Хозяева болотного края

 

Путешествие в неоцен

 

29. Хозяева болотного края

 

 

 

В эпоху тёплого и влажного неоцена равнины на территории Китая представляют собой царство рек, болот и озёр, среди которых растут вечнозелёные леса. Здесь идеальное место для зимовки различных птиц, обитающих севернее – на огромных пространствах Сибири.
В неоцене Восточная Сибирь по-прежнему осталась сравнительно сухой гористой местностью, прорезаемой руслами рек, а Западная Сибирь – обширной лесистой и болотистой равниной. Но изменения климата и наклона Евразийского материка в эпоху неоцена привели к тому, что в Западной Сибири от Саян и Алтая до отрогов Восточного Урала раскинулась обширная болотистая равнина, прорезанная руслами рек, медленно текущих к Северному Ледовитому океану. На форму речных русел сильно повлияло большое оледенение, проходившее в этих местах за 20 миллионов лет до этого, знаменуя смену голоцена неоценом. Климат этой местности в неоценовую эпоху по-прежнему остался континентальным: жаркое лето и холодная зима. Летом с поверхности материка поднимается огромная масса тёплого воздуха, на место которого с Северного Ледовитого океана поступает прохладный воздух, несущий дождевые облака. Поэтому лето здесь отличается повышенной влажностью, напоминая тропики. Зато зима в этих местах очень суровая, хотя пронизывающих морозов, характерных для эпохи голоцена, не наблюдается. Только в очень холодные зимы температура падает до -20°С, но и тогда морозы держатся не очень долго. Однако снежный покров достигает большой толщины, и искать под ним корм могут не все виды животных. Кто-то впадает зимой в спячку, кто-то ищет новые источники корма, а многие виды птиц Сибири проводят зиму в тёплых краях.
Болота Китая – одно из излюбленных мест зимовки для разных видов болотных и водяных птиц, живущих в Сибири. Самые крупные среди них – пестрые длинноногие птицы с чёрными шеями и красными затылками. Расхаживая по болоту, они меткими ударами длинного клюва настигают добычу – рыб и лягушек. Схватив жертву, птица подбрасывает её в воздух и ловит, стараясь перехватить с головы – так удобнее глотать её. Это сибирский красноголовый журавельник. Хотя птица кажется очень похожей на журавля, это не настоящий журавль (они вымерли в конце голоцена), а его дальний родственник: потомок одного из видов водяных пастушков. Эти птицы быстро заняли свободную экологическую нишу, образовав формы, конвергентно сходные с ибисами и журавлями.
Журавельники провели в этих местах около четырёх месяцев, но теперь биологические ритмы подсказывают им, что настало время покидать эти места и возвращаться домой. Всё чаще и чаще птицы взлетают над болотами и долго кружатся в небе, собираясь в небольшие стаи. И вот настаёт день, когда они взлетают и берут курс на северо-запад, на сибирские болота. Косяки птиц пролетают над равнинами Центральной Азии, заросшими кустарником, над горами, и вскоре косяки рассыпаются, и птицы уже поодиночке опускаются на родные болота.
Когда журавельники прилетают на родину, снег ещё не успевает стаять целиком, а в озёрах кое-где плавают большие глыбы льда. В них можно найти жертв зимнего холода: вмёрзших рыб и личинок насекомых. Опустившись на такую глыбу, плавающую в озере недалеко от прибрежного сухого камыша, журавельник пытается отковырять эту скудную снедь. Нанося удары клювом, он откалывает куски рыхлого весеннего льда и вскоре извлекает и поедает нескольких личинок насекомых. Но острым глазом птица замечает в соседнем куске льда, плавающем на поверхности воды, довольно крупную рыбу. Это ледовый элеотрис, один из местных видов рыб. Журавельник пробует достать такую заманчивую добычу: он клюёт лёд, стараясь расколоть его. Однако это не так-то просто сделать: от ударов птичьего клюва кусок льда с замороженной рыбой отплывает дальше от берега, и становится совсем недоступным для журавельника.
Рыба во льду вовсе не мертва: когда весеннее солнце нагревает её кожу, лёд вокруг тела элеотриса тает, а жизненные процессы рыбы ускоряются. Элеотрис ворочается в куске льда, а затем резко изгибается и раскалывает его. Выбираясь из ледяного плена, он судорожно дёргается и делает частые остановки, отдыхая. Рыба сильно устаёт из-за особенностей своей физиологии: за время зимовки в теле элеотриса накопилось огромное количество молочной кислоты и азотистых продуктов обмена веществ. Выбравшись, ледовый элеотрис раскрывает плавники и медленно опускается на дно. Здесь рыба проведёт в неподвижности несколько часов: через жабры и кожу происходит интенсивное выведение избытка продуктов распада. Только очистив кровь и мышцы, элеотрис приступает к поиску корма.
Весна на сибирских болотах проходит бурно: с юго-запада, с Четвероморья, врываются массы тёплого влажного воздуха. Смешиваясь с холодным воздухом над болотами, южная воздушная масса охлаждается, и на землю выпадает снег, а потом, по мере нагрева воздуха всё новыми волнами тепла с юга, снег превращается в дождь, и многочисленные реки, болота и пруды выходят из берегов, образуя почти сплошное водное пространство, прерываемое кое-где островками хвойного леса, а в южных районах – обширными зарослями ивы разных видов. Но весна идёт дальше на север, и низовья сибирских рек вскоре вскрываются ото льда. После этого начинается спад воды, и жизнь обитателей лесов и болот постепенно приходит в норму.
Самки павлиньего рябчика восстанавливают силы после зимовки, склёвывая клюкву на болоте. Клюква – это настоящий подарок для жителей болот: её ягоды прекрасно сохраняются всю зиму и даже весну, служа хорошей витаминной подкормкой для птиц и мелких зверьков. Павлиньим рябчикам надо восстанавливать форму: у них рано начинается гнездование, а кое-где в лесу уже начинаются брачные представления, которые дают самцы этого вида.
Ранним утром на островках леса, которые не залиты водой болот во время разлива, начинаются брачные игры павлиньих рябчиков. Самцы этого вида начинают собираться здесь задолго до начала самого представления, стараясь занять себе место получше – в середине токовища. Но удастся это далеко не всем: между массивными самцами регулярно вспыхивают драки за более предпочтительное место. Сходясь друг с другом в поединке, самцы беспощадно сталкиваются грудью, бьют соперника крыльями и шпорами. Иногда более сильный соперник хватает неудачливого претендента клювом за перья на затылке, и таскает из стороны в сторону. Но поединки редко доходят до такого: чаще всего они скоротечны, и соперники быстро расходятся, выяснив отношения.
Постепенно между самцами складывается определённая иерархия, и они занимают места на токовище: в центре – самые сильные зрелые самцы, их окружают более старые, но ещё полные сил претенденты, а край токовища – пристанище молодых неопытных птиц, которые первый раз участвуют в токовании. На краю колонии их легко может утащить какой-нибудь хищник, поэтому они часто прерывают токовые ритуалы при подозрительном шуме.
Самцы, занявшие места на токовище, начинают призывать самок. Вытянувши тело вертикально, они часто хлопают крыльями. Концы крыльев при этом ударяются друг об друга за спиной и перед грудью токующей птицы, поэтому кажется, будто среди пожухлой прошлогодней травы кто-то играет на множестве маленьких барабанов. Самок пока не видно: они собираются в лесу недалеко от токовища, но держатся скрытно в ветвях деревьев и ждут, пока солнце не поднимется достаточно высоко. Кроме того, они должны убедиться, что рядом с токовищем не бродят хищники.
Постепенно самки одна за другой показываются из ветвей: их собралось достаточно много. Самцы один за другим прекращают «барабанную дробь» и начинают исполнять следующую часть брачного ритуала.
В присутствии самки самец закидывает хвост на спину так, что становятся видимыми белые перья подхвостья, и распускает крылья до земли. От возбуждения кольцо кожи вокруг его глаз набухает от прилива крови, а красные перья на «бровях» встают торчком. Самец изгибает шею назад и просовывает голову между перьев длинного хвоста. Голова птицы с ярко-красными «бровями» и кольцами вокруг глаз резко выделяется на фоне белых перьев подхвостья. В этот момент самец издаёт далеко слышные звонкие щелчки, что служит сигналом для самки: «можно приблизиться».
Особенно охотно самки выбирают для спаривания самцов из середины токовища, хотя пробраться туда довольно трудно: молодые самцы преграждают самкам дорогу, заставляя обратить на себя внимание. Кому-то удаётся воспользоваться моментом, и спариться, но большинство молодых самцов останутся без внимания самок. Иногда, избегая встречи со слишком молодым «кавалером», самка просто взлетает в воздух и опускается сразу в центре токовища.
На краткий момент спаривания самец прекращает свои впечатляющие демонстрации, но после того, как очередная самка покидает его, токование возобновляется. За одно утро удачливый самец может спариться с тремя, а то и с пятью самками.
После спаривания самку уже не интересуют токовища. Она выбирает себе укромное место в кустарнике, где на земле строит простое гнездо в виде чаши. Самые хорошие места для строительства гнезда – островки чахлого леса среди болот, куда не может проникнуть наземный хищник.
Когда снег растаял, и земля достаточно хорошо прогрелась, начинается бурный рост местных растений. Почва по берегам водоёмов пронизана корневищами камыша и очень высокого тростника. А на мелководьях на полуметровой глубине прячутся огромные клубни самого впечатляющего из зелёных обитателей болот – ложного таро. Все эти корневища и клубни буквально взрываются зелёными побегами: за ночь свёрнутый, похожий на копьё, лист ложного таро может вытянуться на треть метра. Конечно, первый лист ещё не самый крупный, но, развернувшись, он уже достигает почти полуметровой ширины. Берега речушек ощетиниваются зелёными побегами тростника, упрямо пробивающими себе дорогу через слежавшиеся прошлогодние стебли и листья. А в воде зимующие почки разнообразных водяных растений прорастают, разворачивая в реках и озёрах зелёное кружево побегов.
На небольшом островке среди прошлогодней травы из почвы поднимаются странные кривые стволики, покрытые бурыми остатками длинных листьев. Но они не мертвы: на верхушках стволов проглядывают пучки остроконечных зелёных листочков. Они растут очень быстро: за неделю листья достигают метровой длины. По ним легко определить родство этого растения: листья очень жёсткие и острые по краям. Это гигантская древесная осока, процветающий вид на болотах неоценовой Сибири. Она иногда образует сплошные заросли, тянущиеся на десятки метров. Такие осоковые «леса» почти непроходимы для крупных четвероногих, поэтому в них охотно гнездятся птицы, такие, как красноголовые журавельники.
В болота Сибири редко заходят крупные лесные четвероногие, но всё же здесь есть те, кого можно опасаться. Вода в одном болотце подёргивается мутью: возле дна проплывает кто-то очень крупный. Когда существо всплывает на поверхность подышать, невольно хочется думать, что на Земле не неоцен, а продолжение каменноугольного или пермского периода. Подводный житель похож на помесь речного сома и крокодила: у него тупая сомовья морда, крошечные глазки и мускулистый хвост, окаймлённый кожистым плавником. Но вместо рыбьих плавников у него две пары слабых четырёхпалых лап. Совершенно точно на его природу указывают три пары перистых жабр, растущих по краям головы – это исполинское земноводное.
Эпоха гигантских амфибий закончилась в триасовый период мезозойской эры, когда архозавры окончательно завоевали планету. Отдельные виды исполинских земноводных существовали на Земле в юрский и ранний меловой период, но в кайнозое их владычество было окончательно прекращено другими группами животных.
Трясинник-прожора – это не прямой потомок гигантов мезозоя, а выросший до гигантских размеров тритон, точнее – его неотеническая личинка. Когда ледник истребил фауну рыб, холодостойкие тритоны получили мимолётный шанс, и в полной мере воспользовались им, захватив пресноводные водоёмы. И в дальнейшем виды рыб, заселявшие эти места, сталкивались с грозным хищником, в которого превратилась, возможно, их прежняя добыча.
Всю зиму огромный трясинник провёл в спячке, зарывшись глубоко в ил на дне болота. Весеннее половодье разбудило великана, и теперь он готовится к размножению. Эта амфибия – огромный зрелый самец, и под воздействием гормонов его тело начало меняться: плавники становятся гораздо шире, на спине отрастает высокий кожистый гребень, а живот приобретает яркую окраску. На голове земноводного набухли две крупных кожных железы, и из них сочится жидкость с приятным мускусным запахом, который отчётливо ощущается даже в воздухе над болотами. Этот запах – сигнал для сородичей: для самок – брачное объявление, а для самцов – предупреждение о том, что территория занята. Самец занимает мелководный проточный пруд, заросший по берегам камышом. В воде колышутся заросли рдеста с крупными курчавыми листьями – они выросли за последние две недели из перезимовавших на дне корневищ. Это, пожалуй, самая главная часть водоёма с точки зрения самца, готового к нересту.
Одна самка, привлечённая этим запахом, уже спешит по речке, впадающей в облюбованный самцом пруд. На границе владений её встречает галантный кавалер длиной около двух с половиной метров. Он демонстрирует свою силу, короткими рывками хвоста нагоняя на самку волны. Затем самец плывёт вокруг самки, демонстрируя ей своё яркое брюхо. В знак подчинения самка ложится на дно пруда и дрожит мелкой дрожью. Этот знак понят и принят самцом, и он ведёт избранницу к зарослям рдеста, вокруг которых начинается замысловатый брачный танец амфибий.
Самец откладывает на листья один за другим несколько крупных желеобразных сперматофоров, которые самка подбирает отверстием клоаки. А спустя примерно полчаса она начинает откладывать на кусты рдеста порции крупной икры. Липкая оболочка икринок позволяет им удерживаться на кусте, когда рядом с гнездом проплывает огромный родитель.
Когда яичники самки опустели, она всё менее охотно отвечает на призывные движения самца, совершаемые около зарослей рдеста. И постепенно его благорасположение сменяется безразличием, а потом откровенной агрессией. Из желанной гостьи самка превращается в чужака: самцом движет могучий родительский инстинкт, повелевающий охранять икру. И он, потемнев, отгоняет самку от кустов, где колышутся комья драгоценной икры. Побледневшая самка уступает яростному натиску самца и уплывает. Но, видимо, с точки зрения самца трясинника, она делает это недостаточно быстро, поскольку он бросается вслед за ней и кусает её за конец хвоста.
Трясинник-прожора – образцовый папаша: любой сородич, некстати оказавшийся рядом с гнездом, будет изгнан, а слишком дерзкая рыба – просто съедена. Однако любители чужой икры всегда найдутся, а если у них есть хоть толика хитрости, полакомиться вкусной икрой очень просто.
Длинноногий журавельник осторожно приближается к заводи, где трясинник выращивает потомство. Птица знает, что икра этого земноводного очень питательна и вкусна, но она видит и огромного сторожа, плавающего рядом. Вся хитрость состоит в том, чтобы отогнать его от икры. Журавельник выбирает для отвлечения хищника пологий берег, и намеренно обнаруживает себя: птица громко шлёпает ногами по воде и хлопает крыльями. И хитрость, кажется, удалась: чудовищное земноводное набирает скорость, работая хвостом, и вылетает на берег в брызгах воды. Но когда волна схлынула, трясинник-прожора являет собой жалкое зрелище: тонкие лапки не в силах развернуть его тушу на берегу, жабры слипаются и обвисают, становится слышным затрудненное дыхание амфибии. Существо, несколько секунд назад бывшее стремительным хищником, рывками ползёт по берегу, силясь вернуться в воду. А в это время журавельник набивает зоб икрой буквально на глазах сторожа этого гнезда.
Как бы хорошо ни охранял гнездо любой самец трясинника, а некоторая часть кладки всё равно окажется в желудках разнообразных хищников. Но когда из икры выведутся личинки, самец попросту потеряет интерес к кладке и бросит молодь на произвол судьбы.
Другие родители не столь беспечны: они будут охранять потомство до того момента, пока оно не вырастет. Павлиньи рябчики гнездятся на островках хвойных деревьев и среди вечнозелёных болотных кустарников. Гнездо этой птицы располагается на земле в гуще растений. Как правило, на болотах не стоит опасаться крупных четвероногих хищников: они просто не смогут пробраться сюда. А когда самка насиживает кладку, маскировка гнезда становится ещё лучше: её пёстрое оперение сливается по цвету с лесным мусором. Поэтому гнездо рябчика находится в относительной безопасности. Однако полной безопасности в природе никогда не бывает…
Одна самка павлиньего рябчика устроила гнездо в зарослях кустарников на краю леса. Однако это место оказалось не совсем удачным: сюда часто заходят нежеланные гости с болота. Конечно, трясинник-прожора не заползёт в лес, а вот журавельник, предприимчивая, умная и всеядная птица, часто забредает на окраины леса в поисках крупных насекомых и муравьиных гнёзд. Мощным клювом эта птица способна раскалывать гнилые деревья, разыскивая личинок жуков-усачей. Но на сей раз журавельник нашёл себе иную добычу: испугавшись его, самка павлиньего рябчика взлетела и выдала местоположение гнезда. Впрочем, она не улетела далеко: родительский инстинкт побуждает её защитить будущее потомство. Птица бегает недалеко от журавельника, оглядывающего кусты, громко крича и старательно имитируя раненую. Но журавельник не питается другими птицами, поэтому такая демонстрация просто бесполезна. Он нашёл то, что искал: под кустом в ямке лежит около десятка пятнистых яиц. Под крики самки рябчика журавельник хватает одно за другим яйца, раздавливает их клювом и глотает вместе со скорлупой. Проглотив последнее яйцо, журавельник покидает кустарники, оставляя самку павлиньего рябчика наедине со своими проблемами.
К концу весны болота превращаются в настоящий «зелёный ад»: на всех доступных участках суши, а также на мелководьях покачиваются широкие «лопухи» листьев ложного таро, либо густые пучки жёстких острых листьев древесной осоки. Лишь на более высоких участках островов среди сплошного массива болот растут хвойные деревья. Лиственные деревья, такие, как ивы, здесь не встречаются: их проростки будут заглушены гигантскими травами до того, как успеют вырасти достаточно большими. Словно знаменуя свой триумф, травы-гиганты обильно цветут. Ложное таро выпускает длинный цветонос, на конце которого находится соцветие-початок, окружённое полосатым бело-красным покрывалом. От початка исходит одуряющий запах гнилого мяса, привлекающий сотни мух. Насекомые кружатся густыми облаками возле таких соцветий, успешно опыляя их. Летом и осенью на ложном таро будут зреть мясистые красные ягоды, которыми охотно кормятся птицы, распространяя семена этой травы. А древесная осока начинает цвести несколько позже, выпуская из середины розетки длинный цветонос. На его конце колоски образуют полушаровидный зонтик. Это растение не привлекает к себе насекомых: оно опыляется ветром. Однако его плоды – твёрдые орешки в прочной скорлупе – охотно едят птицы. Даже павлиньи рябчики прилетают, чтобы полакомиться ими: мускульный желудок этих куриных птиц справляется со скорлупой плодов древесной осоки. Но эти семена вызреют ещё не скоро.
В зарослях древесной осоки и среди камышей устраивают свои гнёзда журавельники. Эти птицы – моногамы, но их пары образуются лишь на один сезон. Гнездо этого вида представляет собой кучу веток и сухих листьев, плотно утрамбованную ногами самца. Вообще, именно качество постройки определяет привлекательность самца для самок. Если самке нравится основание гнезда, сделанное самцом, пара достраивает верх гнезда из травы и прутьев, и вскоре в гнезде появляется кладка из 2 – 3 яиц. В конце весны в гнёздах журавельников уже готовы появиться первые птенцы. Посидев немного в гнезде, птенцы обсыхают, учатся ходить, и вскоре покидают гнездо навсегда. До осени они будут бродить вместе с родителями по болотам, обучаться добывать пищу и готовиться к перелёту на болота Китая, где проведут первую в своей жизни зимовку, и куда будут прилетать ещё много лет.
Природа приготовила для них огромное количество корма: вода в прудах буквально кишит личинками трясинника-прожоры. Сотни существ, похожих на крупных личинок тритонов или саламандр, охотятся за насекомыми. Личинки комаров и мошек нескольких десятков видов развиваются в воде, потребляя в общей сложности сотни килограммов инфузорий и бактерий ежедневно. Некоторые их виды едят отмирающую растительность, другие виды – хищники. Но все они легко могут стать пищей для личинок трясинника-прожоры. У этих существ ещё нет ног, и они ведут себя как мелкие рыбки: плавают стаями в толще воды и среди плавающих растений. В какой-то мере бедность ихтиофауны этих болот можно объяснить именно наличием здесь трясинников: этот вид на разных стадиях развития занимает экологические ниши разных видов рыб. А ледовому элеотрису удалось закрепиться здесь лишь благодаря выносливости и неприхотливости.
Однако немногим личинкам гигантского земноводного суждено выжить: в первое же лето жизни погибает до 80% всего потомства трясинника. Зимовка также не всегда проходит легко: в сильные морозы водоёмы могут промерзать глубже, чем обычно, и тогда весной на поверхности воды часто плавают глыбы льда с вмёрзшими в них молодыми трясинниками, или их головами и лапками. А трясинников, которые успешно миновали пасть хищника и ледяной плен, часто подстерегают и пожирают взрослые сородичи.
Пока личинки трясинников малы, ледовый элеотрис представляет для них серьёзную опасность. Этот хищник особенно любит устраивать засады там, куда не пролезет взрослый трясинник: на обширных мелководьях, заросших болотным хвощом и среди камышей. Рыба закапывается наполовину в растительный мусор, и терпеливо ждёт, когда суетливая личинка, охотясь за червями и инфузориями, подплывёт слишком близко. И тогда следует резкий бросок, и вот уже судорожно извивающийся хвост торчит из пасти хищника. Остальные личинки стремительно бросаются в растения и затаиваются на некоторое время. Но их память очень короткая: спустя несколько минут они одна за другой покидают свои укрытия, и вскоре в воде снова носится стайка суетливых созданий с перистыми воротничками жабр.
Летом ещё одна опасность подстерегает всех обитателей водоёмов: жара. На солнцепёке вода прогревается порой до +30°С. Содержание кислорода в ней падает, зато гниение растений происходит с удвоенной силой. Животные, которые дышат кислородом воздуха, легко переживают это время, но жабродышащим созданиям приходится очень трудно.
Плотными косяками молодые трясинники, у которых уже прорезались передние лапки, плавают близ поверхности воды. Вдыхая воздух, они издают чмокающий звук, но, поскольку их очень много, над болотами издали слышно негромкое потрескивание. А другие обитатели болот выработали иной способ спасения от удушья.
Каждый выживает, как может. В то время, как большинство обитателей водоёмов буквально борется за глоток кислорода, ледовые элеотрисы воспользовались богатейшим источником кислорода – воздухом. Берега водоёма поросли болотными растениями с широкими листьями и стелющимися по поверхности воды плавающими стеблями. Время от времени стебли шевелятся: на них лежат рыбы. Это элеотрисы выползают на стебли плавающих растений и дышат кислородом воздуха через влажную кожу. Рыбы лежат в тени широких листьев, поэтому им не грозит опасность получить солнечный удар. Время от времени одна из рыб шевелится, переваливаясь с боку на бок – она увлажняет бока и спину, которые начали подсыхать. В это время кожа на их теле заметно краснеет – подкожные кровеносные сосуды расширяются и наполняются кровью, в полной мере обеспечивая рыбу кислородом. Иногда одна из рыб с плеском сползает со стеблей и ныряет поохотиться: в жару аппетит рыб заметно возрастает. Добычи здесь много: личинки разных водяных жуков, мелкая рыба, в том числе собственное потомство, а ещё – личинки злейшего врага взрослых рыб – трясинника-прожоры. Хотя они заметно подросли, они всё ещё достаточно малы, и легко могут стать жертвой ледового элеотриса. Но на следующий год те, кому удастся выжить, уже не будут бояться этой рыбы, а на четвёртый год их жизни элеотрису лучше будет самому скрыться от них в тростнике или под корягами.
Жаркая погода выгоняет обитателей глубин из своих убежищ, делая их доступными для журавельников. Пара этих птиц, сопровождаемая тремя пушистыми птенцами, расхаживает по мелководью, точными ударами клюва добывая себе на обед беспомощных водных животных. Водяные жуки, личинки стрекоз, мальки рыб и личинки трясинников – вот их основной корм летом. Иногда взрослая птица, оглушив ударом клюва рыбу или маленького трясинника, выбрасывает их на берег, давая возможность птенцам самостоятельно добить и проглотить жертву. Так птенцы учатся самостоятельно кормиться. Они соперничают между собой, хотя их борьба не бывает столь острой, как у журавлей или хищных птиц эпохи голоцена, когда один птенец мог легко убить другого. Однако каждый из них старается отпихнуть собратьев от особенно заманчивой добычи, хлопая куцыми крыльями. Менее удачливым птенцам приходится самостоятельно отрабатывать охотничьи приёмы, заходя в воду. А это может быть весьма опасно…
Когда птенец журавельника шлёпает по воде, эти звуки отпугивают всякую водяную мелюзгу, но привлекают внимание совершенно нежелательного для птиц обитателя болот – трясинника-прожору. Огромное земноводное медленно и осторожно всплывает со дна, словно бревно. Его глаза высовываются из воды, но заметить это с берега практически невозможно: ряска и другие плавающие растения маскируют великана.
Самец журавельника, не заподозрив никакой опасности, заходит глубже в воду – его очень привлекла жирная улитка, лениво ползущая по листьям плавающих растений. Но один его шаг оказался роковым: из засады на него выскочил громадный трясинник, схватил за ногу, и так же стремительно утащил в воду. Пронзительный крик птицы, резко оборвавшийся, кажется, перекрыл все звуки болота. Перестали чирикать в кустах затаившиеся певчие птицы, и на несколько секунд наступила такая тишина, что было отчётливо слышно хлопанье крыльев вспугнутого где-то далеко павлиньего рябчика.
Место, где погиб журавельник, быстро затянулось ряской и другими плавающими растениями, и вот уже ничто не напоминает об опасности, затаившейся под водой. Однако это происшествие перевернуло жизнь одного из обитателей тростников: птенец журавельника, один из троих, потерялся в зарослях, когда выводок бросился врассыпную при нападении гигантской амфибии. Его шанс выжить в этом возрасте минимален… Птенец бродит в тростниках, жалобно пища. Но на его голос никто не отзывается – его мать уже далеко.
В этих местах не только животные могут поедать животных. В глубоких прохладных заводях, которые не заросли хвощом и камышом, обитает удивительный хищник болот. Его присутствие выдают ярко-жёлтые цветки с красным пятном в середине, торчащие из воды. А под водой широко раскинулись побеги удивительного растения – исполинской пузырчатки. Они образуют настоящую ловчую сеть на поверхности воды. На светло-зелёных побегах мутовками сидят разрезные листья светло-зелёного цвета, а среди них видно и главное оружие растения – огромные ловчие пузыри.
Над водой цветки этого растения привлекают много разных насекомых – мух, жуков и пчёл. Но только самые крупные из них смогут открыть плотно прижатую к верхним лепесткам губу цветка, чтобы полакомиться нектаром. Иногда, когда крупное насекомое открывает своим телом цветок, вслед за ним устремляются и более мелкие. Но они могут заплатить большую цену за свой аппетит: растение обильно облепляет пыльцой всех, кто влезает в его цветки. Бывает, что неосторожная муха, крылья которой склеены липкой пыльцой пузырчатки, падает в воду. Насекомое кружится на воде, не в силах ухватиться за какую-нибудь опору. Иногда жертве цветка удаётся залезть на стебли или цветоносы и почиститься, но чаще такое насекомое попадает на обед к обитателям воды.
Одна из мух, измазавшись в пыльце, сваливается в воду. Беспомощно жужжа, насекомое вертится волчком на поверхности воды. Волны, которые расходятся от неё, сигнализируют обитателям воды, что есть возможность покушать. И одна личинка трясинника, соблазнившись лёгкой добычей, пробует поймать эту муху. Однако дорогу к цели преграждают побеги пузырчатки. Но личинка достаточно сильна и проворна, чтобы миновать их. Она решительно ползёт среди побегов, и случайно прикасается к волоску на «горлышке» пузырька. В то же мгновение пузырёк превращается из плоского в шаровидный, засасывая воду, а вместе с ней и хвост личинки. Попав в ловушку, личинка трясинника начинает дёргаться, и касается ещё одного волоска. Второй пузырёк захватывает её голову. Постепенно пузырьки растения сближаются на теле жертвы. Спустя несколько минут личинка задохнулась и безжизненно повисла, а внутри пузырьков начал вырабатываться пищеварительный фермент. Через несколько дней пузырьки снова будут готовы поймать и переварить очередную жертву.
Потерявший семью птенец журавельника пробирается сквозь камыши. Он ещё не потерял надежду найти свою мать, но эта надежда тает с каждой минутой. Он не перестаёт отчаянно кричать, изредка замолкая и прислушиваясь. Но его попытки тщетны.
И вдруг он слышит вдали голоса журавельников. Из последних сил осиротевший птенец преодолевает несколько метров камышей и выходит к зарослям кувшинок. Среди них кормится семья журавельников: самка, самец и пара птенцов. Но это не его семья… Птенец пытается присоединиться к ним, осторожно подбираясь сбоку, но его попытки дружно пресекает вся семья журавельников: взрослые птицы раздувают горла и шипят, как гуси, а птенцы отчаянно верещат, спрятавшись за родительскими ногами. Чужаку приходится ретироваться. Птенец-сирота так мал и лёгок, что убегает от рассерженных взрослых птиц прямо по листьям кувшинок. И неожиданно из-под них выскакивает плоская слизистая голова, хватает его за ноги, и утаскивает под воду.
Молодой трясинник-прожора длиной не больше полутора метров схватил птенца. Утопив его, земноводное проглатывает добычу целиком. Судорожное движение головой – и ноги птенца исчезают в широкой глотке трясинника. Теперь ему можно не охотиться три – четыре дня, переваривая эту добычу.
К концу лета, незадолго до начала осенних дождей, в одном сильно обмелевшем болотце издох старый трясинник-прожора. Его трёхметровое тело лежит в луже грязи, окружённое крупными листьями ложного таро. Ветер разносит на десятки метров запах тления, и большое количество мух кружится над тушей. А плоть трясинника кишит их белыми безголовыми личинками. Крупный красноголовый журавельник, обходящий свою территорию, решил воспользоваться этой находкой. Птица пробирается по грязи к разлагающейся туше, и точными движениями клюва выбирает из мяса личинок мух. С точки зрения птицы это очень доступный и сытный обед.
Для других обитателей сибирских болот требуется более существенная добыча. Несколько павлиньих рябчиков прилетело из леса на водопой. Птицы опускаются на берег реки, и начинают пить по-куриному, поднимая голову к небу после нескольких глотков. Это самцы – когда брачный сезон заканчивается, они ведут себя очень терпимо по отношению друг к другу. Летом птицы проводят много времени на болотах: здесь начинают созревать ягоды и семена разных растений, составляющие большую часть рациона рябчиков. Но здесь есть и свои опасности, от которых никуда не деться…
Крупный, двухметровый трясинник всплывает из ямы на дне реки. Он давно наблюдал за этим участком берега, и теперь, похоже, рассчитывает на неплохой обед. Рябчики не замечают его: они больше следят за растительностью на берегу, ведь это наземные птицы. Зато трясинник выбрал себе добычу, и теперь осторожно подкрадывается к ней по дну, помогая себе хвостом. А когда до добычи остаётся около метра, гигантское земноводное делает решительный рывок вперёд, … но реакция рябчиков оказывается быстрее. Огромному трясиннику удалось схватить одну птицу за хвост, но добыча благополучно ускользнула от него, оставив на память о себе лишь несколько совершенно несъедобных перьев.
После этого происшествия рябчики станут более осторожными – на несколько дней. Они не покинут болота – здесь много корма, а опасность минимальна. Павлиньи рябчики бродят в зарослях древесной осоки, подбирая упавшие на землю семена этого растения, заключённые в твёрдую скорлупу. Мускульный желудок этой птицы, в котором пища перетирается с помощью гастролитов (желудочных камней) – это настоящая мельница для твёрдых семян. Но зреющие в изобилии ягоды гораздо вкуснее, чем деревянистые семена древесной осоки. Черника, брусника и клюква, а также ягоды гигантского ложного таро – дары лета, которые охотно едят птицы разных видов. Даже журавельники не прочь склевать сочные красные или голубоватые ягоды, внося разнообразие в свой рацион.
Часть семян будет переварена, но некоторым всё же удастся сохранить жизнеспособность после прохождения через птичий кишечник. Не все семена осоки будут найдены и съедены, поэтому резервы для возобновления этого вида растений останутся. Помимо этого осока хорошо распространяется корневыми отпрысками. За лето один куст даёт до пяти крупных отростков и множество мелкой поросли. Часть её будет съедена насекомыми и травоядными зверями, которые изредка проникают в этот мир, часть будет заглушена другими растениями. Но в любом случае выжившие растения сформируют мощные непроходимые заросли.
Рано или поздно тёплое лето подходит к концу. Хотя дни ещё бывают очень жаркими, ночью заметно холодает. Растения начинают готовиться к долгой зиме. Из их листьев идёт усиленный отток питательных веществ в стволы, корни и клубни. Ни один грамм драгоценного крахмала или сахара не должен пропасть зря – зимовка иногда бывает суровой. Постепенно листья, начиная с самых старых, начинают желтеть и отмирать. Примерно в середине октября начинаются заморозки, а поверхность воды по утрам подёргивается тонким льдом.
Когда температура воды падает, обитатели болот и озёр начинают готовиться к долгой зимней спячке. Трясинник-прожора проводит всю зиму, зарывшись в слой грязи и растительных остатков на дне болота. А те особи, которые зимуют в руслах рек, выбирают для спячки глубокие ямы, где бьют подземные ключи. Для огромного земноводного самое главное – не вмёрзнуть в лёд. А его соседи, ледовые элеотрисы, этого совершенно не боятся. Однако осенью они становятся вялыми. Рыбы медленно плавают в толще воды и около дна, изредка заплывая в заросли буреющих и отмирающих болотных растений. Но они уже не питаются: рыбы накопили достаточно жира, а с наступлением зимних холодов их жизненные процессы замедлятся ещё больше. Когда огромный трясинник проплывает рядом с ними в поисках убежища для зимовки, рыбы бросаются прочь, но, проплыв несколько метров, снова опускаются на дно.
Листья подводных растений буреют и расползаются в слизистую массу. Остаются только корневища в грунте, которые дадут весной новые побеги. Плавающая близ поверхности воды исполинская пузырчатка давно уже отцвела, и в пазухах её листьев сформировались плотные шарики светло-зелёного цвета – зимующие почки этого растения. Они не боятся промерзания – напротив, они могут прорасти весной только после того, как хорошенько промёрзнут во льду. Плавающие льдины весной разнесут это растение по болотам и озёрам, где с приходом тепла почки прорастут и развернутся в двухметровые стебли.
Кто-то из местных птиц останется зимовать в лесу, а кому-то придётся улетать на зимовку в дальние края. Павлиньи рябчики не боятся холодов: их оперение становится гуще, а на ногах отрастают длинные перья, которые действуют как своеобразные «снегоступы». Птицы собираются в небольшие стайки и кочуют по лесу, собирая семена хвойных деревьев. Зимой в их рацион будет также входить хвоя: этот вид – один из немногих, способных усваивать этот трудно перевариваемый корм.
Журавельники собираются на болотах в большие стаи. Птицы громко кричат и часто хлопают крыльями – они готовятся к долгому перелёту. Наконец в один из дней осени болота словно вымирают: ранним утром птицы поднимаются на крыло и большими косяками улетают на юго-восток, на тёплые болота Китая. Они проведут в пути примерно полторы - две недели, отдыхая большими стаями на равнинах или на речных островках – там, где хищник не застанет их врасплох. На тёплых болотах они проведут около четырёх месяцев, а в это время на их родине будет царить настоящая зима.
Сибирская зима очень снежная и довольно суровая. Влажный воздух с юга и холодный – с севера, смешиваясь, образуют большие снеговые тучи. Толщина снежного покрова на болотах достигает иногда двух метров.
Павлиньим рябчикам трудно добывать корм зимой: над снегом за всё мало-мальски съедобное конкурируют разные виды птиц и зверей. Зато основная масса еды скрыта под снегом, и рябчики – одни из немногих птиц, умеющих её добывать. Клювом и когтями они роют в снегу широкие ходы, по которым добираются до скрытых от других лесных жителей источников корма: оставшихся с осени ягод и зимующих в лесной подстилке насекомых. Крепкий клюв птицы может в случае необходимости ломать гнилую древесину, чтобы добраться до спящих в ней личинок жуков. Поэтому рябчики не голодают.
Кроме того, под снегом птицы защищены от пронизывающего ледяного ветра и трескучего мороза. А другие обитатели этих мест не ищут укрытия от холода, поскольку холод сам защитит их. Ледовый элеотрис медленно шевелит плавниками, плавая близ поверхности льда. Здесь холоднее, и жизненные процессы рыбы протекают ещё медленнее, что позволяет экономить жир, накопленный для зимовки. Постепенно рыба попадает в плен длинных ледяных кристаллов, нарастающих на плавающих ветках и стеблях тростника. Единственное, чем элеотрис может обезопасить себя – слой желеобразной слизи, выделяемый его кожей. Слизь препятствует образованию кристаллов льда на теле рыбы, образуя своеобразную защитную капсулу вокруг ледового элеотриса. После этого рыба может провести большую часть зимы в ледяной тюрьме, а весной оттает без вреда для себя.
Ближе к концу зимы в ледяную тюрьму могут попасть и другие обитатели леса. Когда тёплый воздух с юга прорывается на болота Сибири и днём наступает оттепель, павлиньи рябчики ныряют в снег на поиски привычной еды. Но ночью мороз возвращается, сковывая снег толстым слоем наста. И тогда птицы оказываются в плену. Их сил не хватает, чтобы пробить твёрдую корку льда, и один за другим несколько павлиньих рябчиков гибнут. Среди них примерно поровну годовалых и старых птиц, которые недостаточно сильны, чтобы освободиться самостоятельно. Однако некоторым сильным птицам удаётся всё же пробить ледяную корку сильными клювами, и они благополучно выходят из ледяного плена. А весной, когда снег растает, тела погибших птиц, возможно, послужат пищей какому-нибудь лесному падальщику. А если разлив смоет их в болото, то громадный трясинник не упустит такой обед.
Жизнь в болотах Сибири, порождённых ледниками прошедшей эпохи, уникальна. Она развивается по своим особым правилам, и не повторится больше нигде и никогда, поскольку любая экосистема неповторима в пространстве и времени.

Бестиарий

Ледовый элеотрис (Cryoeleotris rapax)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Бычковидные (Gobioidei)
Семейство: Элеотрисовые (Eleotridae)
Место обитания: болота Западной Сибири.

Рисунок Ильи

Благодаря деятельности человека небольшая рыбка ротан (Perccottus glehni) широко распространилась по Евразии: её можно было встретить в Средней Азии и в Восточной Европе. Родина этого вида – Дальний Восток, река Амур и её притоки. Неприхотливость и выносливость этого хищника привела к тому, что он заселил даже водоёмы, непригодные для жизни других рыб. Успешно выжив в эпоху человека, этот вид дал начало множеству новых видов, приспособленных к разнообразным местообитаниям, вплоть до вод Байкала и горячих источников на Камчатке. В болотах Западной Сибири обитает ледовый элеотрис, приспособившийся переживать суровые зимы необычным способом.
Длина тела этой рыбы – до 30 см, обычно мельче. Поскольку этот вид держится в зарослях подводных трав, его окраска соответствующая: зелёная с вертикальными коричневыми полосами и серебристыми пятнами на боках. Кожа рыбы покрыта мелкой чешуёй и толстым слоем слизи. Именно от удивительных свойств кожи зависит выживание этого вида в экстремальных условиях сибирских болот. Под кожей проходит большое количество кровеносных сосудов, которые обеспечивают рыбе кожное дыхание как дополнение к жаберному, когда летом в воде снижается содержание кислорода. Из-за их расширения кожа может приобретать заметный красноватый оттенок. А зимой толстый слой слизи, богатой белком и глицерином, препятствует обмерзанию кожи рыбы. Благодаря такой особенности ледовый элеотрис может без вреда для себя вмерзать в лёд, переживая короткие, но суровые сибирские зимы.
У этой рыбы короткие и широкие плавники: ледовый элеотрис – сравнительно плохой пловец. Он способен совершать короткие рывки для поимки жертвы, но большую часть времени эта рыба проводит, медленно плавая среди растений и избегая открытой воды. Для защиты от хищников в спинном плавнике рыбы есть восемь крепких полых колючек, в основании которых расположены ядовитые железы.
Эта рыба населяет придонные слои воды, поэтому её большие выпуклые глаза сдвинуты вверх – такая особенность позволяет выслеживать добычу, закопавшись в остатки растений на дне болота. Рот ледового элеотриса верхний – рыба нападает на добычу снизу. Любимая пища этой рыбы – личинки водных насекомых, мелкая рыба (в том числе собственная молодь) и личинки трясинника-прожоры.
Размножается эта рыба весной, когда водоём хорошо прогреется. Нересту предшествуют бурные брачные игры, когда самец приобретает изумрудно-зелёную окраску с белыми пятнами и широко раскрывает плавники, демонстрируя себя самке. Самка откладывает на корни растений несколько десятков икринок, а самец защищает кладку и личинок от хищников примерно две недели. В годовалом возрасте рыба становится половозрелой. Продолжительность жизни может составлять свыше 20 лет.

Трясинник-прожора (Pseudoandrias silurops)
Отряд: Хвостатые земноводные (Caudata)
Семейство: Трясинники (Pseudoandriidae)

Место обитания: болота Западной Сибири.

Рисунок Алексея Татаринова

Время исполинских земноводных прошло – они безраздельно правили планетой в далёком каменноугольном периоде и временно взяли реванш в триасе. Но позже, когда на суше появились рептилии, а в воде – крокодилы и черепахи, земноводные отошли на подчинённые роли. Появление среди наземных животных птиц и млекопитающих и вовсе закрыло земноводным путь на вершины пищевых цепочек. Самое большое земноводное кайнозоя – гигантская саламандра (Andrias), обитавшая на Дальнем Востоке. Но в неоценовых болотах Сибири появилось животное, далеко превосходящее её по силе, весу и свирепости. Этот великан – трясинник-прожора, титаническое земноводное, проводящее всю жизнь в воде болот и речных заводей Сибири. В чём же причина его успеха?
Лето на болотах неоценовой Сибири очень жаркое – вода прогревается порой до +30°С. Такие условия жизни прекрасно подходят для черепах и других водных рептилий. Но зимой знаменитые сибирские морозы возвращаются, хотя и не достигают такой силы, как раньше, в голоцене. И из-за этого путь в неоценовую Сибирь черепахам закрыт. Зато земноводные – гораздо более холодостойкие существа. Инкубация их икры происходит при более низких температурах, чем нужно для яиц черепах, а взрослые животные легко переносят «холодную» зимовку в непромерзающей воде родников, бьющих на дне рек и озёр.
Трясинник-прожора – это чудовищный потомок самых обычных тритонов (Triturus). Длина тела этого животного достигает почти 3 метров, из которых около половины составляет мускулистый хвост, окаймлённый плавниковой складкой, которая достигает середины спины. Голова животного плоская и широкая, при взгляде сверху – почти квадратная. Глазки очень маленькие, располагаются по краям широкого рта с несколькими рядами мелких острых зубов. По бокам головы располагается три пары наружных жабр длиной до 30 см, похожих на страусовые перья. Они позволяют животному долго находиться под водой, подстерегая добычу – рыб, раков и наземных позвоночных. Наряду с жабрами, трясинник имеет и слаборазвитые лёгкие, позволяющие дышать воздухом, когда вода сильно прогревается и содержание кислорода в ней падает.
Трясинник-прожора почти не вылезает на сушу – болота Сибири не пересыхают. Поэтому его четырёхпалые ноги стали очень короткими и слабыми. Как у большинства земноводных, когтей на пальцах трясинника нет. Если животному необходимо преодолеть какое-то расстояние по суше, то для этого оно выбирает ночное время, чтобы не высохнуть – кожа трясинника влажная и слизистая. По суше он движется, изгибая тело и помогая себе короткими лапами.
Верхняя часть тела трясинника окрашена в неброский маскировочный цвет – зеленовато-бурый с коричневыми пятнами. Кроме того, на коже имеется много кожистых выростов и бородавок, придающих его маскировке ещё большую убедительность. Брюхо земноводного окрашено в жёлтый цвет с чёрными пятнами, в брачный сезон у самцов оно становится оранжево-красным, а пятна становятся меньше.
Самец крупнее самки почти на полметра, в брачный сезон у него отрастает высокий гребень на спине. Самцы в брачный сезон занимают участок речных заливов или болот, где привлекают самок, испуская в воду мускусное вещество из специальной железы на горле. В это время между ними могут разыгрываться жестокие драки. Самка во время ухаживания демонстрирует самцу полный живот (в это время он бледнеет), что служит знаком подчинения. Икра (до 20 – 30 тысяч штук) откладывается комьями в заросли плавающих растений с длинными корнями, и самец охраняет кладку. Личинка длиной до 2 см выводится через 10 – 12 дней и около недели живёт, прикрепившись к растениям. Самец охраняет молодь до того момента, как она начнёт плавать. Половой зрелости молодь достигает на 5-м году жизни при длине около 1,2 м, живёт до 60 – 70 лет.

Красноголовый журавельник (Rallogeranus rubicephalus)
Отряд: Журавлеобразные (Gruiformes)
Семейство: Журавельники (Neogruidae)
Место обитания: болота Западной Сибири, зимуют на болотах Китая.

Рисунок Александра Смыслова

Настоящие журавли (Gruidae) в эпоху голоцена уже были птицами, для которых время расцвета осталось далеко в прошлом. Поэтому к эпохе неоцена настоящих журавлей на планете совершенно не осталось – эти птицы не выдержали антропогенного прессинга и разрушения мест обитания. Зато сохранились многочисленные птицы, которые раньше «стояли в тени» своих величественных сородичей – пастушковые (Rallidae). Они заполнили опустевшие после ледникового периода экологические ниши и эволюционировали в виды, сходные с журавлями. На территории Евразии и Северной Америки широко распространились представители семейства журавельников – крупные птицы, занимающие различные места обитания.
Один из представителей этого семейства – сибирский красноголовый журавельник. Это птица высотой около полутора метров и весом до 5 кг. Телосложением журавельник напоминает давно исчезнувших настоящих журавлей – у него длинный клюв, гибкая длинная шея и высокие ноги, позволяющие легко переходить вброд трясину или неглубокую реку. Ноги журавельника сильные – в случае необходимости птица способна быстро бегать. Кожа на ногах ярко-жёлтая. Оперение птицы имеет желтовато-коричневый цвет (под цвет сухого тростника), но голова и шея окрашены более заметно – это нужно для распознания птицами друг друга. Шея угольно-чёрного цвета, голова самца покрыта мелкими перьями ярко-красного цвета (у самки перья на голове коричневые). Горловой мешок у этой птицы может раздуваться в виде пузыря – это один из элементов брачных игр. Он покрыт тонкой голой кожей белого цвета и заметен даже у спокойной птицы.
Основная пища у птиц этого вида – мелкие водные и наземные животные, иногда они поедают падаль, главным образом из-за личинок насекомых, находящихся в ней.
Брачные игры начинаются в середине весны, когда устанавливается достаточно тёплая погода. В это время самцы начинают призывать самок, раздувая горловой мешок и издавая гудящие долгие крики. Когда самка принимает ухаживания самца, птицы некоторое время кричат дуэтом, оповещая возможных соперников о том, что территория занята. Гнездо в зарослях болотных растений представляет собой кучу сухой травы, набросанную сверху на заломленные и плотно утрамбованные стебли тростника с добавлением прутьев и сухих листьев. В кладке – 2 – 3 пятнистых коричневатых яйца, насиживают обе птицы. Инкубация длится около 3 недель.
Птенцы вылупляются хорошо развитыми: они покрыты пухом и зрячие. На 2-й день после появления на свет они покидают гнездо и кормятся вместе с родителями. Вначале родители ловят мелких животных и передают их птенцам из клюва в клюв, затем молодняк учится добывать пищу самостоятельно. В возрасте 1 месяца молодые птицы оперяются. К осени они становятся самостоятельными, а их окраска становится похожа на окраску взрослых птиц, но голова у молодых самцов станет ярко-красной только на третьем году жизни, когда они станут половозрелыми. Самка способна к размножению уже на втором году жизни.
Красноголовый журавельник – перелётная птица. Зиму он проводит на болотах Китая, отлетая туда с наступлением устойчивого похолодания.

Павлиний рябчик (Pavonasia paludiphila)
Отряд: Курообразные (Galliformes)
Семейство: Тетеревиные (Tetraonidae)

Место обитания: Западная Сибирь, леса и кустарники на возвышенностях среди болот.
В конце голоцена обширное оледенение, словно плуг, перепахало материки Северного полушария – основной центр разнообразия птиц семейства тетеревиных. Площадь тайги сильно сократилась, а многие виды этих птиц, особенно крупные, исчезли. До этого времени они находились под угрозой исчезновения из-за интенсивной охоты на них со стороны людей, и ледниковый период лишь ускорил их вымирание. Но мелким видам тетеревиных птиц удалось выжить. Среди них был рябчик (Bonasia bonasia), предок нового, более крупного вида птиц эпохи неоцена.
Его потомок, павлиний рябчик, обитает в лесах на окраинах болот Сибири. Это крупная птица – весом до 2 кг, внешне немного напоминает глухаря: у него широкий вееровидный хвост, используемый самцами в брачный сезон. Этот вид окрашен немного ярче своего предка: большая часть тела рыжая с поперечными чёрными полосами – более широкими на крыльях, узкими и частыми на спине и груди. У самок рыжий цвет заменён серо-коричневым. Концы хвостовых перьев у самцов чёрные. Также у птиц этого вида белое подхвостье и характерные красные перья на «бровях». Вокруг глаз самцов есть участки легко растяжимой голой кожи красного цвета. Во время брачных игр они наполняются кровью и увеличиваются в размерах, становясь хорошо видимыми издали. Во время токования голова рябчика становится похожей на голову некоторых пород домашних голубей, таких, как индиан, карьер и дракон. Привлечение самки самец сопровождает «барабанным боем»: он держит тело вертикально и хлопает крыльями так, что их концы ударяются друг об друга за спиной и перед грудью птицы. На ногах самцов растут длинные прямые шпоры, используемые для драк с сородичами. К зиме на ногах у птиц обоих полов вырастают длинные перья, которые позволяют ходить по снегу, не проваливаясь. Зимой павлиний рябчик может ночевать, зарывшись в снег, и искать под снегом пищу, прокапывая длинные ходы возле поверхности земли среди кустарников.
Сезон размножения – середина весны. Брачные игры сопровождаются драками между самцами и шумным токованием: самцы одновременно начинают «барабанить» крыльями, привлекая самок. В кладке – до 10 – 12 пёстрых серо-коричневых яиц. Их насиживает только самка (у этих птиц не образуется постоянных семей) в течение 20 дней. Птенцы выводятся покрытые рыжим пухом с коричневыми продольными полосками. В недельном возрасте у них на крыльях отрастают перья, и они начинают летать. В двухмесячном возрасте они становятся почти самостоятельными; в это время семьи могут объединяться для кормления в небольшие стаи, насчитывающие до 30 птиц. Половая зрелость наступает у самок в 2 года, у самцов – в 3 года. Продолжительность жизни птиц – до 12 – 14 лет.

Гербарий

Ложное таро (Pseudocolocasia calla-titanica)
Порядок: Аронниковые (Arales)
Семейство: Аронниковые (Araceae)

Место обитания: болота, речные мелководья.
Одним из распространённых видов болотных растений в Евразии в эпоху голоцена был белокрыльник болотный (Calla palustris) – прибрежное растение с длинными стелющимися стеблями, широкими листьями и соцветием, окружённым белым покрывалом. Этот представитель преимущественно тропического семейства оказался довольно устойчивым к похолоданию, и выжил в эпоху голоценового оледенения.
В тёплом и влажном неоцене от этого вида произошло совершенно новое растение. Ложное таро – это гигантская трава с широкими листьями. Высота взрослого растения – около 2 метров, длина листьев – 1 метр и больше. Листья имеют сердцевидную форму с глубоким вырезом для черешка и кончиком, оттянутым в виде характерной «капельницы». Однолетние листья собраны в розетку и отрастают каждую весну от толстого клубневидного корневища, которое находится на глубине полуметра под землёй. С наступлением сильных заморозков надземная часть растения отмирает, и оно переходит в состояние зимнего покоя.
После развёртывания трёх-четырёх листьев, в конце весны, растение выпускает цветонос. Соцветие-початок, окружённое белым покрывалом с мясо-красными полосками снаружи, возносится на высоту до 2,5 метров. Оно распространяет неприятный запах гнилого мяса, привлекая сотни мух, опыляющих это растение. Цветение продолжается до середины лета. В конце лета и осенью созревают плоды – ярко-красные ягоды с приятным сладковатым вкусом, которые охотно поедают птицы, разносящие семена растения. Для млекопитающих эти ягоды ядовиты.
Ложное таро селится на болотистых почвах и легко выдерживает затопление во время разлива рек. Этот вид образует обширные труднопроходимые заросли по берегам мелководных водоёмов.

Исполинская пузырчатка (Megautricularia antirrhiniflora)
Порядок: Норичниковые (Scrophulariales)
Семейство: Пузырчатковые (Lentibulariaceae)

Место обитания: болота Западной Сибири.
На болотах хищниками могут быть не только животные, но и растения. Среди наземных плотоядных растений наиболее известна росянка (Drosera), а в водоёмах широко распространены разные виды пузырчаток. В болотах неоценовой Сибири один из мелких видов пузырчатки эволюционировал в настоящее чудовище среди плотоядных растений – исполинскую пузырчатку.
Внешне это растение достаточно сходно с обычными пузырчатками, растущими рядом. Однако оно выделяется среди представителей своего семейства громадными размерами. Стебли этого великана отрастают до двухметровой длины, обильно ветвясь. На стеблях мутовками растут светло-зелёные рассечённые листья, среди которых заметны ловчие пузырьки. Но если у большинства пузырчаток ловушки достигают всего нескольких миллиметров в длину и опасны разве что для мельчайших мальков, рачков и инфузорий, то громадные 5-сантиметровые ловчие листья этого гиганта представляют явную угрозу для живых существ длиной от 3 до 6 см – личинок стрекоз, молодых рыб, головастиков и личинок трясинника-прожоры. На мелкую добычу они попросту не реагируют – чувствительные волоски вблизи входа в ловушку ощущают лишь довольно сильные прикосновения. Поэтому личинки комаров и мельчайшие мальки рыб чувствуют себя в безопасности среди зарослей этого растения.
Растение цветёт с начала лета крупными жёлтыми цветками с красным пятном на «губе» - нижнем лепестке. Цветки этого растения очень красивы – они похожи на цветки некоторых сортов львиного зева (Antirrhinum major). Они собраны в рыхлую кисть и поднимаются на вертикальном цветоносе на 50 – 60 см над водой. Растение опыляется шмелями и пчёлами, хотя семена созревают довольно редко – в среднем, только 5% цветков превращаются в плоды – сухие коробочки. Но растение хорошо размножается вегетативно – в пазухах листьев образуются особые короткие веточки с ломкими основаниями и цепкими крючковидными концами листьев. Зацепляясь за оперение водоплавающих птиц и шерсть зверей, они легко отрываются и переносятся на значительные расстояния. Стимулом для дальнейшего роста этих веток служит кратковременное подсыхание на воздухе.
К началу зимы значительная часть растения отмирает, но перед этим в пазухах листьев образуются особые зимующие почки, представляющие собой очень укороченные побеги с плотно расположенными короткими листьями. Они легко переносят замораживание и прорастают весной, за несколько дней достигая метровой длины.

Древесная осока (Pandanocarex arboreus)
Порядок: Осоковые (Cyperales)
Семейство: Осоковые (Cyperaceae)

Место обитания: болота Западной Сибири.
Летом болота Сибири становятся в чём-то подобными тропическим болотам – жаркое солнце и обилие влаги вызывает бурный рост растений. Зато зимой температура опускается порой до -20°С и почва сильно промерзает. Не каждому растению удастся приспособиться к такому климату, но среди осок (Carex) появился один такой вид, образовавший своеобразную древовидную жизненную форму.
Древесная осока – многолетнее растение с разветвлённым одревесневающим стеблем высотой около 1 метра. Стебель может незначительно разрастаться в толщину за счёт своеобразной рыхлой ткани сердцевины. На концах стеблей ежегодно образуются жёсткие однолетние листья, пропитанные кремнезёмом и имеющие острые режущие края. Остатки листьев держатся на стволе очень долго – по 2-3 сезона, образуя волокнистый «футляр» вокруг ствола. Кроме того, растение даёт корневые отпрыски, поэтому крупное животное не всегда сможет пробраться сквозь его заросли. В зарослях древесной осоки охотно гнездятся разные болотные птицы.
Древесная осока растёт на хорошо увлажнённых почвах по берегам озёр, стариц и болот.
Растение цветёт в начале лета, образуя длинный цветонос, на котором расположен зонтик рыхлых колосков. Опыление происходит с помощью ветра. Семена этого вида – мелкие орешки в прочной скорлупе. В основном их разносят птицы, хотя упавшие семена могут переноситься потоками талой воды. Семена прорастают только после действия сильного холода, поэтому всходы появляются лишь на следующий год, а в годы с тёплой зимой – и через 2 года. Растение образует короткий ствол на третьем году жизни, и тогда же зацветает в первый раз. Продолжительность жизни достигает 50 лет.

Следующая

На страницу проекта