Знак саламандры

 

Путешествие в неоцен

 

Знак саламандры

 

 

 

В неоцене Тихий океан продолжил сужаться. Активное расширение более молодого Атлантического океана, которое началось с раскола Пангеи в мезозойскую эру, привело к тому, что берега Старого и Нового Света заметно сблизились на другой стороне земного шара. Евразия и Северная Америка соединились в районе Берингова пролива, образовав молодую и вулканически активную сушу – Берингию. Но даже через 25 миллионов лет после исчезновения человека Тихий океан по-прежнему остаётся крупнейшим водным массивом планеты. Когда-нибудь, если известные в эпоху человека тенденции продолжатся, материки вновь столкнутся и он исчезнет. Но до этого времени ещё очень далеко.
Тихий океан оказывает колоссальное влияние на климат материков. Над его водами собираются грозовые тучи, несущие влагу на континенты. Но побережье Нового Света оказывает дождевым облакам не самый лучший приём. Скалистые Горы, протянувшиеся на тысячи километров с севера на юг, не пускают дождевые облака с Тихого океана вглубь материка, и заставляют их проливаться на узкой полосе между горами и побережьем. Из-за этого на сравнительно изолированной территории складывается своеобразный микроклимат. Частые дожди создают высокую влажность воздуха, которая способствует процветанию влаголюбивой растительности. Тихоокеанское побережье Северной Америки в поясе теплоумеренного и субтропического климата поросло своеобразными моховыми и лишайниковыми лесами. Их образуют влаголюбивые хвойные и широколиственные деревья, достигающие гигантских размеров. Лиственные деревья таких лесов – это различные виды клёнов, отличающиеся крупными рассечёнными листьями, а также гигантские дубы и платаны, чей возраст может исчисляться несколькими тысячами лет. В таких лесах развивается обильный подлесок из теневыносливых растений – крупных печёночных и листостебельных мхов, а также небольших папоротников. Некоторые папоротники тихоокеанского побережья Северной Америки приобрели отчасти древовидную форму – их корневище превратилось в невысокий вертикальный или полегающий стволик, обильно покрытый остатками листьев и воздушными корнями, и увенчанный кроной тонкорассечённых перистых листьев. Кроме древовидных папоротников, в таких лесах произрастают эпифитные и вьющиеся папоротники. Большие ветки старых деревьев похожи на настоящий сад: среди ковра мхов разных оттенков зелёного цвета поднимаются филигранные вайи папоротников, а кое-где даже распускаются цветы, проросшие из семян, занесённых птицами. Там, где кроны деревьев почти полностью перехватывают солнечный свет, папоротники не могут расти, и их сменяют менее прихотливые растения – разнообразные мхи. Корни и нижняя часть стволов гигантских деревьев буквально утопают в моховом ковре. Плотные заросли мхов иногда покрывают нижнюю часть стволов деревьев до двухметровой высоты.
Утром на моховые леса опускается густой туман. Лес впитывает влагу и удерживает её, как губка: заросли мха и мелколистных растений задерживают испарение воды. Под пологом леса влажность воздуха близка к стопроцентной, и благодаря этому теневыносливые растения и грибы процветают. Здесь с невероятной быстротой идут процессы гниения – грибы разных видов буквально борются друг с другом за органику. Опавшая листва быстро превращается в землю, а стволы деревьев рассыпаются в труху за несколько лет. Моховые леса служат домом для множества видов влаголюбивых животных. Здесь процветают разнообразные земноводные, насекомые и улитки – все, кто привык жить во влажном климате и нуждается в воде. Млекопитающие и птицы не любят сырости, и редко встречаются в подлеске моховых лесов. Лазящие грызуны, потомки белок и бурундуков эпохи голоцена, а также летучие мыши предпочитают жить в светлом мире древесных крон, где воздух более сухой и дышится легче. Птицы лишь изредка ныряют в сумрак подлеска за пищей, и их голоса большей частью слышны в кронах деревьев.
Грибы в моховых лесах произрастают повсюду. Крупные виды трутовиков, нарастая в течение многих лет подряд, образуют на стволах старых и гибнущих деревьев огромные гроздья плодовых тел. Самые крупные из них достигают почти метровой ширины. На упавших деревьях произрастают грибы других видов. Рогатики образуют на гниющей древесине разветвлённые плодовые тела, напоминающие кораллы. Их цвет варьирует у разных видов от коричневого и почти чёрного до нежно-розового или абрикосового. Но зачастую эти грибы, отличаясь изысканностью формы, испускают отвратительный запах и привлекают полчища мух, разносящих их споры.
Полупрозрачные и нежные дрожалковые грибы образуют на погибших деревьях выросты, похожие на застывшие капли смолы или ухо какого-нибудь животного. Когда в середине дня влажность воздуха снижается, они подсыхают, сморщиваются и теряют прозрачность. Но утренние и вечерние туманы наполняют их влагой, и грибы вновь превращаются в нежные шедевры природы.
Шляпочные грибы разных видов сменяют друг друга в течение года – от редких зимних и весенних видов, предпочитающих прохладный воздух и не любящих конкурентов до крупных и ярких видов, красующихся летом, и многочисленных осенних, предпочитающих остатки летнего изобилия и прохладный воздух. Некоторые шляпочные грибы отличаются большими размерами – их заросли могут быть размером свыше полуметра и насчитывать до 200 отдельных плодовых тел. Другие грибы растут в одиночку, и их шляпка шириной около 40 см поднимается на упругой ножке на высоту более 50 см. У некоторых грибов-великанов шляпка бывает вогнутой, и в ней накапливается вода. В таких «ваннах» охотно нежатся лягушки и мелкие саламандры – обычные обитатели моховых лесов. Впрочем, им вряд ли грозит опасность высохнуть – в моховом лесу буквально каждый клочок мха сочится влагой.
На ветвях деревьев невысоко от земли растекаются мокрые пятна. Но это не вода, а слизь, причём весьма вязкая и липкая. Насекомые садятся на неё в поисках воды – их привлекает блеск поверхности пятен слизи. Но, как только кончики их ног коснулись этой слизи, они обречены. Ноги насекомых тут же прилипают и медленно вязнут. Пытаясь освободиться, некоторые насекомые пробуют взлететь, но чаще всего это заканчивается безрезультатно. Иногда кончики крыльев тоже попадают в слизь, и насекомое становится совершенно беспомощным. Хищные насекомые, привлечённые видом беспомощных пленников липкой ловушки, пытаются заполучить лёгкую добычу, но большинство из них остаётся здесь же, рядом с теми, кого они выбрали в качестве добычи. Лишь некоторые крупные жуки, тяжело ворочая ногами в слизи, спасаются из гиблого места.
Слизь на ветвях – это самая настоящая ловушка. Подобное явление можно встретить в Юго-Восточной Азии, где наземные пиявки огромных размеров ловят таким способом не только насекомых, но даже лягушек, птиц и мелких зверей. В моховых лесах Северной Америки такие монстры не водятся, но независимо от них такой способ охоты выработал представитель брюхоногих моллюсков. Хозяин ловушки вернётся к ней не скоро – он расставил вдоль ветки несколько таких ловушек, и медленно ползает вдоль них, собирая улов. Этот моллюск достигает длины около 20 сантиметров, и принадлежит к числу слизней. Его тело коричневатого цвета с продольными штрихами – такая окраска маскирует животное на коре деревьев. Врагами этого моллюска являются крупные птицы, и маскировка вовсе не помешает такому животному. Однако сам слизень тоже является хищником. Он не отличается скоростью движения, поэтому выработал простую охотничью стратегию: он ловит добычу на клей, который вырабатывают гипертрофированные слюнные железы. Но слизь-ловушка имеет одно неприятное свойство: сам хозяин ловушки может столь же легко попасться в неё. Поэтому слизень выработал особую стратегию охотничьего поведения – он поедает добычу, не заползая в собственную ловушку. Моллюск просто вытягивает длинную «шею» (переднюю часть тела), и поедает попавшихся в ловушку животных, не рискуя прилипнуть к собственной ловушке. Эта особенность строения определила название животного: длинношеий слизень. Передняя часть тела этого моллюска может вытягиваться очень далеко вперёд, и в такой момент длина взрослого экземпляра может достигать 30 сантиметров, и больше.
Длинношеий слизень, расставляющий ловушки, на дереве, не предпринимает долгих странствий. Его территория ограничивается несколькими метрами веток и ствола дерева. На этой территории моллюск устраивает от шести до десяти ловушек из слизи, и проводит день, переползая от одной ловушки к другой, пожирая пойманных насекомых. Впрочем, не всегда ему удаётся сделать это спокойно.
Слюнные железы длинношеего слизня продуцируют вещества, привлекающие насекомых, поэтому клеевые ловушки никогда не пустуют. А даровым угощением спешат воспользоваться многочисленные нахлебники. Пауки и богомолы часто крадут попавших в липкие ловушки насекомых, не наступая ногами на слизь. Но среди воров оказываются также собственные сородичи длинношеего слизня. Среди этих слизней есть не только домоседы-охотники, но и «бродяги», которые странствуют в поисках добычи и не упускают возможности опустошить чужую ловушку.
Один из таких «бродяг» ползёт по стволу дерева. Время от времени он поднимает переднюю часть тела, и поводит ею в воздухе, вытянув щупальца и расставив ротовые лопасти. Он пытается определить наличие ловушек, расставленных его сородичами, с помощью острого обоняния. Это несложно сделать – ловушка имеет запах, привлекательный для насекомых. Поэтому слизень-«бродяга» безошибочно направляется к ближайшей из них.
В клейкой слизи шевелится несколько насекомых – мухи и мелкие жуки, а также одна небольшая ночная бабочка. Но у них нет возможности выбраться из ловушки – их сил недостаточно для этого. Поэтому слизень-«бродяга» гарантированно получит свой обед. Моллюск подползает к краю ловушки, и осторожно обнюхивает её. Убедившись, что ловушку поставил именно его сородич, слизень приступает к еде. Он вытягивает переднюю часть тела, стараясь не касаться поверхности слизи, и начинает водить ею из стороны в сторону в поисках добычи. Практически сразу же он обнаруживает небольшого жука, прилипшего к ловушке боком. Медленно опустив голову к нему, слизень выпускает на него немного слюны другого рода – такой же вязкой, но содержащей фермент, нейтрализующий клей, выделяемый сородичами. Когда жук полностью скрылся в массе пенистой слюны моллюска, слизень легко вытянул его из ловушки и проглотил целиком.
Слизень обкрадывает чужую ловушку долго и методично, и даже появление законного хозяина ловушки не прерывает этого занятия. «Бродяга», по капризу природы имеющий несколько иные гены, отвечающие за поведение, не строит своих ловушек. Его можно было бы назвать социальным паразитом в популяции слизней. Но «бродяги» выполняют одну очень важную функцию в популяции: активно перемещаясь, они разносят генетическую информацию. Хозяин ловушки не старается сразу прогнать чужака: он принюхивается к своему гостю, покачивая передней частью тела. Так он определяет готовность другой особи к спариванию. Такой ритуал «знакомства» может длиться несколько минут – вся жизнь слизней протекает в таком же замедленном темпе. И, судя по признакам, понятным только другому слизню, «бродяга» готов к спариванию. Оба слизня находятся в хорошей физической форме, и это гарантирует успешное спаривание и произведение полноценного потомства.
Хозяин ловушек приближается к «бродяге», слегка приподняв переднюю часть тела над веткой. В ответ «бродяга» отрывается от еды, и также демонстрирует свой размер, подняв переднюю часть тела почти вертикально. Оба слизня широко раскрывают набухшие ротовые лопасти и вытягивают вверх щупальца с расположенными на их кончиках глазами. Приближаясь к «бродяге», слизень-«домосед» постепенно приподнимает тело выше и выше, пока не сравнивается по росту с «бродягой». Моллюски ведут себя достаточно мирно по отношению друг к другу. Подняв переднюю часть тела высоко над корой, оба слизня несколько минут покачиваются и осторожно дотрагиваются друг до друга ротовыми лопастями. После этого животные поднимаются ещё выше – уже две трети их тела находятся в вертикальном положении. Они проползают ещё немного вперёд относительно друг друга, и прижимаются боками. Поднятые вверх части тел сплетаются и обвиваются вокруг друг друга, и происходит спаривание. Слизни являются гермафродитами, поэтому после спаривания они оба отложат яйца где-то в укромных влажных местах, которые недоступны случайному хищнику.
Спаривание длится около пятнадцати минут, и в это время оба животных весьма уязвимы для хищников. Но этот ответственный процесс завершается благополучно, и моллюски разжимают объятия, а затем вовсе расползаются в разные стороны. Слизень-«бродяга» отправляется дальше в свои странствия, а его сородич-«домосед» продолжает проверять ловушки.
Улов может быть весьма существенным – из липкой ловушки не всегда может выбраться даже мелкое позвоночное животное. Поэтому длинношеий слизень, не обладая достаточной скоростью, всегда имеет возможность хорошо питаться. На этот раз в ловушку слизня попалась мелкая лазающая саламандра – очевидно, она упала с верхней ветки дерева, и прилипла. Земноводное хрупкого сложения, с пятнистой чёрно-жёлтой окраской, едва достигает трети длины слизня. Это заманчивая добыча для медлительного хищника. Саламандра барахтается в вязкой слизи, пытаясь освободиться. Но её лапы с длинными пальцами настолько увязли, что она не может высвободить ни одной лапы, и только вздрагивает и извивается всем телом. Длинношеий слизень почувствовал запах добычи, и вытянул переднюю часть тела, пытаясь дотянуться до пойманной саламандры. Его голова с чувствительными ротовыми лопастями скрывает мускулистый язык, на конце которого растёт твёрдая тёрка-радула. Роговые зубцы на ней достаточно остры, чтобы разорвать кожу саламандры. Наконец, вытянутые ротовые лопасти слизня, покрытые хеморецепторами, дотянулись до саламандры и коснулись её, а затем слизень выпустил струю слюны, растворяющей его собственный клей. В следующую секунду покровы слизня покрылись обильной слизью – кожа саламандры ядовита, и слизень почувствовал это на себе. Это земноводное не зря имеет такую окраску – она предупреждающая. Птица, рискнувшая проглотить такую саламандру, будет несколько часов мучаться от сильного жжения во рту, и слизня с его мягкими проницаемыми покровами ожидают столь же неприятные ощущения. Слизень вряд ли запомнит такой урок, но птицы, проглотившие, либо попытавшиеся напасть на эту саламандру, больше не стремятся воспользоваться такой лёгкой добычей.
Длинношеий слизень стал невольным спасителем амфибии, попавшейся в его же ловушку. Его слюна слегка растворила клей, и саламандра смогла высвободить из липкой ловушки передние лапы. Она приспособлена к жизни на деревьях, и умеет лазить и цепляться за ветки. Почувствовав возможность двигаться, она схватилась пальцами за голову слизня, и моллюск, пытаясь освободиться от неё, резким движением вытянул земноводное из слизи. Освободившись из ловушки, саламандра поспешила скрыться подальше от опасного места. Она заползла в заросли мха, где достаточно влажно, и редко появляются хищники. Во мху саламандра свернулась тугими петлями и начала обильно выделять собственную слизь, чтобы с её тела слезли остатки клейкой ловушки слизня. Она начала тереться об мох и изгибы собственного тела, очищая кожу. Эта процедура жизненно важна для неё: миниатюрное земноводное относится к числу безлёгочных саламандр, и кожное дыхание обеспечивает ей всю потребность в кислороде.
Эта мелкая саламандра принадлежит к большой группе саламандр-древолазов – мелких, но очень ядовитых хвостатых земноводных, по образу жизни напоминающих южноамериканских лягушек-древолазов (Dendrobates) эпохи голоцена. За свою предупреждающую окраску она получила название желтопятнистая саламандра-древолаз. Эта особь – самец. Летом в лесу чаще всего встречаются самцы этого вида. Самки заняты более ответственным делом – они в буквальном смысле окружают заботой собственное потомство. Одна из самок желтопятнистой саламандры выбрала для выращивания потомства заросли мха на высоте более пятнадцати метров над землёй. Ствол и крупные ветви дуба покрыты слоем мха, среди которого много лет назад проросли споры папоротников. Успешно разрастаясь, они образовали густые заросли, внутри которых сложился благоприятный микроклимат – влажный и тёплый. Мох сильно разросся в ажурной тени папоротниковых листьев, и в гуще его стеблей самка желтопятнистой саламандры устроила гнездо для выведения потомства. В течение нескольких недель она охраняла отложенную икру, свернувшись вокруг неё в кольцо. Слизь самки желтопятнистой саламандры не только ядовита, но и обладает свойствами антибиотика. Поэтому икра саламандры развивается успешнее, чем в водоёме – она не поражается ни грибами, ни бактериями. Четыре недели инкубации подходят к концу. В икринках уже почти полностью развились личинки. Через полупрозрачные оболочки икринок видны основные особенности их строения. Они не слишком похожи на взрослую амфибию – у них тёмная окраска, а на хвосте заметна оторочка плавника. Через несколько дней молодые саламандры покинут оболочки икринок, но ни одна из них не проведёт в воде ни дня. Все виды саламандр-древолазов приспособились обходиться без водоёмов для выращивания потомства. Среди мха уже ползает несколько личинок саламандры того же вида – на противоположном краю зарослей ещё одна самка желтопятнистой саламандры уже вырастила потомство. Молодые саламандры передвигаются среди стеблей мха, извиваясь, как черви. Они питаются мельчайшими беспозвоночными, обитающими в зарослях мха. Их пищей являются ногохвостки – мелкие мягкотелые насекомые с очень нежными покровами тела. Кроме них, эти личинки поедают мокриц и молодь тараканов, которая также скрывается во мху.
Скрытный образ жизни не всегда гарантирует безопасность. Некоторые обитатели моховых лесов являются свирепыми хищниками в своей весовой категории, а другие настолько хорошо вооружены, что заставляют держаться подальше от себя даже гораздо более крупных животных.
Длинная и узкая лента сегментированного туловища синевато-чёрного цвета с металлическим блеском извивается среди мха. Бахрома из десятков ярко-красных ног, движущихся непрерывно и ритмично, окаймляет её. Это охотится одно из самых опасных беспозвоночных моховых лесов – древесная сколопендра. Обычно эти многоножки устрашающей внешности охотятся по ночам, но отдельные особи бывают активны в первой половине дня. Птицы не рискуют приближаться к древесной сколопендре, а она, напротив, часто грабит гнёзда мелких птиц, поедая молодых птенцов, и даже взрослых птиц. Древесная сколопендра нападает также на лягушек и древесных саламандр. Она избегает поедать только саламандр самых ядовитых видов, в том числе желтопятнистую саламандру-древолаза. Однако, личинки саламандр, не имеющие надёжной химической защиты, становятся лёгкой добычей этого хищника. Поэтому древесная сколопендра, охотящаяся среди мха, представляет для них смертельную опасность.
Изогнувшись, словно кобра, древесная сколопендра покачивает передней частью тела и поводит в воздухе усиками. Она отыскивает в воздухе тончайшие оттенки запаха, которые указывают на присутствие добычи. Кончики стеблей мха едва шевелятся – личинки желтопятнистой саламандры-древолаза, ползающие в толще зарослей, почувствовали присутствие хищника, и спасаются бегством. Но для древесной сколопендры это служит сигналом к атаке. Она бросается вперёд, ныряет головой в толщу мха, и извлекает из неё личинку саламандры. Пока у личинок не развиты кожные ядовитые железы, их единственной защитой является скрытный образ жизни. Пойманная личинка несколько секунд извивается в челюстях многоножки, и умирает от ядовитого укуса. Многоножка начинает поедать свою добычу прямо среди мха, придерживая передними парами ног. Через несколько минут она съедает тело личинки саламандры без остатка, вместе с мягкими костями. Но для крупного беспозвоночного хищника такой добычи оказывается явно недостаточно, и многоножка продолжает поиск. Все остальные личинки саламандры спрятались глубоко в толще моховой подушки, и стали недосягаемыми для древесной сколопендры. Но одно животное не смогло бы убежать от хищника ни при каких обстоятельствах – это взрослая самка желтопятнистой саламандры-древолаза, которая защищает своё потомство.
Чувствуя присутствие другого живого существа, древесная сколопендра поползла по моховой подушке, шевеля чувствительными усиками. Вскоре она обнаружила источник запаха, свидетельствующий о наличии крупной добычи. Но, в свою очередь, самка саламандры также определила присутствие очень опасного для неё существа, которое приближается к ней. Родительский инстинкт у саламандры очень силён, и она не покинет кладку, даже если придётся погибнуть рядом с ней. Но саламандра приготовилась к встрече с хищником: на её теле появилась обильная слизь с неприятным вкусом.
Древесная сколопендра нашла с помощью обоняния место, где скрывается самка желтопятнистой саламандры-древолаза, оберегающая свою кладку. Просунув голову в толщу мха, многоножка буквально нос к носу столкнулась с самкой саламандры. И в этот момент многоножка почувствовала иной запах – запах ядовитой слизи, который свидетельствовал о готовности амфибии защищаться. Потревоженная саламандра повернула жёлто-чёрную голову навстречу многоножке, и начала быстро «кивать». Хищник, пользующийся зрением при поиске добычи, хорошо запомнил бы такую предупреждающую демонстрацию, и не стал бы нападать на саламандр такого облика во второй раз. Но у древесной сколопендры плохое зрение, и при поиске добычи она больше полагается на обоняние. Взрослая желтопятнистая саламандра-древолаз едва ли составляет треть длины древесной сколопендры. Тем не менее, принюхавшись, многоножка разворачивается и отступает. Возможно, у неё уже был опыт нападений на амфибий такого рода, либо она инстинктивно избегает веществ, пахнущих определённым образом. Поэтому у саламандры есть возможность успешно вывести потомство.
Древесная сколопендра блестящей лентой поднимается по стволу дерева вверх. Это членистоногое способно внушать страх не только малоподвижным земноводным, но даже птицам и летучим мышам. Некоторые животные не торопятся бросаться прочь даже от такого чудовища. Когда многоножка проползала мимо подушки мха на стволе дерева, вершины растений зашевелились. В нескольких сантиметрах от ползущей многоножки из зарослей мха высунулась блестящая чёрно-жёлтая голова, и начала быстро «кивать». На некотором расстоянии от неё высунулась вторая такая же голова, и тоже закивала. Пока многоножка ползла, по ходу её движения из укрытий во мху и из-под коры появлялись такие же головы, и начинали интенсивно «кивать». Но они не интересовали многоножку – древесная сколопендра спешила в укрытие. В пологе леса солнце светит слишком ярко, и многоножка мало что различает вокруг себя. Она торопится спрятаться, и продолжит охоту ночью.
Когда шорох полущей многоножки затих где-то в кроне дерева, обладатели чёрно-жёлтых голов постепенно успокоились. Они перестали «кивать», и… вытянули вперёд короткие перистые антенны. Ловкая имитация рассерженной желтопятнистой саламандры-древолаза была исполнена жуками – светляками-пиротехниками. Этот вид насекомых проводит день в укрытиях на стволе дерева, а по ночам спускается в лесную подстилку, охотится на мелких беспозвоночных и ярко светится. Голова и переднегрудь у этих жуков окрашены так, что создаётся полная иллюзия головы желтопятнистой саламандры-древолаза с блестящими глазами и характерной полоской вдоль головы. Потревоженные жуки имитируют движения, характерные для защитной демонстрации этой саламандры – подгибают усы под тело, и быстро двигают головой и переднегрудью вверх-вниз. Такая уловка хорошо срабатывает, когда надо защититься от птиц, которые в охоте полагаются на зрение.
Длинношеий слизень из числа «бродяг» ползёт по ветке. Эта особь не строит долговременных ловушек, а питается случайной добычей, или предпочитает кормиться на ловушках, устроенных другими слизнями. Чтобы отыскать их, медлительный хищник пользуется прекрасно развитым обонянием. Изредка длинношеий слизень принюхивается: он поднимает переднюю часть тела вертикально, и вытягивает в стороны щупальца, улавливая запахи, приносимые ветром. Зрение этого моллюска слабое, и обоняние приносит ему большую часть жизненно важной информации. Уловив запах, обещающий лёгкую добычу, длинношеий слизень пополз в сторону его источника. Моллюск преодолевает несколько метров по стволу дерева, и заползает на одну из ветвей, откуда доносится более отчётливый запах. Оказавшись в непосредственной близости от источника запаха, слизень пользуется обонянием, чтобы найти ловушку, оставленную сородичем. Его щупальца, покрытые множеством рецепторных клеток, быстро находят источник запаха – липкую массу, растекшуюся по коре дерева. От неё исходит запах, привлекательный для слизня. Он немного отличается от привычного и типичного для ловушек длинношеего слизня, но это не становится препятствием для голодного «бродяги». Он начинает исследовать поверхность слизистой массы, пытаясь найти насекомых, попавшихся в ловушку. Щупальца осторожно касаются поверхности массы, лежащей на коре. Но слизень даже не подозревает, что ловушка расставлена вовсе не для насекомых, а именно для него. То, что снаружи кажется слизью, на самом деле представляет собой плазмодий слизевика – странного живого организма, сочетающего признаки грибов и простейших животных. Этот вид живых организмов называется «живой клей», и его образ жизни оправдывает название. Поведение плазмодия «живого клея» очень примитивно: почувствовав пищу, он ползёт к источнику привлекательного запаха. И на сей раз пищей оказался длинношеий слизень. Плазмодий слизевика ползёт, подобно гигантской амёбе розовато-белого цвета. Он оказывается довольно крупным: значительная часть плазмодия находилась в зарослях мха или в трещинах коры, и только присутствие слизня выманило его наружу и заставило собраться воедино. Плазмодий слизевика постепенно окружает длинношеего слизня. В первые минуты нападения слизевика его добыча не ощущает тревоги: слизень продолжает ощупывать поверхность плазмодия, приняв его за ловушку, расставленную сородичем. Но постепенно отдельные фрагменты плазмодия начинают залезать на тело слизня и выделять пищеварительный фермент. Это вызывает раздражение покровов слизня, и моллюск начинает беспокоиться. Он пытается собрать с себя плазмодий «живого клея» с помощью радулы. Но это не так просто сделать: всё новые фрагменты плазмодия сползаются к слизню. Масса плазмодия слизевика образуют небольшой вал по краям тела слизня, и атакует его более интенсивно. Плазмодий ползёт на его спину, а его отдельные фрагменты даже залезают в дыхательное отверстие мантийной полости. Слизень пытается удалить плазмодий из дыхательной полости резкими сокращениями стенок мантии, но его попытки безуспешны. Тогда слизень предпринимает ещё одну попытку избавиться от странного, но беспощадного врага: он выделяет обильную слюну, которая предназначена для растворения собственного клея. Так животное делает, если случайно попадает в собственную ловушку. Выделения слюнных желез слизня за несколько секунд разжижают его собственный клей, но сейчас это не получается: клей оставлен не слизнем, и имеет совершенно другую природу. Оборона слизня не останавливает его врага, и вскоре плазмодий «живого клея» обволакивает слизня полупрозрачным коконом. В последней попытке выбраться слизень покрывается обильной жидкой слизью и пытается буквально выскользнуть из липкого плена. Но эта попытка также проваливается. Слой плазмодия слизевика на его покровах становится всё толще и мутнее. Движения слизня становятся медленнее – моллюск постепенно задыхается. В конце концов, длинношеий слизень полностью скрывается под покровом плазмодия слизевика. Есть в этой сцене что-то неземное, но на самом деле такое явление вполне обычно в лесах тихоокеанского побережья. Через несколько часов на месте пойманного слизня образуется скопление плазмодия слизевика, образующее подобие кокона. Верхний слой плазмодия становится плотным, а внутри него происходит интенсивный процесс переваривания тела слизня. Плазмодий растворяет ткани слизня и замещает их.
После того, как плазмодий «живого клея» поглотил тело гигантского слизня, прошло несколько дней. За это время всё тело слизня растворилось внутри плотного покрова, который образовал плазмодий этого слизевика. Процесс пищеварения завершён, и его логичным продолжением является не менее важный процесс – размножение и расселение «живого клея». Плотная оболочка кокона трескается на вершине, и в течение нескольких последующих дней из неё вырастают образования, которые являются спорангиями слизевика. Они тянутся вверх на тонких ножках. Из крупного кокона может вырасти несколько десятков спороносных структур, а из маленького – часто одна-единственная. Спорангии «живого клея» отличаются насыщенным малиново-красным цветом и заметны издалека. Их поверхность бархатистая – на ней образуются миллионы спор. Ветер разнесёт их по лесу; многие из них погибнут, но некоторые попадут на подходящий субстрат и разрастутся. Так в лесу появится новое поколение тихого и незаметного, но неумолимого хищника.
Плазмодии «живого клея» расползаются по ветвям в тенистых и достаточно влажных местах, и образуют липкую ловушку. От них исходит запах, привлекающий к хищному слизевику насекомых – наиболее часто встречающуюся добычу. Крупные слизни и улитки – это редкая добыча, и обычно слизевики довольствуются более мелкой, но многочисленной добычей. К плазмодию «живого клея» чаще всего прилипают мухи и мелкие жуки – их особенно сильно привлекает запах этого слизевика. А сами насекомые привлекают к липкому плазмодию слизевика более крупных животных, прельстившихся лёгкой добычей.
В моховых лесах тихоокеанского побережья Северной Америки очень многочисленны безлёгочные саламандры – мелкие земноводные хрупкого сложения. Среди них есть ядовитые виды, которые ползают по ветвям, не прячась и не боясь хищников, и есть беззащитные, которые выживают благодаря своей скрытности. Часто саламандры, особенно представители мелких видов, становятся жертвами «живого клея».
Из зарослей мха высунулась округлая голова с выпученными глазами и слизистой кожей. Она огляделась, и из мха выбралась саламандра редкой красоты. Её изящное тело имеет длину около 9 сантиметров – обычный размер для взрослой особи таких животных. Это голубокожая саламандра, которая получила название за чисто-голубой цвет кожи, который оттеняют несколько чёрных пятен – на голове и на корне хвоста. Это земноводное умеет лазить по стволам деревьев не хуже ящериц-гекконов. Голубокожая саламандра направляется прямо к плазмодию «живого клея». Этот слизевик может быть опасен для саламандр такого размера – они легко приклеиваются к нему и становятся жертвой слизевика. Но, похоже, голубокожая саламандра об этом просто не знает. Она уверенно направляется к ловушке «живого клея». Её привлекла ночная бабочка, прилипшая к плазмодию. Голубокожая саламандра попробовала потянуть её за крыло, чтобы стянуть с клейкой поверхности слизевика, но лишь оторвала кончик крыла. Лучше всего тянуть бабочку за брюшко, но до него надо добраться – сделать несколько шагов прямо по плазмодию. И голубокожая саламандра сделала то, что для других животных такого же размера стало бы смертельным – она просто побежала по плазмодию. Её следы хорошо заметны на ровной поверхности плазмодия – в этих местах образовались заметные разрывы. Плазмодий явно избегает контакта с кожными выделениями голубокожей саламандры. Слизь земноводных содержит бактерицидные вещества, а у голубокожей саламандры слизь вдобавок опасна для слизевика, поскольку обладает ярко выраженными фунгицидными свойствами. Поэтому маленькое земноводное без опасения ползает по плазмодию слизевика, смертельного для её сородичей, и поедает прилипших к нему насекомых, отрывая их резким движением головы.
Во влажных лесах тихоокеанского побережья очень благоприятны условия для развития слизевиков. В моховых лесах они не уступают по разнообразию грибам, и иногда составляют им серьёзную конкуренцию, занимая сходные экологические ниши. В моховых лесах очень много видов брюхоногих моллюсков, и у них появился серьёзный враг из числа слизевиков, от которого им трудно защититься.
Небольшая улитка подверглась нападению такого хищника неколько дней назад. Нападение произошло незаметно, и улитка ничего не предприняла, чтобы защитить себя от смертельной опасности. О том, что нападение было успешным, свидетельствовало только маленькое отверстие на одном из верхних витков раковины, внешне неотличимое от повреждений, которые обычно получают улитки в течение жизни. Некоторое время после нападения улитка была вполне здорова, и продолжала нормально питаться. Но однажды за несколько часов её состояние внезапно резко ухудшилось, и она стала гибнуть. Постепенно движения улитки стали всё медленнее, а затем её тело превратилось в мешочек её собственной кожи, наполненный совершенно чужеродным биологическим материалом – плазмодием особого вида слизевиков, который приспособился к питанию улитками и называется слизевик-улиткоед.
Этот вид живых организмов – самый коварный враг улиток. Он не образует гигантских плазмодиев, как его родственник, слизевик «живой клей». Его жизненная стратегия более скрыта от посторонних глаз. Крошечные плазмодии этого слизевика ожидают брюхоногих моллюсков среди мха или на листьях. Когда в непосредственной близости от плазмодия появляется улитка, слизевик-улиткоед начинает проявлять активность – он ползёт в направлении моллюска и в случае удачного стечения обстоятельств прикрепляется на раковине – главной защите улиток. Дальнейшие действия слизевика лишают улиток шанса защититься – выделения плазмодия буравят раковину улитки, и он весь переползает внутрь тела моллюска через очень маленькую дырочку в раковине. Плазмодий слизевика поселяется внутри рыхлых соединительных тканей моллюска и начинает поглощать питательные вещества и разрастаться. Сильно разросшийся плазмодий переходит в наступление на ткани улитки и за несколько часов уничтожает её тело изнутри. Затем внутри раковины формируется спороношение слизевика – шаровидное образование с плотной оболочкой. Оно лопается, и из его сердцевины рассеиваются споры.
Если споры слизевика-улиткоеда попадут в благоприятные условия, из них образуются новые плазмодии. Они питаются вначале как сапрофиты, а затем как хищники, поглощая мельчайших беспозвоночных. Через несколько дней, достигнув достаточного размера, устраиваются среди мха и растительных остатков в ожидании объекта нападения – улитки. Однако не все улитки позволяют так просто напасть на себя даже такому врагу.
В развилке ветвей скапливается листва. Когда дует ветер, верхние листья шевелятся. Но, когда ветер стихает, не все листья замирают неподвижно. Среди листьев медленно шевелится что-то достаточно крупное. Постепенно становится заметно, как несколько листьев, склеенных вместе, отползают от остальных. Разумеется, сухие листья не могут двигаться сами. Их подвижность объясняется очень просто: все они наклеены на раковину одной из местных улиток – крупной улитки-маскировщика. Этот моллюск словно не доверяет прочности своей раковины – он наклеивает на неё листья и другой растительный мусор с помощью слюны, обильно выделяемой большими слюнными железами. Время от времени улитка-маскировщик высовывается из раковины, и дотрагивается головой до поверхности раковины. Если улитка ощущает гладкую поверхность наружного слоя раковины, она начинает искать подходящий растительный мусор для маскировки. Захватывая ртом отслоившиеся кусочки коры и листья, улитка-маскировщик одновременно оценивает их вес и размер. Она явно предпочитает лёгкие, но крупные объекты. Улитка-маскировщик плохо видит и не различает цветов. Поэтому ей безразлично, какого цвета будут приклеиваемые элементы камуфляжа. Найдя подходящий мусор, она захватывает его ртом, и прикладывает к раковине. Затем из её рта начинает обильно сочиться липкая слюна, и улитка покачивает головой, размазывая слюну по раковине. В результате растительный мусор приклеивается к ней, дополняя маскировку. Хорошо оклеенная мусором раковина практически незаметна для птиц.
Улитка должна постоянно заботиться о своей маскировке – её слюна растворяется в воде. Поэтому, если улитка попадает под дождь или в росу, наклеенные листья и кора сваливаются с раковины, и ей приходится наклеивать маскировку заново. Это занятие не всегда безопасно – среди растительного мусора попадаются плазмодии слизевика-улиткоеда. Они ожидают улиток, выбирая влажные места, где наиболее вероятно встретить улитку. А после дождя их можно встретить практически везде, где может проползти улитка.
Когда улитка подбирает и наклеивает на раковину ещё один лист, она даже не подозревает, что на нём находится один такой опасный «довесок». Почувствовав присутствие улитки, плазмодий слизевика-улиткоеда начинает двигаться. Он постепенно сползает на её раковину… и на этом его попытка нападения завершается. Причина этого очень простая: улитка-маскировщик регулярно совершает гигиенические процедуры. Когда ей не грозит опасность, она сильно вытягивает тело и тщательно облизывает свою раковину, обильно выделяя слюну другого типа – жидкую и неклейкую. Это дополнительная защита от хищных слизевиков, и не только от них: слюна улитки уничтожает плесень и микроскопические грибки, разрушающие раковины других улиток. А голый, лишённый клеточных стенок плазмодий слизевика-улиткоеда намного чувствительнее к веществам из слюны улитки, чем клетки гриба, защищённые плотной клеточной стенкой с добавлением хитина. Облизывая раковину, улитка-маскировщик спасает себя от смертельного врага и предупреждает развитие болезней. После такой процедуры на раковине остаётся небольшое количество веществ, подавляющих развитие грибов и слизевиков. Поэтому плазмодий слизевика-улиткоеда небольшим комочком сваливается с раковины улитки-маскировщика, и уползает под листву – подальше от солнца, которое пробивается через полог леса.
Улитка-маскировщик продолжила свой путь по дереву. Почувствовав движение воздуха от крыльев птицы, пролетевшей неподалёку, она на несколько секунд втянулась в раковину, плотно приклеившись к коре. Птица не смогла бы отличить улитку-маскировщика в камуфляже от растительного мусора, даже присев на ветку совсем рядом. Но осторожность не помешает даже при наличии маскировки. Убедившись в том, что опасность миновала, улитка-маскировщик продолжила ползти. Но она даже не подозревает, что мир, который кажется ей безопасным, расставляет ловушки для других обитателей. Кора прямо на пути улитки кажется испачканной слизью. Однако это на самом деле плазмодий «живого клея», ожидающий добычу. Он пока ещё не столь велик, чтобы представлять опасность для улитки-маскировщика, но в любом случае улитка не стала бы опасаться его. Она ползёт прямо через плазмодий «живого клея», оставляя среди него хорошо заметный след. Её слизь также обладает фунгицидными свойствами, и этот коварный хищник сам уступает ей дорогу. А когда улитка уползает, плазмодий слизевика долго не заползает на то место, по которому проползла улитка.
Слизевик – пассивный хищник. Он расставляет ловушки, рассчитывая на случайный улов. Животные – более успешные хищники. Наделённые более или менее полным набором органов чувств, они активно взаимодействуют с окружающим миром и целенаправленно разыскивают добычу. Улитки и слизни, которые водятся в моховых лесах, являются добычей многочисленных видов влаголюбивых насекомых, среди которых наиболее характерными видами являются жуки-светляки. Для них наземные моллюски – основная добыча практически на всех стадиях развития.
В моховых лесах водится большое количество разнообразных светляков – от крошечных до огромных. Все они – хищники. Одни виды живут высоко в кронах деревьев, а другие предпочитают лесную подстилку и корни деревьев. Самый крупный вид семейства, обитающий в моховых лесах тихоокеанского побережья, и крупнейший вид светляков вне экваториальных дождевых лесов – свирепый светляк. Самцы и самки этого вида ведут различный образ жизни, и встречаются в разных ярусах леса. Крылатые самцы с громким жужжанием летают среди ветвей и охотятся на насекомых в пологе леса, а бескрылые самки с плоским телом роются в лесной подстилке в поисках мелких животных. Самец свирепого светляка – это жук длиной около 7 см, окрашенный в строгий чёрный цвет с сероватым блеском на надкрыльях. Хотя он умеет летать, он уступает в искусстве полёта бабочкам и мухам. Поэтому ловить добычу в воздухе, подобно стрекозам или хищным мухам-ктырям, он не умеет. Зато он ловко бегает по коре и благодаря сильным челюстям может с лёгкостью разгрызать панцири жуков других видов и раковины улиток.
Улитка-маскировщик ползёт по дереву, оставляя заметный след в виде прерывистой дорожки из слизи. И один из самцов свирепого светляка проявил интерес к этому следу. Крупное насекомое обследовало подсыхающую блестящую полосу слизи, определяя направление, в котором прополз моллюск. Вначале жук пополз в противоположную сторону, но затем развернулся, и быстро пополз вслед за улиткой. Свирепый светляк идёт по следу не хуже собаки-ищейки. Его не остановит размер улитки – крепкие жвалы позволяют расправиться с более прочными насекомыми, и даже с небольшими пауками. Обоняние насекомого не подвело – преодолев расстояние в несколько метров вначале вверх по стволу, а затем по ветке, самец свирепого светляка настиг улитку-маскировщика. Маскировка улитки хороша для защиты от птиц и других животных, охотящихся с помощью зрения. Но она совершенно не помогает защититься от хищника, обладающего острым обонянием. Когда светляк настиг улитку, и его антенны коснулись края её ноги, улитка сделала единственное, что могла – втянулась в раковину, и плотно прижала её края к коре, присосавшись ногой. Самец свирепого светляка хорошо знаком с такой защитной тактикой своей добычи. Насекомое начало исследовать кончиками антенн край раковины улитки в поисках щели, где раковина неплотно прилегает к коре. Вскоре ему удалось это сделать – в одном месте кора давала трещину, и между ней и раковиной улитки был небольшой зазор. В следующую секунду крепкая челюсть жука вонзилась в эту щель. От боли и неожиданности нападения улитка втянулась в раковину ещё глубже, и это стало роковой ошибкой. Она отклеилась от коры, и хищное насекомое перевернуло раковину. Челюсти свирепого светляка стали с хрустом ломать края раковины улитки-маскировщика. Ему пришлось сломать около половины последнего витка раковины, прежде чем его челюсти вцепились в мягкое тело улитки. В последней отчаянной попытке спастись улитка выпустила в светляка облако пенистой слюны. Такая защита заставила бы чихать птицу или зверя, которые захотели бы напасть на улитку, но лишь ненадолго останавливает светляка. Дыхательные отверстия у насекомых располагаются на брюшке, поэтому химическая защита улитки оказалась малоэффективной. Всякое защитное приспособление в природе является относительным – оно эффективно против далеко не всех врагов данного вида живых существ. И прорванная защита улитки-маскировщика – это лишь один пример этого явления.
Примерно через час от улитки-маскировщика остаётся лишь немного мякоти в остатках сломанной раковины, и несколько осколков раковины. Свирепый светляк завершил свой обед, и пополз прочь, оставляя остатки добычи мухам.
На стволах деревьев охотятся другие самцы свирепого светляка. Одним из них везёт в охоте, а другие могут безрезультатно рыскать в поисках добычи. Но они не единственные хищники на деревьях. Голубокожая саламандра медленно ползёт по мху, покрывающему ствол. Она не любит отползать далеко от облюбованного места отдыха – мох всегда влажен, и земноводное регулярно возвращается в его заросли, чтобы увлажнить кожу. Голубокожая саламандра относится к семейству безлёгочных саламандр, и постоянная влажность кожи для неё жизненно важна.
Среди мха, где живёт эта саламандра, водится много других животных, мелких и съедобных для этого земноводного. Саламандра охотно поедает мокриц – наземных ракообразных с мягкими покровами. Также она ловит слизней и мелких улиток. Голубокожая саламандра охотится по-лягушачьи: она ловит добычу с помощью длинного липкого языка, который выбрасывается изо рта, и втягивается вместе с добычей.
Рацион голубокожей саламандры включает сравнительно немного видов насекомых. Это связано с особенностями самого охотника. Ярко-голубая окраска саламандры дополняется способностью отражать ультрафиолетовые лучи. Поэтому любое насекомое с мало-мальски хорошим зрением издалека замечает голубокожую саламандру, и не приближается к ней. Впрочем, амфибия не страдает от этого: благодаря свойствам своей слизи она не боится хищных миксомицетов типа «живого клея», и охотно крадёт с их липких ловушек попавшихся насекомых. Окраска голубокожей саламандры – это предупреждение для птиц: слизь саламандры ядовита для них, и одна проглоченная саламандра может стать последним обедом для птицы или зверя весом меньше двух килограммов. Птицы различают ультрафиолетовый свет, и не трогают этих земноводных.
Наступает вечер. Свирепый светляк, крупный самец, взлетел с ветки дерева, и грузно полетел вниз, в подлесок. Эти насекомые редко летают, но летними вечерами в течение примерно часа перед закатом, самцы свирепого светляка спускаются из крон деревьев вниз, на стволы. Множество сородичей этого насекомого делает то же самое, и в вечернем лесу слышно их жужжание. Самец свирепого светляка всё ещё голоден – ему не повезло на охоте. А голодному самцу не удастся произвести на самку впечатление во время брачного ритуала, который у этого вида насекомых отличается особым великолепием. Светляки светятся за счёт веществ, которые образуются в их собственном организме, поэтому самцу жизненно важно быть в хорошей физической форме. Его единственная надежда – найти случайную добычу. И буквально в двух метрах от себя, на стволе дерева, летящий жук обнаружил спокойно сидящую голубокожую саламандру. Амфибия не пытается спрятаться – она полностью полагается на свою химическую защиту и предупреждающую окраску. Самец свирепого светляка сразу пытается атаковать саламандру – он легко может справиться с животным такого размера. Жук явно рассчитывает на успех – саламандра не удирает от него. Но он совершил единственную ошибку – он не атаковал земноводное сразу, и не убил саламандру быстрым укусом. Один укус сильных челюстей этого жука мог бы раздробить череп саламандры. Но самец свирепого светляка опустился на ствол дерева немного выше саламандры, и она заметила его. Когда крупное насекомое стало приближаться, саламандра приподнялась на лапках, повернула голову в сторону жука, и раскрыла пасть. Эта поза защиты могла бы показаться смешной, если бы не хорошая защищённость амфибии. Когда свирепый светляк попытался атаковать, саламандра развернулась к нему боком. Это могло бы показаться странным маневром со стороны саламандры, но она делает всё, чтобы быть лучше заметной агрессору. Кожа саламандры в этот момент покрывается ядовитой пенистой слизью. Теперь ей не страшен свирепый светляк. А когда самец свирепого светляка пытается атаковать саламандру в незащищённый бок, ему в рот попадает слизь. Если бы светляк атаковал саламандру внезапно, она не успела бы выделить достаточно слизи, и её можно было бы съесть, не рискуя отравиться. Но сейчас это крошечное существо во всеоружии, и не боится никого. Несколько раз жук пробовал напасть на саламандру, и несколько раз у него во рту оказывалась ядовитая слизь с кожи амфибии. Поэтому через несколько минут хищный жук покинул поле битвы. Ему явно нездоровится: он не пробует взлетать, а просто сползает вниз по стволу дерева. Инстинкт ведёт его к другому дереву, с которого доносится запах его сородичей – других самцов. Они готовятся к брачному ритуалу – одному из великолепных спектаклей природы, который разыгрывается в моховых лесах тихоокеанского побережья Северной Америки летними ночами на протяжении нескольких недель.
Ночь в моховом лесу рождает странные чувства. Обильные заросли мха, кажется, глушат любые звуки в подлеске. Где-то в пологе леса кричат ночные птицы. Изредка через подлесок проносится летучая мышь, бесшумно взмахивая крыльями. Иногда жужжание крупного жука резко прерывается хрустом его покровов – это означает, что летучая мышь преуспела в охоте. После такой атаки в ковёр мха падают только жёсткие голова, грудь и надкрылья насекомого. Ночью во влажном воздухе кружатся целые рои мошек, и слышно их тонкое тихое жужжание. Мошки в изобилии плодятся в мелководных лесных водоёмах, а некоторые приспособились откладывать яйца среди мха, где развиваются их личинки. С сухим треском пролетают долговязые комары-долгоножки. Личинки этих насекомых отколо года рылись во влажной почве лишь для того, чтобы подарить этим изящным хрупким насекомым несколько дней жизни в полёте.
Но самыми заметными обитателями ночного леса являются светляки. Насекомые, которые днём выглядели совершенно обычными, сказочно преображают лес по ночам. Большинство видов светляков обитает в кронах деревьев. Здесь представители разных видов привлекают особей противоположного пола, мигая огнями разного цвета в определённом ритме. У каждого вида он свой, отличающийся от такового у соседей. Разные виды светляков также обитают в пологе леса на разной высоте и питаются разной пищей. Поэтому они не спутают друг друга, даже если на одном дереве обитает одновременно несколько видов этих жуков.
По ночам моховые леса Северной Америки не уступают по богатству огней лесам экваториального пояса Земли. Словно повинуясь воле невидимого дирижёра, светляки одного вида, сидящие на соседних деревьях, вспыхивают и гаснут в унисон. Иногда бывает, что верхние ветви дерева озаряются огнями в ином ритме, чем нижние – их занимают разные виды этих насекомых.
Самцы различных видов светлячков привлекают самок, вспыхивая и угасая синхронно. Но они сидят на разных ветвях деревьев, соблюдая дистанцию. Если один самец сядет слишком близко к другому, между ними может завязаться драка, которая завершится тем, что слабейший из самцов будет вынужден искать себе другое место – менее удобное, но подальше от самца-победителя. Но некоторые виды светляков, напротив, объединяют усилия для привлечения самок. Причём, как ни парадоксально, такую тактику выбрал самый крупный и опасный в моховых лесах вид этих жуков – свирепый светляк. Его брачный ритуал проходит вдали от полога леса, у подножий больших деревьев. Трудно не заметить этот поразительный спектакль жизни: в ночной темноте на стволе дерева, облюбованного самцами свирепого светляка, сияет сплошная цепь огней, вспыхивающих и гаснущих в едином ритме. Самцы этого жука собираются на деревьях незадолго до наступления темноты. Очевидно, их привлекает запах сородичей. Во всяком случае, каждый вечер на протяжении брачного сезона самцы свирепого светляка собираются на одних и тех же деревьях. Но на следующий год самцы нового поколения могут собираться для брачных демонстраций совсем на другом дереве.
Самцы свирепого светляка – крупные и агрессивные насекомые. Днём они вполне смогли бы напасть друг на друга, но с наступлением темноты их агрессивность снижается. Вечером самцы слетелись на ствол, и с последними лучами солнца расселись, выстроившись в цепочку и равномерно распределившись по окружности ствола. Но их собралось слишком много, поэтому те самцы, которым не хватило места, усаживаются в другой ряд, выше. Такое распределение по рангу связано с особенностями строения этих насекомых: самки свирепого светляка бескрылые, и обитают в лесной подстилке. Для спаривания они поднимаются по коре, и первыми встречают самцов в нижней цепочке. Поэтому у самцов, занимающих нижний ряд, больше вероятность встретиться с самкой. С другой стороны, если самцы будут сидеть слишком низко, их не будет заметно издалека. Поэтому светящееся «ожерелье» из самцов свирепого светляка располагается на высоте около метра от земли.
Самцы свирепого светляка сидят на коре головами вверх, примерно на расстоянии ширины туловища друг от друга, и привлекают самок свечением. Их светящиеся органы располагаются на нижней стороне брюшка, и испускают желтовато-белый свет. Чтобы быть более заметным для самки, ползущей снизу, самец слегка приподнимает брюшко. Самцы мигают в определённом ритме. Вначале они резко загораются белым светом, несколько секунд светятся непрерывно, а затем, мигая в унисон, постепенно гаснут.
В течение первых минут брачных демонстраций самцов никто не откликается на их призыв. Затем среди лесной подстилки начинается шевеление, и мигают тусклые жёлтые огни. Это самки свирепого светляка, привлечённые светом, который испускают самцы, ползут к дереву. Проходит ещё немного времени, и под самыми корнями дерева слышится тихий шорох. Мох и листья миниатюрного папоротника шевелятся – это первая за сегодняшнюю ночь самка выползает из лесной подстилки. Она начинает с трудом карабкаться по коре дерева, держа курс на сияющих вверху самцов. Самка свирепого светляка не похожа на самца. Это толстое малоподвижное существо без крыльев, с мягкими покровами брюшка, крепким панцирем на голове и груди, и сильными челюстями. Самка медленно ползёт по коре, цепляясь ногами за трещины. Она медленно приближается к самцам, и в их слаженном «хоре» наступает диссонанс. Один из самцов первым почувствовал запах самки. Ритм его свечения изменился: мигание стало более редким, и он начал светиться почти непрерывно. Его примеру последовали соседние самцы, и вскоре только несколько самцов из верхнего ряда ещё продолжало светиться в прежнем ритме. Остальные самцы, прямо или косвенно осведомлённые о присутствии самки, светятся в полную силу. Самка не торопится спариваться с самым первым самцом, который ей встретился. Она ползает вдоль сияющего на стволе дерева «ожерелья» самцов, выбирая себе партнёра для спаривания. Она руководствуется преимущественно яркостью свечения, поэтому самец, оставшийся голодным после неудачного нападения на голубокожую саламандру, её совершенно не интересует. В конце концов, самка выбрала одного из самцов. Он быстро спарился с ней, и продолжил светиться. А самка начала осторожно спускаться вниз.
Но не только самка свирепого светляка выбирает себе самца этой ночью. Ещё одно существо осматривает самцов светляков, сияющих на стволе дерева. Оно наблюдает за светящимися насекомыми из-под отслоившейся коры. Но его цель гораздо более прозаичная – это хищник, который выходит на охоту.
Из-под отставшей коры выползает длинное тело, почти незаметное в ночной темноте. Множество ног ритмично цепляется за кору, а гладкие твёрдые пластинки панциря слегка поблёскивают в свете, испускаемом самцами свирепого светляка. Древесная сколопендра вышла на ночную охоту – свирепые светляки входят в её рацион наряду с другими обитателями моховых лесов. Крупная многоножка легко и уверенно движется вниз по стволу дерева. Она осторожно приближается к самцам светляков, которые по-прежнему заняты привлечением самок, и переключились на обычный ритм мигания. Древесная сколопендра осторожно подкрадывается к жукам, сидящим на коре. Она легко может справиться с любым из них – эта многоножка сильнее хищного жука. Но в последний момент охота оказывается испорченной – одна из ног многоножки задевает лоскут коры, и он отваливается. Кусочек коры падает, и по пути задевает одного из светляков, сидящих выше остальных. Он поспешно гаснет, и это служит сигналом тревоги для остальных. Самцы свирепого светляка заметили древесную сколопендру, и испуганно взлетают с дерева с громким жужжанием. Их бегство настолько поспешно, что некоторые даже не успевают погасить свои огни. Самцы бросаются от хищника врассыпную – они взлетают со ствола, и со стороны кажется, что со ствола сыплются искры, гаснущие в воздухе. Многоножка не поймала ни одного самца, но её охота всё равно не закончена. На стволе ещё осталась самка свирепого светляка. Она не может улететь, и спасается бегством. Сколопендра почувствовала её запах, и охота продолжилась. Самка спускается вниз так быстро, как может – она сможет закопаться глубоко в лесную подстилку, и так спастись от хищника. Но ситуация складывается явно не в её пользу: сколопендра догоняет самку светляка, и готовится нанести решающий бросок. Она применяет хитроумный охотничий приём – вцепляется в кору дерева задней парой ног, и повисает на ней, выпрямив тело. Развернувшись, словно пружина, древесная сколопендра сумела настичь самку светляка, и нанесла ей укус в брюшко. Насекомое мгновенно погибло от яда сколопендры.
Продолжая висеть на задней паре ног, древесная сколопендра начинает поедать добычу. Она придерживает её несколькими передними парами ног, и аккуратно выскребает изнутри хитиновые покровы самки свирепого светляка. Закончив трапезу, многоногий хищник развернулся и пополз вверх по дереву, принюхиваясь к зарослям мха и лишайникам. А на земле осталась лежать только твёрдая голова самки светляка с большими челюстями.
В лесах умеренного и субтропического пояса очень характерным признаком является лесная подстилка – толстый слой опавших и перегнивающих листьев. Под действием грибов они превращаются в рыхлую почву. В таких лесах почвенный слой гораздо толще, чем в тропическом дождевом лесу, где слой почвы не превышает полуметра, а под ним располагается бесплодная материнская порода, непригодная для роста растений. Почва моховых лесов богата жизнью, хотя не может сравниться по видовому разнообразию с пологом леса. В почве обитают микроскопические животные – нематоды, клещи, личинки мелких насекомых. Они осуществляют колоссальную работу по разложению органического вещества и превращению растительных и животных остатков в почву. Ими питаются более крупные насекомые, а их, в свою очередь, поедают другие животные. Шевеление листьев может подсказать, что под ними прячется сверчок, либо более крупное животное. Изредка среди листьев блестит гладкое тело, покрытое голой слизистой кожей. Обладатель этой кожи слишком велик для дождевого червя – длина животного достигает почти полуметра. Это позвоночное животное, один из эндемиков влажных лесов тихоокеанского побережья. Существо называется земляная червица, и является ещё одним специализированным представителем хвостатых земноводных. Это роющий представитель амбистом, у которого сильно редуцированы конечности, а глаза совсем крошечные, и защищены от попадания почвы толстыми веками. С помощью прочной головы, отталкиваясь короткими конечностями, земляные червицы прокладывают себе тоннели в рыхлой лесной почве. Обычно они проводят день в укрытиях – в норах или среди мха, свернувшись в клубок. Эти земноводные активны ночью, а днём лишь сильный дождь заставляет их покинуть норы.
Земляная червица охотится на различных почвенных беспозвоночных. Обычно её пищей становятся дождевые черви и крупные мягкотелые насекомые. Но иногда эта саламандра нападает на более крупную и опасную добычу. Среди её соседей – самки свирепого светляка, хищного жука. Одна из них разыскивает добычу среди листьев. Плоское тело позволяет этому насекомому легко проползать внутри лесной подстилки. Самка свирепого светляка является прожорливым хищником, и поедает любых беспозвоночных, каких сможет найти. Изредка она нападает на молодь земляной червицы.
Одни из самых обычных обитателей лесной подстилки – мелкие улитки. Их очень много видов, и они играют важную роль в разложении опавших листьев. Улитки активны по ночам, а днём закапываются в листву, чтобы избежать нападения хищников. Самка свирепого светляка с лёгкостью находит добычу – улитки очень многочисленны. Когда она хватает очередную жертву, слышно, как раковина улитки хрустит в её челюстях. Самка свирепого светляка должна хорошо питаться – после спаривания в её организме созревают яйца, и она нуждается в большом количестве питательных веществ. Поэтому она пожирает улиток одну за другой. Если ей удастся выжить, она сможет отложить несколько десятков яиц за неделю в укрытие среди мха. Самка светляка будет делать такие кладки на протяжении нескольких недель подряд в течение лета. Из яиц выведутся личинки, похожие на неё саму, которые также будут хищниками. Пройдёт три долгих года, прежде чем они станут взрослыми, и смогут размножаться. Но за это время большая часть потомства этой самки погибнет, в том числе от собственных сородичей.
Свирепый светляк, хотя и является хищником, всё же находится далеко не на вершине пищевой пирамиды мохового леса. И это насекомое легко может стать из хищника жертвой. Один из охотников притаился, закопавшись в толстый слой листового опада. И когда жук проползал прямо над ним, последовала стремительная атака. Из-под листвы вырвалась голова земляной червицы, и схватила самку свирепого светляка за брюшко. Жук вооружён острыми челюстями, которые могут легко раздавить прочный панцирь другого насекомого. Ему не составит труда нанести земляной червице глубокие резаные раны. Но червеобразное земноводное держит его за брюшко, и самка свирепого светляка не может дотянуться до неё челюстями. Червица старается умертвить опасную добычу как можно быстрее: она сильно сдавливает челюстями брюшко жука и разжёвывает его. Самка светляка тоже не собирается сдаваться: она вцепляется жвалами в корень дерева, и держится изо всех сил. Эта примитивная поведенческая тактика стала для неё роковой. Земляная червица рывком оторвала мягкое брюшко насекомого от твёрдой груди и проглотила. Голова со страшными жвалами осталась висеть на корне. Несколько минут она подаёт признаки жизни: кончики усов шевелятся, ноги дрожат, а хватка жвал постепенно ослабевает. Наконец, голова светляка отцепилась от корня и упала на землю. Несколько минут жвалы сжимаются и раскрываются в судорогах, а затем замирают навсегда. Такова природа хищников: чтобы кто-то выжил, нужно, чтобы кто-нибудь стал добычей.
Все земноводные являются хищниками, и находятся где-то в середине пищевых цепей, связывающих обитателей леса. Они пожирают беспозвоночных, а иногда и более крупных животных, но их самих едят птицы и звери. Поэтому тактика выживания у земноводных зачастую сводится к тому, чтобы быть как можно менее заметным. И некоторые виды весьма преуспели в этом.
Днём многие хищники могут спокойно пройти по лесу, и даже не догадаться, что буквально под их ногами спряталась очень крупная лягушка. Плоская земляная лягушка – крупнейшее бесхвостое земноводное моховых лесов. Эта амфибия грузного сложения достигает примерно 30 см в длину и отличается широким ртом с сильными челюстями. Она выбрала для себя пассивный образ жизни «живого капкана», став своеобразным аналогом лягушек-рогаток (Ceratophrys) из Южной Америки эпохи голоцена, или неоценовой африканской лягушки-капкана. Плоская земляная лягушка разучилась прыгать, но её лапы отлично работают как лопаты. Она закапывается на день в листовую подстилку, и даже набрасывает на себя немного листьев и земли. Верхняя часть тела этого земноводного имитирует цвет окружающей местности – спина и верх головы покрыты коричневой морщинистой кожей. Зато на нижней стороне тела и боках этого земноводного кожа белая, хорошо заметная издалека. Но мало кто может увидеть это – лягушка проявляет активность только по ночам.
Взрослая плоская земляная лягушка – охотник на мелких животных. Она прячется в зарослях папоротника, и кружевной лист, прилипший к её спине, отлично дополняет маскировку животного. Эта особь – крупная самка, владеющая территорией около 30 квадратных метров. Когда зашло солнце, она в течение нескольких минут заявляла о своём праве на территорию, издавая звуки, похожие на бульканье. Убедившись, что все соседи отзываются с достаточного расстояния, и на её собственную территорию никто не посягает, самка плоской земляной лягушки слегка разгребла землю передними лапами и наполовину вылезла из ямы, где провела день.
Эта амфибия обладает отменным аппетитом, и для неё не составляет труда проглотить целиком мелкого мышевидного грызуна, которые также населяют моховые леса. Днём мелкие млекопитающие отсиживаются в норах, а по ночам в лесу постоянно слышится шорох листьев под их лапками. Плоская земляная лягушка охотно поедает такую добычу, и после плотного ужина может не есть три – четыре дня. Но грызуны нечасто попадают на обед к этой лягушке, и большую часть её рациона составляют насекомые.
Во время охоты плоская земляная лягушка мало полагается на зрение – ночью в подлеске очень темно. Но хороший слух и сравнительно хорошо развитое обоняние отчасти компенсируют это. Лягушка может различить шорох листьев под ногами насекомого почти на расстоянии метра. Но сейчас даже не приходится напрягать слух – насекомое не скрывает своего присутствия.
По земле движется зеленоватый огонёк. Это светляк-пиротехник вышел на ночную охоту. С помощью чувствительных перистых антенн насекомое разыскивает следы присутствия возможной добычи – более мелких насекомых, червей и улиток. А свет от светящегося органа, расположенного на кончике брюшка, сигнализирует сородичам о присутствии жука – предупреждает самцов и привлекает самок.
Лягушка заметила свет этого жука, и начала следить за ним. Это вполне соответствует её инстинктивной программе – обращать внимание на небольшие, беспорядочно движущиеся объекты, резко выделяющиеся на окружающем фоне. Лягушка ждала, пока маленький огонёк приблизится достаточно, чтобы его обладателя можно было схватить. Но в последний момент насекомое свернуло в сторону, и огонёк начал удаляться от затаившегося хищника. Пытаясь не упустить добычу, плоская земляная лягушка решила атаковать светляка. Она выскочила из ямы, в которой сидела, и торопливой рысцой бросилась вслед за зеленоватым огоньком. Светляк-пиротехник почувствовал, что его преследуют, и бросился наутёк. У этого жука задние ноги немного больше остальных, и с их помощью насекомое может совершать небольшие прыжки. Зеленоватый огонёк перед глазами лягушки заметался и загорелся ярче. Это ещё больше привлекло лягушку, и она продолжила преследование. Она неотрывно следит за огоньком, который горит на брюшке насекомого – это прекрасный ориентир, и промахнуться очень трудно. Внезапно огонёк сделал длинный прыжок в сторону и замер. В то же мгновение лягушка «выстрелила» в него языком. Промахнуться было просто невозможно – яркий зеленоватый огонёк отлично выделялся на фоне ночной темноты. Нельзя сказать, что лягушка промахнулась: о её умении точно поражать цель с помощью языка красноречиво свидетельствовал тот факт, что кончик её языка оказался… покрытым светящейся жидкостью. Если бы лягушка видела в темноте хоть немного лучше, она заметила бы, что светляк-пиротехник, целый и невредимый, убегает от неё совсем в другую сторону. Лягушка поддалась примерно на тот же обман, каким пользовались кальмары, обитавшие в эпоху голоцена и «подменявшие» себя чернильной «бомбой». Только светляк-пиротехник использовал вместо чернил светящуюся жидкость. В последний момент перед бегством он задержался на долю секунды, выпустил из светящейся железы каплю жидкости, и одновременно погасил собственный свет. Затем, не замечаемый лягушкой, он совершил прыжок в сторону, замер на несколько секунд, пока лягушка атаковала обманную приманку, и потом бросился наутёк и скрылся среди растений подлеска.
Охотничья неудача не обескуражила плоскую земляную лягушку. Это земноводное прожило много лет, и по опыту знает, что не всякая атака бывает успешной. Но хищник, который ищет добычу, рано или поздно находит её, даже если это… другой хищник. Шорох листьев привлёк внимание ещё одного хищника, скрытного и незаметного. Земляная червица также заинтересовалась светляком-пиротехником, и была готова схватить его, когда он совершил обманный маневр и скрылся от лягушки. Но её неосторожное движение в листовой подстилке заставило насторожиться лягушку. Плоская земляная лягушка умеет охотиться на добычу, скрывающуюся в лесной подстилке. Она неуклюжим прыжком подскакивает к тому месту, где услышала шорох, резко погружает морду в листья, и разбрасывает их в стороны. Она находит то, что хотела – среди листьев и комьев земли шевелится земляная червица. Обитатель почвы пытается ускользнуть от неожиданно появившегося хищника – кожа земляной червицы покрывается обильной слизью, и она начинает буравить головой землю, упираясь короткими недоразвитыми лапами. Но лягушка схватывает её, и челюсти сжимаются на теле червицы. Пойманная червица судорожно извивается, пытаясь освободиться, но эти попытки обречены на провал – челюсти плоской земляной лягушки обладают сокрушительной силой, а сама она отличается терпением, и спокойно дождётся, пока её жертва умрёт. Червица тугими кольцами обматывается вокруг морды лягушки, и пытается вытащить из её пасти своё тело, выделяя слизь и отталкиваясь кольцами от головы лягушки. Но удачливая лягушка не дожидается, пока червица вырвется: она стягивает её кольца с головы лапой, прижимает голову червицы к земле, и начинает заглатывать её извивающееся туловище. Она помогает себе лапой, запихивая тело отчаянно сопротивляющейся червицы в пасть. Несколько раз она сильно сжимает челюсти, и один раз позвоночник земляной червицы слабо хрустнул. Сопротивление добычи стало значительно меньше, и плоская земляная лягушка в течение нескольких следующих минут проглотила червицу целиком.
Закопавшись в листовую подстилку, плоская земляная лягушка переваривает проглоченную добычу. Сытая, она малоподвижна и ленива. Тем не менее, она сохраняет осторожность – среди обитателей ночного леса встречаются очень опасные существа, с которыми лучше не встречаться лицом к лицу. В темноте ничего не видно, поэтому лягушка больше реагирует на звуки ночного леса. Стрекотание сверчков, тонкое жужжание комаров и мошек, ультразвуковой писк летучих мышей, проносящихся среди ветвей – эти звуки мало интересуют лягушку. Самый страшный звук в лесу – не оглушительный рёв, и не громкий топот, а самый тихий шорох. И этот звук, приближающийся со стороны дерева, мгновенно настораживает её. Возможно, конечно, что это ещё одна земляная червица. Но это вовсе не так – шорох доносится с поверхности земли. В нём есть определённая ритмичная нота, которая не позволяет спутать его с приглушённым шумом, который издаёт земляная червица, прокладывающая тоннель среди листвы. Тонкий запах, едва различимый в воздухе, мгновенно заставляет лягушку выбраться из ямки, и искать спасения подальше от этого ночного существа. Словно полоса металла, древесная сколопендра скользит по листовой подстилке. Когда она ползёт, по её конечностям словно пробегает волна, а усики ощупывают лесную подстилку в поисках крупной добычи, достойной этого хищника. Хотя этот вид большую часть жизни проводит на деревьях, древесная сколопендра часто ищет добычу на земле. Вспугнутая ею плоская земляная лягушка поспешно убегает неуклюжей рысцой – укус сколопендры опасен, и лучше не встречаться с ней лишний раз. Сколопендра плохо видит, но благодаря хорошему обонянию свободно ориентируется в темноте. Она чувствовала запах плоской земляной лягушки, распознала запахи лягушки и червицы на месте удачной охоты лягушки, и даже почувствовала слабый запах светляка-пиротехника. Но её не интересует ни слишком крупная лягушка, ни давно упущенный ею жук. Шурша ногами по листве, крупная многоножка пробегает мимо самки плоской земляной лягушки.
Не все обитатели подлеска знакомы со смертоносными свойствами этого чудовища. Поэтому одна молодая плоская земляная лягушка совершает ошибку: она не убегает, а пытается спрятаться, ещё глубже закапываясь в землю. Древесная сколопендра не видит её, но чувствует её запах, и направляется прямо к ней. Небольшая лягушка не успела закопаться достаточно глубоко в листовую подстилку, и сколопендра настигла её и нанесла укус. Она вцепилась мощными челюстями в спину лягушки, и вонзила в её тело когти нескольких передних пар ног. Укушенная лягушка попыталась вырваться из смертельных «объятий» хищника, и попыталась сделать прыжок на своих слабых ногах. Но на её спине висела тяжёлая сколопендра, и у лягушки почти ничео не вышло. Зато сколопендра буквально обвила её своим телом, как удав, и ещё больше ног многоножки начало удерживать вырывающуюся лягушку. На холоднокровных животных яд сколопендры действует медленнее. Но вскоре движения укушенной лягушки слабеют, попытки освободиться прекращаются, и через несколько минут лягушка мертва. Когда она прекратила шевелиться, сколопендра разжала кольца тела, и начала поедать добычу.
Любая экосистема состоит из множества взаимосвязанных компонентов. Каждый вид, составляющий её, связан с другими видами – хищниками и жертвами, паразитами и симбионтами. Эти связи понизывают всю экосистему и сплетаются в причудливую сеть. Сбалансированность экосистемы позволяет ей существовать в более-менее стабильном состоянии, пока условия окружающей среды обеспечивают возможность её существования.

Бестиарий

«Живой клей» (Glutinomyces viscovenator)
Порядок: Стемонитовые (Stemonitales)
Семейство: Хищные слизевики (Venatomycotae)

Место обитания: тихоокеанское побережье Северной Америки, влажные леса умеренного и субтропического поясов.
Миксомицеты – странные обитатели влажных мест Земли. Эти организмы представляют собой нечто среднее между грибами и животными. Их тело представлено плазмодием – лишённой оболочки слизистой массой, содержащей множество ядер. Она способна ползать, подобно амёбам. И в то же время во время спороношения плазмодий формирует образования, похожие на плодовые тела грибов. Слизевики голоцена отличались своеобразной, иногда причудливой формой спороносных структур, и чаще всего были сапрофитами или паразитами растений. Некоторые виды обладали способностью поедать микроскопических животных.
В неоцене влажные леса тихоокеанского побережья Северной Америки стали местом своеобразного эволюционного эксперимента: в этих местах появилось несколько близкородственных видов слизевиков, которые перешли к хищническому образу жизни, а также к паразитизму на довольно крупных беспозвоночных животных. Один из этих видов – «живой клей», который образует в лесу липкие «коврики». На них обычно попадаются насекомые и мелкие саламандры, которых он ест. Но изредка крупные плазмодии этого слизевика могут убивать более крупных животных – гигантских слизней и улиток. Один вид земноводных, голубокожая саламандра, просто обкрадывает плазмодии этого слизевика, собирая с них пойманных насекомых. Слизевик не может ничего сделать с этим животным, поскольку кожа саламандры покрыта фунгицидной слизью, подавляющей активность плазмодия слизня. Естественный цвет плазмодиев этого вида – бело-розовый.
Когда добыча поймана и не украдена, плазмодий «живого клея» сползается на неё, и просто покрывает добычу живым ковром, растворяя и поедая её. В это время плазмодий выделяет вокруг себя плотную защитную оболочку, под которой происходит процесс пищеварения. В зависимости от размеров добычи плазмодий формирует «коконы» вокруг неё большего или меньшего размера.
После «трапезы», получив достаточное количество питательных веществ, слизевик разрастается внутри «коконов», и образует спороносные структуры. Когда они созревают, оболочка «кокона» лопается на вершине. Из образовавшегося отверстия вырастают спороносные структуры «живого клея». Они достигают длины до 7 см, имеют удлинённую форму и малиново-красный цвет. Эти структуры немного похожи на мышиные хвосты, но имеют бархатистый налёт на поверхности. Это сплошной покров из спор, сидящих на тончайших волосовидных ножках. Зрелые споры легко отрываются и разносятся ветром. Из них появляются амёбообразные плазмодии. Они растут, питаясь органическими веществами животного происхождения. Наиболее предпочтительный субстрат для них – мёртвые животные. На субстрате, богатом белком, плазмодий этого слизевика быстро разрастается, и уже через две – три недели после прорастания переходит к хищническому образу жизни.

Слизевик-улиткоед (Cochleophtoromyces heliciphagus)
Порядок: Стемонитовые (Stemonitales)
Семейство: Хищные слизевики (Venatomycotae)

Место обитания: тихоокеанское побережье Северной Америки, влажные леса умеренного и субтропического поясов.
Слизевики, или миксомицеты, сочетают признаки грибов и простейших животных. В неоцене среди них появились виды, которые освоили новый образ жизни – они стали хищниками и паразитами животных (в голоцене некоторые слизевики вызывали паразитарные болезни растений). Среди слизевиков, обитающих в моховых лесах тихоокеанского побережья Северной Америки, появился своеобразный вид, находящийся на грани между паразитом и хищником. Он развивается на многочисленных видах наземных брюхоногих моллюсков, и называется слизевик-улиткоед.
Плазмодий этого вида слизевиков можно отыскать на траве и опавших листьях. Он живёт там, где влажно, и где больше вероятность встретить добычу – улиток. Нападение на улитку начинается с того, что с помощью кислого секрета плазмодий слизевика-улиткоеда разъедает небольшое отверстие в раковине улитки. Через него он осторожно заползает в тело моллюска, где продолжается его существование. Вначале слизевик понемногу поедает и как бы «замещает» своим плазмодием паренхиму. На этом этапе он развивается медленно и не вызывает у атакованного животного болезненных ощущений. Улитка, поражённая этим миксомицетом, продолжает жить и питаться, невольно снабжая пищей слизевик, живущий в её теле как паразит. Затем на определённой физиологической стадии плазмодий слизевика резко активизируется и начинает пожирать тело моллюска изнутри. За несколько часов он полностью растворяет и разрушает тело моллюска изнутри, оставляя от тела моллюска только мешочек из его покровов, наполненный плазмодием. Пожирая улитку, плазмодий слизевика «разбухает» от поглощённых питательных веществ. Раковина улитки оказывается буквально заполненной им едва ли не до самого устья. Затем плазмодий слизевика делится на несколько частей, и они, став самостоятельными организмами, выползают из опустевшей раковины.
«Сытый» слизевик образует на коре и среди мха шарообразные спороносные органы ярко-жёлтого цвета на длинны ножках. Они покрыты тонкой оболочкой, которая у зрелого плодового тела лопается и открывает внутренний слой, на котором образуются споры. Иногда спора такого слизевика попадает на раковину улитки. В этом случае плазмодий слизевика начинает развиваться в её верхнем слое как сапрофит, питаясь бактериями и другими микроорганизмами, которые живут на раковине улиток в условиях влажного климата. Затем плазмодий разрастается и постепенно пробуривает раковину кислыми выделениями. Если он ещё невелик, паразитическая стадия его существования длится значительно дольше. Отдельные части плазмодия, разделившегося после уничтожения улитки на несколько частей, могут расползаться в поисках новых жертв, но значительная их часть гибнет при изменениях погоды: они не переносят сухой воздух.
Один вид улиток научился уничтожать этих слизевиков, «облизывая» раковину фунгицидной слюной, уничтожающей плазмодии этого слизевика. Так поступает улитка-маскировщик, выделения которой обладают обеззараживающим действием и уничтожают плазмодии слизевика-улиткоеда на ранних стадиях нападения а моллюска.

Длинношеий слизень (Glutinolimax prolongocollum)
Отряд: Стебельчатоглазые (Stylommatophora)
Семейство: Слизни (Limacidae)

Место обитания: тихоокеанское побережье Северной Америки, влажные леса умеренного и субтропического поясов.
Большинство брюхоногих моллюсков в процессе эволюции сохранило верность пассивной защите – прочной спиралевидной раковине. Но существует большая группа наземных моллюсков, которая избавилась от этого громоздкого приспособления и выработала иные стратегии выживания в опасном окружающем мире. В эпоху человека некоторые виды слизней превратились в вредителей сельского хозяйства – это свидетельствовало об их высоких шансах на выживание в антропогенной среде.
Слизни успешно преодолели эпоху глобального экологического кризиса, и в тёплом влажном неоцене среди них появились специализированные и причудливые виды. В моховых лесах Тихоокеанского побережья Северной Америки обитает один из самых крупных видов слизней мира – длинношеий слизень. Этот вид брюхоногих моллюсков достигает длины до 20 см при толщине тела около 5 см. Покровы длинношеего слизня окрашены в светло-коричневый цвет с многочисленными тёмными продольными штрихами.
Дыхательное отверстие лёгочной полости у этого моллюска сдвинуто назад. Передняя часть тела длинношеего слизня может сильно вытягиваться вперёд, и тогда длина этого моллюска достигает 35 – 40 см. Благодаря своему телосложению это существо – своеобразный «жираф» среди брюхоногих моллюсков. Такое строение тела тесно связано с одной особенностью длинношеего слизня – его способом добывания пищи. Этот моллюск не растительноядный, как большинство его сородичей, а активный хищник, выработавший эффективный приём охоты. Он слишком медлителен, чтобы ловить быстро передвигающуюся добычу, и обездвиживает свою жертву очень простым способом: он ловит разных беспозвоночных на ловушку из клея, которую устраивает на ветвях деревьев. Этим он конвергентно сходен с одним видом крупных наземных пиявок из Юго-Восточной Азии. Слизень выделяет материал для ловушки из двух видоизменённых слюнных желез. Они очень крупные, и основная их масса сдвинута назад, в туловище животного. От них к голове слизня тянется пара трубчатых протоков с хорошо развитой кольцевой мускулатурой; через них выделяется вязкая жидкость, густеющая на воздухе. Слизень устраивает ловушки на горизонтальных ветвях деревьев.
Удлинённая «шея» позволяет длинношеему слизню поедать прилипших к слизевой ловушке насекомых, не заползая в неё далеко. Выделения хорошо развитых слюнных желез нейтрализуют его собственный клей – так слизень легко собирает добычу, прилипшую к ловушке.
Голова этого моллюска относительно небольшая, с хорошо развитыми глазами на подвижных стебельках. Зрение длинношеего слизня относительно хорошее по стандартам брюхоногих моллюсков, но при поиске добычи это животное ориентируется с помощью хорошо развитого химического чувства. У этого моллюска плоские и широкие ротовые лопасти, на которых расположены чувствительные клетки.
В популяции этого слизня есть две категории животных – «домоседы» и «бродяги», различающиеся поведением. «Домоседы» являются оседлыми животными, которые обитают на определённой территории, делают липкие ловушки и кормятся возле них. «Бродяги» более склонны к переселению в новые места. Они кормятся случайной добычей и устраивают небольшие временные ловушки. Зачастую «бродяги» просто обкрадывают ловушки «домоседов». «Бродяги» в популяции длинношеего слизня появляются при слишком большой плотности популяции. «Бродяги» невольно выполняют роль разносчиков генов в популяции. Из-за этой особенности вид сравнительно малоизменчив на всём ареале. Различие в поведении «домоседов» и «бродяг» обусловлено генетически.
Этот вид является гермафродитом, и две любых особи могут оплодотворять друг друга. Во время спаривания пара слизней свивается двойной спиралью, приподнявшись на ветке вертикально. В отличие от многих видов слизней, у этого вида во время спаривания нет конкуренции и доминирования одной особи над другой, и после спаривания обе особи оказываются оплодотворёнными. Длинношеий слизень откладывает яйца в мох или заросли эпифитных растений. Молодые слизни этого вида не строят ловушек, а ловят мелких малоподвижных беспозвоночных, схватывая их ртом.

Улитка-маскировщик (Viscohelix cautus)
Отряд: Стебельчатоглазые (Stylommatophora)
Семейство: Гелициды (Helicidae)

Место обитания: тихоокеанское побережье Северной Америки, влажные леса умеренного и субтропического поясов, подлесок.
Брюхоногие моллюски были одними из первых колонистов суши. Они особенно хорошо живут во влажных местообитаниях, хотя отдельные виды освоили даже жизнь в пустынях. Влажные леса на западном побережье Северной Америки являются домом многочисленных видов улиток. Некоторые из них обладают нестандартными особенностями, выработанными в процессе эволюции и помогающими выживать.
В подлеске моховых лесов Северной Америки обитает один вид улиток, который не умеет защищаться от врагов с помощью яда. Его раковина не прочнее, чем раковины других улиток. А естественный цвет раковины варьирует от серовато-белого до жёлтого и медово-коричневого. Но даже самые остроглазые птицы с трудом замечают эту улитку в среде её обитания. Причина этого состоит в том, что улитка просто оклеивает раковину листьями. Эта особенность определила её название – улитка-маскировщик.
Это сравнительно крупная улитка – длина её объёмистой яйцевидной раковины около 5 см. Тело улитки-маскировщика имеет красновато-коричневый цвет с мелкими белыми пятнами на краях ноги.
Некоторые особенности поведения делают этот вид подобным морским улиткам рода Xenophora, известным в эпоху человека. Ксенофоры оклеивали раковину мелкими камешками и ракушками других улиток, а наземная улитка-маскировщик клеит на ракушку только листья и мох. Естественным клеем этой улитке служит вязкая слюна, богатая белком. Слюна выделяется из двух очень крупных слюнных желез, которые простираются из головы улитки далеко назад в переднюю часть её тела. Слюна улитки-маскировщика обладает несколькими замечательными свойствами: она клейкая, долго не высыхает, а также содержит вещества, вызывающие гибель главного врага улиток – хищного слизевика-улиткоеда, представителя миксомицетов. Улитка использует лечебные свойства своей слюны, регулярно совершая гигиеническую процедуру: она сильно вытягивает переднюю часть тела, и облизывает раковину до самого последнего витка. Это уничтожает поселяющиеся на ней бактерии, грибки и амебоидные особи слизевика-улиткоеда.
Слюна улитки-маскировщика обладает одним не слишком удобным свойством – она достаточно легко растворяется в воде. Поэтому после дождя улитка срочно нуждается в исправлении маскировки. Для этой цели улитка-маскировщик выбирает листья, не выделяющие кислот и сильно пахнущих веществ. Она совершенно определённо избегает использовать для этого листья дубов и сумаха, и предпочитает листья клёнов и травянистых растений. Перед тем, как дополнить свою маскировку, улитка облизывает раковину в нужном месте, выделяя обильную слюну. Выбрав по запаху нужный лист, улитка хватается за его черешок ртом, и помещает лист в нужном месте на раковине. Он сразу же приклеивается, и в течение двух часов клей застывает, ещё прочнее прикрепляя лист к раковине.
Этот моллюск является растительноядным. Основную пищу улитки-маскировщика составляют различные грибы и лишайники, растущие на упавших трухлявых стволах деревьев.
Улитка-маскировщик является гермафродитом, и принадлежит к числу живородящих видов. Приблизительно 30 – 50 крупных яиц проходят развитие в мантийной полости моллюска в течение 20 дней. Из них выводятся молодые улитки, которые не покидают родительскую особь в течение ещё примерно недели. Они сидят на раковине взрослой улитки, и питаются выделениями её слюнных желез. Постепенно они переходят на питание растительной пищей. В это время их корм – листья, которые взрослая особь приклеивает на раковину. После дождя молодые улитки одна за другой покидают раковину родительской особи. Они растут медленно, достигая половозрелости только на следующий год. За один год улитка-маскировщик может сделать до 5 кладок.

Древесная сколопендра (Scolopendromorpha scandens)
Отряд: Сколопендровые (Scolopendromorpha)
Семейство: Настоящие сколопендры (Scolopendridae)

Место обитания: моховые леса тихоокеанского побережья Северной Америки.

Рисунок Ламберта

Многоножки – характерные обитатели различных экосистем – от влажного тропического леса до засушливых пустынь. Среди них встречаются как хищники, так и мирные травоядные существа. Размеры этих членистоногих колеблются от микроскопических до очень крупных. Наиболее крупные многоножки встречаются в тропических дождевых лесах. Однако, в моховых лесах тихоокеанского побережья Северной Америки обитает ещё один крупный вид многоножек. Это древесная сколопендра, животное длиной до 30 см – самая крупная многоножка за пределами тропического пояса Земли.
Тело древесной сколопендры уплощенное, покрыто твёрдым панцирем. Это помогает животному сохранять влагу. Окраска тела древесной сколопендры чёрного цвета с синеватым металлическим блеском. С этим цветом резко контрастируют оранжевато-красные ноги. Древесная сколопендра не боится быть заметной, поскольку она прекрасно защищена.
Главное оружие для защиты и нападения у этого вида членистоногих – сильный яд. Укус древесной сколопендры может убить животное размером с кошку. Самка крупнее и массивнее самца, и при укусе выделяет большее количество яда.
Этот вид сколопендр обитает преимущественно в кронах деревьев. Древесная сколопендра активна преимущественно ночью и утром. Днём, когда становится жарче, она охотится достаточно редко, и к полудню обычно прячется в укрытии – под корой или в дупле. По ночам древесные сколопендры могут слезать с деревьев и искать корм в лесной подстилке.
Этот вид является активным хищником и питается крупной добычей: крупными беспозвоночными и мелкими позвоночными. Добычей древесной сколопендры бывают крупные жуки и их личинки, черви и слизни. Древесная сколопендра является врагом мелких птиц: она охотно поедает птичьи кладки и неоперившихся птенцов. Кроме того, эта многоножка нападает на потомство древесных видов грызунов, а также поедает летучих мышей мелких видов, нападая на них в дуплах.
Будучи беспощадной к другим животным, эта многоножка проявляет трогательную заботу о потомстве. Самка откладывает яйца (до 200 штук) в труху на дне дупла, и сворачивается вокруг кладки. Она перебирает и облизывает яйца, вентилируя их и предупреждая развитие плесени. В это время самка питается только случайной добычей – она поедает насекомых, которые селятся в дуплах и гниющей древесине, и случайно оказываются поблизости от этой многоножки. Самка древесной сколопендры охраняет потомство и может наброситься на любое животное, если почувствует опасность для кладки. «Насиживание» кладки длится около месяца. За это время из яиц выводятся миниатюрные многоножки, отличающиеся от взрослых особей бледной окраской и меньшим количеством ног. С каждой линькой они подрастают, и у них увеличивается число сегментов. За сезон самка делает две кладки, а в южных частях ареала – до трёх.
Молодые древесные сколопендры покидают мать после первой линьки. Они ведут скрытный образ жизни и питаются мелкими беспозвоночными. Молодые животные столь же ядовиты, как взрослая особь, но выделяют значительно меньшее количество яда. Большинство молоди гибнет, становясь жертвами хищных насекомых, пауков и птиц. В течение двух лет молодая особь этого вида быстро растёт, и достигает примерно 80% длины, типичной для взрослых многоножек. Впоследствии скорость роста снижается, но молодая многоножка становится способной производить потомство. Продолжительность жизни у этого вида велика – свыше шести лет.

Свирепый светляк (Deinolampyrus ferox)
Отряд: Жесткокрылые (Coleoptera)
Семейство: Светляки (Lampyridae)

Место обитания: леса на востоке Северной Америки, предгорья Скалистых Гор.
Светляки принадлежат к числу хищных жуков, и достигают наибольшего разнообразия в условиях тёплого климата. В моховых лесах Тихоокеанского побережья Северной Америки живёт один из самых крупных видов светляков, живущих вне экваториальной зоны. Этот вид называется свирепый светляк.
Свирепый светляк – это гигантский вид светляков, который поедает не только насекомых, но даже крупных пауков и мелких саламандр. Длина тела этого насекомого достигает 7 – 8 см. По строению самцы и самки этого вида сильно различаются. Самец имеет характерный облик жука; передняя часть его тела покрыта твёрдым панцирем, а надкрылья и брюшко сравнительно мягкие. Прочный панцирь на голове и сильные челюсти помогают этому жуку расправляться с добычей, не опасаясь повреждений. Свирепый светляк специализирован на питании любой живой добычей среднего и относительно крупного размера. Он может нападать на улиток, насекомых, пауков, и даже поедать мелких позвоночных. Его жертвами часто становятся птенцы мелких птиц и живущие на деревьях квакши и саламандры. Мощными жвалами этот жук легко разгрызает кости добычи и раковины улиток.
Самец свирепого светляка имеет чёрную окраску с сероватым шелковистым блеском на надкрыльях. Он умеет летать, хотя делает это сравнительно редко.
Самка свирепого светляка больше похожа на личинку – у неё широкое уплощенное тело, редуцированные надкрылья и крылья, и она не умеет летать. Самка имеет коричневый цвет с чёрными крапинками. Различия в облике особей разных полов связаны с тем, что они обитают на различных уровнях леса и ведут непохожий образ жизни. Самки с плоским телом живут в лесной подстилке, роются в ней и поедают различных насекомых и улиток, спрятавшихся на день в опавшей листве. Самцы свирепого светляка чаще всего взлетают на деревья, живут и охотятся в кронах, не конкурируя с нелетающими самками. Для размножения они спускаются на стволы.
Брачные игры свирепого светляка происходят на нижней части стволов крупных деревьев. Светящиеся органы у этого вида насекомых хорошо развиты как у самцов, так и у самок. У самцов два крупных светящихся органа располагаются в задней части брюшка. Приподняв надкрылья и немного вытянув брюшко, самец открывает их. Свет, испускаемый самцом, зеленовато-белый и яркий. В отличие от многих хищных насекомых, самцы свирепого светляка относительно терпимы друг к другу во время брачного периода. Для брачных представлений самцы рассаживаются на стволе дерева примерно на равной высоте и достаточно близко друг к другу, образуя на стволе светящееся «ожерелье» на высоте не более полуметра над землёй. Они одновременно ритмично вспыхивают, несколько секунд светятся, а затем столь же синхронно гаснут. Самка, готовая к спариванию, вылезает из лесной подстилки, и ползает вдоль этого «ожерелья», выбирая самца, отличающегося более ярким свечением.
После спаривания самка откладывает яйца в моховой покров на корнях деревьев небольшими порциями – не больше десяти штук вместе. Общая плодовитость самки составляет свыше тысячи яиц. Личинки свирепого светляка ведут хищнический образ жизни, и среди них обычен каннибализм. Развитие личинки длится три года. Они обитают преимущественно в лесной подстилке и норах различных животных, зимуют в укрытиях, и в начале лета третьего года жизни претерпевают метаморфоз, превращаясь во взрослых насекомых.

Светляк-пиротехник (Flammeojaculator saltatus)
Отряд: Жесткокрылые (Coleoptera)
Семейство: Светляки (Lampyridae)

Место обитания: моховые леса на западе Северной Америки.
Светляки, теплолюбивые и влаголюбивые хищные жуки, процветают в моховых лесах тихоокеанского побережья Северной Америки. Среди них появилось очень много видов, отличающихся различными требованиями к среде обитания. Эти виды вырабатывают различные жизненные стратегии, позволяющие эффективно защищаться от хищников.
Пожалуй, наиболее хорошо экипирован для выживания в моховых лесах светляк-пиротехник. Это жук, достигающий длины 4 см. Он является хищником, и питается большей частью слизнями, мелкими улитками и другими мягкотелыми беспозвоночными.
В процессе эволюции этот жук выработал защитное сходство с одним из видов земноводных, обитающих по соседству. Это насекомое защищается от птиц и других животных, охотящихся с помощью зрения, имитируя желтопятнистую саламандру-древолаза. Эта амфибия защищена от врагов ядом и имеет яркую предупреждающую окраску. Жук очень точно копирует её: его голова и узкая полоса в средней части переднегруди чёрные, остальная переднегрудь жёлтая с двумя чёрными пятнами по краям. Это имитация головы саламандры. Потревоженный жук также копирует поведение саламандры: он начинает быстро «кивать» передней частью тела, подражая предупреждающей демонстрации земноводного.
Ночной способ защиты светляка-пиротехника определил название этого насекомого. Он отличается оригинальностью в мире сухопутных животных, хотя давно известен среди морских обитателей: жук может «стрелять» светящимися выделениями.
Задняя пара ног у этого насекомого сильнее и толще остальных. С помощью этих ног жук может совершать небольшие прыжки. Он использует эту способность при защите от ночных хищников. Защитная тактика жука проста: вначале он убегает от врага или прыгает из стороны в сторону, ярко светясь. Затем жук одновременно гаснет сам и выбрасывает каплю светящейся жидкости, «подменяя» ею себя в темноте. Выделения светятся в течение нескольких секунд, отвлекая хищника и давая жуку возможность скрыться от врага.
У светляка-пиротехника самцы и самки отличаются друг от друга по форме тела, хотя окраской представители обоих полов одинаково успешно имитируют саламандру. У самцов узкие длинные надкрылья и стройное тело, а самки имеют более широкое и плоское тело без крыльев.
Личинки этих жуков – коротконогие червеобразные существа, обитающие в лесной подстилке и трухлявой древесине. Полный цикл развития этого вида занимает один год. В северной части ареала в холодные годы развитие может затягиваться до двух лет.

Желтопятнистая саламандра-древолаз (Caudodendrobatella nigro-flava)
Отряд: Хвостатые (Caudata)
Семейство: Безлёгочные саламандры (Plethodontidae)

Место обитания: влажные тёплые и умеренные леса тихоокеанского побережья Северной Америки, лесной полог.

Рисунок Александра Смыслова

Изменения климата в неоцене привели к расширению возможностей эволюции земноводных – тепло- и влаголюбивых животных. В это время среди мелких безлёгочных саламандр Северной Америки появились своеобразные аналоги южноамериканских лягушек-древолазов (Dendrobates) эпохи голоцена – лазающие виды с очень ядовитыми кожными выделениями и яркой предупреждающей окраской. Центр их возникновения – тихоокеанское побережье Северной Америки, полоса широколиственных лесов.
Безлёгочные саламандры не могут быть слишком крупными – в противном случае кожное дыхание становится для них неэффективным. Поэтому все саламандры-древолазы отличаются мелкими размерами – самая крупная из них не превышает 10 – 12 см в длину вместе с хвостом. Также все эти земноводные имеют тонкое стройное тело и длинный хвост.
Желтопятнистая саламандра-древолаз является одним из самых распространённых видов этих земноводных. Это земноводное хорошо лазает по деревьям, и обитает на стволах и крупных ветвях деревьев, предпочитая покрытые мхом участки, где сохраняется влага. Длина тела взрослой особи – около 6 см, и более половины длины составляет хвост. У этого земноводного тонкие, но относительно длинные лапки с цепкими пальцами, поэтому желтопятнистая саламандра-древолаз больше похожа на ящерицу. Но во время охоты она может выбрасывать язык в сторону добычи, как лягушка. Это земноводное питается мелкими мягкотелыми насекомыми и слизнями.
Такое мелкое животное всегда имеет множество врагов. Но самое главное средство защиты у этой группы земноводных – сильный яд, который ещё больше усиливает их сходство с южноамериканскими лягушками. Ядовитость у этого вида земноводных сочетается с предупреждающей окраской классического для природы сочетания чёрного и жёлтого цветов. На голове рисунок ярче и контрастнее. У разных особей соотношение чёрного и жёлтого в окраске отличается: у отдельных особей туловище может быть целиком чёрное, или иметь лишь несколько жёлтых пятен на спине. Но голова желтопятнистой саламандры-дрволаза в любом случае имеет полосатую окраску – чёрную продольную полоску на жёлтом фоне. Яд этого земноводного не сильный – чтобы погибла птица размером с ворону, ей нужно съесть около десятка таких земноводных. Но этот яд вызывает жжение и сильное, долго не проходящее раздражение слизистых оболочек у хищника, атаковавшего это земноводное. Потревоженное животное начинает быстро «кивать» головой и покрывается обильными кожными выделениями.
Брачный сезон у желтопятнистых саламандр-древолазов проходит осенью. У этих земноводных внутреннее оплодотворение. Во время брачного ритуала самец откладывает слизистый сперматофор на кору или корни эпифитных растений. Самка ползёт прямо за ним (иногда она держится пастью за его заднюю ногу), и почти сразу же подбирает сперматофор подвижными краями клоаки.
Развитие у этих земноводных медленное. Через семь – восемь месяцев после оплодотворения самка откладывает крупную богатую желтком икру во влажных и защищённых от хищников местах – в зарослях мха, дуплах. В кладке бывает до 20 икринок, которые разбухают, впитывая воду из окружающей среды. Икра в кладке этой саламандры образует один комок. Самка остаётся рядом с икрой, и охраняет её, обвив своим телом. Слизь саламандры обладает бактерицидными свойствами, и икра успешно развивается.
Через месяц из икры выводятся молодые животные. Они очень тонкие и нежные, у них есть рудимент хвостового плавника и остатки наружных жабр. Но молодые животные ведут наземный образ жизни. Они пугливы и осторожны, прячутся среди подушек мха и зарослей эпифитных папоротников. Первая пища молодых саламандр – личинки насекомых и молодь моллюсков. Окраска молоди коричневая с продольными чёрными полосками. В процессе роста полоски сливаются, образуя сетчатый или почти сплошной фон, а коричневый цвет светлеет, становясь жёлтым. Каждое животное приобретает индивидуальный рисунок, по которому можно чётко различить отдельных особей.

Голубокожая саламандра (Caesioderma toxica)
Отряд: Хвостатые (Caudata)
Семейство: Безлёгочные саламандры (Plethodontidae)

Место обитания: влажные тёплые и умеренные леса тихоокеанского побережья Северной Америки, лесной полог.

Рисунок Саурон с FurNation

Моховые леса тихоокеанского побережья Северной Америки представляют собой очень благоприятное место для жизни земноводных. Поэтому с наступлением неоценового климатического оптимума эти животные дали большое разнообразие форм. Конкуренция между видами этих мелких земноводных привела к образованию различных узкоспециализированных видов, у которых появились уникальные приспособления, позволяющие выживать.
Большинство мелких видов хвостатых земноводных защищается от врагов с помощью яда, который выделяют кожные железы. Для предупреждения нападения многие из них имеют яркую окраску, хорошо заметную издалека. Голубокожая саламандра является одним из таких видов. У неё очень характерная яркая предупреждающая окраска – ярко-голубая с несколькими чёрными пятнами на голове и на верхней части хвоста. Слизь голубокожей саламандры обладает интересным оптическим свойством – она отражает ультрафолетовые лучи, и животное очень хорошо заметно для птиц – главных врагов мелких саламандр. Потревоженная голубокожая саламандра выделяет очень ядовитую пенистую слизь, и животные, глотающие мелкую добычу целиком (например, птицы, крупные земноводные и рептилии), могут сильно отравиться и погибнуть. Поэтому птицы, наученные опытом, не трогают этих животных. Но защита голубокожей саламандры не абсолютна. Некоторые насекомые (например, свирепый светляк – крупный плотоядный жук) могут нападать на этих амфибий. Внезапно атакованная и быстро убитая саламандра оказывается относительно безопасной для хищника. Светляк поедает её, не трогая ядовитую кожу.
Сама голубокожая саламандра – очень мелкое животное хрупкого сложения. Её длина не превышает 8 – 9 см вместе с хвостом. Другие саламандры такого же размера легко стали бы жертвами широко распространённого во влажных лесах хищного вида миксомицетов, который называется «живой клей». Но слизь голубокожей саламандры обладает ещё одним свойством, полезным для выживания в моховых лесах. Она содержит фунгицидные вещества, и надёжно защищает саламандру от «живого клея». Благодаря такой защите голубокожая саламандра сменила образ жизни свободного охотника на своеобразный клептопаразитизм: по возможности она питается на колониях «живого клея», и поедает приклеенных к его колониям насекомых и других мелких животных, не рискуя стать жертвой плотоядного миксомицета.
Голубокожая саламандра обитает высоко в кронах деревьев. Она хорошо лазает по деревьям с помощью коротких цепких лап, и живёт на высоте около 10 метров и выше. Брачный сезон у этих животных начинается ранней весной. Самец находит по запаху самку, и начинает ухаживания. Он ползает за самкой, и покусывает её хвост. Это безопасно для него – у саламандр есть иммунитет к собственному яду. Если самка голова к спариванию, самец оставляет на коре сперматофор, который самка захватывает краями клоаки. Икра развивается в теле самки в течение 5 – 6 месяцев, и самка откладывает её на следующий год после спаривания.
Это земноводное откладывает икру в воде, поэтому для размножения самки голубокожих саламандр ночью спускаются с деревьев и ползут в направлении ближайших рек и лесных озёр. После кладки икры каждое животное возвращается в то же самое место, где жило до брачного сезона – самка запоминает характерные признаки своей территории, и никогда не ошибается.
В кладке этой саламандры насчитывается не более 100 мелких икринок. Они также ядовиты, и потому выживаемость икры относительно высокая. Но личинки голубокожей саламандры не умеют выделять яд самостоятельно, и могут спасаться от врагов только благодаря собственной скорости и способности прятаться. Через 4 месяца после выклева они претерпевают метаморфоз и превращаются в наземных жителей. В это время в их коже начинает накапливаться яд, и она приобретает характерный для этих земноводных цвет.
В моховых лесах Тихоокеанского побережья Северной Америки обитает несколько видов саламандр этого рода:
Черноногая саламандра (Caesioderma melanopus) имеет голубое тело и хвост без пятен. Конечности этого земноводного всегда чёрные, на плечах и изредка на пояснице у отдельных особей есть несколько мелких чёрных пятен. Это животное обитает в нижней части стволов деревьев и питается мягкотелыми насекомыми. Длина этой саламандры – наибольшая среди представителей рода – до 20 см; более половины длины составляет хвост. Этот вид также обладает фунгицидной слизью, но не питается на колониях слизевиков.
«Голубая молния» (Caesioderma fulmen-caesius) имеет самую тёмную окраску среди представителей рода – у неё почти полностью чёрное тело. Но вдоль головы, спины и хвоста этого мелкого земноводного (общая длина животного не больше 12 – 13 см) протягивается узкая, слегка извитая полоска голубого цвета, похожая на молнию в ночном небе. Также на ногах есть несколько мелких пятен голубого цвета. «Голубая молния» обитает в болотистых местах среди сфагновых мхов. Её образ жизни типичен для большинства земноводных – она питается насекомыми и червями, которых ловит сама, не прибегая к «услугам» слизевиков.

Земляная червица (Batrachovermes talpinus)
Отряд: Хвостатые (Caudata)
Семейство: Амбистомовые (Ambistomatidae)

Место обитания: тихоокеанское побережье Северной Америки, лесная подстилка.
Климат неоцена, влажный и тёплый, очень благоприятствовал эволюции земноводных. В это время области, непригодные для их обитания, стали гораздо меньше, а появление новых мест обитания привело к бурной эволюции разных групп земноводных. В неоцене семейство безлёгочных саламандр, широко распространённое в Северной Америке, обогатилось новыми видами, занимающими вновь образовавшиеся экологические ниши.
В отличие от тропических лесов, умеренно-тёплые и влажные леса на тихоокеанском побережье материка отличаются толстой листовой подстилкой. Это своеобразный мир, в котором обитает много разных животных – насекомые, черви и моллюски. Самый крупный обитатель лесной подстилки – земляная червица, крупная роющая червеобразная амбистома с короткими конечностями. Длина тела этого земноводного – около 40 см, и более половины общей длины составляет хвост. Тело земляной червицы цилиндрическое, немного похожее на тело червя, серой окраски с мелкими чёрными крапинками. Оно очень тонкое, и потому имеет большую относительную поверхность. Кожа животного постоянно увлажняется слизью – это способствует не только дыханию, но и лучшему движению в листовой подстилке. Земляная червица не испытывает недостатка во влаге – в моховых лесах почва всегда влажная, и ещё больше влаги сохраняется в моховых подушках.
Голова этого земноводного имеет прочный плоский череп, который во время движения в толще рыхлой лесной подстилки работает как бур и лопата. Глаза этого животного очень маленькие; они сдвинуты на боковые части головы, ближе к углам рта, при движении втягиваются в глазницы и прикрываются веками.
Лапы земляной червицы короткие и ластообразные. Кости конечностей у животного укорочены, а количество пальцев сократилось до трёх на передних лапах, и двух на задних. На краях лап и на переднем крае головы животного кожа образует толстые роговые «мозоли», позволяющие прокладывать норы в лесной подстилке.
Земляная червица избегает плотных почв и сухих метообитаний. Она живёт в рыхлом листовом опаде, зарослях мха и мягкой почве. Это земноводное часто встречается в сфагновых болотах, где не зарывается глубоко в торф (избегая кислой среды), а обитает в толще растущих стеблей мха.
Земляная червица принадлежит к числу живородящих животных. Для спаривания самец ищет самку по запаху – внутри ноздрей у него развиваются небольшие кожные складки, увеличивающие чувствительную поверхность. Разыскав ходы, прокопанные самкой, самец устремляется за ней. Догнав самку, самец начинает покусывать её за кончик хвоста, чтобы она остановилась. Если самка не принимает его ухаживания, она может развернуться, и схватить его челюстями за голову. Готовая к спариванию самка останавливается, и ожидает, пока самец проползёт вдоль её тела, и его голова окажется возле её головы. Во время спаривания животные свиваются двойной спиралью, и самец помещает сперматофор прямо в клоаку самки. У самца нет совокупительного органа, поэтому внутреннее оплодотворение осуществляется пассивно – семенная жидкость просто перетекает в яйцеводы самки, и оплодотворение совершается. В единичных случаях, особенно в изолированных популяциях, у земляной червицы наблюдается партеногенез.
В организме самки в течение четырёх месяцев развивается до десятка тонкотелых личинок, теряющих наружные жабры ещё при внутриутробном развитии. Они питаются подобно эмбрионам червяг (Gymnophionia) – соскребают питательные выделения со стенок яйцеводов самки, свободно передвигаясь внутри них. Для рождения потомства самка уползает в водоёмы. В воде она рождает активных и вполне самостоятельных личинок длиной до 3 см при толщине цилиндрического тела не более 2 мм.
Личинки имеют мускулистое тело и умеют активно плавать; у них есть внутренние жабры (наружные жабры редуцируются ещё во время внутриутробного развития), клетки боковой линии, и сохраняется плавниковая складка. Он несколько недель живут в воде, хорошо плавают и охотятся на мелких водных животных. При опасности личинки стремительно зарываются в донный ил. На личиночной стадии земляная червица расселяется. На пятой – шестой неделе жизни у молодых особей плавниковая складка рассасывается, и начинают формироваться конечности. В это время молодая земляная червица начинает покидать воду – вначале на несколько часов, затем намного дольше. В возрасте семи недель молодые особи переходят к полностью наземному роющему образу жизни. Они достигают типичного размера взрослой особи в возрасте трёх лет, но размножаться начинают уже на втором году жизни.

Плоская земляная лягушка (Pacifirana terrestris)
Отряд: Бесхвостые (Anura)
Семейство: Настоящие лягушки (Ranidae)

Место обитания: тихоокеанское побережье Северной Америки, влажные моховые леса.
Тихоокеанское побережье Северной Америки изолировано от остальной части материка огромной цепью Скалистых гор и пустынями, которые раскинулись в ветровой тени этих гор. В неоцене, через 25 миллионов лет после вымирания человека, время ещё не успело сточить горы до основания, поэтому мир западного побережья материка отличается присутствием большого количества эндемиков, особенно среди мелких влаголюбивых животных. Горы и пустыни являются для них непреодолимым препятствием. Кроме того, горы и пустыни затрудняют приток новых видов в эти места. Поэтому фауна влаголюбивых животных моховых лесов тихоокеанского побережья развивалась из сравнительно немногочисленных видов, уцелевших после сурового оледенения рубежа голоцена и неоцена.
Самым крупным бесхвостым земноводным моховых лесов тихоокеанского побережья является плоская земляная лягушка – земноводное длиной около 35 см и шириной лишь немного меньше. Это животное – активный ночной хищник, похожий по образу жизни на крупную африканскую лягушку-капкана. Днём это животное закапывается в почву в зарослях растений, и малоактивно.
У плоской земляной лягушки короткие лапы, поэтому она не умеет прыгать, и передвигается по земле ползком. На задних лапах у неё хорошо развитые плавательные перепонки, и она хорошо чувствует себя в воде. Тело этой лягушки имеет дисковидную форму – оно широкое и уплощенное, а кожа на верхней стороне тела грубая, как у жабы, и сухая. Кожа на спине лягушки имитирует почву, покрытую мхом – она морщинистая, а над глазами торчат небольшие выросты. Кожа на голове, конечностях и нижней части тела покрыта слизью и постоянно влажная – через неё осуществляется газообмен. Верхняя часть тела, голова и лапы имеют маскировочный цвет – они коричневые с мелкими зеленоватыми пятнами неправильной формы. Нижняя часть тела имеет цвет, резко отличающийся от верхней – она белая с желтоватым оттенком.
У этой лягушки большая голова с маленькими глазами, сдвинутыми к краям и защищёнными со стороны ротовой полости хрящевыми пластинками. Эта особенность связана с характером питания данного вида земноводных. Плоская земляная лягушка является хищником, и её добычу составляют относительно крупные животные – большие насекомые, мышевидные грызуны, рептилии и земноводные, в том числе собственные сородичи меньшего размера. Эта лягушка ловит добычу клейким длинным языком.
На лапах плоской земляной лягушки растут крупные мозоли, с помощью которых животное быстро закапывается в землю или мох. В отличие от жаб, эта лягушка не имеет ядовитых желез, и для защиты полагается только на свою маскировку. Потревоженная лягушка предпочитает спасаться бегством – она быстро бегает среди зарослей подлеска. Если же враг невелик, лягушка может сама напасть на него – вцепившись в агрессора сильными челюстями, она может висеть на его теле долгое время, не обращая внимания на раны, которые он ей может нанести.
В местах обитания этого животного сравнительно мягкая зима, и лягушка переживает это время, закопавшись глубоко в листовую подстилку, и окружив себя коконом из слизи, к которой приклеиваются листья. Изредка эти амфибии зимуют в норах грызунов, расширив их под свои размеры.
Брачный сезон у плоских земляных лягушек начинается весной, когда наступает устойчивая тёплая погода. В это время животные выходят из спячки, и начинают готовиться к брачному сезону. Самец у этого вида меньше самки, и при встрече она может легко съесть его – после зимовки самки очень неразборчивы в еде, и хватают любой движущийся предмет, хотя бы отдалённо напоминающий обычную добычу. Поэтому самец весной приобретает хорошо заметные различия: его горло краснеет, а на лапах появляются чёрные поперечные полосы. В брачный сезон в лесных водоёмах слышится брачная песня этих лягушек: тонкий пронзительный писк. Самцы собираются в местах нереста раньше, чем самки. Они успевают приобрести брачную окраску и начинают петь до того, как самки доберутся до водоёмов. Это гарантирует им безопасность.
Плодовитость этого вида лягушек достигает 12 – 13 тысяч икринок. Эти земноводные не охраняют кладку, и большой процент икры гибнет от различных водных хищников. Головастики выводятся через 8 – 10 дней. Первые несколько часов они неподвижно висят на растениях, а затем начинают плавать и питаться. У них скребущий рот с роговыми пластинками на губах, и они питаются микроскопическими водорослями, нарастающими на водной растительности. Период их развития составляет около 5 месяцев. К началу метаморфоза головастик имеет длину около 8 см, из которых больше половины составляет хвост. К осени молодые лягушки, претерпевшие метаморфоз, покидают водоёмы и переселяются в лес. Они достигают размеров, характерных для взрослой особи, на четвёртом году жизни, но начинают участвовать в нересте с трёх лет.

Следующая

На страницу проекта