Закат династии

 

Путешествие в неоцен

 

Закат династии

 

 

В эпоху неоцена фауну Северной Америки ожидали новые испытания. Расширение Атлантического океана разорвало тонкий Панамский перешеек, и связь с Южной Америкой продолжалась лишь некоторое время по прерывистому Антильскому мосту – фактически, по цепочке островов, между которыми в разное время возникали лишь временные сухопутные мосты. Зато на западе материка расширение Атлантики привело к росту напряжения в местах соприкосновения литосферных плит, что в очередной раз вызвало образование широкого Берингийского перешейка. Появление такого массива суши способствовало миграции азиатских и североамериканских форм в обоих направлениях – особенно мелких видов животных, способных преодолеть горные хребты Восточной Сибири и Берингии. Впрочем, на протяжении геологической истории материка такой фаунистический обмен с Евразией происходил неоднократно.
Движение литосферных плит в прошлом привело к образованию протяжённой цепи Скалистых гор, оказывающих значительное влияние на климат внутренних районов материка и способствующих распространению на юг материка холодолюбивых форм северного происхождения, в том числе выходцев из Азии.
Тихоокеанское побережье Северной Америки – это место, где выпадает значительная часть дождей, которые приносят ветры с океана. Это обстоятельство в сочетании с относительно мягкой зимой способствует развитию лесов. Почти от самого побережья Тихого океана до высочайших хребтов Скалистых гор тянется сплошной лесной покров – на севере преимущественно тайга, которая при движении на юг сменяется листопадными лесами, плавно переходящими в широколиственные леса. Но для того, чтобы увидеть эту смену типов растительного покрова, не обязательно совершать длительное путешествие с севера на юг вместе со стаями перелётных птиц. Живописная долина в Каскадных горах позволяет увидеть смену типов лесов буквально за один взгляд: достаточно всего лишь посмотреть на горные склоны, поросшие дремучими хвойными лесами. Осенью их границу оттеняют яркие красные, жёлтые и бурые цвета осеннего убранства лиственных лесов, произрастающих ниже по склонам. По долине течёт река, и в её пойме есть несколько озёр. Реки в этих местах текут главным образом с востока на запад, в сторону Тихого океана. Скальные породы, слагающие местность, заставляют их петлять и за миллионы лет протачивать глубокие ущелья среди скал, но в любом случае реки достигают океана – разливаясь по долинам спокойными потоками или низвергаясь со скалистых уступов бурными водопадами. Берега реки и озёр в долинах рек поросли лиственным лесом, но уже другого типа – заметно иного видового состава по сравнению с лесом, растущим выше по склонам. В тёплой горной долине деревья не очень охотно расстаются с листьями, а некоторые кустарники сохраняют зелёную листву даже зимой, во время снегопадов, изредка накрывающих долины. Из древесной растительности здесь преобладают дуб, клён и каштан разных видов. Местные виды каштанов – это отдалённые последствия деятельности человека, одичавшие потомки культурных растений, которые возделывались ради съедобных плодов. Отдельные виды дубов не полностью расстаются с листвой, сбрасывая на зиму лишь самые старые листья. Внезапные снегопады могут ломать часть ветвей, но деревья быстро восстанавливаются после этого. Сейчас ранняя весна, и разница в видовом составе леса хорошо заметна: в долине в кронах деревьев уже зеленеет молодая листва, среди которой тёмными пятнами выделяются кроны дубов, не пожелавших расставаться с листвой даже на зиму. Выше по склону леса лишь едва начали пробуждаться после зимнего сна: снег тает, а земля покрывается ковром ранневесенних эфемероидных трав. Ближе к вершинам гор, где солнечные лучи ещё не в состоянии совладать с царящим там холодом, среди снега мрачно зеленеют хвойные леса. Но с каждым днём солнце поднимается всё выше и задерживается на небе всё дольше, поэтому весна постепенно доберётся и до хвойных лесов, заставляя их одеваться свежей зеленью.
В широколиственных лесах долин, а также в лесах на горных склонах с высоты птичьего полёта заметны широкие протяжённые тропы. Они зарастают кустарниками и травами, поэтому хорошо выделяются на фоне окружающих лесных массивов. В хвойных лесах выше по склонам гор попадаются островки быстрорастущих лиственных деревьев вроде берёзы и тополя – чаще всего это остатки таких троп, хотя изредка так может восстанавливаться лес после оползней.
Виновники появления троп в лесных массивах – крупные травоядные млекопитающие. Ломая, вытаптывая и выедая на своём пути древесную растительность, они способствуют обогащению флоры видами, характерными для других типов растительных сообществ, и расширяют кормовую базу для мелких видов животных. По весеннему лесу на склоне горы по одной из таких троп движется мохнатая бурая полоса: это стадо крупных зверей, которые называются багутсу. Животные похожи на лесных бизонов эпохи человека, но на самом деле это массивные потомки пекари эпохи человека и родственники пекари-бизона из прерий. Эти массивные косматые звери ещё не расстались с зимней шерстью, и в холодном воздухе поднимается пар от их дыхания. Багутсу выедают подрост деревьев и кустарники, поэтому в местах их кормления медленно растущие хвойные деревья уступают место быстро возобновляющимся мелколистным деревьям вроде берёз. Но эти массивные травоядные опасаются передвигаться по крутым горным склонам, поэтому там, где они появляются редко, хвойный лес может свободно разрастаться.
Багутсу провели зиму в долине, кормясь в дубравах и зарослях каштана питательными семенами и проростками деревьев. Кормление этих зверей сдерживает рост кустарников подлеске лиственных лесов.
С каждым днём становится всё теплее. Снег тает под солнцем, в реку стекают многочисленные ручьи, и заросли ивы и тростника по берегам вскоре оказываются затопленными. Линия снегов отступает всё выше в горы, а земля под голыми деревьями расцвечивается красками первоцветов. Пока на деревьях только набухают почки, многочисленные травянистые растения спешат зацвести и дать семена. Корневища, клубни и луковицы просыпаются, и к солнцу практически одновременно тянутся сочные полупрозрачные молодые листья и набухающие бутоны. Весенние цветки очень яркие – они словно специально зазывают к себе насекомых, выходящих из зимней спячки и изголодавшихся за несколько месяцев оцепенения. Насекомым важно восстановить силы после зимовки, а растениям необходимо побыстрее опылить цветки и завязать семена. В жизни других обитателей этих мест также происходят важные изменения.
Ранним утром диск солнца едва показался над горным хребтом, но некоторые лесные обитатели уже проснулись и готовятся к важному ежегодному событию. На рассвете воздух ещё холоден, как ночью, и на деревьях оседает иней. Под деревьями быстро движется крупная птица с тёмным оперением и коротким хвостом, похожая на куропатку, но размером больше петуха. У неё есть одна примечательная особенность: на плечах птицы растут пушистые белые перья, образующие нечто вроде воротника. Это местная куриная птица – агуна сиу, один из многочисленных обитателей лесов в горных долинах. Эти птицы провели зиму, следуя за стадами багутсу и других местных травоядных млекопитающих, и подбирали семена, корешки и оцепеневших насекомых на раскопанной ими земле. Но сейчас, когда снег почти везде растаял, они могут самостоятельно искать пищу, и с каждым днём восстанавливают силы, истощённые зимовкой. Увеличение длины светового дня стимулирует ещё одно важное событие в их жизненном цикле – брачный ритуал. Эта особь агуны сиу – самец, и пушистые белые перья на плечах – часть его брачного наряда. Он спешит к месту сбора сородичей – на токовище на склоне горы. В этом месте пока нет деревьев: несколько лет назад камнепад поломал крупные старые деревья, и их мёртвые стволы лежат вперемешку с камнями. Между ними уже пробиваются молодые сеянцы деревьев, но они пока не слишком высокие.
Восходящее солнце осветило заснеженные вершины гор, и они словно сияют над тенистыми долинами. Самец агуны сиу спешит на токовище, и он не один: в лесу мелькают белые пятна «воротников» сородичей, и время от времени острожной тенью среди кустов пробегает скромно окрашенная самка. Самцы агуны сиу собираются на токовище первыми. Они рассаживаются на стволах и камнях, выбирая места, не закрытые подрастающими деревцами. Утренний ветерок треплет пышные перьевые воротники, и самцы встряхиваются, поворачиваясь к нему спиной. Время от времени то одна, то другая птица вытягивает шею и издаёт короткий свист, раздув горловой мешок. Это своеобразная прелюдия к токованию: новые самцы ещё продолжают собираться на токовище, а самки пока ожидают своего выхода в кустах. Когда становится светлее, начинается токование агуны сиу. Самцы раскрывают веерами отросшие на плечах длинные перья-эполеты, и кажется, будто у них выросли пышные воротники. Они вытягивают тело вертикально, раздувают пузыри-резонаторы, запрокидывают голову на спину, и громко свистят. Вначале это делают лишь два-три самца, но они постепенно подстраиваются под ритм друг друга, и к ним присоединяются всё новые и новые певцы. Когда «запевают» сразу около двух десятков самцов, их голоса сливаются в один поистине оглушительный хор. В ответ на их призывы самки выходят из укрытий и начинают бродить по токовищу. Тогда токующие самцы исполняют собственно брачный танец: продолжая свистеть, они начинают быстро топать лапами, если самка оказывается рядом. Когда самка задерживается около самца, он начинает оттеснять её телом от остальных и толкает в сторону леса, не прекращая при этом свистеть – он лишь перестаёт запрокидывать голову на спину, но вместо этого быстро топает ногами, выбивая дробь по стволу дерева или земле. Самки ведут себя придирчиво: токование едва началось, и им нужно выбрать себе лучших самцов, которые помогут успешно вырастить выводок цыплят. Токование продлится ещё несколько дней, но нужно спешить, чтобы занять себе хорошую территорию для гнездования. Опоздавшим с брачными играми птицам достанутся лишь худшие гнездовые участки.
Постепенно становится светлее и лес просыпается. Свист токующих агун становится всё тише, и к нему присоединяются голоса множества других птиц. Солнце встаёт над горами, и агуны покидают токовище – парами, если им удалось найти брачного партнёра на предстоящий сезон гнездования, или поодиночке, если сегодня им всё же не повезло. Другие звери и птицы просыпаются и подают голоса, заявляя соседям и сородичам о своём существовании, а также о своих притязаниях на территории и кормовые ресурсы.
В весеннем лесу раздаётся раскатистое урчание и басовитое гудение, а земля дрожит от топота прочных копыт: многочисленное стадо багутсу пасётся в весеннем лесу, и звери поддерживают контакт друг с другом при помощи звуков. Багутсу происходят от свинообразных животных пекари, живших в эпоху человека, и в наследство от предков получили бивни, торчащие из верхней челюсти вниз и в стороны. Такое направление роста бивней не препятствует боковым движениям челюстей при жевании. Слегка наклонив голову в сторону, багутсу втыкает бивень в землю и мощным движением шейных мускулов пропахивает в ней борозду. Затем в разрытую землю опускается подвижный нос-хоботок багутсу, похожий на хоботок тапира или сайгака. Благодаря чувствительному обонянию животное легко находит среди комьев земли клубни и молодую листву растений-эфемеров. Такая пища очень важна весной, когда мало других кормов, а желудок багутсу с лёгкостью переваривает даже горькие растения, которые могут быть ядовиты для других обитателей леса.
Багутсу – не единственные крупные травоядные в лесу. Рядом с ними кормятся другие обитатели леса – крупные лесные косороги. Эти звери держатся поближе к багутсу, чувствуя себя в безопасности рядом с тяжеловесными травоядными – косороги отличаются более лёгким телосложением, и врагов у них больше. А стадо багутсу, обороняющееся от хищников – это сила, с которой стоит считаться. К тому же косороги к концу зимы начинают сбрасывать свой странный рог, похожий на лопату. Всю зиму он верно служил зверям, помогая разгребать снег, и к весне передний край рога заметно истирается об мёрзлую землю и корни деревьев. У некоторых зверей на рогах даже сломаны зубцы. Но сейчас лесные косороги легко расстаются с этим тяжёлым, но уже бесполезным украшением. Самцы сделали это раньше, чем самки, и след от прикрепления рога на их головах уже успел затянуться тонкой кожей. Другие косороги, главным образом самки, носят на голове свежую плешину кости, покрытую тонким слоем хряща – след от совсем недавно сброшенного рога. Лишившись такого бремени, звери чувствуют себя гораздо живее и бодрее, и даже пытаются играть друг с другом, несмотря на весеннюю худобу. Под лучами яркого весеннего солнца массивные косороги бегают и скачут, и даже валяются по земле, с наслаждением почёсываясь. Но несколько самок ещё носят на голове тяжёлое, но уже бесполезное украшение. Впрочем, этот рог всё равно какое-то время нужен им – теперь он является запасом кальция. Многие самки в стаде беременны, и кальций из рога расходуется на укрепление костей будущего детёныша.
Косороги обнюхивают землю, которую вспахали бивнями багутсу, и подбирают мягкими губами остатки растений, которые не удалось подобрать и съесть этим зверям. Среди кормящихся зверей расхаживают агуны сиу – не занятые брачными играми или заботой о потомстве, они кормятся рядом с багутсу и косорогами, наслаждаясь безопасностью. Их враги – главным образом хищные млекопитающие средних размеров. Но они боятся соседства крупных травоядных, поэтому не рискуют нападать на агун. Сами агуны охотно роют землю рядом с багутсу и расклёвывают комья земли, распаханной их бивнями. Птиц привлекают семена и ещё оцепеневшие от холода насекомые. Мелкие певчие птицы собираются на боках и спинах багутсу и косорогов. Они разыскивают и склёвывают паразитов, а также дёргают пряди зимней шерсти, непрочно держащиеся в коже зверей.
Несколько багутсу пасутся отдельно от основного стада. Это молодые звери, которые станут половозрелыми лишь к осени следующего года. Ощущая соседство взрослых зверей, они чувствуют себя в безопасности. Им уже много раз удавалось отгонять от себя мелких хищников, а крупные не приближались к ним, пока она ходили зимой в рядах стада. Изредка среди тумана или пурги они видели где-то вдали неясные силуэты или ощущали странный и пугающий запах, заставляющий взрослых сородичей реветь и опасливо коситься в сторону источника запаха. Но пока им не приходилось встречать этих хищников вблизи, и угроза, которую ощущали взрослые звери, казалась им иллюзорной, неосязаемой: эти хищники боялись подходить к стаду. Молодые багутсу явно не сталкивались с настоящей опасностью, поэтому ведут себя нарочито смело. Голоса остальных багутсу слышны неподалёку, поэтому молодые звери не ощущают тревоги. И напрасно.
Из-за упавшего дерева за молодыми багутсу наблюдает хищник. Он с наслаждением вдыхает запах, исходящий от этих травоядных, и его ноздри трепещут от предвкушения пира. Уши, украшенные волосяными кисточками, чутко ощущают звуки, издаваемые зверями, а глаза оценивают каждое движение зверей, особенно чётко определяя малейшие отклонения от обычного поведения. Хромота, неуверенность движений, скованность – все отклонения такого рода хищники замечают моментально, и животные с такими особенностями становятся объектами их пристального внимания. Сам хищник прекрасно замаскирован от случайных взглядов травоядных: у него коричневато-серая шкура, покрытая тёмными поперечными полосами на лапах, переходящими в пятна на плечах. Хвост животного прижат к земле, а мускулы лап напряжены. В тени его укрытия слегка поблёскивают огромные клыки, торчащие изо рта животного. Хищник немного напоминает саблезубых кошачьих и нимравид, обитавших на Земле до появления человека, но есть одно существенное отличие: это не кошка, а специализированный представитель псовых – атшехаске.
Один из молодых багутсу отошёл в сторону, пощипывая листья весенних цветов. Зверь наслаждается их горьковатым вкусом и сочностью – после зимней прошлогодней травы и жёстких листьев вечнозелёных травянистых растений они воспринимаются как редкий деликатес. Затем багутсу привалился к дереву и почесался, отчего крона дерева задрожала. Паразитические насекомые не дают ему покоя, и даже услуги певчих птиц не полностью спасают его от этих назойливых существ. Занятый почёсыванием, он просто потерял осторожность.
Хищник бросился из укрытия в сторону багутсу. Он сохранял молчание, лишь хриплое дыхание вырывалось у него из пасти. Услыхав шорох прошлогодней листвы у него под ногами, один из багутсу обернулся и увидел, как прямо к ним бежит крупный зверь с огромными зубами, торчащими изо рта. Молодой багутсу никогда раньше не видел таких хищников, но его примитивное мышление сработало просто и быстро. Весенний лес сотряс громкий рёв тревоги, и молодые багутсу бросились в сторону основного стада, ища спасения среди сородичей. Один из них, неосторожно отошедший от остальных, теперь отставал, и внимание атшехаске было обращено на него. Тревожный сигнал был подхвачен стадом, и теперь взрослые звери готовятся встретить хищника во всеоружии: они ревут, раздувая носы, и демонстрируют крупные бивни, которые в драке превращаются в страшное оружие. И теперь главной задачей для атшехаске стало не дать возможность молодому багутсу воссоединиться со стадом. Во время погони важна каждая секунда: хищник должен как можно быстрее вымотать жертву, чтобы получить возможность нанести ей смертельный удар. И на стороне атшехаске есть ещё одно неоспоримое преимущество: он охотится не в одиночку. Где-то дальше в лесу его ожидают другие члены его клана, готовые принять эстафету в погоне и прикончить жертву, которую он выбрал.
Багутсу пытается уйти от погони, поэтому резко поворачивает к стаду – такие трюки помогают ему выиграть время. Атшехаске бегает быстрее, чем массивный багутсу, но зато травоядному гиганту легче менять направление движения: у него короткие сильные ноги. Тем не менее, хищник явно не собирается упускать добычу: он поворачивает следом за багутсу. И в этот момент происходит нечто непредвиденное: солнечный свет, не задерживаемый безлистными кронами деревьев, ослепляет один глаз хищника. Атшехаске на секунду сбавил скорость, прищурился и тряхнул головой, словно пытаясь избавиться от неприятного ощущения. И это мгновение решило исход охоты: багутсу благополучно спасся, добравшись до стада. Живая стена сородичей слегка расступилась, принимая его, а затем снова сомкнулась, выставив навстречу хищнику оскаленные зубы и острые бивни, готовые пронзить его тело, если он проявит неосторожность.
Хищник остановился в нескольких десятках метров от стада багутсу, не скрываясь. Крупные взрослые травоядные протяжно рычат и разевают пасть, а молодняк, никогда ранее не видевший таких зверей, смотрит и запоминает образ врага. В иных обстоятельствах, вне защиты стада, это может быть последним, что увидит в своей жизни неудачливый зверь. И наверняка несколько молодых зверей всё же станут жертвами этих зверей ещё до того, как на землю вновь ляжет снег. Но пока стадо одержало победу. Атшехаске стоит среди стволов деревьев и тяжело дышит, высунув розовый язык, а его смертоносные клыки угрожающе поблескивают на солнце.
Среди рёва и топанья копыт багутсу едва слышен хруст прутьев и шорох листьев под лапами крупных зверей. Между стволами деревьев видны ещё несколько силуэтов, плохо различимых из-за пёстрой окраски шерсти. Животные приближаются, и вскоре становится понятно, что это сородичи хищника, напавшего на стадо багутсу. Эти звери явно знакомы друг с другом: они обнюхивают друг друга, а один из зверей нюхает следы и навоз багутсу. Хищник, столь неудачно начавший охоту, легко узнаваем среди сородичей – у него на правой половине морды большое белое пятно, окружающее глаз, и этот глаз обладает бледно-голубой радужной оболочкой. Именно из-за этого врождённого дефекта он обладает повышенной чувствительностью к солнечному свету, и весеннее солнце легко ослепляет его, если он повернётся к нему правым боком. Левый глаз этого животного нормального цвета, карий – зверь носит своеобразную естественную метку, по которой узнаётся другими сородичами как Разноглазый. В пасмурную погоду осенью и зимой, а также в лесном полумраке летом такая особенность не мешает ему охотиться, но сейчас стала помехой из-за яркого весеннего солнца. У других зверей тоже есть белые пятна на теле: у одного белая задняя лапа, у другого белое пятно на горле и шее. Среди атшехаске есть взрослая самка – судя по размеру живота, она беременна. У неё белое пятно на плече.
Стадо багутсу обеспокоено близостью этих хищников. Звери не прекращают реветь, а затем несколько матёрых самцов, встряхивая головами и разевая пасти, пошли навстречу клану атшехаске. Они ощущают свою силу, держатся уверенно, раздувают носы и громко рявкают. События принимают угрожающий оборот: силы явно неравны. К тому же самка бережёт себя: щенки должны родиться уже совсем скоро. Поэтому она отступает первой, а следом за ней один за другим скрываются среди деревьев самцы атшехаске. В этот раз удача не улыбнулась им, и хищникам придётся утолять голод случайной добычей. Багутсу постепенно успокаиваются и вновь принимаются за поиск молодой весенней травы. К ним присоединяются лесные косороги, пережидавшие нападение хищников в стороне от стада багутсу, и под ногами зверей вновь начинают шнырять проворные агуны.
Атшехаске – верховный хищник этих мест. Его место в экосистеме – самое высокое, но это скорее бремя, чем привилегия. Десятки тысяч лет назад этот вид процветал, но теперь это вымирающий вид саблезубых псовых, реликт минувших эпох. Угасающие популяции атшехаске разбросаны на обширном пространстве Североамериканского материка. В некоторых местах они ещё вполне жизнеспособны, но есть такие популяции, которые представлены всего лишь несколькими размножающимися парами. Их существование зависит от капризов природы, и бывает, что после суровой зимы такие популяции больше не восстанавливаются, а их место занимают другие хищники.
Разноглазый родился в одной из таких маленьких популяций. Места их обитания ограничены несколькими горными долинами в Каскадных горах на западном побережье Северной Америки. Ранее этот вид занимал обширные территории лесной зоны, но постепенно ареал вида дробился и сужался – причиной этому была возросшая конкуренция с другими видами плотоядных зверей, и трон верховного хищника буквально зашатался под лапами атшехаске. В течение многих лет в родной популяции Разноглазого было широко распространено такое неблагоприятное явление, как инбридинг. В популяции хищников наследственные заболевания и дефекты, «всплывающие» при родственном скрещивании, элиминируются особенно жёстко. Конкуренция и огромные физические нагрузки на охоте – всё это является мощным фактором естественного отбора, не дающим распространяться явно нежелательным признакам. Но всё равно популяции атшехаске перегружены неблагоприятными генами – их действие сказывается не столь явно, и они не летальны для своих носителей, но всё равно комбинации таких нежелательных генов часто приводят к появлению наследственных заболеваний и скрытых или явных генетических дефектов. Разноглазый носит один из таких дефектов: он родился частично пегим; белые пятна есть на шерсти у других членов его родного клана – клана Пятнистых. Кроме того, у всех щенков по отцовской линии передаётся характерным образом вздыбленная шерсть на верхней стороне шеи и на загривке. Генетическое бремя даёт о себе знать в каждом поколении: часть щенков атшехаске становится жертвами плохой наследственности, отчего выживаемость потомства у этого вида оказывается крайне низкой. Братьям и сестре Разноглазого не повезло. Их было четверо в выводке, но сестра родилась слишком слабой и погибла в недельном возрасте, даже не успев открыть глаза. Один из братьев страдал пороком сердца, и охотник из него был плохой. Он не мог выдерживать сильные физические нагрузки во время охоты, сильно исхудал в период активного роста и умер в первую же зиму жизни. Второй брат был более удачливым: он родился примерно таким же здоровым, как Разноглазый, и даже оба глаза у него были одинакового цвета. Но минувшей зимой он решил покинуть клан и поискать новые места для охоты. Он не ушёл далеко из родной долины: в лесу за перевалом его разорвал миссопехо.
Миссопехо – настоящее проклятие для вида, к которому принадлежит Разноглазый. Это североамериканский родственник сибирского саблезуба, крупная саблезубая кошка и злейший конкурент атшехаске. Именно из-за расселения этого хищника на юг вид атшехаске переживает упадок. И всё указывает на то, что этот упадок уже необратим: единый ареал дробится на отдельные очаги, между которыми раскинулись владения миссопехо. Обмен генами между различными популяциями атшехаске нарушен, и единый вид распадается на популяции с обеднённым генофондом, которые постепенно деградируют. Прирост вида едва успевает покрывать смертность, и чаще бывает так, что на один удачный для атшехаске год выпадает несколько неудачных, и популяции сокращаются ещё немного, уступая часть своих владений конкуренту из другого вида. Но далеко не всегда в лучшие для атшехаске годы им удавалось вернуть себе хотя бы часть прежних владений. Вид постепенно вымирает, но члены каждого отдельно взятого клана не задумываются над этим: их мозг слишком мал для того, чтобы постичь столь сложные вещи.
Семья атшехаске, в которой родился Разноглазый, занимает большую нору, выкопанную под корнями крупного каштана. Старое дерево было свалено ветрами, но погибло не сразу: оно успело дать корнеотпрыски, и вход в логово оказался надёжно замаскированным молодой порослью дерева. Ещё несколько семей устроили логова по соседству, и есть ещё несколько холостяцких логовищ, одно из которых занимает сам Разноглазый. Общее количество взрослых зверей, способных к размножению, едва превышает полтора десятка. Каждый год у них появляются выводки щенков, но значительная часть потомства гибнет ещё до первой зимы, поэтому прирост популяции едва покрывает убыль – гибель зверей от несчастных случаев, болезней или слишком ранней старости. Жизнь этой популяции висит на волоске, но сами звери этого не осознают. Они просто живут так, как жили их предки на протяжении многих тысяч лет до этого. И Разноглазый уже совсем скоро второй раз в жизни станет старшим братом. Хотя он обустроил себе отдельное логовище, он продолжает жить и охотиться в одном клане с родителями.
Разноглазый ещё сохраняет связь с родителями. Его мать Белоплечая и отец Белошеий охотно обнюхивают его при встречах и не возражают, когда Разноглазый выходит на охоту вместе с ними. Ещё один крупный самец с белой задней лапой – Белоног, дядя Разноглазого и старший брат его отца. Они хорошо знакомы друг с другом и образуют прекрасную команду охотников. Но сейчас Белоплечая временно потеряла былую резвость и стала вести себя значительно осторожнее – её беременность подходит к концу, и вскоре клан пополнится новыми членами. Она уже не может играть такую активную роль в охоте, как летом и осенью, но к этому времени Разноглазый уже достаточно подрос для того, чтобы заменить её. Он ещё не достиг полной зрелости и расцвета физических сил, поэтому пока его участие в охоте сводится к тому, чтобы выбрать в стаде жертву и отогнать её подальше от сородичей. А его отец и дядя наносят ей смертельные раны. Впрочем, сам Разноглазый уже попробовал свою первую кровь: ему доводилось самостоятельно убивать небольших животных, и однажды он даже сумел добыть молодого багутсу. Но убивать крупную добычу – это привилегия самых сильных членов клана, поэтому Разноглазому пока приходится довольствоваться более скромной ролью в охоте.
Через несколько дней, когда Разноглазый в очередной раз подошёл к родительскому логову, чтобы приветствовать отца и мать, Белошеий встретил его оскалом зубов и тихим предупреждающим рычанием. Разноглазый не стал пытаться пробраться в нору к матери, но сумел почувствовать тонкий чужой запах – точнее сказать, этот запах был похож на отцовский и материнский, но всё же был другим. Мать даже не выглянула из логова, услышав его голос – она занята более важным делом. Ночью у неё появился новый выводок – четверо щенков, два самца и две самки. Как всегда в последние века, неблагоприятная наследственность взяла свою долю в потомстве его матери. На сей раз бремя генетического груза взял на себя один из щенков-самцов: он родился слабым, прожил всего час и умер – у него было слишком слабое сердце. Мать съела его тело и больше не вспоминала о нём. Теперь вся её жизнь на протяжении ближайших месяцев будет посвящена исключительно заботе о потомстве, и она долго не сможет принимать участие в охоте даже в роли загонщика. А на самцов клана ложится дополнительное бремя – снабжать пищей самку и её выводок.
Клан выходит на охоту примерно каждые три дня, и звери выслеживают крупную дичь. Из-за своей узкой специализации атшехаске требователен к выбору мест обитания: зверям нужна обширная территория, на которой проживает большое количество крупных травоядных млекопитающих, которые смогли бы стать добычей этих хищников. Естественно, на территории клана атшехаске встречается множество других хищников – например, различные лисицы и мелкие куньи. По сравнению с ними атшехаске – это очень большая редкость. И ещё в жизни атшехаске большую роль играют социальные связи – эти животные нормально чувствуют себя лишь в окружении сородичей, в отличие от многих других хищников, которые не испытывают неудобств от жизни в одиночку. Необходимость в общении с сородичами проявляется во всём – в охоте и в повседневной жизни.
Разноглазый вышел на охоту вместе с отцом и дядей. Другие сородичи реже присоединяются к ним: соседи образуют собственную охотничью команду внутри их клана, и предпочитают действовать отдельно. Мать осталась дома, и она не скоро присоединится к их охотничьим вылазкам: щенкам требуются защита, тепло и материнское молоко. Она явно рассчитывает на свою долю мяса в случае удачной охоты. Атшехаске – социальный вид, и связь между сородичами очень сильна. В случае удачной охоты даже старые и травмированные члены клана могут получить свою долю добычи. Отец Разноглазого – бесспорный лидер на охоте, и право поиска добычи принадлежит ему. В лесу пролегает сеть троп, которыми пользуются хищники, и он ведёт Разноглазого и его дядю по одной из них. Несмотря на чувствительность правого глаза к солнечному свету, Разноглазый чувствует себя уверенно: деревья разворачивают молодую листву, и в лесу постепенно становится тенисто. Природа меняется буквально у него на глазах: ранневесенние эфемеры быстро отцветают и вянут, образуя семена. Их жизненные соки уходят из вянущей зелени и наполняют клубни и луковицы, чтобы дать растениям возможность пережить много месяцев под землёй и вновь блистать на празднике жизни лишь следующей весной. А им на смену приходят теневыносливые растения – главным образом папоротники и немногочисленные лесные травы. Появляется тень – а это означает, что у хищников теперь есть укрытия, и им будет хоть немного легче охотиться.
Хищники движутся по лесу, обнюхивая землю. Время от времени они поднимают головы и глубоко вдыхают воздух, пытаясь уловить запахи, которые приносит ветер. Они могут не видеть многих лесных жителей, но ощущают их запахи, которые дополняют картину мира атшехаске. Многие запахи в лесу принадлежат мелким животным, которые не интересуют этих хищников: у атшехаске иная специализация.
Белошеий остановился, и его хвост предупреждающе поднялся. Он обнюхал землю, покрытую скудной травой, и поднял голову. Разноглазый и Белоног подошли к нему и тоже понюхали. Запах был вполне явственный – здесь совсем недавно проходило стадо лесных косорогов. Это хорошая и довольно безопасная, хотя и не слишком крупная добыча. Лесные косороги в это время года лишены рогов, поэтому атшехаске могут не бояться страшного бокового удара огромного костяного рога. Зимой им часто приходилось проявлять осторожность в охоте, чтобы не получить травму от обороняющегося косорога.
Трое хищников бегут по лесу рысцой, время от времени принюхиваясь. Следы присутствия добычи становятся всё более явственными: несколько раз им попадались кучки свежего навоза, а запах животных становится сильнее. Деревья поредели и вокруг стало значительно светлее. Наконец, Белошеий перешёл на шаг и стал осторожно красться, скрываясь за кустарниками и стволами деревьев. Он нашёл стадо.
Стадо лесных косорогов откармливается после зимовки. Звери бродят по пологому склону, спускающемуся к долине реки, и щиплют траву, отрастающую там, где не могут расти деревья. Некоторые звери чешут бока: у них выпадает густая зимняя шерсть, и клочья её остаются на кустах и стволах деревьев. И некоторые лесные обитатели спешат приспособить это богатство для собственных целей. По спине одного из зверей скачет птица, удивительно яркая для этих мест: такую окраску оперения можно ожидать увидеть скорее у тропических птиц, чем у обитателей умеренного пояса Северной Америки. Верхняя часть тела у неё голубого цвета, брюшко белое, а на крыльях и голове есть контрастные чёрные пестрины. На этом фоне ярко выделяется жёлтый хохолок птицы с металлическим золотистым блеском. Этот житель лесов – венценосная сойка, смелая, умная и предприимчивая птица. А ещё она обладает острым зрением и громким голосом, который очень хорошо узнают косороги, багутсу и другие жители леса. Птица скачет по спине одного из косорогов и ковыряется клювом в его шерсти. Косорог совершенно не обращает внимания на её действия – ему достаточно того, что он не слышит её тревожного крика. А раз птица молчит – значит, вокруг всё спокойно. Сойка склёвывает паразитов, ползающих в шерсти зверя, и одновременно выдёргивает пряди зимней шерсти. Сейчас у венценосных соек начинается сезон гнездования, и шерсть косорога прекрасно подходит для утепления гнезда.
Белошеий видит птицу, снующую по спине косорога. Пока она на месте, на стадо лучше не нападать. Её голос уже не раз срывал охоту атшехаске, поэтому он выжидает момент, когда эта птица покинет стадо. Ждать приходится недолго: сойка надирает полный клюв шерсти и улетает; при этом шерсть торчит у неё из клюва, словно пышные рыжеватые усы. Теперь у стада нет сторожа: можно выбирать жертву и нападать. Разноглазому достаётся ответственная роль: он должен отделить от стада добычу, и не дать ей уйти обратно в стадо. Белошей и Белоног развернулись и под прикрытием деревьев направились вниз по склону, оставив Разноглазого одного. Он уже приобрёл достаточно опыта в охоте, и может легко выбрать подходящую добычу.
Разноглазый притаился в тени возле камня, поросшего мхом, и начал наблюдать за стадом. Все косороги успели сбросить рога, и на их лбах под слоем молодой кожи уже началось формирование нового рога – на следующую зиму. Но пока этот небольшой нарост – ещё далеко не оружие. Единственное, на что могут рассчитывать эти звери – быстрота собственных ног, а также услуги маленьких крылатых сторожей, вовремя предупреждающих о появлении врагов. Но сейчас на спинах зверей нет соек, и лишь какие-то мелкие певчие птицы дёргают их шерсть и склёвывают паразитов. Косороги держатся единым стадом, растянувшимся по склону горы. Разноглазый много раз участвовал в охоте, поэтому знает, как поступала его мать, выбирая добычу. В верхней части склона держатся молодые и здоровые звери; если их вспугнуть, они наверняка побегут вверх, и хищник быстро устанет во время погони. А вот в нижней части стада находятся те животные, среди которых искать добычу выгоднее всего – слабые и старые, которые при испуге могут помчаться вниз по склону. И здесь бывает, что сама природа помогает хищникам. Однажды зимой клан погнал по склону одного такого косорога. Под его ногами сугроб снега начал съезжать вниз по склону, и зверь просто сорвался вниз в массе снега. Тогда Разноглазый нашёл его первым: зверь зацепился рогом за дерево, и рывок массивной туши, увлекаемой снегом вниз, сломал ему шею. Тогда клан попировал вдоволь, и ещё принёс в желудках немало мяса для одного из соседей, оставшегося в логове из-за ушибленной лапы. Поэтому Разноглазый моментально принял решение: спуститься ниже по склону и атаковать уже оттуда.
Осторожно, скрываясь среди кустарника и молодых деревьев, Разноглазый спустился по склону и начал наблюдать за членами стада косорогов. Было видно, что эти звери уже много повидали на своём веку: их шкуры не лоснились, кое-где на боках не хватало клочьев шерсти. У одного зверя на боку виднелись заросшие страшные шрамы: видимо, ему удалось вырваться из когтей миссопехо и выжить. Сложно было сделать выбор – животные явно крепко держались на ногах, а тех, кто был слабее, хищники уничтожили ещё зимой. Поэтому Разноглазый действовал практически наудачу: на его выбор могла оказать влияние простая случайность. Он осматривал одного зверя за другим, не зная, на каком косороге остановить свой выбор. Но один из зверей сам подсказал ему выбор: он отошёл от остальных, подошёл к большому валуну и начал поедать траву, растущую рядом с ним. Он стоял задом к Разноглазому, и хищник решил атаковать именно его. Разноглазый окинул взглядом остальное стадо: похоже, эти травоядные не подозревают о том, что за ними наблюдают. И он бросился вперёд.
Разноглазый ворвался в стадо неожиданно: многие косороги даже не видели его приближения, и лишь сигнал тревоги одного из них заставил их прервать кормёжку и броситься бежать. Разноглазый не стал углубляться в стадо: если он будет окружён косорогами, его просто затопчут паникующие звери. Он обежал стадо по краю, отгоняя от него крупного старого косорога, который на свою беду отошёл от остальных, и теперь с громким рёвом скачет в сторону, боясь хищника с огромными зубами. Остальное стадо устремилось вверх по склону, и Разноглазому оно не было интересно. Всё его внимание сосредоточилось на одиноком звере, и его задачей было не допустить его воссоединения со стадом. Где-то вдалеке слышен запоздалый стрёкот венценосной сойки, но она уже не сорвёт его охоту.
Разноглазый замедлил бег и повернулся в сторону косорога. Зверь запаниковал: на него обратил внимание хищник, стоящий сейчас между ним и спасительным стадом. Косорог заревел и бросился в сторону. Он попытался обойти атшехаске, но Разноглазый побежал ему наперерез, не давая воссоединиться со стадом. Остальные косороги в это время уходили вверх по склону, ревя и кося глазами на хищника. Когда косорог понял, что остался один на один с хищником, он заревел тревожно и жалобно: он может рассчитывать только на собственные силы. Разноглазый ведёт себя спокойно и уверенно: он знает, что где-то неподалёку прячутся другие участники охоты, поэтому может позволить себе устроить своего рода дуэль с огромной добычей. Старый косорог бросается из стороны в сторону, но Разноглазый всякий раз встаёт на его пути, не давая уйти. И он неуклонно приближается к своей жертве – на шаг, на два. Он выигрывает себе время для отдыха: охота ещё не закончена, и силы ещё могут потребоваться ему для финального рывка.
Наконец, наступает момент, которого он ждал. Косорог запаниковал и бросился бежать. И здесь от Разноглазого потребовалось всё умение, чтобы повернуть исход охоты в свою пользу. Это сделать несложно: добыча паникует, и нужно лишь направить её энергию в нужное русло. Разноглазый с рёвом бросился на косорога, заставив его отшатнуться. Испуганный зверь помчался прочь от него – вниз по склону. Возможно, так легче бежать, но при этом стадо остаётся позади, и любое случайное препятствие может стать для него роковым. Достаточно лишь споткнуться или попасть ногой в нору грызуна – и травма неминуема. Разноглазому остаётся лишь бежать сзади и контролировать направление движения зверя, не давая ему возможности выйти к стаду.
События развиваются строго по плану. Разноглазый уже начал немного уставать, когда услышал где-то сбоку шаги сородича. Глянув в сторону, он увидел, как его дядя включился в погоню со свежими силами. Уставший Разноглазый тут же начал сбавлять темп, а затем и вовсе остановился, глубоко дыша и высунув язык, чтобы охладиться после погони. Он проводил глазами убегающего косорога, которого гнал крупный самец атшехаске. Теперь Разноглазый может немного отдохнуть – он пошёл по следу косорога, время от времени обнюхивая оставленные им тёплые катышки навоза. Зверь не ушёл далеко: уши Разноглазого вздрагивают, когда он слышит голоса погони – хриплое дыхание косорога и рычание преследующего его Белонога.
Наконец, меньше, чем через минуту, Разноглазый услыхал полный боли мучительный стон косорога. Охота практически закончена – кто-то из охотников нанёс жертве укус в брюхо. Разноглазый уже знает, что происходит где-то дальше в долине: ему самому уже не раз доводилось наносить добыче решающий удар клыками. Он перешёл с шага на бег, чтобы успеть к дележу добычи.
Косорог не сумел уйти от погони: он был один против нескольких охотников, и его положение было явно незавидным. Когда он уже думал, что оторвался от преследовавшего его атшехаске с белым пятном на полголовы, внезапно объявился новый охотник, который погнал его дальше. А когда силы старого косорога были уже на исходе, у него на пути внезапно возник ещё один атшехаске. Неожиданное появление хищника испугало косорога, и он на секунду замешкался, выбирая направление для бегства. И в это время острая боль пронзила его бок и разлилась по всем внутренностям: клык атшехаске распорол его мягкую брюшину, словно кинжал, и на траву вывалились кишки. На весеннюю траву льётся свежая кровь, и вместе с ней силы покидают старого косорога.
Роковой удар нанёс дядя Разноглазого: он разорвал добыче живот и тут же отскочил в сторону, чтобы его не задели ноги зверя. Хищники знают по опыту: вскоре этот зверь умрёт, и они смогут насладиться обилием пищи. Хищники перешли с бега на шаг и идут по кровавому следу. Разноглазый догнал отца и дядю, и зашагал рядом с ними. Время от времени атшехаске останавливаются и лижут кровь с травы и с земли. Дело сделано, и нужно лишь быть готовыми защитить тушу от любителей чужой добычи. Один из них уже кружит в небе – крупная птица с серо-чёрным оперением и голыми головой и шеей. Этот пернатый великан – вакиньян, один из крупнейших видов плотоядных птиц Северной Америки. Вакиньяны живут далеко друг от друга, но на такую крупную птицу сложно не обратить внимания, поэтому, если вакиньян чем-то заинтересовался, это означает, что в этом месте можно найти обильное даровое угощение. Нужно лишь подождать, пока наедятся хозяева добычи. Но пока вакиньян не торопится снижаться: добыча ещё жива.
Видя в небе огромную птицу, атшехаске припустили следом за раненым косорогом. Среди зарослей молодых сосен они увидели то, что ожидали: косорог бредёт, шатаясь и едва держась на ногах. Ком кишок волочится по земле, оставляя пятна крови на растениях и на земле. Когда хищники подошли ближе, косорог заметил их и попытался бежать, но споткнулся и тяжело повалился на землю. Белошеий, отец Разноглазого, подошёл к нему и одним укусом в горло разорвал артерии и трахею. Охота окончена. Вакиньян в небе заметил это и начал снижаться, постепенно сужая круги.
В клане атшехаске иерархия соблюдается очень строго. Отец Разноглазого – лидер, а дядя – следующий за ним в иерархии. Вне всяких сомнений, взрослые звери едят первыми. Вонзив клыки в брюшину косорога, Белоног рванул на себя и оторвал крупный пласт мяса со шкурой. Он начал жадно поедать мягкие внутренности, а Белошеий занялся мясом на задней ноге добытого косорога. Где-то в вышине захлопали огромные крылья, и на старую сосну неподалёку сел огромный вакиньян. Ветка затрещала под его весом, и птица опасливо перебралась на другую, при этом не сводя глаз с туши косорога, терзаемой хищниками. Разноглазый подошёл к добыче и оторвал зубами кусок мяса, но отец поднял окровавленную морду и оскалился на него, а дядя поддержал его, коротко рявкнув. Разноглазый отошёл и лёг на землю, наблюдая за пиршеством взрослых. Добычи много, поэтому ему тоже достанется пища, но он будет есть последним, и ему достанется мясо похуже. Оторвав и проглотив крупный кусок мяса, Белошеий отошёл в сторону, и Разноглазый бросился к добыче. Звери едят жадно и стараются съесть как можно больше – неизвестно, когда им удастся сытно поесть ещё раз, а в логове остались мать Разноглазого с выводком щенков, и ещё самка Белонога. Им тоже надо принести часть добычи, поэтому далеко не всё проглоченное мясо достанется самим охотникам.
В последнее время удача выпадает на долю атшехаске несколько реже, чем хотелось бы. Охота стала плохой: их долина окружена горными районами, за которыми раскинулись владения миссопехо. Эти кошки – прямые конкуренты атшехаске, дичь боится их и нечасто заходит в долину. А поскольку атшехаске очень специализирован на охоте на крупную добычу, его место в экосистеме наиболее шаткое: небольшие колебания численности добычи могут оказаться роковыми для изолированной популяции. Но пока этим животным удаётся выживать, и им сопутствует успех на охоте.
Хищники жадно заглатывают последние куски мяса. Они объели все мягкие части туши – брюшину и толстые слои мускулов на задних ногах. После пиршества они стали заметно спокойнее, и взрослые звери не огрызаются, когда Разноглазый отрывает и глотает куски мяса рядом с ними. Они заканчивали трапезу, когда в воздухе снова захлопали огромные крылья: вакиньян решился, наконец, слететь на землю. Хищники проглотили ещё по несколько кусков мяса, и Белошеий лишь тогда посмотрел на огромную птицу, которая расхаживает по траве совсем рядом с ними. Он не отгоняет вакиньяна: атшехаске взяли свою долю добычи и из-за сабельных клыков просто не могут поедать мясо на других частях туши. Поэтому на долю падальщиков остаётся немало пищи, и это обстоятельство привлекает к остаткам добычи атшехаске других любителей мяса. Проводив взглядом удаляющихся хищников, вакиньян начал рвать мясо и жадно заглатывать его, дёргая шеей. Он должен торопиться: за его полётом с земли следило немало животных; наверняка кто-то из них заметил его снижение и теперь ищет добычу, которую он увидел. А встречаться с некоторыми из обитателей лесов отяжелевший от съеденного мяса вакиньян вряд ли захочет.
Жизнь атшехаске продолжается. Охотники регулярно возвращаются в логово с добычей, и Белоплечая хорошо питается. Ей требуется намного больше корма, чем прежде: она кормит молоком детёнышей, и часто, съев свою долю добычи, выпрашивает ещё, заставляя Белошеего и Разноглазого отрыгнуть ещё порцию мяса. Белоног держится в стороне от Белоплечей: у него своё логово и своя самка, которая принесла двух детёнышей. Но для охоты он присоединяется к Белошеему и Разноглазому – сильные самцы, действуя сообща, чаще добиваются успеха в охоте, чем одиночки, даже опытные.
Детёныши Белоплечей растут и требуют всё больше пищи. Временами она тоже отлучается из логова и пробует охотиться, не дожидаясь возвращения самцов с добычей. Она любит искать птичьи гнёзда и разжёвывает яйца вместе со скорлупой. Изредка ей удаётся изловить агуну или другую наземную птицу, хотя это скорее случайный успех. Обычно её пищей становятся мелкие наземные звери вроде кроликов и зайцев. Когда Белоплечая возвращается в логово, навстречу ей выбегают все трое выживших детёнышей. У них открылись глаза и уши, и они охотно исследуют мир под присмотром матери. Как и все щенки, они очень игривы, и нет для них большей радости, чем растрепать куски заячьей тушки, съеденной их матерью. Это настоящая добыча, пахнущая мясом и кровью, и щенки подолгу таскают её, с наслаждением сжимая челюстями кости и шерсть. Пока они больше питаются материнским молоком, но у них постепенно режутся зубы и они начинают пробовать твёрдую пищу – настоящую еду взрослых хищников. По мере взросления щенков становится явным ещё одно генетическое нарушение, которым страдает одна из двух молодых самок: её зубы недоразвиты, и немного выросли лишь клыки. Резцов и коренных совсем нет, хотя в её возрасте уже должны прорезаться молочные зубы. У неё они слишком медленно растут и остаются в толще десны. Молодому растущему организму нужно больше пищи, и материнское молоко не сможет покрыть её потребностей в питательных веществах. Вскоре она умрёт – она не сможет есть твёрдую пищу, когда организм будет остро нуждаться в этом.
Щенки занимают особое место в иерархии атшехаске. Пока они достаточно малы, взрослые звери позволяют им практически всё – даже такие вещи, за которые взрослый сородич получил бы жестокую трёпку. Щенки очень любят играть среди молодой поросли каштана, скрывающей логово Белошеего и Белоплечей. Они с удовольствием имитируют охоту, таская в зубах крупную бедренную кость косорога, валяющуюся возле входа в логово. Словно в настоящем лесу, они бегают среди поросли каштана, пытаясь отнять кость друг у друга. Сразу видно, что самка с недоразвитыми зубами находится в худшей ситуации по сравнению с остальными: она чаще оказывается в роли догоняющей, и ей намного реже удаётся схватить кость. А когда это всё же получается, другие щенки легко вырывают игрушку у неё изо рта. Щенки охотно включаются в игры с взрослыми членами клана, поэтому, когда Разноглазый устраивается отдохнуть после охоты, ему почти не удаётся этого сделать: один щенок сразу же подбегает к нему и тянет за ухо, заставляя Разноглазого встать. Другие щенки, видя это, включаются в игру, и вскоре Разноглазый оказался в самом низу барахтающейся массы тел щенков. Ему едва удалось подняться на ноги, и тут же один из щенков лизнул его в губы и припал грудью к земле, глядя на него снизу вверх. Это сигнал, которому не может не подчиниться взрослый атшехаске: детёныш выпрашивает у него кусок мяса после охоты. Разноглазый ещё не полностью переварил мясо, оставшееся после того, как он поделился им с матерью. Поэтому он отрыгнул небольшой мяса и отошёл назад, предоставив щенкам возможность самим бороться за пищу. Щенки тут же набросились на мясо и начали тянуть и терзать его. В этот момент ясно видно, что беззубая самка проигрывает борьбу за пищу: она жадно схватывает мясо беззубыми челюстями, но не может удержать его, когда другие щенки тянут его в свою сторону. Мясо выскальзывает у неё изо рта, и двое других щенков начинают терзать кусок, валяя его по земле, и постепенно поедают его. Беззубая самка выглядит не очень хорошо: она значительно меньше ростом, чем её брат и сестра, головастая и худощавая. Она привыкла получать все нужные её организму питательные вещества с материнским молоком, поэтому, проголодавшись, начинает искать мать.
Белоплечая выбрала для отдыха освещённый солнцем камень, торчащий в стороне от зарослей молодых каштанов. Она разлеглась на его вершине, подставив тело лучам солнца, и закрыла глаза. Сородичи поделились с ней пищей, и ощущение сытости сделало её ленивой и сонной. Она не услышала шаги своей дочери-недомерка, и проснулась лишь от того, что маленькая самка начала тыкаться мордой ей в бок, пробуя сосать её, как всегда делала до этого момента. Но в этот раз Белоплечая не стала потакать её желаниям: у неё закончилось молоко, а щенки уже достаточно крупные, чтобы полностью перейти на взрослую пищу. Во всяком случае, двое других щенков уже давно не делали попыток сосать её – им хватало мелкой случайной добычи, а отец и старший брат регулярно делились с ними свежим мясом после охоты. Мать не знает, что своим отказом подписывает дочери смертный приговор. Она просто встаёт с камня и уходит, оставляя её одну.
Через несколько дней эта самка умерла. Возможно, виной всему был не только голод, но и какие-то нарушения в работе внутренних органов, связанные с неблагоприятной наследственностью. Это неизбежная дань, которую платят природе маленькие изолированные популяции. Половина выводка Белоплечей погибла. Но зато оставшиеся два щенка растут хорошо и успешно кормятся пищей взрослых зверей. Это самец и самка, настоящие дети своих родителей: у них обоих есть белые пятна на шерсти, ставшие фирменной меткой клана Пятнистых, к которому принадлежит Разноглазый. К началу лета они заметно подросли, превратившись в нескладных большелапых подростков, и отличаются хорошим аппетитом. Поэтому с какого-то времени Белоплечая стала оставлять их в логове одних и присоединилась к Белошеему, Белоногу и Разноглазому в их охотничьих вылазках.
Стада травоядных непрерывно кочуют с места на место в поисках территорий, богатых пищей, поэтому хищникам приходится совершать долгие путешествия, чтобы найти подходящую добычу. Кроме того, на границах территории клана атшехаске не всё спокойно: где-то за пределами долины одинокий миссопехо охотится практически на границе земель клана Пятнистых. Зверь метит границы территории, раздирая когтями кору деревьев и обильно поливая эти места мочой. Травоядные чувствуют присутствие хищника, поэтому предпочитают держаться подальше от его меток. В результате в долине теперь не хватает пищи для атшехаске.
Несколько вылазок охотников были неудачными. Хотя мать Разноглазого присоединилась к охотникам, и с её помощью клан может охотиться успешнее, чем раньше, это всё равно не привлечёт новые стада в долину. Поэтому атшехаске вынуждены тщательно прочёсывать свою территорию, чтобы отыскать хотя бы какую-то добычу. В поисках травоядных хищники оказались на краю территории клана. Лес остался позади: они поднимаются по горному склону. Чувствительным подушечкам лап атшехаске неприятно ощущать камни вместо мягкой лесной почвы. Сухая и каменистая почва не благоприятствует росту деревьев: охотящихся атшехаске окружает низкорослое криволесье из сосны, едва перерастающей отдельные куртины злаков, попадающиеся зверям на пути. Они идут через заросли, растянувшись широким фронтом, и нюхают воздух и землю. Время от времени им попадаются следы былого присутствия травоядных: Белошеему удалось найти кучку старого навоза багутсу. Но навоз уже кишит личинками мух и жуков: звери оставили его много дней назад. Возможно, они ещё не покинули территорию клана атшехаске, но находятся слишком далеко от логова, и охотиться на них сейчас нет смысла.
Внезапно где-то в стороне от цепочки охотников в зарослях низкорослой сосны послышался шорох. Белоплечая, которая шла сбоку, бросилась к зарослям, и прямо через её голову из сосняка выскочил небольшой олень с серой шерстью. Он совершил великолепный прыжок, демонстрируя белоснежную нижнюю сторону хвоста, перескочил через Разноглазого и Белонога, и бросился бежать. Таких зверей не встретить в лесу ниже по склону: это жемчужнорогий олень, обитатель горных местностей, избегающий густых лесов. Он мало похож на привычную добычу атшехаске, но сейчас хищникам не приходится выбирать, и они бросились в погоню. Олень пробует увернуться от них, петляя среди низкорослых сосен, но атшехаске прекрасно владеют навыками совместной охоты: они буквально гоняют оленя по кругу, постепенно сужая кольцо. Разноглазому удалось даже схватить зверя, но олень дёрнулся и вырвался, оставив у него во рту лишь пучок шерсти. Жемчужнорогий олень отличается крепким телосложением и легко забирается по крутым склонам, не уступая в этом умении горным козлам эпохи человека. Но сейчас хищники отрезали ему путь к отступлению, и животное мечется между ними. Олень растратил силы на первые минуты гонки, и сейчас может двигаться лишь перебежками, пытаясь отсидеться в зарослях низкорослой кустистой сосны. Но у атшехаске хорошее обоняние, поэтому оленя всякий раз находят и вспугивают, заставляя бежать в сторону следующего участника охоты. Наконец, после непродолжительной погони, его удаётся настичь, и мать Разноглазого наносит ему удар клыком в бок. Жалобный стон добычи был хорошо слышен всем атшехаске, и они продолжили гонять добычу, с удовольствием вдыхая запах свежей крови. Наконец, обессилевший олень выскочил прямо на отца Разноглазого, и тот нанёс добыче смертельный удар клыками в основание шеи. Тело жертвы рухнуло на землю.
Участники охоты собираются вокруг добычи. Мелкие олени вроде этого – нетипичная добыча для атшехаске, приспособленного к охоте на крупных млекопитающих. Но они голодны, а мясо оленя – это такая же пища, как любое другое мясо. Зубы хищников жадно вгрызаются в тёплую плоть жертвы. Но съедобных мягких частей на туше оленя мало, поэтому вряд ли животным удастся наесться до отвала, как бывает при охоте на косорога или багутсу. Еды на всех точно не хватит, и в такое время особенно остро проявляется иерархия, складывающаяся внутри клана атшехаске. Родители Разноглазого, занимающие высокое положение в клане, едят первыми. Белоплечая с жадностью рвёт брюхо добычи и поедает внутренности и мягкое мясо брюшины. В логове ей придётся отрыгнуть часть мяса для щенков, поэтому она ест торопливо и жадно, заглатывая крупные куски. Также она объедает крупные мускулы задних ног убитого оленя. Когда Белошеий попытался оторвать кусок мяса, Белоплечая лишь злобно огрызнулась на него и продолжила терзать добычу. Отец Разноглазого всё же сумел оторвать кусок мяса; он торопливо отошёл в сторону и проглотил его, рыча и скаля зубы. Пока Белоплечая ест, он не допускает к добыче даже Белонога – дядю Разноглазого, своего младшего брата. Белоног вынужден терпеливо ждать – возможно, ему останется немного мяса на остатках добычи. Он просто бродит рядом с пирующими зверями, время от времени утаскивая кусочек мяса, выпадающий изо рта Белошеего или Белоплечей. Он старше Разноглазого и выше его по иерархии, поэтому ему, возможно, не придётся ложиться спать на голодный желудок. А вот Разноглазый находится в значительно худшем положении: после Белонога на остатках скелета оленя вряд ли останется хоть немного мяса, которое Разноглазому позволят съесть его длинные сабельные клыки. Менее специализированные псовые, возможно, сгрызли бы кости вместе с хрящами, но атшехаске не может этого сделать – узкая пищевая специализация является серьёзным фактором, ограничивающим численность этого вида.
Разноглазый ходит вокруг пирующих взрослых, бросая на них голодные взгляды. Но его очередь есть – последняя, и так было с некоторых пор. Но в прошлые разы на тушах добычи оставалось достаточно мяса, поэтому Разноглазый тоже мог насытиться. И мяса вполне хватало для всех охотников, поэтому они не проявляли агрессию по отношению друг к другу. Но сейчас его вряд ли ждут к столу слишком рано. После трёх взрослых зверей ему вряд ли достанется хотя бы клок мяса, поэтому Разноглазый, мучимый голодом, решает действовать напролом. Презрев иерархию, он бросился к растерзанной туше оленя и вцепился зубами в переднюю ногу добычи. Ему хотелось оторвать свой кусок и сбежать, чтобы избежать наказания, но этого не получилось. Нога не оторвалась сразу, а отец развернулся к нему и зарычал, оскалив зубы. К нему присоединился и дядя Разноглазого, ожидающий своей очереди, и лишь мать продолжила есть, не обращая внимания на самцов. На её плечах лежит забота о щенках, и ей нужно хоть что-нибудь принести им. Поэтому она не отвлекается на участие в конфликтах за иерархию. А вот для Белошеего поведение его сына – это явный вызов: он давно уже повзрослел, получил свою заслуженную трёпку в подростковом возрасте, но, похоже, не совсем чётко усвоил, каково его место в клане. Поэтому Белошеий прекратил есть и начал наступать на Разноглазого.
Разноглазый попробовал обороняться: он оскалил зубы и зарычал, но в его голосе не было слышно уверенности: рычание чередовалось с тонким щенячьим повизгиванием. Его внутренний страх боролся с решимостью, и зверь явно не решался вступать в драку, тем более с собственным отцом. Зато его отец был настроен намного решительнее: Разноглазый уже взрослый, а пищи на территории клана не хватает. Теперь он должен покинуть клан и искать себе новое место для жизни. Точно так же когда-то ушли несколько других взрослых зверей, и их судьба была неизвестна Разноглазому. Возможно, кто-то из них нашёл себе пару и был принят в новый клан, а кто-то ещё ведёт жизнь одинокого охотника. Не исключено, что голод и миссопехо ответственны за исчезновение части этих одиноких охотников. Атшехаске – верховный хищник в экосистеме, и его положение на вершине пищевой пирамиды очень шаткое. Если на ограниченной территории их будет слишком много, они просто подорвут численность крупных травоядных, и в перспективе пострадает весь клан.
Отец Разноглазого не осознаёт этой жестокой природной математики, а действует на уровне инстинктов. Он просто нападает на Разноглазого и вцепляется резцами в его плечо. Он не пускает в ход клыки – их удар смертелен, и в процессе эволюции у атшехаске выработалось строжайшее ограничение на использование клыков во внутривидовых поединках. Иногда попадаются агрессивные особи, пускающие в ход клыки, но такие звери, как правило, не могут выстроить социальные отношения и с большой степенью вероятности становятся одиночками без перспектив передачи своих генов потомству.
Драка между сородичами у атшехаске больше напоминает сражение двух медведей – здесь побеждает грубая сила, а не ловкость. Разноглазому удалось вырваться из зубов Белошеего, отделавшись лишь клоком шерсти. Но Белошеий погнался за ним, сильным ударом тела в бок повалил Разноглазого и снова вцепился резцами в его шкуру. Придавленный его телом, Разноглазый извивается и пытается вырваться, но силы явно не равны: Белошеий тяжелее его и более опытный боец. Он просто придавил морду Разноглазого одной лапой, не давая ему возможности пустить зубы в ход, и сам нанёс ему несколько сильных укусов в шею и холку. Разноглазый унижен и побеждён. Он принимает верховенство Белошеего как должное и пронзительно визжит, словно щенок, желая быть отпущенным. Белошеий услышал его голос и ослабил хватку. Разноглазый буквально вывернулся из-под его туловища, и вскочил на ноги. Но урок ещё не закончен. Белошеий, тяжело дыша, встал, но не стал возвращаться к добыче, от которой уже мало что осталось. Он побежал следом за Разноглазым, громко рыча. Увидев оскал Белошеего, Разноглазый бросился наутёк. Он мельком увидел, как Белоплечая и Белоног подняли головы и следили за происходящими событиями. А затем Белошеий догнал его и укусил в бедро. Взвизгнув, Разноглазый бросился бежать, не разбирая дороги. За спиной он слышал злобный рык Белошеего – вначале громкий, а затем всё тише и тише. Разноглазый бежал, пока не выбился из сил. А когда он остановился и огляделся, то увидел, что остался совсем один в явно незнакомом месте.
Так начался новый этап жизни Разноглазого. Он ещё сохраняет память о своих родителях: это отдельные образы и воспоминания, нечто вроде вспышек в сознании. Но они постепенно растворяются среди множества воспоминаний о других этапах жизни, и всё больше утрачивают свою значимость для него. Теперь Разноглазому придётся столкнуться с множеством трудностей. Он буквально в одночасье потерял всё: и дом, и сородичей. Социальные связи разорваны, и ко всем его бедам в дальнейшем прибавится стресс – общение помогает получить психологическую разрядку, а сейчас это осталось в прошлом, к которому явно нет возврата. И неизвестно, когда в будущем Разноглазому придётся встретиться с кем-нибудь из сородичей. Теперь же его благополучие зависит только от него самого, и его жизнь превратилась в битву за каждый новый день.
Разноглазый просто побрёл вперёд. Желудок скручивала голодная боль – ему почти ничего не досталось от последней общей добычи. Он продолжает нюхать воздух и землю, но теперь на карте мира, сложившейся у него в мозгу, происходят изменения. С этой карты пропало место, которое он считал свои домом ещё час назад: фактически, центр известного ему обитаемого мира. И теперь он направляется в неизвестность, руководствуясь только подсказками своих чувств и отдалёнными воспоминаниями. Во время охот клан редко заходил в эти места, поэтому многие запахи и приметы местности кажутся ему незнакомыми. Он движется вверх по склону, и родная долина оказывается далеко внизу. Под ногами Разноглазого теперь сухая и твёрдая каменистая почва, непривычна для лап животного, привыкшего охотиться на мягкой земле. Вокруг возвышаются сосны – лиственные деревья практически не способны расти на здешней бедной и сухой почве. На вершине перевала Разноглазый ещё раз обернулся и окинул взглядом свои бывшие владения: зелёный лес в долине реки, мрачную зелень хвойных лесов в высокогорье, изумрудные альпийские луга с разноцветными пятнами цветков. Теперь всё это не принадлежит ему. По небу плывут облака; они какое-то время закрывали солнце, но потом ветер отогнал их в сторону, и яркий солнечный свет попал ему в правый глаз, заставив Разноглазого прищуриться. Он повернулся и пошёл прочь из долины, преодолев горный хребет, закрывающий её с юга.
Разноглазый стал одиноким охотником, и это означает, что теперь ему будет намного сложнее охотиться на крупных животных. Возрастает вероятность получения травм, и одновременно уменьшаются возможности для загонной охоты. Теперь Разноглазый сам должен и догонять добычу, и наносить ей решающий удар. А это совсем не просто, если погоня уже истощила силы. Тем не менее, голод даёт о себе знать. Вечером Разноглазому удалось добыть какую-то ящерицу, и он проглотил её, почти не жуя. Такая добыча вряд ли сможет поддержать силы крупного хищника, поэтому Разноглазый должен как можно скорее убить добычу подходящего размера.
Зверь провёл ночь в укрытии среди камней на голой земле. В начале лета даже в горах бывает прохладно по ночам, но густая шерсть спасла его от ночного холода. Он долго спал: прошедший день был слишком богат на события, и далеко не все перемены были в лучшую сторону. А когда солнце осветило камни, среди которых спал Разноглазый, он потянулся, зевнул, широко разинув пасть, и выбрался из логова. Прищурив глаза, он оглядел открывшуюся перед ним долину. Она была заметно больше, чем та, которую он покинул. Здесь явно можно было поохотиться: ветер донёс до его носа запахи свежего навоза разных травоядных зверей. Но обилие дичи означало, что здесь могут водиться хищники. Но кто из них: другой клан атшехаске, с которым можно поладить, хоть и с трудом, или же миссопехо – заклятый враг, встреча с которым грозит смертью? Разноглазый не задумывается над этим. Он живёт лишь сегодняшним днём, не задумываясь над тем, что будет завтра. И сейчас ему нужно хоть чем-то наполнить желудок.
Восходящее солнце пробуждает разных обитателей леса. В кронах деревьев начинают щебетать и пересвистываться мелкие птицы, среди кустарника копошатся кролики и грызуны, а в траве, извиваясь, ползают змеи. Время от времени в отдалении раздаётся заунывный рёв стада багутсу – огромные звери собираются в стадо и обмениваются трубными звуками, раздувая хоботообразные носы с воздушными камерами внутри. Они провели ночь, стоя бок о бок. Пока одни из них спали, другие бодрствовали, пережёвывая траву и листья, поэтому враг не смог бы подкрасться к ним незаметно. И утром, когда миновала ночь с её опасностями, они вновь могут свободно кормиться – мало кто отважится нападать на них днём.
Лесных великанов защищают их размер и численность. А мелким обитателям леса приходится постоянно быть начеку, чтобы не стать жертвой хищника. Крупные хищники в лесу довольно редки, но мелкие встречаются в изобилии.
Несколько недель назад самка агуны сиу успешно вывела птенцов – восемь цыплят с пёстрым пухом. Точнее, их было девять, но одного из них успела съесть змея, пока птенцы были ещё мелкими. Сейчас они заметно подросли по сравнению с первым днём своей жизни: птенцовый полосатый пух сменился бурым ювенильным оперением с чёрной рябью, напоминающим окраску спины самки. Птенцы агуны ещё маленькие, но уже способны очень хорошо летать. Перья на крыльях появились у них уже на третий день жизни, и они могут в случае необходимости пролететь несколько метров, спасаясь от врага. Но пока, защищаясь от врага, они больше уповают на защитную окраску оперения и на помощь матери. Самка агуны бродит с ними по склону горы среди молодых сосен и подзывает их, найдя что-нибудь вкусное – насекомое или ягоду. Но птенцы уже подросли достаточно, чтобы самостоятельно искать пищу, поэтому не бросаются на зов матери, как в первые дни жизни, когда они только учились добывать корм. Сейчас им гораздо важнее вовремя услышать сигнал тревоги, предупреждающий о появлении пернатого или наземного хищника.
Разноглазый пробирался по молодым зарослям сосны, и длинные хвоинки неприятно кололи его в бока и лапы. Сухая хвоя шуршала под его лапами, и один раз ему удалось заметить, как в заросли метнулся какой-то мелкий грызун. Голод давал о себе знать ещё со вчерашнего дня, поэтому Разноглазый был бы рад даже такой мелкой добыче. Будучи щенком, он пробовал ловить грызунов, и иногда ему это даже удавалось. Тогда самостоятельно добытая пища казалась особенно вкусной. Но сейчас он уже повзрослел и утратил детское проворство и любопытство, превратившись в расчётливого убийцу, действующего по плану. Тем не менее, чувство голода осталось таким же неприятным, как и в детстве.
Остановившись, Разноглазый обнюхал землю и почуял лежащую среди хвои кучку птичьего помёта – свежую. Он знает этот запах: ему не раз приходилось видеть таких птиц среди травы на земле. А весной у некоторых из них на шее появлялись заметные белые перья. И ещё он добывал таких птиц осенью, и ел их мясо. Это хорошая добыча, хоть и небольшая. Осторожно ступая, Разноглазый выбрался из зарослей молодых сосен на окраине леса, взглянул вниз по склону, поросшему травой, и увидел этих птиц. Их было много – целый выводок: одна большая птица, и маленькие вокруг неё. Хорошая добыча – на неё можно поохотиться. Разноглазый выбрал момент, когда взрослая агуна начала что-то клевать в траве, и бросился вперёд.
Любой хищник из числа кошек или куньих поступил бы иначе: подобрался бы поближе, и только тогда нападал. Но Разноглазому было проблематично спрятаться так, чтобы его не заметили, но зато на его стороне была скорость. Впрочем, выводок агун спасла численность: один из птенцов заметил Разноглазого и испуганно запищал. Взрослая агуна тут же издала сигнал тревоги и с шумом взлетела в воздух, нарочито громко хлопая крыльями. А молодняк бросился в разные стороны и затаился в траве. Сбитый с толку Разноглазый остановился, тяжело дыша, и огляделся по сторонам. Самка агуны сиу видит Разноглазого, но не прячется от него: напротив, она находится у него на виду и пытается отвлечь его от выводка. Пока птенцы прячутся в траве и среди подроста сосен, самка агуны делает всё, чтобы привлечь внимание хищника к себе – она бегает из стороны в сторону, раскрыв крылья и волоча их по земле, и громко кричит. Когда Разноглазый сделал шаг в её сторону, птица отбежала от него, но не стала прятаться и продолжила кричать. Она одна, а куда же делись ещё несколько? Разноглазый начал нюхать траву. Его обоняние очень острое, и он сразу же учуял запах птенца, затаившегося в траве. До последней секунды птенец сохранял неподвижность, и это его погубило: Разноглазый сделал бросок в его сторону и, почти не глядя, схватил птенца прежде, чем тот сумел убежать. Раздался отчаянный писк схваченной птицы. Хищник почувствовал, что в пасти бьётся что-то маленькое и живое, и просто сжал челюсти. Писк резко оборвался, и Разноглазый бросил в траву безжизненное тельце. Видя это, самка агуны прекратила притворяться раненой и издала сигнал тревоги, а затем взлетела, громко хлопая крыльями. Услышав её голос, птенцы агуны сиу взлетели из травы. Увидев это, Разноглазый бросился к ближайшему из них и лязгнул челюстями, но птенцу удалось избежать его зубов. Молодые агуны пролетели всего лишь несколько метров и снова скрылись в траве. Они проворно разбегаются в разные стороны, и лишь шевеление верхушек трав выдаёт их передвижения. Самка агуны, однако, не скрывается: она бегает на виду у Разноглазого, но на безопасном расстоянии. Хищник не думает продолжать охоту. Он развернулся, отыскал мёртвое тело птенца агуны и начал выдирать зубами перья добычи. Он не обращает внимания на царящую вокруг суматоху. Где-то вдалеке слышится голос агуны-матери, собирающей уцелевший выводок, а из ветвей послышалось пронзительное стрекотание вездесущей венценосной сойки. Голос этой птицы не раз настораживал травоядных и срывал охоту клана, однако сейчас Разноглазый не охотится, поэтому он не спешит скрываться с глаз этой надоедливой птицы. Но то, что сейчас лежит у него под передней лапой – это не самая подходящая добыча для верховного хищника в экосистеме. Убитый птенец агуны лишь раздразнил аппетит зверя – мясо вместе с костями и остатками перьев было разжёвано и проглочено почти целиком. Разноглазый откусил и не стал есть лишь крылья – костлявые и покрытые крупными перьями. На какое-то время его желудок успокоился, но такая добыча явно недостаточна для его огромного тела: чтобы насытить взрослого атшехаске, не хватило бы и двух взрослых птиц. Покончив с первым скудным завтраком на новой территории, Разноглазый поднялся и направился в лес. Ветер сорвал с его морды несколько прилипших пушинок и унёс их в сторону. Увидев, что хищник ушёл, самка агуны сиу подала сигнал к сбору, и птенцы начали сбегаться к ней – все, кроме одного, которого съел Разноглазый.
На незнакомой территории Разноглазый постоянно чувствует себя чужаком, а это означает сильнейший стресс даже для такого могучего хищника. Он постоянно находится настороже и вынужден реагировать на любой шум, и это ложится тяжким бременем на нервную систему животного. Одновременно искать добычу и следить за приближением опасности – это очень сложная задача даже для крупного хищника вроде атшехаске. Но сейчас самое главное – обеспечить себя пищей. Голодный зверь быстро слабеет, а это значит, что у него остаётся всё меньше возможностей убить крупное животное. Поэтому Разноглазый продолжает знакомство с новой местностью и её обитателями. Бродя по лесу, он чувствует множество запахов, в том числе специфический запах навоза багутсу. Время от времени ему попадаются старые запахи косорогов. Это хорошая добыча, и Разноглазый очень любит их мясо. Но следы оставлены давно, и зверь лишь обнюхал их и направился дальше.
Среди множества следов, оставленных в лесу, Разноглазого заинтересовал один – довольно свежий и отчётливо пахнущий. Запах был мало знаком ему, поэтому хищник решил проверить, кто его оставил. След явно принадлежит крупному существу: в одном месте Разноглазый увидел отпечаток широкой лапы на мягкой почве. А в другом месте хищник обнаружил, что на самом деле дорожка следов принадлежала двум существам: запахи показывали, что одно из существ шло рядом с другим, затем отошло в сторону и вернулось. По мере движения Разноглазого запах следа становился всё более отчётливым, а затем хищник обнаружил на тропе зверя большую кучу навоза. Запах и полупереваренные остатки растений, находившиеся в нём, чётко указывали на то, что след оставили травоядные животные. Это уже лучше – Разноглазый вполне может рассчитывать на добычу. Единственное, что останавливает его – плохо знакомый запах. Поэтому он проявляет вполне ожидаемую осторожность и не спешит нападать. Подняв голову, Разноглазый понюхал воздух и ощутил отчётливый запах незнакомых существ, а потом где-то впереди среди кустарников раздался шорох и треск ветвей. Зверь оказался неожиданно близко, и Разноглазый замер на месте, напряжённо вглядываясь в кустарники и нюхая воздух. Треск ветвей возобновился – похоже, зверь не догадывается о его присутствии. Разноглазый решил подойти поближе, осторожно ступая по земле. Держась на некотором расстоянии от зверя, Разноглазый обошёл заросли, в которых он находился, и тогда сумел разглядеть это существо получше.
Первым, что он увидел, была огромная лапа с крючковатыми когтями, которые подцепили ветку дерева и потянули её вниз. Затем вверх поднялась огромная голова с притупленной мордой и маленькими глазами, и начала объедать листву. Животное покрыто грубой бурой шерстью, среди которой торчат крупные иглы. Это гигантский лесной дикобраз – чудовищных размеров грызун, способный кормиться в верхнем ярусе леса. Такие существа в большом количестве населяют северные леса, а в горные районы заходят по долинам рек. Они редко появлялись в родной долине Разноглазого, поэтому он с трудом помнит немногие встречи с этими существами – во время одной из них ему и его брату пришлось убегать от одного такого зверя, на которого они решили поохотиться по неопытности. Это довольно трудная добыча, если принимать во внимание охотничью тактику атшехаске – бока зверя защищены иглами, поэтому такого зверя можно ранить только в шею, где они короче. Но тогда всё равно есть риск получить несколько игл в пасть и потом страдать от мучительной боли, а тем более попасть под удар страшных когтей передних лап. Такого зверя атшехаске может добыть лишь случайно. Лишь свирепый миссопехо отваживается специально охотиться на взрослого гигантского лесного дикобраза.
Разноглазый продолжает наблюдать за гигантом, сохраняя неподвижность среди кустарников. Гигантское животное отпустило ветку, и она с треском выпрямилась, хлестнув по соседним ветвям. Шумно дыша, огромное животное опустилось на все четыре лапы и побрело среди деревьев, словно утыканный колючками медведь. Где-то среди кустарника раздалось сопение, послышались торопливые шаги, и Разноглазый увидел, что следом за гигантом движется его уменьшенная копия. Самка гигантского лесного дикобраза с недавно родившимся детёнышем – это не самая лучшая встреча. Детёныш ещё нетвёрдо стоит на ногах и отстаёт от матери, поэтому ей приходится останавливаться и подзывать его тихими звуками, похожими на мычание. Разноглазый не собирается нападать на этих зверей – это был бы бой, которого ему не выдержать. Гигантский лесной дикобраз с лёгкостью мог бы отбиться от всех взрослых охотников его клана, а присутствие детёныша делает взрослую самку более агрессивной и буквально удваивает её силы. Поэтому Разноглазый предпочёл бы, чтобы они прошли мимо и не заметили его.
Но они не одни в лесу, и за их движениями наблюдает множество глаз. А некоторые из обитателей леса обладают не только хорошим зрением, но и громким голосом. Когда самка гигантского лесного дикобраза с детёнышем уже отошла на безопасное расстояние от Разноглазого, с ветки над его головой раздалось пронзительное стрекотание. Подняв морду вверх, Разноглазый увидел, как по ветке скачет венценосная сойка, которая громко трещит, не спуская с него глаз. С безопасной высоты эта птица окрикивает Разноглазого, перескакивая с ветки на ветку. Она знает, что атшехаске не умеет лазить по деревьям, поэтому ведёт себя нарочито смело и вызывающе.
Голос птицы услышали все, кто находился поблизости. Самка гигантского лесного дикобраза обернулась, чтобы узнать, что заставило эту птицу так громко кричать. Она прищурилась, вглядываясь в заросли, а затем увидела среди кустарника существо с пятнистой шкурой и большим белым пятном, занимающим почти половину морды. И голос птицы слышался именно с той стороны. Огромного зверя не приходится предупреждать дважды. Самка дикобраза знает, кто такой атшехаске: ей приходилось встречать в лесу этих хищников, хотя и редко. А сейчас она ощущает ответственность за жизнь детёныша, и это заставляет её вести себя агрессивно. Заревев и оскалив огромные резцы, огромное животное побежало в сторону Разноглазого, ломая кустарник. Разноглазый бросился бежать, справедливо опасаясь за свою жизнь. Он старается выбирать самые неудобные для бега места: камни, кустарник, тесно растущие деревья. Несколько секунд он слышал дыхание могучего зверя прямо у себя за спиной, но потом оно быстро стихло, и не стало слышно даже топота больших ног. Самка не отходит далеко от детёныша; отогнав хищника на безопасное расстояние, она быстро возвращается к нему, и звери продолжают свои странствия по лесу. А Разноглазого в это время окрикивают уже несколько венценосных соек. Внимание этих птиц нежелательно для него, поэтому Разноглазый поспешно скрылся в кустарниках, выжидая, пока сойки разлетятся по своим делам.
Единственной пищей Разноглазого в первый день одиночной жизни был тот птенец агуны, которого удалось добыть утром, и ещё несколько грызунов, случайно пойманных в лесу. Чтобы заглушить боль в голодном желудке, Разноглазому пришлось жевать недозревшие ягоды, и лишь под вечер он убил змею и съел её почти целиком, оставив лишь голову. Пока у него не было постоянного укрытия, Разноглазый просто забрался в кусты и заснул.
На следующий день Разноглазый продолжил свой путь в никуда. Перебиваясь мелкой случайной добычей, он добрёл до берега реки, текущей по ложу долины. За миллионы лет реки нанесли со склонов гор песок и камни, заполняя долину, а органические вещества, смываемые водой, превратили этот материал в богатую почву. В ложе горной долины произрастает густой широколиственный лес, а к реке ведут звериные тропы, начинающиеся в его чаще. Разноглазый прошёл по берегу реки, перебрался вброд через её мелководный приток и встряхнулся. Он понюхал землю на одной из троп, и запах показался ему достаточно свежим, хотя и не сегодняшним. Пахло косорогами – видимо, эти животные регулярно пользовались этой тропой, когда ходили на водопой. Возможно, Разноглазому стоит попробовать поохотиться здесь. Он взглянул на небо и увидел лишь одинокого вакиньяна, парящего на недосягаемой высоте. Возможно, эта птица видела сегодня не только самого Разноглазого, но и членов его бывшего клана, охотящихся где-то в соседней долине, за горным хребтом. Но вакиньян не спускается к земле – значит, нигде поблизости нет падали или остатков добычи крупных хищников.
Разноглазый снова вошёл в воду и побрёл в сторону зарослей тростника неподалёку от места, где звериная тропа выходит к берегу. Здесь же у воды растёт густая ива – неплохое место для засады. А ещё здесь можно немного отдохнуть, не привлекая к себе нежелательного внимания. Разноглазый выбрался из воды и укрылся под ветвями ивы. Ветер обдувает его морду, а мокрая шерсть приятно холодит тело в летнюю жару. Разноглазый лёг на песок и начал наблюдать за берегом. Он видел, как по поверхности реки плавали утки с выводками, а по берегу стайками бегали изящные длинноногие кулики. Они опускали клювы в воду, выуживая на мелководье всевозможную съедобную мелочь. Утки возле берега пощипывали побеги водяных растений, а некоторые собирали с поверхности воды ряску. Разноглазый наблюдал за птицами, но не собирался нападать на них – это слишком мелкая добыча, чтобы на неё можно было специально тратить силы. Он чувствовал на берегу запахи крупных животных, и теперь намеревался ждать, пока кто-нибудь из них не появится на водопое. Но пока он видел на берегу лишь птиц, и кое-где под водой мелькали спины и серебристые бока рыб. Но постепенно поведение животных начало меняться. Вначале стайка рыб метнулась прочь от берега, затем забеспокоились и взлетели кулики, а потом утки отплыли подальше от берега. Разноглазый насторожился и привстал, глядя на тропу. Вначале он не заметил ничего необычного, но через несколько секунд до его слуха донёсся топот копыт – к берегу двигалось стадо. Разноглазый напрягся всем телом, наблюдая за тропой и берегом.
Ждать ему пришлось недолго. Вскоре он не только слышал, но и ощущал лапами и животом топот целого стада копытных, слившийся в сплошной гул и вибрацию почвы. Очевидно, рыбы первыми почувствовали эту вибрацию и отплыли подальше от берега. Среди деревьев появились крупные звери с бурой шерстью и тёмными спинами: стадо косорогов идёт на водопой. У зверей уже развиваются новые рога – пока ещё маленькие и мягкие, покрытые бархатистой шкурой. Они полностью отрастут и затвердеют лишь к осени, и станут верно служить им почти всю зиму. Пока они не годятся ни для рытья снега, ни для защиты. До зимы ещё несколько месяцев, и к этому времени рог успеет окрепнуть, но пока косорогам приходится защищаться исключительно бегством от опасности. Кроме того, численное превосходство и удары крепких копыт вполне могут заставить отступить почти любого хищника, если косороги ощущают своё превосходство над ним. А это бывает не так уж часто: при своём весе и силе они довольно глупы, и неожиданное нападение легко может посеять среди них панику. Разноглазый тоже знает об этом: у него большой опыт охоты на косорогов. Но раньше он делал это исключительно в составе клана, и никогда не охотился в одиночку. Однако сейчас ситуация совсем иная: Разноглазому можно рассчитывать только на собственные силы. У него есть единственная попытка, и он собирается её реализовать. Но для этого нужно правильно выбрать добычу.
Косороги подходят к воде и жадно пьют. Одни из них заходят в воду дальше от берега, другие предпочитают оставаться на берегу и лишь опускают головы к воде. Многие косороги собираются тесными группами, особенно самки с детёнышами и молодые самцы. А взрослые самцы предпочитают держаться поодиночке, словно демонстрируя сородичам смелость и уверенность в собственных силах. У таких зверей рог уже достигает внушительного размера, хотя его рост ещё продолжается. Несколько быков с крупным рогом находятся в середине стада – это взрослые звери в самом расцвете физических сил. Они накопили жизненный опыт, и на их счету немало встреч с хищниками. Поэтому они предпочитают держаться там, где безопаснее. А на краю стада гордо расхаживают молодые косороги – уже достаточно крупные, но слишком неопытные и самоуверенные. Они демонстрируют друг другу свою смелость и независимость, держась особняком. Эти звери не боятся отходить от стада и щипать траву и листья кустарников в стороне от общего стада. Один из этих самцов решил покормиться в ивняке, где и устроил засаду Разноглазый. Ветер дует от него в сторону хищника, поэтому самец-косорог не замечает опасности. Обнюхав листья ивы, косорог начал щипать их. Остальные члены стада находятся неподалёку, но этот самец ближе всех к Разноглазому. Это прекрасная возможность для нападения, поэтому Разноглазый больше не ждёт. Он выскочил из укрытия, и прежде, чем косорог понял, что происходит, набросился на него и сильным ударом в бок повалил на землю. Острые клыки Разноглазого вонзились в живот косорога, и хищник дёрнул головой, распарывая брюхо жертвы. Затем Разноглазый оттолкнулся лапами от своей добычи и отбежал в сторону, чтобы избежать случайного удара копытом. Сейчас ему не нужны лишние травмы и ушибы: это выведет его из строя на несколько дней и помешает охотиться. В нынешнем положении Разноглазого это равносильно смертному приговору. Косорог увидел, что хищник отбежал в сторону, и попробовал встать с земли. Это удалось зверю с большим трудом: из ран на брюхе у него потоком льётся кровь и вывалилась петля кишечника. Рана слишком серьёзная, чтобы зверь мог выжить и оправиться; косорог слабеет с каждой минутой. Он пытается уйти к стаду и делает несколько шагов на дрожащих ногах. Разноглазый не препятствует этому и лишь наблюдает за движениями смертельно раненого косорога. Он сделал всё, что было нужно, и исход охоты был лишь вопросом времени.
Стадо косорогов было всерьёз напугано появлением опасного и сильного врага. Несколько зверей заревели, и сигнал тревоги заставил всё стадо обратиться в бегство. Иерархические отношения, демонстрация главенства и независимости – всё это моментально сменилось паникой. Внезапное появление хищника и запах крови сородича превратили стадо косорогов в мечущуюся в ужасе массу тел и заставили искать спасения в лесу. Раненый Разноглазым зверь попытался присоединиться к сородичам, но смог сделать лишь несколько шагов, прежде чем рухнул на землю возле места водопоя, и больше не двигался. Запах крови добычи заставляет наполниться слюной рот Разноглазого. Он видит, что стадо в панике покинуло это место, поэтому никто не помешает ему пировать, пытаясь отогнать от тела сородича.
Разноглазый вонзил клыки в брюшину косорога и разорвал живот туши. Он с наслаждением съел мягкие внутренности и принялся за толстые мускулы на бедре добычи. Его буквально пьянил запах мяса – после нескольких дней полуголодного существования и впервые с момента своего изгнания из клана он сможет наесться вволю. Разноглазый чувствует себя на верху блаженства. Он зарывается мордой в тёплое мясо, терзает его и глотает большими кусками. Это только его добыча – по крайней мере, пока не придут более сильные хищники. Но к этому времени он, возможно, успеет наесться, и даже сможет оттащить останки косорога куда-нибудь в укрытие, чтобы продолжить пир, пока мясо не испортится настолько, что его нельзя будет есть.
Глотая очередной кусок, Разноглазый бросил взгляд на небо. Похоже, вездесущий и всевидящий вакиньян сейчас не следит за ним. Во всяком случае, в небе не видно его огромного силуэта. Это уже хорошо: многие хищники узнают о месте, где есть добыча, следя за поведением этого падальщика. Тем не менее, в этой долине найдётся немало других пернатых любителей чужой добычи. Но все они намного слабее молодого атшехаске, поэтому, даже если они придут за своей долей мяса, им придётся ждать в стороне, пока не наестся законный хозяин добычи.
Разноглазый пирует в одиночестве, но из леса за ним пристально наблюдают несколько пар глаз. Вряд ли Разноглазый догадывался, что его заметили ещё в тот момент, когда он устраивал засаду, и следили за каждым его движением, когда он наносил косорогу смертельные раны клыками. И теперь зрители намерены получить свою долю от его добычи.
Над головой Разноглазого послышалось хлопанье огромных крыльев. Поглядев вверх, он увидел, как над ним кружатся шесть больших птиц. Это не вакиньяны: у них голова и шея покрыты перьями, а сами эти птицы значительно мельче взрослого вакиньяна. Оперение у них чёрного цвета, лишь живот и подхвостье окрашены в грязно-белый цвет. Хлопая крыльями, птицы одна за другой садятся на землю, окружая Разноглазого и его добычу.
Разноглазому встретилась «банда» молодых западных орлиных воронов. Все они появились на свет в прошлом или позапрошлом году, и ещё не готовы к гнездованию. В таком возрасте они совершенствуют усвоенные у родителей приёмы добывания пищи, и один из способов набить себе желудок – это отнять её у кого-нибудь другого. Такое часто бывает, и в прошлом Разноглазый не раз наблюдал стаи молодых птиц этого вида, окружающих их клан после удачной охоты – обычно птицы лишь пробавляются остатками добычи атшехаске, не пробуя отнять её. Но даже если все они разом набросятся на Разноглазого, они вряд ли сумеют завладеть его добычей: хищник весит больше, чем все они вместе взятые. Тем не менее, молодые орлиные вороны ведут себя нарочито нагло и вызывающе. Они бродят вокруг Разноглазого и громко кричат гортанными хриплыми голосами, но хищник не отвлекается на их выходки. Видя это, нахлебники начинают вести себя ещё более дерзко: одна из птиц вспорхнула на тушу косорога и начала раздирать шкуру крючковатым клювом, отрывая и глотая кусочки мяса. Другие орлиные вороны не решаются приступить к пиршеству, соблюдая разумную осторожность. Такую наглость уже трудно терпеть, и Разноглазый огрызнулся на незваного гостя, заставив его отскочить в сторону и впредь держаться на почтительном расстоянии от хищника. Конфликт привлёк внимание остальных орлиных воронов, и птицы громко кричат в ответ на выпад Разноглазого. Но они понимают, что просто отогнать его от добычи не получится: пока этот хищник не закончит кормиться, им не достанется ни клочка мяса.
Крики птиц могут привлечь внимание нежелательных гостей, которые не тратили силы на охоту, поэтому Разноглазый торопится – в противном случае его могут просто отогнать, не дав закончить обед. Он жадно отрывает от туши косорога огромные куски мяса и глотает их, набивая желудок. В его нынешнем положении есть одно неоспоримое преимущество: ему не придётся делиться мясом с сородичами. Когда у его матери появился новый выводок щенков, Разноглазому приходилось повиноваться инстинкту и кормить щенков, даже если не хватало еды ему самому. Но теперь он может наесться досыта, и даже «банда» орлиных воронов не помешает ему. К тому же ему достанутся все самые лучшие куски мяса, которые обычно поедали взрослые члены клана Пятнистых.
Последние куски с трудом пролезли в горло Разноглазому, и он лениво отошёл от растерзанной туши косорога. Это был знак для пернатых нахлебников: стол накрыт, можно приступать к еде. Неспешным шагом Разноглазый направился в сторону леса, разыскивая место для отдыха. На полный желудок он готов проспать до следующего дня, но нужно выбрать хорошее место, где его не побеспокоят. Самая главная проблема состоит в том, что эта местность совершенно не знакома Разноглазому, и он просто не знает, кто владеет этой территорией. Поэтому выспаться так же хорошо, как на родных землях своего клана, ему не удастся: он всегда должен быть начеку, чтобы избежать нападения законного хозяина территории, если тот вдруг неожиданно объявится поблизости.
В это время на растерзанной туше косорога началось пиршество. Как только Разноглазый отошёл от добычи, молодые орлиные вороны бросились к ней и начали расклёвывать мясо, крича и отталкивая друг друга. Постепенно им удалось распределиться по туше косорога, не мешая друг другу, и птицы начали кормиться спокойнее. Крючковатые кончики их клювов хорошо подходят для разрывания мяса, и орлиные вороны могут поедать мясо на различных частях туши, в отличие от атшехаске. В сущности, атшехаске является своеобразным поставщиком пищи для множества других животных, которые находят для себя достаточно пищи на остатках добычи этого псового.
Западные орлиные вороны – не единственные, кто рассчитывает поесть на туше косорога. В небе над пирующими орлиными воронами появляется силуэт огромной птицы пепельно-серого цвета с чёрными перьями в крыльях и хвосте. Она делает несколько кругов, паря в восходящих потоках тёплого воздуха, а затем снижается и заходит на посадку, хлопая огромными крыльями. Это вакиньян – специализированный падальщик: его голова и шея голые, а удлинённый острый клюв приспособлен для раздирания мяса – свежего или уже тронутого разложением. Рядом с тускло окрашенными западными орлиными воронами вакиньян выглядит величественно: голова и шея у него окрашены в голубоватый цвет, а с горла свисает ярко-синяя мясистая лопасть. Сложив крылья, вакиньян неторопливым шагом направился к туше косорога, рассчитывая получить свою долю пищи. На его стороне превосходство в размерах и силе, но он не учёл одного: если есть необходимость, орлиные вороны могут действовать совместно. Едва вакиньян оказался рядом с тушей, орлиные вороны прервали трапезу и начали следить за движениями птицы. Когда вакиньян подошёл к туше, три ворона остались на ней, а три других птицы слетели на землю и окружили вакиньяна. У огромного падальщика слишком слабый ум, чтобы понять, что эти птицы не испугались его и просто готовятся защитить своё право есть первыми. Когда вакиньян оказался рядом с тушей косорога, один из орлиных воронов закричал, но на пернатого великана это не произвело впечатления. Он молча вытянул шею и вцепился клювом в шкуру мёртвого косорога, раздирая её. В этот момент кто-то сильно дёрнул его за хвост. Обернувшись, вакиньян увидел одного из орлиных воронов, стоявшего прямо у него за спиной. Вакиньян защёлкал клювом, пытаясь прогнать его, и в тот же момент почувствовал, что его клюнули в крыло, а затем вырвали перо из спины. Развернувшись к туше, вакиньян успел заметить, как один из молодых орлиных воронов отскакивал назад, на прежние позиции. А затем его снова дёрнули за хвост.
Орлиные вороны поступали с вакиньяном так же, как в эпоху человека вела себя серая ворона, ворующая яйца у насиживающей гусыни. Птицы просто совместно нападают на него, фактически не получая никакого отпора. Один за другим орлиные вороны щиплют и клюют вакиньяна, пока он не смотрит на них, и отскакивают подальше от его опасного клюва. Вакиньян явно рассержен: из-за притока крови серьга на его горле увеличилась и приобрела ярко-синий цвет с розовыми бородавками по краю, а за глазами набухли крупные мясистые лопасти розового цвета. Слегка раскрыв крылья, чтобы казаться крупнее, вакиньян набросился на одного из нападающих и вцепился клювом в его оперение. Схваченный ворон громко закричал, и в следующую секунду на вакиньяна обрушился град полновесных ударов клювов других птиц. Один из орлиных воронов схватил вакиньяна за крыло и потянул в сторону, другой взлетел ему на спину и вцепился когтями в перья, а третий потянул за серьгу. Ещё две птицы просто клевали пернатого великана, куда придётся. Почувствовав боль, вакиньян замотал головой и попытался освободиться. Но массивные орлиные вороны продолжали колотить его, хлопая крыльями и громко крича. Наконец, сбросив со спины одного из нападающих, вакиньян отбежал в сторону и начал встряхиваться. У него вырвано несколько пучков перьев из спины и кровоточит ранка на серьге, но крылья и маховые перья целы. Побитый великан, утратив значительную часть своего величия, скромно отошёл в сторону, ожидая своей очереди на кормление, пока орлиные вороны продолжают пиршество.
«Банда» молодых орлиных воронов – это не единственные представители своего вида, обитающие на этой территории. Над лесом показался силуэт ширококрылой птицы – ещё один западный орлиный ворон спешит присоединиться к пиру. Эта птица – одинокая самка, не нашедшая себе пару в этот сезон гнездования. Потеряв брачного партнёра, погибшего от болезни, она утратила значительную часть прав на гнездовую территорию, и теперь вынуждена пробавляться случайной добычей на остатках своих бывших владений – сородичи не преминули воспользоваться её слабостью и значительно расширили собственные территории за её счёт. Самка орлиного ворона высматривает остатки добычи различных хищников, и её внимание привлекло поведение вакиньяна, который так неудачно претендовал на свою долю добычи Разноглазого. Проследив, куда полетела крупная птица, самка орлиного ворона добралась до края леса и вылетела в речную долину, где и обнаружила тушу косорога, на которой кормились её сородичи. Вакиньян был здесь же, но держался в стороне от туши, время от времени прохаживаясь взад-вперёд, и не пытался присоединиться к кормящимся птицам.
Самка орлиного ворона села на землю и направилась к сородичам, жадно клюющим мясо. Её появление привлекло внимание одного из молодых орлиных воронов, и он издал предупреждающий сигнал, вздыбив перья на голове. Другие птицы, увидев его поведение, прервали кормёжку и начали озираться по сторонам, пытаясь обнаружить источник его беспокойства. Они практически одновременно заметили чужую самку, пытающуюся присоединиться к ним, и встретили её так же, как первая из птиц: издавая резкие хриплые крики, они распушили перья на голове и начали наступать на неё. Он не член «банды», значит, чужак. А чужаков «банда» не любит и расценивает появление самки-одиночки как вторжение на их территорию. Взрослая самка пытается противостоять агрессивному молодняку: она раскрывает клюв и растопыривает крылья в стороны, стараясь казаться крупнее, но молодые птицы отвечают ей тем же. Их не впечатляют угрозы сородича-одиночки, поскольку они держатся тесной группой и ощущают своё численное превосходство. Самка орлиного ворона решила наступать, и ударила клювом одного из молодых членов «банды». Обиженная птица вскрикнула, и тотчас же вся «банда» набросилась на самку и стала гнать её прочь от туши косорога. Молодые птицы просто хватают и дёргают её за перья, бьют крыльями и громко кричат: они инстинктивно воздерживаются использовать мощный клюв в драке против сородича. Пользуясь численным превосходством, они оттесняют самку-одиночку от пищи и продолжают кормиться, время от времени поворачиваясь к этой самке и принимая угрожающие позы.
Молодые орлиные вороны пользуются преимуществами численного превосходства над врагом. Тем не менее, это лишь одна из многочисленных тактик выживания, которыми пользуются разные группы западных орлиных воронов. Одинокая самка орлиного ворона, которую они отогнали от добычи, на самом деле далеко не одинока – у неё есть могучий союзник, принадлежащий, правда, к другому биологическому виду. Он внимательно следит за поведением и перемещениями этой птицы, потому что знает, что она умеет очень хорошо искать пищу.
На тропе косорогов, ведущей к реке, появилось неуклюжее приземистое существо, напоминающее помесь медведя и куницы. На самом деле это потомок хорьков эпохи человека, представитель широко распространённой в Голарктике группы хищников – горный берл, или уэб. Это взрослый самец, убеждённый бродяга, всеядное существо, отдающее заметное предпочтение мясу. Его зрение не слишком хорошее, и он с трудом может разглядеть на вершинах деревьев самку орлиного ворона, заключившую с ним негласный договор о взаимопомощи. Но благодаря острому слуху горный берл способен узнать, где она находится, и следует за ней, словно привязанный. Ещё находясь в лесу, он услышал отчаянный крик самки орлиного ворона, едва различимый среди голосов других птиц этого же вида. А уже у самого края леса он почувствовал запах, источник которого, скорее всего, обнаружила его крылатая помощница. Берл встал передними лапами на упавший ствол дерева и поднял морду вверх, нюхая воздух, и ощутил совершенно явственный запах свежего мяса и крови, к которому примешивался запах птичьего помёта. Где-то неподалёку идёт пир, и огромный хищник неуклюже побежал, ориентируясь по запаху. Он вполне может рассчитывать на свою долю дарового угощения: физическая сила позволяет ему отогнать практически любого соперника. Лишь взрослый миссопехо, пожалуй, смог бы своим присутствием сдержать горного берла. Но его запаха не ощущается, поэтому горный берл не боится идти напролом.
«Банда» западных орлиных воронов клюёт мясо косорога. Время от времени птицы бросают взгляды на одинокую взрослую самку-сородича и на огромную птицу с голыми головой и шеей. Они уверены в собственных силах, поэтому ведут себя смело и свободно. И они слишком заняты обедом, чтобы глядеть по сторонам. А вот вакиньян успел заметить, что к туше подходит горный берл. Увидев его, вакиньян не стал ждать своей очереди – он её просто не дождётся. Кроме того, если он не поспешит убраться прочь, берл может поймать и съесть его самого. Вакиньян слишком крупный, чтобы взлетать мгновенно, словно мелкая птичка. Заметив приближение чудовища, он побежал по берегу реки, хлопая крыльями, сделал несколько прыжков и тяжело взлетел. Набрав высоту, он взглянул вниз и увидел, что его тревога была не напрасной. Берл действительно искал тушу косорога, а «банда» орлиных воронов поняла это слишком поздно. Зверь попросту разогнал молодых орлиных воронов рёвом и агрессивными выпадами, и подошёл к туше косорога с видом хозяина положения. Вакиньян поймал крыльями поток тёплого воздуха, поднимающегося от нагретого каменного выступа на берегу реки, и взлетел выше – искать другую добычу.
Берлу очень повезло – на костях осталось ещё немало мяса, и он начал с жадностью пожирать остатки добычи Разноглазого. «Банда» молодых орлиных воронов держится на безопасном расстоянии от него, и лишь одинокая самка орлиного ворона ходит совсем рядом и даже ухитряется красть кусочки мяса, падающие на землю, когда её могучий покровитель обедает. Берл относится к ней снисходительно: он уже привык к её присутствию. Теперь уже «банде» молодых орлиных воронов приходится лишь наблюдать с безопасного расстояния за тем, как их сородич смело кормится в присутствии чудовища.
Кости хрустят на зубах горного берла. По своей физической силе это животное сравнимо с медведем эпохи человека, но его зубы по способности дробить кости не уступают зубам гиен. Отсутствие узкой специализации позволяет горному берлу питаться самыми разнообразными видами корма: от ягод и грибов до рыбы и мяса разной степени свежести. И это помогает берлу легко выживать в том случае, если какой-то вид корма временно отсутствует. Атшехаске, напротив, сильно специализирован к охоте на крупную добычу, а сабельные клыки ограничивают выбор зверя самыми мягкими частями туши. Костный мозг добычи, мясо на грудной клетке и нижней части ног недоступны атшехаске и достаются другим плотоядным. И очень часто одним из них является горный берл. Благодаря огромной физической силе берл выломал из сустава заднюю ногу косорога и начал поедать её. Он обгрыз остатки мяса, не съеденного Разноглазым, а затем принялся за кость. Мощные зубы берла крушат бедренную кость косорога, словно тонкую веточку. Он сгрыз и разжевал головку кости вместе с хрящом, а затем разгрыз толстую кость и с удовольствием вылизал питательный костный мозг. В это время самка орлиного ворона, сопровождающая его, с удовольствием кормилась мясом, время от времени поглядывая на своих сородичей, которые, несмотря на численный перевес, теперь и близко не подходили к ней, опасаясь огромного косматого хищника.
Даже даровой еды нельзя проглотить больше, чем может позволить желудок. Поэтому берл вскоре начинает есть гораздо медленнее, прерываясь, чтобы почесаться. Наконец, он проглотил последний кусок мяса и пошёл к реке. В это время «банда» молодых орлиных воронов набросилась на еду, но зверь уже не обращал на них внимания – он наелся до отвала. Погрузив морду в воду, он начал пить большими глотками, а потом отошёл от воды и направился в сторону зарослей ивы. Он искал себе место для отдыха, и заросли ивы манили его своей тенью. Но среди зарослей он ощутил незнакомый запах – явно запах другого хищника, но не сородича и не кого-то из тех, чей запах помнил этот берл. Это чужак, и берл должен был узнать, кто это. Он поднял хвост и потёрся задом об ствол ивы, оставив на нём свой запах, а затем пошёл по следам незнакомца. Самка орлиного ворона следила за ним, сев на ветку ивы: ей вовсе не хотелось оказаться наедине с агрессивными сородичами.
Берл вернулся к туше косорога и начал обнюхивать землю вокруг неё. Он сразу же обнаружил много следов незнакомого зверя вокруг туши – пока берл был голоден, ему было всё равно, кто побывал здесь до него. Теперь же у него появился интерес к чужаку – нужно было понять, что от него можно ждать. Видя, что мохнатое чудище возвращается, «банда» орлиных воронов в панике разлетелась в стороны. Не обращая внимания на птиц, горный берл развернулся к туше задом, задрал хвост и брызнул на мясо выделениями пахучих желёз, пометив тушу своим запахом. Он вряд ли собирался возвращаться к ней ещё раз, но теперь всякий хищник, который придёт сюда, сможет ощутить его запах и понять, кто является хозяином этих земель. Возможно, к ней вернётся и незнакомый чужак – пусть и он узнает, что здесь его может встретить достойный соперник. Нюхая следы, горный берл степенным шагом направился на поиски чужака, а самка орлиного ворона взлетела с ивы и пролетела в сторону леса, чтобы отслеживать перемещения своего покровителя уже оттуда.
Разноглазый спит в кустарнике. Сытость сделал его сонливым, но, хотя его тело отдыхает, нос и уши не перестают работать. Разноглазый видит сны: его лапы подёргиваются, когда ему снится, что он преследует добычу. Но его сны – это обрывки впечатлений и воспоминаний из прошлого. Однако сейчас реальность бесцеремонно вторгается в них: его нос улавливает слабый, но достаточно различимый запах берла. Даже когда этот хищник не метит территорию, его запах нестерпим для чувствительного обоняния атшехаске. Едва рецепторы уловили его, мозг тут же пробудился, и Разноглазый поднялся на ноги. У его вида напряжённые отношения с берлами: когда Разноглазый жил в клане, эти хищники часто приходили на запах терзаемой добычи, и их удерживало от нападения лишь численное превосходство охотников клана. В одиночку атшехаске вряд ли справился бы с таким животным – при равных размерах массивный берл победит в схватке. Поэтому Разноглазый поспешил покинуть это место. Он без сожаления бросает остатки туши косорога: вряд ли на ней осталось хоть что-нибудь, что Разноглазому позволят съесть сабельные клыки. Кроме того, если рядом бродит берл, это означает, что он или уже нашёл добычу Разноглазого, или сделает это в ближайшее время. Но в любом случае, встречаться с берлом, а тем более сражаться с ним за остатки добычи бессмысленно – он значительно сильнее, хотя проигрывает в проворстве. Кроме того, Разноглазый – чужак на этой территории: у него нет ни постоянного укрытия, ни сородичей. Поэтому он предпочитает вести себя осторожнее и держаться подальше от таких опасных соседей.
Разноглазый уходит в лес. Эта местность ему незнакома, поэтому по пути он изучает запахи и запоминает характерные особенности леса и берега реки. Если ему придётся здесь жить, эти знания будут ему полезны. Но самая главная задача на настоящий момент – найти сородичей. Их общество и минимальная поддержка позволят Разноглазому легче пережить перемены, столь внезапно наступившие в его жизни. Пока же каждый день его жизни превращается в борьбу за существование.
На следующий день Разноглазый не ощущал острого голода, и мог позволить себе полакомиться мясом случайно добытого кролика. Хищник не оставил от него практически ничего – лишь голову и несколько обрывков шкуры. Путешествуя по долине, Разноглазый искал следы травоядных, и вскоре обнаружил, что его соседями являются несколько стад косорогов и багутсу. Он старался держаться скрытно, но всё равно однажды ему пришлось убегать от огромного самца багутсу, которого насторожил голос венценосной сойки, выдавшей прячущегося Разноглазого. Пока Разноглазый один, ему вряд ли удастся добыть багутсу: эти травоядные слишком опасны, и легко могут разорвать его своими острыми бивнями. Но зато на следующий день после этого неприятного происшествия Разноглазому удалось убить взрослого косорога. Звери не заметили, как он приблизился к стаду, и вскоре одному из них пришлось расплатиться за неосторожность сородичей, волоча по траве собственные внутренности и истекая кровью.
Разноглазый постепенно совершенствует своё охотничье мастерство. Раньше решающий удар добыче наносил его отец, но теперь Разноглазому приходится всё делать самому. Он постепенно начал охотиться скорее как кошка, чем как псовое: подбирался как можно ближе к добыче, чтобы не участвовать в долгой и изматывающей гонке. Но убивает он по-прежнему как собака: рвёт мягкие ткани жертвы и ждёт, пока та не погибнет от потери крови.
С наслаждением обнюхав траву, облитую кровью косорога, Разноглазый подошёл к своей добыче. К этому моменту косорог уже успел умереть, и его глаз неподвижно таращился в кроны деревьев. Из живота, распоротого клыками Разноглазого, тянулись длинные петли кишок. Удар был нанесён стремительно и точно: Разноглазому пока не приходилось попадать под удар копыт этого животного. Если бы это случилось, он с трудом смог бы охотиться в течение многих дней, пока не заживут раны. В худшем случае он мог бы быть обречён на долгую и мучительную смерть от голода. Но пока судьба была благосклонна к Разноглазому, как и в этот раз. Он начал с наслаждением терзать тушу косорога, откусывая большие куски ещё тёплого и мягкого мяса. Ощущение усталости переплеталось с наслаждением – полный желудок действует на него умиротворяющее. Каждый проглоченный кусок мяса делает Разноглазого всё более медлительным и ленивым. Вокруг него постепенно собираются мелкие падальщики, желающие получить свою долю добычи – небольшая лисица и какие-то птицы, шуршащие листвой в кроне дерева и время от времени бросающие жадные взгляды на тушу. Но вид огромного атшехаске, терзающего тушу, останавливал их и заставлял держаться подальше, ожидая своей очереди. Лишь мухи кружатся над раздираемой плотью и садятся на окровавленную морду Разноглазого, заставляя его время от времени фыркать и трясти головой. Мелкие певчие птицы, не боясь Разноглазого, стрелой проносятся в воздухе, схватывая мух и сверкая яркими пятнами на оперении в лучах света, проникающего сквозь полог леса.
Хлопанье больших крыльев в кроне дерева заставило Разноглазого прерваться и взглянуть вверх. Он узнал силуэт огромной птицы с большим клювом – это был западный орлиный ворон. Появление этой птицы было для него ничем не примечательным событием, поэтому Разноглазый вновь вернулся к еде. Но, когда он оторвал очередной кусок мяса, его нос едва не обожгло резким неприятным запахом. Обернувшись, ещё держа кусок мяса в зубах, Разноглазый увидел, как к туше косорога уверенным шагом направляется крупный горный берл – приземистое косматое чудище, с которым Разноглазый вряд ли смог бы совладать в одиночку. Но он всё равно проглотил мясо, оскалил зубы и зарычал.
На берла демонстрация Разноглазого не произвела никакого впечатления. Он демонстративно подошёл к туше косорога и испустил мускусную вонь, от которой у Разноглазого заболело в носу. В отчаянной попытке отстоять добычу Разноглазый зарычал и широко разинул пасть, показывая берлу свои клыки. В ответ массивный хищник поднялся на задние лапы, демонстрируя свой огромный размер, прошёл в такой позе несколько шагов, заставляя Разноглазого отступить, и опустился передними ногами прямо на тушу косорога. Лапы Разноглазого почувствовали, насколько велик был вес чудовища: туша дёрнулась так, словно косорог был ещё жив и сопротивлялся. Берл полез на него, шагая прямо по туше, и Разноглазому пришлось пятиться, скаля зубы и рыча. Силы явно неравны, и этот бой Разноглазый проиграл, даже не начав его. Он одинок, и ему не от кого ждать поддержки. Будь рядом с ним другие члены клана Пятнистых, этот берл не стал бы вести себя так нагло: он просто бродил бы неподалёку, ожидая, пока клан атшехаске закончит поедать добычу. Но сейчас Разноглазый может рассчитывать лишь на собственные силы, которых не хватит, чтобы вступить в открытый бой с этим чудовищем. Самое лучшее, что он может сделать – уйти. Тогда он избежит ранений и сохранит способность охотиться. Много раз бывало, что один хищник отнимал добычу у другого, и этот случай не является чем-то удивительным. К тому же Разноглазому всё же удалось поесть, поэтому такая потеря не причинит ему вреда.
Развернувшись, Разноглазый побрёл в лес. Не обращая на него внимания, берл оставил на траве несколько пахучих меток, присев и потёршись об неё задом. Острый запах, распространившийся в воздухе, сразу даст понять всем окрестным хищникам, кто является хозяином положения, и предупредит их, что посягать на трофей берла смертельно опасно. Самка орлиного ворона дождалась, пока атшехаске скрылся в кустарниках, и слетела к туше косорога. Эта умная птица уже научилась правильно вести себя в присутствии берла, поэтому она просто ходит около добычи и ждёт, пока насытится его покровитель. Берл с удовольствием пирует: эта туша косорога досталась ему практически даром. Он отрывает большие куски мяса и глотает их, почти не жуя. Когти берла легко сдирают шкуру косорога, и хищник обдирает с рёбер полосы мяса. Самка орлиного ворона терпеливо ожидает своей очереди кормиться, но, когда берл в очередной раз проглотил кусок мяса и ждал, пока он попадёт в желудок, смогла осторожно урвать себе кусок. Она тут же отбежала в сторону, сжимая в клюве свой трофей, и начала раздирать его, прижав лапой к земле. Берл лишь безучастно посмотрел на неё и продолжил есть.
В это время Разноглазый рысцой уходит в лес. Два таких крупных хищника не могут сосуществовать на одной территории, поэтому он предпочитает держаться подальше от этого зверя. Однако он не знает, что у него с недавнего времени начались серьёзные проблемы. Берл туго соображает, но у него хватило ума связать присутствие Разноглазого с наличием добычи, поэтому он хорошо запомнил странный запах этого нового в долине зверя. Наевшись до отвала, горный берл забрался в кусты на краю леса и заснул. Он знает, что сделает, когда проснётся: он просто пойдёт по следу этого нового зверя, и в конце следа рано или поздно обнаружит новую добычу. Берл не обладает человеческими эмоциями, поэтому не смог бы похвалить самого себя за хитрость. Просто удачное совпадение обстоятельств закрепилось в его мозгу, и было подкреплено пищей.
Благодаря острому обонянию берл легко берёт даже старый след: ему ничего не стоит отыскать Разноглазого по следам двухдневной давности. Массивный медлительный хищник начинает постоянно преследовать Разноглазого, словно играя с ним в «кошки-мышки». Только ставкой в этой игре стала сама жизнь Разноглазого. Берл постепенно смелеет, убедившись в своём превосходстве над этим пятнистым хищником. Первое время он просто подбирал добычу, и Разноглазый успевал хоть как-то утолить голод. Но затем он начал отгонять Разноглазого от добычи почти сразу, пока тот был уставшим после успешной охоты. Порой туша добычи даже не успела остыть, когда берл вгрызался в неё. Разноглазый приметил спутника этого чудовища – одинокую самку орлиного ворона. Благодаря превосходству в уме он быстро научился сопоставлять силуэт этой птицы в кроне дерева со скорым появлением своего врага, поэтому научился избегать непосредственных встреч с берлом. Лишь изредка, уходя от добычи, ему удавалось мельком увидеть где-то среди кустарника силуэт приземистого мохнатого зверя.
Жизнь в новой долине вначале показалась Разноглазому прекрасной, но теперь из-за этого неутомимого преследователя она превратилась в настоящий кошмар. Чтобы выжить, он должен уходить, а охота слишком замедляет его путь. Он должен любыми способами оторваться от горного берла, чтобы тот потерял его след. Гонимый опасением за собственную жизнь, Разноглазый просто перестаёт охотиться и уходит в никуда. В его скитаниях по долине нет определённой цели: им движет лишь желание уйти от чудовища, которое стало его навязчивым кошмаром. Порой даже во сне ему является этот ужасный зверь, и Разноглазый просыпается и с опаской нюхает воздух, чтобы убедиться, что не ощущает тошнотворный запах горного берла. Так прошло несколько дней: Разноглазый просто шёл вперёд, блуждая по долине и путая следы, пробавляясь случайной мелкой добычей вроде грызунов и ящериц. Пока у него ещё есть силы для охоты, но внутренние запасы жира начинают истощаться. Это первые признаки опасности для хищника – если он исхудает, мышцы потеряют силу, и он уже не сможет охотиться. Но он должен попробовать оторваться от нахлебника, иначе охота станет для него такой же тратой сил, а вся его добыча всё равно будет доставаться чужаку.
В течение нескольких дней Разноглазый сумел пересечь долину и добрался до её края. Местность была похожа на территорию, которую он знал, пока жил в клане: край долины поднимался вверх, и широколиственный лес постепенно сменялся холодостойкими лиственными деревьями, выше которых располагался пояс хвойных лесов. Но сейчас Разноглазый ощущает усталость после нескольких дней гонки с берлом: он слишком слаб, чтобы преодолеть горный хребет. Ему нужна пища, и желательно – обильная и добытая с наименьшими усилиями. Он сам не может увидеть её, но он знает, кто может это сделать.
Разноглазый начал смотреть в небо, прищурив чувствительный к солнцу правый глаз. Он знал, что ищет: силуэт большой птицы с широкими крыльями. Вакиньяны, разыскивая чужую добычу, своим поведением невольно указывают путь к ней, и наземные хищники часто пользуются этим. Сейчас настала очередь Разноглазого влиться в ряды любителей лёгкой добычи. Но в небе не видно силуэта вакиньяна. Вместо него ему удалось увидеть нечто иное: над его головой пролетел крупный западный орлиный ворон. Помня о своих встречах с берлом и его пернатым спутником, Разноглазый вздрогнул, готовый броситься вперёд и бежать, но следом за этой птицей пролетела вторая. Это сражу же успокоило одинокого атшехаске, и он проследил взглядом, куда направлялись эти птицы.
Пара западных орлиных воронов летела к крутому горному склону. Разноглазый вначале не понял, что привлекло внимание этих птиц, но затем присмотрелся и увидел, что некоторые участки склона словно шевелятся. Он бросился за парой воронов – Разноглазому была знакома эта дичь.
Пернатые хищники издалека увидели нескольких жемчужнорогих оленей, пасущихся на горном склоне. Эти некрупные травоядные держатся семейной группой, которую возглавляет взрослый самец с ещё не полностью сформировавшимися «бархатными» рогами. К осени его небольшие, но прочные рога лишатся кожного покрова, и тогда станут видны многочисленные костяные наросты размером от горошины до фасоли – те самые «жемчужины», что придают необычный вид рогам этого зверя. Кроме него, в стаде есть несколько безрогих самок и их детёныши, родившиеся в этом году и уже успевшие подрасти. Серая шерсть делает их почти незаметными на фоне голых скал, поэтому снизу Разноглазому едва удаётся разглядеть их: он видит главным образом белые волосы, растущие на нижней части хвоста у этих зверей. Копыта с острыми краями позволяют этим оленям ловко двигаться по очень крутым склонам и находить опору на крохотных «пятачках» скалы, где едва умещаются все четыре копыта животного. На почти отвесных горных склонах эти олени недосягаемы для Разноглазого, но представляют хорошую цель для западных орлиных воронов: здесь негде спрятаться, и птицы в открытую атакуют оленей, надеясь сбить хотя бы одного из зверей.
Разноглазый видит, как орлиные вороны летают у самой скалы, а олени, едва различимые снизу, прижимаются к камням, стараясь не попасть под удар крыльев или клюва этих птиц. Они стоят на небольших уступах – кажется, если они сделают хоть шаг, то упадут со скалы сами. Тем не менее, жемчужнорогие олени держатся на скале так же уверенно, как горные козлы эпохи человека. Пережидая налёт птиц, они стоят, прижимаясь к каменной стене, а когда вороны взлетают, готовясь к очередному нападению, звери бегут по склону, цепляясь краями копыт за небольшие неровности скалы – они надеются добраться до безопасного места среди камней, где эти птицы им не страшны. Орлиные вороны, напротив, пытаются удержать их на открытом месте, где на них удобнее нападать: они налетают на зверей, старающихся спастись, громко кричат и хлопают крыльями. Несколько зверей стоят на небольшом уступе, тесно прижавшись друг к другу: детёныши забрались под животы самок, чтобы не занимать лишнее место на маленькой каменной площадке. Орлиные вороны пытаются напасть на них: птицы вдвоём резко налетели на оленей, но одна из самок издала громкий предупреждающий крик и выставила вперёд одну из передних ног, готовая ударить птицу копытом. Ворон взмахнул крыльями и снова взлетел. А одна из самок бросилась вперёд и поскакала по очень узкому скальному карнизу. Детёныш бросился за матерью, и оба зверя на несколько секунд оказались в очень уязвимом положении. Вороны также увидели это, и всё их внимание сосредоточилось на этой паре. Один из воронов стал нападать на самих оленей, а другой в это время просто мешал им двигаться вперёд, постоянно пролетая перед головой самки. После нескольких неудачных попыток он сел прямо на скальный карниз, которым хотела воспользоваться самка оленя, и начал боком подбираться к ней, крича и щёлкая клювом. Вторая птица из пары в это время налетала на самку, стараясь нанести ей удар крыльями. Детёныш почти догнал эту самку, и у неё уже не было пути назад. С одного бока у неё была скальная стена, с другого – обрыв высотой несколько десятков метров. Впереди на её пути сидела крупная хищная птица, а сверху и сбоку нападала другая. Положение оленя оказалось практически безвыходным, и пара орлиных воронов удвоила усилия, пытаясь сбросить эту самку вниз. Один раз самка оленя с риском для жизни встала на задние ноги и подняла передние ноги, отражая нападение одного из воронов. Не долетев до неё, орлиный ворон свернул в сторону и снова взлетел, а вторая птица в это время сделала несколько шагов по карнизу навстречу самке оленя. Атакующий с воздуха ворон сделал ложный выпад, заставляя самку оленя издать предупреждающий крик и вжаться в небольшое углубление в поверхности скалы. Он взлетел вверх, а в это время вторая птица внезапно взлетела, схватила самку оленя за ухо и дёрнула. Этого было достаточно для того, чтобы животное сделало неверный шаг. Одно копыто соскользнуло с каменного карниза, самка оленя потеряла равновесие и полетела вниз с многометровой высоты. Глухой удар где-то внизу возвестил о том, что обед для хищников готов. Пара орлиных воронов тут же оставила стадо в покое и слетела вниз. Разноглазый, наблюдавший за их охотой, бросился вверх по склону. Он ориентировался по голосам орлиных воронов, клюющих добычу. Фактически, в этот момент он уподобился своему гонителю – горному берлу, который так же следил за чужими успехами в охоте и охотно пользовался добычей, которую отнимал по праву сильного. Но зверям чужды этические проблемы, а голод даёт о себе знать, поэтому, когда подвернулся удобный случай, Разноглазый тоже позволил себе отобрать чужую добычу. Он быстро нашёл место, куда свалился олень, и с жадностью и наслаждением вонзил зубы в добычу, несмотря на протестующие крики орлиных воронов. Птицы попытались отбить свой трофей: самка орлиного ворона клюнула Разноглазого в кончик хвоста. В ответ на это он просто громко рявкнул, не прекращая есть. Разноглазый объедал тушу оленя, пока на ней оставались куски мяса, которые ему позволяли оторвать от костей сабельные клыки. Быстро съев заднюю часть туши, брюшину и внутренности, Разноглазый, наконец, уступил протестующим орлиным воронам остатки их законной добычи, и побрёл прочь, ощущая удовольствие от сытости. Он не чувствовал запаха своего косматого преследователя, и теперь единственное, что ему было нужно – найти удобное укрытие, где можно поспать несколько часов.
Удача далеко не всегда оказывается на стороне хищника. После успешного ограбления пары орлиных воронов у Разноглазого началась полоса неудач. Несколько дней подряд охота была крайне неудачной: голос венценосной сойки пугал травоядных, или же они сами успевали вовремя заметить появление хищника и спасались бегством. А один раз самому Разноглазому едва удалось спастись от целого стада багутсу: разъярённые взрослые самцы бросились за ним, и из охотника он едва не превратился в жертву. Неудачи на охоте изрядно подточили силы хищника, и Разноглазый ощущает сильный голод. Конечно, он ловит мелких грызунов и рептилий, и порой разоряет птичьи гнёзда. Молодые агуны сиу к этому времени уже подросли, и неуклюжему хищнику, привыкшему охотиться на крупных зверей, не удаётся их поймать. Когда голод становится совершенно нестерпимым, Разноглазый пробует жевать траву и поедает ягоды, созревающие в лесу. Атшехаске относится к узкоспециализированным хищникам, хотя время от времени ему также нужна пища растительного происхождения: с ней он получает необходимые для здоровья витамины и минеральные вещества. Но в его положении растительная пища – это ещё и способ заглушить боль в желудке.
Разноглазый пробует найти пищу в лиственном лесу, растущем на дне долины, по берегам реки. Охота в хвойных лесах на склоне гор была неудачной, а жемчужнорогие олени, карабкающиеся по почти отвесным скалам, словно в насмешку оставались у него на виду, но добраться до них голодному хищнику не представлялось возможным. Поэтому, собрав остатки сил, Разноглазый спустился в долину, где ожидал встретить подходящую добычу. Он бродит по лесу, разыскивая следы крупных животных. Чувствительный нос подсказывает ему, где среди травы проходят дорожки следов, кто их оставил и насколько часто пользуется ими. Не видя самих обитателей леса, Разноглазый вполне представляет себе, кого он может встретить и какими опасностями может грозить эта встреча. Обнюхивая заросли трав в подлеске, Разноглазый ощутил приятный сладковатый запах. Оглядевшись в поисках его источника, Разноглазый увидел заросли невысоких травянистых растений с лопастными листьями и стеблями, покрытыми жёсткими тонкими волосками. На кончиках стеблей растут кисти крупных цветков с белыми лепестками, а некоторые стебли уже согнулись под тяжестью созревающих ягод – оранжево-жёлтых, напоминающих малину, но состоящих из меньшего числа крупных костянок. Разноглазому эти растения хорошо знакомы: ещё в детстве, наблюдая за взрослыми членами клана, он видел, как они охотно обрывали эти ягоды и глотали их. Он и сам делал это, но мясо тогда казалось вкуснее. Однако теперь ситуация несколько иная: он не добыл себе почти ничего съедобного. Дойдя до зарослей этих растений, Разноглазый осторожно сорвал губами несколько ягод, и их приятный аромат напомнил ему о временах детства. Раздавив их языком, он ощутил приятный кисловатый вкус. Они вполне съедобны; с жадностью проглотив их, Разноглазый ищет ещё. Если нет мяса, такая еда как-то помогает пережить трудное время. Но зимой, когда растительная пища недоступна, он не смог бы выжить без привычной пищи. Возможно, саблезубый хищник, лакомящийся ягодами, выглядит со стороны довольно странно, но такая пища действительно помогла Разноглазому: боль в желудке стала тише, и зверь почувствовал себя гораздо лучше. Но для этого хищника растительная пища – не спасение, а лишь временная передышка. Для того, чтобы оставаться сильным, ему нужно мясо, а его ещё надо постараться добыть.
Хлопанье больших крыльев на противоположном берегу небольшой реки, текущей по долине, заставило Разноглазого прервать своё занятие. Взглянув вверх, он увидел, как над деревьями летает крупный орлиный ворон. Один, без пары. Впрочем, Разноглазый уже вспомнил, кто именно охотится в паре с этой одиночной птицей. Вглядевшись в заросли на том берегу реки, Разноглазый увидел мелькающую среди деревьев фигуру коренастого медведеобразного зверя. Берл до сих пор преследует его.
Ветер дует в сторону берла, и он наверняка давно различил запах Разноглазого, потому что уверенно выбрался из зарослей и вошёл в воду, направляясь в его сторону. Разноглазый отнюдь не жаждет встречи с этим зверем, поэтому бросился в чащу, надеясь оставить позади это чудовище и хоть как-то запутать следы. Он уходит всё дальше в лес, надеясь, что медлительный берл вскоре отстанет. Разноглазый решил сделать несколько петель и двойных следов, чтобы заставить глупого, но упрямого преследователя ходить кругами. У Разноглазого ещё не очень богатый жизненный опыт, и многие вещи ему приходится постигать самостоятельно. Только на совершенствование навыков практически не остаётся времени – зверю приходится добывать пищу самостоятельно. Поэтому Разноглазому приходится учиться буквально на ходу, обращая в свою пользу особенности окружающей местности. Но атшехаске – зверь более грацильного сложения, чем берл, и ему труднее двигаться по густо заросшему лесу и среди поваленных деревьев, тогда как его преследователь не испытывает особых трудностей на таких участках местности. Единственное, что может сделать Разноглазый – выиграть у медлительного берла в скорости, или же применить хитрость.
Слабый порыв ветра достиг ноздрей Разноглазого, и зверь с удовольствием вдохнул запах, который он принёс. Это вожделенный запах мяса – не ящерицы или мыши, а гораздо более крупного животного. Запах очень хорошо знаком Разноглазому: так может пахнуть только мясо багутсу. Возможно, ему удастся даже поесть. Поэтому Разноглазый стал нюхать воздух, определяя, откуда доносится этот приятный запах. Руководствуясь обонянием, он идёт через лес, отклоняясь то в одну, то в другую сторону. Петляя, он достаточно точно определяет направление, в котором находится источник запаха. Попутно Разноглазый ощущает и другие запахи – в основном запах страха багутсу, который исходит от довольно свежего навоза этого зверя. Разноглазому удалось найти несколько свежих, но остывших лепёшек навоза, а также следы мочи зверей. Судя по всему, здесь совсем недавно паслось целое стадо багутсу, но их кто-то напугал. Между тем запах мяса и крови становится всё сильнее, и вскоре Разноглазый нашёл его источник: среди деревьев лежит растерзанная туша багутсу.
Эта находка, несмотря на свою заманчивость, может оказаться опасной: не исключено, что удачливый охотник отдыхает где-то рядом, и Разноглазый может жестоко поплатиться за свою неосторожность. Поэтому он не сразу подходит к туше, а вначале обходит окрестности, принюхиваясь. Почти сразу же Разноглазый учуял очень характерный, слабый, но инстинктивно ненавистный запах: здесь охотился миссопехо. Всё пережитое в последние дни сразу встало на свои места: Разноглазому не встречались сородичи лишь потому, что этой территорией владеет природный конкурент его вида – крупная саблезубая кошка. Вот, кто является истинным хозяином этих обширных охотничьих угодий, поэтому оставаться здесь для Разноглазого смертельно опасно. Однако запах хищника уже не такой свежий – его явно нет поблизости. Поэтому Разноглазый решился подойти к его добыче.
Миссопехо убил взрослого самца багутсу. Для Разноглазого такой успех в охоте был бы немыслимым – это травоядное даже в одиночку обладает чудовищной силой. Разноглазый вспомнил, как один такой самец гнал его по лесу несколько дней назад. Туша растерзана очень характерным образом – у неё глубокие рваные раны поперёк шеи, а на земле под ними видно пятно свернувшейся сгустками крови. На боковой стороне головы тянутся несколько параллельных шрамов, и ещё на туше есть шрамы на плече. Очевидно, миссопехо повалил зверя, ударив его лапами в голову и в плечо, а затем разорвал клыками шею жертвы. Бок туши тоже разорван: охотник был голоден, и съел несколько кусков мяса, прежде чем по какой-то причине покинул тушу. Ещё раз понюхав воздух, Разноглазый начал с жадностью поедать мясо. Он не ел уже достаточно давно, поэтому его совершенно не беспокоит то, что его может настичь берл, идущий следом. Не он добыл этого зверя, поэтому, если будет нужно, он без сожаления бросит найденную тушу на растерзание берлу. Но до этого момента, пока есть возможность, он должен успеть съесть как можно больше мяса. И Разноглазый вгрызся в мясо багутсу, которое не успело окоченеть, а внутри было даже ещё чуть тёплым.
Разноглазый рвал мясо кусок за куском и тут же жадно глотал. Он не знает, когда и кто придёт сюда раньше: хозяин туши или горный берл. Впрочем, очевидно, что берл уже недалеко: Разноглазому удалось разглядеть среди крон деревьев силуэт одинокого орлиного ворона. Скорее всего, это спутница берла, и вскоре он сам придёт сюда. Но это будет уже не важно: Разноглазый успел съесть достаточно мяса, чтобы не чувствовать себя голодным ни сегодня, ни даже завтра. Но обстоятельства развиваются несколько иначе, чем он может себе представить. Острый слух Разноглазого улавливает тихий, едва различимый шум шагов: по лесной подстилке и траве ступают мягкие лапы крупного зверя. Обычно при ходьбе крупного хищника слышно, как его когти случайно скребут по корням деревьев и камням. Но эти шаги очень тихие – так может ходить только кошка. Очень большая кошка. Разноглазый перестал есть и стал тревожно оглядываться по сторонам. Ему очень не хотелось бы встречаться лицом к лицу с этим хищником.
Около часа назад крупная взрослая самка миссопехо убила багутсу. Съев немного мяса, чтобы восстановить силы, потраченные на охоту, она покинула добычу и направилась в лесную чащу. В толстом стволе огромного тополя, выгнившем изнутри, у неё было устроено гнездо, и в нём свою мать ждал детёныш, родившийся рано весной. Точнее, детёнышей было трое, но, когда они начали покидать гнездо и знакомиться с окружающим миром, одного из них укусила змея, и он умер. А второго детёныша самка не смогла спасти от нападения горного берла, который отыскал её гнездо, пока она была на охоте. И теперь вся её родительская любови и забота, а также вся добытая пища достаётся только одному детёнышу. С точки зрения его выживания это стечение обстоятельств очень благоприятно: детёныш быстро растёт, не испытывая недостатка в пище. Он останется с матерью до следующего года и научится многому из того, что умеет она. Он уже достаточно подвижен и очень любознателен, но пока ещё по-детски неуклюж, с крупными лапами и большой головой. Ему ещё рано охотиться, но он каждый раз с любопытством обнюхивает и осматривает туши убитых матерью животных, прежде чем начать есть. Так он запоминает запах и внешний вид добычи.
Самка миссопехо ведёт детёныша к туше багутсу. Она сама не боится практически никого из лесных обитателей: лишь гигантский лесной дикобраз может представлять для неё определённую опасность, но это не мешает ей охотиться на таких зверей при удобном случае. Но когда рядом с ней находится детёныш, она невольно ведёт себя значительно осторожнее, присматриваясь к окружающему миру и анализируя запахи воздуха и почвы. Тропа, ведущая к месту охоты, хорошо знакома ей: самка идёт по собственным следам, и детёнышу приходится спешить, чтобы успеть за ней. Он скачет следом за матерью неуклюжим галопом… и неожиданно врезается в её заднюю ногу и валится на землю. Перевернувшись и встав на лапы, детёныш собрался следовать за матерью, но увидел, что она не движется с места. Всё тело самки миссопехо напряжено, когти вонзились в лесную подстилку, короткий хвост бешено дёргается из стороны в сторону, а из глубины глотки доносится басовитое гудение. Детёныш взглянул на её морду. Взгляд матери словно остекленел: она смотрит вперёд, не обращая внимания на него. Посмотрев в ту же сторону, детёныш миссопехо увидел, из-за чего его мать так себя ведёт: среди деревьев лежит туша багутсу, а над ней стоит и жадно рвёт мясо странный зверь, которого ему ещё не приходилось видеть. Этот зверь похож на его маму, но выглядит как уродливая карикатура на миссопехо. У него тоже есть большие клыки, но его морда более вытянута. Шкура незнакомого зверя покрыта множеством пятен и имеет более тёмную окраску, чем у миссопехо. А ещё у него более длинные передние лапы, а хвост просто огромный – не такой, как у миссопехо. И ещё этот незнакомец сильно пахнет. Миссопехо охотится из засады, скрывая своё присутствие, поэтому пахнет очень слабо. А от этого зверя исходит странный незнакомый запах – острый и неприятный запах представителей семейства псовых. Мать двинулась вперёд, и у неё под лапами зашелестели листья. Зверь тут же прекратил есть и поднял голову. Тогда детёныш миссопехо увидел, что у этого чужака на правой половине головы находится большое белое пятно.
Наслаждаясь сытным даровым обедом, Разноглазый утратил контроль над окружающей обстановкой. Мясо багутсу, свежее и даже чуть тёплое, заставляло его пасть исходить слюной. Он в упоении рвал мясо и глотал его, и даже появление самки орлиного ворона не остановило его. Мясо кусок за куском отправлялось в его желудок. Если появится берл, Разноглазый просто уйдёт – у него будет много времени спутать следы, когда берл закончит пожирать мясо. Но он не учёл иного стечения обстоятельств: первым к туше вышел её законный хозяин. Шорох лесной подстилки вернул Разноглазого в реальный мир. Среди лесного многоголосия тихий шорох подобен грому с ясного неба: это практически всегда означает появление того, кто не спешит выдавать своё присутствие. Подняв голову и оглядевшись, Разноглазый увидел, что из тени деревьев на него смотрит крупная самка миссопехо, а к её лапам испуганно жмётся детёныш, не сводящий взгляда с Разноглазого. Это худший вариант развития событий: мать с детёнышем может быть смертельно опасна. Она явно оценивает его силы, но он сам понимает, что не выдержит драку с ней. Тем не менее, нужно попробовать предотвратить это нападение. Глядя в глаза самке миссопехо, Разноглазый оскалил зубы и зарычал, держа хвост поднятым. Возможно, ему удастся хотя бы как-то оттянуть нападение миссопехо, или просто уйти. И он помнит, что по его следам сюда движется другое опасное существо – горный берл. Орлиный ворон в это время с любопытством следит с дерева за встречей двух крупных хищников. Птица не улетает, и это означает, что её покровитель должен скоро появиться здесь.
В этот момент в мозгу Разноглазого вспыхнуло воспоминание из детства, когда он был ещё щенком. На окраине леса он обнаружил спрятавшегося в траве зайца и погнал его. Для Разноглазого это была всего лишь игра, обучение охоте – в тот момент его клыки едва торчали из закрытого рта. И он не понимал, что травоядные звери воспринимают его игру как настоящую опасность. Заяц несколько раз бегал от куста к кусту, но Разноглазый всякий раз находил его и заставлял спасаться бегством. Но потом заяц побежал в сторону от кустов, и Разноглазый, движимый азартом, помчался следом. Он настолько увлёкся погоней, что не замечал ничего вокруг себя: для него существовал лишь этот заяц, которого он гнал. Лишь грозный утробный рёв вернул его к реальности. Оказалось, заяц искал спасения вблизи стада багутсу. Он помчался в сторону нескольких детёнышей багутсу, играющих рядом с взрослыми, а Разноглазый опрометчиво бросился следом за ним. Пусть он был ещё щенком, но его запах был запахом хищника, и багутсу восприняли его появление как самое настоящее нападение. Сразу несколько самок с детёнышами начали тревожно реветь, а одна из самок набросилась на него, и Разноглазому пришлось спасаться бегством. Огромная самка багутсу гнала его до самого леса, и лишь появление его матери, Белоплечей, заставило её отступить и вернуться обратно в стадо. Хищник из преследователя легко может стать преследуемым – такой урок усвоил для себя тогда Разноглазый. И сейчас, когда он находился между берлом и самкой миссопехо, этот урок вспомнился ему. Разноглазый поднял заднюю лапу и помочился на тушу багутсу. В ответ огромная кошка рявкнула и бросилась в его сторону. Миссопехо бегает быстро, но недолго. Разноглазый находился на достаточной дистанции от этого хищника, и у него была возможность спастись бегством. Но он сделал нечто иное: Разноглазый побежал по собственным следам в обратную сторону, увлекая за собой саблезубую кошку. Он мчался со всех ног, стараясь не подпускать самку миссопехо слишком близко к себе. За спиной он слышал рычание кошки: если он споткнётся, самка миссопехо уже не даст ему подняться на ноги. Но среди кустарника Разноглазый заметил неуклюжую коренастую фигуру: его прежний преследователь не изменил своим привычкам. Почти бессознательно Разноглазый рванулся в сторону берла и побежал прямо на него. Глуповатый хищник увидел, как прямо на него мчится крупный пятнистый зверь, и его реакция была моментальной: он воспринял появление Разноглазого как нападение и принял защитную позу. Берл неуклюже поднялся на задние лапы и зарычал, готовый вступить в схватку, но Разноглазый в последний момент свернул в сторону и пробежал мимо опешившего берла. Мозги у этого сильного хищника работают туго, и он не сразу понял, что происходит. А потом в грудь берлу врезалось огромное тело самки миссопехо, и беспощадные когти крупной кошки вонзились в его тело. Разноглазый перешёл с бега на шаг, когда услышал где-то за спиной рычание на два голоса: низкое утробное рычание берла и визгливый голос самки миссопехо. Похоже, теперь Разноглазый не интересует никого из них, и он может спокойно покинуть опасное место. Ему сильно повезло: хитрость остановила берла, и этот хищник теперь занят дракой с миссопехо. Возможно, после такой суровой встряски он потеряет интерес к преследованию Разноглазого.
Избавившись от своего преследователя, Разноглазый всё равно находится в незавидном положении: территория, которая на первый взгляд показалась пригодной для жизни, на самом деле никогда не станет его собственностью, потому что принадлежит самке миссопехо. Вполне возможно, тысячи лет назад она принадлежала какому-то из кланов его сородичей. Вид, к которому относится Разноглазый, обитает в разных частях Северной Америки, но повсюду его численность ничтожно мала. Виной тому стал миссопехо – пришлый вид, когда-то обитавший исключительно в холодных северных широтах. Плотные популяции атшехаске просто не допускали расселение этого вида на юг, и два близких по экологии вида могли сравнительно успешно сосуществовать. Но в дальнейшем обстоятельства изменились: много веков назад среди атшехаске свирепствовала заразная болезнь, уничтожившая многие популяции вида. Это нарушило равновесие в сосуществовании двух видов, и саблезубые кошки начали расселяться на юг, усугубляя бедственное положение вида атшехаске. Ареал этих хищников в скором времени оказался разделённым на изолированные популяции, а процветающий в новых условиях вид миссопехо теснил их, буквально удушая популяции атшехаске одну за другой и обрекая разрозненные кланы вида на деградацию и неизбежное вымирание. При этом численность дичи всё равно остаётся примерно одинаковой, просто меняется верховный хищник экосистемы.
Разноглазому приходится покинуть долину, которая до этого дня казалась ему подходящим местом для жизни. Здесь много дичи, но эта территория принадлежит миссопехо. Поэтому здесь вряд ли могут проживать его сородичи, и существует постоянная опасность встречи с хозяином территории, не сулящая ничего хорошего. Поэтому Разноглазый продолжает двигаться на юг. На краю долины река течёт через узкое ущелье – это место является своего рода естественной границей владений миссопехо, и здесь Разноглазому встретилась метка этого зверя: на стволе дерева кора сорвана длинной полосой сверху вниз, и ощущается старый, но отчётливый запах мочи миссопехо. Эта метка призвана показать остальным хищникам, кто является хозяином этих мест, но Разноглазый просто оставляет на стволе дерева свою мочу и уходит.
Ему трудно шагать по каменистой почве ущелья – лапы атшехаске больше привыкли к мягкой земле горных долин. Камни шатаются у него под лапами, а река, стиснутая каменными стенами, превращается в бурный поток. Если Разноглазый потеряет равновесие и упадёт в воду, река вынесет его обратно в долину, которую он покидает. Но будет ли он жив – неизвестно: в русле лежат крупные камни, и он может просто разбиться об них. На каменных стенах ущелья не растут деревья – лишь травы укореняются в трещинах камней, где накапливается небольшое количество почвы. Тем не менее, ущелье обитаемо: над головой Разноглазого пролетают мелкие птицы, а по почти отвесным каменным стенам ловко лазают ящерицы.
Откуда-то сверху послышался громкий вопль, напоминающий овечье блеяние. Разноглазый вздрогнул от неожиданности и посмотрел вверх. Он с трудом разглядел высоко на каменном карнизе фигуру массивного коротконогого оленя. Жемчужнорогие олени – типичные обитатели таких мест. Они не любят леса, но прекрасно чувствуют себя на таких горных склонах, где враг не сможет подобраться к ним незаметно. Олень следил за Разноглазым, время от времени оповещая сородичей криком. Стук копыт и неясные движения на скалах в высоте указывали на присутствие других зверей этого вида, но многие из них прятались среди камней и были почти незаметны на их фоне. Присутствие Разноглазого не было для них секретом, но ему всё равно, видят его, или нет – он слишком массивен и неуклюж, чтобы охотиться на этих зверей там, где они живут. Но вкус мяса этого оленя очень нравится ему, хотя такая добыча – лишь случайное дополнение к его рациону. Взглянув на оленей ещё раз, Разноглазый продолжил путь.
Сейчас лето, вода в реке стоит достаточно низко, и по её берегам можно двигаться. Весной, когда в горах тает снег, река превращается в свирепый мутный поток, затапливающий берега. Тогда через неё вряд ли смогло бы перебраться даже сильное животное вроде гигантского лесного дикобраза или багутсу. Но сейчас Разноглазый идёт по берегу, оставляя за спиной владения миссопехо. Он не знает, куда приведёт его река, и что ждёт его в дальнейшем. Он лишён разума, не умеет предвидеть будущее и даже просто думать о том, что оно настанет. Для него существует лишь настоящее, а прошлое остаётся в виде накопленного опыта и обрывков воспоминаний, являющихся ему в сновидениях.
Солнце склоняется к горизонту, и в ущелье стало совсем темно. Разноглазый обладает хорошим ночным зрением, как и подавляющее большинство хищников. Но он не собирается идти всю ночь по незнакомым местам – уходящий день был полон событий, а в желудке постепенно переваривалось мясо багутсу, которое он успел проглотить, прежде чем встретился с хозяйкой добычи. Тело Разноглазого уже давно требовало отдыха, поэтому он свернул с берега реки и осмотрел стену ущелья. В одном месте речные воды за тысячи лет сточили участок легко размываемых пород, и скала образовала здесь нечто вроде козырька. Разноглазый осмотрел это место, а затем обнюхал камни. Пахло грызунами, водорослями и травой, но других запахов не было – в этом месте никто не устраивался на ночлег, поэтому никто не станет претендовать на это место. Впрочем, даже если бы кто-нибудь решил это сделать, скорее всего, его отпугнул бы один только вид взрослого атшехаске. Разноглазый забрался в выточенную потоками воды нишу, покрутился на гладком полу, словно приминая траву, которой здесь никогда не росло, и закрыл глаза. Уже через несколько минут он провалился в глубокий сон. Мозг Разноглазого вновь и вновь вызывал из памяти образы и звуки минувшего дня: туша багутсу, огромная самка миссопехо, бешеная погоня, берл на задних лапах и рёв двух хищников сразу. Разноглазому удалось обмануть их обоих и выйти невредимым из весьма опасной ситуации. Возможно, когда-нибудь такая хитрость поможет ему выжить, и при достаточном везении он сможет научить ей своё потомство, которого пока не было. Пока же Разноглазый просто сумел сохранить свою жизнь, что уже само по себе важно в этом мире.
Утром Разноглазого разбудил звук камешка, упавшего со скального козырька его укрытия. Хищник открыл глаза и зевнул, оскалив огромные клыки, а затем перевернулся на живот и потянулся. Сверху упал второй камешек. Разноглазый выбрался из укрытия и взглянул вверх.
Стены ущелья сильно ограничивали его поле зрения. Он видел, что небо посветлело, а где-то в стороне вершина горного пика, видимая из ущелья, словно светилась в лучах восходящего солнца. А по стенам ущелья, словно ожившие тени, двигались жемчужнорогие олени. Целое стадо этих зверей щипало траву, растущую пучками в трещинах скал. Звери грациозно двигались по почти отвесным стенам ущелья и легко взбирались на самый верх. А один раз олень даже перескочил с одной стены ущелья на другую. Наверное, они видели, откуда течёт эта река, но вряд ли это было им интересно: горы – это их родной дом, и они не собираются никуда переселяться. А вот Разноглазый чувствует себя здесь неуютно: скалы закрывают ему обзор, и ему постоянно приходится прислушиваться и оглядываться на каждый незнакомый звук. Ему нужно идти дальше. Но перед тем, как отправиться в путь, Разноглазый подошёл к воде и вволю напился.
Прошло несколько часов. Разноглазый всё время шёл по ущелью вдоль берега реки, и с каждой минутой всё яснее слышал непрерывный ровный шум. Он был похож на шум лиственного леса на ветру, только значительно сильнее. Река делала поворот за поворотом, и вскоре Разноглазый вышел к источнику шума: за очередным поворотом русла перед ним предстала белая рокочущая стена водопада высотой несколько метров. Дальше оставался единственный путь – наверх. Словно в насмешку, на краю водопада появился жемчужнорогий олень – крупный взрослый самец с рогами в форме короны, одетыми бархатистой шкурой. Он опустил голову к воде, немного попил, а затем одним прыжком заскочил на скальную стену и побежал по едва заметному карнизу.
Разноглазый огляделся в поисках выхода. Похоже, по скале можно было с некоторым риском подняться вверх: в некоторых местах по краям водопада каменные уступы были достаточной ширины, чтобы по ним можно было постепенно забраться наверх. Только что же ждёт его наверху? В любом случае, там будет не хуже, чем внизу, под водопадом – возвращаться во владения миссопехо Разноглазый не собирался, а прожить всю оставшуюся жизнь в этом каменном мешке было просто невозможно. Взглянув на бурлящую под струями водопада реку, он заметил какое-то движение. Среди бурунов плыла рыба. Точнее, её несло течение: видимо, река снесла рыбу вниз, а при падении с водопада её оглушило ударом об камни. Разноглазый уже начал ощущать голод, поэтому отреагировал быстро: он бросился к реке, зашёл в воду по грудь и успел схватить рыбу, проплывающую мимо. Её мясо пахло тиной, но было мягким и нежным. Разноглазый с удовольствием съел эту случайную добычу.
Выбираться из ущелья было непросто: чтобы забраться вверх, нужно было сначала перейти на другой берег реки, где подъём был более пологим. Атшехаске – это бегающее, а не лазающее животное, и Разноглазый вряд ли смог бы забраться по крутому склону, как кошка. Он выбрал место, где из воды торчало несколько камней, и осторожно перешёл реку, прыгая с камня на камень. Это оказалось несложно, хотя он был довольно крупным зверем. Труднее оказалось забраться на первый из камней, по которым стекал водопад. Разноглазый сумел сделать это лишь после нескольких неудачных попыток. Едва он заскочил на камень, вся его шерсть тут же оказалась мокрой от брызг воды. Когти Разноглазого скользят по мокрым камням, покрытым тонкой слизистой плёнкой микроскопических водорослей, но ему удалось забраться на следующий камень. Видя, что хищник лезет наверх, жемчужнорогие олени с опаской отбежали в сторону и наблюдали за движениями Разноглазого с безопасного расстояния, готовые спасаться бегством. Но вряд ли атшехаске стал бы на них охотиться: он не настолько ловко движется по камням, чтобы догнать этих зверей.
Сделав несколько прыжков, Разноглазый выбрался на небольшую площадку примерно на середине высоты водопада. Он едва умещался на ней, а ревущий водопад накрывал его облаком мелких брызг, заставляя постоянно встряхиваться. У Разноглазого не было права на ошибку: если он упадёт, то разобьётся насмерть. А вернуться вниз он уже не мог – это грозило падением. Поэтому у него оставался лишь один путь – вверх. Немного отдохнув, весь мокрый, он полез вверх. Когти атшехаске помогают хищнику двигаться на твёрдой земле, но лазать с их помощью очень трудно. Тяжело дыша, Разноглазый карабкается по камням, преодолевая метр за метром. Последний рывок – и он сумел высунуть голову из-за каменного уступа, с которого низвергался водопад. Перед его взором предстала небольшая каменная площадка, усеянная окатанными водой валунами, и ещё один небольшой водопад в отдалении. Но здесь хотя бы можно было немного отдохнуть. Разноглазый забрался наверх, отошёл от воды и запрыгнул на один из валунов. Подняв голову, он понюхал воздух. Раньше он не обращал внимания на окружающие запахи: рёв водопада и тучи брызг отвлекали его. Но сейчас он получил возможность отдохнуть и сориентироваться на местности. Разноглазый вдохнул. Ветер нёс множество запахов – не только речной воды и тины, но и более знакомые запахи леса. Это взбодрило Разноглазого и придало ему уверенности. Он соскочил с камня и направился к следующему водопаду. Перебраться через него было значительно проще: нужно было всего лишь прыгать с камня на камень, как по лестнице. Лишь один раз Разноглазый чуть не упал, когда его лапа скользнула по мокрой поверхности камня, но это была лишь случайность. Он преодолел второй водопад очень быстро, и взглянул вперёд.
Каменные стены расступались, открывая вид на прекрасную долину. Река, вдоль которой он шёл, вытекает из большого озера, для которого горный массив оказался естественной запрудой. За озером растут леса, а дальний край долины едва можно увидеть с того места, где стоял Разноглазый. Не исключено, что в этих местах не живёт миссопехо, и тогда Разноглазому можно было бы поселиться здесь. Но путь сюда занял много времени и отнял много сил у Разноглазого. Он голоден и устал, поэтому ему нужно срочно найти укрытие, чтобы отдохнуть и восстановить силы. Он обнюхал землю, пытаясь обнаружить поблизости следы пребывания других животных – возможно, представляющих для него опасность. Не обнаружив их, он забрался в заросли низкорослых сосен, растущих на каменистой почве, и заснул, несмотря на шум водопада за спиной.
Разноглазый проснулся рано утром лишь от того, что по кисточке на кончике его уха лазил какой-то жучок, теребя чувствительные волоски. Глубокий сон сделал своё дело: усталости как не бывало. Разноглазый чувствует себя просто превосходно, несмотря на голод. Он потянулся, расправляя онемевшие после сна лапы, а затем поднялся на ноги и сделал несколько шагов. Он ощущал небольшую боль в мускулатуре после вчерашнего восхождения на водопад, но она вскоре прошла. За спиной хищника раздался стук камней. Обернувшись, Разноглазый увидел, как вверх по склону горы убегали серые звери, с трудом различимые на фоне горного склона. Его внезапное появление среди зарослей низкорослой сосны вспугнуло семейную группу жемчужнорогих оленей, спустившихся к реке. Он не был готов к охоте на этих ловких жителей гор, поэтому лишь проводил их взглядом и отвернулся. Разноглазый подошёл к реке и попил, а затем взглянул с высоты водопада на ущелье, по которому добрался сюда. Где-то там, вдали, остались владения миссопехо, а ещё дальше – территория его собственного клана, куда ему путь закрыт. Разноглазый втянул ноздрями воздух, анализируя запахи, которые несёт ветер. Запахи были очень знакомыми, похожими на те, что он привык чувствовать дома: деревья, прелая листва, кора, речная тина и… навоз животных. Разноглазый ещё не углубился в заросли в долине, но уже знал, что в этих местах водятся привычные для него виды животных – косороги и багутсу, а также множество других, более мелких существ, на которых он обычно не обращал внимания, если ему не хотелось есть. Ещё раз потянувшись, Разноглазый побрёл по берегу озера, за которым лежит новый для него мир. Главное – добраться до леса, а там можно будет попробовать поохотиться. Он не оборачивался назад, а потому не видел одиночный силуэт орлиного ворона на фоне неба над ущельем.
По мере того, как Разноглазый обходил озеро, местность постепенно менялась. Каменные осыпи уступали место зарослям кустарников и трав, низкорослые сосны с каменистых склонов уступали место высоким соснам, предпочитающим богатую почву, а по берегам озера разрастались тростники, задерживающие корнями ил. Затем Разноглазый углубился в заросли ивы, а на мелководье возле берегов увидел цветущие кувшинки. Вспугнутые его появлением, с берегов озера взлетали стайки куликов, а утиные выводки спешили отплыть подальше от берега, хотя охотиться на такую мелочь Разноглазый стал бы лишь при отсутствии выбора. Время от времени Разноглазому приходилось перебираться через неглубокие речки, стекающие с горных склонов и впадающие в озеро. Выбирая места для перехода их вброд, Разноглазый отходил от берегов озера и углублялся в лиственный лес, похожий на тот, что рос в его родных местах. Хвойные деревья отступали в горы. Дубы и клёны с разрезной листвой, каштаны с овальными листьями, зубчатыми по краю, и крупные тополя с широкими сердцевидными листьями перекрывали почти весь солнечный свет, и лишь реки, прорезающие лес, давали солнечному свету возможность достичь земли. По берегам рек подлесок становился значительно гуще, и Разноглазому приходилось буквально продираться сквозь заросли орешника, ольхи и бересклета. Изредка ему попадались кусты сумаха, но Разноглазый научился обходить этот кустарник стороной после того, как несколько раз получил сильнейшее раздражение носа токсинами этого растения.
Вскоре среди деревьев Разноглазый нашёл, что искал: тропу, протоптанную крупными травоядными зверями. В этом месте лес тоже немного расступается, а деревца, сохранившиеся на тропе, чахлые и поломанные. Кроме того, здесь имеются и другие следы присутствия зверей: трава редкая и объеденная, а на земле лежат кучки навоза – одни из них старые, уже подсохшие и изрытые насекомыми, а другие более свежие, оставленные явно прошлым вечером. Разноглазый читает следы пребывания животных, словно книгу, получая массу информации о своей возможной добыче. Например, запах навоза может сказать, здорово животное, или больно, какого оно пола и насколько давно оно было здесь. Здесь есть помёт лесных косорогов, но он уже довольно старый – эти звери были здесь достаточно давно. А более выраженный запах указывает на то, что поздно вечером или рано утром по тропе проходило стадо багутсу. Разноглазому удалось обнаружить много следов этих животных, и кучи навоза, который едва начали заселять насекомые. Разноглазый идёт по следу, одновременно запоминая особенности и запахи местности. Не исключено, что ему придётся прожить здесь какое-то время, и он должен освоиться на новой территории. Запах очередной кучи навоза уже довольно отчётливый – значит, стадо прошло здесь недавно. Разноглазый прошёл дальше, стараясь держаться в тени деревьев, и понюхал воздух. Нет сомнений – животные находятся совсем рядом: он ощущает запахи их тел. А пройдя ещё немного вперёд, он услышал голоса багутсу: сопение кормящихся животных и басовитое гудение самцов, выясняющих отношения. Теперь Разноглазому придётся вести себя осторожнее: если его заметят раньше времени, охота будет сорвана. И здесь может помешать не только собственная ошибка зверя, но и присутствие некоторых лесных обитателей вроде венценосной сойки – их громкие голоса насторожат и распугают добычу на сотни метров вокруг, и всё придётся начинать заново.
Разноглазый начал осторожно приближаться к стаду, скрываясь за деревьями и камнями. Сейчас ему трудно охотиться – он не может рассчитывать на помощь отца или других сородичей, поэтому действует значительно осторожнее. Он видит, как среди деревьев бродят крупные багутсу: несколько самок с подросшими детёнышами, а также три взрослых самца с высокими горбами на спинах. Эти звери слишком сильны, чтобы на них можно было нападать в одиночку, поэтому Разноглазый начал осторожно обходить стадо, выискивая более уязвимых зверей. Обычно в стаде находятся такие особи – недавно начавшие самостоятельную жизнь, или же больные и старые звери. Взрослый багутсу слишком опасен даже для стаи охотников, а одиночка вроде Разноглазого вряд ли сможет его добыть. Зато несколько молодых животных, бродящих в тени леса, представляют собой более доступную добычу. Нужно лишь дождаться удобного для нападения момента.
Молодые багутсу с короткими клыками бродят в стороне от взрослых. Они уже не детёныши, чтобы искать защиты у родителей, но и не совсем взрослые, чтобы самостоятельно защититься от хищников вроде атшехаске. Разноглазый выбрал себе подходящую добычу – самку, которая отошла от остальных зверей и объедает ягоды с кустарника. Она слишком увлечена этим лакомством, поэтому не обращает внимания на окружающих животных, которые постепенно перемещаются вместе остальным стадом, оставляя её в одиночестве. Когда остальные молодые багутсу отошли от этой самки, Разноглазый выскочил из укрытия и бросился к ней. На шум его шагов обернулся один из молодых зверей, и в лесу эхом разнёсся сигнал тревоги багутсу. Разноглазому этот шум был уже безразличен: он врезался лапами в бок самки, повалил её, ломая кустарник, и вонзил клыки в её живот. Резко рванув клыками, он оттолкнул от себя животное и отбежал в сторону. Не все звери в стаде видели его нападение, но, когда Разноглазый отбежал от своей жертвы и остановился, его увидели все багутсу. А к сигналам тревоги стада добавился пронзительный визг смертельно раненой самки. Она с трудом поднялась среди кустарника и встала, пошатываясь, а из двух ран на её брюхе вывалились петли кишечника и потоком течёт кровь. Она попыталась найти спасения в стаде, но едва смогла сделать несколько шагов, а выпавшие из ран кишки тянутся за ней по траве. В воздухе разносится запах крови, и стадо багутсу охватывает паника. Самки с детёнышами сбиваются в группу и громко визжат. Самцы бродят вокруг них и трубят, раздувая хоботки. Они разевают пасть, демонстрируя крупные бивни и готовность применить их против врага. У багутсу плохое зрение, и среди игры света и теней в подлеске они мало что способны увидеть, но один из них всё же сумел разглядеть Разноглазого – хищника выдало белое пятно на голове, хорошо заметное в полумраке леса. Это прекрасная возможность продемонстрировать стаду свою силу и храбрость, поэтому самец багутсу бросился на Разноглазого, громко трубя и разевая пасть. Хищник вложил все силы в нападение, и теперь вряд ли способен противопоставить что-нибудь грубой силе багутсу. Поэтому Разноглазый просто бежит от него. Но он не отказывается от законной добычи, а лишь спасает свою жизнь. Самое главное он уже сделал: один из багутсу ранен, и нужно лишь не уходить далеко от стада и подождать, пока добыча умрёт. И ждать уже недолго: все звери чувствуют запах крови, а в общий хор тревожных трубных звуков вплетается стон умирающего зверя. Силы быстро покидают раненую самку багутсу. Она пошатывается и едва может идти. Запах крови пугает её сородичей, и стадо уходит от неё. Разноглазый бродит по лесу на безопасном расстоянии от стада, стараясь не упускать из виду свою добычу. Наконец, он дождался нужного момента: самка багутсу оседает на брюхо, чтобы уже не подняться. Когда Разноглазый подходит к ней, она ещё жива. Хищник опасается подходить к ней спереди, и не зря: собрав последние силы, молодая самка багутсу пытается нанести удар Разноглазому, резко дёргая головой из стороны в сторону. Но у хищника в запасе ещё есть достаточно времени, а его жертве осталось жить считанные минуты. Нужно лишь подождать, и можно будет приступать к еде. Трава и земля под раненым зверем пропитаны кровью, а на кишках налип лесной мусор. Разноглазый просто бродит в стороне и ждёт. Наконец, самка багутсу испускает последний хриплый вздох, и её взгляд застывает. Обед готов – первый обед Разноглазого на новом месте.
Теперь Разноглазый может хорошо поесть – это заслуженная награда за долгое и трудное путешествие в эту долину. Он с жадностью вонзает зубы в тушу и начинает рвать шкуру, добираясь до свежего тёплого мяса. Удар клыков раздирает брюшину, и Разноглазый с удовольствием пожирает печень багутсу, а затем вспарывает клыками желудок, из которого вытекает кашица из разжёванных ягод и травы. Разноглазый слизывает немного этой кашицы, а затем начинает рвать толстые мускулы на ногах туши. Он с жадностью набивает желудок мясом: последней существенной добычей был олень, которого он украл у пары орлиных воронов ещё до перехода по ущелью, и мяса этого маленького зверя не хватило, чтобы наесться. Зато сейчас Разноглазый пирует, объедаясь свежим мясом. Он с удовольствием ощущает, как желудок наполняется пищей. Кажется, он готов есть бесконечно, но рано или поздно всё равно наступает насыщение, а вместе с ним приходят вялость и сонливость. Пока не появились другие любители мяса, Разноглазый схватил тушу багутсу и поволок её в сторону от звериной тропы, в кустарник: для хищника его размеров это нетрудно. Он отошёл ещё на несколько метров вглубь зарослей и выбрал себе уютное место под ветвями лещины. Покрутившись на месте, словно приминая траву, которой не было, Разноглазый улёгся на землю. Усталость от напряжения на охоте сразу дала о себе знать: дыхание зверя стало ровным, глаза закрылись, и Разноглазого сморил глубокий сон. Пока тело зверя отдыхает, мозг продолжает работать. В сознании спящего зверя память о сегодняшней удачной охоте причудливо переплетается с воспоминаниями о прошлых охотах на косорогов и багутсу. Во сне лапы Разноглазого подёргиваются, словно он снова преследует добычу. Изредка в его сновидениях лёгкими тенями проносятся жемчужнорогие олени, и иногда в сон врывается видение широких крыльев и приземистого мохнатого силуэта. Разноглазый помнит, как это чудовище отгоняло его от добычи, и как хрустят кости на зубах горного берла.
Муха села на испачканный кровью нос Разноглазого и полезла в ноздрю, заставив хищника сморщить нос и чихнуть. Он открыл глаза, стряхивая с себя остатки сна. Видения оленей и крупных травоядных покинули его, однако хруст костей по-прежнему слышен. Разноглазый вскочил на ноги и побрёл через заросли к своей добыче. По дороге он почуял странный незнакомый запах, но это не был запах берла или миссопехо. Не был это и запах сородичей. Поэтому Разноглазый сделал последние несколько шагов очень осторожно и взглянул через кусты.
На останках добычи пирует странный зверь – такого он раньше никогда не видел. Это хищник, причём очень похожий на него самого: у него лишь нет сабельных зубов, и голова больше похожа на головы обычных псовых. Но она относительно крупная, с короткой и широкой мордой – зверь напоминает какого-то щенка, только весит вдвое больше взрослого атшехаске. Это явно взрослый зверь: увидев Разноглазого, он оскалился, обнажив хорошо развитые крупные зубы, способные крушить кости. И запах этого животного не похож ни на собственный запах Разноглазого, ни на запах миссопехо. Разноглазый осторожничает: незнакомец довольно крупный, и нападать на него может быть опасно. Запах животного говорит о том, что это представитель псовых, но он сильно отличается как от мелких псовых хищников, так и от самого атшехаске. Разноглазый впервые чует такой запах: он не помнил, чтобы в его родной долине появлялись такие животные.
Тем временем незнакомый зверь продолжил кормиться тушей багутсу. Он взялся зубами за переднюю ногу туши и одним движением головы выкрутил её так, что сустав хрустнул, а затем резко дёрнул и оторвал её от туши. Прижав оторванный кусок лапой к земле, зверь просто сжал зубами головку плечевой кости, торчащую из обрывков мяса. Раздался хруст, и он без лишнего напряжения откусил конец кости вместе с остатками разорванного сустава, и начал разжёвывать его. Разноглазый услышал, как на зубах хищника хрустят кость и хрящ. Этот зверь похож на щенка не только мордой, но и телосложением: него массивное тело, свидетельствующее об огромной физической силе, и крупные лапы. И запах животного не напрасно показался Разноглазому похожим на его собственный, хотя и отталкивающе чужим – он видит перед собой близкого родственника своего собственного вида. Это неарктический гиенозуб – родственный атшехаске вид, происходящий от одного с ним предка. Но родословные линии атшехаске и гиенозуба разошлись около двух миллионов лет назад, и с тех пор два вида развивались в разных направлениях, избрав разные жизненные стратегии. Атшехаске превратился в быстроногого охотника лёгкого телосложения, тогда как гиенозуб стал медлительным падальщиком. Зубы этого зверя выдаёт его родство с атшехаске: даже когда рот гиенозуба закрыт, из него высовываются кончики клыков.
Разноглазый не знает, как вести себя в присутствии этого хищника. Основной ареал гиенозуба лежит дальше на юге и востоке, в прериях и лесах на равнине, а в этих местах популяция данного вида мала. Поэтому встреча Разноглазого с этим зверем – действительно первая для кого-либо из представителей клана Пятнистых. Вряд ли все, кого он знал, сталкивались с такими зверями – их клан жил в родной долине много поколений, не выходя за её пределы. А Разноглазый – первый, кому удалось уйти так далеко от родных мест и остаться в живых.
Тем не менее, туша багутсу, лежащая на земле – это добыча Разноглазого, а не этого странного существа, и Разноглазый не собирается уступать её первому встречному. Хотя гиенозуб значительно крупнее его самого, Разноглазый решил напугать его. Он бросился вперёд, выскочил из кустов и зарычал, скаля зубы и угрожающе демонстрируя клыки. Как ни странно, угроза сработала: гиенозуб, превосходящий его размерами и весом, отбежал в сторону, с опаской глядя на Разноглазого. Закрепляя успех, Разноглазый сделал несколько шагов в его сторону, разевая пасть и демонстрируя клыки. Реакция гиенозуба была весьма сдержанной: он лишь слегка оскалил зубы, затем развернулся и побрёл в лес. Судя по его поведению, он уже знаком с повадками атшехаске и предпочитает не вступать с ними в конфликт. Но Разноглазому недоступна логика, и он не делает никаких выводов из поведения этого хищника: для него это просто чужак, и хорошо, что его удалось прогнать.
Когда незнакомый зверь скрылся в лесу, Разноглазый вернулся к туше багутсу. При его приближении в траве скрылись несколько мелких грызунов, пытавшихся воспользоваться временным отсутствием хищников у туши, и целое облако мух с жужжанием взлетело с мяса. Гиенозуб сильно объел тушу с одного бока: он легко сгрыз несколько рёбер багутсу и объел остатки мышц на задней ноге. Передняя нога багутсу была брошена им рядом с тушей. Но на долю Разноглазого ещё осталось немало мяса: он просто перевернул тушу на другой бок и жадно вгрызся в нетронутое мясо на уцелевшей после гиенозуба задней ноге. Несмотря на визит непрошеного гостя, Разноглазый сумел в этот день наесться до отвала. Он позволил себе лениво прогуливаться по лесу, не обращая внимания на истошные крики венценосных соек, и изучал следы травоядных. Наткнувшись на лесной ручей, Разноглазый вволю попил, а затем вернулся к туше. Во время его отлучки тушу обнаружили орлиные вороны и какая-то мелкая лисица, но Разноглазый лишь для виду отпугнул их, когда уже под вечер вернулся к своему временному логову. Он оторвал ещё несколько кусков мяса от туши и устроился на ночлег в кустах, предварительно раскопав неглубокую ямку в земле. Ночь прошла сравнительно тихо: лишь со стороны туши багутсу слышались сопение, взвизгивание и хруст.
Утром Разноглазый выбрался из кустарника бодрый и полный сил. Он взглянул туда, где вечером ещё оставалась полуобглоданная туша молодой самки багутсу, но не обнаружил её. Точнее, на земле валялись лишь остатки шкуры с грубой шерстью, нижние части ног с копытами и шкурой, а также обломки черепа и челюстей. Всё остальное было попросту съедено – очевидно, ночью к остаткам добычи Разноглазого наведались гиенозубы, которые попросту съели всё, что могли. Зато теперь Разноглазого ничего не держит в этой части леса, и он может исследовать эту долину дальше. Он побрёл по тропе, протоптанной травоядными, оглядываясь на посторонние шумы и обнюхивая землю. Время от времени Разноглазому попадаются свежие следы косорогов и багутсу, а потом он обнаружил даже следовую дорожку гигантского лесного дикобраза. Огромный зверь прошёл по тропе и остановился возле дерева, чтобы почесаться. Одна из его колючек так и осталась воткнутой в кору дерева на высоте двух метров, а под корнями дерева Разноглазый обнаружил несколько шаров помёта этого зверя, причём достаточно свежих. Инстинктивно Разноглазый понюхал навоз гигантского лесного дикобраза. Не пахло ничем особенным, и охотиться на это животное Разноглазый не собирался – он ещё не настолько голоден, чтобы решиться на такой безрассудный шаг. Он помочился на ствол дерева, оповещая лесных обитателей о своём присутствии, а затем обнюхал основание ствола дерева. Вначале он сделал это совершенно бессознательно – потому что так велел ему инстинкт. Но затем он повторил свои действия уже целенаправленно. Обойдя дерево, он сделал это ещё раз, словно убеждаясь, что не ошибся. Он нашёл совершенно особый след – старый, но пахнущий довольно отчётливо след самки атшехаске. С этого момента остальной мир словно перестал существовать для Разноглазого. Осталась лишь дорожка слабо пахнущих следов на земле. Их запах был едва различим среди множества запахов леса, но чувствительное обоняние Разноглазого позволило ему легко определять нужный запах среди множества следов других животных, которые разом стали чем-то второстепенным по сравнению с этой находкой. Словно собака-ищейка, Разноглазый взял след и побежал по лесу, время от времени нюхая землю. След сородича пахнет слабо, но это не мешает Разноглазому уверенно держать направление. Он вышел на тропу травоядных, ведущую через лес, и вскоре пришёл к останкам туши косорога, объеденным очень характерным образом. При его появлении несколько орлиных воронов взлетели с туши на соседние деревья и стали наблюдать за Разноглазым, обнюхивающим останки косорога. Туша уже давно успела остыть, и была основательно обглодана: съедены все мягкие ткани брюшины и внутренности, а от задних конечностей остались лишь кости. Толстый слой мяса на бёдрах был съеден полностью, и оставались лишь нижние части ног с копытами. А на передней части тела мясо было съедено там, где его слой был толще всего. Это очень характерный знак присутствия его сородичей, причём, судя по запаховым меткам, оставленным на деревьях рядом с тушей, их было несколько. Желая как можно быстрее найти сородичей, Разноглазый оставил им своё пахучее сообщение: он помочился на стволе дерева рядом с тушей, оторвал от туши косорога кусочек мяса, и направился дальше в лес – искать сородичей.
Орлиные вороны вновь вернулись на тушу косорога и начали клевать мясо. После атшехаске на туше остаётся ещё немало мяса, и этим активно пользуются хищники помельче. Обычно первыми на остатки добычи хищников слетаются орлиные вороны: благодаря острому зрению и наблюдательности они замечают охотящихся атшехаске и потом просто терпеливо ждут, когда хищники наедятся. На объеденной туше косорога кормится сразу несколько пар орлиных воронов. Обычно птицам достаётся мясо между рёбрами и на грудной клетке, которое атшехаске не могут съесть из-за своих клыков, а также мягкие ткани головы животного. Но крупные клювы этих птиц тоже могут справляться только с относительно толстым слоем мяса: они слишком велики, чтобы соскребать с костей остатки мышц. Обычно птицы кормятся достаточно мирно, потому что пары, обитающие в разных частях леса, обычно знают своих соседей, и между ними складываются определённые отношения подчинения и доминирования. Но в этот раз кормление птиц протекает не столь мирно: среди них есть чужак, которого они видят в первый раз. Пары птиц совместно нападают на незнакомую одинокую самку, которая, однако, не покидает это место, несмотря на агрессию сородичей. Птицы топорщат перья на голове и шее, и опускают полураскрытые крылья, чтобы казаться крупнее и внушительнее, но одинокая самка не покидает останки косорога. Просто она знает немного больше, чем эти птицы.
Ветви кустарников захрустели – сквозь заросли продирается крупное сильное животное. Орлиные вороны, кормящиеся на останках косорога, прервали пиршество и посмотрели в ту сторону, пытаясь определить, что же это за гость пожаловал на обед. Вслед за хрустом ветвей раздалось раздражённое басовитое рычание, и из зарослей выбрался сильно потрёпанный горный берл. Его шкура на плечах украшена длинными свежими параллельными шрамами, которые могут оставить лишь когти миссопехо. Это тот самый зверь, который постоянно преследовал Разноглазого. Ему удалось пройти тем же ущельем по следам Разноглазого, и последние несколько дней он с маниакальным упорством искал его следы, чтобы и дальше пользоваться его добычей. Во время схватки с саблезубой кошкой ему сильно досталось, но зато ему самому удалось обратить в бегство взрослую самку миссопехо. Однако цена этого подвига была слишком высокой: огромные когти миссопехо располосовали его шкуру, и шерсть на плечах склеена в панцирь запёкшейся кровью. Кроме того, горный берл прихрамывает на заднюю лапу – когти задней лапы миссопехо оставили глубокий шрам на его бедре. Тем не менее, несмотря на эти ранения, горный берл не оказался от преследования Разноглазого. У этих зверей сравнительно быстро заживают даже более серьёзные раны, а огромная физическая сила позволила ему преодолеть препятствия, которые стали проблемой для Разноглазого во время его пути в эту долину. Сейчас берлу нужна только лёгкая добыча, и в его мозгу по-прежнему доминирует единственная мысль: найти запах Разноглазого – зверя, которого можно легко отогнать от добычи.
Запах мяса косорога привлекает берла, и массивный хищник, прихрамывая, подходит к останкам добычи клана атшехаске. Увидев его, орлиные вороны с недовольными криками взлетели на соседние деревья, и лишь одинокая самка, постоянно сопровождающая берла, осталась кормиться на туше. Разнообразные хищники и падальщики уже успели обглодать значительную часть мяса, и на долю берла остаётся не очень много пищи. Прежде, чем начать есть, берл осторожно обнюхал землю вокруг останков косорога. Среди запахов крови и мяса зверя, а также помёта орлиных воронов и других падальщиков, он обнаружил запах нескольких атшехаске, но эти звери не были ему знакомы. Берл обошёл тушу, нюхая землю, и неожиданно для себя обнаружил ещё один запах – уже давно знакомый запах Разноглазого, за которым он следует уже много дней подряд. И этот запах означает для берла, что тушу можно безнаказанно есть. Оглядев тушу, он одним движением лапы выломал кусок грудной клетки косорога и начал с жадностью глодать рёбра. Слюна наполнила его пасть и капала на землю, когда он поедал даровое угощение. Затем берл выломал кусок позвоночника туши и начал обгладывать лохмотья мяса с позвонков, время от времени выплёвывая крупные осколки костей. Самка орлиного ворона, его постоянная спутница, тоже начала клевать мясо на позвоночнике туши. Но сейчас берл явно не расположен делиться добычей даже с ней: он огрызнулся на птицу, она отлетела в сторону и начала расхаживать рядом с тушей, ожидая своей очереди поесть. Птица уже достаточно хорошо изучила повадки своего покровителя; она лишь изредка поглядывает на своих сородичей, сидящих на ветвях и наблюдающих за пиршеством этого чудовища.
В это время Разноглазый уходит прочь от туши косорога. Теперь его жизненные ориентиры поменялись: после долгого одиночества он, наконец, учуял запах сородичей, и теперь его основная задача – найти их. Только так он сможет вернуться к нормальной жизни, а пока каждый из дней, проведённых в одиночестве, был для него сильнейшим стрессом. Лишь сон и охота позволяли зверю на какое-то время успокоиться и восстановиться, но в промежутках между ними Разноглазый очень страдал от недостатка общения.
В поисках сородичей Разноглазый бродит большими кругами, стараясь определить, куда ведут дорожки следов, и есть ли другие следы присутствия атшехаске. Ему удалось обнаружить на одном из деревьев старую метку мочой – она вряд ли подновлялась в последнюю неделю. Тем не менее, Разноглазый повернулся к дереву задом и оставил на его коре свою мочу, заявляя невидимым сородичам о своём присутствии на территории.
Наличие метки сородичей оставило у Разноглазого нечто вроде надежды: не исключено, что его сородичи покинули эти места навсегда, но вполне возможно, что это всего лишь край их территории, куда они заходят реже, чем обычно. В его родной долине были такие места, где клан Разноглазого мог появляться всего лишь несколько раз в течение целого лета, а зимой и вовсе не заходить туда. Поэтому отсутствие свежих меток – это лишь повод искать в другом месте.
Углубляясь в лес, Разноглазый почти не заботился о том, найдёт ли он обратную дорогу к временному логову, обустроенному сразу после появления в этих местах. Желание найти сородичей намного сильнее, и Разноглазый готов испытывать неудобства ради того, чтобы поскорее найти их.
Лесной полумрак позволяет скрываться друг от друга различным животным. Даже крупный косорог или багутсу может остаться незамеченным, если просто будет стоять среди лесных теней достаточно тихо. Поэтому зрение в чаще леса – не слишком хороший помощник. Однако светлый, лишённый меланина правый глаз Разноглазого, так легко ослепляемый солнцем, может хорошо видеть в тени. Поэтому Разноглазому удалось увидеть, как где-то впереди среди кустарников мелькнул пятнистый бок какого-то крупного зверя – вполне возможно, кого-то из его сородичей. Но он успел уйти прежде, чем Разноглазый сумел подойти к нему достаточно близко.
Подойдя поближе к тому месту, где прошёл незнакомый зверь, Разноглазый понюхал землю и практически сразу же обнаружил одну свежую метку. Сомнений просто не оставалось: это действительно был его сородич. Запах для дикого зверя – как паспорт: по нему можно узнать многое о животном, оставившем его. Понюхав мочу, оставленную на земле у корней ореха, Разноглазый сразу же узнал, что эту метку оставила самка, причём явно взрослая и неродственная. Обнюхивая землю вокруг метки, Разноглазый обнаружил ещё несколько следов, принадлежащих самцам и самкам. Это означает, что где-то неподалёку поселился целый клан атшехаске, и ему самому следует проявлять осторожность, чтобы не спровоцировать конфликт. Хотя он находится в хорошей физической форме, ему не справиться с несколькими сородичами, если вдруг начнётся конфликт. Поэтому Разноглазый просто оставил на тропе свою запаховую метку и остался на окраинах территории незнакомого клана. Он не рискует заходить далеко вглубь чужой территории – вначале ему нужно хотя бы узнать, кто здесь живёт. Эти места очень хорошо подходят для жизни представителей его вида: Разноглазому встретилось много следов травоядных зверей. Здесь произрастает широколиственный лес, очень похожий на тот, что рос в родных местах Разноглазого. Бродя по окрестностям, он обнаружил такое место, которое особенно сильно напомнило ему родные места: крупный каштан, сваленный ветром. Дерево не упало полностью, и потому не погибло: его крона просто легла на кроны соседних деревьев, и оно по-прежнему зеленеет. В повреждённой части корневой системы проросли спящие почки, и сейчас это дерево окружено обильной порослью. А под его корнями образовалось нечто вроде пещерки с земляным сводом – это очень похоже на логово его родителей. Разноглазый сунул голову под корни дерева и принюхался. Не пахло ничем подозрительным, поэтому он решил забраться туда. Поворочавшись в укрытии, Разноглазый выбрался наружу: внутри было тесновато. Ему пришлось немного поработать, углубляя яму под корнями дерева под свой размер. Неизвестно, сколько времени ему придётся провести в этих местах в ожидании встречи с сородичами, поэтому хорошее укрытие не будет лишним. Солнце уже скрылось за дальним горным хребтом, когда Разноглазый завершил труд по обустройству логова. Он сильно устал, поэтому, едва забравшись в выкопанную яму, уже не захотел вылезать наружу. В сумерках какой-то маленький зверёк копошился в кучках земли, выброшенной Разноглазым. Хищнику достаточно было лишь один раз понюхать, чтобы понять, что это землеройка – характерный мускусный запах этого зверька невозможно спутать ни с чем. Очевидно, землеройку привлекли личинки и черви, извивающиеся в рыхлой земле. Где-то вдалеке раздался истошный вопль совы, а в воздухе над логовом Разноглазый какое-то время слышал стрекотание охотящихся летучих мышей. Под звуки лесных обитателей он быстро заснул.
На следующее утро Разноглазый проснулся с рассветом. Лес был затянут туманом, в котором едва можно было различить очертания ближайших деревьев. Где-то по сторонам слышались голоса птиц, но их самих практически не было видно. Вдали прозвучал низкий трубный звук – самец багутсу собирал стадо. К нему присоединились голоса нескольких самок и подростков, и в течение нескольких минут Разноглазый слушал их, пытаясь определить, откуда доносится звук. Он зевнул, выбрался из логова, потянулся и сделал несколько шагов, разминая мускулы после сна. Спать в яме под корнями дерева уютно, но всё же не очень удобно. Если ему придётся задержаться в этом месте подольше, нужно будет выкопать нору, какая была у него во время жизни в родной долине. Пока свежий ветерок разгонял туман, Разноглазый бродил по окрестностям логова. Он снова вышел к тропе, где вчера видел сородича и нашёл следы местного клана атшехаске. Понюхав землю и траву, Разноглазый убедился, что ночью здесь не появлялся ни один сородич. Также здесь не было новых следов травоядных зверей, хотя, судя по голосам стада багутсу, они водились здесь в изобилии. Голоса багутсу напомнили Разноглазому о необходимости искать пищу, но пока он не чувствует острого голода, это лишь неопределённое желание, а не план действий. Бывает, что простое желание отходит на второй план, когда появляются более важные обстоятельства…
…Их было четверо. Они шли через лес по одной из троп травоядных, когда почуяли запах незнакомца. Один за другим они понюхали старые, вчерашние следы, а затем пошли по ним, чтобы узнать, кто этот чужак и что от него можно ожидать. Он вторгся на их территорию, и это нельзя оставлять без внимания.
Разноглазый услышал шум за спиной и обернулся. Он увидел, как среди редеющего тумана появились четыре силуэта. Это вряд ли мог быть берл или миссопехо – эти хищники обычно держатся поодиночке, и вместе живут лишь самка и её детёныши. Но эти силуэты были почти одинакового размера и не походили на взрослое животное с выводком. Возможно, это были звери вроде того, который пожирал добытую им самку багутсу. Но тот зверь ушёл при первых признаках агрессии Разноглазого, хотя был крупнее и массивнее его. Вполне возможно, что численное превосходство придаст им смелость, и тогда уже самому Разноглазому придётся спасаться бегством. Он был готов к любому повороту событий: повернувшись головой к приближающимся животным, Разноглазый оскалил зубы и зарычал низким грудным голосом, предупреждая о своём присутствии. Но эти звери не останавливались: они шли в сторону Разноглазого, и постепенно он смог разглядеть их и почувствовать их запах. Он замер: эти звери были его сородичами – четыре крупных взрослых особи атшехаске. Разноглазый понюхал воздух, перестал рычать и дружелюбно завилял хвостом, всем своим видом выражая отсутствие агрессии. Впервые за много дней он встретил сородичей, и эта встреча переполнила его радостью. Запах этих зверей – это, несомненно, запах сородичей, но не близких родственников: они пахнут не так, как его родители и соседи из клана Пятнистых, к запахам которых он привык с детства. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что они принадлежат к одному с Разноглазым виду. Все эти особи атшехаске отличаются заметным рыжеватым оттенком в окраске шерсти – это тоже результат инбридинга в изолированной популяции. Трудно сказать, когда в их долине появлялся не родственный местным зверям атшехаске – возможно, больше десяти поколений назад. И это явно не был кто-то из предков Разноглазого: у всех этих зверей них нет таких, как у него, белых пятен на теле и взъерошенной шерсти на шее. Похоже, они даже удивлены появлением на их территории Разноглазого: звери осторожно нюхают его запах. Вероятно, они испытывают те же самые ощущения, что и Разноглазый: он заметно отличается от них более тусклой окраской шерсти и белым пятном на голове. Самое главное – они не проявляют агрессии к нему, и это внушает Разноглазому нечто вроде надежды. Он решил познакомиться с ними поближе и шагнул вперёд, но ближайший к нему сородич сделал шаг назад и оскалил зубы. Он не бежал и не нападал, но просто с опаской отнёсся к сородичу-чужаку.
Эту долину населяет собственная популяция атшехаске – клан Рыжей Шерсти. В отличие от многих других популяций атшехаске, разбросанных на обширном пространстве зоны умеренного климата Северной Америки, это относительно здоровая популяция, в которой лишь очень небольшой процент потомства имеет врождённые патологии. Тем не менее, она отягощена собственным генетическим грузом: у многих животных возникают проблемы с суставами, поэтому к старости они совсем не могут охотиться, с трудом ходят и в целом живут не очень долго. Естественно, Разноглазый не знает этой особенности клана Рыжей Шерсти.
Пауза затянулась. Четверо атшехаске с рыжеватой шерстью с подозрением смотрят на чужака. Трое зверей – взрослые самцы: если они нападут, Разноглазому не поздоровится. Но он должен остаться с ними – жизнь в одиночку стала для него невыносимым бременем. Поэтому Разноглазый принимает позу покорности, припадая на живот, виляя хвостом и подняв морду вверх – словно щенок, приглашающий поиграть. Взрослые атшехаске из клана Рыжей Шерсти приняли этот знак: они формально понюхали его, но затем взрослые самцы оскалили зубы, демонстрируя неудовольствие от его присутствия, и Разноглазому пришлось отступить. Тем не менее, он не хочет уходить, поэтому продолжает демонстрировать лояльность к сородичам: Разноглазый ложится на спину, подставляя им живот. Звери из клана Рыжей Шерсти видят, что чужак не представляет опасности для них, но всё равно относятся к нему с недоверием – они живут в этой долине уже много поколений, и все члены местной популяции обладают характерным узнаваемым запахом. Разноглазый же – это член иной популяции, и у него непривычный для местных атшехаске запах. Но это, тем не менее, узнаваемый запах сородича, поэтому местные атшехаске не воспринимают его как представителя чужого вида. Однако сейчас его место в иерархии клана не определено. Точнее сказать, своим поведением Разноглазый определил его как самое низкое, поэтому звери из клана Рыжей Шерсти ведут себя так, словно его нет. Они продолжают охоту, и Разноглазому не остаётся ничего другого, кроме как следовать за ними. Пока он не является частью их клана, его роль на охоте не определена, и ему не знакомы охотничьи тропы клана. Поэтому Разноглазый просто бежит за охотниками и запоминает запахи и особенности местности.
Охотники из клана Рыжей Шерсти перешли на шаг, и Разноглазый инстинктивно сделал то же самое и начал принюхиваться. Лес вокруг редеет, а подлесок становится гуще: впереди край леса, а дальше начинаются пастбища крупных травоядных зверей. В некоторых местах, где травоядным удобнее передвигаться, они полностью изводят древесную растительность, и среди леса образуются участки, поросшие травянистой растительностью. Деятельность травоядных зверей поддерживает существование естественных пастбищ на протяжении многих десятилетий, и это обогащает местную фауну, позволяя жить в этих местах таким животным, которые не любят сплошного леса. Взрослые атшехаске движутся осторожно, нюхая воздух. Разноглазый подражает им, пытаясь определить, кого выслеживают охотники клана. Трубные голоса, раздающиеся где-то впереди за деревьями, дают ответ на его немой вопрос: хищники обнаружили стадо багутсу. Возможно, это те самые звери, голоса которых Разноглазый слышал утром. Ветер дует в сторону от охотников, и багутсу не чуют их запахов.
Охотничьи приёмы этого клана атшехаске практически ничем не отличаются от известных Разноглазому: охотники выстраиваются в цепочку, а один из взрослых самцов, взяв на себя роль загонщика, обходит стадо, чтобы отсечь от него возможную добычу. Разноглазый пока не знает своей роли на охоте, но также ведёт себя осторожно, словно участвует в охоте на равных с остальными зверями. Он даже определил, какое из животных они будут преследовать: это крупная самка багутсу, объедающая кустарник на краю пастбища. Она слишком неосторожно отошла от остального стада, и теперь ей, возможно, придётся погибнуть, чтобы клан атшехаске наелся.
Но как бы ни готовились к охоте хищники, обстоятельства вносят свои коррективы в их планы. За спиной Разноглазого послышалось отвратительное низкое рычание, а слабый порыв ветра донёс до его носа острую вонь. Где-то среди ветвей тревожно закричали мелкие певчие птицы, и почти сразу же откуда-то со стороны раздался громкий трескучий голос венценосной сойки. Услышав его, взрослые багутсу заволновались, стали оглядываться по сторонам, и один из зверей заметил самца атшехаске, прячущегося в кустарнике. Другие звери громко затрубили, и самка, выбранная кланом в качестве жертвы, бросилась к сородичам неуклюжим галопом. Разноглазый сразу понял, кто сорвал охоту клана; он обернулся и увидел среди кустарников подлеска знакомую фигуру приземистого существа. Оказывается, всё это время горный берл продолжал преследовать Разноглазого. Несколько раз он терял след или прерывал преследование, поедая чужую добычу, но после этого вновь находил след Разноглазого, рассчитывая снова и снова пользоваться его добычей. Но он слишком глуп, чтобы осознать, что на сей раз обстоятельства изменились. Раны, которые нанесла ему самка миссопехо, едва начали заживать, и пока он не так силён, как раньше, когда в первый раз отнял добычу у одинокого атшехаске. И теперь Разноглазый уже не боится его: он поворачивается в сторону неуклюжего чудовища и скалит зубы. Он видит сильные раны на теле берла, и ещё замечает, что берл немного прихрамывает. Настал момент, когда Разноглазый чувствует себя равным по силе этому чудовищу, и он решает воспользоваться этим, чтобы положить конец преследованию со стороны этого хищника. Разноглазый начинает наступать на берла, разевая пасть и демонстрируя ему страшные сабельные клыки. Даже удушливая вонь, испускаемая этим зверем, не останавливает Разноглазого. Встряхивая головой, словно пытаясь вытрясти мерзкий запах из ноздрей, Разноглазый идёт на горного берла. Отступив на несколько шагов, берл вдруг поднялся на задние лапы, пытаясь напугать Разноглазого своими размерами, но ему больно наступать на раненую лапу, и он почти сразу же опускается опять на все четыре лапы. Он брызнул на траву вонючим секретом анальных желёз и процарапал землю когтями, оставив на ней глубокие борозды и вырвав кусок дёрна. Разноглазый пошёл в обход зверя, пытаясь напасть на него сзади и не попасть под удар передних лап. Видя это, берл стал топтаться на месте, стараясь держаться мордой к Разноглазому, чтобы отразить возможное нападение. И неожиданно другие члены клана Рыжей Шерсти присоединяются к Разноглазому. Они окружают берла, заставляя его буквально поджать хвост: теперь гонитель превратился в гонимого, и вынужден держать круговую оборону. Тем не менее, пока он не собирается сдаваться, даже оставаясь в меньшинстве: берл рычит и демонстрирует противникам свою силу, ударяя когтями по земле и разбрасывая её комья в разные стороны. Атшехаске продолжают наступать: они приближаются, громко рыча и скаля клыки. Пытаясь отпугнуть их, берл ещё раз прыскает мускусными выделениями на траву. И вместо того, чтобы отпугнуть атшехаске, запах приводит их в ярость. Один из самцов клана Рыжей Шерсти бросился на берла сзади, куснул его резцами в бедро и сразу же отскочил назад. Берл взревел и развернулся головой к обидчику, но в этот же момент Разноглазый, воодушевлённый храбростью сородича, тоже набросился на врага, с наслаждением рванул его шкуру на боку и отскочил назад, прежде чем берл сумел развернуться к нему. Хищник рычал от бессилия и ярости, крутясь на месте, но всякий раз его лапы лишь царапали землю и выдирали куски дёрна: противники были слишком ловкими и многочисленными, чтобы неповоротливый берл смог сражаться с ними. На ветвях дерева над его головой самка орлиного ворона безучастно наблюдала за позором своего покровителя, и несколько венценосных соек неистово кричали, перепархивая с ветки на ветку. Наконец, берл остановился. Тяжело дыша, он стоял на всех четырёх лапах и оглядывал своих противников. Из свежих ран на его боках сочилась кровь, он пошатывался от усталости и уже не желал продолжать сражение с целой группой атшехаске. Он по-прежнему ощущал запах Разноглазого среди запахов других атшехаске, но теперь этот запах уже не ассоциировался у него с лёгкой добычей: он был частью запахов сильного противника, с которым лучше не связываться. Берл развернулся и побрёл в заросли, не оборачиваясь и глухо рыча. Атшехаске из клана Рыжей Шерсти собрались вместе и начали обнюхивать друг друга, а затем один из самцов начал рыть землю, забрасывая ею места, куда попали вонючие выделения берла. Разноглазый стоял неподвижно, и лишь вздымающиеся бока выдавали его волнение. Он провожал взглядом это чудовище, пока не потерял его из виду. Изгнание берла завершено, и теперь он свободен от преследования. Он снова может вести привычную жизнь… если, конечно, клан Рыжей Шерсти примет его как равного.
Когда фигура берла скрылась среди кустарника, а листва деревьев закрыла от взгляда Разноглазого его пернатого спутника, Разноглазый лёг на землю, вытянув лапы и закрыв глаза. Напряжение от неудачной охоты и совместное изгнание берла утомили его, и тело Разноглазого требовало отдыха. Он едва расслышал топот мягких лап, приближающийся к нему, и открыл глаза, когда его шерсти на боку коснулось что-то мокрое. Он вскочил и оглянулся: рядом с ним стоял один из самцов клана Рыжей Шерсти. Он осторожно подошёл к Разноглазому, дружелюбно виляя хвостом, и понюхал его, как полагается при встрече знакомых зверей: вначале зад, затем спину, и в конце нос к носу. Разноглазый в это время повторял его движения, и его хвост был опущен в знак отсутствия агрессии. Знакомство состоялось.
Несмотря на успешное знакомство, прошло несколько дней, прежде чем Разноглазому было позволено войти на территорию логова клана. Ему пришлось ещё несколько раз ночевать в логове, устроенном под корнями каштана, встречая сородичей из клана Рыжей Шерсти лишь на тропе, ведущей к охотничьим угодьям. И лишь после того, как Разноглазый на равных участвовал с ними в охоте на косорога, ему позволили наесться до отвала и войти вместе с взрослыми зверями-охотниками на территорию поселения клана Рыжей Шерсти.
Поселение этого клана немного похоже на родной дом Разноглазого: это несколько больших нор, спрятанных среди кустарника. Они явно были выкопаны достаточно давно, и лишь подновлялись по мере надобности. Кое-где на земле среди кустов лежат остатки мелкой добычи – высохшие останки грызунов и птиц. Это явное свидетельство того, что охотникам из клана не всегда везёт, и тогда приходится довольствоваться случайной добычей. Разноглазый шагает следом за остальными зверями, тревожно оглядываясь по сторонам: в клане Рыжей Шерсти его пока знают лишь охотники, и неизвестно, как воспримут его появление остальные члены клана. Охотников немедленно окружают другие члены клана, которых он не видел раньше. Заметив среди вернувшихся с охоты незнакомого сородича, некоторые члены клана начали скалить зубы, подёргивая ушами – они явно не встречали незнакомца из чужого клана ни разу за свою жизнь. Но видя, что доминирующие охотники не проявляют к этому зверю агрессии, остальные звери из клана Рыжей Шерсти вскоре перестали проявлять неудовольствие от присутствия Разноглазого на своей территории.
Сам Разноглазый с любопытством разглядывает членов клана. Он заметил нескольких старых животных, у них плохо работают задние ноги: эти звери с трудом ходят и сильно отощали. Такова старость в клане Рыжей Шерсти: так проявляется наследственное заболевание, которым страдают многие члены клана. Подобно множеству популяций атшехаске на просторах Северной Америки, клан Рыжей Шерсти отягощён генетическими заболеваниями, и одно из них – дисплазия тазобедренного сустава. В отличие от родного клана Разноглазого, где генетические заболевания уносили жизни даже очень молодых щенков, молодые животные в клане Рыжей Шерсти рождаются относительно здоровыми и нормально переживают период роста и возмужания. Но старость и немощь приходят к ним слишком быстро, делая их бременем для способных охотиться зверей в клане.
Следом за старыми зверями навстречу охотникам выбегают несколько щенков, родившихся этой весной. Они уже успели окрепнуть и ведут себя живо и непосредственно, как и положено щенкам. Но, увидев Разноглазого, щенки отпрянули и остановились в нескольких шагах от него. Они всё время росли в клане и привыкли к запаху взрослых родственников. А Разноглазый для них – чужак с незнакомым запахом, и они опасаются его. Сам Разноглазый не проявляет к ним агрессии. После охоты он слишком устал и держится из последних сил. Кроме того, он сам вынужден быть настороже: вокруг много незнакомых зверей, поэтому, если он допустит ошибку в поведении, это может вызвать агрессию со стороны взрослых членов клана. Одна из старых самок отделилась от группы родственников с рыжеватой шерстью и пошла навстречу Разноглазому. Её задние ноги с трудом слушаются её, и при ходьбе она заметно прихрамывает. Как ни странно, она не намного старше матери Разноглазого, но, если Белоплечая может рассчитывать ещё на долгие годы активной жизни, эта самка уже доживает последние годы. Неизвестно, сумеет ли она пережить хотя бы две зимы. Самка подходит к Разноглазому и обнюхивает его, а он сам стоит неподвижно и лишь смотрит на неё. Молодость у этой самки была очень бурной: у неё сломан правый клык, а на боку красуется несколько заросших шерстью параллельных шрамов – след давней стычки с берлом, когда она неосторожно подставила бок под удар когтистой лапы. Тогда лишь благодаря собственной ловкости она вывернулась из-под когтей хищника, которые лишь рассекли её шкуру. Эта самка держится в клане благодаря заботе остальных членов клана. Они делились с ней пищей, когда заживали эти шрамы, и делятся в настоящее время, когда она уже не выходит на охоту. Роль этой самки в клане очень важна: она ухаживает за щенками, пока взрослые звери охотятся, поэтому рассчитывает на регулярную подкормку от сильных животных, способных самостоятельно добывать пищу. Одна из самок, вернувшихся с охоты, подошла к ней, пока старая самка обнюхивала Разноглазого. Заметив её, старая самка отошла от Разноглазого и лизнула морду самки-охотницы. В ответ на это та отрыгнула кусок мяса для старой самки, которая с жадностью схватила его и проглотила. А затем она подошла к Разноглазому, и сделала такой же жест. Почувствовав прикосновение её липкого языка к своему носу, Разноглазый отреагировал моментально: он также отрыгнул кусок мяса косорога, принесённый с охоты, как сделал бы в родном клане. Самка обнюхала этот кусок, затем осторожно взяла зубами и понесла прочь, с трудом переставляя задние лапы. Отойдя на несколько шагов в сторону, она легла в траву и начала терзать это мясо, глотая по кусочку. Испытание на лояльность пройдено: возможно, Разноглазому даже позволят остаться в клане.
Несмотря на этот успех, Разноглазому пока придётся довольствоваться низким положением в иерархии клана Рыжей Шерсти. Стоящие во главе клана взрослые самцы демонстрируют угрозу, когда он пытается приблизиться к ним. Ещё один сильный зверь в клане – это крайне нежелательный соперник, присутствие которого может изменить иерархию, и кому-то из нынешних лидеров придётся уступить своё место новичку. Поэтому, пока есть возможность, самцы клана демонстрируют Разноглазому своё превосходство. Но ему некуда деваться – его родной клан далеко, и вряд ли ему стоит возвращаться туда. А иерархия не устанавливается навечно, и в силу разных обстоятельств может пересматриваться.
Разноглазому удалось найти для себя брошенную нору на окраине территории клана. Он выгреб из неё кучи земли с обсыпавшегося свода, расширил под собственные размеры, и обустроился в ней. Члены клана постепенно привыкли к его запаху, а щенки перестали бояться его. Разноглазый регулярно участвует в охоте клана Рыжей Шерсти и приносит в желудке свежее мясо для молодняка. Конечно, из-за этого ему гораздо реже удаётся наесться до отвала, как это бывало в случае удачной охоты, когда он жил в одиночку. Но здесь приходится выбирать что-то одно: или есть досыта, но рассчитывать лишь на собственные силы в борьбе за существование, или отдавать часть добычи в обмен на лояльное отношение и поддержку сородичей. Вынужденная жизнь в одиночку была большим стрессом для Разноглазого, и в обществе сородичей он ощущает себя значительно увереннее, чем во время перехода в эту долину. Клан атшехаске выходит на большую охоту примерно раз в два-три дня, и после охоты наступает время отдыха, когда можно позволить себе расслабиться и выспаться.
После очередной удачной охоты Разноглазый улёгся у входа в нору, положив голову на кучку рыхлой земли, которую насыпал вчера, углубляя и расширяя свою нору. Лето уже перевалило за середину, но погода по-прежнему стоит очень жаркая, даже под пологом леса. Поэтому, если желудок полон мяса, тело требует отдыха и покоя. Разноглазый перевалился на бок, вытягивая лапы, и задремал. Он слышал щебетание птиц, отдалённые трубные голоса стада багутсу где-то за лесом, писк грызунов в кустарнике неподалёку. Возле одной из нор играют молодые атшехаске, и Разноглазый слышит, как они лают, бегая друг за другом и таская высохшее и потрёпанное крыло птицы. Всё идёт своим чередом, и нет повода для волнений. В клане Рыжей Шерсти ему ещё не удалось приобрести близких друзей, но его не гнали, и это было уже очень хорошо. Вряд ли кто-то другой из его клана когда-либо проделывал такое дальнее путешествие, и оставался при этом живым и здоровым. Если дела пойдут так дальше, вполне возможно, Разноглазому удастся прижиться в этом клане и стать его полноправным членом. Но для этого нужно занять определённое место в иерархии клана и подкрепить свои права на него. Однако он не единственный, кто желает этого.
Шум шагов заставил Разноглазого пробудиться и оглядеться. Он сразу же увидел, как в его сторону направляются двое молодых зверей из клана: это два молодых самца – скорее всего, его ровесники. Они шагают к нему, не прячась, и слегка оскалив зубы и подёргивая ушами, словно не решаясь прижать их к голове, как это бывает перед дракой. Разноглазый вскочил на ноги и стал пристально смотреть на них, не отводя взгляд. Один из самцов замедлил шаг, но другой продолжал идти в сторону Разноглазого. Хвост поднят – это тревожный знак, говорящий о серьёзности намерений этого зверя. Возможно, эти самцы решили подняться на одну ступень выше в иерархии клана, и появление Разноглазого нарушило их планы. Поэтому они рано или поздно попробовали бы самоутвердиться за счёт новичка.
Разноглазый встал во весь рост и издал предупреждающее горловое рычание. Ему не хотелось драться с кем-либо из клана, чтобы не навлечь на себя агрессию взрослых членов клана, но сейчас ему брошен вызов. Ответом на его сигнал был громкий яростный лай молодого самца из клана Рыжей Шерсти, которого неуверенно поддержал голосом товарищ сзади. Разноглазый шагнул вперёд, скаля зубы и демонстрируя хорошо развитые клыки. Соперник рявкнул и набросился на него, нанося удар грудью. Разноглазый пошатнулся и едва не упал, но пошёл в атаку и сам толкнул соперника. Самец из клана Рыжей Шерсти отскочил в сторону, развернулся к Разноглазому и начал свирепо облаивать его. Разноглазый отвечал громким рявканьем. В голосе соперника он слышал визгливые нотки: этот зверь явно замахнулся на слишком сильного противника, и пытался одержать победу за счёт напора и нахальства. Но это плохие помощники, если идёт драка с настоящим бойцом. Второй из пришедших самцов не старается вступать в драку: он держится на безопасном расстоянии от Разноглазого, и явно собирается вступить в драку лишь тогда, когда её исход будет очевидным. Пока же от него больше шума, чем пользы, и поединок фактически идёт один на один. На шум драки начали собираться другие члены клана Рыжей Шерсти, в основном молодые звери и самки. Один из доминирующих самцов едва удостоил дерущихся зверей взглядом, отдыхая на стволе поваленного дерева.
Распалившись, противник Разноглазого начал делать выпады, стараясь ухватить его шкуру зубами. Несколько раз подряд Разноглазому удавалось увернуться от него, и зубы этого самца лишь клацали в воздухе. Но его упорство, граничащее с упрямством, сделало своё дело: ему удалось вцепиться резцами в шкуру на боку Разноглазого. Почувствовав боль, Разноглазый взвизгнул и дёрнулся, оставив в зубах агрессора клок шерсти. Из раны на боку засочилась кровь, пропитывая его шерсть. Отскочив в сторону, Разноглазый остановился, глядя на своего соперника и глубоко дыша. А затем он перехватил инициативу, напав первым: бросился на него, ударом тела сбил с ног и повалил на землю. Навалившись на поверженного противника сверху, Разноглазый рычал прямо ему в морду, заставляя его отворачиваться и визжать от страха. Затем Разноглазый вцепился резцами ему в холку, рванул вверх и свирепо встряхнул, когда соперник попытался вырваться. Второй самец, сопровождавший соперника Разноглазого, уже успел предусмотрительно покинуть поле боя, оставляя своего напарника в одиночку выпутываться из сложившейся ситуации. Инстинкт запрещает атшехаске пользоваться клыками во время внутривидовых поединков, поэтому дерущиеся звери наносят друг другу укусы лишь резцами. Но, учитывая размер тела и силу челюстей взрослого атшехаске, такие укусы весьма болезненны. Схваченный Разноглазым самец завизжал и рванулся прочь, оставляя в его зубах клок шерсти. Он побежал прочь, споткнулся об корень дерева, торопливо вскочил на ноги и скрылся в кустах. Он был явно посрамлён неудачей, а Разноглазый благодаря этой победе обеспечил себе место в иерархии клана далеко не на самой нижней ступени. Несмотря на неприятные ощущения вроде боли от покусов, эта драка очень помогла ему укрепить своё положение в клане Рыжей Шерсти.
Прошло ещё несколько недель, и в Каскадных горах наступила осень. В долинах листва деревьев постепенно начала окрашиваться в красный и жёлтый цвета, и лишь дубы не спешили расставаться с летней зеленью. Некоторые птицы уже успели улететь на юг – к побережьям Тихого океана или Мексиканского залива, и даже дальше – в Центральную Америку или, преодолев Панамский пролив, в Южную Америку. Отдельные мигранты с севера, путешествующие вдоль горных хребтов Северной Америки, добираются до Патагонии и Огненной Земли, и даже проникают в Антарктиду. Стада багутсу тучнеют, откармливаясь желудями и плодами каштанов в осенних лесах. По утрам в лесах всё чаще раздаются брачные призывы косорогов: их причудливые рога окрепли и превратились в великолепное свидетельство силы и жизнестойкости своих обладателей. А зимой они ещё не раз послужат зверям в качестве инструмента по добыче пищи из-под снега.
Разноглазый прижился в клане Рыжей Шерсти, и многие из его новых соседей постепенно начали относиться к нему как к полноправному члену клана. Молодые самцы перестали задираться после той драки с одним из них, а щенки, успевшие заметно подрасти к осени, уже не шарахаются от него, а охотно играют с Разноглазым, несмотря на его запах, отличающийся от остальных. И однажды настаёт день, когда молодые звери, родившиеся весной, должны в первый раз поучаствовать в совместной охоте клана. Это один из тех уроков, которые помогут им во взрослой жизни – начало отработки навыков охоты на крупную дичь. У щенков атшехаске охотничий инстинкт проявляется в раннем возрасте и находит свой выход в играх. Молодые звери пробуют охотиться на мелких животных, и их добычей чаще всего становятся ящерицы или грызуны. Но охота на настоящую добычу взрослых зверей – это более сложное занятие, требующее скоординированных усилий для достижения общей цели. Молодые звери должны приобрести опыт и усвоить приёмы охоты, а на это уйдёт немало времени, и не одна охота в будущем окажется сорванной из-за ошибок, допущенных молодыми зверями. Но голод – лучший учитель, а добыча – превосходное подкрепление освоенных умений.
Разноглазый охотится вместе с группой из двух взрослых самцов, двух самок и трёх молодых зверей, родившихся минувшей весной. Самцы из клана Рыжей Шерсти бегут впереди – они знают все тропы, которыми пользуется клан. Разноглазый ещё не полностью изучил маршруты, которыми движется клан, поэтому держится за ними. Кроме того, его место в иерархии клана пока не самое высокое, и он вынужден подчиняться более опытным и взрослым особям. Самки клана следуют сзади: одна подгоняет отстающих молодых зверей, а другая бежит сбоку, не давая им сходить с тропы и углубляться в лес. Молодые звери ещё никогда не уходили так далеко от поселения клана, и в лесу им всё кажется интересным. Но самки постоянно подгоняют их, толкая телом или слегка покусывая, если молодые атшехаске начинают упрямиться.
Доминирующий самец обнюхивает землю в поисках следов крупных травоядных зверей. Обычно такие животные держатся в местах, где лесной массив нарушен их тропами – по таким «дорогам» легче двигаться, и здесь растёт больше травы, чем в тенистом подлеске. Деревья по краям такой «дороги» растут реже, но зато прекрасно разрастается кустарник, давая травоядным пищу, а хищникам – укрытие. Доминирующий самец почуял запах свежих следов стада багутсу – эти животные прошли здесь вечером или ночью, и их легко будет найти. Атшехаске по очереди нюхают следы и кучки навоза багутсу. Молодые звери не скрывают своего возбуждения: до этого выхода в лес багутсу были известны им лишь по вкусу и запаху их мяса, и лишь одному из молодых атшехаске удалось увидеть этих животных вживую – спасаясь бегством, когда он неосторожно подошёл к бредущим через лес багутсу и был замечен ими. От возбуждения молодые атшехаске поскуливают и повизгивают, поэтому одна из самок слегка прикусила шкуру на шее самого шумного из них и немного потеребила её зубами, заставив его замолчать. Остальные молодые звери, видя неудовольствие взрослых, замолчали.
Группа атшехаске пошла по тропе, ориентируясь на запах следов и навоза багутсу. Вполне возможно, им удастся без особых усилий настичь стадо где-то через час, но обстоятельства складываются несколько иначе. Доминирующий самец атшехаске услышал топот больших копыт и остановился, вглядываясь в кустарники, окаймляющие тропу багутсу. Он напряжённо слушал и принюхивался, а затем внезапно отбежал в сторону. Раздался треск ломаемых ветвей, и из леса на тропу выбежал одинокий багутсу – крупный молодой самец. Хищники отбежали в сторону, пропуская его. Багутсу идёт по тропе быстрым шагом, и при этом тяжело дышит и оглядывается. Увидев охотников-атшехаске, он перешёл на бег, но буквально через десяток метров снова сбился на шаг. Обычно эти звери держатся стадами, и главная задача охотящегося атшехаске – отделить животное от общего стада и не дать ему воссоединиться с сородичами: тогда его легче убить. Стадо крупных травоядных – это сила, с которой должен считаться даже опытный атшехаске, и залог спасения для багутсу. Но одиночка, как правило, обречён на смерть. Взрослые самцы атшехаске устремляются следом за одиноким багутсу. Один из них скрывается в зарослях, стараясь незаметно забежать вперёд и напугать багутсу, а другой бросается следом за зверем. Видя, что его преследуют, багутсу издал громкий визгливый рёв, раздувая хоботок, и бросился бежать. Разноглазый знал, что должен был делать. Он побежал параллельным курсом, обгоняя багутсу. Если второй самец вспугнёт добычу, багутсу, скорее всего, повернёт прямо на Разноглазого, и ему можно будет нанести рану. Разноглазый привык к тому, что жертве приходится долго бегать, прежде чем она упадёт замертво. Но на сей раз всё идёт не так, как он ожидает. Багутсу бежит так вяло, что самец-загонщик успел настичь его и резануть клыком в бок, нанеся глубокую рваную рану. Багутсу замычал от боли и перешёл на шаг – он едва держался на ногах. Второй самец выскочил из кустарника перед ним, и багутсу вовсе остановился и лишь мотал головой из стороны в сторону, пытаясь зацепить хищника бивнем. Пользуясь его остановкой, Разноглазый напал сбоку, сильным ударом повалил самца багутсу на землю и нанёс ему удар клыками в живот, распоров шкуру и брюшину. Мычание зверя перешло в глухой предсмертный стон, который постепенно затих. Судя по всему, добыча просто не имела сил сопротивляться. Но тем лучше: охотники потратили меньше сил и вознаграждены большим количеством превосходного мяса.
Самки и молодые звери подошли к туше багутсу. Охотники уже начали пиршество, жадно терзая мясо. Два самца из клана Рыжей Шерсти пожирают внутренности зверя, а Разноглазый, держась немного в стороне, объедает мускулы на плече добычи. От разорванной плоти багутсу в прохладном воздухе распространяется упоительный запах свежего мяса и крови. Молодые атшехаске впервые видят, как едят взрослые, и их охватывает возбуждение: они начинают бегать вокруг туши, лаять и визжать. В это время самки присоединяются к трапезе: они обдирают толстые мускулы на задней ноге добычи и поедают мягкие внутренние органы. Набегавшись, молодые звери с жадностью вгрызаются в тёплое мясо, сочащееся кровью, и взрослые атшехаске снисходительно отодвигаются, позволяя молодняку кормиться самостоятельно. Когда пройдёт зима, и у самок появится новое потомство, молодым зверям уже не придётся рассчитывать на послабление со стороны взрослых, и придётся дожидаться своей очереди, глотая слюну и с завистью поглядывая на них.
Одна из самок оторвала крупный кусок мяса и стала заглатывать его, хотя уже ощущала себя сытой. Звери должны не только наесться сами, но и принести мясо нескольким старым особям, оставшимся дома. И среди молодых зверей ещё не все вышли на охоту – до тех пор, пока они не достигли самостоятельности, их тоже нужно кормить. Глотая мясо, самка прислушалась к окружающим звукам. Где-то вдали она услышала трескучий крик венценосной сойки. Вначале она не обратила на него внимания и продолжила терзать мясо, но крик птицы вскоре повторился – уже значительно ближе. Она перестала есть и начала прислушиваться: обычно голос венценосной сойки указывает на присутствие хищников, и эти птицы много раз срывали охоту ей самой. Увидев её волнение, взрослые атшехаске тоже перестали рвать мясо и начали озираться по сторонам, нюхая воздух и прислушиваясь. Один из самцов забрался на тушу багутсу и понюхал воздух, высоко подняв голову. Оглядевшись по сторонам, он зарычал и слез на землю. Шерсть на его шее и загривке стояла дыбом, уши были прижаты к голове. Он явно почувствовал приближение нежелательных гостей, с которыми уже успел свести знакомство в прошлом. Разноглазый насторожился. Он огляделся и увидел, что остальные взрослые атшехаске возбуждены и агрессивно настроены.
Гостей не пришлось ждать долго: из глубины леса послышались голоса – лай и рычание, но низкие и басовитые. Голоса приближались, и постепенно Разноглазому удалось различить среди лесных теней силуэты крупных животных, показавшихся ему неуловимо знакомыми. Они быстро двигались по следу багутсу, и вскоре их можно было различить вполне отчётливо. Это были звери, похожие на атшехаске, но массивные, с мощными лапами и крупными головами. Разноглазому тут же вспомнился незваный гость, пожиравший тушу багутсу в тот день, когда Разноглазый только поселился в этой долине. Сомнений не было: клану Рыжей Шерсти предстоит встреча с гиенозубами. Именно они загоняли добычу на своей обширной территории, от них спасался встреченный охотниками-атшехаске самец багутсу, и убитый зверь по праву принадлежит им. Атшехаске просто случайно оказались в нужном месте в нужное время и лишь ускорили кровавую развязку. Стая гиенозубов многочисленна: шестеро крупных взрослых особей, каждый из которых крупнее взрослого атшехаске, и пара молодых зверей, почти не уступающих по размерам Разноглазому. Преимущество в силе явно на их стороне, и они не преминут этим воспользоваться. Однако сородичи Разноглазого всё равно пытаются отстоять добычу: взрослые атшехаске выходят вперёд, оставляя одну из самок рядом с молодыми зверями. Они стоят плечом к плечу, и в этот момент Разноглазый ощущает себя равным остальным, словно всю жизнь прожил вместе с ними и связан узами родства и дружбы. На огромных гиенозубов, однако, это не произвело никакого впечатления. Они просто расходятся в стороны, окружая тушу багутсу, и самка атшехаске, оставшаяся позади защитников добычи, вынуждена отступать и уводить молодняк подальше в кусты. Сразу двое взрослых самцов гиенозубов заявляют свои права на добычу: они раскатисто рычат, оскалив мощные зубы, и наступают на группу атшехаске. Остальные гиенозубы не участвуют в конфликте напрямую, но в их движениях ощущается уверенность и готовность нападать, если потребуется. Несмотря на это, доминирующий самец из клана Рыжей Шерсти пробует отстоять добычу. Его не останавливает численное превосходство противников, и он пытается казаться опаснее, чем есть на самом деле. Он оскалил зубы и широко разинул пасть, демонстрируя гиенозубам клыки. Затем он сделал шаг вперёд и зарычал. Если ему удастся заставить этих зверей отступить, победа укрепит его положение в иерархии клана, и у него будет преимущественное право при спаривании. Но сейчас он явно переоценивает собственные возможности. В дуэли один на один он, возможно, смог бы заставить гиенозуба отступить: это удалось и Разноглазому, когда он появился в этой долине. Но сейчас ситуация совсем другая: гиенозубов больше, чем атшехаске, и перевес в численности позволяет им вести себя смелее и агрессивнее. А их челюсти с мощными дробящими зубами – это страшное оружие. Тем не менее, доминирующий самец атшехаске не отступает. Он демонстрирует клыки одному из гиенозубов, оказавшемуся поблизости – молодому самцу примерно одного с ним размера. Видимо, этот самец ещё не успел свести знакомство с атшехаске: он в страхе отступает, поджав хвост и опустив голову. И в этот момент один из взрослых гиенозубов бросился на помощь сородичу: он одним ударом тела повалил самца атшехаске на землю, прижал его тяжёлой лапой и вцепился ему в голову. Он едва сжал челюсти, и всё было кончено: его клык попал в основание черепа самца атшехаске, и небольшого усилия жевательных мускулов оказалось достаточно, чтобы шейные позвонки жертвы хрустнули. Когда он разжал зубы и поднял голову, тело самца атшехаске осталось неподвижно лежать на земле. Остальным атшехаске пришлось спешно отступать, бросая добычу. Погони не было: гиенозубы окружили тушу багутсу и начали пиршество. В отличие от атшехаске, они менее разборчивы в выборе частей туши, и одинаково охотно пожирают как мясистые бёдра или брюшину, так и грудную клетку с мощными рёбрами. Кости трещат под их зубами, и орлиные вороны, слетающиеся на чужую добычу, вряд ли найдут что-то съедобное для себя после того, как тушей кормились гиенозубы. Лишь грызуны смогут обглодать крохи мяса с нижних частей ног или осколков черепа добычи гиенозубов – всё остальное будет съедено, и даже череп добычи будет разгрызен, чтобы добыть её мозг. Возможно, мёртвый самец атшехаске также окажется на их обеденном столе – гиенозубы неразборчивы в еде, и охотно поедают трупы хищников. Заняв выгодную экологическую нишу падальщиков, они добились успеха в борьбе за существование, и их вид процветает, в отличие от родственных им атшехаске, которые переживают упадок.
Трагическая охота стала ещё одним уроком для молодых атшехаске – они узнали своего врага в лицо, и в дальнейшем будут вести себя осторожно, если окажутся поблизости от гиенозубов. Они наблюдали из кустарника за недолгой схваткой их предводителя с этими чудовищами, а когда вернулись взрослые члены клана, молча побежали вслед за ними обратно в поселение. Сегодняшняя охота слишком дорого обошлась клану Рыжей Шерсти: гибель взрослого самца – это серьёзный удар по клану, потеря здорового охотника и кормильца. Раннее старение и болезни суставов у взрослых особей этой популяции ложатся бременем на здоровых особей клана, заставляя их делиться пищей с сородичами, не способными добывать пищу самостоятельно. Поэтому потеря одного из лучших охотников прямо или косвенно отразится на благополучии всех членов клана Рыжей Шерсти. Кроме того, гибель доминирующей особи вызовет стычки внутри клана – самцы будут пересматривать иерархические отношения, стараясь занять господствующее положение среди сородичей. И это открывает для Разноглазого реальную возможность закрепиться на более высокой ступени в иерархии клана. И ещё это означает, что у него появляется перспектива оставить потомство.

***

Прошёл год. Осень вновь окрасила листву деревьев в долине во все возможные оттенки красного и жёлтого. Стадо багутсу бродит по лесу, подбирая широкими подвижными хоботками каштаны и жёлуди, прячущиеся в слое опадающей листвы. Готовясь к зиме, звери обросли густой шерстью, а над их плечами высятся жировые горбы. Белки и другие грызуны растаскивают жёлуди и каштаны у них из-под носа, совершенно не пугаясь этих великанов: багутсу слишком медлительны, чтобы отнять найденный жёлудь у шустрой белки. Звери предпочитают держаться поближе к тропе, которую год за годом протаптывали в лесу их предки. Здесь гуще трава, которая ещё не вся побурела и сохранила остатки летнего вкуса и сочности.
Неожиданно из кустарника примерно в десятке метров от стада раздалось нетерпеливое тявканье. Одна из белок, услыхав его, стрелой кинулась к ближайшему дереву и забралась на него, не забыв прихватить очередной жёлудь. На толстой ветке в нескольких метрах над землёй она чувствует себя в безопасности и может получше разглядеть причину тревоги. Багутсу, услышав этот звук, начали собираться в тесное стадо, а один из зверей, крупный взрослый самец, вышел вперёд и начал громко реветь, надувая хоботок и демонстрируя огромные бивни.
В кустах что-то зашевелилось, и среди осенней листвы на мгновение мелькнула пятнистая шкура подросшего щенка атшехаске. Это один из новых членов клана Рыжей Шерсти – правда, по его виду нельзя определить, что он родился от самки этого клана: отцовские гены, определяющие окраску шерсти, оказались доминантными, и этот молодой атшехаске обладает лишь слабым рыжеватым оттенком шерсти, типичным для представителей этого вида, а пятна на его шкуре тёмные, почти чёрные. Следом за молодым атшехаске появилась взрослая самка, шерсть которой была огненно-рыжего цвета с охристо-бурыми пятнами. Она явно принадлежит к клану Рыжей Шерсти, как и значительная часть взрослых зверей, находящихся поодаль. Клан Рыжей Шерсти вывел подросшее потомство на первую в их жизни настоящую охоту, но один из щенков своим тявканьем вспугнул стадо багутсу, и хищникам пришлось покинуть это место – вряд ли им удастся удачно поохотиться здесь. Охотники клана выходят на тропу, продолжая поиск добычи. Взрослых зверей из клана Рыжей Шерсти сопровождают прекрасные здоровые щенки, но многие из них значительно темнее остальных. Поэтому на их фоне не очень сильно выделяется один крупный зверь такого же окраса: его отличает лишь пятно белого цвета на правой стороне головы, из-за которого правый глаз у него отличается цветом от левого. Это Разноглазый. Он жив и здоров, ему удалось занять достойное место в иерархии клана, и он оставил прекрасное потомство. Щенки, родившиеся от него у двух самок клана, здоровые, сильные и быстро растут. Это явление гетерозиса – закономерный результат встречи носителей разных генов. Потомство Разноглазого обогатит и оздоровит генофонд местной популяции атшехаске, и позволит ей нормально существовать в течение целого ряда поколений в будущем. Но всё равно это не спасёт вид атшехаске в целом, а лишь отсрочит деградацию и гибель одной из его популяций. По всему былому ареалу атшехаске популяции этого вида одна за другой уменьшаются в численности и вымирают. Угасание этого великолепного вида хищников – ещё одно напоминание о том, что процесс вымирания видов происходит в природе непрерывно, и идёт одновременно с процессом видообразования.

Бестиарий

Атшехаске, Гигантский саблезубый койот (Smilodonocyon regius)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Псовые (Canidae)

Место обитания: Северная Америка – побережья рек и озёр, влажные травянистые участки прерий и лугов.

Рисунок Павла Волкова

Койот (Canis latrans) был одним из самых успешных хищников Северной Америки в эпоху позднего голоцена. В неоцене потомки койота породили многочисленные виды хищников Нового и Старого Света. Среди них примечателен неарктический гиенозуб (Hyaenognathus macrodens) – гигантское псовое с определенными чертами саблезубости. Настоящими саблезубыми хищниками гиенозубы так и не стали, поскольку в процессе эволюции приспособились к питанию падалью. Но одно из псовых, отделившееся от общих с гиенозубом предков, стало самым настоящим саблезубым хищником. Это – атшехаске, гигантский саблезубый койот. Название «атшехаске» происходит от имени Великого Койота – верховного божества индейцев навахо. Как и свой «божественный тёзка», атшехаске отличается сложным поведением – этот хищник обладает недюжинной хитростью, коварством и скверным нравом. Латинское название вида переводится как «царственная саблезубая собака» и как нельзя лучше подчеркивает внешность этого животного.
Атшехаске – необычайно красивый и величественный зверь. Он легче гиенозуба (максимальный вес атшехаске не превышает 150 кг.), и более изящного сложения. Рыжеватая шкура атшехаске покрыта красивыми пятнами и полосами палево-серого, коричневатого и чёрного цветов. На спине у самцов есть красивый палево-серый с рыжеватым чепрак, у самок он отсутствует. На лапах имеются поперечные полосы, переходящие в отдельные пятна на плечах и бёдрах. Хвост достаточно короткий, но пушистый, с чёрным кончиком. Как и у гиенозуба, у атшехаске покатая спина, но в целом его телосложение гораздо изящнее. Морда атшехаске довольно короткая. Характерная для койотов вытянутая лицевая часть морды эволюционировала в довольно массивную переднюю часть нижней челюсти. Верхняя челюсть плавно переходит в мощный и крепкий лоб. Характерной особенностью верхней челюсти являются огромные клыки – до 25 см в длину у самцов и до 20 см у самок. У животного достаточно крупные остроконечные уши, на кончиках которых имеются красивые кисточки палево-серого меха. В целом, несмотря на низкий, пологий и массивный лоб, атшехаске является весьма величественным зверем.
По способу охоты атшехаске – самый настоящий аналог вымерших крупных саблезубых кошек. Это засадный охотник на крупную добычу, охотящийся небольшими группами. Нападая на свою жертву, он сбивает её с ног и наносит ей укус. Хищник пользуется клыками как кинжалами – при укусе в шею жертвы клыки атшехаске одновременно повреждают крупные кровеносные сосуды, несущие кровь к мозгу, и перекрывают дыхательные пути. Жертва умирает от удушья и прекращения кровоснабжения мозга. Ещё один способ умерщвления добычи – нанесение ей глубоких ран в живот, от которых она истекает кровью и быстро гибнет. Наиболее эффективно атшехаске охотится в зарослях травы по берегам крупных рек и озёр, куда приходят на водопой крупные млекопитающие.
Атшехаске является социальным видом, подобно большинству видов псовых, и живёт кланами, объединёнными кровным родством (обычно по мужской линии). Каждый клан ревниво охраняет свою охотничью территорию, помечая её границы мочой. Брачный сезон начинается зимой. В это время самцы собираются у логова самки, готовой к спариванию, и устраивают жестокие поединки за право спаривания. Они не используют против соперников клыки, но рвут шкуру друг другу резцами, вырывая крупные клочья шерсти и кожи. Но прямое столкновение конкурирующих самцов встречается сравнительно редко. Обычно поединки ограничиваются демонстрацией клыков и обменом ритуальными позами. После спаривания самец остается с самкой и совместно строит логово – широкую нору под корнями дерева. Часто животные занимают готовые природные пещеры. Самец подкармливает самку и остаётся с ней до того момента, пока его щенки не станут самостоятельными. В одном выводке – до 3 – 4 щенков, которые примерно в возрасте полутора лет становятся самостоятельными охотниками. После выведения потомства у самки следует годовой перерыв в размножении, а самец в это время может спариться с другой самкой.
Продолжительность жизни атшехаске составляет около 30 лет.
Этот вид псовых в неоцене находится под угрозой исчезновения в связи со сравнительно недавним появлением в местах их обитания саблезубых кошачьих – крупного хищника миссопехо. Популяции атшехаске разрозненны и обмен генами между ними происходит медленно, в результате чего мелкие популяции быстро вырождаются из-за инбредной депрессии. Самые успешные популяции этого вида обитают в Скалистых горах и в смешанных лесах на севере. Крупная популяция имеется в Аппалачских горах, а по северной оконечности прерий вид представлен небольшими разрозненными популяциями. На значительной территории северных лесов этот вид был вытеснен миссопехо.

Этот вид зверей открыл Odin, участник форума.

Неарктический гиенозуб (Neohyaenognathus macrodens)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Псовые (Canidae)

Место обитания: холодные и умеренно тёплые области Северной Америки, разнообразные ландшафты – от равнин до листопадных и хвойных лесов.

Рисунок Carlos Pizcueta (Electreel)

Рисунок Евгения Хонтора

Псовые – одна из древних групп хищников. Они достигли большого успеха на открытых ландшафтах, являющихся местами обитания многочисленных травоядных. В неоцене их судьба была переменчивой: достигнув кратковременного успеха на равнинах ледникового периода, псовые уступили позиции другим группам хищников, которые лучше адаптировались к лесистой местности и кустарникам. В таких условиях псовые сохранились в очень небольшом количестве. Кроме того, численность многих видов была подорвана человеком, и они не пережили климатических катаклизмов на рубеже голоцена и неоцена. Но некоторым видам удалось выжить.
В Северной Америке большого успеха в борьбе за существование добились потомки койота (Canis latrans). Койоты получили большое преимущество от соседства с человеком, расширив свой ареал и избавившись от волка – своего главного конкурента. Очевидно, в первое время после исчезновения человека имело место скрещивание койота с потомками домашних собак, которое привело к обогащению генетической информации нового вида, ставшего родоначальником неоценовых североамериканских псовых. Кроме того, сохранению псовых в неоцене способствовала география материка. Прерии, находившиеся в «ветровой тени» Скалистых гор, продолжили существовать в неоцене. Они стали домом для быстроногих травоядных млекопитающих и «полигоном» для появления новых видов псовых. Среди них выделилось две линии, ведущих коренным образом различающийся образ жизни. Одна линия псовых представлена быстроногим стайным хищником люпардом, а другую занимает массивное животное, специализирующееся на питании крупной добычей – неарктический гиенозуб.
Гиенозуб занял удобную экологическую нишу падальщика и охотника на крупную дичь. Мелких и быстроногих зверей ловят другие представители американских хищников – крупная кошка балам и стайное быстроногое псовое люпард. Но огромные пекари-бизоны, гигантские свинообразные американских прерий, слишком крупны и сильны для них. Зато гиенозубы способны одолеть такое сильное травоядное. Этот хищник живёт небольшими стаями (до 10 – 12 особей), состоящими из доминирующей пары и нескольких подчинённых пар: им удаётся победить крупную добычу благодаря слаженным действиям. Впрочем, они легко отбивают добычу у других хищников прерий. Этот вид эффективно потребляет крупную добычу: после пиршества стаи гиенозубов от добычи остаются только обрывки шкуры, челюсти и кости ног. Всё остальное съедается полностью.
Гиенозуб – хищник крупных размеров (высота в плечах более метра) и массивного сложения: взрослый зверь весит до 300 кг. Он похож на крупную и относительно коротконогую собаку. Плечи животного немного выше крестца, спина зверя покатая. Окраска животных сильно варьирует: от светло-серой и даже желтоватой в южных и юго-западных районах ареала до серой с чёрным чепраком и почти полностью чёрной на севере.
Лапы гиенозуба относительно короткие, животное не может быстро и долго бегать, развивая максимальную скорость около 40 км/ч. Пальцы этого животного относительно короткие, и гиенозуб выглядит почти стопоходящим. Не способный быстро бегать, он хорошо плавает и легко ходит по болотистой почве благодаря широким ступням. Часто гиенозубы добывают быстроногих травоядных, оттесняя их к озёрам и болотам, и преследуя по топкой почве.
Челюсти гиенозуба приспособлены к питанию падалью и разгрызанию костей крупных животных: они короткие и высокие, с мощными коренными зубами. Клыки большие (особенно у самцов: это признак полового диморфизма) и толстые, с мощными основаниями. Кончики клыков высовываются из закрытого рта хищника. Но при некотором внешнем сходстве с саблезубыми кошками это не их аналог по способу умерщвления добычи. Если саблезубые кошачьи действовали клыками, как кинжалами, гиенозуб действует иначе: он наносит клыками неглубокие рваные раны, после которых добыча истекает кровью.
Глаза животного небольшие: зрение гиенозуба сравнительно слабое, он плохо различает цвета. Зато слух и обоняние у него развиты превосходно. Также у гиенозуба высокая и широкая носовая полость, а обонятельный эпителий образует продольные складки. Уши животного большие, округлые и подвижные.
Во время поиска добычи гиенозубы поддерживают контакт друг с другом с помощью движений хвоста с белой кисточкой на конце. Когда животные не охотятся, они активно используют для общения звуки: гиенозубы воют, заявляя о правах клана на территорию, а также рычат и скулят, выражая своё настроение. Щенки могут лаять, но взрослые животные утрачивают эту способность.
Социальный образ жизни даёт гиенозубу большие преимущества в охоте на крупных травоядных. Животные разных кланов вырабатывают особую тактику охоты на крупных животных, которая передаётся от поколения к поколению. Обычно гиенозубы намечают в стаде травоядных самую перспективную добычу – молодое или достаточно старое животное. Они врываются в стадо, отделяют намеченную жертву от общего стада и загоняют её до изнеможения. Гиенозубы не умеют быстро бегать, поэтому они гонят жертву шагом. У них есть особые места для умерщвления добычи, где животные предпочитают делать решающий бросок и поедать добычу. Обычно для этих целей выбираются места, из которых удобнее добраться до логова с детёнышами.
На время охоты за молодняком присматривают старые животные клана. Обычно молодые животные начинают сопровождать взрослых примерно с четырёхмесячного возраста. Молодые самцы обычно остаются в родительском клане на подчинённых ролях со строгой иерархией, а самки либо переходят в другие кланы, либо образуют собственный, который возглавляет самец, пришедший из другого клана.
Распространение гиенозуба по Северной Америке на юг ограничивается теплоумеренной областью. Этот зверь массивен, отчего плохо переносит жару. Поэтому на Мексиканском нагорье его сменяет другой американский падальщик – сумчатая гиена (Phascohyaena tigrina), специализированный хищный потомок опоссума.

Горный берл, уэб (Quasiursus montanophilus)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Куньи (Mustelidae)

Место обитания: леса массива Скалистых гор, заходит по высокогорным районам далеко на юг (до территории Мексики).

Рисунок Тони Джонса

Для фауны эпохи неоцена характерно наличие крупных форм, предками которых были мелкие животные эпохи человека. Крупные формы, особенно плотоядные млекопитающие, оказывались уязвимыми в условиях антропогенного воздействия на экосистемы, и их численность в эпоху человека резко снизилась. В эпоху глобального экологического кризиса многие из них исчезли, и их место заняли потомки мелких форм, успешнее переживших это время. На территории Голарктики успешной группой хищников оказались берлы (Quasiursus) – потомки хорьков (Mustela putoris) эпохи человека. На территории Голарктики сменяет друг друга целый ряд видов этих животных, отличающихся областью распространения и экологией.
Обитающий на территории Северной Америки горный берл, или уэб, населяет преимущественно горные районы западной части материка и встречается в поясе хвойных и листопадных лесов. Этот вид имеет тёмно-серый летний мех, часто с белыми пятнами на нижней челюсти и груди; у некоторых особей белый живот. Этот вид лишь немного мельче сибирского вида берла, особенно представители северных популяций, отличающиеся также косматым густым мехом. Зимний мех у этого вида имеет более светлую окраску: он голубовато-серый. Уэб отличается от азиатского берла крупной головой и более плоскими зубами – он заметно менее избирателен в пище. Летом этот зверь часто поедает растительный корм – грибы и ягоды. В отличие от медведя эпохи человека берл не впадает в зимнюю спячку; зимой рацион этого вида состоит главным образом из мяса – зверь охотится на травоядных животных, вязнущих в глубоком снегу, или поедает падаль. Также в зимнее время уэб охотно следует за стадами травоядных зверей и кормится растениями на их раскопах, охотится на ослабевших зверей и поедает погибших членов стада.
Этот зверь – одиночка, вместе держатся лишь самки с детёнышами и пары взрослых животных во время короткого брачного сезона. В середине осени готовая к размножению самка метит территорию мускусными выделениями, сигнализирующими самцам о её готовности к спариванию. Бродячие самцы, заходя на территорию самки, ищут её следы и спариваются с ней, пока самка восприимчива к их ухаживаниям. Если в поисках самки на её территории встречаются два самца, между ними может вспыхнуть драка, которая зачастую кончается серьёзными травмами, или даже гибелью одного из соперников. Из-за растянутого репродуктивного цикла самка выражает готовность к размножению очень бурно: она громко рычит, метит деревья мочой и трётся об них, а также валяется по земле, оставляя таким способом запаховые метки. Она заходит на территории самцов-соседей и оставляет метки поверх их собственных меток. Овуляция у самки протекает несколькими волнами – яйцеклетки созревают по одной с интервалом в 3-4 дня. В это время велика вероятность спаривания с различными самцами, что приводит к рождению генетически разнородного потомства. Оплодотворённые яйцеклетки начинают развиваться только после окончания течки.
В середине весны самка устраивает логово и рождает 2-4 мелких детёнышей. Они развиваются сравнительно медленно: лишь в середине лета покидают логово и начинают учиться искать пищу. Первую зиму потомство проводит вместе с матерью, и на следующий год самка не приносит потомство, восстанавливая силы после ухода за выводком.
Половая зрелость у молодых зверей наступает на 3-м году жизни, а продолжительность жизни достигает 30 лет.

Неарктический саблезуб, миссопехо (Machairolynx nearctica)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Кошачьи (Felidae)

Место обитания: Северная Америка к востоку от Берингии, леса в области холодного и умеренного климата.
В процессе эволюции в разные геологические эпохи на разных материках в разных группах позвоночных независимо друг от друга возникал один тип верховного хищника – саблезубый охотник, специализирующийся на крупной добыче. Среди плотоядных саблезубых позвоночных были зверообразные рептилии, сумчатые и несколько групп плацентарных млекопитающих. Но классическим примером саблезубого хищника были кошачьи – самая специализированная группа плотоядных млекопитающих. В неоцене распространение саблезубых кошачьих ограничено Голарктической зоогеографической областью. На территории Сибири крупный сибирской саблезуб (Machairolynx sibirica) стал кочевником и следует за мигрирующими стадами толстолобого обды (Obda pachyfrons). А в Новом Свете его замещает близкий вид – неарктический саблезуб, или миссопехо.
Этот вид сходен внешне со свои азиатским родственником: у него покатая спина, удлинённые задние ноги и короткий хвост. Телосложение неарктического саблезуба более лёгкое, чем у его сибирского родственника: ноги длиннее, а размеры тела меньше: вес взрослого зверя не превышает 250 кг. Это связано с тем, что он специализирован к питанию более мелкой быстроногой дичью, чем азиатский вид. Кроме того, у этого зверя короче клыки, а окраска шерсти светлее и не меняется на зиму.
В отличие от сибирского саблезуба, этот вид оседлый и территориальный. Основу рациона миссопехо составляют крупные растительноядные млекопитающие: лесные косороги и багутсу. Изредка эти звери нападают на такую опасную добычу, как гигантский лесной дикобраз. Иглы этого зверя дают ему прекрасную защиту, но миссопехо нападает на такое животное с головы, оглушает ударом лапы и наносит упавшему животному укус в шею. Иногда удар лап миссопехо сразу ломает шею зверю.
Каждая особь миссопехо контролирует обширную территорию, явно предпочитая лесные районы с небольшим количеством открытых пространств – обычно в поймах рек. В таких местах водится большое количество травоядных, составляющих основу рациона миссопехо. Каждое животное помечает границы территории мочой и раздирает кору на отдельных деревьях, заявляя о своих правах на территорию. Если два животных этого вида встречаются вне брачного сезона, между ними случается драка, приводящая иногда к сильным ранениям. Также эти кошки агрессивно относятся к саблезубым псовым атшехаске, видя в них конкурентов. В течение многих тысяч лет вид постепенно расселяется на юг, что приводит к обострению межвидовых конфликтов и случаям гибели одиночных особей атшехаске.
Брачный сезон у этого вида начинается в конце осени. Самка, призывающая самцов, заходит на их территории и оставляет в разных приметных местах свои запаховые метки. Беременность длится около 4 месяцев, в выводке 2-3 мелких детёныша. Они рождаются слепыми и глухими, с тёмной шерстью и крупными пятнами. Для выращивания потомства самка устраивает логово – обычно в пещере или ином естественном укрытии. Детёныши развиваются медленно: к середине весны они начинают покидать укрытие, а обучение охоте начинается во второй половине лета. Первую зиму детёныши проводят вместе с матерью, покидая её лишь в начале следующей весны. Из-за долгого развития потомства темп размножения у этого вида очень низкий: самка рождает детёнышей лишь раз в два года. В бедные пищей годы интервалы между выводками могут достигать 3-4 лет. Половая зрелость у молодых животных наступает в возрасте 3 лет, а продолжительность жизни достигает 40 лет.
Граница между двумя видами рода проходит в районе Берингии. В этих местах обитает переходная форма – берингийский саблезуб (Machairolynx nearctica beringica). Он отличается изменчивостью признаков и сочетает в разных пропорциях внешние черты обоих видов. Подобно миссопехо, это оседлый хищник.

Багутсу (Choerobos bagootsoo)
Отряд: Парнокопытные (Artiodactyla)
Семейство: Пекариевые (Tayassuidae)

Место обитания: западные и северо-западные районы Северной Америки, лесная зона, горные леса.

Рисунок Павла Волкова

В эпоху человека ошейниковый пекари (Pecari tajacu) был относительно успешной группой животных – он освоил жизнь в пустынных районах Северной Америки, что помогло ему выжить в условиях антропогенного кризиса, когда более продуктивные и благоприятные для жизни местообитания значительно пострадали. В раннем неоцене пекариевые начали осваивать жизнь в прериях Северной Америки, и в это время сформировался успешный род Choerobos, способный успешно питаться жёсткими злаками. Один из его видов – пекари-бизон (Choerobos robustus), широко распространённый и многочисленный житель равнин. Другой вид, багутсу, населяет лесные районы материка (название бизона у индейцев пайютов).
Багутсу представляет собой крупное травоядное животное. Рост взрослого самца в плечах – около 150 см, самки – до 120 см. Тело мощного сложения, покрыто густой жёсткой шерстью, к зиме вырастает мягкий подшёрсток. У самцов шерсть на верхней части головы и шеи удлинённая, на плечах образуется небольшая грива, преувеличивающая видимые размеры животного, что важно при установлении отношений доминирования. На хвосте также растёт длинная шерсть, отчего хвост у этого вида немного напоминает лошадиный. Фоновая окраска шерсти рыжевато-бурая с тёмным «седлом» на спине, которое у самок едва доходит до середины боков, а у самцов может достигать живота. Окраска шерсти молодняка рыжая с широкой тёмной полосой вдоль спины.
У животного короткие сильные ноги с широкими копытами. Багутсу может бегать со скоростью до 40 км/ч, но очень недолго; обычно эти животные передвигаются шагом, легко двигаясь по горным склонам.
Череп этого вида широкий, глазницы слегка выступающие. Глаза животного относительно небольшие; зрение играет второстепенную роль при жизни в лесу. Носовые кости черепа укорочены и сдвинуты назад, давая место для роста мягких тканей. Морда животного образует подобие короткого хоботка, с помощью которого можно срывать траву. Мягкие ткани в верхней части хоботка сильно разрастаются, образуя две обширных воздушных камеры, стенки которых выстланы складчатым обонятельным эпителием. Благодаря этой особенности обоняние у багутсу очень острое. Бивни в верхней челюсти направлены вниз и в стороны, позволяют выкапывать корни и подземные грибы, которые это животное очень любит. У животного округлые подвижные уши, покрытые шерстью с наружной стороны, и очень хороший слух. Багутсу общаются между собой при помощи разнообразных звуков: взрослые животные обычно гудят, урчат и хрюкают, а в случае опасности издают громкий рёв, раздувая носовые воздушные камеры.
Основная пища этого вида – трава и листья кустарников, а также молодые деревья, которые животное сгибает, наваливаясь на них всем телом, и объедает. Дополнительной подкормкой становятся грибы, а осенью – жёлуди и каштаны. Зимой благодаря широким копытам багутсу легко раскапывает траву под снегом. Эти животные прокладывают в лесу широкие тропы, на которых разрастаются кустарники и лиственные деревья, являющиеся источником корма для небольших травоядных зверей.
Этот вид живёт стадами, насчитывающими до 20-30 особей – примерно поровну самцов и самок. В стаде среди самцов устанавливается строгая иерархия, которая обычно поддерживается за счёт демонстрации силы. Иерархия среди самок выражена менее жёстко. Брачный сезон начинается осенью, когда животные находятся в хорошей физической форме. Самцы наносят друг другу удары головами, наклоняя их так, чтобы не поранить друг друга бивнями. Обороняясь от хищника, животные, напротив, наносят колющие удары бивнями.
Беременность длится около полугода, рождение детёнышей происходит весной. Обычно в выводке 2 детёныша, у молодых или слишком старых самок – только один. До осени молодые животные выкармливаются молоком, но обычно к этому времени они уже осваивают рацион взрослых особей. Половая зрелость наступает на 2-м году жизни, продолжительность жизни до 20 лет.

Жемчужнорогий олень (Acrocervus margariticornis)
Отряд: Парнокопытные (Artiodactyla)
Семейство: Оленьи (Cervidae)

Место обитания: Северная Америка, горные области на западном побережье материка.
Характерной особенностью фауны Северной Америки эпохи неоцена является присутствие разнообразных копытных – в отличие от Палеарктики, где среди крупных травоядных доминируют потомки зайцев – титанолагиды и зайцелопы. На равнинах материка обитает азиногиппус (Asinohippus pseudoequinum) – последний вид лошадиных. А в лесных и горных районах обитают главным образом потомки белохвостого оленя (Odocoileus virginianus). Специализированные формы оленей населяют также пустыни материка и конвергентно сходны с газелями и вилорогами. Горные районы на западе Северной Америки населяет особый вид оленей, приспособленный к передвижению по горным склонам и тем самым напоминающий азиатского оленя спироцервуса (Spirocervus jubatus). Этот вид – жемчужнорогий олень.
Телосложение этого оленя прекрасно подходит для движения по горным склонам. Это животное плотного телосложения с относительно короткими шеей и ногами, рост в холке до 60 см, вес взрослого самца около 70 кг, самки – до 50 кг. Задние ноги длиннее передних, из-за чего спина животного наклонена вперёд – это приспособление для пастьбы на склонах. Копыта у этого вида с вогнутой подошвой и очень прочным наружным краем. Более мягкая внутренняя часть копыта быстрее снашивается, и благодаря этому на копытах животного всегда есть острый край, обеспечивающий хорошее сцепление с камнями. А вогнутая подошва копыта помогает прочнее держаться за выступы камней.
Шерсть у этого животного серая, на спине и задней части шеи темнее, грудь и горло светло-серые, кончик морды белый. Вдоль позвоночника тянется тёмный «ремень». Под хвостом у животных в любом возрасте есть обширное белое пятно. Демонстрация его является сигналом тревоги. Уши животного подвижные, небольшие, покрыты по краю и с наружной стороны шерстью.
Очень примечательно строение рогов у этого вида. У взрослых самцов развиваются короткие толстые рога; каждый рог состоит из 3-5 отростков примерно одинаковой длины, сидящих на толстом основании. Отростки рогов очень прочные, в целом рога зверя напоминают корону. Поверхность рогов покрыта многочисленными костными наростами округлой формы – «жемчужинами». Они усиливают сцепление рогов во время поединков, исключая случайное соскальзывание рогов. Самка у этого вида безрогая.
Жемчужнорогий олень – холодостойкий вид крепкого сложения, который населяет горные районы и чаще всего встречается на высокогорье, в зоне альпийских лугов и безлесных участков скал. Этот вид держится главным образом на горных лугах, но также очень хорошо лазает по крутым склонам в поисках редкой растительности, особенно зимой. Животные осторожны, избегают участков, поросших кустарником и деревьями. При виде хищников олени издают крик, напоминающий рёв осла.
Распространение этого вида на север ограничивает высокий снежный покров, затрудняющий добывание корма. На зиму звери спускаются в горные долины.
Жемчужнорогие олени живут семейными группами, состоящими из одного самца и 2-4 самок с потомством. Брачные турниры начинаются осенью, когда рога полностью сформированы и с них слезла шкура. Брачный призыв у этого животного – громкий и протяжный вой, похожий на волчий. Турнир самцов представляет собой силовую борьбу, во время которой соперники стараются повалить друг друга движениями шеи и рогов. Победитель собирает гарем из самок и охраняет их от соперников, пока самки способны к зачатию потомства. Зимой гаремы могут объединяться в стада для совместного поиска корма, но к весне снова распадаются.
Самка рождает в конце весны одного крупного и хорошо развитого детёныша, двойни крайне редки. Уже через несколько минут после рождения детёныш поднимается на ноги, а через 4-5 часов после рождения способен следовать за матерью по горным тропам. Интересной особенностью жемчужнорогого оленя является практически одновременное рождение детёнышей у всех самок семейной группы. Когда первая из самок начинает рожать, другие беременные самки лижут шерсть новорождённого детёныша и слизывают с земли околоплодные воды. Это наряду с запахом детёныша является мощным стимулом, вызывающим сокращение матки у беременных самок и скорые роды. В результате все детёныши в семейной группе появляются на свет и учатся ходить одновременно, и после того, как они окрепнут, стадо может двигаться дальше.
Половая зрелость у молодых животных наступает на втором году жизни, продолжительность жизни до 25 лет.

Агуна сиу (Aguna sioux)
Отряд: Курообразные (Galliformes)
Семейство: Фазановые (Phasianidae)

Место обитания: северные границы лесной зоны Северной Америки, горные районы на западе.
Курообразные птицы пережили эпоху человека с переменным успехом. Численность многих видов сильно сократилась, большинство узкоареальных эндемичных видов исчезло полностью. Но некоторые виды благодаря человеку расширили ареал и в неоцене встречаются в таких местах, где не могли бы появиться естественным образом. Так, некоторые фазаны встречаются на Гавайских островах. Своеобразным «заповедником» курообразных птиц в Азии стала Сибирь: относительно малонаселённые районы с суровым климатом испытали воздействие человека в наименьшей степени по сравнению с более благоприятными для жизни районами. В Сибири появился обширный род агун (Aguna), происходящий от серой куропатки (Perdix perdix). В Сибири и горных массивах Центральной Азии видовое разнообразие агун выше всего. По Берингии агуны проникли в Северную Америку и образовали на этом материке ряд эндемичных видов. Один из них – крупная агуна сиу.
Это крупный представитель рода – вес взрослой птицы достигает 5,5 кг, самец крупнее самки. Телосложением агуна сиу напоминает куропаток: у неё компактное тело с коротким хвостом, округлые крылья и небольшая голова. Несмотря на крупный размер тела, птица умеет летать. В случае опасности агуна сиу взлетает, громко хлопая крыльями, и может пролететь до 200 метров, но потом всё равно садится на землю и спасается бегством. Она умеет хорошо бегать и прятаться среди кустарников.
Клюв птицы толстый и сильный, может раскалывать семена хвойных деревьев и крупные семена трав. Этот вид отличается от остальных агун Евразии и Северной Америки очень тёмной окраской оперения. Половой диморфизм выражен в окраске и некоторых особенностях оперения. Верхняя часть тела у самца этой птицы тёмно-бурая, почти чёрная; низ тела охристо-рыжий. Нижняя часть головы, горло и грудь чёрные; белые пятна на кончиках перьев образуют на груди «чешуйчатый» узор. Изредка встречается светлая цветовая морфа, у которой чёрный цвет замещается дымчато-серым, а рыжий – палевым; в восточных популяциях она встречается чаще – до 10% общей численности популяции. У самок окраска спины светлее – бурая с тонкой чёрной рябью. У самца этого вида в брачный сезон на плечах отрастают очень развитые «эполеты» из длинных рассученных перьев белого цвета. Во время брачного ритуала они раскрываются по бокам птицы, образуя два веера. Самец во время танца встряхивает ими и издаёт громкие свистящие звуки.
Голос птицы громкий благодаря крупному пузырю-резонатору, который раздувается на горле во время брачного ритуала. Голая кожа на этом пузыре серого цвета. Во время брачных танцев самцы агуны сиу начинают одновременно свистеть, и этот звук слышен за сотни метров от токовища.
Агуна сиу питается преимущественно растительными кормами – семенами, побегами растений, луковицами и клубнями растений. Также она охотно поедает насекомых и других беспозвоночных. Она ищет корм на земле и охотно кормится рядом со стадами крупных травоядных, одновременно получая от них защиту.
Брачные игры у этого вида начинаются весной, когда снег уже стаял и начинается рост ранневесенних трав. Самцы собираются незадолго до рассвета на участках, лишённых лесного покрова – обычно там, где лес был повреждён бурей или камнепадом. Они рассаживаются на земле и упавших деревьях, и с восходом солнца начинают представление. Токующие самцы вытягиваются вертикально и расправляют белые «эполеты», мелко дрожа всем телом и издавая протяжный пронзительный свист при помощи надувающегося горлового мешка. Если рядом появляется самка, самец преследует её бегом, опустив полураскрытые крылья до земли и сохраняя вертикальное положение тела. Ток продолжается около недели.
Этот вид птиц моногамен, но пара образуется всего лишь на один сезон гнездования. Гнездо располагается на земле среди кустарника, и представляет собой ямку в земле со скудной подстилкой из травы. В кладке до 10 яиц, насиживает только самка в течение 25 дней. Птенцы имеют желтоватый пух и три продольных полосы бурого цвета на теле – на спине и на обоих боках. Самец и самка вместе водят молодняк в течение всего лета и начала осени. К зиме выводки разных птиц объединяются, но к весне распадаются на пары. Молодые птицы становятся способными к размножению уже следующей весной.

Западный орлиный ворон (Aquillorax occidentalis)
Отряд: Воробьинообразные (Passeriformes)
Семейство: Хищноврановые (Carnocorvidae)

Место обитания: горные районы запада Северной Америки, горные леса.
Хищноврановые являются очень характерной группой плотоядных птиц неоцена Голарктики. Центром происхождения этой группы птиц является Евразия, откуда они распространились в Северную Америку по Берингийскому перешейку. Некоторые виды этих птиц населяют морские побережья, а другие освоили разнообразные наземные местообитания. Наземные виды орлиных воронов – это преимущественно лесные птицы, избегающие засушливых местностей, не подходящих для роста деревьев.
В горных районах Северной Америки обитает один из представителей рода – западный орлиный ворон. Это крупная птица: размах крыльев взрослой особи до 180 см, рост стоящей птицы – до 60 см. Телосложение этой птицы массивное, она отличается крупной головой и сильными лапами. Клюв у этого вида высокий, сильно сжатый с боков, с выраженным крючкообразным кончиком. Благодаря этому птица легко разрывает мясо крупных позвоночных, составляющее основу её рациона.
Оперение западного орлиного ворона имеет тусклую окраску – чёрную с зелёным металлическим блеском на крыльях. На животе и подхвостье оперение серовато-белое. На задней части шеи и плечах взрослых птиц имеется серповидное пятно серого цвета. Демонстрация этого пятна с опущенной головой является умиротворяющей позой и позволяет уменьшать внутривидовые проявления агрессии у этих плотоядных птиц. Клюв и ноги окрашены в чёрный цвет. Крылья широкие, с округлыми концами; хвост веерообразный. Эта птица умеет подолгу парить, используя восходящие потоки воздуха, но также хорошо ходит по земле и может преследовать добычу бегом.
Западный орлиный ворон предпочитает жить на поросших лесом склонах гор, хотя изредка поднимается в зону альпийских лугов для охоты на мелких млекопитающих. Это почти исключительно плотоядный вид, который питается различными мелкими животными и падалью. Птицы этого вида часто охотятся на небольших травоядных животных, объединяясь в группы и поочерёдно нападая на одну и ту же жертву. Охотясь на мелких зверей в горах, эти птицы часто сбивают их со склона ударами крыльев.
Этот вид птиц устраивает гнездо в труднодоступном месте – чаще всего на вершине крупного дерева или в скальной нише, куда почти нельзя забраться с земли. Само гнездо представляет собой большую кучу хвороста и веток, на вершине которой устраивается лоток, выстилаемый травой. Западные орлиные вороны – это строгие моногамы: партнёры сохраняют верность друг другу на протяжении всей жизни и стараются охотиться и отдыхать вместе. Брачный ритуал у этого вида включает токовой полёт, сопровождаемый демонстрацией фигур «высшего пилотажа», игры в воздухе самцов и самок, а также обмен символическими подарками вроде ветки или еловой шишки – это символизирует привязанность и доверие партнёров друг другу. Гнездование происходит ранней весной, до полного таяния снега. В кладке 2-3 яйца с белой скорлупой, насиживает исключительно самка в течение 30 дней. Птенцы вылупляются слепыми, покрыты сероватым пухом. Родители кормят их на протяжении 3 месяцев; за это время птенцы оперяются и достигают размеров взрослой особи.
Индивидуальное развитие у этого вида происходит довольно медленно. Молодые птицы проводят с родителями первую зиму и достигают половой зрелости лишь на третьем году жизни, тогда же становятся способными к размножению. После зимовки молодые птицы обоих полов покидают родителей и объединяются в одновозрастные «банды», которые держатся на границах территорий взрослых размножающихся пар. В течение жизни в составе «банды» молодые птицы отрабатывают приёмы совместной охоты на млекопитающих и защиты от врагов. «Банда» таких птиц способна отогнать от добычи даже вакиньяна или сову-валькирию. Внутри «банд» обычно формируются размножающиеся пары, хотя изредка партнёры могут происходить из разных «банд».
Продолжительность жизни достигает 50 лет.

Венценосная сойка (Cyanocitta chrysocrista)
Отряд: Воробьинообразные (Passeriformes)
Семейство: Врановые (Corvidae)

Место обитания: горные районы и хвойные леса Северной Америки.
В эпоху человека некоторые виды семейства врановых получили заметное преимущество в выживании, обладая способностью нормально существовать в ландшафтах, изменённых человеком. Среди таких видов были представители рода голубых соек (Cyanocitta), широко распространенных в Северной Америке в эпоху человека. После исчезновения человека они оказались в несравненно лучшем положении по отношению к более чувствительным видам, сохранившим лишь остатки былой численности и ареала. В неоцене на территории Северной Америки обитают многочисленные потомки видов этого рода, а некоторые из них через Берингию расселились в Азию.
Венценосная сойка – один из широко распространённых видов группы, населяющий западную и центральную часть материка. Этот вид обитает преимущественно в хвойных лесах, избегая областей со слишком жарким климатом.
Этот вид птиц размером примерно с сороку, но отличается более коротким веерообразным хвостом. Половой диморфизм в окраске не выражен, самка лишь немного крупнее самца. Фоновая окраска головы, шеи и крыльев серовато-голубая, на крыльях заметна поперечная рябь. Маховые перья голубые с чёрными кончиками, такую же окраску имеют рулевые перья хвоста. Брюшко белое с сероватым оттенком на животе. На голове и верхней части шеи птицы заметен узор из чёрных пятен на кончиках перьев. Ноги длинные, серые. Птица передвигается по земле скачками, приподняв хвост.
Очень характерной особенностью вида является наличие высокого подвижного перьевого хохолка, длина которого примерно равна длине головы птицы вместе с клювом. Перья хохолка по цвету отличаются от остального оперения: они жёлтые с явно выраженным металлическим блеском. Подавая сигналы друг другу, эти птицы активно используют хохолок, поднимая и опуская его.
Рацион этого вида включает главным образом мелких животных – насекомых, пауков, мелких рептилий и лягушек. Часто венценосные сойки разоряют гнёзда мелких певчих птиц. Осенью и зимой в рационе птиц больше кормов растительного происхождения – семян и ягод.
Венценосная сойка гнездится на деревьях, строит гнёзда самостоятельно или переделывает старые гнёзда других птиц. Характерной особенностью гнезда у этого вида является наличие рыхлой крыши и сквозного прохода. Птицы сплетают гнездо с веткой, растущей выше него, или вплетают в имеющееся гнездо ветки, из которых делают крышу. Такая особенность маскирует насиживающую птицу от пернатых хищников, нападающих сверху. Лоток гнезда выстилается мягким мхом и шерстью. Для постройки гнезда птица часто собирает шерсть линяющих травоядных зверей, попутно служа им сторожем. Сигнал тревоги этой птицы – протяжная раскатистая трель. Часто венценосные сойки собираются в небольшие стаи и окрикивают крупных плотоядных птиц – сов и вакиньянов.
Брачный сезон – в середине весны. Как правило, незадолго до этого самец устраивает гнездо и начинает приманивать к нему самок, издавая призывный крик и принимая привлекающие их позы. Токующий самец встряхивает хвостом и по несколько раз перескакивает с ветки на ветку, издавая громкий жужжащий крик. В кладке до 5 яиц, насиживает только самка. Самец охраняет территорию и помогает ей выкармливать потомство. Молодые птицы покидают гнездо в первой половине лета, и в южной части ареала птицы могут сделать вторую кладку и успевают выкормить второй выводок до осени. Половая зрелость наступает в возрасте 6 месяцев, продолжительность жизни – до 10 лет.

Следующая

На страницу проекта