"Висячие сады" океана

 

Путешествие в неоцен

 

8. «Висячие сады» океана

 

 

 

В историческое время было известно, что в центре Тихого океана есть огромная пустыня - бедная планктоном область, простирающаяся от берегов Северной Америки (Калифорния) до Гавайских островов. Размерами эта морская пустыня не уступает пустыне Сахара. Пустынна она из-за исключительно малого количества планктона в этой области. Но спустя 25 миллионов лет, в тёплом неоцене течения изменили своё направление, а новые группы живых организмов сделали пустыню садом - своеобразными «висячими садами» океана.
Величественные рыбы-галеоны стаями покидают воды Антарктики и с течением уходят на север, к экватору. Здесь самки этого вида ищут воды, потоком идущие на северо-запад из Атлантики, и с этим течением уходят в центр северной Пацифики. Течение само приводит их куда нужно - в «висячие сады» Тихого океана. Это настоящий остров жизни - в гигантском кольце течений, образованном подводным рельефом, раскинулось уникальное сообщество живых организмов.
Основу этого сообщества составляют особые животные, освоившие новый образ жизни. Это беспозвоночные представители типа хордовых - сальпы. Известные людям сальпы - колониальные или одиночные существа, обитающие в толще океана и фильтрующие тонны океанской воды в поисках планктона, которым питаются. «Планктонная катастрофа» рубежа голоцена и неоцена, поколебавшая пищевые цепочки океана, заставила единичные выжившие виды эволюционировать, изыскивая новые формы существования. Сальпы освоили особый образ жизни, который помог им стать независимыми от количества планктона в воде. Они вступили в симбиоз с водорослями, и стали их выращивать в своей обширной глотке, превратив своё тело в теплицу. Причём эта живая теплица может всплывать или погружаться, спасая себя и «урожай» от штормов и дождей губительной для морских жителей пресной воды. Колонии сальп-садовников освоили водную пустыню в центре Тихого океана, превратив её в пышный сад. Единственное, что им нужно - это солнце и спокойная вода. А этого в океане предостаточно.
Сальпы образуют длинные двойные цепочки на поверхности океана, размножаясь почкованием. По каналам, связывающим особей, в тело молодых животных поступают клетки водорослей-симбионтов. Энергия роста сальп поразительна: за сутки животное, съеденное на 2/3, полностью восстанавливается. А одна сальпа за неделю может образовать до двадцати новых особей.
Такая скорость нарастания биомассы не осталась незамеченной морскими обитателями, и они массами селятся в колонии, находя себе кров и пищу. По студенистой поверхности колонии сальп ползает рачок «вошь сальпы». Он обладает длинным тонким хоботком, с помощью которого высасывает ткани жаберных карманов сальпы, в которых разводятся водоросли. Казалось бы, он может размножаться в колониях сальп в гигантских количествах, уничтожая всех студенистых морских садоводов, но образ жизни сальпы отчасти накладывает ограничения на его численность. Поэтому вред от него не очень велик, и сальпы быстро восстанавливаются, ведь они более, чем на 95% состоят из морской воды.
Плавая близ поверхности, колонии сальпы делают море как бы «вязким», гася мелкие волны. В центре колоний сальпы вода двигается медленно, а это хорошие условия для произрастания водорослей, в том числе нежелательных. Такие сорняки растут на внешней поверхности колонии, перекрывая солнечный свет «грядкам» в жаберной полости сальпы. Но здесь у сальпы есть союзник. Плоский полупрозрачный червь скользит по поверхности колоний, скобля острыми челюстями водорослевые плёнки с поверхности сальпы. Кроме них он заглатывает мусор и остатки отмирающих членов колонии, выполняя роль санитара. Сальпа для него - не только стол, но и дом: он живёт в жаберной полости сальп, выходя для питания днём.
Время от времени в колонии сальп прибывают новые поселенцы. Они живут здесь не постоянно, со временем покидая морские «висячие сады». Громадная рыба-галеон в стае сородичей приближается к колониям сальп. Но она не съест здесь ни одного животного.
Эта рыба - самка, и вообще вся стая состоит из самок. Их цель - не поесть, а оставить потомство. Тело рыб бледнеет, хвост судорожно подёргивается из стороны в сторону - у рыбы начинаются настоящие «родовые схватки». Наконец одна за одной рыбы-галеоны начинают рождать потомство, извергая в воду сотни мелких мальков длиной до 2 см. Мальки почти сразу начинают двигаться и ловко устремляются в укрытия среди лентовидных колоний сальп. Они ещё стекловидно-прозрачные, лишь чёрные глазки и радужные блики выдают присутствие рыбок в воде. Стаи рыб-галеонов рождают мальков почти одновременно, и сразу уходят в открытый океан, в богатые планктоном места. А их мальки начинают самостоятельную жизнь в колониях сальпы-садовника. Но эта жизнь очень непростая. Корма точно не хватит на всех - черви-санитары умеют прятаться, а панцирь «вши сальпы» не всякий малёк разгрызёт. Остаётся ловить остатки сальп, когда более крупное животное всё-таки съест этот живой студень, или ловко охотиться на червей и личинок мелких организмов. Глоточная полость сальпы - прекрасное укрытие для малька, поэтому вскоре почти все свободные зооиды сальп оказываются занятыми. Малькам рыбы-галеона повезло - они достаточно крупные, что спасает их от множества беспозвоночных хищников. Однако они сами - прекрасная пища для других океанских существ. Немногие малыши выживут и превратятся в огромных океанских красавцев.
Сальпа не может защитить себя от полчищ нахлебников и паразитов, она может лишь фильтровать воду и защищать своим телом колонии водорослей. А ещё сальпа умеет плавать. И вечером колонии сальп начинают погружаться в морские глубины. Там, на 100-метровой глубине, сальпы пополняют из окружающей воды запасы минеральных веществ, фосфатов и нитратов, необходимых для роста водорослей, связывая их специальными протеиновыми комплексами. На поверхности под лучами солнца соединения будут распадаться, давая водорослям-симбионтам необходимые для роста вещества.
И на этой глубине, в ночной прохладе и тишине на колониях сальп начинают появляться обитатели глубин. Словно привидение, из глубин поднимается странное нежное светящееся существо, взмахивающее парой плавников. Это длиннорукий слизистый кальмар вышел на ночной сбор урожая. Вслед за первым живым привидением появляется второе, третье, и вскоре на многих колониях сальп уже сидит по одному-двум кальмарам. Держась парой щупальцев за колонию, животное обследует глоточные полости сальп остальными. Изредка то одно, то другое щупальце отправляет в рот кальмара мелкое животное. Чаще всего это бывает малёк рыбы-галеона. Обычно за первый месяц гибнет до половины всех мальков. Зато оставшиеся получат больше пищи и будут быстрее расти. Иногда кальмар резко отдёргивает щупальце: в некоторых домиках прячется «вошь сальпы», а этот рачок может постоять за себя с помощью уколов острого хоботка. Кальмар с его мягкими слизистыми щупальцами не может справиться с бронированным противником. А вот другой гость с глубин делает это с лёгкостью. Глазастый сарган с коротким туловищем и длинным беззубым рылом, похожим на пинцет, охотится на любую добычу, но предпочитает рачков. Исследуя зооидов сальпы, он длинным рылом прокалывает и разрывает их нежные тела, выдёргивая из них рачков и червей. Некоторые черви предпочитают «откупиться» от хищника половинкой тела - за несколько недель они легко восстановят утраченное. Главное - не терять голову, а другие потери можно пережить.
Сарган быстро проплывает среди колоний сальпы, а его чувствительные крупные глаза улавливают малейшее движение. Он не упускает случая полакомиться и кальмаром. Заметив его, слизистые кальмары гасят огоньки и становятся практически невидимыми. Толстый слой слизи абсорбирует их запах, делая острое обоняние саргана бесполезным. Но рыба реагирует на движение воды, производимое спасающимися кальмарами, и нападает. Однако у кальмара есть два надёжных средства защиты. Когда сарган хватает одного кальмара, тот просто выскальзывает из челюстей рыбы. Слой слизи, окружающий тело кальмара, в случае необходимости легко сбрасывается: на нижней стороне тела есть «шов» из тонкой перемычки слизи. Рывком кальмар освобождается от покрова из слизи, оставляя свою «одежду» в пасти хищника. Затем он применяет второе средство обороны - выстреливает в воду из особых желёз две струи бесцветных жидкостей. Смешиваясь в воде, они дают резкую вспышку света, ослепляющую хищника. Под прикрытием пелены светящихся облаков кальмар ускользает в глубину. Там, вися в толще воды, он легко восстановит слизистый покров на теле за несколько часов.
Утром пиршество обитателей глубин заканчивается, и они уходят в свой сумрачный мир. А сальпы поднимаются на поверхность воды. Ритмично и синхронно выталкивая воду, колонии постепенно поднимаются к поверхности воды короткими рывками. А уже на поверхности зооиды максимально расходятся, увеличивая поверхность колонии и замедляя тем самым её погружение. Время от времени сальпы выталкивают порции воды, поддерживая колонию на поверхности. Ночью им изрядно досталось: часть зооидов порвана, часть погибла от челюстей подводных жителей, некоторые особи оторваны от колонии и плавают по поверхности воды, судорожно выбрасывая воду. Но они вовсе не обречены: через несколько часов у такой одиночки начнёт образовываться столон, на котором появятся зачатки новых сальп. Они будут расти, и через несколько недель от одной особи, если повезёт, образуется новая колония.
Среди колонии ползают черви-водорослееды - им также нанесён урон ночными гостями. Одни черви усиленно кормятся, подращивая восстанавливающиеся сегменты, другие поедают водоросли, третьи переплывают между колониями сальпы. Они должны быть особенно осторожны - мальки рыбы-галеона очень голодны. Первое время они могут поедать и крупных (по сравнению со своими размерами) животных, но дальше постепенно переходят на более мелкую пищу и из хищников становятся фильтраторами. Таким образом, молодняк и взрослые рыбы не конкурируют друг с другом за пищу.
Временами в колониях на обед появляется нечто более существенное, чем водянистые тела сальп. Больные и мёртвые глубоководные рыбы всплывают на поверхность воды, внося разнообразие в едва ли не вегетарианскую диету обитателей колоний сальпы. Вокруг трупа рыбы собираются десятки червей и рачков. Они рвут мясо погибшего животного, стараясь наесться впрок. При этом крошки мяса перепадают и сальпам - они могут переваривать пищу, поступающую извне, хотя большей частью питаются за счёт симбиотических водорослей. На такой пище сальпы быстрее растут и развиваются.
Когда тушка рыбы равномерно распределится по сотням маленьких желудков, она не пропадёт полностью - помёт хищников будет переварен сальпой и станет удобрением для водорослей. Предоставление приюта для множества мелких существ даёт сальпе выгоду - почти весь их помёт уходит на удобрение водорослей, а дополнительные порции углекислого газа достаются сальпе в виде сахаров и белков. Колонии водорослей в жаберных карманах сальпы выделяют много кислорода, который и обеспечивает огромную энергию роста животного.
Спустя несколько недель молодняк рыб-галеонов уже проводит много времени вне колоний. Рыбки очень подросли - теперь они около 10 см длиной. Многие мелкие соседи из возможных хищников превратились для них в пищу. Но рыбки постепенно переходят на новый рацион - они всё чаще плавают с открытым ртом в скоплениях личинок и мелких планктонных организмов. Иногда они могут «по старой памяти» съесть рачка или червя-водорослееда, но с каждым днём эти наклонности проявляются слабее и слабее. Наконец молодые рыбы-галеоны покидают небольшими стайками колонии сальп и уходят в глубины океана. Там проходит течение, которое унесёт их дальше на запад - к берегам Азии и Австралии, где вынесет их вместе со множеством глубоководных существ на поверхность. Это будет самым первым странствием этих удивительных рыб. Там, возле берегов, на органике, фосфатах и нитратах, которыми богаты глубинные воды, растёт громадное количество планктона - им будут питаться молодые рыбы-галеоны. А потом они уйдут на южные морские пастбища к берегам Антарктиды вместе со взрослыми сородичами. А некоторые из них вернутся в «висячие сады», если выживут в полном опасностей океане.
Без молоди рыб-галеонов сообщество начинает постепенно приходить в нормальное состояние - разорванные зооиды регенерируют, образуют новые колонии, растут. Их квартиранты начинают усиленно размножаться: черви откладывают комки яиц в глотке сальпы, рачки «вошь сальпы» носят на спине десятки молодых рачат. Океан наполняется личинками, образующими настоящие облака среди колоний. Часть их будет съедена сальпами, часть погибнет, но некоторые осядут в колониях на участках, богатых пищей, и дадут следующее поколение обитателей подводных садов.
Но обилие живых существ не остаётся незамеченным, и однажды ночью слизистые кальмары и глазастый сарган не придут охотиться в погрузившиеся колонии сальпы. Они кормились здесь долго, но появился ещё один претендент на пищу, с которым они не справятся. Поэтому, спасая собственные жизни, эти обитатели сумрачных глубин этой ночью будут охотиться в другом месте.
В глубинах ночного океана появляются пары огоньков. Они поднимаются ближе к поверхности, и вскоре обладатели этих огоньков становятся видны. Это странные существа - кажется, что медузу проткнули рыбой насквозь. Но это вполне самостоятельное живое существо - собачка-медуза. Рыбы длиной 35 - 40 см поднимаются из глубин океана головой вверх. Большую часть времени они плавают именно так - вертикально. Странный «воротник» за их головой - грудные плавники. Иногда рыба останавливается и раскрывает эти плавники, тормозя погружение.
Этим рыбам хочется есть, и они готовы это сделать. Их-то и боятся кальмары и сарганы - собачки обладают острыми режущими зубами и способны разорвать любую добычу. Но сейчас они плывут в колонию сальп. Острые зубы многочисленных рыб вонзаются в колонии, и собачки начинают пожирать сальп вместе с их симбионтами и паразитами. В общем-то сами сальпы имеют сомнительную пищевую ценность, поскольку слишком водянисты и богаты целлюлозой. Но в них живёт масса вкусных мясистых обитателей. Всю ночь длится это пиршество. И только утро прекращает его, когда восходящее солнце пугает своим светом хищников, привыкших к темноте глубин. Собачки отплывают вниз и раскрывают свои «зонтики». Медленно шевеля их краями, они погружаются на глубину. Гаснут их огоньки, и мир вновь приходит в подводный сад.
После пиршества собачек-медуз колония выглядит очень жалко: многие особи разорваны, а значительная часть взрослого населения симбионтов погибла. Но это повторяется редко - за ночь течение снесёт стаю собачек в другое место, и следующий разбойничий набег пройдёт далеко отсюда. А колония успеет восстановиться благодаря неустанной работе замечательного организма - сальпы-садовника.
Продуктивность океана огромна, и он кормит не только подводных жителей. Стаи морских птиц питаются исключительно дарами моря, и среди них одна из самых крупных летающих птиц в мире, «морской владыка» - альбатрос-кочевник. Эти великаны в одиночку и парами путешествуют над океанами, возвращаясь всякий раз на родные острова у берегов Антарктиды.

Бестиарий

Червь-водорослеед (Nectonereis reptans)
Отряд: Филлодоцида (Phyllodocida)
Семейство: Нереисовые (Nereididae)

Место обитания: Тихий океан, колонии сальпы-садовника.
Обычно многощетинковые черви из числа нереид являются бентосными организмами. Но некоторые виды нереид смогли освоить плавающий образ жизни – у них появились длинные пучки щетинок на параподиях, благодаря которым эти черви получили возможность легко держаться в воде. Очевидно, такое направление в эволюции червей появилось как результат удлинения планктонной личиночной стадии. Это стало возможным после «планктонной катастрофы» на рубеже голоцена и неоцена, когда планктонные сообщества на какое-то время обеднели, и конкуренция среди их обитателей снизилась. В процессе эволюции в океане появились пелагические черви – потомки нереид, представители особого семейства нектонереид.
Когда в океане появились колониальные сальпы-садовники, один из видов нектонереид освоил жизнь в их скоплениях. Он словно свернул на полпути от перехода к полностью планктонному образу жизни, и перешёл к жизни на поверхности колоний сальп, не потеряв способности плавать. Этот вид – червь-водорослеед, один из многочисленных симбионтов сальпы-садовника. У него укороченное и уплощенное тело длиной около 4 см при ширине до 5 мм.
Тело червя-водорослееда полупрозрачное – через покровы видны его внутренние органы. На каждом сегменте есть пара плавательных приспособлений – веслообразно расширенные параподии с пучками щетинок, торчащими в стороны, и крючками на нижней стороне. Этот червь хорошо плавает, но большую часть времени проводит на поверхности колоний сальпы, выполняя роль мусорщика. Ползая по ним, он поедает отмирающие ткани, оседающие на тунику сальп частицы, а также водоросли, развивающиеся на поверхности тела сальпы. Этим он оказывает сальпам большую услугу – водорослевый налёт на поверхности туники преграждает свет водорослям-симбионтам сальп. Края глотки этого червя, которая может выворачиваться наружу, снабжены множеством мелких роговых зубчиков, с помощью которых он соскребает водорослевый налёт и мелкие пищевые частицы. Каждая особь имеет определённую кормовую территорию, которую помечает пахучими выделениями. Если на территории появляется чужак, червь-хозяин атакует его и пытается прогнать, кусая за заднюю часть тела.
У червя-водорослееда крупные глаза, а на голове растёт пара длинных щупальцев, снабжённых хеморецепторами. Животное может относительно хорошо различать контуры ближайших предметов. Врагами червя-водорослееда являются рыбы, кальмары и креветки. При опасности этот червь прячется в жаберной полости сальпы. Если червь оказывается схвачен хищником, он может вырваться с помощью автотомии: тело животного разрывается на несколько кусков, и некоторые из них не будут съедены хищником. Они сравнительно легко регенерируют недостающие части тела и превращаются в нормальных червей.
Червь-водорослеед размножается, откладывая яйца в выводной сифон сальпы, где кладка находится в относительной безопасности. Этот вид – гермафродит, и две любых особи могут взаимно оплодотворить друг друга. Кладка в слизистой капсуле приклеивается на поверхность сифона; инкубация длится около недели. в это время слизевая капсула, защищающая кладку, постепенно размывается, и ток воды выносит личинок в воду. Личинки-трохофоры около 1 месяца живут в планктоне. По окончании этого периода они оседают на колонию сальп и превращаются в молодых червей характерной внешности. Они становятся половозрелыми в возрасте одного месяца.

Слизистый кальмар (Crystallophlegma phantom)
Отряд: Кальмары (Teuthida)
Семейство: Хрустальные кальмары (Crystallotheutidae)

Место обитания: Тихий океан, глубины от 80 до 300 метров.

Рисунок Тима Морриса

Исходный вариант изображения -
рисунок Павла Волкова.

Кальмары являются главными конкурентами рыб в борьбе за пелагические местообитания. Отличаясь высокой способностью к адаптации, они легко образуют новые жизненные формы и меняют образ жизни. Гигантские колонии сальпы-садовника являются местом обитания множества мелких животных в открытом океане. Один из видов кальмаров освоил эти местообитания, и сменил активный образ жизни вольного морского разбойника на неприметную жизнь малоподвижного хищника. Его тело покрыто очень толстым слоем слизи, похожей на жидковатое желе. Эта особенность дала животному название – слизистый кальмар. Покров слизи начинается от края мантии и заключает всё туловище. От него свободны голова и щупальца моллюска, а также большая часть плавников.
Это медленно плавающий моллюск длиной до 80 см, из которых 50 см приходится на щупальца. Его тело очень нежное и полупрозрачное; сквозь покровы тела видны внутренние органы. Такая почти призрачная прозрачность характерна для всех представителей этого семейства, и является основной защитой этих нежных моллюсков от большинства крупных врагов – рыб и кальмаров других видов. Глаза этого моллюска – то немногое, что нарушает его почти полную прозрачность. Глазные яблоки моллюска относительно большие, а сами глаза серебристые с синим отблеском.
Слизь является своеобразной защитной оболочкой, которая дезориентирует хищника – когда он атакует кальмара, моллюск имеет шанс на спасение. Он просто оставляет слизистый кокон в пасти хищника и ускользает от врага, делая резкий бросок в сторону и поспешно уплывая.
Плавники слизистого кальмара округлые и сердцевидные, а тело широкое: это плохой пловец, который большую часть времени пассивно парит в толще воды, либо медленно плавает, взмахивая плавниками. Лишь потревоженное животное может плавать быстро, но недолго.
Слизистый кальмар не всегда является невидимкой. Иногда он заявляет о своём присутствии, вспыхивая голубоватым светом. На теле моллюска имеются мелкие светящиеся органы в виде многочисленных точек. Вокруг глаз располагаются более крупные органы свечения, а вдоль щупальцев проходит ряд мелких, отражающих свет линз с кристаллами гуанина. Эти образования не светятся сами, но, когда кальмар шевелит щупальцами, свет отражается от кристаллов гуанина, и со стороны это выглядит как беспорядочные вспышки мелких существ. Это привлекает рыб и мелких головоногих моллюсков, которыми питается кальмар. Этот моллюск обитает на глубинах до 300 метров, а ночью поднимается на глубину 80 – 100 метров для питания.
Подобно всем кальмарам, это животное размножается один раз в жизни. После спаривания самка откладывает в воду или на колонии сальпы-садовника большие комья мелких яиц, покрытых слоем водянистой слизи. В кладке насчитывается свыше миллиона яиц. После кладки тело самки в течение двух – трёх дней стремительно стареет, и она гибнет. Самцы успевают спариться с самками до четырёх раз, прежде чем погибнут. Молодь этого кальмара имеет тонкое стреловидное тело и плавает намного лучше, чем взрослые особи. Она развивается в планктоне в течение 3 – 4 месяцев, после чего претерпевает метаморфоз и превращается во взрослую особь. Продолжительность жизни этого вида составляет менее года.

«Вошь сальпы» (Salpophthirus parasiticus)
Отряд: Равноногие (Isopoda)
Семейство: Цироланиды (Cirolanidae)

Место обитания: Тихий океан, колонии сальпы-садовника.
Среди равноногих ракообразных в эпоху человека было известно большое количество паразитических видов, обитавших на рыбах, иных позвоночных и беспозвоночных животных. В неоцене равноногие раки также представлены некоторым количеством паразитических форм. Некоторые формы, например, китовые вши (Cyamidae) вымерли вместе с их хозяевами, но появление других морских животных стимулировало переход к паразитизму новых групп равноногих. Например, на крупных морских птицах паразитирует особый вид равноногих. В новых высокопродуктивных сообществах, которые образовала сальпа-садовник, также имеются паразитические равноногие раки – так называемая «вошь сальпы», относительно крупный (длиной до 2 – 3 см) рачок, который питается телами сальп-садовников.
Тело «вши сальпы» плоское, овальной формы, полупрозрачное с зеленоватым оттенком. Усы длинные, на концах покрытые волосками. При опасности животное подгибает их под панцирь. «Вошь сальпы» - малоподвижное ракообразное, его ноги короткие и цепкие. В покое это животное медленно ползает по телу сальпы-садовника, выедая её тело из туники и поедая содержимое «карманов» - густую массу слизи и симбиотических водорослей. Животное регулярно переселяется на новое место обитания, поскольку умеет хорошо плавать. Задняя двуветвистая пара грудных ног удлинённая – они составляют примерно треть длины тела животного. Эти ноги, уплощённые и покрытые по краям волосками, служат для плавания. «Вошь сальпы» не плавает далеко и передвигается быстрыми бросками, чтобы не быть съеденной рыбами. Продолжительность жизни сальпы-садовника невелика, и «вошь сальпы» регулярно покидает умирающих оболочников, переселяясь на новых.
Пища этого животного слишком водянистая – свыше 95% массы сальпы составляет вода. Поэтому «вошь сальпы» также питается мелкими планктонными организмами, обитающими вблизи колоний. Для этого ей служат опушённые кончики усов. Взмахивая усами, рачок подхватывает мелких плавающих животных, в том числе потомство самой сальпы. Подогнув усы, животное пропускает их кончики между ногочелюстями, счищая с них застрявших планктонных животных.
Это ракообразное может легко стать жертвой других обитателей колонии сальпы-садовника – рыб. При опасности этот рачок прижимается к покровам сальпы или прячется внутри её тела: проникает в жаберную полость или выводной сифон.
«Вошь сальпы» является гермафродитом. Оплодотворённая особь откладывает около сотни яиц, и вынашивает их в выводковой сумке на протяжении 9 – 10 дней. Из яиц выводятся длиннотелые плавающие личинки, лишь отдалённо похожие на взрослую особь. Они умеют быстро плавать и являются мелкими планктонными хищниками. Планктонная стадия продолжается около 3 недель. Далее молодая особь оседает на колонию животного-хозяина и в течение двух линек превращается в миниатюрное подобие взрослой особи.

Сальпа-садовник (Viridisalpa hortensis)
Отряд: Сальпы (Salpida)
Семейство: Зелёные сальпы (Viridisalpidae)

Место обитания: тропические и теплоумеренные широты Тихого океана, образует обширные колонии.
Кроме позвоночных животных, к типу хордовых относится небольшое количество видов беспозвоночных – это группа оболочников (Tunicata). Некоторые оболочники стали сидячими животными (асцидии), а другие превратились в хрупкие планктонные организмы (сальпы, бочёночники, аппендикулярии). Среди сальп Субантарктики существует гигантский планктонный вид – китовая сальпа. А в Тихом океане вблизи поверхности воды плавают огромные скопления ещё одного вида оболочников – сальпы-садовника.
Этот вид сальп вступил в симбиоз с зелёными одноклеточными водорослями, благодаря которым жизнь этого животного значительно улучшилась. Водоросли селятся в специальных карманах жаберной полости тела, снабжая сальпу кислородом, целлюлозой и сахарами. В воде, окружающей колонию, обычно бывает много свободноживущих клеток водорослей, и молодая сальпа легко получает их из окружающей среды. Кроме того, зооиды в колонии связаны друг с другом специальными каналами, по которым клетки водорослей легко мигрируют в развивающиеся молодые особи вегетативного поколения.
Этот вид оболочников обитает на поверхности океана крупными колониями, образуя протяжённые скопления. Колония развивается в виде длинной двойной цепочки особей и включает до 200 – 250 зооидов длиной до 30 см каждый. Часто под ударами волн или из-за повреждения крупными морскими обитателями такая цепочка особей рвётся, но это не вредит им: они легко компенсируют этот ущерб, нарастая с большой скоростью.
Этот вид совершает суточные вертикальные миграции: ночью масса животных спускается на глубину до 100 метров для пополнения запасов фосфатов и нитратов, необходимых для питания симбиотических водорослей. Также на глубине колония пережидает сильные штормы. Фактически сальпа живёт большей частью за счёт колонии водорослей в теле, и служит для них живой «теплицей», снабжая водоросли органическими и минеральными веществами, а также защищая их от внешних воздействий. Тело отдельной особи этой сальпы цилиндрическое, очень нежное и полупрозрачное. Карманы с водорослями выделяются среди внутренностей в виде поперечных зелёных полуколец. Тело одето туникой с большим содержанием целлюлозы, что делает животное менее съедобным. У каждой особи колонии в месте прикрепления канальца есть особая почка. В случае повреждения связи с соседним зооидом почка начинает расти и превращается в новую цепочку особей, образуя за неделю до 20 новых особей нормального размера. В воду клетки водорослей попадают при разрыве тела какого-либо зооида (например, при нападении паразита или хищника). Время от времени отдельные особи колонии начинают откладывать яйца, вынашивая их в полости тела.
Из яиц выходят личинки; они захватывают клетки водорослей-симбионтов, через разрыв стенки материнского тела выходят наружу и уплывают. Через некоторое время одиночная особь образует самостоятельную колонию.
При нападении хищников колония быстро регенерирует. Отчасти нападения идут даже на пользу колонии, так как повышают вероятность встречи молодого животного с клетками водорослей.
Колонии сальпы-садовника заселили некогда пустынные районы океана, образовав высокопродуктивные сообщества с большой биомассой. В колониях сальпы-садовника многочисленные океанские рыбы откладывают икру, используя колонии животных как субстрат. Мальки этих рыб часто прячутся в обширной жаберной полости сальпы.

Глазастый сарган (Bathybelone brachysoma)
Отряд: Сарганообразные (Beloniformes)
Семейство: Лжемечерылые (Xenoxiphiidae)

Место обитания: Тихий океан, умеренные и тропические области, глубины до 200 метров.

На рубеже голоцена и неоцена сарганы в небольшом количестве сохранились в прибрежных водах тёплых морей. После исчезновения многих пелагических рыб они получили возможность эволюции в направлении освоения открытого океана. В результате этого процесса в эпоху неоцена много пелагических рыб принадлежит к этой группе. Один из видов, глазастый сарган, освоил полуглубоководный образ жизни. От своих предков (очевидно, сарганов рода Belone) глазастый сарган отличается коротким и высоким телом – его длина лишь в 3 раза больше высоты. Тело сильно сжато с боков. Длина тела этой рыбы около 60 см.
Голова глазастого саргана очень крупная; вместе с тонким острым рылом она составляет до 40% длины рыбы. Челюсти заостренные, длинные, рот без зубов. Глаза этого саргана очень большие и чувствительные – даже на глубине рыба различает смену дня и ночи, и строит свою активность соответствующим образом.
Глазастый сарган – это своеобразный миниатюрный аналог меч-рыбы, способный быстро плавать. Плавники рыбы серповидные, хвостовой стебель короткий, хвостовой плавник полулунной формы: глазастый сарган может быстро плавать на длинные дистанции. Окраска тела серебристая, спина синеватая. Сетчатка глаза выстлана изнутри слоем клеток, содержащих гуанин, поэтому глаза этого саргана «светятся», отражая даже незначительное количество попавшего в них света.
Будучи полуглубоководной рыбой, ночью этот сарган часто встречается у поверхности воды. Он питается в колониях сальпы-садовника, разыскивая мелкую рыбу и ракообразных, которые селятся на теле этих оболочников. Во время сбора мелких животных в колонии сальпы-садовника эта рыба медленно движется с помощью грудных плавников. При этом сарган умеет плавать в самых разных позах: вверх или вниз головой, или на боку. Заметив добычу, рыба «склёвывает» её коротким резким броском.
На колониях сальп-садовников этот сарган откладывает клейкую икру (до 500 штук в одной кладке). После наступления половозрелости рыбы нерестятся с периодичностью около двух недель до конца жизни. На оболочке икры у этой рыбы есть длинный клейкий волосок, который помогает ей приклеиваться к субстрату. Кладка этого саргана развивается на поверхности колоний сальпы в течение 30 часов. Мальки живут в планктоне и являются пассивными хищниками – они поедают мелких червей и ракообразных, а также личинок сальпы. Форма тела малька показывает приблизительный путь эволюции этих рыб – вначале мальки игловидные с относительно короткими челюстями, затем их тело начинает «отставать» в росте в длину и становится более высоким. В это время нижняя челюсть этих рыб становится длиннее верхней. Но к наступлению половозрелости (в возрасте около 8 месяцев) тело рыбы приобретает характерную для вида форму. Продолжительность жизни этой рыбы редко превышает два года.

Cобачка-медуза (Medusoblennius holopelagicus)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes)
Семейство: Собачковые (Blenniidae)

Место обитания: Тихий океан, глубины от 250 до 300 метров.

Ихтиофауна открытого океана формируется из представителей прибрежных вод, проникающих разными способами в толщу воды. Одни виды делают это, став жителями толщи воды, а другие словно «съезжают» по материковому склону в глубины, и далее становятся пелагическими животными. Второй способ был, очевидно, очень распространён в раннем неоцене: среди глубоководных рыб часто встречаются явные потомки придонных мелководных рыб, например, огнероты и венцероты из числа скалозубообразных. Ещё одна странно выглядящая пелагическая рыба принадлежит к потомкам морских собачек – собачка-медуза.
Эта рыба названа так за особое приспособление для парения в толще воды: её грудные плавники очень длинные (их лучи составляют более 2/3 длины тела) и широкие, с тонкой легко растяжимой мембраной между ними. На горле они срастаются в виде «воротника». Нормальное положение собачки-медузы в толще воды – вертикальное, головой вверх. При этом грудные плавники раскрыты полностью; за спиной рыбы они перекрываются, создавая таким образом своеобразный «парашют», обеспечивающий парение в воде. Рыба, парящая в толще воды, напоминает медузу. Испуганная рыба может плавать обычным для рыб способом – головой вперёд. Также она способна совершать вертикальные броски за добычей.
Печень собачки-медузы очень крупная, с большим количеством жира. Она служит подобием поплавка, заменяя редуцированный плавательный пузырь. Тело рыбы высокое, с хорошо развитыми непарными плавниками. Голова широкая и короткая, челюсти с острыми режущими зубами. Собачка-медуза является активным хищником. Её глаза направлены в стороны и вперёд, давая хороший обзор и позволяя оценивать расстояние до добычи. У самцов над глазами имеются выросты кожи в виде кустиков, у самок – простые «рожки». За глазом рыбы расположен светящийся орган; у самца его свет яркий, белый, у самки тусклый, зеленовато-белый.
Тело рыб серебристое; самка более полная, самец стройнее и крупнее её (длиной до 40 см). эти рыбы отличаются от многих глубоководных рыб развитым родительским инстинктом и своеобразной заботой о потомстве. Собачки-медузы мечут в толще воды крупную икру – диаметром около 6 мм. В кладке этих рыб всего лишь 50 икринок. Выживаемость потомства обеспечивается тем, что самец заботливо инкубирует икру во рту в течение двух недель, не принимая при этом никакой пищи.
Собачка-медуза является хищником. Она питается любыми беспозвоночными и мелкой рыбой, которых в состоянии поймать. Желудок этой рыбы может растягиваться, вмещая добычу длиной до 2/3 длины самого хищника. Ночью собачки-медузы совершают вертикальные миграции – они поднимаются на глубину до 100 м для кормления в скоплениях зоопланктона, спускающегося из верхних слоёв воды. Эта рыба часто кормится в колониях сальпы-садовника, поедая этих оболочников вместе с их симбионтами.

Следующая

На страницу проекта