Властелин неба

 

Путешествие в неоцен

 

9. Властелин неба

 

 

 

В неоцене активно началось возвращение Антарктиды в тёплые широты, ближе к экватору. Материк начал сдвигаться в Индийский океан. Этим он стал разрывать кольцо Течения Западных Ветров, не пускавшее к его берегам тёплые экваториальные воды. Север Антарктиды уже находится в зоне умеренного климата, похожего на климат юга Новой Зеландии времён голоцена. Там развилась пышная растительность - злаки и осоки огромных размеров, а также низкорослые кустарники. Но центральная часть материка всё ещё остаётся под километровой шапкой льда. Своим движением материк вызывает активную вулканическую деятельность по краям платформ. Внешне это проявляется в появлении вдоль побережья материка цепочки вулканических островов, напоминающих современную Исландию. Эти острова стали пристанищем множества морских птиц, питающихся дарами океана.
Сами острова покрыты злаками и осокой. В этом они похожи на Фолклендские острова близ побережья Южной Америки, покрытые в голоцене подобной же растительностью, носящей название «туссок». Среди выходов скальных пород растут кустарники высотой до 2 метров, а болотистые низинные участки обильно покрыты сфагновыми мхами, образующими сплошные зелёные и коричневатые ковры. Изредка попадаются небольшие деревца - редкие переселенцы с материков - Африки и Южной Америки. Но в суровом климате субантарктических островов они жмутся к земле и искривляются из-за суровых штормовых ветров.
На этих островах мало видов животных, обитающих здесь постоянно. Это мелкие виды жуков и мух, несколько видов наземных крабов, и самые большие постоянные обитатели этого островного мирка - чайки-пингвины, колониальные нелетающие птицы.
Чайки-пингвины гнездятся на островах колониями по несколько сотен птиц, кормясь разнообразными морскими животными. Когда приходит весна и солнце дольше задерживается на небосклоне, в воде массами размножается планктон, пища морских рачков «красного разбойника». Эти ракообразные пожирают его, плавая огромными стаями, окрашивающими воду в красноватый цвет на протяжении сотен метров. Эти рачки размножаются очень быстро, успевая дать за лето до трёх поколений. И приход этого изобилия стимулирует брачные игры чаек-пингвинов. Самцы выкапывают в дернине ямки и призывают самок, подняв голову к небу и хлопая ластовидными крыльями. Когда пара сформируется, вместе достроит гнездо и выяснит отношения с соседями, птицы откладывают в гнездо пару крупных крапчатых яиц.
Некоторые пары гнездятся на отлогих равнинах у морского берега, некоторые - в кустарниках. Большинство же предпочитает равнину, усеянную крупными валунами, хотя к морю здесь приходится пробираться в опасной близости от клювов насиживающих птиц.
Через несколько недель из яиц выводятся малыши, покрытые пухом коричневого цвета. Родители по очереди ходят к морю за рыбой и рачками для вечно голодных отпрысков. Неуклюже переваливающиеся на берегу, они преображаются в воде. Крылья, бесполезные для полёта, словно вспоминают о своём былом предназначении: их взмахи разгоняют чайку-пингвина до огромной скорости. Лапы помогают этим птицам рулить и выделывать фигуры высшего подводного пилотажа при охоте за рачками и рыбой. Порой можно увидеть чайку, которая вырывается из воды «свечой» почти на два метра, преследуя рыбу.
Птицы набивают кормом зоб, и выходят с волной на берег. Кое-как поднявшись, они ковыляют вразвалку к своему гнезду, чтобы покормить кричащих птенцов. На клюве чайки есть вертикальная красная полоска - это сигнал птенцу: здесь пища! Птенец клюёт родителя в эту полоску, заставляя отрыгнуть кусочек добычи, который жадно вырывает из родительского рта и поедает. Набив желудок, птенец на какое-то время успокаивается и засыпает. А родители сменяются: один отдыхает, а другой уходит в море за едой.
На острове начинают появляться временные поселенцы - небольшие перелётные морские птицы желтоголовые нырцы. Это певчие птицы, которые освоили морскую жизнь и стали питаться дарами океана. Их головы жёлтые с чёрными «очками» вокруг глаз - это опознавательный знак для сородичей. На узких длинных крыльях нырцы парят над океаном, выхватывая из поверхностных слоёв воды рачков. Иногда они охотятся в паре с морскими рыбами, зажимая стаю рачков в поверхностном слое воды. Мощный клюв этих птиц помогает раздавить панцирь животного, а также служит инструментом для рытья норы, в которой располагается гнездо птицы.
На острове нырцы гнездятся там, куда не пролезет чайка: в густом кустарнике, среди камней и на обрывах, сложенных мягкими породами. Чайки-пингвины порой нападают на нырцов и легко могут заклевать неосторожную птицу, поэтому сейчас лишь немногие нырцы озабочены рытьём норы. Они ждут другого события, теснясь ближе к ровному плато на острове. Это плато открыто ветру, а по его краям растут кустарники. Но на плато гнездятся чайки-пингвины: несколько молодых птиц выкармливают своих птенцов. Поверхность плато покрыта утрамбованными кучами из смеси камешков, земли, дёрна и помёта. Размеры куч внушительны: около метра в высоту и два метра в поперечнике. На вершине такой кучи видна неглубокая ложбинка. Нырцы собираются ближе к этим кучам: в мягкой почве плато между ними есть их прошлогодние норы. Чайки не дают нырцам подойти к норам, щёлкая острыми жёлто-красными клювами. Один из самцов неуклюже гоняет нырцов от кучи к куче, переваливаясь с боку на бок и хлопая ластовидными крыльями.
Но это лишь прелюдия к величественному спектаклю жизни, который вскоре будет разыгран на этом плато. Чайки молоды, и они просто не помнят тех, кто слепил кучки с ямкой на вершине. Между тем хозяева и строители куч уже близко: на горизонте появляются точки, постепенно превращающиеся в силуэты длиннокрылых птиц. Может сперва показаться, что они невелики, но со временем становится ясно, что их величина просто невероятна.
И вот над кричащей на все лады колонией чаек-пингвинов появляется первый из воздушных великанов. Мерно взмахивают крылья с пятиметровым размахом, а громадная голова с острым крючковидно загнутым клювом поворачивается из стороны в сторону. Странное зрелище - полёт этой птицы. Кажется, что это картинка из далёкого прошлого - «птеродактиль в перьях».
Следом за первым великаном летит второй, дальше ещё пара, и вскоре над островом летают уже десятки пар и одиночных птиц. Это талассократор, «морской владыка», гигантский альбатрос-кочевник. Каждый год десятки альбатросов-кочевников прилетают на этот остров выводить птенцов. А кучи мусора на плато - их гнёзда. Гигантские птицы начинают опускаться на плато. У них прекрасная память, и они безошибочно определяют своё гнездо. Живут они долго, и многие гнёзда уже десяток лет заняты одной парой птиц. Плато постоянно обдувается ветром, что помогает птицам взлетать. А вот среди скал и кустов они не сумели бы даже расправить крылья, поэтому они не рискуют селиться в таких местах. Зато чайки только так и защищаются от нападений гигантских птиц. Чайки-пингвины, поселившиеся на плато, слишком молоды, они ещё не понимают, чем грозит им приход таких соседей. Когда альбатрос-кочевник, переступая на коротких ногах, приближается к одной паре чаек, нелетающие птицы принимают боевую стойку - они кричат, слегка нагнув голову, размахивают куцыми крыльями, надеясь отогнать альбатроса. Их птенец прижался к земле и старается выглядеть незаметным. Коричневатый пух помогает ему, но не надолго. Когда самка нелетающей чайки клюёт альбатроса в клюв, в ответ следует страшная атака: одним ударом клюва альбатрос убивает птицу наповал, вторым - приканчивает птенца. Самец, потерявший во мгновение и дом, и семью, спасает собственную жизнь. Он удирает, отчаянно крича. Другие альбатросы расправляются с прочими чайками-пингвинами. Через полчаса все дерзкие бескрылые птицы изгнаны или убиты, их яйца расклёваны, а птенцы съедены. Альбатросы начинают обустраивать гнёзда, ремонтировать и надстраивать их, а желтоголовые нырцы занимают норы. Альбатросы не трогают этих птиц: они слишком малы, чтобы причинить птицам-великанам вред. Кроме того, нырцы роют норы, выбрасывая на поверхность земли камешки и песок, которые тут же сгребаются альбатросом на верх гнезда с помощью гребневидного образования на клюве.
Неделю спустя в гнёздах альбатросов-кочевников появляется по крупному яйцу. А желтоголовые нырцы, отремонтировав норы, обзаводятся семьями. Самцы поют, сидя возле норы. Иногда вместо сцены для пения они используют спину флегматично насиживающего альбатроса. Когда самка отвечает взаимностью, обе птицы достраивают нору и строят гнездо. Альбатросы для них - неисчерпаемый источник мягкого пуха: у огромных птиц начинается линька и сотни пушинок летают вокруг их гнёзд. Вскоре нырцы приступают к насиживанию кладки, сменяясь и улетая в море на кормёжку.
Утро в колонии птиц начинается с продолжительного «концерта»: альбатросы приветствуют своего партнёра громким криком, напоминающим ослиный, а затем меняются на гнезде. Проснувшиеся нырцы выводят утренние трели, предупреждая соседей о том, что место (и огромный альбатрос на гнезде) занято, и хозяин территории готов драться за свою собственность. Но крики стихают, когда над океаном поднимается ветер: альбатросы, отсидевшие ночную вахту, улетают на кормёжку в море. Следом за ними отправляются и нырцы. Птицы пролетают над просыпающейся колонией чаек-пингвинов, из которой тоже тянутся в море цепочки голодных рыболовов.
В море каждая птица охотится по-своему. Альбатрос-кочевник бороздит воду клювом, хватая находящихся в поверхностном слое рыб и рачков. Он ловко использует ветер, практически не затрачивая усилий на полёт. А такой способ питания позволяет ему кушать, не останавливаясь. Эта птица не садится на воду, в противном случае она может просто не взлететь.
Чайки-пингвины ловят добычу, плавая под водой. Иногда альбатрос следит за чайкой, дожидаясь, пока она не выгонит косяк рыб или рачков к поверхности воды.
Нырцы питаются как с поверхности воды, так и под водой. Их перья покрыты слоем похожей на воск жировой смазки, которая делает их практически не смачиваемыми. Нырнувшая под воду птица кажется серебристой от слоя воздуха, окружающего её. Взмахивая крыльями, нырец плавает под водой и ловит рыб и «красных разбойников». Но под водой его поджидает и опасность: чайки-пингвины охотно ловят и нырцов. Крупная птица преследует нырца под водой, хватает его и топит, или убивает ударом клюва.
Набив зоб, птицы возвращаются в колонии. Первыми прилетают нырцы, дальше из моря выходят чайки-пингвины, и ближе к полудню прилетают на гнездовье альбатросы-кочевники. Птенцы получают долгожданный корм и на какое-то время успокаиваются.
Обилие пищи в море привлекает к острову не только птиц. На мелководьях, вдали от скалистых берегов расстилаются песчаные отмели. И на них поселяются морские обитатели, далеко не столь безобидные, как рачки и мелкая рыбёшка. Внимательно приглядевшись, можно заметить, что песок кое-где шевелится, а в разных местах из него торчат пары выпученных лягушачьих глаз. Временами с песка срывается ромбовидная тень, которая скользит над дном и снова ныряет в грунт. Это скопление огромных волчьих камбал. Крупные серые рыбы с повадками пираньи охотятся не только на рыбу, но и на морских птиц. Чайка-пингвин - лакомая добыча.
Вот одиночная чайка-пингвин спускается к воде и плывёт, взмахивая крыльями. Она поворачивает голову, высматривая рыбу. Но одна из рыб сама следит за ней, не упуская чайку-пингвина из виду. Блестящие серые глаза поворачиваются, наблюдая за птицей. И когда чайка, поймав какую-то рыбку, всплывает к поверхности, атака начинается. Дно взрывается десятком рыб, которые налетают на птицу и длинными челюстями начинают рвать её тело. Короткий крик - единственное, что успела сделать чайка. Через несколько секунд она уже была истерзанным куском мяса. Камбалы окружают её тушку и обдирают мясо с костей, как пираньи. Одна из рыб не может протиснуться «к столу», и решает проблему простым способом: перепрыгивает через пирующих товарок и шлёпается на добычу сверху.
Желтоголовые нырцы тоже попадают на стол хищницам, хотя добыть их трудно - они ныряют неглубоко и плавают быстро, успевая улизнуть от тяжеловесной камбалы. Их можно добыть только из засады, напав внезапно, когда птица подплывёт слишком близко.
На суше отношения складываются столь же остро. У нырцов вывелись птенцы, и взрослые птицы постоянно таскают им корм. Молодняк оперился и ожидает родителей у входа в нору. Этим часто пользуются чайки-пингвины. Они вспугивают плохо летающего птенца и гоняют его до изнеможения, а потом нападают и добивают клювом обессилевшую птицу. Но у нырцов хорошие защитники - альбатросы-кочевники. Их огромные птенцы, покрытые белым пухом, возвышаются в гнезде, словно снежная шапка на горе. Взрослые птицы кормят их очень обильно, и малыш весит больше любого из родителей. Над колонией постоянно летают взрослые птицы, и если чайка-пингвин проберётся к краю колонии, её ждут полновесные удары клювом. А птенцы могут стрелять во врага струёй жирной вонючей жидкости. Нырцы под такой защитой чувствуют себя в безопасности, хотя держатся от птенцов подальше - иногда юный альбатрос может съесть неосторожного птенца нырца. Взрослые нырцы очень желательны для альбатросов - они очищают птиц от паразитов, обыскивая их так аккуратно, как нельзя сделать мощным клювом альбатроса.
Проходит пара месяцев. Птенцы альбатроса-кочевника уже оперились и учатся летать. Стоя на краю гнезда, будущие владыки небес неуклюже взмахивают крыльями, пытаясь оторваться от земли. Время от времени они подпрыгивают, но эти попытки овладеть полётом пока тщетны.
В это время в море волчья камбала начинает брачные игры. Самцы становятся полосатыми, а их слепая сторона приобретает кораллово-розовый цвет. Самки, полные икры, становятся почти чёрными. Рыбы перемещаются на участки моря, где сильное течение. Там самцы преследуют стаи самок, время от времени нагоняя одну из них. Самец аккуратно зажимает челюстями основание грудного плавника самки, и некоторое время обе рыбы плывут вместе. Самец обхватывает тело самки спинным и анальным плавниками, обе рыбы сотрясаются в экстазе и в воде появляется туча икринок. Самец отпускает самку - их долг перед природой выполнен. Икра уносится в море и долгое время развивается в планктоне. Личинки дрейфуют по течению, а затем оседают на дно в более северных тёплых районах океана. Но повзрослев, на откорм они придут к берегам субантарктических островов.
Птенцы альбатросов наконец научились летать. Жир - вот причина их неудач. Родители уже больше заботятся о себе, кормя птенцов всего один - два раза в день. При таком спартанском воспитании молодняк худеет, и крылья уже могут поднять их в воздух. Но первые полёты неудачны: молодые альбатросы слишком медленно и низко летают. Порой полёт заканчивается возле колонии чаек-пингвинов, и юному альбатросу приходится спасаться бегством от агрессивной толпы. А у одного птенца дела совсем плохи: он совершил посадку на воду. Он плохо плавает, а взлететь совсем не может. Судорожно шевеля лапами, птенец пытается доплыть до берега.
Однако плеск привлекает внимание совсем нежелательного визитёра: крупной волчьей камбалы. Она начинает преследование птицы. Птенец шлёпает по воде ногами и крыльями, но огромная рыба не отстаёт, и вскоре вцепляется в крыло альбатроса как раз в тот момент, когда он выходил на берег. Схваченный птенец тянет рыбу за собой, но она не желает отпускать добычу, хотя уже наполовину вылезла на сушу. Наконец она выпускает крыло птенца и ползком кое-как уходит в воду. А птенец волочит крыло по земле. Окольными путями он добирается до колонии, он жив, но путь в небо ему заказан.
Осень в Субантарктике наступает быстро. Дует холодный ветер с юга, небо заволакивают тучи, а температура воды падает. В таких условиях снижается количество рыбы в океане, а планктон почти не размножается. И это заставляет многих птиц покидать эти острова. Первыми в дорогу отправляются желтоголовые нырцы. Их стаи с попутными ветрами достигают южных островов Индийского океана, и берегов Восточно-Африканского субконтинента. Там эти птицы проведут снежную холодную зиму. Они отправляются в полёт дружно - все птицы покидают остров за одну ночь. Без них на острове становится непривычно тихо. Лишь резкие крики чаек-пингвинов нарушают тишину.
За нырцами потихоньку оставляют родной дом альбатросы. Вместе с родителями покидают остров и птенцы. Они прекрасно научились летать, и для них первое в жизни странствие - вполне посильная вещь. Супружеские пары покидают остров, не разлучаясь. Вместе они будут летать над морями и океанам, ориентируясь по магнитному полю Земли и по звёздам, вместе вернутся на остров в следующем году.
Но одному птенцу не суждено покинуть остров: это птенец, подвергшийся в своё время нападению камбалы. Он бродит по берегу, волоча повреждённое крыло. Иногда он пытается взмахнуть им, но оно висит, как тряпка. Когда последние взрослые птицы покидают остров, он остаётся наедине с толпой чаек-пингвинов. Вначале ему удаётся прятаться на плато гнёзд, но чайки быстро понимают, что альбатросы улетели, и они остались единственными хозяевами на острове. И вот на ранее запретное плато заходит пара чаек, а за ними другие. Они оттесняют молодого альбатроса-калеку к краю плато, и развязка драмы наступает быстро и неотвратимо.
Зима покрывает тонким слоем снега остров. Под кустами можно укрыться от ветра, а океан смягчает климат, не допуская сильных морозов. Но в самые большие холода он бросает на остров тысячи брызг, застывающих на морозе в хлёсткую ледяную крупу. И чайки предпочитают голодать, укрываясь в зарослях кустарника, чем выходить в море на кормёжку. Но холода длятся недолго - всего несколько недель в середине зимы. Море замерзает тоже ненадолго, и в ясные дни чайки-пингвины уходят кормиться. Они подбирают морских рыб, которых глубинные течения выбросили на поверхность, и гоняют стаи рыб, запертые в ледяных ловушках. Так однообразно проходит зима.
Но рано или поздно солнце начинает задерживаться на небе дольше и дольше. И вот зацветает белыми мелкими цветками приземистый кустарник, знаменуя приход весны. Чайки дольше остаются на берегу, обустраивая свой незатейливый дом. Жизнь продолжается даже в этих негостеприимных местах.
К северу от Антарктиды располагаются, растянувшись с юга на север, два материка - Южная и Северная Америка. Они много раз соединялись и разъединялись. Но сейчас их пути разошлись окончательно. Жизнь на них начала развиваться особо, принимая поразительные и причудливые формы.

Бестиарий

Волчья камбала (Serrassalmoglossa lupina)
Отряд: Камбалообразные (Pleuronectiformes)
Семейство: Хищные морские языки (Deinosoleidae)

Место обитания: умеренные и холодные воды южного полушария: побережье Антарктиды, субантарктические острова, Новая Зеландия, южное побережье Меганезии и Тасмании.

В неоцене видовой состав рыб в значительной степени сменился – это было связано с «планктонной катастрофой», имевшей место на рубеже голоцена и неоцена. Многие виды рыб, которые проходили в планктоне раннюю стадию развития, исчезли или стали редкими. Но немногие выжившие представители получили потрясающую возможность эволюционировать и занимать порой самые неожиданные места в экосистемах. На мелководьях прохладных морей Южного полушария водится один из таких видов – волчья камбала. Это крупный представитель камбал: длина тела до 150 см, вес до 20 кг. Он является приблизительным экологическим аналогом палтусов (Hippoglossus) эпохи голоцена, но отличается необычным для камбал поведением. Волчья камбала – это плотоядная стайная рыба. Летом стаи этих рыб держатся на песчаных и галечных участках дна, закопавшись в верхний слой грунта. Зимой волчья камбала спускается в глубокие воды и переживает это время в состоянии пониженной активности, почти не питаясь.
Тело этой рыбы языковидное, с характерной для этих рыб асимметричностью. Хищные морские языки являются родственниками обыкновенных морских языков (Soleidae), но заметно отличаются от них. Голова волчьей камбалы крупная, заострённая; глаза на правой стороне тела. Непарные плавники срослись, почти целиком окаймляя тело. Верхняя (фактически правая) сторона тела окрашена под цвет грунта: в спокойном состоянии кожа серая с мелкими коричневыми и белыми крапинками, но цвет может меняться от почти белого до чёрного и кирпично-красного. Нижняя (левая) сторона белая с редкими чёрными пятнами неправильной формы. Глаза рыбы большие, выпуклые и подвижные, радужная оболочка серая.
Рот волчьей камбалы широкий; зубы острые и лезвиеподобные – отсюда название, означающее «морской язык-пиранья». Эта рыба питается любой животной пищей, которую в состоянии атаковать. Она нападает на стайных рыб и морских птиц, ныряющих в воду. При нападении на крупную добычу (например, на птицу) рыбы действуют стаей. Они почти одновременно вцепляются зубами в тело жертвы и стараются утопить её, или разорвать на куски. Косяк рыб окружают несколько камбал; затем они разом нападают на окружённых рыб и схватывают их. Мелкую добычу вроде ракообразных или одиночных рыб эти хищники атакуют поодиночке.
Волчьи камбалы – раздельнополые рыбы. В брачный сезон у них проявляется чёткий половой диморфизм: у самца передние лучи спинного и анального плавников отрастают в белые «султаны». Нерест этих рыб происходит на мелководье, и мелкая икра всплывает на поверхность воды. Личинка этой рыбы планктонная, через 20 дней жизни в планктоне она превращается в несимметричного малька. Оседая на дно, мальки образуют стаи из рыбок одного размера, охотятся на креветок и молодь других рыб. Они растут относительно медленно – достигают длины 40 см только к 3-му году жизни. В это же время они становятся способными размножаться. Рыбы из антарктической популяции становятся половозрелыми на пятом году жизни. Предельного для этого вида размера рыбы достигают лишь к десяти годам, и даже позже. Продолжительность жизни волчьей камбалы достигает 40 лет.

Альбатрос-кочевник (Thalassocrator magnificus)
Отряд: Буревестникообразные (Procellariiformes)
Семейство: Лжеальбатросы (Neodiomedeidae)

Место обитания: взрослые птицы встречаются практически всесветно над океанами, изредка залетают в устья крупных рек. Места гнездования – субантарктические острова.

«Планктонная катастрофа» на рубеже голоцена и неоцена сильно подорвала численность и многообразие морских птиц. Особенно сильно пострадали от неё виды, питающиеся исключительно или преимущественно пелагическим кормом – макропланктоном и пелагическими нектонными животными – рыбой и кальмарами. В ранее многочисленном отряде Буревестникообразных выжило только несколько самых многочисленных и распространённых видов. Конкурируя с морскими птицами других групп, потомки выживших видов развивались в направлении специализации, которая привела, в частности, к появлению гигантского вида птиц-парителей – альбатроса-кочевника.
Этот вид – гигантская летающая птица, одна из крупнейших летающих птиц неоцена. Вес взрослой птицы до 16 кг при размахе крыльев до 5 метров. Крупнее этого вида лишь обитающая в Южной Америке акату – огромный вид птиц-падальщиков.
Большую часть времени альбатрос-кочевник проводит в полётах над океаном, и только раз в 2 года прилетает на субантарктические острова в зоне умеренного морского климата, где пара выводит единственного птенца. В полётах эта птица держится по возможности семейной парой, что позволяет синхронизировать прибытие на остров и гнездование.
Специализация к длительному полёту проявляется в наружности птицы. Тело сравнительно короткое, с крупным килем. Грудные мускулы очень хорошо развиты. Суставы крыльев устроены так, что могут автоматически фиксироваться в раскрытом положении; птица практически не затрачивает усилий на поддержание крыльев раскрытыми. Ноги сильные, но короткие, плавательная перепонка между пальцами частично редуцирована. Альбатрос-кочевник не садится на воду, поскольку взлетать может только с твёрдой земли – чтобы набрать достаточную подъёмную силу, птица должна разбегаться против ветра.
Альбатрос-кочевник питается рыбой и другими морскими животными, живыми и погибшими, которых выхватывает из верхних слоёв воды клювом и глотает на лету. Клюв этой птицы относительно длинный, нижняя челюсть имеет роговой «гребешок», торчащий вниз; кончик верхней челюсти крючковидный. В основании верхней челюсти помещается крупная солевая железа, позволяющая птице пить морскую воду и эффективно избавляться от избытка соли.
Окраска оперения на туловище чисто-белая, концы крыльев чёрные, верх крыльев серый, клюв ярко-розовый с чёрным кончиком, кожа на лапах мясо-красная.
Альбатросы-кочевники являются строгими моногамами. Пара у этих птиц образуется на всю жизнь; часто гнездовые партнёры находят друг друга во время перелётов над океаном. В этом случае на острова прилетает уже сформированная пара. Если партнёры появились на свет на разных островах, пара гнездится на острове, откуда родом самец. В ином случае пара образуется на острове непосредственно перед гнездованием. Пара приступает к гнездованию, как только партнёры найдут своё гнездо, где выводили потомство ранее, либо займут пустующее или построят новое. Гнездо этих птиц представляет собой конус из плотно утрамбованной земли и камней; каждый год оно ремонтируется и достраивается. Начало гнездования приходится на раннюю весну. Темп размножения у альбатроса-кочевника очень медленный. Самка откладывает одно яйцо весом 400 г и насиживает его до 50 суток. Птенец зрячий и относительно хорошо развитый, покрыт чёрным густым пухом. Родители выкармливают его рыбой, по очереди летая в океан за пищей. Птенец развивается медленно: только к середине осени он становится способным летать. Молодая птица, только что поднявшаяся на крыло, весит до 10 кг. Первые 5 лет молодой альбатрос проводит в полётах над океаном, где ищет пару и нагуливает вес перед первым гнездованием. Продолжительность жизни у этого вида может составлять до 50 лет.

Чайка-пингвин (Sphenicilarus apterus)
Отряд: Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство: Чайки-пингвины (Sphenicilariidae)

Место обитания: субантарктические острова, южное побережье Меганезии и Новой Зеландии.

Вымирание большинства видов пингвинов (в неоцене остался вид в горных реках Новой Зеландии и другой вид на озере Тотора в Андах) оставило незанятую экологическую нишу во вновь сформировавшихся экосистемах неоцена. В Северном полушарии свои позиции прочно удерживали чистики, среди которых в неоцене появились крупные нелетающие виды, а в Южном полушарии доминирующими морскими птицами стали чайки-пингвины. Их типичный представитель – обыкновенная чайка-пингвин.
Это крупная нелетающая морская птица: рост взрослой особи до 60 см, вес до 8 кг. Строение тела птицы претерпело значительные изменения в связи с приспособлением к плаванию. Тело чайки-пингвина поставлено почти вертикально, хвост короткий и широкий. Крылья этой птицы ластообразные (как у пингвинов), киль хорошо развит и к нему прикрепляются сильные грудные мышцы. Во время подводного плавания крылья чайки-пингвина совершают примерно такие же движения, как при полёте. Окраска этой птицы двухцветная, что характерно для морских обитателей: живот белый, а спина и голова серые. Массивный клюв выделяется ярким пятном на фоне строгой окраски оперения: он жёлтый с вертикальной красной полосой. Эта полоса – очень важный компонент в родительском поведении птиц: она служит стимулом для птенца, выпрашивающего пищу.
Эта птица занимает экологическую нишу пингвинов: она питается ракообразными и мелкой рыбой, которых преследует под водой. В поисках корма чайка-пингвин может удаляться от берега на несколько сотен метров и нырять на глубину около 20 метров. Она сохранила хищнические наклонности, характерные для предков: под водой эта птица может нападать на желтоголовых нырцов, мелких морских птиц, а на суше при возможности разоряет их гнёзда.
Обыкновенная чайка-пингвин размножается ранней весной и образует пары на один сезон. Самка откладывает относительно крупные яйца (в кладке 2 штуки весом до 100 г, скорлупа пёстрая, под цвет песка) в ямку в земле, выбирая для гнездования ровные места. Насиживание длится до 20 суток. В нём принимают участие обе птицы из пары, при этом один из партнёров всегда находится на гнезде, а второй уходит на кормление или добывает пищу для птенца.
Птенцы вылупляются достаточно хорошо развитыми. Они зрячие, покрыты пухом коричневого цвета. В течение первых 6 – 7 дней жизни птенцы не покидают гнезда, далее перемещаются в защищённый от врагов центр колонии. Родители разыскивают своих потомков в скоплении птенцов по голосу. С 4-го месяца жизни птенцы достигают примерно 75% веса взрослой птицы и покрываются ювенильным оперением бурого цвета. С этого времени они становятся самостоятельными и начинают учиться кормиться самостоятельно. С 15-го месяца жизни они покрываются перьями взрослого окраса и в возрасте 3 лет достигают половой зрелости. Продолжительность жизни обыкновенно чайки-пингвина достигает 30 лет.

Желтоголовый нырец (Oceanopasser flavicephalus)
Отряд: Воробьинообразные (Passeriformes)
Семейство: Оляпковые (Cinclidae)

Место обитания: Субантарктика, побережье Антарктиды.

Рисунок Алексея Татаринова

Отряд Воробьинообразные – самая молодая и успешная группа птиц. В эпоху человека они находились на раннем этапе дивергенции, и их семейства различались меньше, чем семейства «старых» отрядов птиц. Среди воробьинообразных птиц эпохи неоцена появились многочисленные новые виды, в том числе хищники и падальщики. А первые робкие шаги в освоении водной среды обитания привели к появлению настоящей морской певчей птицы – желтоголового нырца. Ближайший родственник этой птицы, известный в эпоху человека – оляпка (Cinclus). В ледниковый период оляпки расселились дальше на юг, проникли в горные районы Африки и Анды, и распространились в Южном полушарии.
Желтоголовый нырец – птица средних размеров: длина тела около 20 см вместе с коротким хвостом, размах крыльев – 50 см, масса около 100 г. Птица имеет довольно красивую окраску: спина сизая, живот серый, крылья сизые с чёрными маховыми перьями, хвост чёрный. Голова жёлтая с чёрными участками кожи вокруг глаз. Самцы отличаются от самок более толстым клювом и не отличаются цветом оперения.
Птица хорошо летает, но не умеет плавать по поверхности воды, как утка, потому что у неё не развиты плавательные перепонки на ногах. У желтоголового нырца сильно развита копчиковая железа; жировая смазка очень обильная, поэтому оперение не намокает. Птица хорошо ныряет; в момент погружения под воду ноздри плотно прикрываются кожистыми крышечками. Под водой эта птица передвигается подобно нырцовым буревестникам (Pelecanoides) и пингвинам эпохи голоцена: «летает», взмахивая крыльями. Желтоголовый нырец ловко взлетает с воды: птица разгоняется под водой и выпрыгивает в воздух почти вертикально. Иногда эта птица опускается на поверхность воды и хватает с неё мелких беспозвоночных, не ныряя (подобно морским птицам рода Pachyptila). Желтоголовый нырец питается рачками, наземными насекомыми, мелкой рыбой. Изредка эти птицы расклёвывают крупную рыбу, выброшенную на берег, если поблизости нет агрессивных чаек-пингвинов. Также эта птица пользуется своеобразным «покровительством» со стороны альбатросов-кочевников: во время их гнездования желтоголовый нырец оказывает им услуги чистильщика, выбирая из оперения пернатых гигантов паразитов.
Брачный сезон у этих птиц начинается поздней весной (в Южном полушарии это конец октября). Желтоголовый нырец гнездится в норах, которые самцы выкапывают каждый год заново, или подновляют прошлогодние. Иногда в одной старой норе устраивается несколько боковых тоннелей, где гнездится несколько пар птиц. Подготовив нору к гнездованию, самцы садятся перед входом, и начинают токовать, распуская крылья и хвост. При этом они издают призывную песню: короткие мелодичные трели. Подстилка в гнезде – мох, перья и сухие водоросли, которые служат для дезинфекции гнезда. В кладке 2 – 3 яйца; насиживание длится 14 суток. Насиживают попеременно самец и самка. Птенцы вылупляются слепыми, с небольшим количеством чёрного пуха на теле. Выкармливание птенцов (вначале кусочками рыбы, потом целыми рыбками и рачками) длится 3 недели. Молодые птицы быстро учатся летать и вскоре покидают колонию вместе с взрослыми, переходя к самостоятельной жизни.
Желтоголовые нырцы относятся к числу перелётных птиц. Они проводят зиму, откочёвывая к северу – в умеренные широты, на вулканические острова южной части неоценового Индийского океана. Отдельные птицы добираются с попутными ветрами до крайнего юга Восточно-Африканского субконтинента (Земли Зиндж).

Следующая

На страницу проекта