Странники степей

 

Путешествие в неоцен

 

Странники степей

 

 

 

Эта глава была создана по идее Семёна, участника форума.

Во время оледенения на рубеже голоцена и неоцена природа восточной Европы претерпела огромные изменения. Граница ледника на западе Евразии пролегала приблизительно там, где в далёкую эпоху человека располагались города Ливерпуль, Копенгаген, Москва, Самара и Новосибирск. Южнее Великого Ледника расстилалась сухая степь – обширные пространства, занятые злаками и осокой. Но в ней не паслись стада мамонтов или носорогов, как во время плейстоценового оледенения: губительная для природы деятельность человека привела к тому, что на Земле совершенно не осталось крупных животных. Самыми крупными обитателями степи были кабаны, а наиболее многочисленными – зайцы и грызуны. Поскольку численность хищных птиц также сократилась в результате преследования со стороны человека и разрушения мест обитания, самыми распространёнными пернатыми хищниками и падальщиками степей были вороны и их родственники. Среди плотоядных млекопитающих господствовали потомки одичавших домашних кошек и лисицы, а остатками их добычи питались мелкие куньи, некоторые грызуны и ежи.
Южнее холодная степь прерывалась поясом лесов и кустарников – остатками среднеевропейских лесов. А ещё южнее расстилались полупустыни, возникшие вокруг котловин высохших морей – Чёрного, Каспийского и Аральского. Здесь свирепые ветры с ледников поднимали и уносили на многие километры белую солёную пыль – раньше вся соль была растворена в воде морей, но теперь она стала лишь игрушкой для ветра. В немногих озёрах, питаемых стекающими с Великого Ледника ручьями и реками, сохранились остатки европейской речной фауны, а в озёрах солончаковых равнин Каспийской котловины ждали своего часа немногочисленные потомки каспийских рыб и водных беспозвоночных.
Но так не могло продолжаться вечно. Постепенно климат менялся, и ледники, стиснувшие Землю в холодных «объятиях», начали таять. Великий Ледник отступил с территории Евразии, а стекающие с него талые воды прорывали в земле русла новых рек и оставляли многочисленные глубокие озёра. По границе максимального распространения ледника прошла линия Европейского водораздела, отмеченная валами моренных отложений. Севернее её ледник оставил озёра, и реки текут преимущественно в Северный Ледовитый океан или в Атлантику. Южнее линии водораздела реки текут в Четвероморье – большой внутриконтинетальный водоём. В своём нижнем течении реки отчасти текут по сохранившимся руслам бывших рек Волги, Дона и Днепра, а потому эта местность называется Трёхречье. Большую часть территории Трёхречья занимают влажные степи, и лишь возле берега Четвероморья их сменяют островки леса из теплолюбивых видов деревьев.
Зима в Трёхречье относительно холодная – сказывается влияние континентального климата и удалённость от океанов. В середине зимы в степях могут долго стоять морозы и выпадает снег – так сказывается влияние континентального климата Сибири. А раз в несколько лет, когда холодный воздух из Сибири встречается с более тёплым и влажным воздухом Четвероморья, выпадает такое большое количество снега, что большинство степных животных гибнет, впадает в спячку, или мигрирует на юг, к берегам Четвероморья.
Растительность степей Трёхречья – это преимущественно злаки с примесью разнотравья. На более сухих участках злаки господствуют, вытесняя другие растения, но ближе к рекам и болотам они уступают место разнообразным широколиственным растениям из других семейств. Климат Трёхречья способствует этому: с Четвероморья часто приходят дожди, и тучи с северо-запада очень легко преодолевают небольшие возвышенности Европейского водораздела, наполняя водой реки, текущие к Четвероморью. Благодаря более влажному климату однообразные степные пейзажи прерываются зарослями кустарников и рощами довольно высоких деревьев. Это делает степи Трёхречья похожими на африканскую саванну. Обычное дерево степей Трёхречья – клён акациелистный, высокое раскидистое дерево с плотными листьями, очень похожими на сложные перистые листья акаций.
В конце весны этот клён зацветает. Его цветки мелкие и невзрачные, зеленоватого цвета, собраны в кистевидные соцветия. Они почти не видны среди листвы дерева, но насекомые легко находят их по запаху. Они активно посещают цветы клёна, поскольку они богаты нектаром.
Впрочем, весной у насекомых очень богатый выбор цветов для посещения: большинство растений в это время цветёт, и степь превращается в ковёр ярких красок. Среди травы издали заметны фиолетовые, голубые и жёлтые цветки ирисов. Глаз насекомого, к сожалению, совершенно не может оценить великолепие ярко-красных цветков мака, но ультрафиолетовый свет, отражаемый их шелковистыми лепестками, делает цветы хорошо различимыми для насекомых.
Трава ещё использует запасы влаги, оставшиеся в земле после зимы, и солнце ещё не выжгло нежные листья разнотравья. Поэтому яркие пятна цветов разбросаны на сочном изумрудно-зелёном фоне. Летом такая яркая зелень останется лишь вдоль крупных рек, а значительные пространства степи будут светло-зелёными или желтоватыми: цветы отцветут, листья увянут, и множество клубней и луковиц будет дожидаться своего триумфа до следующей весны. Их место займут засухоустойчивые злаки и полынь, превращая степь в однообразное колышущееся море трав. Но лето ещё не наступило, и степь пока блистает яркими красками.
Весенние ночи в степях Трёхречья прохладны и приятны. По утрам на земле блестит роса, обещая тёплый день. Мелкие певчие птицы в траве и кустах просыпаются с первыми лучами солнца, и их песни наполняют степь. Но ранним утром ночные жители степи ещё не устроились на ночлег, и встреча с некоторыми из них не сулит мелким существам ничего хорошего.
Словно призрак, над травой и кустами бесшумно пролетает огромная птица размером с орла. Она летит удивительно быстро, время от времени «чиркая» концами крыльев по траве. Испуганные её появлением, некоторые мелкие птицы взлетают… и исчезают в широкой пасти огромной птицы. Это существо – мерлетта, гигантский представитель козодоев. Словно огромный летающий сачок, она ловит птиц и припозднившихся летучих мышей. Клюв у мерлетты почти не виден снаружи, но его край образует два острых роговых зубца на нижней челюсти. Схватив очередную жертву, мерлетта сильно сжимает челюсти, и отчаянный крик попавшей в беду птички резко обрывается. Слегка замедлив полёт, хищник сглатывает добычу целиком, и продолжает охоту. Неосторожные кузнечики, вспугнутые мерлеттой, тоже исчезают в её широкой пасти. Но птице надо торопиться: когда наступит день, она должна хорошо спрятаться в укромном месте, иначе её с такой же лёгкостью съедят другие обитатели степи. Мерлетта величественно взмахивает крыльями, и бесшумно скрывается в утреннем тумане.
Солнце поднимается над горизонтом всё выше, и утренний туман понемногу рассеивается. Ночные обитатели степи прячутся в норы или в кусты, зато пробуждаются те, кто ночью спал. Среди высокой травы на берегу реки зашевелились массивные тела довольно крупных животных. Их здесь много – небольшой табун, около десяти взрослых животных, провёл здесь ночь. Когда один из этих зверей выходит из травы к берегу реки, можно подумать, что это какая-то лошадь: у него мощная выгнутая шея, сравнительно короткая скуластая голова, и длинные ноги. Хвост очень похож на ослиный – он длинный, с белой кисточкой на конце. Тело животного покрывают продольные тёмные полосы на светло-коричневом фоне. Вдоль шеи этого зверя растёт короткая тёмная грива, торчащая вверх, словно у диких лошадей. Более внимательный взгляд рассеивает первое впечатление: зверь оставляет на песке чёткие раздвоенные следы – он принадлежит к парнокопытным. А вместо характерного лошадиного ржания животное издаёт короткое гнусавое рявканье. Морда этого зверя также не слишком похожа на лошадиную: она заканчивается коротким подвижным хоботком, с помощью которого животное ловко срывает сочные листья прибрежных растений и отправляет их в рот. А когда животное издаёт звуки, хоботок слегка надувается, служа зверю резонатором.
Это совсем не лошадь, и даже не представитель непарнокопытных. Это животное – порциппула, характерный обитатель влажных степей Трёхречья. Будучи похожим на крупного пони, этот зверь является очень своеобразным бегающим потомком кабанов.
Напившись воды, крупная порциппула срывает мимоходом лист какого-то болотного растения, и, флегматично пережёвывая его, направляется обратно к стаду. Его сородичи просыпаются и потягиваются. Взрослые порциппулы, подобно чистокровным лошадям, спят стоя, готовые в любой момент убежать, или отразить атаку хищника. Но трава около их ног шевелится, и из неё один за другим показываются детёныши, столь же полосатые, как и взрослые звери. Они ещё малы, и могут позволить себе спать лёжа, надеясь на защиту взрослых.
Зверь, проснувшийся первым, крупнее всех в стаде: это взрослый самец-секач. Когда он зевает, задрав хоботок вверх, становятся видны его острые клыки. Прочие животные в клане – самки и их детёныши – потомство этого секача.
По своим жизненным потребностям порциппула – это нечто среднее между свиньёй и лошадью. Она неохотно ест жёсткую траву, составляющую основной корм лошади, но отошла и от свиной всеядности, хотя не упускает случая проглотить вместе с травой птичьи яйца или крупного жука. Но основной корм порциппул – травы и листья кустарников. Порциппулы не заходят далеко в степь, предпочитая пастись вблизи водоёмов. Широкие копыта этих зверей позволяют им ходить по топкой почве, и даже плавать.
На сухих участках степи пасутся их соседи – трёхреченские зайцелопы, представители процветающей в неоцене группы быстроногих травоядных. Пока порциппулы лениво потягивались, эти изящные бегуны уже вовсю искали себе корм. Зайцелопа более хрупкая и слабая, чем порциппула, и её главная защита от врагов – осторожность. Ночью они спали урывками, готовые в любой момент броситься наутёк. И после рассвета зайцелопы не теряют бдительности, пощипывая злаки. Они хорошо чувствуют себя, лишь находясь в большом стаде себе подобных – здесь за окрестностями постоянно следит множество глаз, и враг будет вовремя замечен. Одинокая зайцелопа, скорее всего, просто погибла бы от стресса. И, если одиночное животное всё же попадается в степи, то это больное, либо уже умирающее животное. Пока есть силы, трёхреченские зайцелопы держатся вместе.
Большие стада этих зайцелоп всегда находятся в движении – в противном случае они просто истощили бы местность, на которой живут. Лишь во время рождения молодняка зайцелопы могут провести несколько дней на одном месте, но затем, когда все самки разрешатся от бремени, и молодняк окрепнет, странствие продолжается. Молодняк этих зверей появился полтора месяца назад, и в конце весны уже не уступает взрослым в скорости и выносливости.
В небе над стадом зайцелоп парят крупные птицы. В эпоху голоцена это могли быть орлы, но в неоцене, когда орлы вымерли, их заменили другие птицы, более хитрые и умные – орлиные вороны. Орлиные вороны широко расселились по территории Евразии, но на юг не проникают – эти крупные птицы плохо переносят жару. Зато в областях с сезонным климатом эти птицы благоденствуют.
Немного покружившись над стадом зайцелоп, птицы улетают. Зайцелопы следили за ними, но, когда птицы исчезли, вновь успокоились, и продолжили щипать траву. Эти звери не отличаются особенной сообразительностью, и живут лишь настоящим моментом. Когда силуэты орлиных воронов исчезли с неба, воспоминание о них столь же быстро стёрлось из памяти зайцелоп. И вряд ли какая-нибудь зайцелопа смогла бы связать воедино исчезновение орлиных воронов и появление на секунду из травы полосатой кошачьей головы. Разумеется, в том случае, если бы заметила эту голову.
Зато орлиные вороны с высоты своего полёта прекрасно увидели и хищника, и его возможных жертв. И они тоже готовятся принять участие в охоте. Птицы просто опустились в траву, и теперь пешком подкрадываются к стаду зайцелоп. Им легко преодолеть большое расстояние по земле – у степных орлиных воронов длинные ноги. Птицы прячутся в кустиках полыни, торчащих среди злаков, пригибаются к земле, замирают на месте – словом, ведут себя очень осторожно. Лишь изредка из травы высовывается голова птицы, оглядывается, и скрывается.
Небольшая группа зайцелоп отделилась от основного стада. Они задержались возле зарослей какого-то бобового растения, поедая его белые сладковатые цветки, богаты белком и нектаром. И они совершенно не подозревают, что за каждой из них наблюдают. Когда несколько зайцелоп направилось к стаду, а одна задержалась немного дольше, атака началась.
Из травы выскочила очень крупная кошка с полосатой головой и бледным, словно выцветшим, туловищем. Она погналась за отставшей зайцелопой, которая в ту же секунду кинулась к спасительному стаду. Но события моментально приобрели совсем другой оборот: из травы навстречу ей кинулись орлиные вороны. Крупные длинноногие птицы, нарочито громко хлопая крыльями, начали оттеснять зайцелопу от стада. Всё внимание нападающих сконцентрировалось только на ней, а многочисленное стадо её сородичей, убегающее прочь, словно перестало существовать для загонщиков. Орлиные вороны не старались сами убить зайцелопу, они лишь мешали ей спастись. Промедление в долю секунды решило исход атаки – одна лапа кошки разорвала бок зайцелопы, а вторая обрушилась на её шею. Зайцелопа упала, и в ту же секунду клыки хищника сомкнулись на её горле.
Когда стихли последние судороги зайцелопы, хищник принялся за еду. Зайцелопа пала жертвой царской кошки – представителя одного из разнообразных видов кошек, населяющих Землю. Этот грациозный хищник – потомок домашней кошки и ещё нескольких видов мелких кошек человеческой эпохи. Возможно, именно происхождение от домашней кошки сделало возможным существование на Земле этого вида. Несмотря на свои размеры, царская кошки сохранила повадки мелких кошек. Так, она не придерживает добычу лапами, когда ест.
Орлиные вороны тоже рассчитывают на свою долю добычи: они прекрасно знают, что даже крупной кошке не съесть всей туши зайцелопы. Поэтому они ожидают, пока зверь наестся. Если же кто-то из орлиных воронов приблизится к туше слишком рано, он рискует дополнить собой рацион хищника. Когда одна из птиц всё же делает шаг в сторону добычи, царская кошка угрожающе мяукает, и поднимает вертикально поперечно-полосатый хвост. Он слегка подёргивается в стороны – это знак угрозы для птиц, и пернатые хищники благоразумно отступают.
У кошек достаточно слабые челюсти, поэтому царская кошка лишь объела мягкие части туши с одного бока, и съела часть внутренностей. А немного меньше половины туши осталось на долю всевозможных компаньонов в охоте, падальщиков и нахлебников. Поэтому, когда царская кошка скрылась в траве, останки зайцелопы тут же скрылись под массой орлиных воронов. И в этот же миг ещё одна птица, парившая в высоте, начала стремительно снижаться.
Орлиные вороны жадно рвали клочья мяса, когда над ними возникла, словно ниоткуда, высокая серо-голубая птица с длинной шеей и чёрной «шапочкой» на голове. Заметив её, несколько орлиных воронов поспешно отбежали от туши. Но одна птица, слишком глубоко сунув голову в грудную клетку туши, замешкалась, и тут же получила удар острым клювом в плечо.
К трапезе присоединилась ещё одна птица степей Трёхречья – степная цапля. Сменив болота на степь, она, тем не менее, осталась собой – независимой и агрессивной птицей. Держа на почтительном расстоянии орлиных воронов, цапля начала рвать мясо зайцелопы и глотать довольно большие куски, дёргая шеей. Когда кто-либо из орлиных воронов неосторожно приближался, птица злобно шипела, повернувшись к нему. Цапля выбирает для себя самые мясистые части туши, которые легче всего разорвать.
Наевшись, степная цапля ушла. Обычно она охотится на мелких животных, но при возможности доедает остатки добычи крупных хищников, соперничая с прочими падальщиками. И орлиные вороны, вновь почувствовав себя хозяевами положения, начали рвать мясо.
Птичий клюв несколько уступает звериной пасти по способности объедать мясо с костей, поэтому, когда орлиные вороны закончили работу над трупом зайцелопы, на костях ещё осталось немного мяса. Это прекрасно знает небольшой зверь, затаившийся недалеко от пировавших птиц, и терпеливо ожидавший, пока они насытятся. Когда орлиные вороны один за другим начали взлетать, зверь вышел из своего укрытия, и направился к туше. Размером он всего лишь с кошку, но отличается хищным нравом. Это соболиная соня, один из грызунов, перешедших к хищничеству.
Всё же грызун чувствует себя неуверенно, подходя к останкам зайцелопы: это ночное животное, и только голод заставил его выйти на кормёжку в неурочное время. Ночная охота была неудачной, и теперь главная задача соболиной сони – хорошенько поесть. Похоже, не все орлиные вороны хотят уступать ей остатки добычи – две молодых птицы, щёлкая клювами, пытаются прогнать соболиную соню. В ответ грызун встаёт на задние лапы, и пронзительно стрекочет, оскалив резцы. Агрессивно наскакивая на орлиных воронов, соболиная соня прогоняет их, и затем жадно вгрызается в остатки мяса. Под её сильными резцами головки костей крошатся, и остатки мяса исчезают в желудке хищного грызуна. «На сладкое» соболиной соне достаётся почти нетронутая голова зайцелопы – птицы смогли лишь выклевать глаза и оборвать мягкие ткани рта зверя. Зато сильные резцы соболиной сони легко прогрызают череп зайцелопы, и хищный грызун лакомится мозгом жертвы.
При благоприятных обстоятельствах соболиная соня смогла бы сама справиться с взрослой зайцелопой, но сейчас, будучи голодной, она вынуждена переходить на падаль. Обычно же этот хищный грызун разыскивает по ночам мелких зверей и птиц. Как и все мелкие животные, соболиная соня нуждается в относительно большом количестве пищи: каждую ночь она поедает животное размером с небольшого кролика, или нескольких птиц. Ей очень повезло с находкой туши зайцелопы, и теперь сытый грызун может какое-то время не беспокоиться о своём желудке. Соболиная соня уходит в одно из своих излюбленных укрытий – в прогнивший изнутри ствол клёна, лежащий на земле. Здесь она проспит целый день, и лишь к вечеру выйдет на охоту.
Солнце поднимается всё выше, и в степи становится жарко. Растения начинают обильно выделять эфирные масла, и над степью плывёт характерный аромат. Особенно много масел выделяет полынь, придавая запаху степей горьковатый оттенок.
Днём степные звери стараются найти укрытие от солнца. Царская кошка, затравив утром зайцелопу, насытилась, и может позволить себе отдых. Она проспит большую часть дня, спрятавшись в кустах или высокой траве, а затем, возможно, после короткого перерыва, будет отдыхать всю ночь, забравшись на ветви акациелистного клёна.
Стадо зайцелоп также ищет тень. Животные лежат в тени клёна, и часто дышат, приоткрыв рот. Их уши приобрели розоватый оттенок изнутри: кровеносные сосуды расширились от притока крови, и избыток тепла отводится через уши животных. По мере движения солнца по небу некоторые животные, оказавшись на солнечном месте, поднимаются, и переходят в тень, отгоняя сородичей с удобных мест.
Звери не любят жаркую погоду, но птицы наиболее активны как раз в самое жаркое время дня. Они пролетают над отдыхающими зайцелопами, схватывая слепней и мух, вьющихся над стадом.
Мелкие певчие птицы, обитающие в степи, проникают в самые укромные уголки зарослей в поисках корма. И иногда они находят нечто большее, чем жуков или других насекомых.
Одна из птиц, обшаривая в поисках насекомых кусты, растущие вдоль берегов неглубокой степной реки, наткнулась на некое существо, по окраске почти неотличимое от сухих листьев и коры. Несколько секунд, пока она разглядывала это существо, оно оставалось неподвижным. Но затем, когда птица села на ветку, торчащую совсем рядом с ним, существо зашевелилось и открыло огромные жёлтые глаза. Птичка нарушила дневной покой мерлетты – одного из самых страшных врагов птичьего племени.
Над кустами разнёсся истошный крик тревоги. Но, вместо того, чтобы разлететься в разные стороны, и затаиться в траве, птицы начали собираться возле кустов. Поодиночке или небольшими стайками, они стягивались к убежищу мерлетты, словно сжимая кольцо осады. Напряжение внутри птичьей стаи растёт – все различия между видами словно забыты при виде общего врага. Птицы храбро вьются над головой мерлетты, словно стая мух. И вот наступает момент, когда одна из птиц с воинственным писком атакует мерлетту, и с разлёту клюёт её в затылок. Это служит сигналом к общей атаке, и птицы начинают нападать на мерлетту, как в далёком голоцене мелкие птицы атаковали филина или другую сову.
Потревоженная птицами мерлетта пробует защищаться: она широко разевает рот, демонстрирует зубовидные выросты редуцированного клюва, и щёлкает широкой пастью. Когда мерлетта смотрит прямо на птиц, раскрыв пасть так, что видна ярко-розовая слизистая оболочка рта, они боятся атаковать, но, стоит мерлетте повернуться к ним затылком, они смелеют, и наносят удары. Некоторые птицы пытаются рвать перья на крыльях мерлетты, присаживаясь на ветки кустарников. Наконец, терпение мерлетты подходит к концу. Крупная птица, нетвёрдо держась на коротких слабых лапах, делает несколько шагов, выбираясь из кустарника. Она встряхивается и крутит головой, пытаясь увернуться от атакующих певчих птиц. Но они продолжают нападение, вынуждая птицу покинуть своё убежище. Мерлетта раскрывает крылья, приподнимается на лапах, делает ещё несколько шагов, и взлетает. И в этот момент стая птиц, атаковавших её, рассыпается по кустам. Они беспрепятственно атаковали мерлетту, пока она сидела на земле, и не могла охотиться. Зато в воздухе мерлетта превращается в беспощадного врага, и осторожность птиц берёт верх над храбростью.
Мерлетта летит совершенно бесшумно. Она плохо видит при очень ярком солнечном свете – сетчатка мерлетты очень чувствительная, и птица наполовину прикрывает глаза веками. Её полёт очень быстрый, поэтому, когда она неожиданно и бесшумно появляется прямо над стадом отдыхающих зайцелоп, звери вскакивают, издавая тревожный свист. Мерлетта испугана их резкими движениями не меньше, поэтому она сразу набирает высоту, и пролетает над головами встревоженных зверей. Выбрав подходящие на вид густые кусты, мерлетта опускается в траву, складывает длинные крылья, и ковыляет на слабых ногах в самую гущу веток. Некоторое время кусты шевелятся: птица обустраивается поудобнее. Затем мерлетта просто засыпает до самого вечера.
Звери не очень любят жаркую погоду. Чем крупнее зверь, тем сложнее ему избежать опасности перегрева. Поэтому в жаркое время дня массивные порциппулы отдыхают. Они лежат в тени кустов, либо принимают пыльные ванны, или просто спят. Им некого опасаться – хищники обычно тоже спят, выходя на охоту только ближе к вечеру.
Взрослым порциппулам в жаркую погоду хочется отдохнуть, но один из детёнышей в их стаде не хочет отдыхать. Он молод и любопытен, поэтому, пока взрослые животные лежат, он целеустремлённо исследует окружающий мир. Ему интересно всё: и запах цветов, и вкус их листьев, и птицы, летающие неподалёку. Но особенно привлекательным ему кажется орлиный ворон, кувыркающийся в траве. Птица явно ведёт себя очень странно: она валяется по траве, дёргая в воздухе длинными ногами, и раскрыв крылья. Детёныш порциппулы решает посмотреть, в чём тут дело. Он не чувствует опасности: стадо рядом, и его мать, если нужно, даст отпор почти любому степному хищнику. А те, кто смог бы с ней справиться, не станут охотиться на маленьких детёнышей. Поэтому, чувствуя за спиной возможность поддержки, детёныш порциппулы отправился посмотреть, что делает эта птица в траве.
Орлиный ворон, и впрямь, вёл себя как-то странно: самозабвенно закрыв глаза, птица дёргала в воздухе длинными лапами и вертела головой. Почувствовав приближение детёныша порциппулы, орлиный ворон вскочил на ноги, отбежал на несколько метров, и снова свалился в траву. Птица валялась по траве, и из её клюва вырывались отрывистые сдавленные звуки. Когда детёныш порциппулы вновь приблизился к орлиному ворону, тот снова поднялся на ноги. В его клюве было зажато перо. Птица призывно взглянула на полосатого зверёныша, и отбежала ещё на несколько шагов. Остановившись, она взглянула на детёныша порциппулы, и призывно наклонила голову набок.
Любопытный детёныш смотрел только на птицу, которая вела себя совершенно не так, как обычно поступают орлиные вороны. И он совершенно не видел двух вещей: он слишком далеко отошёл от стада сородичей, и за его спиной, пригнувшись, тихо перебегали с места на место ещё несколько орлиных воронов. Тот, что валялся в траве, на самом деле был совершенно здоров, и прекрасно знал, что делал. Ему нужно было отвлечь детёныша и увести его подальше от взрослых, а там стая птиц могла бы быстро расправиться с этим зверем. План птиц работал великолепно: детёныш не видел своих преследователей, его внимание было привлечено лишь одной птицей, которая «работала» изо всех сил, стараясь вести себя как можно более странно и забавно. А загонщики постепенно сжимали кольцо вокруг полосатого детёныша. Всё шло согласно отработанному сценарию нападения.
Но изредка даже в самый лучший и хитроумный план вкрадываются непредвиденные обстоятельства. Грациозное тело крупного хищника почти бесшумно выскользнуло из травы, пролетело несколько метров в воздухе, и обрушилось всем весом прямо на детёныша порциппулы. Царская кошка давно следила за охотой орлиных воронов, и воспользовалась шансом. Детёныш порциппулы с визгом забился в её когтях, но сильный укус раздробил его шею, и маленькое тело сразу обмякло. Орлиные вороны, испуганные появлением хищника, взмыли в воздух, громко хлопая крыльями и крича.
Шорох травы, крики птиц, хлопанье их крыльев, и, самое главное, визг детёныша моментально подняли на ноги всё стадо порциппул. Десяток взрослых массивных зверей и несколько подростков моментально превратились в единую сплочённую силу. Детёныш, лежащий в траве возле лап царской кошки, и запах его крови в воздухе стали сигналом к обороне, и стадо направилось к хищнику. Во главе стада бил копытами и ревел взрослый самец-секач. Раздувая хоботок, он свирепо ощеривал клыки, а его глаза налились кровью. Чувствуя поддержку с его стороны, самки с не меньшей яростью наступали на хищника. Хвосты зверей с белыми кисточками были задраны вверх – это означало высшую степень возбуждения животных.
Перевес сил был явно на стороне травоядных. Царская кошка и так потеряла много сил на охоте – несколько неудачных атак за сегодняшнее утро вымотали её до предела. Но тушка детёныша порциппулы явно не стоит жизни хищника: если кошка попытается защищать свою добычу, её просто затопчут и порвут клыками рассвирепевшие порциппулы. Поэтому хищник ретируется.
Тело детёныша порциппулы лежало на траве, и вокруг него алели брызги крови. Привлечённые её запахом, мухи уже садились на тело животного. Весь клан окружил погибшего детёныша. Взрослые звери обнюхивали маленький труп, а молодняк вдыхал и запоминал запах крови и смерти. Этот страшный урок молодые животные не забудут всю свою оставшуюся жизнь.
Детёныш не подавал признаков жизни, поэтому члены клана постепенно начали отходить от него, возвращаясь к привычной жизни. Лишь самка – мать погибшего детёныша – дольше прочих оставалась около его тела. К её ногам жался ещё один детёныш – близнец погибшего. Конечно, молодых зверей связывали родственные узы, и вместе они проводили больше времени, нежели с другими детёнышами. Но теперь, когда одного из них не было в живых, второй детёныш получил гораздо больший шанс на выживание. Теперь всё молоко матери достанется только ему, и к осени он обгонит в росте всех сверстников.
Постояв около тела детёныша ещё некоторое время, самка порциппулы оказалась перед выбором: бесконечное и бесполезное ожидание, или спокойная жизнь. Стадо отошло уже достаточно далеко, но гораздо ближе к ней были орлиные вороны. Стая этих птиц терпеливо ожидала, пока самка отойдёт от детёныша, чтобы приблизить неизбежное. Самка, ощутив, что оставшийся при ней детёныш находится в опасности, последний раз обнюхала лежащее в траве тело, и направилась в сторону сородичей. Она уже не видела, как из кустов вышла царская кошка, терпеливо ожидавшая её ухода. Хищник схватил свою почти законную добычу, и поволок её в кусты. А орлиные вороны последовали за кошкой, держась на безопасном расстоянии, и ожидая своей доли объедков.
Постепенно день клонится к закату, и многие обитатели степей начинают подыскивать себе место для ночлега. Стадо порциппул останавливается в роще акациелистных клёнов. Зверей привлекает обилие сочной растительности – эти клёны всегда растут возле водоёмов. Берега небольшого болота, которое они окружают, поросли камышом. Несколько зверей спускается к воде, чтобы поесть сочных болотных трав. Услышав топот их копыт, какой-то грызун, шурша среди листьев, бросился к своей норе. Порциппулы не обращают внимания на такую мелюзгу – они торопятся немного поесть перед вечерним отдыхом. Короткими хоботками взрослые порциппулы выдёргивают из мягкой почвы растения, и пережёвывают их вместе с землёй. Это может показаться негигиеничным, но на самом деле, если животное здорово, проглоченная земля лишь улучшает его самочувствие, абсорбируя вредные вещества, которые иногда накапливаются в растениях. Пальцевидный отросток на верхнем краю хоботка помогает зверям собирать растения и поднимать с земли даже тонкие травинки.
Одна из самок клана обходит кормящихся зверей, и с явным наслаждением погружается в болотную воду. Вместе с ней к болоту подошли и двое её детёнышей. Они ещё ни разу не купались, поэтому не спешат входить в воду. Они вместе осторожно обнюхивают странную «очень мягкую землю», затем делают несколько шагов, и входят в воду по брюхо. Один из малышей сунул в воду хоботок, и начал чихать, слегка захлебнувшись. Постепенно они осмелели, и погрузились в воду почти полностью. Детёныши старательно имитируют движения матери: они так же барахтаются в болотной воде, натирая шкуру илом и грязью. После этого, превратившись из полосатых животных в буро-коричневых, звери выходят из болота, а на их место тут же ложится вожак стада. Болотная грязь засыхает на телах порциппул сплошной коркой, спасая зверей от комаров и слепней.
Вечером слепни пропадают, зато им на смену из прибрежных зарослей поднимаются тучи комаров. Они особенно ожесточённо атакуют глаза и ноздри порциппул, заставляя животных нервно вздрагивать и встряхивать ушами, отгоняя гнус. Но мелкие птицы ещё не устроились на ночлег, и они помогают порциппулам избавиться от кровососов. Пролетая мимо крупных зверей, они изредка касаются кожи порциппул крыльями, но звери совершенно спокойны: комаров вокруг них становится ощутимо меньше.
Другие обитатели степей тоже отправляются ночевать в рощу. По земле скользит большая тень – это не орлиный ворон, а степная цапля, и порциппулам нечего опасаться её. Наевшись мелких грызунов и змей, птица спешит занять удобную для сна ветку дерева. Подлетев к дереву, она вытягивает вперёд длинные ноги, хватается ими за ближайшую ветку, и затем, с трудом удерживая равновесие, складывает крылья. Оглядевшись, она перебирается ближе к стволу клёна, чтобы её не схватил какой-нибудь случайный хищник. Найдя подходящее место, птица втягивает голову в плечи, и замирает до утра, словно изваяние.
Когда солнце клонится к горизонту, ночные обитатели степи понемногу просыпаются. Певчие птицы прячутся в кустарнике, но им на смену выходят летучие мыши, прятавшиеся днём в норах грызунов и в кустах. Они ловят комаров, стаями слетающихся к отдыхающим порциппулам. Сами же порциппулы, засыпая, не ложатся на землю: они должны быть готовы в любой момент спасаться бегством или перейти к обороне. Пока не стемнело, они не засыпают, и даже глубокой ночью спят урывками. Пока же они просто отдыхают, меланхолично пережёвывая траву.
Вечером обитатели кленовой рощи покидают свои убежища. Ветки в кроне одного из клёнов шевелятся: по ним ловко перескакивает зверёк размером с кошку: соболиная соня выходит на охоту. Если бы вместо крепко сложенных порциппул в роще заночевали зайцелопы, они оказались бы в опасности. Несмотря на маленькие размеры и принадлежность к грызунам, соболиная соня – свирепый хищник с отточенной тактикой нападения. Она легко смогла бы прыгнуть на шею зайцелопы, и свалить её одим точным укусом в основание черепа. Но порциппулы с толстой кожей, щетинистой гривой и мощным сложением буквально «не по зубам» соболиной соне. Поэтому грызун, спустившись с дерева, прошмыгивает мимо них, и скрывается в кустах. И здесь соболиная соня встречается с другим существом, которое тоже намеревается выйти на охоту, и ожидает лишь, пока станет немного темнее.
Вначале соболиная соня увидела нечто, похожее на остатки ствола дерева, слегка закопанные в землю. Но, когда грызун подбежал поближе, «ствол дерева» неожиданно зашевелился. Соня встретилась с крупной мерлеттой, и эта встреча может равновероятно закончиться с любым исходом, если случится драка. Соня легко может перегрызть шею мерлетте, но её кости не выдержат укуса «зубастой» пасти этой птицы. Птица тоже готовится к охоте, и явно не собирается убираться с охотничьей тропы соболиной сони. У мерлетты короткие лапы, поэтому она плохо передвигается по земле, и старается до последнего момента сохранять неподвижность. Но соболиная соня приближается, и птицы вынуждена защищаться. Мерлетта разевает широкую пасть, в которой торчат зубовидные выросты, и угрожающе щёлкает клювом. Чтобы казаться ещё внушительнее, птица раскрывает крылья, и, с трудом приподнявшись, делает несколько шагов. Соболиная соня отступает – момент внезапности потерян, и рассерженная мерлетта может стать опасным противником. Поэтому грызун разворачивается, и скрывается в кустах. Мерлетта ещё некоторое время демонстрирует свою силу: она раскрывает крылья, взъерошивает перья на спине, и щёлкает клювом. Но соболиная соня уже довольно далеко.
Прыгая по веткам кустарников, соболиная соня ищет более подходящую добычу. И вскоре она находит её: на ветке спит какая-то мелкая птица. Осторожно подкравшись, грызун набрасывается на птицу, и мгновенно душит её. Птица даже пискнуть не успела, когда острые зубы вонзились ей в шею.
Заполучив лёгкий ужин, соболиная соня утаскивает добычу в кусты, и начинает пировать. Если бы она в этот момент подняла голову вверх, то увидела бы над сбой огромный силуэт птицы на фоне вечернего неба. Мерлетта вышла на охоту: она взлетела над кустами, сделала несколько кругов над кленовой рощей, и полетела в сторону степи. Летучие мыши всё чаще и чаще проносятся над кустами и травой, преследуя комаров и прочих насекомых. Но сами они представляют собой превосходную добычу для мерлетты. Пока ещё достаточно светло, они благоразумно держатся подальше от огромной птицы, бесшумно проносящейся над степью. Но, когда стемнеет, они могут буквально сами лететь к ней в пасть.
Мелкие обитатели кленовой рощи не страшны крепко сложенным порциппулам. Но внезапное рычание царской кошки заставляет их отказаться от ночлега среди деревьев. Неудивительно, что порциппулы не заметили присутствия хищника: до последнего момента царская кошка скрывала своё пребывание в роще. Просто это самка, и она устроила здесь гнездо. Территория гнезда никак не помечена: кошка скрывала место своего логова от возможных хищников: для котят, особенно в первые дни их жизни, опасна даже соболиная соня, которую взрослая кошка может прихлопнуть, словно муху, одним ударом лапы. А ещё, защищая потомство от реальной или мнимой опасности, она легко может напасть, даже не будучи голодной. И ей всё равно, кто будет стоять перед ней – собственный сородич, или разъярённый самец порциппулы.
Устраиваясь на ночлег, порциппулы не смогли заранее распознать близость врага, и теперь кошка готова защищаться. Она выходит к стаду порциппул, и при её появлении даже те животные, которые уже начали дремать, мгновенно просыпаются. Хвосты порциппул задраны вверх, и белые кисточки на их кончиках тревожно вздрагивают. Ни кошка, ни травоядные не желают вступать в прямое столкновение, поэтому начинают вести себя более, чем странно в такой ситуации. Царская кошка начинает демонстративно вылизывать шерсть на лапах, поглядывая на порциппул, и время от времени оскаливая зубы, когда кто-то из порциппул неосторожно делает шаг в её сторону. Порциппулы также не хотят вступать в драку с хищником: ночью они видят плохо, и, ощущая свою слабость, они ограничиваются лишь тем, что топают ногами и рявкают, раздувая хоботки. Но постепенно они начинают отходить от хищника – стадо будет искать другое место для ночлега. Вожак стада порциппул, взрослый секач, уходит последним: он держится между стадом и хищником, готовый напасть, если потребуется. Стараясь держать хищника в поле зрения, он отступает, держась боком к царской кошке. Но, когда она скрывается в кустах, самец-секач разворачивается, и припускает вслед за стадом. Звери встревожены: солнце село, быстро темнеет, а у них нет хорошего и безопасного места для ночлега. Эта ночь будет неспокойной.
Стадо животных бредёт по степи подальше от опасного места. Животные напуганы, они оглядываются по сторонам и размахивают хвостами. Наиболее опытные животные в стаде нюхают воздух, стараясь заблаговременно уловить знаки возможной опасности. Но вокруг практически пустынно: стадо прошло несколько километров от опасных зарослей. Молодняк изрядно устал: детёныши отстают от взрослых, и всеми способами показывают, что хотят отдохнуть. Они просто ложатся на землю около взрослых самок, и постепенно их поведение склоняет чашу весов в пользу молодняка. Одна за другой самки останавливаются, и начинают обнюхивать и вылизывать детёнышей. Успокоенные прикосновениями матерей, малыши быстро засыпают, лёжа на земле и свободно вытянув ноги.
Это одна из немногих ситуаций, когда стадо просто не в состоянии слушаться вожака. И самец оказывается вынужденным подчиниться воле самых маленьких и слабых членов его клана.
Взрослые порциппулы спят стоя. Периоды глубокого сна у них короткие – в среднем, взрослое животное глубоко засыпает примерно на час за ночь, чередуя несколько минут глубокого сна с лёгкой дремотой. Молодые животные спят более глубоким сном, чем взрослые, и их сон длится дольше. По мере взросления они будут прерывать сон примерно в середине ночи, и больше времени спать стоя. Но пока, находясь под материнской защитой, они могут позволить себе хорошо выспаться.
Изредка одно или два животных оглядывают местность и принюхиваются. Такая форма ночного поведения животных помогает избежать внезапного нападения. Обычно несколько животных в стаде бывают настороже, и хищникам не удастся подкрасться незаметно.
Зато более мелкие животные легко приближаются к порциппулам, не скрывая своего присутствия. Грызуны снуют среди ног животных, словно среди стволов деревьев. Они чувствуют себя в безопасности – хищники не смогут подкрасться к ним, не разбудив порциппул. Но их шорох в траве будит чутко спящих взрослых животных. Открыв глаза, разбуженная порциппула принюхивается, оглядывается, и снова погружается в сон. Над стадом порциппул вьются мошки и комары, привлечённые теплом и запахом животных. Они садятся на кожу сонных животных, и почти безнаказанно сосут их кровь. Но не всем насекомым удастся напиться крови – у них есть множество врагов среди ночных обитателей степи. Изредка порциппулы ощущают словно дуновение ветра: около них стремительно проносятся крылатые существа. Летучие мыши и мелкие ночные птицы покидают свои убежища, и ловят насекомых, собравшихся вокруг стада порциппул. Среди птиц есть и козодои, и мелкие совы. Совы предпочитают хватать крупных бабочек и жуков, поэтому возле порциппул их можно встретить нечасто – их добыче нечего делать возле этих зверей. Зато козодои, специализирующиеся на ловле мелких насекомых, благоденствуют, кружась возле стада порциппул. Над крупными зверями вьётся так много насекомых, что птицы быстро наедаются.
Но им стоит быть осторожнее. Когда один козодой слегка задержался около стада спящих порциппул, его настигла бесшумная смерть – на его теле сжались сильные челюсти, и острые роговые острия смяли хрупкую грудную клетку птицы. Спящие порциппулы почувствовали, словно порыв ветра пронёсся над ними. Это огромная мерлетта пролетела, будто существо из ночных кошмаров – тихая, но смертоносная птица. Особенно коварна атака мерлетты против летучих мышей – мягкое оперение птицы заглушает ультразвуковые сигнала летучих мышей, и зверьки ощущают перед собой «пустое пространство». Они буквально сами залетают в широко распахнутую пасть мерлетты. Летучие мыши видят очень плохо, зато мерлетта обладает чувствительными глазами и молниеносной реакцией. Она легко замечает летучих мышей на фоне звёздного неба, и летит им навстречу, широко распахнув рот. За ночь добычей мерлетты становится примерно десяток крупных летучих мышей или птиц, или около полутора десятков более мелких. Остатки добычи – шерсть и перья, спрессованные в плотные шарики – мерлетта выплёвывает днём. По этим признакам места её пребывания легко распознаются.
Постепенно ночь проходит. Самые тёмные ночные часы миновали, и восток постепенно светлеет. Порциппулы одна за другой ложатся на землю – хищники уже заполучили свою добычу, и новых нападений ждать, скорее всего, не придётся. В это время на сцене жизни появляются новые актёры: из травы взлетают десятки крупных жуков. По два года они рылись под землёй, будучи толстыми белыми личинками, и обгрызали корни и клубни степных трав. А в конце весны у них начинается новая жизнь – короткая жизнь крылатого насекомого. Как только жуки выбрались из почвы, им нельзя терять времени: пока темно, они должны найти партнёра для размножения, и успеть отложить яйца. В течение нескольких дней в конце весны ранним утром начинается брачный лёт жуков. Громко гудя, они летают над землёй, сталкиваются в воздухе, и ищут по запаху особей противоположного пола. Когда пара жуков сформировалась, насекомые садятся в траву, где происходит спаривание.
Для многих степных обитателей жуки являются желанной добычей. Летучие мыши гоняются за ними, с громким хрустом раскусывая панцири насекомых прямо в полёте. И изредка, взмахивая широкими крыльями, через скопление жуков бесшумно пролетает огромная мерлетта – на фоне рассветного неба она выглядит зловещим призраком, хотя опасна лишь для мелких животных. Кроме позвоночных, она охотно поедает жуков, захватывая за один бросок до десятка этих насекомых широко распахнутым ртом. Поутру в её погадках появятся надкрылья и куски панцирей жуков – свидетельства удачной охоты ночью. Но насекомые не столь беззащитны перед такими опасностями – почувствовав приближение летучей мыши или мерлетты, они просто складывают крылья, и падают в траву. Когда мерлетта пролетает над спящими порциппулами, несколько жуков, спасаясь от неё таким способом, падают на этих животных. Один жук свалился прямо на лоб спящему самцу-секачу. Спросонья самец решил, что на него кто-то напал: он вскочил на ноги с громким рёвом. Испуганные его поведением, взрослые самки также проснулись, готовые дать отпор воображаемому хищнику, а детёныши протяжно и жалобно завизжали. Мерлетта, пролетавшая в этот момент над стадом порциппул, взмыла вверх, а виновник переполоха, крупный жук, свалился на землю и спрятался в траве.
Постепенно порциппулы успокоились. Видя, что вокруг них никого нет, взрослые животные начали лениво пощипывать траву, а детёныши продолжили сон.
Постепенно становится всё светлее. Ночные обитатели степи прячутся, а на востоке показывается край солнечного диска. Птицы, прятавшиеся ночью в кустах и траве, начинают щебетать, а мерлетта, изрядно наевшись за ночь, торопится спрятаться получше. В степи снова наступает утро. Кто-то из местных жителей не дожил до него, а кто-то смог дожить, лишь убив и съев другое живое существо. Но это – обычный порядок в природе.

Бестиарий

Соболиная соня (Raptoglis zibellinus)
Отряд: Грызуны (Rodentia)
Семейство: Соневые (Gliridae)

Место обитания: юго-восток Европы, долины рек, впадающих в Четвероморье.

Рисунок Carlos Pizcueta (Electreel)

В эпоху неоцена, когда мелкие хищники «подросли» вслед за своей добычей, им на смену пришли животные из других групп, часто весьма далёких от «настоящих» хищников. В Евразии в роли мелких лесных и степных хищников успешнее других оказались грызуны. Соня-полчок (Glis glis), уже в эпоху голоцена отличавшаяся хищническими наклонностями, в неоцене успешно эволюционировала в целый ряд мелких хищных млекопитающих. Её потомки составляют достойную конкуренцию мелким куньим и успешно удерживают своё место в экосистемах неоцена.
Соболиная соня – это плотоядный вид грызунов размером немного крупнее кошки, и похожий телосложением на куницу. Голова удлинённая, челюсти могут широко раскрываться. Уши широкие, остроконечные. Активность зверя преимущественно сумеречная и ночная, поэтому глаза у соболиной сони большие и «светятся» характерным для ночных зверей образом. Лапы относительно короткие, поэтому зверь не может долго преследовать добычу: обычно соболиная соня скрадывает добычу из засады, или подбирается к ней как можно ближе. Зато на всех лапах развиты острые когти. Хвост длинный (составляет около половины общей длины зверя), сильный, но без роскошного опушения, характерного для предка этого вида. У самок на конце хвоста есть белая кисточка, у самцов её нет, или она значительно меньше. Окраска шерсти коричневая, с размытыми чёрными пятнами, образующими прерывистые продольные ряды. У животных, населяющих южные степи, шерсть значительно бледнее – соломенно-жёлтая с бежевыми пятнами. Живот, грудь и горло белые, у самцов белая «манишка» шире и ярче, чем у самок.
Соболиная соня прекрасно лазает по деревьям, и благодаря небольшим размерам ловко пробирается через густой кустарник. Она охотится на различных животных, от крупных насекомых до зайцелоп. Их она может добывать, подобно кунице, прыгая на выбранную добычу с ветвей дерева или кустарника. Прыгая жертве на голову и перекусывая сонную артерию, как соболь или куница, этот грызун может убить добычу намного крупнее себя. Обычно, съев столько, сколько можно съесть, соболиная соня не возвращается к старой добыче дважды.
Соболиные сони живут в естественных укрытиях на земле или на деревьях. Иногда они занимают норы грызунов. Хищнические наклонности наложили отпечаток на семейную жизнь этого зверька: соболиные сони стали одиночными необщительными животными. Группа из нескольких зверей – это всегда самка с детёнышами. Самец, живёт в одиночку, и иногда, чтобы спариться с самкой, может просто убить её детёнышей.
Потомство этих грызунов рождается дважды в год: в конце весны и в середине лета. Самка одна воспитывает несколько детёнышей – до 6 – 7 в выводке. Они рождаются голыми и слепыми, покрываются шерстью в 10-дневном возрасте, начинают покидать гнездо к месячному возрасту. Двухмесячные детёныши переходят к активной самостоятельной жизни, а самка вновь готова к спариванию. Иногда она спаривается с самцом, ещё воспитывая предыдущий выводок. Кисточка на хвосте служит средством общения самки с потомством: во время движения семьи в траве детёныши инстинктивно следуют за белым кончиком хвоста самки.
Зимой соболиная соня обычно активна, но при недостатке добычи может ненадолго впадать в спячку, особенно во время холодной зимы. В степях Трёхречья обитает ещё один вид этого рода - соня-разорительница (Raptoglis oviraptor).

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

Трёхреченская зайцелопа (Lepolopa tripotama)
Отряд: Копытные зайцеобразные (Ungulagomorpha)
Семейство: Зайцелоповые (Lagolopidae)
Место обитания: степи Трёхречья.

Рисунок Carlos Pizcueta (Electreel)

Во время природных катастроф на границе голоцена и неоцена произошли значительные изменения в фауне травоядных млекопитающих. При этом большинство видов копытных вымерло, в особенности крупные виды. Кроме того, численность многих крупных копытных была подорвана в человеческую эпоху неумеренной охотой и разрушением среды обитания. В результате в неоцене большую часть экологических ниш копытных в Старом Свете заняли бегающие потомки зайцеобразных – зайцелопы. Характерные для Евразии сайгаки удачно эволюционировали в сайгохений, но это произошло в Центральной Азии, а в Трёхречье этих антилоп не осталось. Поэтому здесь появились трёхреченские зайцелопы – особый вид травоядных, приспособленный к условиям жизни в степях, и занимающий экологическую нишу бегающих травоядных. Это животные очень хрупкого сложения, похожие на газель. Их рост в холке около метра, и вес около 50 кг. По строению они похожи на большинство видов зайцелоп, ставших основными жителями открытых пространств и лесов Евразии и Северной Африки. Наиболее близкий вид – лесная зайцелопа (L. sylvatica). Подобно ей, трёхреченская зайцелопа может менять окраску шерсти на зиму.
Летняя окраска шерсти этого животного полосатая: общий фон серовато-бурый, по нему проходят вертикальные узкие серые полосы. Белый хвост служит животному для подачи сигналов: в случае тревоги животное поднимает его вверх. Зимой шерсть этих животных белеет и становится гуще: зимой в Трёхречье достаточно холодно, и часто выпадает снег, хотя он держится не более одного – двух месяцев. В южных районах Трёхречья его может вообще не быть, но животные всё равно исправно меняют окраску к зиме.
Трёхреченские зайцелопы – общительные стадные животные: они образуют крупные стада, насчитывающие до 100 голов и более. Эти животные являются излюбленной добычей для многих хищников, поэтому им жизненно необходимо держаться вместе. Стадо не остаётся долго на одном месте, чтобы не истощать кормовые ресурсы.
Трёхреченская зайцелопа питается преимущественно злаками, и встречается на относительно сухих участках степи. Она избегает болотистых мест, поскольку её ноги очень тонкие, и животное легко проваливается в мягкую почву.
Гон у трёхреченской зайцелопы начинается осенью, незадолго до осенней линьки. Самцы собирают гаремы из 4 – 5 самок, и в течение примерно недели охраняют их от конкурентов. При этом они издают отрывистые лающие звуки, и дерутся друг с другом, лягаясь (это уникальный случай в семействе: прочие зайцелопы дерутся передними ногами). Когда готовность самок к спариванию пропадает, стадо вновь превращается в массу животных без единого лидера.
Самка рождает в начале весны двух детёнышей. Они зрячие, развитые, быстро учатся ходить, и уже через три часа после рождения способны следовать за стадом. Обычно роды происходят ранним утром, и большинство самок стада разрешается от бремени в течение двух – трёх дней.
Молодые зайцелопы могут приносить потомство в двухлетнем возрасте. Продолжительность жизни – около 15 лет.

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

Порциппула (Porcippula striata)
Отряд: Парнокопытные (Artiodactyla)
Семейство: Порциппиды (Porcippidae)
Место обитания: степи и заросли кустарников в Трёхречье.

Рисунок Тима Морриса

Исходный вариант изображения -
рисунок Павла Волкова

Преследование со стороны человека и разрушение мест обитания пагубно сказалось на численности и многообразии жвачных животных. В эпоху человека былые стада антилоп и оленей изрядно поредели, а часть видов вымерла. Поэтому экологические катастрофы эпохи неоцена уничтожили значительную часть жвачных, оставив на Земле лишь немногочисленные реликтовые виды этих животных, а также потомков одичавших домашних животных, которые выжили в отсутствии конкурентов.
Зато после окончания эпохи человека большое преимущество получили нежвачные парнокопытные – свиньи. Кабан (Sus scrofa) был одним из видов, успешно выдержавших владычество человека в биосфере. Неприхотливый, плодовитый и экологически пластичный, этот вид освоил не только восстановившиеся после человека леса, но и ранее не принадлежавшие ему открытые пространства, опустевшие из-за вымирания жвачных. Его прямой потомок – неоценовая «лошадь» евразийских степей, порциппула.
Порциппула – это специализированное бегающее нежвачное животное. Внешне она напоминает нечто среднее между тапиром и пони, отличаясь крепким сложением и мускулистыми ногами с широкими копытами. Рост зверя в холке – около полутора метров. Благодаря широким копытам порциппула может легко двигаться по болотистой местности, а зимой разгребает снег в поисках корма.
Шерсть светло-коричневая с отклонениями до почти жёлтой и изредка – до каштановой. Спина и бёдра зверя исчерчены продольными тёмными полосами – такая окраска помогает отдельным животным в стаде стать трудно различимыми для хищника. К зиме шерсть становится гуще и светлее. У взрослых животных на шее растёт короткая стоячая грива из жёсткой тёмной шерсти. Она особенно развита у взрослых самцов, и по ней можно приблизительно определить ранг животного в группе.
Хвост довольно длинный, с белой кисточкой на конце. Эта кисточка служит для подачи сигналов: задранный вверх хвост выражает настороженность зверя, а белая кисточка становится видимой издалека.
Свиньи обычно являются всеядными животными, употребляющими много пищи животного происхождения. Но специализация порциппулы пошла в сторону приспособления к питанию преимущественно растениями. Сохраняя особенности строения, характерные для предков (в частности – простой желудок, не разделённый на камеры, как у жвачных), порциппула не может эффективно усваивать относительно сухие и волокнистые злаки. Поэтому она встречается вблизи водоёмов, где злаков меньше. Тем самым порциппула избегает конкуренции с зайцелопами, которые как раз живут на сухих участках степи. Челюсти порциппулы относительно короткие, а зубы высокие. Это животное поедает большое количество сочной волокнистой травы.
Характерный для свиней «пятачок» у порциппулы преобразовался в короткий хоботок. Его роль в жизни этого зверя очень велика. Когда порциппула издаёт звуки, он раздувается и служит резонатором. На верхней части хоботка развивается короткий подвижный пальцевидный отросток (похож на отросток на слоновьем хоботе) – он помогает собирать корм.
Порциппула – стадное животное. Этот вид живёт кланами под предводительством самца-секача. В клане насчитывается до полутора десятков взрослых животных – самок, дающих потомство и подчиняющихся единственному взрослому самцу. Хозяин гарема не терпит конкурентов, и достаточно рано изгоняет из стада подрастающих самцов.
Гон происходит в начале зимы, а уже ранней весной самка рождает приплод. В выводке пара детёнышей. В связи с изменением образа жизни они рождаются более развитыми, чем у свиней, и уже к концу второго дня жизни могут следовать за стадом (потомство свиньи более многочисленно, но зато некоторое время находится в укрытии). Роды происходят у всех самок почти одновременно, и стадо лишь ненадолго задерживается на одном месте, чтобы произвести потомство. Молодые животные проводят первую зиму в родительском клане.

Царская кошка (Basilofelis hybridogenus)
Отряд: Хищные (Carnivora)
Семейство: Кошачьи (Felidae)
Место обитания: степи южной Европы.

Рисунок Саурон с FurNation

Одним из способов видообразования является гибридизация, хотя он очень редко встречается в природе. В эпоху человека были известны гибридные виды, и даже роды растений. Среди животных изредка встречались гибридные виды рыб, ящериц и саламандр. Но в неоценовой фауне Европы появился гибридогенный вид крупных животных – представитель семейства кошачьих, царская кошка.
Этот вид – один из «следов» человека в биосфере, появившийся в результате скрещивания одичавшей домашней кошки (Felis catus) с несколькими видами диких кошек Евразии: камышовой (F. chaus), лесной (F. silvestris) и степной (F. lybica). В результате появился новый хищник, сочетающий хитрость и силу диких кошек с отсутствием страха перед человеком. Такая кошка быстро вытеснила исходные дикие виды, и заселила антропогенные ландшафты. После исчезновения человека гибридная кошка успешно воспользовалась преимуществом былого широкого расселения, и приспособилась к настоящей дикой и независимой жизни. Этот новый вид кошек стал предком царской кошки.
Евразийская царская кошка отчасти повторила судьбу американской пумы, которая в эпоху голоцена была самой крупной из мелких кошек. Независимо от представителей рода (или подрода) кошек Panthera, царская кошка стала относительно крупным хищником: размером с леопарда и весом до 70 кг. Она является экологическим аналогом североамериканского балама в Трёхречье. Пропорциями царская кошка похожа на большинство кошачьих, лишь уши у ней относительно велики, и хвост длинный с полосатым кончиком.
Окрашена царская кошка в золотистый жёлто-коричневый цвет, с более светлым брюхом. На боках животного заметен узор из бледных вертикальных полос, особенно хорошо различимый у котят. Но голова взрослых кошек сохраняет полосатый узор в течение всей жизни. Такая окраска позволяет кошке следить за добычей, подняв голову над травой, без риска быть замеченной. Хвост царской кошки имеет несколько тёмных поперечных полос на конце. При встрече с сородичами эта кошка поднимает его вертикально вверх, чтобы он был виден с большего расстояния: так можно послать сигнал сородичу, избегая прямого контакта.
Излюбленная добыча этого животного – зайцелопы, птицы (от мелких до крупных), различные степные грызуны. Подобно большинству кошек, царская кошка ловит добычу из засады. Часто она следит за поведением хищных птиц (орлиных воронов), и пользуется результатами их охоты.
Эта кошка – одиночное животное. Самка одна выращивает 3 – 4 детёнышей, устраивая логово в кустарнике, а иногда даже в норе крупного местного грызуна – слепыша-голиафа. Мех котят покрыт более выраженными полосами, чем у взрослого животного. За год обычно бывает 2 выводка, а в годы, бедные добычей – всего один. Молодая кошка становится полностью взрослой в трёхлетнем возрасте, самцы немного раньше самок.

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

Степная цапля (Ardea stepposa)
Отряд: Аистообразные (Ciconiiformes)
Семейство: Цаплевые (Ardeidae)

Место обитания: степи Трёхречья.

Рисунок Семёна
Обработка Александра Смыслова

В процессе эволюции, если есть возможность освоить новые места обитания с выгодой для выживания, живые существа могут относительно легко менять среду обитания. Так, например, на Карибских островах появились дятлы, кормящиеся на морском берегу. В степях Трёхречья, протянувшихся вдоль северного берега Четвероморья, тоже появился такой вид, изменивший прежний образ жизни.
Среди высоких степных трав бродят… цапли. Такая картина во времена человека наблюдалась в разных местах, например, в Африке, где цапли кормились вместе со стадами крупных травоядных. Но этот вид цапель особый – она не нуждается в болотах для гнездования и добывания пищи, проводя всю жизнь в степи. Она так и называется – степная цапля.
Степная цапля эпохи неоцена – это прямой потомок серой цапли (Ardea cinerea). Ей почти не потребовалось меняться внешне, чтобы освоить новые места обитания. Эта птица отличается от предка лишь деталями окраски: оперение серовато-голубое, лишь на голове есть чёрная «шапочка», и клюв ярко-жёлтый. Размером примерно с большую белую цаплю, но телосложение более худощавое.
Птица отлично летает и быстро бегает. Часто степные цапли парят на широких крыльях вместе с другими плотоядными птицами, высматривая падаль. Но это лишь дополнительный источник корма: основная пища птицы состоит из змей, ящериц, мелких птиц и млекопитающих, а также крупных насекомых. Длинные ноги, острый клюв и молниеносная реакция помогают этой птице ловить свою добычу. Обычно эти цапли бродят парами в траве, выслеживая мелких животных. Но часто они держатся вблизи стад крупных степных травоядных, собирая вспугнутых ими животных. Около стад они могут собираться небольшими группами.
Степные цапли выбирают для устройства гнёзд самые безопасные участки степи – места, где произрастают большие деревья (обычно клён акациелистный). Птицы могут сами строить гнездо, набрасывая в развилки ветвей прутья и ветки, но часто занимают готовые гнёзда орлиных воронов. Поэтому эти два вида птиц сторонятся друг друга, не гнездясь вместе. Очень интересны брачные игры этих птиц. У самца степной цапли в брачный период отрастают перья-эгретки (подобные таковым у белой цапли). Расправляя их веером и громко крича, самец привлекает самку. Голос степной цапли похож на воронье карканье. Каждая пара образуется на всю жизнь. Птицы гнездятся колониями, и на одном дереве может быть до десятка гнёзд. Гнёзда каждый год достраиваются, а в одном гнезде может выводить птенцов несколько поколений цапель. Отягощённые старыми гнёздами цапель, деревья могут валиться на землю во время ураганов. В кладке три – четыре яйца, но до вылета из гнезда выживает обычно двое птенцов. Самец и самка вместе выкармливают потомство.
В зависимости от области обитания, степная цапля может быть оседлой или перелётной птицей. В южной части ареала цапли остаются зимовать, а в северной – улетают на острова Четвероморья и Кавказ.

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

Мерлетта (Merlette aviphaga)
Отряд: Козодоеобразные (Caprimulgiformes)
Семейство: Мерлеттовые (Merlettidae)

Место обитания: юго-восток Европы, степи на севере Четвероморья.

Рисунок Amplion

В геральдической традиции «мерлеттами» назывались условные изображения птиц без клюва и ног. Это название очень подходит крупной птице эпохи неоцена, которая обитает в степях и кустарниках юга Европы и на Ближнем Востоке. Во внешности мерлетты привлекает внимание почти полное отсутствие видимого снаружи клюва. Лишь его кончик заметен среди перьев между больших круглых глаз. Лапы, в отличие от мерлетты геральдической, у мерлетты живой всё же присутствуют, хотя довольно слабые – птица очень мало ходит.
Мерлетта – потомок обыкновенного козодоя (Caprimulgus europaeus), известного в эпоху человека. Но эта птица является теперь самым крупным видом в отряде: она достигает размеров крупного орла. Хвост длинный, крылья длинные и широкие, их размах достигает 2,5 метров. Оперение мягкое, а края маховых перьев снабжены бахромой, как у совы. Поэтому полёт мерлетты почти бесшумный. Окраска мерлетты коричневая, с многочисленными пестринами. Встречаются индивидуальные отклонения от светлой (песочной с коричневатой рябью) до тёмно-коричневой.
Глаза мерлетты очень большие, чёрные. Их поле зрения отчасти пересекается. Сетчатка очень чувствительна, поэтому птица очень хорошо видит ночью. Днём она прикрывает глаза от яркого света, и зрачок в это время очень сильно сокращается (глаз кажется «слепым»).
Сохранив гастрономические наклонности своего предка, мерлетта превратилась в хищника, опасного любым мелким птицам и летучим мышам. Хотя клюва в привычном понимании почти нет, у мерлетты рот огромных размеров – эта особенность унаследована от козодоя. Роговая оболочка клюва сформировала в пасти мерлетты два острых зубца на нижней челюсти, между которыми в покое укладывается кончик закрытого клюва. Оригинален способ питания этого хищника: в сумерках, ночами и на рассвете эта птица бесшумно летает с открытой пастью. Она сглатывает всё, что в неё попадёт, от крупных насекомых до летучих мышей и мелких птиц. Иногда мерлетта специально «чиркает» крыльями по траве, вспугивая затаившихся птиц. Мягкое оперение птицы глушит ультразвуковые сигналы летучих мышей, поэтому они могут в темноте сами налететь на эту птицу.
Эта птица глотает добычу целиком, а затем кости, перья и шерсть выбрасываются в плотно спрессованных погадках.
День мерлетта проводит в укрытии – в кустах или среди густой травы. У мелких птиц сформировалось характерное поведение в ответ на присутствие мерлетты, похожее на реакцию на сову у певчих птиц эпохи голоцена. Заметив отдыхающую мерлетту, мелкие птицы начинают окрикивать её и совершать агрессивные выпады, собираясь целой стаей. Поэтому эта птица предпочитает прятаться днём.
Мерлетты гнездятся один раз в год. Гнездо – простая ямка в земле (обычно среди кустов или густой травы), куда самка откладывает два больших яйца, покрытых пятнистой скорлупой. Насиживают самец и самка поочерёдно в течение примерно 35 – 36 дней. Птенцы выводятся покрытые густым серым пухом, зрячие. Они долго остаются в гнезде – свыше двух месяцев. Птицы активно защищают гнездо от хищников или просто крупных животных, подошедших слишком близко. Нежелательных гостей птицы отгоняют, хлопая пастью, окрашенной изнутри в ярко-розовый цвет. При этом птицы издают звуки, похожие на рычание собаки. Если это не помогает, взрослые птицы могут укусить противника «зубастыми» челюстями. Птенцов кормят оба родителя: вначале полупереваренной пищей из желудка, затем отрыгнутыми целыми животными. Птенцы учатся летать сравнительно быстро: после недели тренировок они уже не уступают в этом своим родителям. Полностью взрослыми они станут к третьему году жизни. Продолжительность жизни мерлетты составляет до 40 лет и более.
На зиму мерлетта улетает к югу за Четвероморье. Основной миграционный маршрут проходит вдоль Кавказского хребта – птицы перелетают Четвероморье в самой узкой части. Птицы западных популяций летят вдоль берегов на Балканы, а восточных – через Каракумское взморье в Индию. В пути мерлетта питается перелётными птицами, преследуя их стаи прямо в воздухе.

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

Степной орлиный ворон (Aquillorax steppum)
Отряд: Воробьинообразные (Passeriformes)
Семейство: Хищноврановые (Carnocorvidae)
Место обитания: степи Трёхречья.

В неоцене хищные птицы представлены немногочисленными реликтовыми формами – массовое вымирание в ледниковую эпоху лишило источников пищи крупных и специализированных представителей этой группы. Когда изобилие корма восстановилось, соколообразные не смогли восстановить прежнего разнообразия: их потеснили другие, более удачливые и умные птицы.
Экологическими аналогами орлов, грифов, и отчасти ястребов в Голарктике стали орлиные вороны – потомки врановых птиц, в эпоху голоцена отличавшихся склонностью к хищничеству. Их много видов, они живут в лесах и на океанском побережье, а один вид обосновался в степях. Степной орлиный ворон – ближайший родственник лесного вида этих птиц. Жизнь на открытом пространстве значительно повлияла на его облик. Пропорции птицы изменились: степной орлиный ворон стал более длинноногим и стройным, чем его лесной родственник. Длина ног этой птицы составляет около половины его роста. Оперение на туловище окрашено в бурый цвет, на кроющих перьях крыла имеется белая кайма, образующая характерный чешуйчатый рисунок. Размеры птицы значительны – размах крыльев до двух метров, длина тела вместе с хвостом – до метра (рост около 90 см), весит около 8 кг. Гнёзда строит на деревьях, но если деревьев нет, гнездится на земле в кустарниках. В отличие от большинства крупных хищников, не избегает общества сородичей, и часто образует группы из нескольких гнёзд на расстоянии около 5 – 7 метров друг от друга.
Этот вид питается различными млекопитающими и птицами, которых ловит, выслеживая с воздуха. Благодаря высокому росту и сильным лапам может преследовать небольших животных бегом. На крупную дичь вроде зайцелоп или молодых порциппул охотится группами. Интересной особенностью этих птиц является охота из засады: одна птица отвлекает намеченную жертву, и ведёт её к месту, где в засаде притаилось ещё несколько сородичей.
Это оседлая птица, которая проводит зиму в родных краях. Лишь особи с северных границ ареала откочёвывают на юг.
Семья у степных орлиных воронов образуется на всю жизнь. Брачные игры начинаются ранней весной, когда станет достаточно тепло. Самец начинает активно ухаживать за самкой. Обычно он преподносит ей символические «подарки» - пучок травы, веточку, или жука. Самец расхаживает перед самкой, держа «подарок» в клюве, и нарочито высоко поднимая ноги при каждом шаге. Самка принимает «подарок», и самец начинает «кланяться», распушив перья на затылке, словно хохолок.
Пара птиц совместно строит гнездо, либо подновляет старое. В кладке до трёх крупных яиц с желтовато-белой скорлупой. Насиживает самка, самец преимущественно охотится и кормит её, изредка сменяя самку на гнезде. Насиживание длится около 4 недель. Птенцы выводятся в середине весны. Они голые и слепые, развиваются относительно медленно. Лишь в начале лета молодые орлиные вороны покидают гнездо, и первую зиму проводят с родителями, обучаясь приёмам охоты. Половозрелость наступает в возрасте 3 лет. До этого времени вместо чешуйчатого рисунка на плечах молодых птиц одноцветные бурые перья.

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

 

Гербарий

Клён акациелистный (Acer acaciifolius)
Порядок: Сапиндовые (Sapindales)
Семейство: Кленовые (Aceraceae)

Место обитания: степи Трёхречья, влажные участки вблизи рек.
В фауне и флоре неоцена присутствует большое количество видов, которые, фактически, находятся «не на своём месте». Они происходят от видов, чья исконная родина находится весьма далеко от мест, где живут их неоценовые потомки. Это явление объясняется вовсе не результатом природных катастроф или волшебной «игрой природы». Такое явление – результат деятельности человека по переселению и акклиматизации разных видов животных и растений. Очень часто переселенцы приживались слишком хорошо, вытесняя местные виды. Таким видом среди деревьев стал американский клён (Acer negundo), успешно натурализовавшийся в Евразии.
В ледниковую эпоху он, подобно всем теплолюбивым видам, отступил на юг, но с изменением климата вернулся к границам прежних мест обитания, но уже в несколько ином обличье. В степях Трёхречья он превратился в быстрорастущее дерево характерного «степного» облика, экологический аналог африканских саванновых акаций.
Листья этого растения стали немного похожи на листья акаций и других растений открытых сухих мест (отсюда и название): они непарноперистые, каждый лист состоит из 4 – 6 пар узких длинных листочков. Непарный листочек по форме похож на остальные, и такого же размера, как они. Поверхность листа гладкая и кожистая, чтобы сократить потери влаги. На зиму часть листьев опадает, а если ожидается суровая зима, они опадают все. Осенняя листва клёна акациелистного ярко-оранжевая, и его заросли в это время видны издалека.
Ещё одна черта клёна акациелистного сближает его с акацией: во время цветения он является одним из главных степных медоносов. Семена этого клёна вытянутые и узкие, с широкой лопастью. Так они легче держатся в воздухе, и ветер разносит их на большее расстояние.
Высота клёна акациелистного достигает 15 – 20 метров, но в относительно сухих и продуваемых местах он может не вырастать выше 10 – 12 метров. У дерева раскидистая зонтиковидная крона, характерная для степных растений. Ствол прямой, покрыт светло-серой корой.
Клён акациелистный предпочитает селиться в местах, где грунтовые воды подходят близко к поверхности земли. Обычно его заросли указывают на источники воды – небольшие реки и озёра. Здесь клёны стоят небольшими группами. Тень, отбрасываемая ими, достаточно редкая, и в светлом подлеске кленовых зарослей растут кустарники.
Продолжительность жизни этого растения невелика – редко больше 100 лет, обычно не более 60 лет.

Этот вид был открыт Семёном, участником форума.

Следующая

На страницу проекта