по топкой болотной почве. Когти утолщённые, копытовидные. Между пальцами имеется перепонка для плавания. Высота животного в плечах от 90 см до 1,2 м, длина тела у самок до 1,3 м, вес до 35 кг, у самцов длина до 1,5 метров, вес до 50 кг.
Рогов животное не имеет. Уши джакаравы крупные, округлые, подвижные – животное имеет очень хороший слух. Хотя у него также острые зрение и обоняние. Глазницы сдвинуты в верхнюю часть черепа. Нос животного вытянут в подвижный хоботок, позволяющий рыть мягкий ил на дне водоёмов в поисках корневищ растений.
Шерсть самцов в период гона приобретает насыщенный красно-коричневый цвет, в остальное время тёмно-коричневая, у самок светло-коричневая. Ноги имеют окраску от тёмно-коричневого до чёрного цвета. Детёныши по окрасу напоминают зебру: у них на боках чередуются коричневые и рыжие вертикальные полосы. В случае опасности детёныши прячутся среди травы или тростника и замирают. Взрослые животные в случае опасности прыгают в воду и спасаются вплавь, и даже ныряют на глубину до 3-4 метров.
Джакарава населяет болота, берега южноамериканских рек и озёр с густыми зарослями камыша, а также часто затапливаемые влажные саванны. Также этот вид встречается в амазонских влажных джунглях.
Рационом джакарава значительно отличается от предковой формы – челюсти стали слабее, и зверь уже не поедает орехи с твёрдой скорлупой. Пища этого вида включает разные водяные растения, а также кувшинки и болотные травы, но в районах, где попадаются фруктовые деревья или ягодные кусты, животные с удовольствием вспоминают о пищевых пристрастиях своих предков, питаясь опавшими фруктами, или даже объедают кусты, поедая листву вместе с ягодами. Благодаря доставшимся от агутиевых предков крепким резцам и мощным коренным зубам джакарава может даже разгрызать семена. Также джакарава питается листьями, корнями, корой небольших деревьев и кустарников.
Джакаравы – дневные животные, которые держатся либо поодиночке (чаще молодые самцы), либо моногамными парами, либо небольшими группами до 5 животных (как правило, это семейная пара и сопровождающие их около года детёныши). Самые крупные самцы могут даже позволить себе гарем из двух или даже трёх самок. В таких случаях вокруг крупного самца образуется небольшое стадо − максимум до 10 особей.
Брачный период не выражен. У этого вида самцы не устраивают агрессивной борьбы за самку. В основном самцы джакаравы относятся друг к другу неагрессивно – выбор полового партнёра осуществляют сами самки.
Самки джакаравы рожают один раз в год двух (реже одного или трёх) хорошо развитых, зрячих, подвижных детёнышей характерной полосатой окраски. До двухмесячного возраста они питаются преимущественно молоком, но с первых недель жизни начинают пробовать пищу взрослых зверей. В возрасте полугода молодые животные полностью переходят на «взрослую» пищу. Достигнув годовалого возраста, молодые звери покидают родителей. Молодняк становится половозрелым в возрасте около 2 лет (самки – даже в возрасте 18-20 месяцев), а продолжительность жизни этих животных составляет до 15 лет. Главными врагами джакаравы являются хищные млекопитающие и птицы, однако на взрослых зверей может нападать тираннохаракс.

Этот вид млекопитающих открыл Wovoka, участник форума.

Макрокупара (Macrokupara megapotos)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Енотовые (Procyonidae)

Место обитания: сельва Амазонии – участки нарушенного леса.
Семейство медвежьих к неоцену полностью вымерло, и роль массивных всеядных лесных животных перешла к некоторым потомкам мелких всеядных животных – чаще всего енотовых и куньих – выживших во время голоцен-неоценового экологического кризиса. В Южной Америке таким животным является макрокупара, частично являющийся аналогом вымершего к неоцену очкового медведя. Этот зверь проживает во влажных тропических лесах северной части Южной Америки, в бассейне рек Амазонки и Гипполиты. Он является потомком кинкажу (Potos flavus) – некрупного лазающего енота лесов Южной Америки (отсюда название: “kupara” – кинкажу на карибском).
Макрокупара – преимущественно наземное животное массивного телосложения: длина тела 1,5-2 м, высота в холке 80 см у самок и 90 см у самцов; вес от 80 (самки) до 150 (самцы) кг. Этот зверь обладает округлой головой на короткой шее, круглыми широко расставленными ушами и укороченной мордой. У него длинный цепкий хвост – до 1 метра длиной. Данный признак в какой-то степени является атавизмом, поскольку макрокупара из-за своего веса проводит на деревьях меньше времени, чем его предок, и тем более не лазает по тонким веткам.
Мех короткий, но густой и бархатистый; окраска шерсти сверху бурая, на горле и животе рыжая, морда чёрная. Задняя часть хвоста охристо-рыжая с чёрным кончиком хвоста. Половой диморфизм в окраске отсутствует. Животное имеет длинные крючковатые когти, помогающие взбираться на деревья и копаться в земле в поисках пищи.
Это сумеречное и ночное животное, проводящее день в укрытиях – обычно в дуплах больших деревьев или полых решётчатых стволах фикусов-душителей. Во время сна хватательный хвост помогает животному лучше зафиксироваться на ветвях. По ночам животные активно кормятся в подлеске или залезают в поисках пищи на деревья. Макрокупара питается побегами трав, фруктами, ягодами, корневищами, беспозвоночными и мелкими позвоночными, птичьими яйцами, изредка нападает на детёнышей различных крупных травоядных животных. Животное может питаться ягодами лантаны поломики (которые, в отличие от других частей растения, не токсичны), распространяя семена растения по лесу. Благодаря бархатистой шерсти, защищающей от пчелиных жал, макрокупара может разорять пчелиные гнёзда и поедать соты с мёдом и личинками.
В отличие от предка, животное полностью одиночное. Каждый самец контролирует территорию в 150 гектаров, его территория пересекается с более мелкими территориями самок. Границы территорий обозначены пахучими метками и мочой.
У макрокупары не существует выраженного брачного периода: когда самка готова к спариванию, она издает громкие звуки, похожие на звук сверчка. Также её моча приобретает особый запах, который ощущают самцы, собирающиеся на её территории. Самцы макрокупары стараются избегать друг друга, но возле готовой к спариванию самки вступают в короткие, но жестокие сражения, раздирая друг другу шкуру когтями. Так между зверями складывается иерархия, а победитель получает в награду всех самок достигших половой зрелости, находящихся на его территории. Перед совокуплением самец стимулирует самку, вылизывая её.
Беременность длится 120-130 дней; самка рожает одного, изредка двух детёнышей. Новорождённые макрокупары весят от 150 до 200 граммов, имеют длину около 30 сантиметров и покрыты редкой серебристо-серой шерстью. На розовом животе так мало волос, что он кажется голым. Детёныши рождаются глухими и слепыми. Только через пять дней они приобретают способность слышать звук, а открывают глаза через 15-20 дней. Примерно через семь недель молодое животное начинает есть твёрдую пищу, и примерно через четыре месяца самка прекращает кормить детёныша молоком. Детёныш долго остаётся при матери и становится полностью независимым только через год. Самцы становятся половозрелыми в возрасте 3 лет, а самки – на 4-м году жизни. Продолжительность жизни составляет порядка 35 лет.

Этот вид млекопитающих открыл Wovoka, участник форума.

Ягуарет (Leopardus jaguarete)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Кошачьи (Felidae)

Место обитания: Южная Америка, леса и лесосаванны Амазонии.
Оцелот (Leopardus pardalis) смог пережить эпоху глобального экологического кризиса благодаря высокой численности, широкому ареалу, небольшому размеру и разнообразному рациону. Кроме того, сокращение площади лесов привело к гибридизации оцелотов с пампасской кошкой (Leopardus colocolo). Гибридные особи отличались от родительских видов более гибким поведением, что позволило им выжить в меняющихся условиях. Во время стабилизации природных условий потомок этих гибридов заселил вновь образовавшиеся влажные тропические леса Южной Америки, где превратился в одного из верховных хищников – ягуарета, экологического аналога ягуара (название животного означает ягуара на языке гуарани).
Длина тела ягуарета – до 180-190 см, хвоста – 130 см. Телосложением ягуарет напоминает что-то среднее между леопардом и ягуаром – он имеет довольно мускулистые лапы, крепкое телосложение, короткую толстую шею. Голова слегка удлинённая, с крупными ушами. На шее есть небольшая продольная «грива» из удлинённых чёрных волос, тянущаяся от основания черепа до плеч.
На внутреннем пальце передней лапы есть очень крупный коготь, длиной до 10 см, при помощи которого животное наносит добыче глубокие раны – этим признаком он конвергентно сходен с азиатскими кошками кинжалокоготниками (Pugionyx). Клыки удлинённые, их кончики слегка высовываются из закрытого рта. Подушечки на передних лапах ороговевают, что позволяет животному удерживаться на ветвях и стволах деревьев.
Ягуарет имеет густую бархатистую шерсть ярко-рыжей фоновой окраски с большими кольцевидными чёрными пятнами. Изредка встречается бледная цветовая морфа – палевого цвета с серым узором. На хвосте пятна сменяются узкими кольцами, конец хвоста чёрно-белый. Кончики лап светлые, подушечки розовые. Голова тоже ярко-рыжая, под глазами есть мелкие белые пятнышки. Нос голый, розовый. Уши чёрные с рыжим пятном на внешней стороне у кончика ушной раковины. Глаза светло-зелёные.
Ягуарет населяет разные биотопы – и сельву, и лесосаванны; на открытой местности этот хищник не встречается. Несмотря на очень крупный размер, этот хищник грациозен, имеет лёгкое телосложение и легко ходит по ветвям деревьев. Иногда он может невозмутимо отдыхать на высоте 30 метров над землёй. На крупные деревья зверь умеет забираться, карабкаясь по стволам и воздушным корням лиан, как по лестнице. Несмотря на лёгкое телосложение, зверь очень силён и способен затащить на дерево крупную добычу. Во время наводнений он очень хорошо плавает. Ягуарет территориален, метит границы индивидуальной территории следами когтей на деревьях и мочой. Также иногда эти звери «переговариваются» на большом расстоянии с помощью громкого рыка.
Рацион ягуарета очень разнообразен: он поедает крупных крабов и насекомых, амфибий, рыб разного размера, различных млекопитающих и птиц; охотится как днём, так и ночью. Часто он охотится в реках, и тогда он способен вытащить на берег небольшую харакощуку, зелёного ситожаберника или аквагуану. После разлива рек зверь зачастую переходит на питание рыбами, остающимися во временных прудах, отлавливая их по мере пересыхания водоёма. Защищая добычу от конкурентов, он часто поедает её на дереве и возвращается к ней 2-3 дня. Также ягуарет – единственный хищник, способный поедать взрослых дикобразов-лантаноедов: ударом лапы он переворачивает грызунов спиной вниз, и затем убивает укусом и ударом когтя. Также зверь может нападать на грызуна из засады и убивать когтями и зубами. В мясе грызуна накапливаются токсины, полученные с пищей, однако у самого хищника к этому яду выработался иммунитет, и эти токсины вместе с пищей попадают в его кишечник, где убивают глистов. Правда, чаще ягуарет охотится на детёнышей этого дикобраза, мясо которых менее токсично. Иногда этот хищник и вовсе поедает плоды, обогащая свой рацион витаминами и некоторым количеством клетчатки.
Сезон размножения не выражен. Самец находит готовую к размножению самку по запаху – она активно метит свою территорию во время течки и громкими криками призывает самцов. После спаривания кошки расходятся. Через 3 месяца самка рождает 2-5 котят. Примечательно, что перед родами самка переселяется на землю и устраивает логово в укромном месте. На протяжении 6-7 месяцев котята питаются молоком, но уже на третьем месяце жизни начинают есть мясо. В это же время детёныши начинают выходить из гнезда и активно исследовать мир, а также учиться лазить по деревьям. Детёныши живут с матерью около 3 лет, затем начинают самостоятельную жизнь. Половая зрелость наступает на 5-м году жизни, продолжительность жизни – 18-20 лет.

Этот вид млекопитающих открыл Мамонт, участник форума.

Лесной широкозуб (Latiodon sylvanus)
Отряд: Рукокрылые (Chiroptera)
Семейство: Обыкновенные летучие мыши (Vespertilionidae)

Место обитания: Южная Америка, влажный тропический лес.
В эпоху неоцена рукокрылые являются одним из крупнейших отрядов млекопитающих, уступая лишь грызунам. Наибольшее их разнообразие сосредоточено в тропиках, и здесь между ними существует наиболее острая конкуренция. Следствием этого стала значительная специализация тропических рукокрылых в отношении мест обитания и предпочитаемых видов пищи, призванная снизить эту конкуренцию. В кронах деревьев тропического леса Южной Америки обитает множество видов рукокрылых, использующих самые разнообразные виды пищи. Один из видов летучих мышей, обитающих в этих местах, перешёл к питанию содержимым птичьих яиц – это лесной широкозуб.
Самой характерной особенностью облика этого вида является зубная система. У широкозубов в каждой челюсти осталась только средняя пара резцов, но они очень широкие и прочные, немного напоминающие зубы грызунов. Клыки очень маленькие, и часто не прорезаются. Коренных зубов по две пары в каждой челюсти, они бугорчатые. Эти особенности зубной системы тесно связаны с особенностями рациона вида: лесной широкозуб питается исключительно птичьими яйцами. Найдя гнездо с подходящими яйцами, летучая мышь скусывает часть скорлупы резцами и вылизывает содержимое скорлупы языком, края которого покрыты многочисленными эпителиальными ворсинками.
Лесной широкозуб – мелкий вид летучих мышей: длина тела около 12 см, размах крыльев до 25 см. Крылья широкие, с округлыми краями; полёт маневренный, животное способно совершать развороты в воздухе и резко менять направление движения. Эти летучие мыши летают исключительно в верхнем ярусе леса среди ветвей, никогда не спускаясь в подлесок.
Шерсть серая с тёмной полосой, тянущейся вдоль позвоночника, и несколькими пятнами на спине по бокам от неё. Такая окраска помогает лесному широкозубу прятаться на ветвях деревьев. Когти на задних лапах и на большом пальце крыла хорошо развиты. Хвост умеренно длинный, включён в межбедренную перепонку.
Уши укороченные и широкие, с притупленными вершинами, способны складываться вперёд. На морде нет выростов. Ноздри снабжены кожными клапанами и способны замыкаться, когда животное вылизывает птичье яйцо. Язык способен высовываться изо рта на длину головы.
Питание жидкой пищей вызвало определённые изменения в физиологии животного. Желудок обладает складчатыми стенками и способен сильно растягиваться, вмещая большой объём жидкой пищи. Стенки желудка пронизаны кровеносными сосудами, и из пищи первым делом удаляется избыток воды. Почки у этого вида крупные, а мочевой пузырь способен сильно растягиваться. Это связано с особенностями пищеварения: после питания широкозуб некоторое время сидит на ветке в укрытии, и в это время почки быстро «откачивают» лишнюю воду из пищи через кровь. Моча накапливается в мочевом пузыре, и зверь опорожняет его одномоментно перед взлётом, чтобы не выдавать раньше времени своё присутствие.
Активность у этого вида преимущественно утренняя и дневная. Летая по лесу, лесной широкозуб разыскивает по запаху и с помощью эхолокации гнёзда птиц. Обнаружив неохраняемое гнездо, летучая мышь садится и обнюхивает яйца. Если они отложены недавно, летучая мышь садится в гнездо, быстро прокусывает яйцо и вылизывает его содержимое. Наполнив желудок, зверёк уползает из гнезда и прячется на некоторое время среди эпифитов или в трещинах коры, пока в желудке происходит сгущение пищи. Перед взлётом летучая мышь опорожняет мочевой пузырь, избавляясь таким образом от воды, проглоченной вместе с пищей. За один полёт лесной широкозуб способен выпить объём 5-6 яиц размером с перепелиное. В течение дня животное вылетает на кормёжку 2-3 раза.
Лесной широкозуб живёт маленькими колониями, насчитывающими до 10-15 особей, прячась под крупными листьями пальм или других широколистных растений. Узкая пищевая специализация породила ещё одну особенность поведения: члены колоний делятся друг с другом пищей, отрыгивая её друг для друга, как вампиры (Desmodus) эпохи человека.
Сезонность в размножении не выражена. За год самка дважды рождает по одному детёнышу. Он становится самостоятельным в возрасте 3 месяцев, а половозрелость наступает в возрасте 2 лет. Продолжительность жизни обычно не превышает 15 лет.
В тропиках Южной Америки встречается близкий вид – болотный широкозуб (Latiodon paludiphilus). Этот вид отличается от лесного предпочитаемыми местами обитания: он держится среди прибрежных зарослей болотных растений. По размерам этот вид сходен с предыдущим, но имеет заметный оливковый оттенок шерсти и три продольных полоски на спине. Этот вид питается яйцами болотных птиц, и при необходимости умеет даже плавать и взлетать с воды. Он образует маленькие колонии (до 10 особей) среди зарослей крупнолистных болотных трав. Ночующие зверьки висят цепочкой вдоль стебля или средней жилки листа.

 

Лантановый манго (Anthracothorax lantanae)
Отряд: Стрижеобразные (Apodiformes)
Семейство: Колибри (Trochilidae)

Место обитания: сельва бассейна Амазонки, влажные участки леса в непосредственной близости от водоёмов.
Опылители часто приспосабливались к кормлению на одном растении. Так, в Голоцене африканский бражник Xanthopan morganii, который кормился на растении Angraecum sesquipedale увеличил длину своего хоботка. В неоцене подобная тенденция продолжилась появлением правостороннего и левостороннего колибри в сельве Южной Америки. Но там же обитает и их родственник – лантановый манго.
Этот потомок черногорлого манго (Anthracothorax nigricollis) специализирован к питанию на лантане поломики (Lantana polomiki). Птица кормится в зарослях лантаны, но гнездится неподалёку от водоёмов. Лантановый манго – относительно крупный вид по меркам колибри. Длина тела самцов составляет 11 см, самок 10 сантиметров; длина клюва 3 см, хвоста – около 1,5 см. Масса самцов 6-7 г, самок – 5,5-7,2 г. Размах крыльев – 10-12 сантиметров. Ноги длиной 0,5-0,7 сантиметра, почти не приспособленные к ходьбе, чёрного цвета, с очень маленькими когтями. Клюв чёрный, слегка загнутый вниз.
Окраска яркая, с выраженным половым диморфизмом. У самки манго бока белые, у самца жёлто-зелёные с бронзовым, либо охристым отливом. Верхняя часть спины у самца колибри тёмно-зелёная, нижняя бархатисто-чёрная. Спина самки вся окрашена в сине-зелёный. Оперение на груди и животе самца представляет собой одну широкую сине-чёрную полосу, у самки же оно белое с идущей ровно посередине тонкой продольной чёрной полоской. Крылья самца окрашены сверху в серо-зелёный цвет, в нижней части крыльев есть 6-8 чёрных пятен. У самки верхняя сторона крыльев светло-бирюзовая, кончики самых длинных маховых перьев угольно-чёрные, снизу крылья самки блёкло-рыжие. Горло покрыто перьями бронзового цвета, а бока головы серые с небольшой чёрной полоской посередине, продолжающей линию клюва и тянущейся через глаз: эти признаки характерны для обоих полов. Лоб и затылок у самца колибри светло-зелёные, у самки малиновые с голубым мазком на темени. Хвост у самок изумрудный, по краю тянется узкая белая полоска; у самцов хвост синий с металлическим блеском и алым пятном на кончике каждого пера. Хвостовые перья короткие и широкие, с притупленным концом. Молодые птицы окрашены так же, как взрослые самки, но металлический блеск оперения тусклее.
Питается лантановый манго главным образом нектаром лантаны поломики, редко переходя на другие виды растений, и дополняя рацион мелкими насекомыми, которых подхватывает вместе с нектаром. Когда птица просовывает клюв в цветок, к нему прикрепляется раздвоенный комочек пыльцы, соединённый стебельком наподобие вишен – птица избавляется от этого груза только на другом цветке, опыляя растение.
Как и её предки, эта птица способна зависать в воздухе над цветами и легко летает вперёд хвостом и вниз головой. Птицы обычно оседлы, предпринимая лишь небольшие миграции на краю ареала, следуя за сезонно цветущими растениями. Манго очень редко бывают агрессивными, особенно в отношении других видов колибри. Это очень многочисленный вид – в местах произрастания кормового растения плотность их поселения составляет не меньше 14 птиц на квадратный километр.
Песня самца состоит из нескольких непродолжительных криков «тнике-тника», обычно сигнализирует о территориальных претензиях птицы.
Врагов у этого колибри много: пауки, хищные птицы, млекопитающие и рептилии, иногда древесные жабы и лягушки. Лантановые манго защищаются от врагов с помощью плохо различимой на фоне листвы зелёной окраски. При нападении на гнездо колибри сами атакуют врага, ловко фехтуя острым клювом и целясь в глаза или ноздри агрессора.
Гнездование лантановых манго продолжается круглый год, пара образуется на один гнездовой цикл. Оба партнёра принимают участие в строительстве гнезда. Для этого они обрывают растительные волокна (обычно пух семян) и старую паутину, свивают их в своеобразную «ткань», и из неё скручивают чашеобразное гнездо с внешним диаметром 6 сантиметров. Его колибри могут замаскировать снаружи прядями лишайника. Гнёзда располагаются на тонких горизонтальных ветках деревьев над рекой, на высоте около 2 метров от уровня воды. Общее количество яиц в кладке варьирует от двух до пяти. Яйца круглые, диаметром 13-16 мм, белые. Высиживают попеременно самец и самка, период инкубации – до 11 дней. Во время высиживания птицы становятся гораздо агрессивнее. Всё время, пока одна птица высиживает, другая подкармливает её из клюва в клюв. Когда появляются птенцы, они остаются в гнезде около 2 недель. Их выкармливают главным образом насекомыми, позже переводят на смесь из насекомых и нектара. Когда птенцы покидают гнездо, пара распадается, и взрослые птицы откармливаются, готовясь к новому гнездовому циклу.
Половой зрелости молодые птицы достигают к 4 месяцам. Продолжительность жизни этой птицы – около 3 лет.

Этот вид птиц открыл Фельдфебель, участник форума.

Курекуре (Amazona kurekure)
Отряд: Попугаеобразные (Psittaciformes)
Семейство: Настоящие попугаи (Psittacidae)

Место обитания: Южная Америка, амазонская сельва.
Амазонскую сельву в неоцене населяют самые разнообразные птицы. Характерной группой тропических лесных птиц являются попугаи. В основном это потомки клинохвостых попугаев, другие группы этих птиц представлены лишь немногими видами. В частности, распространённые в эпоху человека крупные амазоны почти исчезли: их потомки представлены единичными видами, потомками синелобого амазона (Amazona aestiva). Один из них – курекуре (название означает венесуэльского амазона на карибском языке).
Курекуре – небольшая птица, размером близкая к предку: длина тела около 40 см, размах крыльев – 70 см. Пропорциями он похож на других амазонов – он имеет довольно крепкое телосложение, относительно короткий веерообразный хвост, округлую голову. Крылья закруглены, что позволяет маневрировать в пологе леса среди ветвей. Лапы цепкие, относительно крупные, с большими когтями. Клюв относительно крупный, чёрного цвета, с массивной нижней челюстью, способен дробить твёрдые семена и орехи. Окраска оперения яркая: фоновый цвет оперения зелёный, подхвостье светло-жёлтое, ноги серо-сиреневые. Спина фиолетовая, с широкой красной поперечной полосой на пояснице – эта особенность окраски оказывается видимой во время полёта птицы. Маховые перья жёлтые, у взрослых птиц с мелким фиолетовым крапом по опахалу. Лоб ярко-голубой, вокруг глаз голубые кольца голой кожи. Под клювом есть участок голой белой кожи. Половой диморфизм практически не выражен: самец отличается лишь чуть более массивным клювом и более широкими кольцами кожи вокруг глаз.
Курекуре – очень шумные, стайные, социальные птицы. Они живут стаями в несколько десятков особей и постоянно общаются при помощи характерных хриплых трескучих криков. Птицы активны днём, ночью спят в кронах деревьев, сидя на ветках рядами и прижимаясь друг к другу. Для ночлега они выбирают ветки в гуще кроны, где на них не может напасть сова.
Стаи этих птиц постоянно кочуют по сельве, чтобы не съесть всю пищу на своей территории. Рацион состоит в основном из плодов – фруктов и орехов, которые дополняются листьями и цветками; изредка попугаи едят насекомых. Поедая плоды, курекуре помогает распространяться разным тропическим растениям – в том числе лантане поломики. Ради плодов этого растения попугаи спускаются из крон в подлесок, но держатся там постоянно настороже. Врагами курекуре являются змеи, хищные птицы и млекопитающие. Заметив врага, птицы поднимают громкий крик, выдавая местонахождение хищника – голос курекуре является одним из сигналов опасности в сельве. К окрикиванию врага часто присоединяются другие птицы.
Сезон размножения не выражен. Пара создаётся на всю жизнь, нового партнёра птица ищет лишь после смерти предыдущего. Птицы устраивают гнездо в дупле, самка откладывает на подстилку из щепок и гнилушек до 4 яиц. Около месяца самка насиживает кладку, пока самец кормит её фруктами и изредка сменяет её на гнезде. Птенцов выкармливают оба родителя в течение 9-10 недель. В ювенильном оперении лоб зелёный, а маховые перья однотонные жёлтые или зеленоватые. Половая зрелость наступает в возрасте 4 лет, продолжительность жизни – до 40 лет, отдельные птицы доживают до полувека.

Этот вид птиц открыл Мамонт, участник форума

Ильяпа (Horraccipiter illapa)
Отряд: Ястребообразные (Accipitriformes)
Семейство: Ястребиные (Accipitridae)

Место обитания: Южная Америка, влажные тропические леса в области экваториального климата.
Масштабный экологический кризис, вызванный деятельстью человека и изменениями в природе, вызвал массовое вымирание на рубеже голоцена и неоцена. Среди плотоядных птиц в это время вымерло значительное количество крупных видов. В это же время выжили и распространились мелкие виды, которые в процессе стабилизации природных условий и роста биологического разнообразия начали осваивать экологические ниши крупноразмерных пернатых хищников. В Южной Америке одним из успешных видов оказался полосатый ястреб (Accipiter striatus). Несмотря на разрушение человеком мест обитания и все кризисы начала неоцена, часть популяции этого широко распространённого вида выжила и эволюционировала. Южноамериканский ильяпа – крупнейший из потомков полосатого ястреба (его название – имя бога грома у инков); он населяет амазонскую сельву и горные леса материка.
Ильяпа – очень крупный одиночный пернатый хищник: длина тела взрослой особи 80-100 см, размах крыльев до 220 см. Самка весит от 5 до 8 кг, самец – от 4 до 6 кг. Относительно короткие и широкие крылья и длинный хвост позволяют птице легко маневрировать при полёте в густом лесу. Ильяпа питается древесными и среднеразмерными наземными млекопитающими, птицами, пресмыкающимися и даже другими хищными птицами. Хищник чаще всего подстерегает добычу в засаде в кроне дерева, выбирая заросли эпифитных растений и лиан с широкими листьями, позволяющими скрыться даже такой крупной птице. Из-за крупного размера каждая взрослая птица этого вида контролирует обширную кормовую территорию – до 100 квадратных километров. Вне сезона размножения каждая птица активно прогоняет сородичей со своей территории. Гнездящиеся птицы иногда охотятся парами и совместно поедают добычу. Ильяпа – один из самых опасных пернатых хищников полога влажного тропического леса, способный убить добычу весом до 10 килограммов. Внутренний палец ноги у этого вида несёт коготь длиной до 10 сантиметров по дуге. Такими когтями птица способна заколоть даже иглобока – лазающего дикобраза.
Эта птица обладает сравнительно неяркой окраской: фоновый цвет оперения светло-бурый с серым пятнистым рисунком на спине и крыльях (на кончиках некоторых перьев есть округлые тёмные пятна). Голова чёрная, глаза рубиново-красные с круглым чёрным зрачком. Клюв серый, с острым загнутым кончиком. Оперение на брюхе серое – перья покрыты множеством тонких поперечных полос, создающих при взгляде издалека практически однородный серый фон. У самца на горле есть тусклое желтоватое пятно. Рисунок на маховых перьях также поперечно-полосатый – тонкие бурые полосы на песчано-бежевом фоне. На перьях хвоста также имеется поперечно-полосатый рисунок, но более грубый – редкие широкие полосы. У молодых птиц полосатость оперения на брюхе выражена отчётливее, а голова имеет тёмно-серый цвет.
Ильяпы – строго моногамные птицы, остаются всю жизнь со своим партнёром. Вне гнездования птицы держатся на своих территориях, обычно соседствующих. Этот вид гнездится в кроне высоких деревьев на высоте 30-45 м. Гнездование обычно продолжается с ноября до июля, но некоторые пары начинают гнездиться раньше или позже – так чаще всего поступают птицы, у которых погибли кладка или выводок. Гнездование и выкармливание потомства отнимают много сил, поэтому гнездятся ильяпы через год. В это время обе птицы пары демонстрируют друг другу свои навыки, выполняя различные фигуры в воздухе. Одной из излюбленных игр птиц является ловля оторванного листа в полёте: одна из птиц взлетает, держа лист в клюве, и бросает его, а вторая в это время пробует поймать его.
В кладке 1-3 (чаще всего 2) грязно-белых яйца. Насиживание продолжается 40-45 дней, этим занимается исключительно самка. Чаще всего у пары выживает один птенец, реже – двое. Успешное выращивание троих птенцов – исключительная редкость. В 11 недель белый ювенильный пух птенца постепенно сменяется перьями, с 15-16 недель птенец уже становится на крыло. До возраста 8-10 месяцев молодые птицы осваивают охоту с родителями, в возрасте 18 месяцев они сами переходят к самостоятельной жизни или агрессивно изгоняются родителями со своей территории. Половозрелость наступает в возрасте 4-х лет, продолжительность жизни достигает 60 лет.

Этот вид птиц открыл Ник, участник форума.

Мбои-тата (Batrachoboa rex)
Отряд: Безногие (Gymnophiona)
Семейство: Сифонопиды (Siphonopidae)

Место обитания: тропические леса Южной Америки, лесная подстилка в сельве.
Характерная группа тропиков Южной Америки, Африки и Азии – безногие амфибии. В эпоху глобального экологического кризиса они сохранили достаточно высокое биологическое разнообразие, и в неоцене их разнообразие достаточно велико. Многие виды безногих земноводных напоминают виды, существовавшие в эпоху человека, но среди них появились необычные, отклоняющиеся формы. В южноамериканской сельве обитает самый крупный вид безногих земноводных – мбои-тата, потомок кольчатой червяги (Siphonops annulatus).
Длина тела мбои-тата – до 4-4,5 м (животное растёт всю жизнь); отсюда название – это одно из имён змееподобного бразильского криптида минхочао. Тело цилиндрическое, диаметром 25-30 см. Внешне мбои-тата сходен с другими червягами – он имеет удлинённое безногое и бесхвостое тело, крупную плоскую голову длиной 40 см с широким ртом и маленькими глазами, едва просвечивающими из-под кожи. Также на голове есть два щупальца длиной 20 см, нужные для дыхания и хеморецепции. На коже тёмного, сине-фиолетового цвета имеются голубые поперечные «кольца», верхняя часть головы бурая. Половой диморфизм отсутствует.
Мбои-тата населяет подлесок в лесах Амазонии, часто на значительном расстоянии от воды. Животное ведёт малоподвижный образ жизни, закапываясь в грязь и лесную подстилку. В таком положении мбои-тата может сидеть в ожидании добычи много дней, но иногда огромная амфибия всё же переползает на другое место, и это выглядит довольно необычно. Лёгкие у мбои-тата небольшие, дыхание осуществляется в основном через кожу. Но при малоподвижном образе жизни амфибии получаемого таким образом кислорода вполне достаточно для жизни. Иногда мбои-тата плавает в воде (в небольших мелководных речушках), но чаще всего ведёт водный образ жизни во время наводнений. В его рацион входят крупные насекомые и пауки, а у взрослых животных – наземные амфибии, рептилии, небольшие птицы и млекопитающие. Во время охоты мбои-тата действует как «живой капкан», подстерегая добычу и схватывая её, когда она оказывается прямо перед мордой. Присутствие добычи животное определяет по сотрясениям почвы и запаху. Слюна животного обладает парализующими свойствами – вырвавшееся из пасти животное оказывается обездвиженным в течение нескольких минут, и амфибия находит его по запаху. Врагов взрослый мбои-тата не имеет.
Размножение происходит в сезон дождей. Самец и самка находят друг друга по запаху, самец оплодотворяет самку, после чего покидает её. Через несколько дней самка роет нору на берегу водоёма. Эта нора вертикальная, заканчивается гнездовой камерой, расширяющейся в виде кувшина глубиной до полутора метров. В гнездовой камере самка откладывает 20 яиц и обвивает их нижней частью тела, обеспечивая влагой. В это время самка охотится, высовывая на поверхность переднюю часть тела и голову. Она поддерживает чистоту в гнезде, выставляя для испражнения заднюю часть тела из гнезда и «выстреливая» помёт в сторону от гнезда, чаще всего перед дождём или во время дождя.
Детёныши вылупляются на второй неделе инкубации и первое время живут с матерью. Пищей им служит верхний слой покровов тела матери, образующийся в это время. Достигнув длины полуметра, молодые амфибии расползаются, прокапывая из гнездовой камеры собственные тоннели на поверхность земли. Половая зрелость наступает на третьем году жизни, продолжительность жизни – до 80 лет.

Этот вид земноводных открыл Мамонт, участник форума.

 

Оса-фермер, или тапиюкан (Parachartergus agricola)
Отряд: Перепончатокрылые (Hymenoptera)
Семейство: Складчатокрылые осы (Vespidae)

Место обитания: амазонская сельва и южнее в лесосаваннах.
Основная группа насекомых, занимающихся своеобразным «скотоводством» – это муравьи, сформировавшие симбиотические отношения с рядом видов насекомых: они предоставляют им защиту в обмен на питательные выделения. Однако этот союз – далеко не исключительное явление в мире насекомых: уже в голоцене была известна оса Parachartergus apicalis, которая активно ухаживала за бодушками Aconophora compressa ради их сладкой пади. К неоцену их трофобиотические отношения сохранились: осы-фермеры ухаживают за бодушками иного вида, «рогатыми» насекомыми покопоко, питающимися ядовитым соком растения лантана поломики. Второе название осы – «tapiyukan» – означает «оса» на карибском языке. Осы защищают нимф бодушек от хищников и паразитов в обмен на сладкую падь. Каждая оса из колонии ухаживает за небольшой группой нимф, которую она старается не оставлять ни на минуту. За день она может отлучиться от своего стада только пару раз и не больше, чем на 5 минут. Ночью же, когда осы не покидают гнездо, за нимфами бодушек ухаживают муравьи тарукува, также известные как муравьи-скотокрады. По утрам между муравьями и осами иногда происходят битвы за стадо бодушек, в которых чаще побеждают осы.
Интересно, что к неоцену осы стали не только скотоводами, но и садоводами. Они активно охраняют «сады» лантаны поломики и выпалывают жвалами проростки сорняков, мешающие росту лантаны.
Колонии осы тапиюкан можно найти на стволах деревьев и крупных ветвях. В каждой колонии несколько королев. Но в семьях тапиюкан нет полигинии, а есть олигогиния, т.е. в гнезде живут несколько цариц, которые «не терпят» друг друга и занимают внутри колонии отдельные территории. Рабочие и королевы не могут быть идентифицированы визуально: их можно отличить только по наличию зрелых яиц в их яичниках. Самцы также похожи на самок, и могут быть идентифицированы только по строению половых органов и отсутствию жала.
Оса мелкого размера: типичный фуражир тапиюкан имеет длину около 11 мм, ширину грудного отдела 3 мм и весит около 0,05 г. Фуражиры выполняют три основных обязанности: кормят потомство пережёванными насекомыми, кормят других имаго нектаром и падью бодушек, носят в гнездо воду. При помощи воды насекомые доводят строительные материалы до состояния, пригодного для использования.
Плодовитые самки не отличаются морфологически от рабочих особей и поэтому похожи по размеру. Брюшко имеет веретенообразную форму с короткими волосками, которые можно увидеть только под микроскопом. Глаза осы крупные, с большим количеством фасеток. Тело чёрное, только края крыльев красные.
Общение между насекомыми в колонии осуществляется при помощи прикосновений антеннами и жвалами. Они также могут делиться пищей друг с другом; просьбой о кормлении является лёгкое покусывание челюстей другой особи. Королевы редко участвуют во взаимодействии с рабочими особями, за исключением просьбы о кормлении, и не регулируют поведение рабочих ос.
Осы тапиюкан выкармливают потомство в основном насекомыми, особенно предпочитая гусениц чешуекрылых. Они используют яд, чтобы парализовать свою добычу, прежде чем её разорвать. Личинки поедают исключительно мясную пищу; осы охотно ищут падаль и остатки добычи хищных зверей. Взрослые насекомые всеядны и употребляют в пищу сахаристые вещества: они пьют нектар растений и падь бодушек, поедают мякоть фруктов разной степени свежести.
Роение у ос наблюдается в период с апреля по май. Обычно молодая королева, закончив метаморфоз, старается сразу покинуть гнездо и возвращается в него только на ночь, когда королевы колонии менее агрессивны. Днём она совершает брачный полёт и спаривается с одним или нескольким самцами. После оплодотворения она выделяет вещество, объединяющее вокруг неё несколько сотен рабочих и стимулирующее их искать новое место для основания колонии. Когда колония перемещается на новое место, рабочие и королева следуют по химическому маршруту, проложенному разведчиками, который ведет их, к месту новой жизни. Как только мини-колония прибывает на новое место, рабочие начинают строить гнездо, и королева начнет откладывать яйца, о которых заботятся рабочие. Гнёзда этих ос построены из бумажной массы, пропитанной растительным воском, и замаскированы под цвет окружающей растительности. Колония, в отличие от предковой, может разрастись до 100 тыс. особей и просуществовать до семи лет.

Этот вид насекомых открыл Wovoka, участник форума.

Тарукува, или муравей-скотокрад (Camponotus tarukuwa)
Отряд: Перепончатокрылые (Hymenoptera)
Семейство: Муравьи (Formicidae)

Место обитания: амазонская сельва и южнее в лесосаваннах.
Этот относительно крупный вид муравьёв – потомок муравья-древоточца Camponotus atriceps (отсюда название: tarukuwa – муравей кампонотус на карибском языке). Предковый вид в эпоху человека был широко распространён в Северной и Южной Америке, проживал в сосновых и дубовых лесах Северной Америки, во влажных саваннах Северной и Южной Америки, во влажных тропических лесах Центральной и Южной Америки, а также во влажных горных лесах Центральной и Южной Америки.
К неоцену его потомок тарукува живет в основном в амазонской сельве и южнее, в лесосаваннах. В зависимости от типа местообитания образ жизни разных популяций муравья значительно разнится: в лесу эти муравьи традиционно живут в деревьях, а в лесосаваннах часто строят крупные глиняные муравейники, окружающие ствол дерева.
Тарукува – крупные муравьи необычного и легко узнаваемого окраса: голова – чёрная, грудь тёмно-коричневая, брюшко ярко-красное, ноги и антенны желтовато-бурого цвета. Жвалы треугольной формы, глаза крупные. Максиллярные щупики состоят из 6 члеников, а лабиальные – из 4. Стебелёк между грудью и брюшком состоит из одного членика (петиолюс), несущего вертикальную чешуйку. Талия тонкая. Верхняя сторона груди выгнута дугообразно. Жало отсутствует. Яйца кремового цвета, овальной формы; личинки безногие, червеобразные. Куколки имеют вид твёрдого кокона шелковисто-коричневого цвета.
В бактериоцитных клетках эпителия средней кишки муравьёв обитают эндосимбионтные бактерии Blochmannia (Enterobacteriaceae), выполняющие трофические биосинтетические функции. Муравьи питаются преимущественно камедью деревьев, и бактерии позволяют им в полной мере усваивать питательные вещества даже такого специфического корма. Также эти муравьи охотно собирают падь в колониях сосущих насекомых – главным образом червецов. Отсюда второе название муравьев тарукува – муравьи-скотокрады: по ночам они собирают падь в колониях амазонских бодушек покопоко, которые принадлежат осам тапиюкан и охраняются ими днём. В ночное время муравьи ухаживают за колониями покопоко, нападая на хищников и очищая насекомых от грязи, попутно получая от них падь.
Структура колонии этого вида включает несколько каст:
«Королева» – репродуктивная самка, утрачивающая после оплодотворения крылья. Её единственная функция – откладывать яйца и получать корм от рабочих. От её благополучия зависит существование колонии. В крупных колониях часто бывает несколько разновозрастных «королев», фактически замещающих одна другую;
«Принцессы»: плодовитые крылатые самки, ещё не оплодотворённые. После брачного полёта они создают свои колонии или возвращаются в гнездо и со временем замещают основную самку;
«Принцы»: плодовитые крылатые самцы, которые значительно мельче самок и существуют в гнезде недолго. Их единственная функция – оплодотворение крылатых самок во время брачного полёта, после чего они гибнут вне гнезда;
Солдаты: стерильные самки, отвечающие за защиту колонии, размером 1,5 см. Они отличаются крупными головами с удлинёнными жвалами;
Рабочие: стерильные самки размером до 1 см, родившиеся в колонии, представляют наибольшее количество особей в каждой колонии. Рабочие также распределяются по разным размерным классам.
Молодые фертильные самцы и самки отправляются в брачный полёт, выбирая для этого ясный безветренный день. Лёт происходит синхронно на большой территории, сразу из многих муравьиных гнёзд, в том числе очень далёких друг от друга. Во время брачного лёта происходит спаривание, после которого самки имеют возможность выбрать место для нового гнезда и начать самостоятельную жизнь, или возвращаются в родную колонию на правах одной из «королев». Самцы умирают вскоре после спаривания под открытым небом. Самки, которые были оплодотворены на всю жизнь, теряют крылья и ищут место для своего нового гнезда.
После сооружения первого убежища самка откладывает свои первые яйца, из которых появятся первые рабочие колонии – очень мелкие. Эти первые работники впервые покидают гнездо и ищут пищу, чтобы прокормить себя, королеву и новых личинок. Рабочие срыгивают еду и передают её другим муравьям, которые распространяют её. Они же занимаются раскопками первых галерей гнезда и обслуживают молодежь второго поколения. С этого момента королева будет заботиться только о кладке яиц, что станет её главной функцией на всю оставшуюся жизнь. Рабочие нового поколения в среднем крупнее первых. Хотя полиморфизм по размеру очень выражен в этом роде, размер работников и количество особей в колонии обычно являются показателем количества пищи. Несколько лет спустя колония производит своих первых крылатых самцов и самок, которые породят следующее поколение колоний.
Муравьи тарукува обычно устраивают гнездо в мягкой древесине, выгрызая всё больше и больше галерей по мере роста колонии. За пределами амазонской сельвы на юге в лесосаваннах эти муравьи строят огромные «такуру» – гигантские муравейники из глины, похожие на термитники, до 2 м в высоту, облепляющие ствол дерева, изначально заселённое муравьями. Колония может существовать до 20 лет.

Этот вид насекомых открыл Wovoka, участник форума.

Покопоко, или амазонская бодушка (Aconophora amazonica)
Отряд: Полужесткокрылые (Hemiptera)
Семейство: Горбатковые (Membracidae)

Место обитания: амазонская сельва и южнее в лесосаваннах.
Лантана поломики – это вид растений, получивший преимущества в борьбе за существование за счёт прямых и косвенных связей с несколькими видами животных. Одним из них является оса тапиюкан, уничтожающая конкурирующую с этим видом растительность. Посредником между лантаной и осой выступает амазонская бодушка, или покопоко (pokopoko – «цикада» на карибском языке), потомок бодушки Aconophora compressa, распространённой в эпоху человека от Мексики до Колумбии. Кормовое растение амазонской бодушки – кустарник лантана поломики, хотя этот вид может кормиться и на других вербеновых растениях. Этому насекомому совершенно не страшна токсичность растения.
Это насекомое радикально отличается от своего предка, бывшего коричневым с полосками невзрачным насекомым с маленьким рогом. Покопоко – насекомое с сине-зелёным металлическим блеском, длиной до 8 миллиметров, с причудливой формой тела. На переднегруди насекомого возвышаются три рога: боковые длиной 3 мм, средний рог длиной 5 мм, наверху среднего рога расположено три шарообразных выроста, каждый 1 мм в диаметре. Таким образом, покопоко отдалённо напоминает бразильскую горбатку (Bocydium globulare). Задняя пара крыльев ярко-красная с чёрными жилками. Задняя пара ног прыгательная.
Это насекомое питается исключительно растительным соком и производит большое количество сладкой пади, из-за которой идет перманентная война между осами тапиюкан и муравьями тарукува. Живёт амазонская бодушка большими колониями, высасывающими сок из стеблей вербеновых растений, главным образом лантаны поломики. Насекомые сидят на верхней части побегов, в зоне активного роста. Из-за большого количества насекомых, высасывающих сок, листья на поражённом побеге мельчают и недоразвиваются, а цветки опадают, не распускаясь.
Размножение происходит круглый год. Самцы призывают самок долгой монотонной песней, напоминающей звучание натянутой струны. Самки ориентируются не только на песню, но и на украшения: чем крупнее у самца рога и наросты, тем он привлекательней для самки. Самка покопоко откладывает яйца на стебли растений, помещая в толщу растительной ткани при помощи яйцеклада, и прикрывает телом место кладки. Общая плодовитость составляет до 300-350 яиц, которые самка откладывает порциями по 20-30 яиц.
После появления личинок их охраняют насекомые-симбионты: днём осы, а ночью муравьи. Муравьи аккуратно расселяют молодых насекомых на соседние побеги, чтобы избежать скученности и снизить конкуренцию за пищу. Нимфы проходят через пять линек и достигают зрелости примерно через 45 дней, а в стадии имаго покопоко живёт еще до 60-70 дней.

Этот вид насекомых открыл Wovoka, участник форума.

 

Лантановая голубянка, или авакапару (Symbiolycaena lantanae)
Отряд: Чешуекрылые (Lepidoptera)
Семейство: Голубянки (Lycaenidae)

Место обитания: амазонская сельва и южнее в лесосаваннах, ареал совпадает с ареалом кормового растения.
В тропическом климате, благоприятном для круглогодичной активности насекомых, конкуренция между их различными видами может быть особенно острой. Один из способов её избегания – освоение специфической экологической ниши. Такой путь эволюции демонстрирует южноамериканская бабочка авакапару (awakaparu – бабочка на карибском языке), потомок голубянки Strymon bazochii, распространённой в голоцене от Техаса до Парагвая. В неоцене авакапару обитает в амазонской сельве и южнее в лесосаваннах. Авакапару – это бабочка-стенофаг, полностью зависящая от благополучия зарослей местной лантаны поломики – ядовитого кустарника. Гусеницы поедают листву кустарника, а бабочки кормятся нектаром лантаны, опыляя растение. В результате насекомое накапливает на личиночной стадии значительное количество яда и становится несъедобным для позвоночных животных. В местах произрастания этого кустарника бабочка встречается относительно часто.
Размер крыльев 25 мм у самок и 30 мм у самцов, в окраске крыльев выражен половой диморфизм. Нижняя сторона крыльев пепельного цвета, у самцов на нижних крыльях глазчатый рисунок. У самцов передние крылья сверху иссиня-чёрного цвета, а задние крылья тёмно-фиолетовые с металлическим отблеском и тремя красными «глазками», на каждом заднем крыле имеется хвостик. Верхняя сторона передних крыльев у самок тёмно-коричневая, без блеска. Задние крылья у них тёмно-синего цвета со слабым блеском и с одним «глазком» у основания крыла. Тело у самцов и самок пушистое, бирюзового цвета с интенсивным блеском.
Яйца откладываются самками утром по одному в основании цветков лантаны. Каждая самка способна отложить за свою жизнь около 200 яиц. Яйцо белое, шаровидное. Цикл развития занимает 31 день: инкубация яйца 5 дней, стадия гусеницы – 15 дней, стадия куколки – 10 дней. Врагами этого вида являются наездники, личинки которых выедают мускулатуру и соединительные ткани гусеницы, избегая жира, аккумулирующего ядовитые вещества.

Этот вид насекомых открыл Wovoka, участник форума.

Итотоптера (Itotoptera carnopapilio)
Отряд: Чешуекрылые (Lepidoptera)
Семейство: Голубянки (Lycaenidae)

Место обитания: Южная Америка, амазонская сельва.
Большинство бабочек в голоцене во взрослом состоянии являлись нектарофагами. Также были известны афаги и кровососы. В неоцене эта тенденция продолжилась, однако появилось и одно исключение: итотоптера из амазонской сельвы, потомок одного из видов голубянок, стала хищником.
Итотоптера – крупная бабочка не только в семействе голубянок: длина тела имаго – 7 см, размах крыльев – около 12 см. У насекомого довольно стройное телосложение – брюшко удлинено, грудь и голова небольшие. Вторая и третья пары ног ходильные, как у других бабочек, передняя пара немного крупнее и имеет пильчатую кромку, отдалённо напоминая ловчие конечности богомола. На голове находятся крупные, как у стрекозы, глаза, сложенные многочисленными фасетками. Антенны небольшие, булавовидные. Хоботок длинный – до 8 см. В его основании находятся мощные остроконечные стилеты, образованные из нижнегубных щупиков, прорезающие покровы добычи, обычно между сегментами.
Передние крылья округлённые, на задних есть «шпоры», длиной не превышающие половину длины заднего крыла. Окраска пёстрая, с металлическим блеском. Передние крылья красные, с мелкими жёлтыми пятнышками по внешнему краю и чёрным кольцевидным пятном посередине. Фоновая окраска под разными углами даёт отблеск от сиреневого до фиолетового и красного. Задние крылья фиолетовые с тонкими салатовыми полосами вдоль крупных жилок, по краю чёрные. Кончики шпор голубые с сильным металлическим блеском, хорошо заметным в полёте. Нижняя сторона крыльев окрашена маскировочно – она разных оттенков коричневого с более тёмными жилками и светло-соломенным краем. Тело светло-серое, ноги чёрные, грудь коричневатая.
Гусеница длиной до 5 см, уплощённой формы с широким телом. На первом сегменте груди и на последнем сегменте брюшка имеются конические шипы – спереди один, сзади два. Также гусеница имеет удлинённые грудные пары ног и сильные брюшные ноги. В строении головы примечательны очень крупные сильно хитинизированные мандибулы. Фоновая окраска гусеницы зелёная с жёлтыми мазками – по паре на боках каждого сегмента. Голова также жёлтая, мандибулы ярко-розовые.
Сезон размножения не выражен, в любое время года можно найти разные стадии развития этого вида. Самка откладывает кладку яиц на листья растений в подлеске. Гусеницы итотоптеры всеядны: они поедают листья растения, на котором живут, и вместе с ними различных мелких насекомых, особенно малоподвижных (тлей, червецов, других гусениц). Более взрослые гусеницы становятся активными хищниками и поедают почти исключительно беспозвоночных. На такой диете гусеница за месяц накапливает нужное количество питательных веществ, и через 4-5 недель окукливается, прикрепляясь паутинным пояском к ветке. При этом куколка выделяет небольшое количество жидкости, одурманивающей муравьёв – своими выделениями куколка «зомбирует» нескольких муравьёв, заставляя их охранять её. Через месяц из куколки выбирается имаго. Взрослая бабочка живёт значительно дольше личинок.
Итотоптера является хищником; отсюда название, образованное от карибского слова «враг». Она охотится во всех ярусах леса на насекомых. При этом она не специализирована и способна есть самых разных насекомых, которых ищет с помощью зрения и обоняния. Так, она может находить малоподвижных насекомых или яйца и высасывать их, не прилагая особых усилий. Также бабочка может ловить насекомых на лету. Бабочка избегает нападать на вооружённых жалом ос и на жуков с твёрдыми покровами тела. Часто итотоптера сопровождает крупных животных (млекопитающих, птиц, рептилий) и ловит досаждающих им кровососущих насекомых. Примечательно, что иногда эти бабочки охотятся в зарослях лантаны поломики на муравьёв, ос, бодушек, гусениц. Бабочка схватывает добычу передними конечностями, садится на твёрдую опору, протыкает покровы добычи стилетами и высасывает насекомое через это отверстие. В рационе итотоптеры много ядовитых насекомых, яды которых бабочка накапливает в теле, становясь несъедобной для хищников. Продолжительность жизни имаго – до 5 месяцев.

Этот вид насекомых открыл Мамонт, участник форума.

Гербарий

 

Лантана поломики (Lantana polomiki)
Порядок: Ясноткоцветные (Lamiales)
Семейство: Вербеновые (Verbenaceae)

Место обитания: амазонская сельва и редколесья на границе саванн.
Лантана сводчатая (Lantana camara) была одревесневающим многолетним кустарником эпохи человека. Растение в голоцене было распространено от Мексики до Колумбии и Венесуэлы, а также на Больших Антильских и Багамских островах. Оно также было интродуцировано во многие другие тропические и субтропические регионы планеты: Африку, Южную и Юго-Восточную Азию, Австралию, Новую Зеландию и на тихоокеанские острова. В большинстве новых мест обитания растение стало опасным инвазивным видом благодаря своей неприхотливости: оно способно жить как во влажных, так и в сухих местообитаниях. К неоцену его потомок, лантана поломики («Polomiki» – цветок на карибском), распространилась по всей Амазонии, во многом благодаря помощи ос тапиюкан. Лантана поломики отличается активным ростом, потому что интенсивно поглощает доступный почвенный азот в экосистемах с низким содержанием азота. Вид жизнестоек и приспособлен к широкому диапазону условий окружающей среды, выдерживает засуху и заболачивание почвы, чрезвычайно устойчив к вытаптыванию и даже к пожарам. Это растение активно удерживает захваченные позиции в экосистеме, поскольку токсично для большинства травоядных животных, аллелопатично к соседним растениям (производит токсичные химические вещества, которые ингибируют конкурирующие виды растений), и имеет чрезвычайно высокую плодовитость (12 000 семян с каждого растения в год). Плоды лантаны поломики едят, распространяя семена, самые различные птицы и звери, благодаря чему у растения обширный ареал и высокая скорость обмена генами в популяции. Опыляют это растение бабочки, пчёлы, шмели и колибри. Поломики – вечнозелёный кустарник высотой 1-2 м с прямостоячими ветвистыми стеблями, способный образовывать обширные густые заросли. Кроме того в неоцене он вступил в симбиоз с осами тапиюкан, которые помогают кустарнику бороться с конкурентами, выпалывая все другие растения, пытающиеся расти в зоне произрастания поломики. Благодаря заботе ос растение, в отличие от предковой формы, способно расти даже в сельве, а не только на опушках леса.
Листья жёсткие, серо-зелёные, длиной до 5 см, содержат эфирные масла и потому имеют сильный запах при раздавливании. Они имеют супротивное расположение, яйцевидную форму, заостренный кончик, пильчатые края и мелкое опушение вдоль жилок. Молодые листья опушены сильнее, отчего концы побегов кустарника кажутся сероватыми. Для избавления от паразитов крупные млекопитающие часто валяются в зарослях лантаны поломики, пропитывая шерсть пахучими веществами. Это обеспечивает им защиту от кровососущих насекомых на некоторое время.
Цветки мелкие, но многочисленные, четырёхлепестные, собраны в щитковые соцветия на длинном цветоносе. Они могут быть белого, жёлтого, красного, розового, оранжевого, фиолетового и других цветов. Их окраска меняется в зависимости от местоположения соцветий, возраста и степени созревания. Недавно распустившийся цветок имеет карамельный запах с острым оттенком. После опыления цвет цветков меняется: от белого и жёлтого до оранжевого, розоватого или красноватого, темнеющего со временем. Это является сигналом для опылителей – молодой цветок содержит больше нектара, а при отцветании количество нектара в нём резко снижается – что повышает эффективность опыления.
Плод поломики представляет собой ягодообразную костянку с двумя косточками, которая при созревании меняет цвет с зелёного на тёмно-фиолетовый. Зелёные незрелые плоды несъедобны для животных. Из-за наличия твёрдых шипов на их кожуре проглатывание их может привести к серьёзному повреждению пищеварительного тракта. Спелые плоды охотно поедают птицы и другие животные, которые могут распространять семена на большие расстояния, способствуя распространению поломики. Размножение происходит и вегетативным способом – отломленные ветки легко укореняются.
Растение опасно для большинства травоядных животных. Оно содержит активные вещества, токсичные для копытных млекопитающих – пентациклические тритерпеноиды, которые приводят к повреждению печени и фотосенсибилизации. Единственный зверь, который может спокойно питаться лантаной: цветами, листьями и стеблями – дикобраз-лантаноед, или мирийютерий. Единственные животные, которые массово пасутся на поломики – это покопоко или амазонские бодушки. Этих бодушек пасут днём осы тапиюкан, а ночью муравьи тарукува. Также пасутся на растении гусеницы авакапару, ценный источник белка для многих хищных животных.

Этот вид растений открыл Wovoka, участник форума.

Лантановый ложноплодник (Pseudocarpomyces lantani)
Порядок: Гименохетовые (Hymenochaetales)
Семейство: Гименохетовые (Hymenochaetaceae)

Место обитания: амазонская сельва, на стволах лантаны.

Рисунок Биолога

На деревьях и кустарниках эпохи человека паразитировали многие грибы: трутовики, ржавчинные грибы и другие. Для распространения спор они полагались главным образом на ветер и насекомых. Но в неоцене один из их потомков в амазонской сельве вступил в симбиоз с потомками местных дикобразов.
Лантановый ложноплодник – потомок рода Phylloporia, ставший специализированным паразитом лантаны поломики. На стволах кустарника он образует плодовые тела, имитирующие плоды лантаны: на небольшой ножке, такого же размера, как ягоды лантаны, и похожего почти фиолетового цвета с шипиками на поверхности. Плодовое тело закрытое, внутри полости находится складчатый гимений, образующий базидиоспоры. Гриб имеет фрагмобазидии, базидиоспоры с очень толстой, плотной оболочкой из хитина с отложениями кальция.
Плоды настолько похожи на костянки лантаны, что кормящиеся мирийютерии принимают их за плоды и съедают. Желудочный сок мирийютерия размягчает оболочки спор, растворяя кальций, но не убивая сами споры. Будучи выброшены с помётом, споры прорастают в мицелий с конидиеносцами (анаморфная стадия гриба), каждый несёт зонтик длинных стеригм, от концов которых отделяются бесполые споры – конидии. Конидии переносятся ветром и насекомыми на стволы лантан, где прорастают, и мицелий внедряется в ствол. Через несколько недель на стволе появятся новые плодовые тела гриба.
Закрытые внутри плодового тела споры гриба не могут распространяться ветром и насекомыми, и не способны к прорастанию, не пройдя через желудочно-кишечный тракт мирийютерия. Такой симбиоз с млекопитающим животным позволил ложноплоднику занять уникальную нишу: он встречается только на лантане.
Плодовые тела издают запах, похожий на запах плодов лантаны и привлекающий мирийютериев. Иногда привлечённые им насекомые разрушают плодовые тела, но выпавшие при этом споры не прорастают.

Этот вид грибов открыл Биолог, участник форума.

Следующая

На страницу проекта