Хрупкие драконы Антарктики

 

Путешествие в неоцен

 

Хрупкие драконы Антарктики

 

 

 

На протяжении второй половины кайнозоя Антарктида превратилась в ледяной континент, на котором почти не было наземной жизни. Лишь в некоторых местах существовали «оазисы» - участки суши, лишённые льда. В таких местах росли мхи и лишайники, а кое-где даже трава. Из животных в таких местах существовали лишь мельчайшие насекомые. В неоцене, когда климат стал более тёплым, поверхность материка начала освобождаться от ледяного панциря. На земле постепенно появлялись заросли мхов и лишайников, в которых поселялись насекомые – потомки тех, что попали на материк с ветрами из Африки и Южной Америки. Кроме них, на пустынные берега континента начали прибывать птицы, которые принесли на своих лапках и перьях ещё больше семян трав. Окраины материка в неоцене освободились ото льда, и теперь там раскинулась широкая травянистая степь с отдельными участками густых подушковидных кустарников. Лишь у самых границ ледников остались следы первичной флоры Антарктиды – пояс моховых болот.
Зимой в Антарктиде по-прежнему холодно, и стоит полярная ночь. Зато летом солнце светит круглые сутки, и несколько недель в году бывает весьма жарко.
В центре Антарктиды ледники ещё не растаяли, и многие реки берут своё начало на Центрально-Антарктическом леднике. Летом льды понемногу начинают таять, и вода, скапливаясь на поверхности ледника в обширные озёра, ищет выход наружу. Обычно один из краёв ледника не выдерживает, и вода протачивает глубокую ложбину, выливаясь вниз по склонам ледника.
На пути талых вод с ледника располагается пояс сфагновых болот. Мох сфагнум обладает уникальной влагоёмкостью, и весной болота буквально разбухают, как губки, а потом постепенно отдают воду многочисленным ручьям. Протекая через сфагновые болота, вода дополнительно очищается от пыли и взвеси, и становится более кислой.
Сфагновые болота Антарктиды – место жительства самых древних поселенцев материка в послеледниковую эпоху. Здесь складывается своеобразный микроклимат, отголосок прошлой эпохи: близкие ледники замораживают почву, и с них часто дует холодный ветер. Поэтому здешние обитатели живут или в замедленном темпе, или максимально полно используют короткие погожие дни. С ранней весны, когда солнце достаточно пригревает, некоторые куртины мха начинают заметно шевелиться. В них ворочаются, объедая листочки сфагнума, толстые личинки с полупрозрачными покровами – потомство крупного жука, мохового листоеда. У них прекрасный аппетит, и после их кормёжки на поверхности мха образуются заметные проплешины. Личинки мохового листоеда скрываются среди мха, сидя между его стеблями. Снаружи видна лишь голова личинки, методично обгладывающая пушисты головки мха. Когда над болотами пролетает какая-нибудь случайная птица, личинки, как по команде, прячутся глубоко в мох. Это их обычная реакция на крупные и быстро движущиеся предметы. Они не различают цвет и мелкие детали своими маленькими глазами, и могут лишь видеть контуры предметов. Главная задача личинок – хорошо питаться. Личинки из ранних выводков смогут превратиться во взрослых жуков уже этим летом.
Кроме моховых листоедов, на болотах кормится ещё множество насекомых. Но некоторых из них с трудом заметит даже зоркая птица. Множество мелких насекомых ногохвосток скачет по поверхности мха, и даже по воде. Они живут в мире, где сила тяжести не имеет большого значения, но другие силы ощущаются гораздо острее, чем в макромире. Плёнка поверхностного натяжения держит их, словно упругий батут – они слишком легки, чтобы прорвать её.
Ногохвостки – одни из коренных обитателей Антарктиды, которые пережили кайнозойское оледенение материка. Некоторые виды встречаются даже на поверхности ледника, где поедают водоросли, развивающиеся на снегу и в лужах талой воды, а также насекомых, которых заносит сюда ветром.
Болота кажутся застойными лишь на первый взгляд. На самом деле вода постоянно освежается, особенно летом, когда Центрально-Антарктический ледник подтаивает. Вода из окрестных болот понемногу просачивается и собирается в ручьи, во множестве журчащие по лугам Антарктиды, и сливающиеся во всё более крупные реки.
Антарктические ручьи отличаются холодной и чистой водой. Это благоприятное место для размножения мелких двукрылых. Личинки разнообразных мошек облепляют все мало-мальски подходящие для жизни места: поверхность камней и растения. Личинки прикрепляются к камням вязкой жидкостью, застывающей как клей. Прикрепившись в подходящем месте, личинка распускает антенны в потоке воды, улавливают разную съедобную мелочь. Перистые антенны работают как сито, ловят растительные остатки и простейших, которых несёт вода. Время от времени они подгибаются ко рту личинки, и она поедает пойманных животных. В отсутствии большинства врагов, в первую очередь пресноводных рыб, мошки и комары Антарктиды процветают. Но двукрылые не стоят на вершине пищевой цепочки: у них всё же есть враги даже в этом изолированном мире.
Из-под плоского камешка появляется ещё более плоское существо. Это странное создание удерживается на сильном течении, вцепляясь лапками в мельчайшие неровности камня. Дополнительно закрепляться на течении ему помогают присоски, развившиеся на лапках. Кроме того, форма тела также являет собой образец технического совершенства: течение буквально прижимает странное создание ко дну вместо того, чтобы сорвать и унести. И всё же маленькое чудовище осторожничает: оно переставляет ноги одну за другой, и пять ног из шести всегда держатся за камень. Устрашающая голова с крупными шаровидными глазами и уложенные вдоль спины треугольники недоразвитых крыльев ясно показывают родословную этого существа: это личинка стрекозы, одного из многочисленных видов этих насекомых, населяющих Антарктиду эпохи неоцена. Взрослые особи этого вида проносятся над ручьём, сверкая голубым металлически-блестящим брюшком. Форма брюшка у взрослой стрекозы почти не меняется, поэтому насекомое так и называется: плоская ручьевая стрекоза. Личинки мошек стоят на нижней ступени пищевой цепочки ручья: они служат пищей для этой личинки. Личинка плоской ручьевой стрекозы соскребает их широкой маской (нижней губой), как лопаткой. Она словно пасётся на подводном лугу, сдирая с камней личинок мошек, мух и комаров, которые не могут, или просто не успевают скрыться от неё. Но иногда самой личинке ручьевой стрекозы приходится проявлять проворство и осторожность. Время от времени на ручей наведываются и более крупные хищники, местные птицы, для которых личинка плоской ручьевой стрекозы – просто лёгкая закуска.
Соколиный кассик, самая крупная из летающих птиц Антарктиды, часто прилетает на ручей кормиться: здесь можно найти много еды, если постараться. Птица знает, как добывать личинок мошек. Она переворачивает камушки и вытаскивает их из воды, укладывая один на другой, а затем спокойно склёвывает сидящих на нём личинок мошек, которые не могут спастись бегством. Время от времени пернатый хищник чихает, когда вода попадает ему в ноздри во время вытаскивания очередного камушка. Но личинки мошек – это скорее лёгкая закуска, и птица ищет добычу посущественнее. Личинка ручьевой стрекозы вполне подойдёт на обед соколиному касcику, но добыть её сложнее. Пока кассик ковыряется где-то в стороне, личинка ест, не обращая на него внимания. Но при первых же признаках опасности, когда птица шагнула в её сторону, личинка стремительно забивается между камней. Зорким глазом хищная птица замечает шевеление среди камней, и начинает преследовать личинку стрекозы. Она переворачивает небольшие камни, пытаясь найти личинку, но та просто закапывается в гравий. Будь соколиный кассик более настойчив, он бы добыл личинку. Но птица находится в невыгодном положении: вода попадает ей в ноздри, и птица подолгу чихает. Эффект внезапности потерян, охота явно не удалась, и соколиный кассик вскоре улетает. Когда всё успокоилось, личинки мошек, свернувшиеся в комочки, потихоньку стали расправлять антенны, а ещё через некоторое время гравий на дне ручья зашевелился, и из укрытия выползает личинка стрекозы. Убедившись, что вокруг всё спокойно, она продолжила скрести камни.
Соколиный кассик – это, скорее, «рыболов-любитель» – он эпизодически кормится на реках и лишь разнообразит своё меню насекомыми. Но в болотах Антарктиды водится птица, которая освоила кормление под водой. Галстучная мышевидка, мелкая нелетающая воробьиная птица, аккуратно спускается под воду, цепляясь когтями за тростинки. Перед тем, как нырнуть, она тщательно смазывает оперение выделениями копчиковой железы, чтобы не промокнуть. Поэтому, когда птица оказывается под водой, её оперение становится серебристым от тончайшего слоя воздуха, который удерживается на его поверхности. Ноздри мышевидки при нырянии закрываются небольшими кожистыми крышечками, и птица прекрасно чувствует себя под водой. Спустившись на дно ручья, она торопливо обшаривает камни, склёвывая личинок мошек. Чувствуя, что запас воздуха заканчивается, мышевидка просто разжимает пальцы, всплывая на поверхность воды, словно пробка. Благодаря смазке оперение оказывается сухим, и птица не промокает и не замерзает. В течение года она продолжает охотиться под водой до тех пор, пока ручьи не покроются льдом.
Отдышавшись, галстучная мышевидка ныряет ещё раз. И сразу же она замечает под водой личинку плоской ручьевой стрекозы, которая невозмутимо скоблит с камней личинок мошек. Эта добыча стоит трудов по её поимке, и птичка кидается на неё, как кошка на мышь. Оторвав личинку от камней, мышевидка всплывает на поверхность воды, выходит из ручья, и начинает яростно колотить личинку стрекозы об камешек. Когда насекомое перестало шевелиться, мышевидка прижала её лапкой и мощным клювом начала отрывать кусочки, жадно глотая их. За несколько минут от личинки стрекозы осталась лишь устрашающая голова и остатки ног. Покончив с едой, птица скрылась в зарослях.
Ручьи Антарктиды постепенно сливаются в небольшие речушки, а они объединяются в широкие реки, петляющие по равнине. Для пресноводных рыб морские просторы – столь же непреодолимое препятствие, как высочайшие горные хребты или безводная пустыня, поэтому реки Антарктиды полностью лишены пресноводных рыб. Лишь изредка в устья рек заходят морские рыбы, чтобы избавиться от докучающих им паразитов. Но и они не остаются здесь надолго. Зато в пресных водах этого континента нашли новую родину водяные насекомые. Эти существа с лёгкостью преодолели сотни километров над океаном, и колонизировали материк. Особенно преуспели в освоении Антарктиды стрекозы.
В толще воды плавает множество мелких длиннотелых существ. На первый взгляд кажется, что в воде кишат косяки мальков разных рыб. Но, если приглядеться, оказывается, что у каждой такой «рыбы» есть усики и шесть ног, которые во время плаванья прижимаются к бокам. Это личинки одного из самых удивительных насекомых Антарктиды – рыбострекозы полосатохвостой. Их жабры, растущие на кончике брюшка, окрашены в чёрный и белый цвет, помогая личинкам распознавать друг друга на большом расстоянии, и объединяться в стаи для защиты от врагов. Эти существа во многом ведут себя подобно рыбам: они собираются в многотысячные стаи и плавают вместе, согласовывая движения. Но сходство здесь не только внешнее: поедая мелких планктонных червей и ракообразных, они занимают экологическую нишу мелких рыб. Разные виды рыбострекоз заменяют в Антарктиде различных рыб, что стало возможным из-за отсутствия конкуренции с самими рыбами.
Но рыбы бывают разные, среди них есть хищники. И среди их антарктических шестиногих аналогов тоже встречаются существа, не уступающие в свирепости рыбам других материков (с поправкой, разумеется, на размеры).
Полосатая зеленоватая личинка длиной около 10 см подстерегает мелких личинок рыбострекоз под плавающими на поверхности речной заводи листьями камыша. Это личинка родственного полосатохвостым рыбострекозам вида – рыбострекозы прожорливой. Ожидая возможности напасть на мелких животных, она часами висит под стеблем плавающего растения, зацепившись за него одной ногой. Огромные шаровидные глаза высматривают всякую мелюзгу, снующую в воде. Личинка не обращает внимания на мельчайших червячков и мелких комариных личинок, которые проплывают совсем рядом, и даже натыкаются на саму затаившуюся личинку. Она ждёт более существенную добычу.
И через какое-то время её ожидания оказываются оправданными: в толще воды движется небольшая стайка мелких личинок рыбострекоз, похожих на мальков каких-то рыб. Это и есть излюбленная добыча чудовищной личинки. Полосатая личинка, словно окунь, делает стремительный бросок. Раскрыв жабры, растущие на кончике брюшка, подобно хвостовому плавнику, она стремительно плывёт, по-рыбьи изгибая тело. Бросок длится недолго, но приносит неплохой результат: полосатая личинка догоняет косяк мелких рыбострекоз. Поравнявшись с удирающими личинками полосатохвостой рыбострекозы, хищник раскрывает длинную узкую маску, и наносит ею точный короткий удар по одной из преследуемых личинок. Сложенные вместе щупики легко пробивают покровы личинки, и она погибает, наколотая на остриё маски хищника. Перехватив жертву челюстями, личинка рыбострекозы прожорливой возвращается в укрытие, лениво извиваясь в воде. Прицепившись к плавающему стеблю, она начинает пожирать пойманную мелкую личинку, от которой остаются лишь ноги и кусок брюшка, выеденный полностью.
Где-то недалеко под плавающими листьями растений сидят другие личинки такого же вида. Они предпочитают держаться подальше от своих сородичей: неизвестно, кем можно стать после драки с ними – победителем или его призом.
Не все личинки антарктических стрекоз являются свирепыми хищниками. Плавая по заводям, личинки полосатохвостых рыбострекоз часто встречают необычных существ, лениво парящих в толще воды. Эти существа – тоже личинки стрекоз, но способ их питания необычен. Они не охотятся за своими сородичами, а черпают маской, покрытой волосками, разнообразную водяную мелочь: коловраток и других червей, мелких личинок комаров и крупных инфузорий. Это личинки «червонной королевы», одной из самых ярких и красивых стрекоз этого материка. Они парят в толще воды, раскинув в разные стороны длинные ноги, покрытые волосками. Мелкие личинки рыбострекоз инстинктивно обходят их стороной, хотя эти существа не опасны для них. Они не обращают внимания на мелких личинок рыбострекоз, поедая мельчайший планктон. В тихой воде речных заливов и стариц, где в изобилии развиваются водоросли, и вода кишит мелкими планктонными организмами, такие личинки встречаются десятками. Несмотря на свою флегматичность, личинка может в случае опасности очень быстро плавать.
Мир личинок стрекоз, населяющих водоём, - это мир плотоядных существ. Съесть другого или быть съеденным самому – обычное дело для этих насекомых. И в это жестокое правило свой вклад вносят существа из другого мира, местные птицы.
Вторжение в мир личинок стрекоз всегда происходит сверху и проходит почти одинаково. Когда стая личинок рыбострекозы оказывается слишком близко к поверхности воды, она привлекает внимание маленькой длиннокрылой птицы с хвостом в виде вилочки. Это не антарктическая ласточница, обитатель лугов: птица окрашена в белый цвет с чёрной «шапочкой», а вместо короткого клювика вооружена весьма внушительным клювом. Это зимородковая крачка, обычный летний житель рек Антарктиды.
Заметив косяк личинок полосатохвостой рыбострекозы, она начинает охоту. Взрезав нижней челюстью поверхность воды, эта птица выхватывает из косяка одну личинку, взмывает вверх, разворачивается, и снова чертит воду клювом. Недалеко летают её сородичи. Заметив, что их товарка слишком задержалась на одном из участков заводи, они решают тоже попытать там счастья. Несколько секунд спустя над заводью образуется небольшая, но шумная стая зимородковых крачек. Они постепенно оттесняют косяк личинок рыбострекоз к берегу, и устраивают азартную охоту на них. Но личинки не собираются сдаваться на съедение птицам: их стая рассыпается, личинки пытаются уйти на дно и спрятаться в зарослях подводных растений. Но и здесь им не найти покоя: зимородковая крачка прекрасно ныряет, и несколько птиц тут же устремляются вслед за ускользающими личинками полосатохвостой рыбострекозы. Хотя зачем гоняться за мелкой и изворотливой добычей, когда рядом есть нечто более существенное? Крупная личинка рыбострекозы прожорливой была потревожена нырнувшими птицами, и ищет спасения, пробуя уплыть. Но лучше бы она прижалась к плавающим растениям и забралась в них поглубже: зимородковые крачки плавают быстрее её, и судьба хищника решена – личинку съедает одна из птиц.
Когда охота зимородковых крачек прекращается, личинки стрекоз могут продолжать свою жизнь. Они по одному – два года живут в воде, чтобы летом на несколько недель или всего лишь на несколько дней блеснуть яркими красками, пролетая над родным водоёмом на радужных крыльях. И ради этого праздника красок каждая личинка, достигшая определённого возраста, должна пройти превращение.
Личинки рыбострекоз объединяются в косяки примерно одного возраста и размера, что позволяет им не опасаться собственных более крупных сородичей. Взрослые личинки рыбострекозы, достигнув предельного размера, начинают готовиться к метаморфозу. Тысячные стаи их подплывают к прибрежными тростникам, и личинки словно вспоминают, что у них есть ноги. Не обращая внимания друг на друга, они выползают на растения. До этого они пользовались ногами, пожалуй, только для того, чтобы покинуть оболочку яйца и считанные дни пожить в дернине водяного мха. Личинки ползут, неуклюже переставляя ноги и стараясь залезть повыше. Выбрав по одним им ведомым признакам подходящее место, личинки рыбострекоз начинают быстро линять. В этот момент они практически неподвижны и абсолютно беззащитны против множества хищников. От стрекоз других видов их спасает, разве что, то обстоятельство, что стрекозы ловят других насекомых большей частью в полёте, не трогая сидящих на листьях. Но у птиц поведение более гибкое, и они легко учатся. Зимородковая крачка, привлечённая обилием еды, которая словно сама просится в клюв, зависает в воздухе и хватает этих личинок по одной. Но личинок рыбострекоз всё равно больше, чем эти птицы могут съесть, и значительная часть их прячется в гуще камышей, где длиннокрылая птица не сможет пролететь. Поэтому крачкам не удаётся нанести линяющим личинкам рыбострекоз значительного ущерба. Кроме того, под водой новых личинок, ещё не готовых к метаморфозу, неизмеримо больше, чем вылезло на растения в этот день. Лёт рыбострекоз растянут почти на всё лето, и каждый раз метаморфоз будет претерпевать лишь небольшая часть общей популяции этих насекомых.
Некоторое время личинки рыбострекоз сидят неподвижно, и лишь пульсирующие движения брюшка выдают признаки жизни. Но постепенно признаки грядущих перемен становятся отчётливыми. Вначале грудные сегменты личинки разрываются на спине продольным швом. Затем из шва появляется влажное и блестящее тело будущей стрекозы. Брюшко удлиняется, и, словно пружина, выталкивает молодую стрекозу из шкурки, которая стала ей слишком тесной. Молодая стрекоза вначале торчит из личиночной шкурки, держась в ней кончиком брюшка, а затем изгибается и цепляется ногами за тростинку. Крылья, вначале сморщенные и мягкие, начинают расправляться, затем твердеют и вскоре стрекоза готова к полёту. Порывы ветра выносят из тростника целые пригоршни пустых личиночных шкурок, собирая их в небольшие кучки, плавающие по поверхности озёр и речных заводей.
Взрослые рыбострекозы мигрируют в верховья рек, где обильно плодятся мошки и комары. В Антарктиду не попали подёнки и ручейники – океанские проливы слишком широки для этих насекомых, живущих очень недолго. Поэтому на этом материке их заменяют рыбострекозы. Эти многочисленные насекомые собираются в большие стаи и кружатся над водой. Их крылатая взрослая жизнь очень недолгая, поэтому они сразу устраивают брачные полёты и объединяются в пары. Оплодотворённые самки дождём рассеивают яйца над зарослями водяных растений. Много яиц погибнет, но тех, что останутся, вполне хватит на воспроизводство вида.
Жизнь взрослых рыбострекоз и без того коротка, но многие из них погибают от нападений зимородковых крачек. Когда стаи тонкотелых рыбострекоз кружатся в бесконечном хороводе, зимородковые крачки проносятся сквозь них, хватая сразу по две – три стрекозы. Бывает даже, что схваченные самки продолжают рассеивать яйца, пока птица не проглотит их. Много яиц рыбострекоз будет снесено ручьями вниз, в реки, но большая их часть застрянет в водяном мхе. Из яиц выходят мельчайшие личинки, которые питаются разнообразной микроскопической живностью и прячутся среди стеблей водяного мха. С возрастом они начинают всё больше времени проводить, плавая, и тогда их постепенно сносит течением в основное русло рек. Здесь в относительно спокойных местах они образуют стаи, откармливаются и растут, чтобы однажды вернуться в верховья рек, где начиналась их жизнь, на собственных крыльях.
Сквозь стаи взрослых рыбострекоз пролетает, сверкая голубым брюшком, взрослая плоская ручьевая стрекоза. Когда-то, в прошлом году, она сама была личинкой, и, может быть, охотилась на этих самых рыбострекоз, пока они не уплыли в реку. Но теперь она безопасна для взрослых рыбострекоз, хотя их стая почтительно расступается перед блестящим ярким насекомым. Взрослая плоская ручьевая стрекоза питается мелкими насекомыми – она «тралит» мошкару ногами, усаженными волосками, и сложенными наподобие корзинки.
Яркая окраска плоских ручьевых стрекоз помогает им распознавать друг друга на большом расстоянии. В видимом свете самец и самка этого вида выглядят совершенно одинаково. Но насекомые различают ультрафиолетовый свет, и в этом свете основные различия между самцом и самкой становятся отчётливо видимыми. Стремительно летая над тростниками, самцы плоских стрекоз замечают самок, у которых брюшко отражает ультрафиолетовый свет, образуя поперечно-полосатый рисунок. Заметив самку, самцы с разных сторон бросаются к ней и начинают кружиться около неё, пытаясь усесться на её брюшко для спаривания. Брачные игры этого вида представляют собой настоящую гонку, которая выглядит очень эффектно из-за вспышек голубого цвета в лучах антарктического солнца. После спаривания самка находит подходящее место для яиц: заросли водяного мха, пряди которого колышутся в воде. Мох образует плотное сплетение стеблей, на поверхности которого торчат спороносные коробочки. Выбрав подходящее место, насекомое погружает брюшко в дернину и откладывает яйца. Личинки первое время проведут во мху, а затем расползутся и станут вести жизнь одиночных охотников.
Несмотря на то, что Антарктида по-прежнему находится у полюса, а в центре материка не растаял огромный ледник, лето на окраинах континента бывает достаточно жарким. Полярный день начался, и солнце в ночные часы лишь «чиркнуло» горизонт нижним краем диска, хотя в это время было немного прохладнее. «Ночь» - не время для насекомых: в прохладе их активность снижается, и они просто отдыхают. Плоские ручьевые стрекозы в это время неподвижно висят на стеблях тростника и осоки. Им пока слишком холодно, чтобы летать. Когда солнце начинает подниматься над горизонтом, и его лучи попадают на висящих на листьях стрекоз, насекомые поворачиваются спиной к солнцу. Их грудь недаром окрашена в чёрный цвет – такая окраска позволяет быстрее разогреть летательные мышцы, и насекомое сможет взлететь. Но кое-кто успел разогреться гораздо раньше…
Из зарослей вылетает блестящая синяя молния, окружённая чёрным ореолом, и сбивает в воздухе одну из плоских ручьевых стрекоз. Существо, прервавшее жизнь стрекозы, также является стрекозой, но другого вида, гораздо более крупного и агрессивного. Расправившись в воздухе со своей жертвой, она бросает остатки в воду, разворачивается и присаживается на высокое соцветие осоки. Сразу бросается в глаза особенность этого насекомого – чёрные полупрозрачные крылья, словно закопчённые дымом. Это насекомое по справедливости носит название «чёрный император» – оно является настоящим тираном местных насекомых, и порой не только их.
Благодаря чёрным крыльям, работающим как нагревательный элемент, «чёрный император» разогрелся раньше, чем плоские стрекозы, и умело воспользовался этим преимуществом. Этот вид стрекоз не охотится на разную мелочь вроде комаров или мошек – он специалист по «крупной дичи» в масштабе мира насекомых. Время от времени «чёрные императоры» пролетают сквозь стаи мелких антарктических стрекоз, хватая их и пожирая на лету. Это своего рода «микро-соколы» в экосистеме антарктических рек.
«Чёрный император» - это насекомое, которое порой бросает вызов даже птицам. У него острое обоняние, и иногда эти стрекозы, привлечённые запахом крови, слетаются на добычу соколиных кассиков. Их атаки бывают столь решительными, что хищная птица, превосходящая их по весу в сотни раз, отступает и даёт стрекозам возможность воспользоваться своей добычей.
Взрослые полосатые рыбострекозы летают над рекой. Они расцвечены яркими красками, и красивы, как бабочки. Этот вид – одни из самых ярких насекомых Антарктиды, одно из украшений речных берегов. Сверкая яркими зелёными телами, эти стрекозы своим появлением возвещают: настали самые тёплые дни лета. Всего лишь две – три недели они летают над реками, образуя пары и откладывая сотни яиц. Они живут так мало вовсе не потому, что любят тепло: дело в том, что взрослая полосатая рыбострекоза ничем не питается и живёт только за счёт запасов, накопленных личинкой. Поэтому брачные полёты у этого вида начинаются сразу после того, как крылья расправились и насекомое впервые полетело. Самцы разыскивают самок, и устраивают совместные полёты, сверкая зелёными перевязями на крыльях. Обычно стая быстро разбивается на пары, и некоторое время самец летает, спариваясь с самкой. После спаривания самец быстро гибнет, а самка начинает кладку яиц. Для этого она садится на стебель растения и погружает брюшко в воду. В пазуху листьев камыша она откладывает комочек слизистых яиц – около десятка штук. После этого она взлетает, пролетает вдоль берега некоторое расстояние, и повторяет эти действия. Порции яиц рассеиваются вдоль береговой полосы специально, чтобы между подрастающими личинками одной родительницы не было конкуренции. Ещё одно привлекательное место для кладки – плавающие на поверхности одной из заводей болотные растения. Здесь конкуренция меньше, а место более выгодное: сразу после появления на свет личинка оказывается «у себя дома». Но такое место дорого стоит – самки полосатой рыбострекозы не любят конкурентов, и свирепо кидаются на соперниц, вздумавших откладывать яйца рядом. Атакуя соперницу, самка полосатой рыбострекозы буквально «таранит» её головой, отгоняя от выбранного места. Впрочем, достаточно немного подождать, пока доминирующая самка улетит, и можно отложить яйца там же, правда, подравшись с другими желающими. Отложить яйца в «престижном» месте теоретически смогут все стрекозы, желающие это сделать… Или не все. Несколько стрекоз садятся на плавающие растения на безопасном расстоянии друг от друга, чтобы отложить яйца. Они сверкают на солнце своими телами, и их замечает голодный «чёрный император». Как коршун, чернокрылая стрекоза обрушивается на рыбострекоз. Они разлетаются в стороны, и начинается стремительная погоня. Крылья полосатых рыбострекоз сверкают на солнце, а вслед за одной из них мчится «чёрный император». Он сильнее, чем рыбострекоза, жизненные ресурсы которой ограниченны, и итог погони фактически предрешён с самого начала. Неясно только, какую именно рыбострекозу он изберёт своей жертвой. Чернокрылый хищник настигает жертву и вцепляется в её брюшко. Несколько секунд обе стрекозы кувыркаются в воздухе, а затем в траву падает откушенная голова рыбострекозы, а «чёрный император» разрывает её тело в воздухе.
«Чёрный император» замыкает пищевую цепочку мира насекомых не только над, но и под водой. Личинка «чёрного императора», существо устрашающего вида, размером под стать взрослой стрекозе, ожидает добычу, закопалась в ил. Она ползает с большим трудом, но всё же может добыть самую быструю личинку какой-нибудь рыбострекозы благодаря унаследованному от предков способу передвижения. Пока в поле зрения личинки «чёрного императора» нет подходящей добычи, она старается ничем не выдавать своего присутствия. Лишь изредка на дне шевелятся остатки растений, под которыми она закопалась.
Долго ждать подходящего момента для атаки не приходится: мимо проплывает большая стая личинок полосатохвостых рыбострекоз, шевелящих чёрно-белыми жабрами, растущими на кончике брюшка. Когда они подплывают слишком близко к затаившейся личинке «чёрного императора», хищник атакует. Его брюшко резко сокращается, выбрасывая из задней кишки мощную струю воды, и личинка «чёрного императора», прижав ноги к телу, стрелой вылетает из укрытия и врезается в стаю рыбострекоз. Всего на какой-то волосок она промахивается: щупики смыкаются не на брюшке личинки рыбострекозы, а на одной из её жабр, которая тут же отрывается. Добыча уходит практически невредимой: конечно, после потери одного лепестка жабр она будет плавать чуть медленнее, но это, в общем-то, норма жизни для рыбострекоз. У большинства членов стаи жабры повреждены, а у некоторых оторвано даже по два их лепестка.
Личинка «чёрного императора» снова закапывается в ил, взмучивая его «выстрелами» водой из задней кишки. Когда на дне образуется небольшая ямка, личинка заползает в неё и замирает. Или гнилые листья, оседая на дно, маскируют личинку, и она вновь готова атаковать.
Из речной мути появляется более заманчивая добыча – личинка полосатой рыбострекозы. Крупное полосатое существо проплывает мимо затаившейся личинки «чёрного императора» на большом расстоянии, но выглядит слишком аппетитно, и хищник решительно атакует издали. Личинка полосатой рыбострекозы – достойный противник, и самое главное – сразу же нейтрализовать её смертоносную маску-гарпун, либо схватить личинку так, чтобы она не смогла применить её. Личинка «чёрного императора», напав со спины, захватывает личинку рыбострекозы сверху, и сильными щупиками маски буквально раздавливает грудные сегменты добычи. Она начинает поедать личинку полосатой рыбострекозы, даже на дождавшись, пока закончатся её судороги.
Личинки «червонной королевы» плавают в толще воды, далеко от берега: так эти флегматичные создания избегают нападений личинки «чёрного императора». Но рано или поздно они должны сделать шаг через урез воды и превратиться во взрослых насекомых. Для этой важной миссии личинки «червонной королевы» подплывают к берегу и забираются в гущу прибрежной растительности, чтобы в укромном месте совершить метаморфоз. Выбравшись из воды, они неуклюже ползут на ногах, плохо приспособленных для этого. Выбираясь на растения, они заползают на широкие листья, и держатся под ними, зацепившись коготками за края листа. Так их меньше заметно с воздуха в самый уязвимый момент жизни. Метаморфоз у этих стрекоз сопровождается не только перестройкой анатомии и физиологии животного. В это время перестраивается даже их биохимия – в теле начинается активный синтез ядовитых веществ. К моменту, когда крылья молодой «червонной королевы» расправляются и отвердевают, насекомое становится совершенно несъедобным. «Червонные королевы» взлетают по одной из тростников, и присоединяются к бесконечному хороводу сородичей. Эти стрекозы окрашены в яркий красно-коричневый цвет, и очень привлекательно выглядят. Годовалая зимородковая крачка, которая ни разу не видела подобной окраски у стрекоз, бросается на стаю стрекоз и гонится за одной из них. «Червонные королевы» летают не очень быстро, и через несколько секунд яркая стрекоза уже бьётся в клюве крачки. С добычей в клюве птица присаживается на стебель камыша, и начинает расправляться с насекомым. Несколькими ударами об стебель она оглушает стрекозу, и потом отрывает ей крылья. Покончив с этим, крачка заглатывает стрекозу, и… спустя насколько секунд начинает хрипло кашлять, словно чем-то подавилась. Спазм мышц горла – и истерзанное тело стрекозы с отвращением выплюнуто и упало в воду. Химическая защита сработала, и птица надолго запомнит, что яркий цвет не всегда означает хороший вкус.
Слетев ниже, зимородковая крачка долго и жадно пьёт воду. Когда жжение в горле немного утихло, она взлетела над камышами. Совсем рядом с ней кружилась стая ярких «червонных королев», но птица даже смотреть на них не хотела, хотя в гнезде её ждали голоднее птенцы, да и сама крачка была голодна.
По времени наступило раннее утро, но это незаметно в Антарктиде летом: стоит полярный день, и круглые сутки светло и тепло. Личинка «чёрного императора», достигшая предельной величины, выбирается на стебель рогоза, и прячется от нежелательных свидетелей. Начинается её «коронация»: шкурка на спине лопается, и устрашающего вида личинка претерпевает метаморфоз, превращаясь во взрослое насекомое. Покинув ставшую тесной шкурку, молодой «чёрный император» совсем не производит того величественного впечатления, что подобает хищнику такого ранга. Но проходит около часа, его сморщенные крылья расправляются и твердеют. Насекомое шевелит ими, словно пробует свои силы, и готовится к первому в жизни полёту. Крылья работают с сухим бумажным треском всё дольше и дольше, и, наконец, насекомое отрывается от стебля и взлетает. «Чёрный император», преуспев в подводной охоте, теперь пробует себя в охоте воздушной. Первая возможная добыча, которую он встречает – имаго полосатохвостых рыбострекоз, хрупкие, но очень быстрые существа. Целая стая этих тонких стрекозок, чёрных с белыми поперечными полосками, кружится над небольшой речкой, прибрежные отмели которой поросли водяным мхом. Первый заход «чёрного императора» оказывается неудачным: его заметила одна из рыбострекоз, и её бросок в сторону зарослей послужил сигналом тревоги для остальных насекомых. Вторая попытка тоже обречена на неудачу: охоту срывает зимородковая крачка. Врезавшись в стайку насекомых, она захватила своим длинным клювом сразу двух рыбострекоз, и скрылась. Но в запасе у «чёрного императора» есть одна хитрость: насекомое охотится из засады. Незаметно опустившись на стебель камыша, чернокрылая стрекоза ожидает, пока тонкие рыбострекозы потеряют бдительность и вновь займутся своими делами. Ожидание хищника увенчалось успехом: с третьей попытки «чёрный император» проносится сквозь стаю рыбострекоз и успевает поймать хрупкое насекомое. Присев на зонтик камыша, огромная стрекоза поедает свою добычу, первую для взрослого воздушного охотника.
«Чёрный император» - властелин царства насекомых, но не абсолютный монарх в экосистеме рек Антарктиды. Здесь есть существа, которых он справедливо опасается – это зимородковые крачки. Проворные птицы отлично экипированы для ловли таких крупных и опасных насекомых, и ласточницы, которые ловят всякую съедобную мелочь над лугами Антарктиды, им в этом не ровня. Зимородковая крачка со своим мощным клювом легко ловит взрослых стрекоз любого вида, и свободно может расправиться с «чёрным императором». На свою беду, «чёрный император» не защищён от птиц ядом подобно «червонным королевам», поэтому вынужден уповать лишь на скорость и акробатические трюки.
Зимородковая крачка замечает «чёрного императора», летящего через реку. У птицы острое зрение и не менее острый клюв, а «чёрный император» на вкус намного приятнее, чем летающие совсем рядом «червонные королевы». И крачка бросается за крупной стрекозой. Две молнии – чёрная и белая – проносятся над тростниками, выделывая немыслимые петли в воздухе. Несколько раз чернокрылой стрекозе удавалось ускользнуть от птицы, но один раз птичий клюв щёлкнул не напрасно.
Обременённая пойманной стрекозой, зимородковая крачка возвращается в гнездо. Эти птицы строят довольно рыхлые гнёзда из травы в тростниках. В гнезде крачку ожидают два птенца. Птенцы у этого вида выводятся из яиц уже в пуху и зрячие, но всё равно проводят в гнезде много времени, прежде чем полностью оперятся и будут готовы ко взрослой жизни. У этих птенцов уже начали пробиваться перья на грудке и крыльях, но остались участки тела, покрытые остатками пуха, из-за чего молодые крачки выглядят весьма неряшливо. Они кажутся очень головастыми, пока не покрылись перьями полностью. В ожидании родителей молодые птицы сидят на краю гнезда, время от времени чистясь и отгоняя назойливых комаров и мошек. Когда один из родителей приносит еду, птенцы поднимают страшный крик, желая единолично получить всю порцию. Присев на край гнезда, взрослая зимородковая крачка прижимает тело «чёрного императора» лапой, раздирает клювом надвое, и по очереди кормит птенцов. Один из них довольно легко справился со своей порцией – ему досталось мягкое брюшко. Зато второй вынужден давиться, глотая крылья, которые в длину едва ли не с него самого. Но ему очень помогает жадность своего братца: заметив, что рядом едят нечто большее, он просто одно за другим обрывает крылья стрекозы, пока не убеждается, что их совершенно нельзя есть.
Весь берег разделён зимородковыми крачками на небольшие гнездовые участки. Если сосед залетает на чужую территорию, хозяева гнезда гонят его прочь, устраивая порой небольшую драку в воздухе. Но такой случайный инцидент может повторяться по много раз на разных участках реки. Порой законный хозяин территории, выгоняя чужака, сам оказывается на его участке, и роли меняются с точностью до наоборот. Такие происшествия совершенно безопасны, и порой невольно помогают птицам снимать накопившуюся агрессию. Но они не идут в сравнение с реальной угрозой – местными хищными птицами. В Антарктиде главный пернатый хищник – соколиный кассик, представитель воробьиных птиц.
Соколиный кассик, великолепный самец с яркими жёлтыми «очками», пролетает над камышами, высматривая лёгкую добычу. Он ищет гнёзда зимородковых крачек, в которых сидят птенцы, не научившиеся летать. Но пернатому разорителю сегодня явно не удастся разнообразить ими свой стол – его появление служит для крачек мощным стимулом к объединению. Под угрозой общей опасности эти птицы словно забывают мелкие территориальные претензии, и объединяются в одну стаю. Коллективизм придаёт им смелость, и хрупкие на вид птицы нападают на хищника. Они стараются ударить его крыльями и клювом по голове, дёргают за хвост, вырывают перья из спины. Щёлкая клювом, соколиный кассик пытается перейти в наступление, но зимородковые крачки гораздо проворнее его, и хищнику удаётся лишь вырвать перо из хвоста одной из них. Кроме ближнего боя, крачки применяют относительно безопасное для себя, но очень эффективное против агрессора оружие «дальнего действия»: они пролетают над соколиным касиком, забрасывая его своим клейким помётом. Против такого оружия хищник бессилен, и после нескольких «залпов» он бесславно улетает. А крачки вновь превращаются в единоличных хозяев своих маленьких гнездовых участков, и вновь начинают жить своими мелкими проблемами.
Оказавшись на безопасном расстоянии от колонии зимородковых крачек, соколиный кассик начинает стряхивать с себя неприятные «подарки» этих птиц. Он буквально валяется в траве, а затем бежит к реке, и начинает неистово скрестись и плескаться на мелководье.
Самых крупных птиц Антарктиды следует искать не на лугах материка, а на морском побережье. Их трубные голоса слышны за сотни метров от берега. Эти птицы могут не скрывать своего присутствия – на материке нет хищников, которые опасны для них.
На отлогом берегу раскинулась шумная колония крупных птиц – толстоклювых чаек-пингвинов. Они отличаются от своих родственников с субантарктических островов внушительными размерами (до метра в высоту), более мощным сложением и высоким белым клювом, похожим на широкое лезвие ножа. У взрослых птиц края клюва ярко-красного цвета, и они вовсю гоняют молодых птиц с чисто-белыми клювами. Колония живёт своей привычной жизнью: птицы уходят в океан кормиться, а молодняк встречает своих родителей отчаянными криками, требуя от них еды. Иногда голодные, но сильные птенцы отнимают еду у своих сытых сверстников, и тогда на берегу завязывается драка. Родители не разнимают птенцов, а скорее отгоняют друг друга от своих гнездовых территорий. Словом, в колонии идёт привычная суета.
Падальщики всегда могут отыскать для себя поживу в колонии этих птиц. Обычно часть потомства гибнет от недокорма или болезней, и в колонии всегда можно найти несколько погибших птенцов. Соколиные кассики временами наведываются к колониям толстоклювых чаек-пингвинов, но им не всегда удаётся поживиться падалью: взрослые птицы достаточно агрессивны. У них нет привязанности к погибшим сородичам, как, например, у слонов или обезьян. Они лишь инстинктивно гонят хищников, видя в них опасность для потомства. Но зато другие падальщики легко пользуются даровым угощением. «Чёрные императоры» облетают колонию чаек-пингвинов, ориентируясь на запах падали. Почуяв погибшего птенца, на спине которого зияют несколько ран от клювов взрослых птиц, они направляются к его телу. Стрекозы кормятся на мёртвом птенце, время от времени взлетая, когда взрослые чайки-пингвины ковыляют мимо. Взрослые чайки-пингвины слишком массивны для охоты на стрекоз, и не могут поймать или отогнать их от падали. Но всё же стрекозы не теряют осторожности, взмывая в воздух, когда чайка-пингвин, неуклюже переваливаясь, ковыляет мимо.
Временами с океана приходят тяжёлые грозовые тучи, и начинается шторм. Волны с яростью обрушиваются на берег, вынося из глубин и выбрасывая на сушу водоросли сотни беспомощных перед лицом стихии живых существ. Над антарктическими лугами проносится ветер, и травы раскачиваются под его напором, словно океанские волны. Ветер собирает свою дань с антарктических стрекоз, унося десятки насекомых, не успевших спрятаться, в море, или бросая их в холодные объятия Центрально-антарктического ледника, где беспомощные насекомые просто вмёрзнут в слой льда. Когда-то, миллионы лет назад, предки неоценовых антарктических стрекоз попали в этот мир вместе с порывами ветра. И теперь их потомки повторяют судьбу предков, уносясь в неизвестность. Скорее всего, они просто погибнут в волнах и будут съедены рыбами, но, если повезёт, единицы из их числа смогут колонизировать мелкий остров, где есть пресная вода и пища. Пока же стрекозам остаётся только одно: крепче цепляться за траву ногами и челюстями, и ждать, пока шторм закончится.
Стихия не может буйствовать вечно, и рано или поздно тучи уходят, а небо вновь становится ясным. Полярный день продолжается, и солнце быстро прогревает землю. А насекомые возвращаются к привычной для них жизни. Для «чёрных императоров», уцелевших во время шторма, наступают времена, когда приходится постараться, чтобы добыть себе пропитание. Хрупкие тонкие рыбострекозы, которые явно не в силах сопротивляться ветрам, скорее всего, оказываются унесёнными в море, либо замерзают на леднике, давая пищу сотням тысяч микроскопических холодостойких ногохвосток. А прочие стрекозы слишком сильны, и поймать их не так-то просто. Но всё же в штормах есть нечто привлекательное для «чёрных императоров». Когда солнце начинает пригревать, с берега тянет неотразимо аппетитным с точки зрения этих стрекоз запахом – запахом смерти и тления. Сотни выброшенных на берег рыб и других животных начинают разлагаться, и в воздухе стоит сильнейшая вонь, смешанная с острыми запахами гнилых водорослей. Для стрекоз, питающихся падалью, это означает приглашение к обеду, и вскоре после того, как воздух достаточно прогреется, на берегу пируют уже сотни этих чернокрылых стрекоз. Даже соколиные кассики, прилетающие после штормов на берег, опасливо поглядывают на эту стаю шуршащих крыльями существ. Если еды много, одна – две птицы, набравшись смелости, могут украсть рыбу или дохлого кальмара, но чаще им приходится ждать, пока насытятся стрекозы, либо бродить по колено в воде, собирая рыбу, на которую эти стрекозы не могут сесть из опасения замочить крылья.
Огромная тень альбатроса-кочевника скользит над берегом. Эта птица – одно из крупнейших летающих существ неоцена. Размах его крыльев достигает пяти метров. Будучи истинным властелином небес, на суше он весьма неуклюж из-за длинных крыльев, поэтому он не рискует опускаться на землю рядом с внушительными толстоклювыми чайками-пингвинами.
Когда огромная тень этой птицы скользит по пляжу, где кормятся стрекозы, насекомые пугаются и взлетают. Им можно не опасаться птицы-великана: альбатрос-кочевник вряд ли обратит на них своё царственное внимание. Его появление – это словно напоминание для пирующих стрекоз: да, они – короли воздуха, но только на этом континенте.

Бестиарий

Рыбострекоза полосатохвостая (Tenuidryas fasciatocauda)
Отряд: Стрекозы (Odonata)
Семейство: Красотки (Calopterygidae)

Место обитания: Антарктика, медленно текущие реки.
На протяжении второй половины кайнозоя Антарктида была полностью покрыта слоем льда, который достигал толщины нескольких километров. Оледенение материка полностью уничтожило фауну пресноводных рыб и других животных, обитающих в реках и озёрах. Когда в неоцене этот материк стал освобождаться от ледяного покрова, на равнинах и в горах появилось множество ручьёв и рек с холодной и кристально чистой водой. Они недолго оставались безжизненными: ветер заносил с ближайших материков (Африки и Австралии) споры водорослей, которые бурно развивались в отсутствии конкурентов. А когда Антарктида ещё больше вклинилась в Индийский океан, её водоёмы заселили высшие водные растения, чьи семена попали туда с ветром или на оперении птиц.
Среди насекомых-первопоселенцев Антарктиды были стрекозы. В новой среде обитания, без врагов и конкурентов, они бурно эволюционировали и даже смогли занять экологические ниши, занятые рыбами на других материках. Зато подёнки и ручейники, недолго живущие во взрослом состоянии, в Антарктику не добрались: слишком широки океаны, отделяющие материк от остального мира.
Изящные стрекозы носятся над антарктическими реками целыми стаями. Они довольно мелкие (размах крыльев около 5 см) и хрупкие на вид. Тело такой стрекозы очень тонкое, чёрное с белыми поперечными полосками на брюшке, крылья совсем прозрачные, с густой сеткой жилок. Эти стрекозы питаются мошками и другими мелкими насекомыми, обильно плодящимися в кристально чистой воде антарктических рек, берущих начало в горных ледниках. Продолжительность жизни каждой отдельной стрекозы невелика: не более 1 – 2 недель. Но они начинают выводиться, как только воздух достаточно прогревается, и минует опасность ночных заморозков. А последние из этих стрекоз могут доживать едва ли не до антарктической полярной ночи.
Роль этого вида стрекоз в экосистеме антарктических рек очень велика: это один из основных обитателей рек. Взрослое насекомое, однако, не играет такой роли в природных сообществах, как его личинка. Даже название этого насекомого – рыбострекоза полосатохвостая – определила не внешность взрослой стрекозы, а особенности строения и образа жизни её личинки.
Личинка рыбострекозы обитает в воде, не изменяя «традициям» предков (впрочем, людям была известна стрекоза с Гавайских островов, личинка которой жила на суше, а также личинок многих ископаемых стрекоз находили в наземных отложениях). Она держится в толще воды стаями наподобие мелких рыб, и занимает в реках Антарктики их экологическую нишу. Насекомое активно плавает, извиваясь в горизонтальной плоскости всем телом, что ещё больше увеличивает его внешнее сходство с рыбами. Тело личинки вытянутое и гибкое, длиной до 3 – 3,5 см, окрашено в серовато-белый цвет.
Обитая в чистой воде, личинка рыбострекозы ориентируется преимущественно с помощью зрения. У неё хорошо развиты глаза, составляющие около половины размера головы. Для распознания сородичей у личинок есть особые отметины, хорошо различимые издали: наружные жабры на кончике брюшка имеют контрастную окраску, они белые с чёрными кончиками.
Личинка также чувствует присутствие сородичей с помощью сенсорных волосков, покрывающих её тело. Каждая личинка ощущает движения сородичей, и старается во всём подражать им. Благодаря такому поведению косяк личинок стрекоз плавает с замечательной синхронностью, словно косяк рыб. Стадия личинки у этого вида продолжается до 2 лет, а в холодных горных озёрах может длиться вдвое больше.
Подобно личинкам всех остальных стрекоз, личинки полосатохвостой рыбострекозы плотоядны. Они питаются мелкими водными животными, которых ловят с помощью узкой маски с двумя щупиками (маска – характерная для личинок стрекоз видоизменённая нижняя губа, работающая как рука). Основная пища этих личинок – мелкие плавающие черви и планктонные рачки, а также собственные мелкие сородичи.
Взрослые стрекозы этого вида размножаются, рассеивая яйца над водой. Одна стрекоза может отложить до 100 мелких яиц. Они долго созревают в яйцеводах самки, и при попадании таких яиц в воду из них сразу же выводятся мелкие личинки, которые прячутся в зарослях водяного мха. Достигнув размера 1,5 – 2 см, они собираются в стаи и проводят всё больше и больше времени в толще воды, превращаясь в пелагических животных.

«Червонная королева» (Titanagryon rubra)
Отряд: Стрекозы (Odonata)
Семейство: Стрелки (Agryonidae)

Место обитания: Антарктика, медленно текущие реки и озёра.

Рисунок Алексея Татаринова

Среди стрекоз часто попадаются изумительно красивые виды. Одни из них поражают яркостью и металлическим блеском, другие – утончённостью форм. Среди стрекоз Антарктиды красотой особенно выделяется одна крупная равнокрылая стрекоза с размахом крыльев до 20 см. Она не даром получила имя «червонная королева» - в мире найдётся немного насекомых такого размера и такой яркой окраски. Имаго этого вида имеет прозрачные крылья, а всё тело красное с коричневатым оттенком. Стрекоза имеет право на такую броскую окраску: она подкрепляется неприятным вкусом и предупреждает хищников о том, что насекомое защищено. «Червонные королевы» летают только в самые жаркие недели антарктического лета.
Личинка этого вида занимает очень важное место в экосистеме антарктических водоёмов. Она ведёт пелагический образ жизни и очень крупная (достигает длины 10 см и более). Ноги личинки покрыты волосками, относительно длинные (около трети общей длины животного). Их основная функция – способствовать парению личинки в толще воды. Обычно они просто растопырены в стороны. Но в случае опасности личинка «червонной королевы» может быстро плавать, загребая ногами, как личинка жука-плавунца.
Маска личинки «червонной королевы» широкая, по краю усажена большим количеством крючковидных щетинок. Личинка питается мелкими планктонными ракообразными, отфильтровывая их своей маской. При этом маска совершает «гребущие» движения, заодно помогая личинке плыть вперёд. После каждого «гребка» жвалы аккуратно снимают с маски застрявших в щетинках рачков.

Рыбострекоза прожорливая (Macrocryodryas vorax)
Отряд: Стрекозы (Odonata)
Семейство: Красотки (Calopterygidae)

Место обитания: Антарктика, реки и озёра.
На Антарктическом материке, который в неоцене частично освободился от ледяного покрова, повторилась та же ситуация, что и на островах, только в масштабе целого континента: практически необитаемую сушу заселяли немногие животные, способные летать, либо выходцы из моря. Изоляция Антарктиды от других материков оказалась достаточно надёжной: не всем возможным мигрантам удалось пересечь океан, чтобы хотя бы достичь этой земли. Но и тех, кто сделал это, ждали далеко не лучшие условия: материк большей частью находится за южным полярным кругом, и зимой здесь стоит полярная ночь, а земля покрыта толстым слоем снега. Но всё же население этого края достаточно разнообразно.
В Антарктиде эпохи неоцена водятся птицы, и также есть многочисленные насекомые.
Среди насекомых в Антарктике особенно распространены стрекозы. Эти крылатые хищники занимают вершину пищевой пирамиды в водоёмах, и по биомассе сравнимы с перелётными птицами, проводящими лето на этом материке.
Одна из причин высокого разнообразия антарктических стрекоз – отсутствие конкурентов в пресных водах. Рыбы Антарктики – преимущественно морские, проводящие в пресных водах лишь часть жизни и не поднимающиеся по реке высоко. А холодные горные ручьи и озёра, не имеющие связи с океаном – это царство насекомых. В воде скользят, извиваясь, тысячи личинок мелких стрекоз. Они заменяют здесь рыб. Кормом им служат микроскопические черви, рачки и другие обитатели вод. На дне копошатся личинки комаров и мух, на камнях и остатках растений образуют настоящие живые «ковры» личинки мошек. Но, хотя здесь нет рыб вроде форели, в этом мире есть свой царь-хищник – крупные (длиной до 10 см) прожорливые личинки рыбострекозы прожорливой.
Этот вид питается крупными насекомыми, добывая их поодиночке. Основное орудие охоты – маска (видоизменённая нижняя губа). Щупики на маске образуют своего рода «копьё», протыкающее покровы жертвы. Личинка наносит удар своей жертве, резко выбрасывая в неё маску (длина маски в расправленном виде составляет до половины длины всего туловища личинки). Удар наносится сложенными вместе щупиками, которые пробивают покровы добычи. Проткнув панцирь жертвы, щупики раздвигаются в стороны, «заякорившись» и удерживая жертву.
За хищный нрав и манеру движений личинки этот вид животных носит видовой эпитет «прожорливая». Это родственник мелких видов рыбострекоз, и один из крупных видов равнокрылых стрекоз эпохи неоцена.
Через два года «пиратской» жизни личинка претерпевает метаморфоз и превращается во взрослое насекомое. Взрослая стрекоза длиной около 12 см, размах её крыльев до 15 см. Крылья прозрачные, у самцов есть узкая поперечная перевязь зелёного цвета ближе к концам крыльев. Брюшко взрослой стрекозы окрашено в металлический зелёный цвет, кончик брюшка жёлтый, отделён от основного фона чёрной перевязью.
Имаго живёт недолго – около недели. Насекомые этого вида выводятся в очень ограниченный период: две самых тёплых недели антарктического лета. В это время они непрерывно летают над озёрами, отыскивая партнёра для спаривания. Видовой эпитет «прожорливая» совершенно не подходит к взрослой стрекозе этого вида. У имаго есть пищеварительный тракт и ротовой аппарат, но они питаются значительно меньше взрослых стрекоз других видов.
Имаго только откладывает яйца, присаживаясь на плавающие растения. После этого их организм стремительно стареет, и они погибают. Личинки живут среди плавающих растений, избегая таким способом конкуренции с придонными видами. Для зимовки личинки покидают плавающие растения, забиваясь в заросли прибрежных растений. Весна – самое трудное время для них: плавающие растения ещё не разрослись, и личинки, скучившись в зарослях, начинают нападать друг на друга. Зато оставшиеся личинки, когда плавающие растения образуют ковёр на поверхности воды, чувствуют себя в полной безопасности: их не найдут прожорливые донные личинки других стрекоз, а с поверхности воды не склюёт случайная птица – листья растений закрывают их от воздушных хищников.

Плоская ручьевая стрекоза (Cryolibella platyglossa)
Отряд: Стрекозы (Odonata)
Семейство: Стрекозы (Libellulidae)

Место обитания: Антарктика, ручьи и реки с быстрым течением.

Рисунок Ламберта

Реки Антарктиды берут своё начало в ледниках и отличаются кристально чистой холодной водой. Их не заселили насекомые вроде подёнок или ручейников, хотя на других континентах они предпочитают именно такие места обитания: этим видам очень трудно пересечь моря, отделяющие Антарктиду от окружающего мира. Зато другие насекомые с лёгкостью сделали это, наполнив жизнью реки Антарктиды.
Камни в русле антарктических ручьёв густо поросли «живым мхом» – колониями мшанок и других сидячих животных. Здесь нашли свой новый дом разнообразные мошки, которые попали на этот материк вместе с ветрами. Личинки мошек в изобилии селятся на камнях и растениях. Но здесь у них есть свой враг – личинка одного местного вида стрекоз, плоской ручьевой стрекозы.
Личинка стрекозы длиной около 7 см, с широким плоским телом, прикрытым зачатками крыльев, медленно ползёт по камням. Она обитает в ручьях с быстрым течением, но не боится быть снесённой водой. Личинка отлично экипирована к жизни в мире текущей воды: на всех её ногах развиты сильные присоски. Чтобы сделать шаг, личинка отрывает ноги по одной и по очереди переставляет их. Кроме того, сама форма её тела такова, что вода сама прижимает личинку к камню. Конечно, передвигаться таким способом очень медленно, но добыча этой личинки ещё медленнее: личинки мошек вообще практически всю жизнь сидят на одном месте.
Маска у этой личинки короткая, широкая и плоская, с режущим передним краем. Щупики, растущие на краях маски, подвижные и работают как пальцы. Питаясь, личинка захватывает щупиками сидящую личинку мошки, и одновременно подрезает её с субстрата краем маски.
Развитие личинки длится до 2 лет. Достигнув предельной длины, она выбирается на берег и линяет, превращаясь во взрослую стрекозу. Взрослая плоская ручьевая стрекоза имеет прозрачные сетчатые крылья и плоское ярко окрашенное блестящее брюшко, видимое издалека. У самцов брюшко серебристое с голубоватым отблеском, отражающее большое количество ультрафиолетовых лучей. У самок брюшко металлически-голубого цвета, но на каждом сегменте есть поперечный поясок из волосков, также отражающих ультрафиолет. Поэтому насекомые могут издали различать представителей противоположного пола: они видят «ультрафиолетовую» окраску, скрытую от простого глаза.
Но утром важно вовремя согреться и взлететь, а блестящее брюшко явно не способствует этому. Зато голова и грудь этих насекомых окрашены в бархатистый чёрный цвет, и быстро прогреваются по утрам. Взрослая плоская ручьевая стрекоза сохраняет направленность диеты, характерную для личинок: она также питается мошками, только взрослыми. Её ноги покрыты с внутренней стороны волосками, образующими настоящую «планктонную сеть» для мелких летающих насекомых. Проносясь через скопления мошек, стрекоза хватает за один раз по несколько мошек, и поедает их на лету.
За лето самка несколько раз откладывает яйца. Для этого она садится на выступающие из воды заросли водяного мха, и погружает брюшко в сплетение стеблей, приклеивая яйца к побегам мха. Вскоре из яиц выходят личинки. Они питаются животными, обитающими в растительности, и часто более крупные личинки поедают мелких. Окрепнув, личинки покидают мох и начинают охотиться на личинок мошек в русле ручьёв.

«Чёрный император» (Aeschnomima imperialis)
Отряд: Стрекозы (Odonata)
Семейство: Стрекозы-коромысла (Aeschnidae)

Место обитания: Антарктика, медленно текущие реки и озёра.

Рисунок Алексея Татаринова

В мире насекомых происходит столь же острая борьба за существование, как среди крупных животных. Здесь есть свои хищники и свои жертвы. Разница лишь в численности участников этой борьбы.
Антарктика из-за своей изоляции от других материков была заселена лишь немногими видами-основателями. Не все приживались в экстремальных условиях этого материка, зато те, кто смог адаптироваться, стали настоящими хозяевами континента. Среди антарктических насекомых появились виды, свирепостью и силой сравнимые с самыми опасными хищниками среди позвоночных (разумеется, с поправкой на размеры).
Над болотами Антарктики всё лето вьются стаи комаров и мошек. На них охотятся мелкие изящные стрекозы, стрелой пролетая сквозь тучи этих насекомых. Однако эти тонкотелые стрекозы сами могут стать добычей хищника. На них охотятся птицы, но скрыться от преследования пернатых довольно легко: стрекозы гораздо быстрее и ловчее их, и, кроме того, ещё издали замечают птиц, пролетающих над бескрайними зарослями злаков и осоки. Однако самый страшный враг насекомых – это сами насекомые. И главным шестиногим хищником Антарктики является свирепый «чёрный император».
«Чёрный император» - крупный вид стрекоз, одно из самых крупных насекомых Антарктики. Размах крыльев этого вида – около 18 см. Туловище окрашено в металлический синий цвет с поперечными серебристыми полосками. У самца серебристая полоска на задней трети брюшка очень широкая. Блеск этих полос позволяет насекомым распознавать сородичей во время стремительного полёта, и искать партнёра для размножения.
Чёрные крылья имеют большое значение в жизни этого насекомого: это приспособление позволяет быстро согреваться под лучами утреннего солнца. На восходе насекомое поворачивается спиной к солнцу, и его крылья работают как накопители тепла. Постепенно вся стрекоза разогревается, активно работает крыльями и взлетает. Её возможные жертвы – другие виды стрекоз – скорее всего, ещё висят на травинках, уповая на свою незаметность. Но зачастую блеск крыльев выдаёт их присутствие, и хищник получает завтрак почти даром.
У стрекоз хищничают не только взрослые насекомые, но и личинки. Личинка «чёрного императора» – активный водный хищник, отчасти замещающий мелких хищных рыб, отсутствующих в реках Антарктики. Личинка умеет не только ползать. Она быстро плавает, изгибая туловище в вертикальной плоскости. Питается она личинками других насекомых, но предпочитает не преследовать их, а нападать из засады на дне. Личинка подстерегает добычу, закапываясь в ил или под остатки растений. Длина личинки «чёрного императора» до 10 см – под стать взрослому насекомому. Её окраска варьирует от бурой до бледно-жёлтой в зависимости от цвета дна.
Маска (нижняя губа) у неё очень крупная, щупики саблевидные и зазубренные по внутреннему краю. Они прочно схватывают добычу, не давая ей шансов вырваться. Личинка «чёрного императора» атакует, используя своего рода «ракетный двигатель»: выпускает мощную струю воды из задней кишки. Такой способ передвижения вообще характерен для личинок крупных стрекоз. У этого вида он значительно усилился: благодаря эластичным сочленениям сегментов брюшко может сильно растягиваться, набирая изрядную порцию воды. Атакуя, личинка резко сокращает мускулатуру и буквально «выстреливается» из своего укрытия на добычу.
«Детство» у «чёрного императора» длится около трёх лет – зимы в Антарктике холодные, и период активного роста продолжается лишь несколько недель. Метаморфоз происходит чаще всего на четвёртом году жизни, хотя отдельные личинки превращаются во взрослых стрекоз уже в конце третьего года жизни. Таким образом, взрослых «чёрных императоров» можно встретить на протяжении практически всего полярного лета.
«Чёрный император» – насекомое с серьёзной претензией на звание «супер-хищника» в своей весовой категории. Это насекомое порой вступает в противоборство даже с птицами. Схваченная стрекоза этого вида активно защищается: кусается, стараясь попасть птице прямо в глаз. Из-за своего боевого характера она чувствует себя в безопасности даже в присутствии крупных птиц, а мелкие сами стараются облетать этого великолепного хищника стороной.
Интересной особенностью этого вида насекомых является приспособление имаго к питанию падалью: взрослых насекомых часто можно найти на трупах морских птиц или рыб, выброшенных на берег штормом. Иногда взрослые стрекозы даже преследуют хищных птиц, поймавших добычу: у стрекозы хорошее обоняние, и она остро реагирует на запах крови. Не боясь птицы, стрекоза может садиться на её добычу и кормиться. Если же птица попытается отогнать назойливого сотрапезника, стрекоза сама переходит в атаку, целясь в глаза птицы. Она может даже отпугнуть птицу и воспользоваться плодами её охоты.

Зимородковая крачка (Alcyosterna acutiptera)
Отряд: Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство: Карликовые, или Зимородковые крачки (Alcyosternidae)


Место обитания: реки и озёра Антарктиды, зимует в Южной Америке.
Антарктида в кайнозое была отделена от остального мира широкими морскими проливами. А коренная фауна этого континента была уничтожена ледниками. В неоцене, когда ледник постепенно стал освобождать окраины материка, у обитателей других материков появилась возможность заселить свободные от льда районы Антарктиды. Среди них были лишь те существа, что могли летать. И даже среди них немногим удалось преодолеть море и долететь до Антарктиды. Зато у этих счастливчиков появилась возможность активно эволюционировать, занимая новые, нетипичные места обитания. Так произошло, например, у крачек (Sterna): эти морские птицы освоили новый для себя источник корма – насекомых, в изобилии населяющих Антарктиду. Крупные птицы мельчали, становясь похожими на ласточек как внешне, так и по образу жизни. Так в Антарктиде появился новый вид птиц – зимородковая крачка.
Этот вид – мелкая птица: размером немного больше воробья, хотя кажется крупнее из-за длинного хвоста. Крылья у этой крачки заостренные, а хвост вильчатый. Но вместо короткого клювика, характерного для ласточек или стрижей, эта птица вооружена сильным острым клювом, составляющим более половины длины её головы. Лапы зимородковой крачки несколько утратили предковые черты: плавательная перепонка не доходит и до середины пальцев, зато на них развились острые когти. Зимородковая крачка умеет ловко лазать по стеблям камыша, и способна с лёту точно сесть на раскачивающийся стебель растения.
Оперение этих птиц выдаёт их родство с морскими птицами: оно белое, лишь на голове чёрная «шапочка». Клюв жёлтый, а на разрезе рта красный. Ноги также красные.
Эта птица питается мелкими живыми существами, которых ловит в воде или воздухе. Основная добыча этой птицы – стрекозы. Их зимородковая крачка поедает на любой стадии развития. Она ловит взрослых стрекоз, легко догоняя их в полёте, или собирая по утрам с травы, пока насекомые ещё не разогрелись, чтобы взлететь. Кроме того, она ловко выхватывает из воды плавающих личинок стрекоз. Возможно, именно из-за этого она не стала точной копией ласточки, а сочетает во внешности черты ласточек и зимородков.
Зимородковая крачка – перелётная птица. Она зимует в Южной Америке, хотя иногда отдельные особи, очевидно, снесённые ветрами, перелетают на зимовку в Африку или на Мадагаскар. Во время перелётов эта птица смело садится на воду и может хватать с поверхности моря планктонные организмы. Эта птица прилетает в Антарктиду в середине весны, а улетает в начале осени, когда численность стрекоз (основного корма) снижается.
В отличие от прочих родственников, эта птица не образует плотных скоплений, гнездясь на берегах рек на расстоянии нескольких метров гнездо от гнезда. Впрочем, черты коллективного поведения ещё остались: хищника птицы отгоняют сообща, действуя смело и слаженно.
Гнездится один раз за сезон, приурочивая гнездование к началу тёплых летних дней. Крачки не обладают выдающимися талантами строителей, и порой их строительное искусство ограничивается лишь тем, что птица выбирает место, куда отложит яйца, и это место без всяких приготовлений просто становится её родным домом. Другие виды крачек устраивают рыхлые гнёзда из растительности на деревьях или на земле. Пожалуй, зимородковая крачка достигла вершины строительного искусства, превзойдя в этом всех своих сородичей. Она гнездится в камышах подобно мелким певчим птицам эпохи голоцена, и сама вьёт гнездо в заломах. Основу её гнезда составляют несколько сцепленных между собой стеблей камыша, часть из которых поломана. На такой зыбкой основе она плетёт гнездо в виде рыхлой корзинки с невысокими бортами. В кладке до 5 яиц. Птенцов высиживает преимущественно самка. Птенцы выводятся зрячие и покрытые серым пухом с чёрными продольными полосами. Обсохшие птенцы сразу же вцепляются когтями в гнездо, и не выпадут из него даже при сильном ветре.
Развитие птенцов занимает около пяти недель. Молодые птицы самостоятельно находят дорогу на зимовки. Половая зрелость наступает у них в годовалом возрасте, а продолжительность жизни составляет около 8 лет.
(Этот вид был открыт по идее Семёна, участника форума).

Толстоклювая чайка-пингвин (Sphenicilarus crassirostris)
Отряд: Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство: Чайки-пингвины (Sphenicilariidae)

Место обитания: берега Антарктиды.
Большинство видов обитателей Антарктиды избегает встреч с зимой. Мелкие животные вроде насекомых просто впадают в спячку, забившись в укромные места под растительный мусор. Другие, как большинство птиц, просто улетают на север – в тёплые края. Одни спешат в Южную Америку, другие зимуют в Африке. Но некоторые птицы сохраняют активность круглый год, не покидая своей родины. Таковы, например, мелкие птицы мышевидки, которые всю зиму роют норы в толще снега. Но в Антарктиде есть и более крупные обитатели. Их можно обнаружить на берегу океана – трубные голоса этих птиц слышны очень далеко.
После экологических катастроф, произошедших на рубеже голоцена и неоцена, численность морских птиц вроде пингвинов сильно снизилась, и они вскоре вымерли. Но им на смену пришли странные птицы, также не умеющие летать. Это были потомки чаек, нелетающие чайки-пингвины, птицы с ластовидными крыльями, добывающие корм в океане. На субантарктических островах живёт относительно мелкая обыкновенная чайка-пингвин (Sphenicilarus apterus), зато в континентальной Антарктике живёт её более крупный родич – толстоклювая чайка-пингвин. Она так же, как её мелкий родич, образует колонии, насчитывающие до двух – трёх сотен птиц.
Толстоклювая чайка-пингвин – морская нелетающая птица, похожая телосложением на пингвинов и чистиков. Рост этой птицы достигает почти метра. Ноги сдвинуты назад, поэтому птица во время движения по земле держит корпус вертикально. Зато в воде она чувствует себя столь же свободно, как рыба, загребая широкими лапами, снабжёнными плавательными перепонками. Во время плавания птица использует также редуцированные крылья, покрытые очень плотными перьями. Она плавает в манере пингвинов и морских львов, совершая крыльями такие же движения, как при полёте. Умеет глубоко нырять (до 60 метров), питается стайной рыбой и беспозвоночными – крилем, мелкими кальмарами.
Тело окрашено сверху в голубовато-серый цвет, голова и живот белые. Клюв очень высокий, желтовато-белый. По краю нижней челюсти проходит яркая красная полоска – это сигнал для птенцов во время кормления. Давая пищу птенцам, родитель отрыгивает пойманных животных так, чтобы они были как можно ближе к этой полоске, и птенец инстинктивно клюёт в эту полоску, чтобы найти пищу.
Толстоклювая чайка-пингвин круглый год проводит на берегах Антарктиды, предпочитая каменистые пляжи. Когда в конце весны океан прогреется и в нём появится много мелких животных, начинается брачный сезон. Пары формируются всего лишь на одно лето. Брачные демонстрации сопровождаются громкими криками, а иногда самцы даже дерутся, хватая друг друга мощными клювами за крыло или загривок. Ухаживая за самкой, самец кормит её рыбой. Пара птиц строит гнездо (роет простую ямку среди камней) и самка откладывает два или три пёстрых яйца. Насиживает преимущественно самка, а самец большую часть времени добывает корм. Птенцы выводятся покрытыми коричневым пухом, с мелкими чёрными пятнами. Они зрячие и подвижные, умеют ходить, но предпочитают оставаться в гнезде ради собственной безопасности. Со всех сторон каждого птенца окружают соседи, которые так и норовят клюнуть чужое потомство.
Молодые птицы отличаются от взрослых одноцветным клювом без красной полосы. Она проявится лишь на третьем году жизни, и это будет означать, что птица стала взрослой и готова обзаводиться собственным потомством.
Зимой этот вид птиц часто встречается на льду. Иногда льдины, откалываясь от основного массива, уносят птиц в более северные широты. Но толстоклювые чайки-пингвины всегда могут вернуться домой после такого происшествия: они могут плавать несколько суток подряд, изредка отдыхая на небольших льдинах или других плавающих предметах.

Следующая

На страницу проекта