Ядовитое братство

 

Путешествие в неоцен

 

Ядовитое братство

 

 

 

В эпоху неоцена Африканский континент претерпел большие изменения. Великая Рифтовая долина, гигантский разлом, протянувшийся вдоль восточного берега континента, в неоцене расширился, и морские воды наполнили его, уничтожив Великие Африканские озёра и превратив долину в пролив Танганьика. Этот пролив постоянно расширяется, и Восточно-Африканский субконтинент, или Земля Зиндж, постепенно дрейфует на запад. Эти изменения в географии континента коренным образом отразились на распределении его природных зон. Теперь Африка полностью пересечена по экватору поясом непроходимых тропических лесов, которые отделяют Капскую область от обширных саванн и пустынь севера континента. Ветры из Атлантики и с пролива Танганьика несут достаточно влаги, чтобы эти леса могли круглый год расти, обеспечивая своих обитателей кормом и укрытиями.
Изобилие жизни имеет обратную сторону. Множество видов живых организмов, населяющих тропический лес, жёстко конкурируют друг с другом за жизненные ресурсы, и буквально на каждую кроху органических веществ находится множество едоков, порой очень специализированных. Именно в тропическом лесу эволюция порождает примеры крайне узкой специализации, которая позволяет избегать конкуренции с другими видами.
Основа многообразия животного мира тропического леса – обильная и разнообразная растительность. Здесь произрастает огромное количество видов деревьев, и два ближайших дерева одного вида могут быть разделены сотнями метров сплошного леса, состоящего из деревьев других видов. Деревья лишь кажутся неподвижными, но на самом деле они конкурируют не менее остро, чем животные, и порой ведут настоящую войну между собой. Ветви разных деревьев затеняют друг друга, угнетая и лишая света соседние растения. Некоторые вытесняют конкурента корневой порослью или буквально душат корнями, не давая соседям разрастаться. А одно из деревьев африканских лесов ведёт активную войну против соперников более изощрённым способом. Под землёй его корни целенаправленно тянутся к корням соседних деревьев, определяя их присутствие по выделяемым ими веществам. Достигнув корней соседних деревьев, корни этого растения начинают обильно ветвиться, оплетая их и разрастаясь вдоль корней соседнего дерева. А затем начинается второй этап войны: дерево выделяет в почву вещества, угнетающие рост соседей. За способ ведения войн со своими соседями-конкурентами это дерево-отравитель получило название дерево Борджиа.
Подлесок вокруг этого растения заметно отличается от той картины, которую можно увидеть буквально в нескольких метрах в стороне от границ жизненного пространства, захваченного деревом Борджиа. Обычно под крупными деревьями из земли поднимается множество проростков других видов растений. Птицы, звери и ветер разносят семена деревьев по лесу, и они вынуждены прорастать в тени своих старших соседей. Многие из этих растеньиц по несколько лет дожидаются своего часа, оставаясь карликами. Когда-нибудь какое-то из старых деревьев рухнет на землю, подточенное временем и насекомыми, и тогда молодому дереву можно будет попытаться занять его место в пологе леса, обойдя многочисленных конкурентов.
Но дерево Борджиа вносит поправки в эту картину. Ещё проростком оно начало войну за выживание. Его тонкие корешки дотянулись до нескольких соседних проростков, и те, гораздо старше молодого дерева-отравителя, вскоре засохли и погибли. А дерево Борджиа продолжило расти. Несколько лет, проведённых в тени более рослых соседей, были лишь временной приостановкой войны за выживание. Затем одно из старых деревьев погибло, и это событие стало триумфом для молодого дерева Борджиа. Солнечный свет, достигший листвы, словно подхлестнул его рост, и оно начало стремительный бросок наверх, в полог леса. Дерево Борджиа относится к быстрорастущим видам растений, и ему сразу удалось перерасти конкурентов. Корни молодого дерева также продолжали вести войну с растениями других видов, и это позволило ему избавиться от конкуренции со стороны быстрорастущих травянистых растений, которые доминируют на первых этапах восстановления леса. В течение нескольких лет дереву Борджиа удалось занять место в пологе леса, и его ветви перекрыли свет проросткам остальных видов деревьев.
Взрослое дерево Борджиа продолжает войну с соседями. Границы его корневой системы можно приблизительно определить даже на поверхности земли. Почва вокруг ствола этого дерева практически лишена растительности и покрыта только опавшей листвой самого дерева. Те немногие проростки трав, которые пробиваются сквозь листовую подстилку, живут только за счёт запасов питательных веществ, накопленных в семенах. Они обречены: рано или поздно им придётся столкнуться с корнями дерева Борджиа, и они попросту не выиграют химическую войну с этим растением. А места, куда корни дерева Борджиа дотянулись совсем недавно, отмечены, словно колышками, торчащими на поверхности земли сухими стволиками поросли других видов деревьев. Там, где дерево-отравитель только начало захват территории, молодые деревца уже сбрасывают листву, а их ветви искривляются, хотя буквально в нескольких метрах от них, там, где ещё нет корней дерева Борджиа, их ровесники продолжают нормально развиваться. Взрослые деревья дольше сопротивляются натиску отравителя, но действие выделений дерева Борджиа заметно сказывается и на них. Лесные великаны, оказавшиеся соседями этого дерева, заболевают. Их листва редеет, а сами листья держатся на ветвях едва ли дольше половины того срока, который они обычно служат дереву. Из-за этого полог леса вокруг дерева Борджиа редеет, и оно получает больше света, необходимого для жизни. Ветви соседних деревьев также искривляются, становятся узловатыми, и их рост тормозится. Это происходит из-за того, что листва дерева Борджиа выделяет летучие вещества, тормозящие рост деревьев других видов. Бывает, что из-за этого крона некоторых соседних деревьев становится несимметричной: обращённые к ядовитому соседу ветки укорачиваются или вовсе усыхают, и дерево может просто упасть во время бури, тем самым давая ещё больше света для роста дерева Борджиа. Быстро достигнув полного развития, ядовитое дерево начинает давать корневую поросль, которая при поддержке материнского растения столь же успешно захватывает жизненное пространство.
Существование в тропическом лесу дерева, обладающего столь мощным средством борьбы с конкурентами, может показаться угрозой для самого существования экосистемы. Но ядовитое растение обладает особенностью, которая уравновешивает его разрушительную активность в борьбе за существование. Дерево Борджиа очень недолговечно. Быстро разрастаясь, оно имеет рыхлую мягкую древесину, и взрослое растение этого вида легко ломается во время бурь. Но, даже если дереву удаётся восстановиться после бури (что происходит очень быстро), возрастные изменения сказываются на его конкурентоспособности. Старые деревья этого вида дают меньше корнеотпрысков, количество химических веществ, выделяемых их корнями, также сокращается, и постепенно в тени стареющего дерева-отравителя начинают появляться проростки других деревьев. Некоторым взрослым деревьям также удаётся пережить его соседство благодаря своей долговечности. Они росли на своём месте, пока дерево Борджиа было лишь крохотным проростком, и запасов их жизненных сил хватит на то, чтобы расти ещё больше века после того, как ствол их ядовитого соседа рухнет на землю и превратится в труху. Но, пока дерево Борджиа живо и полно сил, его присутствие представляет собой проблему для остальных деревьев.
Любое приспособление к борьбе за существование относительно по своей сути – его может «обойти» узко специализированный вид. Выделения дерева Борджиа могут быть ядовиты для соседних деревьев, а листва этого дерева оказывается совершенно несъедобной для множества видов насекомых, повреждающих листья этих деревьев. Но на ветвях дерева Борджиа складывается особое сообщество живых существ, которые не только сумели преодолеть действие химического оружия опасного растения, но даже обратили его себе на пользу. Красивые перистые листья дерева Борджиа похожи на листья пальмы, поэтому тень под деревом «прозрачная», не столь густая, как под деревьями с цельными листьями. Полностью сформированные листья отличаются белыми центральными жилками, а их нижняя сторона покрыта светлыми волосками. Молодые листья, которые лишь начали отрастать, покрыты густым белым опушением, защищающим их от избыточного солнечного света. Среди зелени и серебристого опушения на листве дерева яркими пятнами выделяются скопления гусениц, покрытых густой «шубой» огненно-рыжих волосков. Это один из немногих видов насекомых, которые кормятся на дереве Борджиа, личинки лисьей бабочки, представителя семейства медведиц. Рыжие волоски, обильно покрывающие тело гусениц, и чёрные ножки делают их немного похожими на крохотных лисичек. Но эти существа – прожорливые вегетарианцы, неустанно грызущие листву дерева Борджиа. Им не вредит яд растения; напротив, гусеницы приспособились использовать его в качестве оборонительного оружия. Гусеницы других видов бабочек вынуждены постоянно прятаться от врага, вырабатывая в процессе эволюции маскировочную окраску и форму, напоминающую несъедобные объекты. Гусеницы лисьей бабочки не прячутся от птиц и других хищников. Они сидят среди листвы группами по 10 – 20 особей, крупные и хорошо заметные издалека. Каждая группа таких гусениц – потомство одной самки, отложившей кучку яиц на лист дерева. Этот лист давно уже съеден прожорливыми гусеницами, а сами они расползлись по соседним листьям. Но гусеницы лисьей бабочки всё равно сохраняют контакт друг с другом, и нормально развиваются только тогда, когда постоянно ощущают запахи сородичей. Кроме того, скопление гусениц ещё заметнее издалека, чем одиночная гусеница. Яркая окраска личинок лисьей бабочки – это сигнал не только для насекомоядных животных. Взрослым лисьим бабочкам также небезразлично присутствие гусениц на дереве.
Взрослая самка лисьей бабочки летает в кроне дерева Борджиа. Она была оплодотворена несколько дней назад, и теперь ищет место, чтобы оставить на нём кладку. Взрослое насекомое не менее заметно, чем его личинки: у лисьей бабочки тело покрыто пушистыми волосками красно-рыжего цвета, словно она сохранила часть волосков гусеницы. Эти волоски представляют собой прекрасную защиту от летучих мышей в ночное время: они просто глушат их эхолокационный сигнал. Древнее «изобретение» природы безотказно действует и в неоцене. А яркая окраска тела предупреждает птиц, охотящихся днём, о том, что бабочка несъедобна – в её тканях сохраняется большое количество яда, полученного из пищи ещё на стадии гусеницы. Летящую бабочку трудно не заметить: её передние крылья белоснежные с небольшим количеством мелких чёрных пятен, которые словно оттеняют их. А когда такая бабочка садится на ствол, поросший лишайниками, она становится совершенно незаметной. Задние крылья сверкают красным, и на них есть крупные глазчатые пятна чёрного цвета с рисунком, напоминающим блики в блестящих глазах хищника. Такая бабочка просто обречена быть в безопасности.
Благодаря перистым усикам, несущим большое количество чувствительных клеток, бабочка с лёгкостью ориентируется среди запахов леса. Ей нужны молодые листья дерева Борджиа, ещё не слишком сильно пропитанные ядовитыми веществами – подходящий корм для только что вылупившихся гусениц. Но взрослое насекомое определяет присутствие гусениц своего вида с помощью зрения. Хотя лисья бабочка не различает красный цвет, гусеницы всё равно достаточно чётко выделяются на фоне листвы – бабочка видит их тёмно-коричневыми.
Когда взрослая лисья бабочка пролетает над личинками своего же вида, мирно поедающими листья, они ощущают её присутствие. Подняв тело вертикально, гусеницы начинают покачиваться вперёд-назад, делая себя ещё более заметными для бабочки. Это поведение помогает им избегать конкуренции с потомством других особей своего вида, и таким образом обеспечивает достаточно низкую плотность поселения гусениц, не подрывающую пищевых ресурсов. Лисья бабочка сразу же заметила подаваемые ей сигналы, и облетела ветку, на которой кормятся гусеницы. Она продолжила поиск на других ветвях, и, кажется, ей повезло – одна из ветвей привлекла её запахом свежей зелени – молодые листья едва развернулись на ней. Облетая ветку, бабочка не заметила присутствия гусениц своего вида – если бы они были, она заметила бы хотя бы одну ещё издалека, и этого было бы достаточно, чтобы улететь с ветки. Бабочка готовится к кладке, и летит над веткой в поисках удобного места, чтобы оставить яйца. Лисьи бабочки откладывают яйца на нижнюю сторону листьев, и яйца оказываются защищёнными от яркого солнца. Пролетая под веткой, бабочка неожиданно обнаружила то, что заставило её покинуть выбранное место – на одном из листьев дерева Борджиа сидело существо цилиндрической формы, покрытое густыми волосками красновато-рыжего цвета. Для взрослой лисьей бабочки это может означать только одно: здесь находится одна из гусениц своего вида. И насекомое взлетело, скрывшись среди листвы.
Нечто, покрытое волосками, не пошевелилось, когда бабочка приблизилась к нему, хотя обычной реакцией со стороны гусеницы в этой ситуации была бы демонстрация взрослому насекомому своего присутствия. Оно не сдвинулось с места даже через час, и вряд ли пошевелилось бы даже тогда, когда лист дерева Борджиа начал бы отмирать и упал бы на землю. Оно составляло единое целое с листом, и даже не было самостоятельным живым существом. Это был искусный обман.
За месяц с небольшим до прилёта лисьей бабочки, когда лист дерева Борджиа был совсем молодым и только начал разворачиваться, на его край село маленькое существо, похожее на муравья, но длиной всего лишь около трёх миллиметров, чёрное с белой головой. Ощупав усиками край листа, это насекомое приподняло шаровидное брюшко на подвижном стебельке и выпустило тонкий яйцеклад. Точным движением оно вонзило яйцеклад в мякоть листа. Хотя лист сам по себе довольно тонкий, насекомое не проткнуло его насквозь, а отложило крохотное яйцо ровно в рыхлую толщу листовой мякоти. Затем через несколько шагов насекомое отложило ещё одно яйцо. Эта операция повторилась около десятка раз, а потом насекомое улетело.
Через несколько часов из яиц вывелись микроскопически малые прозрачные личинки. Они казались столь хрупкими, что было невозможно предположить, что они смогут каким-то образом повредить лист, который во много сотен раз больше их всех вместе взятых. Но живые существа полны сюрпризов. Маленькие личинки начали расти, питаясь рыхлой мякотью листа, и стали выделять вещества, меняющие его облик. Вначале на краю листа появился ряд утолщений зелёного цвета с гладкой поверхностью, похожих на бусинки, искусно вшитые в лист. Затем каждое из этих утолщений стало разрастаться, и они сомкнулись краями. На поверхности утолщений появились волоски – вначале белые, как на нижней части листа, но гораздо более густые. Потом они в течение нескольких дней меняли цвет на зелёный, затем на коричневый, и дальше стали огненно-рыжими. Насекомое, отложившее яйца в лист, именно поэтому называется рыжеволосой галлотворкой. Ткань листа, образовавшая эти утолщения-галлы, сильно изменилась по сравнению с обычной тканью листа: она сформировала камеру с прочной наружной оболочкой, внутри которой разрастается рыхлая растительная ткань, дающая питание личинкам рыжеволосой галлотворки. Листовые жилки, снабжающие питанием галлы и их обитателей, сильно увеличились и стали намного толще, чем обычно. Половина листа, на которой размещается цепочка этих галлов, очень быстро перестала расти, и лист сильно деформировался. При мимолётном взгляде на лист, заселённый личинками рыжеволосой галлотворки, кажется, что на полусъеденном листочке дерева Борджиа сидит крупная гусеница лисьей бабочки. Конечно, эта мимикрия довольно грубая, но она безотказно срабатывает в разных ситуациях. Такого листа избегает лисья бабочка, которая видит в галлах рыжеволосой галлотворки гусеницу-сородича. Птицы также предпочитают не интересоваться такой находкой – очевидно, многие из них сводят знакомство с личинками лисьей бабочки, и далее сторонятся всего, что хотя бы отдалённо напоминает их.
Личинки рыжеволосой галлотворки не знают, что происходит в окружающем мире. Их единственная защита – прочные стенки галлов, образованных листом. Но за удобство проживания на дереве им приходится расплачиваться, как ни странно, меньшей защищённостью от врагов. Дело в том, что выделения рыжеволосой галлотворки, меняя характер роста листа, затрагивают его биохимические процессы. Чтобы личинка могла без опаски питаться тканями листа, её выделения подавляют способность листа вырабатывать ядовитые вещества. Поэтому галлы, образованные этим насекомым, совершенно не ядовиты и теоретически даже съедобны. Но мало кто из вегетарианцев отважится их попробовать, особенно после случайного знакомства с гусеницами лисьей бабочки.
В отличие от умеренных широт, где листопад представляет собой сезонное явление, в тропиках он продолжается круглый год. Листья дерева Борджиа держатся на ветвях около 7 – 8 месяцев, если их до этого не съедят гусеницы. По мере нарастания новой листвы старые листья постепенно опадают, устилая землю под деревом толстым ковром. Благодаря деятельности бактерий и грибков они разлагаются, и минеральные вещества из них сразу же всасывает дерево. Но листопад для дерева Борджиа – это ещё и способ избавления от конкурентов. Обычно под взрослыми деревьями иных видов растут многочисленные сеянцы различных видов деревьев, а также теневыносливые травы вроде папоротников. Под деревом Борджиа землю устилает только ковёр разлагающейся листвы, а растения – всего лишь чахлые былинки, быстро засыхающие и гибнущие. Крупные растения погибают, когда их корни оплетает своими корнями само дерево Борджиа. Но проростки травянистых растений и деревьев с мелкими семенами гибнут ещё раньше, по другой причине. Даже мёртвые листья служат дереву Борджиа хорошую службу – разлагаясь, они выделяют в почву токсины, которые отравляют растения других видов.
Дерево Борджиа буквально пропитано ядом, и даже такое мирное изобретение растений, как нектар, у этого растения также обладает не слишком полезными свойствами. Цветки дерева Борджиа очень мелкие и невзрачные. Они собраны в большие кисти, насчитывающие до нескольких десятков цветков. Как у большинства деревьев тропического леса, у дерева Борджиа проявляется каулифлория: цветоносы появляются на стволе и крупных ветвях, где они более заметны для опылителей. Цветы дерева Борджиа обладают сладким запахом с характерной горьковатой ноткой, и из них обильно сочится жидкий нектар. Цветы представляют собой очень привлекательный источник корма для насекомых. Они особенно привлекательны для тропических пчёл. Сверкая металлическим блеском зелёного, синего и фиолетового цвета, пчёлы различных видов толпятся возле них. Между ними осторожно бродят тонконогие осы с длинными стебельчатыми брюшками, а над скоплением вооружённых жалами перепончатокрылых вьются десятки мух, яркостью блеска не уступающих пчёлам. Нектар заставляет насекомых вести себя неестественно. Если вновь прилетевшие насекомые ещё сохраняют быстроту движений и осторожность, то насекомые, которые успели отведать нектара дерева Борджиа, становятся очень медлительными. Они не спешат улетать от источника корма, и дерутся друг с другом за место возле столь обильной кормушки. Некоторые пчёлы густо обсыпаны пыльцой – они уже побывали на соседних деревьях того же вида, но их по-прежнему влечёт нектар этого растения. Ползая по соцветиям, они опыляют дерево Борджиа. Не всякий цветок разовьётся в плод – это сделают лишь единичные цветки. Но этого будет вполне достаточно, чтобы обеспечить воспроизводство вида.
Крупный жук-рогач ползёт по стволу, расталкивая пчёл. Его гипертрофированные челюсти делают невозможным питание твёрдой пищей, но он находит достаточно нектара на цветках дерева Борджиа. Пчёлы неохотно уступают дорогу этому великану, в несколько раз превосходящему их по весу. Они не пытаются взлететь, а лишь отползают в стороны, когда огромные челюсти жука оказываются в опасной близости от них. Пчёлы буквально опьянены – дерево щедро «сдабривает» свой нектар веществами, вызывающими у насекомых состояние, подобное опьянению. Благодаря такому угощению растение обеспечивает себе достаточное количество опылителей.
Жук подполз к соцветию, отогнал от него нескольких пчёл и ос, и начал осторожно слизывать нектар, сочащийся по рыльцам цветков. Когда какая-то пчела подлетела слишком близко, жук приподнял голову и раскрыл челюсти. Пчела улетела, но, когда жук продолжил лакомиться нектаром, на его грозные челюсти село несколько мелких мушек, которые также начали пить нектар дерева. Постепенно движения жука стали замедляться. Он начал проводить всё больше времени в неподвижности, лишь изредка лениво слизывая сладковатую каплю нектара с рыльца цветка: нектар ядовитого дерева оказал влияние даже на него.
Внизу под соцветиями дерева Борджиа собираются бабочки. Они тоже очень любят его нектар, но грузные жуки и пчёлы не дают им возможности пить его вволю. Поэтому бабочки питаются урывками – выбрав подходящий момент, они на несколько секунд присаживаются на соцветие, торопливо обшаривают хоботком цветки, а затем снова взлетают, когда рядом проползает пчела или жук. В основном бабочкам приходится довольствоваться нектаром, капающим с цветков на кору. Нектар дерева действует и на них, заставляя быть менее осторожными, чем обычно. Когда рядом с соцветиями дерева Борджиа пролетает птица, бабочки взлетают, но почти сразу же возвращаются обратно.
Обычно соцветия дерева Борджиа привлекают насекомоядных птиц. Стремительно проносясь над скоплением пирующих насекомых, они выхватывают из него потерявших осторожность мух или бабочек, и улетают прочь. Но некоторым птицам интересен сам нектар дерева.
В неоценовых лесах Экваториальной Африки водятся разнообразные птицы. Большинство из них принадлежит к группам, существовавшим в эпоху человека, но за миллионы лет, прошедшие после исчезновения людей, среди птиц появились новые семейства, неизвестные в эпоху голоцена.
Влажный тропический лес Экваториальной Африки – это дом для особого семейства птиц, не встречающегося на других континентах. Это некрупные птицы, характерной особенностью которых является своеобразный хохолок, раскрывающийся наподобие бутона цветка. Когда птица чем-то возбуждена, хохолок раскрывается в виде зонтика. Поэтому всю группу таких птиц называют зонтичными птицами, или птицами-венценосцами. Крупные представители этого семейства достигают размеров голубя, а мелкие не намного крупнее воробья. В верхнем ярусе леса встречаются гнёзда этих птиц, искусно сплетённые из растительных волокон: птицы-венценосцы являются потомками ткачиков и унаследовали от них строительное искусство.
Мелкая птица, размером лишь немного крупнее воробья, села на ветку дерева Борджиа. Её оперение окрашено в три цвета: голова и передняя часть шеи ярко-красные с шелковистым блеском, тело зелёное с коричневатыми пятнами на перьях, а хохолок состоит из белоснежных перьев. Это самец красноголовой птицы-венценосца – одного из самых ярких представителей семейства. Обычно птицы этого вида питаются мягкими плодами и часто ищут их на дереве Борджиа. Его плоды, похожие на сливу, вполне съедобны, если не разгрызать косточку. Но она слишком крупна для небольших птиц, и красноголовая птица-венценосец не рискует отравиться. Мякоть плодов составляет часть рациона этого вида, и самец птицы-венценосца часто посещает дерево Борджиа, растущее на краю его территории, в поисках созревших плодов.
Оглядевшись, яркая птица села на ствол дерева. Здесь она выглядит слишком заметной, но и лазающему хищнику сложнее подкрасться к ней. А летающие хищники предпочитают охотиться в верхнем ярусе леса, где им не мешают ветви. Зато на стволе дерева Борджиа созревают плоды, которые разыскивает самец птицы-венценосца. Это несложно сделать – на фоне тусклой коры, в некоторых местах покрытой лишайником, зрелый плод дерева выделяется своей ярко-красной кожицей. Заметив один такой плод, птица-венценосец села на кору рядом с ним. Ловко цепляясь коготками, яркая птица приблизилась к нему, и начала расклёвывать мякоть. Плод ещё достаточно крепко держится на ветке, и самцу птицы-венценосца легко удаётся отщипывать кусочки его мякоти.
Но плоды – не единственное, что может дать это дерево птице-венценосцу. Красноголовая птица-венценосец не имеет особой пищевой специализации и охотно питается любым мягким кормом растительного происхождения. А клюв, имеющий неспециализированное строение, позволяет птице слизывать нектар из крупных и широко раскрытых цветков. Обильный нектар дерева Борджиа – это ещё один вид корма, который очень привлекает к растению красноголовых птиц-венценосцев.
Когда зелёная птица с красной головой и белым хохолком появилась вблизи соцветия дерева Борджиа, не все насекомые вовремя отреагировали на её появление. Первыми покинули соцветие бабочки и мухи. Несколько ос задержалось немного дольше, пока самец птицы-венценосца оглядывал окрестности, чтобы убедиться в безопасности. Пчёлы стали разлетаться, лишь когда птица села на стебель соцветия. Дольше всех около соцветия дерева оставался крупный рогатый жук. Даже сама птица несколько побаивалась его, поскольку жук был длиной едва ли не в две трети самой птицы, а весил, очевидно, примерно столько же, сколько и она. Самец красноголовой птицы-венценосца решил сохранить паритет, и просто начал кормиться на противоположном краю соцветия. Он стал лизать нектар дерева Борджиа, обильно выделяющийся из цветков.
Бабочки и пчёлы пьют нектар, осторожно просовывая хоботки в глубину цветка, к самим нектарникам. Птица-венценосец делает намного проще. Сжав цветок клювом, птица просто выжимает нектар себе в рот, не заботясь о сохранении цветка. Прикусывая один цветок за другим, самец красноголовой птицы-венценосца напивается нектара дерева Борджиа. Нектар очень вкусен, и птица не отказывает себе в удовольствии. Однако, злоупотребляя такой пищей, птица подвергла себя опасности: на позвоночных животных вещества, содержащиеся в нектаре дерева Борджиа, действуют сильнее, чем на насекомых. Птицы отличаются быстрым обменом веществ, и действие яда из нектара на их организм проявляется раньше. Птица-венценосец пьянеет, её движения становятся более вялыми. Когда где-то в кроне дерева с шумом взлетела крупная птица, опьяневшая птица-венценосец едва обратила на это внимание. Ей с трудом удалось взлететь и сесть на ветку соседнего дерева. Действие нектара дерева Борджиа только началось, и птица ещё как-то может контролировать свои движения. Она с трудом скачет по ветке, едва не падая с неё и поддерживая равновесие с помощью крыльев. Теперь, если птице удастся найти укромное место, она вполне может оправиться от такого состояния, отсидевшись в покое где-то около получаса. Заросли эпифитного папоротника с крупными ажурными листьями могут скрыть птицу от посторонних взглядов, и она спешит туда. Но часто самые лучшие укрытия бывают заняты, и их хозяева просто не намерены впускать к себе посторонних.
Упругая лента ярко-красного цвета рванулась из-под ног птицы-венценосца. Неуклюже прыгая по ветке, она вспугнула очень опасного обитателя древесных крон – восьмёрочную многоножку. Этот представитель сколопендр отличается агрессивностью и очень ядовитым укусом, который за несколько секунд убьёт птицу-венценосца такого размера. В случае опасности это животное не прячется, а демонстрирует свою готовность защищаться, приподнимая голову и раскрывая крупные челюсти. Многоножка охотится на насекомых, но, если представляется возможность, нападает на птенцов мелких птиц, гнездящихся в дуплах, а также на летучих мышей. Её внезапное появление заставило самца красноголовой птицы-венценосца взлететь, сделав невероятное усилие. В этот момент действие нектара дерева Борджиа стало особенно заметным – птица с трудом машет крыльями, летит очень неуверенно и быстро спускается вниз, в подлесок. Птице нужно время, чтобы организм справился с действием яда дерева, но, когда она попадёт в подлесок, этого времени может не оказаться. На земле водятся разнообразные хищники, и больше вероятность того, что мелкая птица легко станет чьей-либо добычей.
Под ногами армии охотников и воинов опавшая листва шуршит, словно по ней ползёт змея или ящерица. Эти существа невелики ростом, но их сотни тысяч, и кажется, что по земле течёт ручеёк из их тел, окрашенных в красный цвет с чёрными пятнами. Марш этой армии – настоящее бедствие для обитателей тропического леса: колония бродячих муравьёв адумбулу ищут место для поселения. Когда колонна насекомых движется по лесу, головастые солдаты с крупными челюстями держатся по краям, готовые отразить нападение любого хищника. Укус муравья адумбулу очень ядовит, поэтому даже крупные животные стараются уступить им дорогу. Впереди колонны бегут быстроногие фуражиры. Они разведывают дорогу, собирают пищу для колонии, и постоянно ищут подходящие укрытия. Движение основной массы муравьёв сдерживают самые главные члены колонии – крупные самки, тяжёлые и неповоротливые. Брюшко каждой из них, обычно лаково-чёрное, теперь пересечено белыми поясками растянувшейся кутикулы: самки готовы отложить яйца, ими буквально переполнены яйцеводы. Поэтому фуражиры удвоили усилия по поиску укрытий – выделения самок меняют их поведение.
Колонна адумбулу извивается среди деревьев, словно змея, поблёскивая в редких лучах солнца, достигающих подлеска. Эти хищники страшнее любой змеи – они столь же ядовиты, а благодаря малому размеру могут проникнуть в любые щели. Тревожные крики птиц и наземных животных отмечают движение колонны муравьёв по лесу. Самец птицы-венценосца ещё не оправился от действия нектара дерева Борджиа, но тревожные голоса птиц, доносящиеся сверху, заставляют его волноваться. Он нетвёрдо стоит на ногах и буквально падает на землю через несколько секунд. Тело не слушается птицу, но страх подгоняет её. Самец птицы-венценосца сумел лишь неуклюже вспорхнуть и неровно пролететь несколько метров. Но, увы, этого совершенно недостаточно, чтобы спастись от врага.
Муравьи ощущают запах птицы, и от колонны отделилась большая группа фуражиров. Они бегут в направлении источника запаха, время от времени приподнимаясь и поводя усиками в воздухе. Тревожные голоса птиц, преследующих колонну адумбулу, всё ближе, и самец птицы-венценосца взлетает, пытаясь спастись. Но он зацепляется крылом за ствол проростка какого-то дерева, и падает в листья. Фуражиры не отступают – с каждой секундой они всё более явственно ощущают запах добычи. Несколько минут спустя им удаётся найти птицу. Один из муравьёв вцепился в ногу самца птицы-венценосца и впрыснул в ранку яд. Боль от укуса на короткое время ослабила действие нектара дерева Борджиа, и птице удалось вспорхнуть на маленькое деревце. Но затем один за другим последовали ещё несколько укусов: муравей бегает в оперении птицы, и она не может стряхнуть его с себя. В ответ на движения своей жертвы муравей наносит ей новые укусы. Постепенно яд адумбулу начинает действовать: движения укушенной птицы становятся всё медленнее. Порывистые движения чередуются с секундами почти полной неподвижности. Дыхание птицы затрудняется, она начинает дышать, открыв клюв. Через несколько минут укушенный муравьём самец птицы-венценосца уже не может удерживать равновесие и беспомощно падает на живот. Его крылья полураскрыты, а глаза подёрнуты мутной пеленой – птица доживает последние секунды своей жизни. Теперь это всего лишь добыча для многочисленной колонии муравьёв.
Когда колонна адумбулу добралась до птицы, та уже была мертва. Передовой отряд фуражиров бросился к добыче и начал набивать желудки частицами плоти птицы. Затем к ним присоединялись всё новые и новые особи, и тушка птицы оказалась окружённой широким красно-чёрным копошащимся кольцом муравьиных тел. Перья мёртвой птицы шевелятся – муравьи ползают под ними, выгрызая мясо. Оно предназначено в первую очередь для королев колонии – нескольких крупных размножающихся самок. От того, насколько хорошо они питаются, зависит успех в размножении колонии. Один за другим фуражиры подбегают к ним, и самки щекочут их головы усиками, стимулируя у фуражиров поведение кормильца. После королев свою долю получают солдаты с крупными челюстями, которые с трудом могут прокормить себя. И лишь после того, как главные касты колонии обеспечены пищей, фуражиры доедают остатки добычи. Колония адумбулу кормится очень быстро: через час от убитой птицы останутся лишь перья и начисто обглоданные кости.
Когда муравьи поедают добычу, колонна перестраивается в некое подобие временного лагеря: взрослые самки, окружённые рабочими, которые ухаживают за ними, находятся в центре колонии. Их окружает несколько колец муравьёв-солдат, готовых вцепиться в любого врага своими сильными челюстями. А муравьи-фуражиры снуют между телом убитой птицы и колонией. Чтобы покормить особей, находящихся в центре колонии, они просто пробегают по телам защитников колонии из наружного кольца охраны. Постепенно к мясу убитой птицы прибавляется пища иного рода – фуражиры находят закопавшихся в листовую подстилку пауков и насекомых, убивают их укусами и волокут в колонию целиком или по частям.
Ещё одна обязанность фуражиров – разведка. Когда движение колонны прекратилось, примерно десятая часть всех фуражиров не стала искать тело убитой птицы и участвовать в его разделке. У них есть более важная задача – поиск подходящего укрытия, где колония может остановиться для того, чтобы вывести новое поколение муравьёв. Самки, готовые к кладке яиц, в течение последних двух дней посылали химические сигналы фуражирам, и рабочие особи исправно выполняют этот приказ. Любое укрытие, которое хоть чем-то соответствовало закреплённому в поведении муравьёв образу надёжного жилища, тщательно исследовалось ими. В некоторых случаях хозяину укрытия удавалось убить муравья прежде, чем он привёл бы с собой сотни сородичей, и из-за этого колония не поселилась в нескольких норах, весьма удобных для жизни.
Муравьи-фуражиры продолжают разведку. Колония остановилась неподалёку от дерева Борджиа, и несколько муравьёв зашли на территорию, которую дерево освободило для собственного роста в ходе медленной и жестокой химической войны. Когда муравьи попали на эту территорию, они сразу почувствовали перемены – от них почти никто не спасался бегством, а сам воздух прямо над листовой подстилкой стал трудным для дыхания – ядовитые вещества выделяются из разлагающейся листвы и влияют на всех живых существ, оказавшихся под деревом Борджиа. Разведка в этом направлении была почти сразу прекращена, и муравьи-фуражиры покинули опасное для них место. Другие животные, однако, часто приходят к дереву Борджиа именно за опавшими листьями. Они менее ядовиты, чем живые листья, к тому же растущие на недосягаемой высоте. Поедая прелую листву дерева Борджиа и землю, образующуюся при разложении этой листвы, крупные лесные млекопитающие избавляются от внутренних паразитов. Валяясь в опавших листьях, они изгоняют из своей шерсти клещей и других кровососущих членистоногих.
Ядовитое дерево Броджиа – это лишь один из видов растений, в совокупности образующих тропический лес. На фоне большинства видов деревьев его ядовитые свойства – скорее исключение из правила. Остальные деревья оказываются более гостеприимными по отношению к обитателям леса: на их ветвях разрастаются настоящие «цветочные корзины» эпифитов, украшенные бородой корней и прядей лишайников, а все пригодные в качестве укрытия части дерева буквально набиты живыми существами – насекомыми, пауками, улитками и мелкими позвоночными. На стволе одного из деревьев, растущего неподалёку от временного лагеря муравьёв адумбулу, есть глубокая трещина – это последствия бури, разразившейся несколько лет назад. Буря выломала огромный сук, и крона потеряла симметричность. Ветви с противоположной стороны наклонились вниз, растягивая края трещины, и она углубилась почти до четверти диаметра ствола. Трещина представляет собой превосходное укрытие для разнообразных животных. В её тени, на самом верху, сидят несколько лисьих бабочек, выделяющихся своими белыми передними крыльями, которые в покое скрывают яркую окраску тела и глазчатые пятна на задних крыльях. Среди них сидят несколько более мелких ночных бабочек, имеющих криптическую окраску и плохо заметных в тени. В нижней части трещины, где немного влажнее и скопилось небольшое количество древесной трухи, сидят несколько тараканов. В глубине, куда не проникают солнечные лучи, прячутся несколько многоножек и жуков. А в средней части трещины, возле самого края, сидит небольшая ящерица яркой окраски. Точнее сказать, значительная часть её тела окрашена криптически и напоминает окраску коры – серовато-коричневая с чёрными и зеленоватыми пятнами неправильной формы. Но вдоль спины протянулась широкая полоса красно-оранжевого цвета, разделённая на поперечные пояски крупных чешуй. Эта полоса приблизительно имитирует одного из ядовитых соседей ящерицы – восьмёрочную многоножку, которая опасна для любых мелких животных. Такое сходство спасает ящерицу от некоторых её врагов – преимущественно от птиц, которые при охоте полагаются главным образом на зрение.
Жизнь мелких животных, спрятавшихся в этой трещине, идёт неспешно и однообразно. Тараканы большую часть времени проводят, закопавшись во влажную труху. Их присутствие можно обнаружить лишь случайно, когда мусор на дне трещины начинает шевелиться. Тараканы активны ночью, а днём прячутся от солнечного света. Ящерица, напротив, любит солнце. Когда солнечный луч скользит по древесной коре, она покидает укрытие и с наслаждением греется в нём. Но стоит послышаться постороннему шуму, и ящерица стремительно бросается обратно под защиту дерева. Бабочки сменяют одна другую. Лисьи бабочки друг за другом вылетают из укрытия и возвращаются обратно, а потревоженные ими мелкие ночные бабочки перебираются с места на место, трепеща крыльями. Жуки и многоножки, спрятавшиеся в глубине трещины, вообще предпочитают не показываться на глаза, пока не стемнеет. И никто из обитателей дупла не обратил внимание на муравья кричаще-яркой красно-чёрной окраски, который появился вблизи трещины. Шевеля усами, муравей обследовал край трещины, а затем прополз внутрь. Он не потревожил никого из её обитателей, и никто не насторожился. Тараканы продолжили рыться в трухе, а ящерица забралась повыше, следуя за лучом солнца. Бабочки, напротив, отодвинулись внутрь трещины, избегая яркого света. Никто ещё не ощутил грядущих перемен.
Через несколько минут уже около десятка красно-чёрных муравьёв обследуют трещину в стволе дерева. Несколько лисьих бабочек покинули своё убежище, когда муравьи стали слишком часто пробегать мимо них. Ящерица попыталась охотиться на муравьёв – она схватила одного и проглотила. Но потеря одного муравья совершенно незаметна для колонии, которая насчитывает тысячи особей. И усилий ящерицы по уничтожению муравьёв совершенно недостаточно для того, чтобы избежать грядущих событий, которые в корне изменят жизнь всех обитателей этой трещины в стволе.
Прошло около получаса после того, как первый муравей красно-чёрного цвета появился в укрытии. Обитатели трещины ещё не знают, что где-то в десятке метров от дерева колония красно-чёрных муравьёв, свирепых адумбулу, пришла в движение. Колонна адумбулу, ощетинившаяся челюстями муравьёв-солдат, начала двигаться к дереву, ориентируясь по пахучим меткам, которые оставили разведчики. На несколько минут муравьи задержались у основания дерева, а затем начали штурм ствола. Они безошибочно нашли трещину, в которой побывали разведчики, и первыми в неё ворвались муравьи-солдаты. Первыми жертвами многотысячной армии стали тараканы. Они попытались спрятаться в слое трухи, но фуражиры добрались до них, одного за другим вытащили наружу и разорвали на куски. Многоножка, потревоженная муравьями, выпустила струю легко испаряющейся жидкости, и под прикрытием химического оружия буквально выкатилась из трещины, свернувшись в шар, и свалилась с многометровой высоты. Это падение не повредило ей: через несколько минут она развернулась уже среди корней дерева, и поползла искать новое укрытие. Бабочки и жуки находятся в лучшем положении: они умеют летать, и быстро спасаются от нового врага. Одна из бабочек, однако, не стала улетать далеко от прежнего укрытия и просто села на кору дерева прямо над трещиной. Рисунок на её крыльях, напоминающий поверхность лишайника, растущего на коре, скрыл бабочку от посторонних взглядов. Но муравьи ищут добычу с помощью обоняния, и искусная маскировка оказалась совершенно бесполезной: фуражиры атакуют свою жертву, и через несколько минут от неё остаются только несъедобные крылья и голова – остальное идёт на корм многочисленной колонии адумбулу.
Ящерица пытается спастись бегством от незваных гостей. Почувствовав укус одного из муравьёв, она выбежала из трещины и остановилась на коре дерева. Ящерица не спешит расстаться с удобным укрытием и пытается вернуться обратно. Но захват произошёл очень быстро, и муравьи-солдаты уже заняли оборону на подступах к колонии, готовые атаковать любого врага. Поэтому ящерица сразу же столкнулась с сопротивлением со стороны муравьёв. Когда она попыталась забраться в трещину, её атаковали несколько муравьёв-солдат адумбулу. Они вцепились ей в кожу и впрыснули яд. Почувствовав боль, ящерица бросилась прочь, таща на себе нескольких муравьёв, которые не спешили отпускать её.
За несколько часов до этого муравьи адумбулу расправились с самцом красноголовой птицы-венценосца и полностью съели его. Нескольких укусов одного муравья хватило, чтобы птица погибла. Ящерица отличается от птиц медленным обменом веществ, поэтому яд адумбулу действует на неё не столь сильно. Она чувствует себя плохо – яд, попав в кровь, оказывает влияние на её поведение. Но рептилия находит силы подняться по стволу, чтобы оказаться подальше от укрытия, которое вдруг стало таким опасным. Один за другим муравьи отпустили её кожу и поползли обратно в колонию.
Ящерица забралась выше в крону дерева и переползла на крупную ветку. Здесь она может найти неплохое укрытие в зарослях небольшого эпифитного папоротника. Пока она чувствует себя плохо, но выздоровление от яда идёт очень быстро – это специфическая особенность вида, к которому она относится. Яд муравья нейтрализуется иммунной системой рептилии и кровь разносит его по организму. Комплексные соединения антител и нейтрализованных ими молекул яда задерживаются в подкожной клетчатке, и здесь происходит их преобразование. Яд накапливается в виде легко разрушающихся соединений в некоторых видоизменившихся жировых клетках подкожной клетчатки. Теперь, если хищник нападёт на ящерицу и прокусит её кожу, соединения яда разрушатся от воздействия кислорода воздуха и ферментов слюны агрессора, и он почувствует характерный горький вкус. За него эта рептилия получила название перечная ящерица. Она накапливает в своём теле не только муравьиный яд – перечная ящерица поедает некоторых ядовитых животных, и пользуется их ядами для самозащиты. Яды, попавшие через желудок, сразу же нейтрализуются, и потому ящерица не испытывает симптомов отравления, переваривая ядовитую добычу. Но яд муравья попал непосредственно в кровь, и иммунной системе рептилии требуется некоторое время, чтобы его нейтрализовать. Забившись поглубже в заросли папоротника, ящерица свернулась кольцом и замерла, пока её организм борется с ядом адумбулу.
Утром следующего дня перечная ящерица чувствовала себя совершенно здоровой, а в её коже накопилась очередная порция яда. Когда воздух достаточно прогрелся, рептилия покинула своё укрытие. Она нашла ветку, на которую из кроны дерева падает солнечный свет, и начала греться, вытянув хвост и приподняв голову. Прежде, чем охотиться, ей нужно активизировать обмен веществ.
Другим обитателям леса этого не требуется – у них тёплая кровь, и они могут быть одинаково активными в любое время, когда не спят. Но за такое эволюционное преимущество приходится очень дорого платить – теплокровное животное нуждается в огромном количестве корма по сравнению с холоднокровным животным того же веса.
Золотоспинная птица-венценосец разыскивает корм в пологе леса. Эта птица является близким родственником красноголовой птицы-венценосца, но отличается от неё окраской и более крупным размером. Её оперение невзрачного серо-зелёного цвета, а крылья коричневые. Если птица замрёт среди ветвей, её вряд ли заметит хищник. Но, когда она перепархивает с ветки на ветку, становится видимым главное украшение этого вида – великолепные перья на спине, ярко-жёлтые с сильным металлическим блеском, буквально вспыхивающие, когда птица пролетает в лучах солнца, пробивающихся сквозь полог леса. Такие блестящие перья есть только у самцов, а самки лишены металлического блеска на спине.
Золотоспинная птица-венценосец питается твёрдыми семенами деревьев, которые раскалывает прочным клювом. Поэтому её вряд ли заинтересуют цветки дерева Борджиа, чей нектар стал косвенной причиной гибели более мелкого сородича этого вида. Разыскивая корм, самец золотоспинной птицы-венценосца вспугнул гревшуюся на ветке перечную ящерицу. Птица не охотится на ящериц и заметила её присутствие, лишь когда ящерица зашевелилась. Ящерица восприняла появление птицы как попытку нападения, и начала демонстрировать ей свою защищённость: рептилия стала извиваться «восьмёркой», демонстрируя яркую спину и очень точно подражая движениям ядовитой восьмёрочной многоножки. Увидев это представление, самец птицы-венценосца отступил, а затем просто улетел на другую ветку. Его не пугает горечь, которой обладает кожа ящерицы – птицы плохо различают горький вкус, и птица-венценосец могла бы без вреда для себя проглотить эту ящерицу. Но у птицы есть опыт иного рода: встреча с яркими животными, которые не спешат спрятаться, обычно заканчивается болезнью или болью.
Такая мимикрия эффективна, если рядом живут и ядовитое существо, и его подражатель. Ящерица – это всего лишь подражатель. Животное, которое отважится съесть её, может почувствовать жжение во рту или боль в желудке в течение нескольких часов после съедения ящерицы, но это не будет опасно для его жизни. Восьмёрочная многоножка, ядовитая модель, которой подражает перечная ящерица, намного опаснее, особенно для животных небольшого размера. Птица испугалась не ящерицы, а того животного, на которое она отдалённо похожа.
Когда опасность миновала, перечная ящерица отправилась на охоту. Она прогрелась достаточно хорошо, чтобы переваривать пищу. Любимая добыча этой рептилии – насекомые с мягкими покровами и слизни. Такие животные особенно любят прятаться среди эпифитных растений, где есть множество укромных мест с высокой влажностью воздуха. Ящерица поднялась по стволу дерева к обширным зарослям папоротников с длинными свисающими листьями. Покрытое волосками корневище папоротника представляет собой замечательное укрытие для насекомых, и ящерица начала искать следы их присутствия, обнюхивая растения. Когда она попыталась пролезть под корневище, ей навстречу выскочил крупный таракан. Испуганный её появлением, таракан свернул в сторону, не сбавляя скорости, и помчался вверх по стволу дерева. Догнать его ящерица не смогла бы, но, там, где есть один таракан, обязательно найдутся другие. И ящерица продолжила поиск насекомых в том же месте. Ей повезло – несколько мелких тараканов попытались спрятаться среди корней папоротника, и она успела схватить одного из них. Поспешно проглотив добычу, ящерица решила поискать в других местах. Среди прелых корней папоротника ей удалось отыскать небольшую улитку, и её ракушка вскоре захрустела на зубах ящерицы. Перечная ящерица не отличается пищевой специализацией и одинаково хорошо поедает насекомых, пауков или улиток. Сдвинув в сторону несколько молодых стеблей орхидеи, она отыскала небольшого жука, а затем слизня. Это очень хорошая добыча, которая вполне удовлетворит аппетит ящерицы на ближайший день.
В поисках корма ящерица забралась в мох. Здесь очень влажно, и явственно ощущается запах слизня, который недавно прополз по головкам мха. Ящерица начала нюхать воздух и пробовать языком поверхность растений, пытаясь определить, куда мог уползти слизень. Но часто поиски могут привести совсем не к тому, что ищешь, и ящерица невольно убедилась в этом.
Из-под мохового покрова высунулась плоская голова, покрытая хитиновой бронёй красного цвета. Крючковатые чёрные жвалы широко раскрылись, угрожая тем, кто побеспокоил их обладателя. Ящерица нашла нечто большее, чем слизня – она буквально нос к носу столкнулась со своим ядовитым двойником. Восьмёрочная многоножка пережидала день, свернувшись в компактный шар среди мха, в тепле и влажности. Возможно, слизню, за которым охотилась ящерица, повезло дважды: первый раз ему удалось проползти мимо многоножки, не привлекая к себе внимания, а во второй раз эта многоножка прервала охоту ящерицы. Ядовитая многоножка разворачивает длинное тело, приподнимая голову. Она плохо видит, но хорошо различает запах ящерицы и готовится к нападению. Перечная ящерица изредка нападает на маленьких многоножек этого вида, но взрослая восьмёрочная многоножка слишком опасна для неё – иммунитет ящерицы слишком слаб, чтобы выдержать даже один укус этого существа.
Ящерица попятилась, когда многоножка показалась из зарослей мха, а затем развернулась и бросилась прочь от опасного места. Ей трудно бежать – она сыта и вынуждена преодолевать разные препятствия на своём пути. Многоножка легко движется среди корней и стеблей эпифитов благодаря плоскому телу, прочному и гладкому панцирю. Ящерица прилагает усилия, чтобы спастись от преследования: один укус может убить её. У ящерицы есть одно преимущество – она очень хорошо лазает по вертикальной поверхности. И рептилия просто бросилась на ствол и поползла вверх. Многоножка, покрытая тяжёлым хитиновым панцирем, сразу же оказалась далеко позади, и ящерице удалось спастись от неё. Убедившись, что никто не преследует, ящерица нашла укромное место под отставшей корой на сломанной ветке. Когда она протиснулась под кору, наружу выскочили несколько испуганных жуков. Ящерица слишком устала, чтобы охотиться на них – так сильно сказываются особенности её биохимии.
Экваториальный климат отличается обилием дождей и высокой влажностью воздуха. Каждый день дождь обрушивается на лес, буквально заливая его потоками воды. Эпифитные растения хорошо чувствуют себя именно благодаря регулярным осадкам. Они выработали разнообразные приспособления, позволяющие накапливать и сохранять дождевую воду – обычно их листья выгнуты, образуя ёмкости для воды, или же вся розетка растения водонепроницаема и удерживает значительное количество воды. После дождя корни деревьев быстро впитывают воду, а в зарослях эпифитов легко можно найти мелкие водоёмчики. Поэтому в пологе леса очень разнообразны лягушки и жабы. Они варьируют от довольно крупных лазающих существ до крошек, для которых лист растения представляет собой серьёзное препятствие. Есть земноводные, окрашенные очень тускло – зачастую их сложно отличить от куска коры или засохшего листа. Но среди древесных земноводных также попадаются существа удивительной красоты и изящества. Одни из них стараются не попадаться на глаза, и увидеть их можно лишь случайно. А другие, напротив, демонстрируют себя потенциальному хищнику, уверенные в своей защищённости.
Тёмно-зелёные кожистые листья эпифитных орхидей оттеняют своей массивностью формы изящной мелкой лягушки ярко-жёлтого цвета с тёмными глазами и чёрными пятнами на боках и лапах. Лягушка движется по листьям короткими прыжками, делая остановки, и быстрыми движениями языка ловит мелких насекомых. Она очень похожа на древолазов Южной Америки, известных в эпоху человека, но это лишь внешнее сходство: лягушка принадлежит к совершенно иному семейству. Это лжедреволаз прекрасный, представитель характерной группы лягушек из влажных тропических лесов Экваториальной Африки. Такая броская окраска – сигнал для возможных хищников: кожные выделения этой лягушки очень ядовиты. Лжедреволазы разных видов населяют тропический лес от подлеска до вершин деревьев. Они отличаются окраской и экологией. Самые мелкие лжедреволазы питаются мельчайшими насекомыми – молодью тараканов и сверчков, тлями и плодовыми мушками.
Маленькая жёлтая лягушка скачет по зарослям эпифитной орхидеи. Она обнаружила место, где стебель растения начал подгнивать. Запах гнили привлекает мелких мушек – это основная пища лжедреволаза. Обнаружив источник запаха, лягушка устроилась рядом с ним и начала ловить насекомых, которые собрались на растении для кормления. Она вовсе не старается спрятаться – насекомые не воспринимают её присутствие как опасность. Некоторые мушки даже садятся на её кожу, и лягушка время от времени вздрагивает, сгоняя их. Она слишком занята кормлением и не замечает приближения опасности.
Перечная ящерица регулярно пополняет запасы яда – её иммунная система постепенно уничтожает старые отложения в подкожной клетчатке, и рептилия нуждается в постоянном пополнении запаса химического оружия. Перечная ящерица поедает не только насекомых: если есть возможность, она охотится на ядовитых лжедреволазов. Их выделения не вредят ящерице, и она часто использует этих лягушек как источник яда для самозащиты. Высовывая узкий раздвоенный язык, перечная ящерица ловит запахи окружающего мира. Она отчётливо выделяет среди множества запахов привлекательный запах мелкой лягушки. Определив направление источника запаха, ящерица начала осторожно подбираться к добыче. Медленно скользя среди стеблей орхидеи, она вышла на след лягушки и довольно быстро отыскала её. Но подобраться незаметно ей не удалось – лягушка увидела движение рептилии. Кроме того, яркая полоса на спине ящерицы демаскирует охотника. Это одна из тех издержек, с которыми перечной ящерице приходится мириться ради собственной безопасности.
Заметив ящерицу, лжедреволаз прекрасный принял угрожающую позу. Маленькая лягушка стала демонстрировать хищнику ярко-жёлтую окраску с контрастными чёрными пятнами, по-жабьи приподнимаясь на всех четырёх лапах. Птица или млекопитающее, которым пришлось испытать симптомы отравления, проглотив по ошибке такую лягушку, сразу могли бы прекратить охоту. Но такая демонстрация не останавливает перечную ящерицу: она охотится на лжедреволазов именно из-за их яда. Если бы лягушка попробовала спастись бегством, она могла бы улизнуть от ящерицы. Но при защите от врага она полагается на предупреждающую окраску и не спешит прятаться – это обстоятельство решает исход охоты рептилии. Ящерица бросилась на лягушку, и одним движением челюстей убила её. Лягушка успела выделить лишь небольшое количество ядовитого вещества, прежде чем погибнуть. Когда она безжизненно повисла в челюстях ящерицы, рептилия начала заглатывать её целиком, наклоняя голову, чтобы облегчить прохождение добычи в пищевод. Во время этого нападения понятия «опасное» и «безвредное» словно поменялись местами. Перечная ящерица опасна лишь для маленьких животных, и при нападении на неё крупный хищник может отделаться лишь болью в животе. А яд лжедреволаза, если эту лягушку проглотить целиком, вполне может вызвать смертельное отравление животного весом несколько килограммов. Но ящерица благодаря сильному иммунитету к ядам оказывается совершенно нечувствительной к яду лягушки. Когда тело лжедреволаза переваривается в желудке рептилии, новая порция яда откладывается в коже ящерицы, улучшая её защищённость.
В лесу обитает множество разнообразных хищников. Среди хищников мелкого размерного класса с насекомыми и многоножками соперничают пауки. Одни из них раскидывают огромные сети, заплетая ими пространство в ветвях дерева, другие строят миниатюрные хитроумные ловушки среди листьев. А значительная часть пауков предпочитает не обременять себя постоянным жилищем и строительством ловушек. Это охотники, чей успех зависит от быстроты и ловкости.
Среди пауков, не строящих паутину, примечательно семейство пауков-скакунов. Значительное количество видов этих существ населяет тропические леса по всему земному шару. Хотя пауки-скакуны очень мелкие, на них сложно не обратить внимания – это одни из самых ярких пауков мира. Ярко окрашенные волоски, металлический блеск, контрастные пятна – такие элементы окраски, казалось бы, должны демаскировать паука и мешать его охоте. Но в действительности всё происходит наоборот. Пауки-скакуны успешно ловят мелких насекомых и могут даже схватывать летящих мух и бабочек прямо в воздухе. Восемь глаз обеспечивают им прекрасный круговой обзор, а передняя пара глаз очень крупная и направлена вперёд. Эта особенность делает зрение пауков отчасти бинокулярным и помогает оценивать расстояние до добычи. Пауки-скакуны могут быть очень ядовитыми, но их яд – оружие охоты, а не защиты. Спасаясь от врага, они полагаются на быстроту своих ног.
Золотоспинная птица-венценосец ищет корм среди побегов толстой лианы. Она питается твёрдыми семенами, которые раскалывает сильным клювом. Лиана, крепко сжимающая ствол дерева, принадлежит к семейству бобовых – у неё крупные белые цветки, появляющиеся из пазух перистых листьев с усиками на концах. Условия тропического леса позволяют многим растениям цвести и плодоносить круглый год, поэтому там, где есть цветы, чаще всего можно найти и плоды. Вспорхнув немного выше, птица нашла плод лианы – длинный стручок, свисающий вниз и слегка закрученный спирально. Он ещё не созрел – створки плода зелёные и покрыты мелкими волосками. Зрелые плоды этого вида растений растрескиваются от малейшего прикосновения; их створки туго скручиваются, разбрасывая семена на много метров в стороны. Созревшие семена таких лиан обладают твёрдой оболочкой, и прорастают с большим трудом. И уж тем более их не сможет расколоть клюв птицы-венценосца. А вот молодые стручки, семена в которых ещё мягкие, нежные и сладковатые на вкус – любимое лакомство этой птицы.
Повиснув на стручке лианы вниз головой, птица-венценосец начала расковыривать его створки клювом. Несколько рывков головой – и кусок створки плода полетел вниз, а птице достались недозрелые семена, обладающие приятным вкусом. Птица-венценосец движется по стручку снизу вверх, отрывая кусочки его оболочки и проглатывая семена целиком.
Покончив с едой, птица вспорхнула на ствол лианы, а затем уселась на прочный черешок её листа. Здесь птица оказалась не одна: на листе сидело одно из тех существ, с которыми птица-венценосец очень хорошо знакома. Она прекрасно знала мелких лягушек, окрашенных в чёрный и жёлтый цвет. Эти лягушки ведут себя очень смело, поскольку защищены ядом. Один раз, будучи ещё молодой, птица клюнула такую лягушку, после чего ей пришлось долго пить воду, стараясь хоть как-то заглушить сильное жжение во рту. Урок запомнился на всю жизнь, и с тех пор она предпочитает не трогать существ, которые так ярко окрашены. Птица-венценосец занялась туалетом: она почистила блестящие перья на спине, пригладила оперение на животе, и вытащила из-под крыла какого-то жучка, случайно упавшего в её перья, пока птица кормилась. Прерываясь, птица бросала мимолётные взгляды на жёлто-чёрное существо, сидевшее рядом. Ей показалось, что эта мелкая лягушка смотрит прямо на неё: она отчётливо видела на жёлтом фоне тёмные глаза, в которых, несмотря на полумрак тропического леса, ярко выделялись блики. Передние лапки лягушки шевелились, а она сама отбрасывала на гладкий лист чёрную густую тень.
Приведя себя в порядок, птица-венценосец взлетела и скрылась среди ветвей полога леса, а маленькое существо, сидящее на листе, ещё некоторое время пребывало в неподвижности. Убедившись, что опасности больше нет, оно зашевелилось, и с ним произошло превращение, достойное волшебной сказки. Чёрная тень под ним зашевелилась и превратилась в три пары суставчатых ног. Задние ноги жёлтого цвета, сложенные наподобие ног сидящей лягушки, также вытянулись в стороны и немного назад. Приподнявшись на восьми ногах, «лягушка» превратилась в паука. Передние лапки лягушки стали педипальпами паука, а блестящие глаза с бликами оказались лишь имитацией.
Этот обитатель тропического леса – паук-лягушонок, довольно крупный представитель пауков-скакунов. Яркая окраска, которую он демонстрирует врагам – предупреждение о том, что он ядовит. Укус этого паука мог бы убить на месте золотоспинную птицу-венценосца, если бы она решила склевать его. Однако, птицы не входят в рацион этого вида: паук-лягушонок охотится на насекомых. Он сходен с лягушкой не только по окраске, но и по способности прыгать. Одним прыжком паук-лягушонок преодолел около полуметра, спрыгнув с листа лианы на ствол дерева, и быстрыми перебежками помчался по стволу. Время от времени он замирал на месте, оглядывая окружающее пространство всеми восемью глазами.
На стволе дерева паук не видит добычи, достойной применения его охотничьих навыков. Однако он пробежал почти рядом с небольшой бабочкой, которая сидела, расправив крылья на коре и имитируя её рисунок своей окраской. Изредка паук-лягушонок может схватить мелкое насекомое, но это случайная добыча. Обычно он нападает на крупных насекомых – пчёл и ос, жуков, кузнечиков, и даже на богомолов. Такую добычу можно найти там, где есть достаточно корма, поэтому паук жёлто-чёрной молнией бежит к зарослям эпифитных растений, прикрепившихся к стволу выше.
Несколько лет назад в трещине коры росла только небольшая подушка мха. В неё попали споры папоротника и несколько семян орхидей разных видов. Мох удерживал влагу после дождей и равномерно отдавал её своим постояльцам. Споры папоротника быстро сформировали несколько заростков, а затем над пушистыми головками мха робко развернулся первый лист папоротника, скрученный тугой спиралью. Проросткам орхидей повезло меньше – они развиваются значительно медленнее. Несколько из них были просто съедены улитками, но одному удалось выжить. Вскоре к резным нежным листьям папоротника прибавился глянцевый лист орхидеи, а сквозь заросли мха вниз пополз длинный воздушный корень, одетый белой губчатой оболочкой. Когда растения начали развиваться, их корни и стебли, прижимаясь к стволу дерева, начали собирать всевозможный растительный мусор, попадающий из кроны. И вскоре практически на голом стволе вырос настоящий эпифитный сад. Триумфом жизни выглядит длинная кисть сиренево-розовых цветков орхидеи с глазчатыми пятнами внутри, словно знаменующая ещё одну маленькую победу жизни.
Эпифитная «корзина» привлекает различных насекомых, а сами они являются заманчивой добычей для паука-лягушонка. Яркая жёлто-чёрная окраска демаскирует этого охотника, но паук ловит добычу за счёт быстроты. Несколькими прыжками паук-лягушонок добрался до зарослей эпифитов. Для засады он выбрал укромное место среди кожистых листьев орхидеи. Тень от листьев полностью скрыла его яркую окраску, и лишь очень внимательный взгляд смог бы заметить отблеск света в крупных глазах паука.
Добычи в этом месте очень много. Паук ощущает запах цветков орхидеи, хотя он совсем не привлекает этого хищника. Зато насекомые, питающиеся нектаром, не могут устоять перед приглашением, которое посылает им растение. Над цветками вьются пчёлы разных видов – это основные опылители растения. Цветок орхидеи устроен так, что бабочка со своими нежными крыльями просто не сможет просунуть голову достаточно глубоко, чтобы добраться до нектара. А пчела, сложив крылья на спине, легко протиснулась в глубину цветка, раздвигая хрящеватые выросты по бокам губы – нижнего лепестка орхидеи – и начала сосать нектар. Но такая пища не предоставляется даром: растение использует пчелу как переносчика пыльцы. Когда насекомое выбралось из цветка, к его голове прочно приклеились два поллиния орхидеи – комочки пыльцы на ножках. Они доставляют пчеле явное неудобство, и она решила избавиться от них. Пчела села на лист орхидеи и начала счищать их одной из передних ног. Это довольно сложно сделать – свежие поллинии достаточно клейкие, и, оторвавшись от головы насекомого, они тут же приклеиваются к его ногам. Занятая очисткой своего тела, пчела не замечает опасности, притаившейся совсем рядом.
Все последующие события произошли менее, чем за секунду. Пчела была сбита с листа, схвачена и укушена; она даже не успела воспользоваться своим жалом для самозащиты. Когда паук спрыгнул с растения со своей добычей и утащил её под листья орхидеи, пчела уже была мертва. Яд начал действовать, и вскоре внутренние органы насекомого превратились в однородную массу, которую высосал паук-лягушонок. Пустая шкурка пчелы была просто выброшена.
Паук-лягушонок является хищником, но не всегда он занимает место на вершине пищевой пирамиды. Часто этот вид пауков становится добычей одиночных ос, которые набивают парализованными пауками норы, делая их живыми «консервами» для своих личинок. Кроме того, паук-лягушонок легко может стать случайной жертвой нападения более крупных животных.
Перечная ящерица часто ищет корм в зарослях эпифитных растений. Корни эпифитов и моховые куртины удерживают воду, как губка, а в выгнутых листьях и плотных розетках растений вода образует небольшие лужицы. Это очень благоприятное место для мелких лазающих земноводных, в том числе, для крохотных ядовитых лжедреволазов, и эти лягушки вероятнее всего будут искать укрытие именно в таких местах. Защищённость перечной ящерицы от врагов зависит от наличия в её рационе этих лягушек – она регулярно охотится на них, и защищается от нападения ядом, полученным из добычи.
Со стороны может показаться, что по стволу к зарослям эпифитов спускается ядовитая восьмёрочная многоножка. Но это всего лишь камуфляж перечной ящерицы. Рептилия приподнимает голову и покачивает ею из стороны в сторону, имитируя поведение раздражённой многоножки. Но, пока рядом нет птиц, эти предосторожности излишни.
Забравшись в заросли эпифитов, ящерица начала искать добычу. Обоняние подсказало ей, что где-то среди растений прячутся лягушки, но они не принадлежат к виду, который ищет эта рептилия. А зрение говорит о другом – перечная ящерица заметила, как под лист метнулось существо жёлто-чёрной окраски. Его облик соответствует врождённому образу добычи, и ящерица бросилась следом. Почувствовав, что за ним гонится некрупный хищник, которого можно отпугнуть, паук-лягушонок не стал прятаться или убегать дальше. Выскочив на лист орхидеи, он развернулся к ящерице и принял угрожающую позу. Приподняв переднюю часть тела на двух задних парах ног, паук распростёр в стороны две передних пары ног, преувеличивая свои видимые размеры, и развернулся к нападающей ящерице. Его силуэт оказался настолько непохожим на облик привычной добычи ящерицы, что она прекратила нападение. А паук, продолжая демонстрацию, стал подпрыгивать на вытянутых ногах, делая резкие движения растопыренными ногами. Это уже не только не похоже на добычу, но даже ведёт себя совершенно иначе.
Ящерице не приходилось сталкиваться с подобными существами, которые к тому же выглядят такими большими. Она стала отступать, а паук сделал несколько шагов навстречу ей. Шевеля жёлтыми педипальпами, он широко раскрыл хелицеры, и на их кончиках выступили капли яда. Укус этого паука может убить ящерицу за несколько секунд. Рептилия отступила от столь агрессивно настроенного существа, развернулась и скрылась среди корней папоротника. А паук опустился на все ноги и бросился в противоположную сторону.
После изгнания обитателей трещины в стволе дерева прошло несколько дней. Муравьи адумбулу немного переоборудовали свой новый дом, чтобы он полностью удовлетворял их потребностям. Во время ежедневного дождя промокают лишь верхняя часть гнезда и края трещины. Немного воды также скапливается в трухе на самом дне трещины. Внутренняя часть гнезда в любое время остаётся сухой. По краям укрытия сидят несколькими рядами крупные муравьи-солдаты. Если к гнезду приближается ящерица или лягушка, навстречу ей выходит сразу несколько десятков свирепых муравьёв-солдат. На земле у подножия ствола уже лежит труп небольшого геккона. Ящерица попыталась спрятаться в трещине в стволе дерева, но нескольких укусов хватило, чтобы она упала замертво через несколько секунд. Ещё несколько трупов лягушек уже успели утащить хищники. Яд адумбулу действует безотказно.
Муравьи отчасти переоборудовали естественное укрытие под собственные нужды. В глубине гнезда рабочие особи выгрызли несколько ниш, как раз по размеру плодовитых самок-королев. Сидя в такой нише, королева получает от рабочих всё необходимое – пищу и воду. Они же уносят яйца, которые самки начали откладывать, едва заняв построенные для них укрытия. Внутренняя часть полости в стволе дерева теперь не зияет пустотой – колония муравьёв заполняет значительную часть её объёма. Гнездо адумбулу образовано не только естественным укрытием, но и телами самих муравьёв. Сцепляясь друг с другом ногами и челюстями, рабочие особи образуют сложную трёхмерную структуру. По промежуткам между ними бегают муравьи, несущие корм и воду в колонию. Когда они движутся по живым коридорам и лестницам своего жилища, рабочие, образующие структуру гнезда, ощупывают их усиками. Так они определяют запах сородичей и выпрашивают у них пищу. Чужаки, проникшие из другой колонии, имеют некоторую возможность пройти через кордоны муравьёв-солдат. Но, если они вздумают проникнуть в глубину гнезда, они рискуют каждую секунду попасть в живые капканы жвал муравьёв, образующих гнездо своими телами. Время от времени муравьи, игравшие роль «строительного материала» гнезда, меняются местами с другими особями из касты рабочих. Поэтому структура гнезда постепенно перестраивается, но это не мешает колонии жить полноценной жизнью. В стенах гнезда выгрызены также другие ниши – в них рабочие особи складывают яйца, отложенные размножающимися самками. А в некоторых нишах уже шевелятся мелкие червеобразные личинки – будущие воины и рабочие, новое поколение свирепых муравьёв.
Животные стараются обходить стороной место, где остановилась колония адумбулу. Тем не менее, есть те, кто целенаправленно ищет встречи с этими насекомыми. Обычно в муравейниках, которые устраивают оседлые виды муравьёв, обитает множество специализированных видов насекомых и других беспозвоночных, которые вступили в симбиоз с муравьями. Благодаря выделениям, которые нравятся муравьям, эти незваные гости могут чувствовать себя в безопасности там, где любое другое насекомое было бы убито и съедено в течение нескольких минут. Адумбулу нигде не остаются надолго, и потому у них в колонии нет постоянных видов-симбионтов. Тем не менее, в их гнёздах встречаются довольно неожиданные «гости».
Мелкая лягушка ярко-жёлтого цвета с чёрными пятнами на боках спускается по коре дерева вниз, в направлении глубокой трещины в стволе, где обосновалась колония ядовитых муравьёв. Лягушка следует за рабочими особями адумбулу, которые с момента поселения колонии на дереве регулярно прочёсывают крону в поисках насекомых. Их жертвами также стали несколько лягушек и птенцов. Но мелкая лягушка, лжедреволаз прекрасный, совершенно не боится присутствия таких соседей.
Приблизившись к краю убежища адумбулу, лягушка остановилась, и из её кожных желез начала выделяться слизь. Она не является препятствием для челюстей муравьёв – они легко прокусывают более прочную шкуру змей и ящериц. Тем не менее, это очень эффективное защитное приспособление.
Лягушка подползла к краю поселения муравьёв, и ей навстречу сразу выбежало несколько муравьёв-солдат с крупными головами. Раскрывая жвалы, они демонстрируют готовность расправиться с любым нарушителем границ колонии, но лягушку яркой расцветки это не останавливает. Она смело движется навстречу воинственным насекомым. Когда первый из муравьёв-солдат коснулся её кожи антеннами, его поза изменилась – он опустил голову и начал дотрагиваться до лягушки, словно это был кто-то из его сородичей. Остальные муравьи, едва коснувшись кожи лягушки, также «сменили гнев на милость». Лжедреволаз прекрасный обладает очень эффективным химическим оружием против муравьёв – это существо выделяет вещества, которые успокаивают агрессивно настроенных насекомых. Причём они одинаково эффективно действуют на множество видов муравьёв, обитающих по соседству с этими земноводными.
Успокоив охрану гнезда, лягушка добралась до края колонии и поползла внутрь муравьиного гнезда. Если бы в этот момент в колонии поднялась тревога, муравьи смогли бы разорвать лягушку на куски в течение нескольких минут. Но химическое оружие против муравьёв действует очень эффективно. Ползущего лжедреволаза принимают с любовью и вниманием, достойными муравьиной королевы. Лягушку сопровождает что-то вроде эскорта: муравьи-солдаты, ощутившие запах её слизи, не покидают её, а по мере того, как она проползает дальше вглубь колонии, к ним присоединяются рабочие особи. Муравьи прикасаются к телу лягушки и слизывают капли её кожных выделений, которые оказывают на муравьёв успокаивающее действие. Муравьи толпятся вокруг лягушки, бросив все дела, которыми они занимались до этого времени. Несколько рабочих особей даже пытаются кормить лягушку: они отрыгивают порции пищи и прикасаются к её голове, словно прося её слизнуть предлагаемую пищу. И лягушка отвечает на действия рабочих муравьёв, хотя совсем не так, как это сделали бы их сородичи: она просто поедает самих муравьёв. Это и является главной целью посещения колонии: лжедреволазы не умеют выделять собственный яд, поскольку являются потомками от неядовитых квакш. Они приобрели способность накапливать и использовать для защиты яд из съеденной добычи, и такой эволюционный шаг оказался очень удачным в окружении множества видов ядовитых насекомых.
При переваривании проглоченных муравьёв их яд попадает в кровь лягушки и фильтруется в кожных железах, обильно оплетённых сетью капилляров. Там он сразу же выделяется вместе со слизью в специальные мешочки, где хранится до момента, когда лягушка должна применить его. Фактически, яд сразу же выводится из организма, поэтому лягушка не ощущает симптомов отравления.
Лягушка «заряжает» кожу ядом в течение нескольких часов и за это время успевает съесть и переварить около двух десятков муравьёв. Но, несмотря на то, что рядом гибнут сородичи, муравьи относятся к маленькой лягушке очень миролюбиво. Они ощупывают её усиками и осторожно покусывают её кожу. Микродозы яда проникают в её кровь и оседают в ядовитых железах. После каждой атаки хищника, когда приходится использовать яд для самозащиты, лягушка обязательно должна съесть определённое количество ядовитых животных, чтобы пополнить истощившийся запас. Поэтому она злоупотребляет гостеприимством муравьёв, за что некоторое количество насекомых уже успело расплатиться жизнью.
Закончив пополнять запас яда, лжедреволаз прекрасный пополз к выходу, окружённый множеством муравьёв. Насекомые не хотят отпускать лягушку из своего гнезда – очевидно, им нравится воздействие веществ, находящихся в её слизи. Рабочие особи осторожно прикусывают кожу лягушки и пытаются удержать её на месте. К ним присоединяется несколько солдат, но их челюсти причиняют лягушке боль. Почувствовав укус муравья-солдата, она задёргалась, вырываясь из удерживающих её жвал рабочих муравьёв. Быстрым шагом маленькая лягушка добралась до края расщелины, покрытого наплывами коры, и покинула стоянку адумбулу. Несколько фуражиров бросилось вслед за ней. Один из них ухватился за ногу лягушки жвалами и попытался в одиночку удержать её. Но на коже лягушки выделилась порция слизи, и её нога просто выскользнула из жвал насекомого. Муравьи-солдаты не стали преследовать лягушку – стоя на краю гнезда, они лишь шевелили антеннами, словно пытаясь вовремя уловить её запах, если бы она решила вернуться к ним.
Каждой отдельной особи лжедреволаза прекрасного нет необходимости слишком часто посещать стоянку ядовитых муравьёв. Но в окрестностях колонии адумбулу живёт достаточно много лягушек этого вида. Тропы, которые прокладывают фуражиры адумбулу, служат указателями, и в течение дня в гнезде муравьёв появляется две или три особи этого вида. Некоторые лжедреволазы поступают намного проще: они просто прячутся в засаде возле тропы муравьёв и охотятся на них, как на прочих насекомых.
Прошло ещё несколько дней. Большинство личинок адумбулу завершило метаморфоз, и в гнезде всё чаще начинают появляться молодые муравьи. Они отличаются от взрослых особей более светлой окраской – заметным розоватым оттенком и всё ещё полупрозрачными покровами. Пока хитиновый панцирь молодых муравьёв не отвердел, они держатся в гнезде под защитой взрослых особей. Фуражиры докармливают их в течение нескольких дней, и вскоре молодые насекомые становятся достаточно сильными, чтобы самостоятельно добывать пищу во время охотничьих вылазок и далее принимать участие в миграции колонии.
Королевы адумбулу откладывают яйца не одновременно, и потому часть личинок ещё не успела закончить метаморфоз. Они лежат в нишах гнезда, словно в колыбели, покрытые шелковистой оболочкой кокона. Эти личинки пока оторваны от жизни колонии, потому что не получают химических сигналов, исходящих от самок-королев и передаваемых всем членам колонии через пищу. Колония слишком задержалась на одном месте: рабочим муравьям всё труднее добывать пищу. Значительная часть мелких животных в окрестностях гнезда просто истреблена муравьями, а крупная добыча вроде птиц и млекопитающих совсем не попадается – эти животные уже успели распознать опасность новых поселенцев и давно покинули обжитую агрессивными насекомыми территорию. Самки-королевы получают гораздо худшее питание, чем в первые дни после захвата нового укрытия. Их яйцеводы уже давно опустели и брюшко приняло нормальные размеры. Колонии больше нет причин оставаться на месте, и в жизни муравьёв наступает время перемен.
Рабочие муравьи теперь менее охотно выступают в роли строительного материала для гнезда. Ощущая недостаток пищи, они предпочитают отправиться на её поиски, нежели терпеливо ожидать, пока кто-нибудь из сородичей откликнется на их сигналы и решит поделиться с ними и без того скудной едой. Поэтому прежняя структура гнезда адумбулу нарушается. Теперь самки-королевы гораздо сильнее ощущают воздействие окружающего мира. Ранее они находились в защищённом от хищников жилище, образованном телами их подчинённых, с особым микроклиматом и специфическим запахом, придающим спокойствие. Но теперь эти самки всё чаще ощущают дуновение ветра. До них доходят запахи и звуки окружающего мира, из-за чего меняются и их действия. Одна за другой самки начинают выделять вещества, стимулирующие походное поведение. Через корм и слюну химические сигналы передаются рабочим особям, которые начинают выпускать в воздух пахучее вещество, заставляющее всех муравьёв, которые почувствовали его, готовиться к миграции.
Муравьи собираются в поход. Крупные солдаты в возбуждении бегают по коре дерева вдоль краёв трещины, которая была домом колонии. Среди них суетятся рабочие особи, многократно повторяющие химический «приказ», полученный от самок-королев. Они обнюхивают всех фуражиров, возвращающихся из леса, и с помощью запаха заставляют их готовиться к переселению. Самая большая ценность колонии – куколки, из которых в течение ближайших дней выйдут молодые муравьи. Они лежат в нескольких специальных нишах, выгрызенных рабочими особями в древесине. Хотя колония уже готова выступить в поход в течение ближайших часов, вблизи куколок исправно дежурят рабочие муравьи, которые ухаживают за ними. Запахи колонии доходят и сюда, но «няньки» не реагируют на них. Им нужно более весомое подтверждение «приказа».
Около полудня почти все члены колонии покинули укрытие и готовы к миграции. Не хватает лишь самых главных членов колонии, без которых переселение не состоится. Муравьи беспорядочно снуют по стволу дерева вверх и вниз, словно давая выход накопившейся энергии. И, когда их возбуждение достигает апогея, на кору дерева выползают несколько крупных самок – это королевы, от которых зависит жизнь колонии. Они на несколько секунд замирают на пороге покидаемого жилища, словно прощаясь с обжитым местом, а затем начинают спускаться по стволу дерева вниз. Следом за ними появляются рабочие особи, отягощённые драгоценной ношей – куколками. Молодые муравьи выведутся из них в ближайшие один – два дня, когда колония будет на марше.
Появление самок и носильщиков с куколками волшебным образом упорядочивает движение остальных муравьёв. Королев и носильщиков сразу же окружает кольцо рабочих, а по краям выстраиваются муравьи-солдаты. Колония несколько минут пребывает в хаотическом перестроении у подножия дерева, а затем вновь приходит в движение. Снова шуршат листья под ногами армии адумбулу, но птицы пока не встречают её тревожными криками – муравьи ещё не покинули участок леса, опустошённый их фуражирами. Извиваясь, словно блестящая змея, армия муравьёв скрывается в подлеске. Где-то в отдалении раздаётся первый крик птицы, заметившей приближение опасных обитателей леса.
Муравьи адумбулу буквально дочиста обобрали насекомых и других мелких животных с дерева, где поселилась их колония. Поэтому многим прежним обитателям того дерева пришлось переселяться в другое место – одни из них спасались от самих муравьёв, а другие, хищники, просто не находили достаточно пищи. Теперь даже ветви дерева Борджиа кажутся очень густо населёнными по сравнению с деревом, на котором пожили адумбулу.
Паук-лягушонок – один из таких «изгнанников». Он достаточно ядовит и силён, чтобы расправиться с муравьём адумбулу, и держится подальше от их колонии, чтобы избежать нападения муравьёв-солдат. Но муравьи лишили его пищи – крупных насекомых. Поэтому, когда стало ясно, что адумбулу надолго обосновались в найденном укрытии, паук-лягушонок был вынужден покинуть дерево, на котором прожил несколько месяцев – значительную часть жизни. Однажды, когда фуражиры адумбулу оттеснили его на край кроны, он совершил великолепный прыжок, и порыв ветра отнёс его на соседнее дерево – дерево Борджиа. Падая, паук сумел зацепиться за листья и вскарабкался на ветку. Он не ощущал неудобств от лёгкого запаха, пропитывающего крону дерева Борджиа, который отпугивает большинство насекомых. Немногие из них могут жить на этом дереве постоянно, но временные гости этого растения достаточно многочисленны. В течение долгого времени паук-лягушонок предпочитал охотиться на мух и пчёл, собирающихся на соцветиях дерева Борджиа. Опьянев от нектара, они на какое-то время теряли осторожность и быстроту реакции, и паук легко мог ловить таких насекомых, несмотря на жёлто-чёрную окраску, которая резко контрастирует с зеленовато-белыми венчиками цветков дерева. Чаще всего паук-лягушонок ловил добычу, подстерегая её с нижней стороны соцветия или просто сидя на коре дерева прямо под соцветием. Опьянённые нектаром, насекомые не обращали внимания на своих сородичей, оказавшихся в цепких лапах хищника. Но однажды пауку пришлось покинуть это место, богатое кормом – на соцветия дерева Борджиа регулярно прилетают птицы, и паук, несмотря на яд и предупреждающую окраску, легко может стать случайной добычей. Он был вынужден переселиться в крону дерева.
Дерево Борджиа легко расправляется с проростками конкурирующих видов растений, и не всякий эпифит может расти на его ветвях. Некоторые, очевидно, не выдерживают действия химических веществ, выделяемых деревом. В частности, на его ветвях поселяется очень мало споровых растений – они проходят через стадию заростка, очень чувствительную к действию испарений дерева Борджиа. Вещества, растворяющиеся в каплях воды, убивают спермии этих растений, препятствуя развитию взрослого растения. Цветковые растения находятся в лучшем положении, поскольку из их семян сразу появляются достаточно развитые проростки. Но орхидеям, проросток которых развивается очень долго, также трудно поселяться на дереве Борджиа. Кроме того, его испарения препятствуют разрастанию микроскопических грибов, необходимых для нормального развития орхидей. Некоторые эпифитные растения развиваются из почек и побегов, которые занесли на дерево Борджиа птицы. Поэтому на этом дереве значительно меньше укрытий, в которых могут прятаться насекомые.
В поисках добычи паук-лягушонок забирается на листья дерева Борджиа. Благодаря исключительной способности к прыжкам этот паук легко передвигается в листве, разыскивая мелких животных. Острое зрение помогает пауку-лягушонку различать малейшие движения добычи, а восемь глаз обеспечивают ему полный круговой обзор. Впрочем, некоторые насекомые, живущие на дереве Борджиа, не считают нужным прятаться даже от такого свирепого и беспощадного охотника.
Гусеницы лисьей бабочки, крупные существа ярко-рыжей окраски, лучше всего на свете умеют одно – поглощать и переваривать огромное количество пищи, несъедобной для остальных животных. Корм практически всегда в изобилии окружает их, а при необходимости они могут быстро переселиться в другое место. Им нет нужды двигаться быстро, а яд из съеденных листьев защищает их от врагов. Паук-лягушонок ещё не сталкивался с гусеницами такого вида; его инстинкты и опыт не предупреждают о какой-либо опасности, которую могут представлять для него эти существа.
Паук-лягушонок начал охоту. Одним длинным прыжком он преодолел расстояние около метра, отделявшее его от гусениц. Ещё один короткий прыжок – и паук оказался совсем рядом с одной из гусениц. Но он не успел напасть – рядом с ним шлёпнулся комочек дурно пахнущего зеленоватого вещества. Этот неприятный запах подействовал на гусениц как сигнал тревоги – они поднялись на задних парах ножек и начали отрыгивать полупереваренную пищу. Фактически, атаку паука прервала одна из гусениц, которая почувствовала присутствие хищника и «выстрелила» в него отрыгнутой пищей. Ядовитое вещество долго сохраняется в пищеварительном тракте гусениц, и даже полупереваренная листва отпугивает мелких хищников.
Поведение гусениц лисьей бабочки очень простое: любой небольшой объект, движущийся резко и порывисто, вызывает у них тревогу. Первая же гусеница, заметившая объект, удовлетворяющий таким признакам, принимает позу тревоги – приподнимает переднюю часть тела и начинает «кивать» головой вверх-вниз. Это ритмичное движение, замеченное другими особями, автоматически вызывает у них такую же реакцию.
Гусеницы, кормившиеся на ветвях поблизости, заметили тревожный сигнал, который подала одна из них. Паук-лягушонок не торопится отступать – пока он не слишком хорошо знаком с оборонительными приспособлениями этих животных. И в следующую секунду заряд вонючей ядовитой жидкости попал ему в спину. Паук стремительно развернулся – он прекрасно видел, что с разных сторон ему «кивают» эти странные существа, покрытые рыжими волосками. Но в следующую секунду его поле зрения сильно сузилось – одна из гусениц, оказавшаяся позади него, плюнула ему прямо в глаза, направленные в сторону и назад. Ещё один плевок попал в переднюю часть его головогруди, наполовину ослепив паука. Хищник начал отступать – возможная добыча превратилась в потенциального врага. На воздухе плевки гусениц стали застывать и превратились в вязкую массу. Попав ногой в другой плевок, паук почувствовал, что с трудом может вытянуть ногу из вонючей массы. Он почти приклеился к листу вязкой жидкостью, потеряв свою подвижность и лишившись, таким образом, очень существенного преимущества. Теперь охота осталась на втором плане – паук начал попытки освободиться из ловушки, в которую попал, неудачно выбрав объект охоты. Он начал протирать глаза одной из передних ног, стараясь восстановить поле зрения. Но его по-прежнему окружают несколько гусениц лисьей бабочки, которые успели повторить «залп». Один из плевков попал на ноги паука, склеив две из них. Теперь паук с трудом может даже просто ходить.
Охота позорно провалилась. Оружие гусениц лишний раз продемонстрировало свою эффективность, но в то же самое время показало один главный недостаток. Запасов пищи в кишечнике гусеницы хватает лишь, чтобы сделать два или три «выстрела». После этого гусеница оказывается только пассивно защищённой ядом, который она успела накопить в тканях. А это не гарантирует ей защиту от случайной гибели в челюстях хищника. Жизнь среди сородичей отчасти компенсирует этот недостаток – несколько гусениц могут буквально обстрелять агрессора своими выделениями, научив его избегать этих ярких мохнатых существ, а также всего, что хотя бы отдалённо похоже на них.
Когда гусеницы окуклятся, они сохранят значительную часть яда в своих тканях, и взрослая бабочка также будет ядовита всю оставшуюся жизнь. Однако, всякое приспособление относительно: на каждого узкого приспособленца найдётся ещё более узко приспособленный враг, отточивший свою способность нейтрализовать защитные приспособления добычи до крайности. У гусениц есть много врагов. Часто в их тела откладывают яйца наездники разных видов; также гусеницы болеют различными вирусными, бактериальными и грибковыми инфекциями. Кроме того, они не защищены от некоторых хищников.
По ветке дерева Борджиа карабкается ярко окрашенная лягушка. Она похожа на обычного в этих лесах лжедреволаза прекрасного, но отличается от него более крупным размером – она вдвое длиннее и значительно массивнее этого вида. Кожа этой лягушки окрашена столь же ярко и броско, но рисунок пятен на её теле совсем иной: словно лягушку насыщенно-жёлтого цвета обмакнули нижней и задней частью тела в чёрную краску. Это ещё один вид ядовитых лягушек, лжедреволаз жёлто-чёрный. Его сходство в окраске с пауком-лягушонком не случайно: эти два вида представляют собой пример мюллеровской мимикрии, и их ядовитые свойства «дополняют» друг друга, принося пользу обоим видам.
Если паук-лягушонок лишь случайно оказался на дереве Борджиа, то лжедреволаз жёлто-чёрный постоянно обитает на этом растении. Ему не причиняют вреда вещества, которые это дерево выделяет в воздух. Одна из причин, по которой эта лягушка живёт на ядовитом дереве – то, что лягушка фактически пользуется для защиты его ядом. Единственная сложность в приобретении лягушкой этого оружия состоит в том, что она не питается растительной пищей, и потому не может получать яд прямо от самого растения. Но это не является неразрешимой проблемой – на этом дереве обитают животные, которые являются своеобразными «посредниками» в приобретении яда между деревом и лягушкой. Самые активные пожиратели листвы дерева Борджиа, гусеницы лисьей бабочки, несмотря на свои ядовитые свойства, часто попадают на обед к этой лягушке.
Лжедреволаз жёлто-чёрный ползёт по листу дерева Борджиа. Лягушка с трудом воспринимает удалённые объекты, но гусеницы лисьей бабочки контрастно выделяются на фоне листвы дерева, а когда они шевелятся, лягушка уверенно распознаёт их на окружающем фоне. Быстро перехватывая черешок листа лапами, лягушка направилась к одной из гусениц и смело атаковала её, хотя длина гусеницы почти вдвое превосходит длину самой лягушки. Почувствовав боль, гусеница резко изогнулась и начала отчаянно извиваться, отрыгивая полупереваренную пищу. «Запах тревоги» передался остальным гусеницам, кормящимся по соседству, и они тут же приняли позу угрозы, изогнув тело вверх.
Лжедреволаз жёлто-чёрный продолжил расправляться с гусеницей. Его челюсти сжимались на теле добычи, и движения гусеницы становились всё медленнее. Остальные гусеницы, чувствуя запах гибнущего сородича, начали активную оборону от атакующей лягушки. Несколько плевков из смеси полупереваренной пищи и секрета слюнных желез попали на кожу хищника. Кожу сразу начало жечь, и лжедреволаз начал чистится передней лапой, не прекращая поедать гусеницу. На коже лягушки начала выделяться слизь, и плевки гусениц удалось счистить достаточно легко. Наполовину заглотнув гусеницу, которая всё ещё вяло извивалась во рту, лжедреволаз отступил. Охота завершена успешно, а запаса яда, содержащегося в гусенице, вполне хватит на то, чтобы обеспечить себе безопасность в течение нескольких ближайших дней. Отойдя на безопасное расстояние, жёлто-чёрная лягушка затолкала лапкой в рот остальное тело гусеницы. Яд из такой добычи быстро разносится кровью по организму и оседает в подкожной клетчатке.
Ещё одно защитное приспособление гусениц лисьей бабочки – волоски, густо покрывающие тело. Обычно птицы и другие хищники не трогают волосатых гусениц, поскольку их волоски часто бывают ядовитыми. Однако, некоторые животные приспособились поедать гусениц, вооружённых таким образом. Лжедреволаз жёлто-чёрный избавляется от волосков личинок лисьей бабочки достаточно простым способом – в желудке они обволакиваются густой слизью, а затем непереваренная шкурка гусеницы, упакованная в слизистую капсулу, просто отрыгивается вместе с волосками.
Всякое приспособление даёт лишь относительную безопасность от врагов. Большинство хищников не питается лжедреволазами, но в лесах Африки есть хищники, которые охотятся на них именно из-за их ядовитых свойств.
Лжедреволаз прекрасный прыгает по опавшей листве среди подлеска. Он не скрывается от хищников, поскольку надёжно защищён ядом, «взятым напрокат» у муравьёв адумбулу. Обычно животные, которые один раз познакомились с последствиями нападения на эту лягушку, предпочитают больше не охотиться на них. Но всё же находятся хищники, которые специально выслеживают именно этот вид. И маленькая яркая лягушка вряд ли представляет себе, что движется прямо в пасть одного из них.
Красновато-коричневые глаза с узкими вертикальными зрачками следят за маленькой лягушкой. Хищник видит её как яркое маленькое пятно на фоне тусклого и почти однородного фона опавшей листвы. Глаза этого существа умеют «самонастраиваться» на интересующий объект, образ которого заложен в инстинктах этого животного. Это общая особенность той группы, к которой он принадлежит: хищник, следящий за маленькой лягушкой, также является лягушкой. Мало того: это представитель того же самого рода лжедреволазов, принадлежащий к более крупному виду, лжедреволаз смертоносный. Он слишком тяжёл для лазающего образа жизни, предпочитает не залезать высоко на деревья в поисках добычи, и чаще всего охотится на земле. Облик этой лягушки очень характерен: её кожа имеет белый цвет с голубоватым оттенком и хорошо заметна как днём, так и ночью. Благодаря сильному яду эта лягушка может чувствовать себя в безопасности в присутствии хищников. Мелкие хищники вроде змей и ящериц избегают нападать на эту лягушку, которая может защищаться, кусаясь, а крупные, попробовав такое существо один раз, надолго запоминают сильную боль в животе и слабость от отравления ядом этого земноводного. Но такая окраска выдаёт присутствие этой лягушки её потенциальной добыче, поэтому, чтобы стать незаметным, лжедреволаз смертоносный просто закапывается в прелую листву и набрасывает её себе на спину подвижными задними лапами. Этот хищник очень терпелив: сохраняя почти полную неподвижность, лягушка может часами сидеть, закопавшись в листву в ожидании приближения добычи подходящего размера. Многоножки, пауки, мелкие ящерицы, и даже грызуны и птенцы мелких наземных птиц – все эти животные легко могут стать добычей лжедреволаза смертоносного.
Лжедреволаз прекрасный не заметил, что слишком приблизился к затаившемуся в засаде хищнику. Его крупный сородич терпеливо ожидал свою добычу и не выдал себя ни одним движением. Поэтому рецепторы в глазах маленькой лягушки ни на что не отреагировали, и лягушка не почувствовала присутствия опасного хищника.
Менее секунды потребовалось для того, чтобы лжедреволаз смертоносный выскочил из засады и схватил маленькую лягушку. Челюсти сомкнулись на теле добычи, и единственное, что она успела сделать – упереться задними лапами в морду хищника, чтобы хоть на секунду отдалить неизбежное. Но челюсти сомкнулись сильнее, и лапки маленькой лягушки повисли.
Когда добыча перестала шевелиться, бледнокожая лягушка передней лапой засунула её глубже в пасть. Проглотив добычу, ядовитая лягушка лениво развернулась и поползла в укрытие. Зарывшись головой в листья, лжедреволаз смертоносный нагрёб задней лапой себе на спину несколько листьев. Затем лягушка разгребла в стороны рыхлую землю, сделала удобную для лежания ямку и снова замерла. Теперь хищнику не нужно беспокоиться о пропитании в течение примерно двух-трёх дней. Желудочный сок начал разъедать кожу проглоченной лягушки, и яд из неё начал впитываться в кровь, чтобы накопиться в кожных железах и обеспечить защиту своему новому хозяину.
А старые хозяева этого яда продолжают сеять ужас среди мелких обитателей тропического леса. Колонна адумбулу движется по лесу, сохраняя обычный порядок: солдаты окружают самок, а фуражиры снуют впереди и по краям колонны, разыскивая и убивая любых животных подходящего размера, которых смогут использовать в пищу. Передвижение этих насекомых легко можно обнаружить – птицы постоянно сопровождают такую колонию, нападая на мелких животных, пытающихся спастись от муравьёв. Крики птиц служат предупреждением об опасности, и животные стараются уступить дорогу свирепым насекомым. Однако, не все животные спасаются бегством. Лжедреволаз смертоносный слишком сыт и неповоротлив, чтобы проскакать несколько метров и убраться с пути беспощадной армии насекомых. Лягушка не слушает голоса птиц, и её тревожат лишь несколько мелких грызунов, которые пробегают совсем рядом с её укрытием. Модели поведения лжедреволаза смертоносного не предполагают спасения от врагов бегством – вся тактика защиты лягушки основана на демонстрации предупреждающей окраски и использовании яда. Поэтому, когда какой-то грызун едва не наткнулся на лягушку, она просто приподнялась на лапах, наклонив корпус вперёд. Не обращая на неё внимания, зверёк прыгнул куда-то в сторону, и вскоре шорох от его шагов затих где-то вдалеке.
В поле зрения лягушки показалось другое существо. Оно не было похоже на обычную добычу – его окраска была не жёлто-чёрной, а красной с чёрными пятнами. К тому же оно было значительно мельче, чем привычная добыча – мелкие виды лжедреволазов. Лягушка почувствовала, как её головы коснулось что-то тонкое, твёрдое и подвижное. Затем в поле зрения показалось ещё несколько таких же существ. Они бегали перед самой головой лягушки, время от времени прикасаясь к ней. Наконец, охотничий инстинкт пересилил инертность, вызванную недавней трапезой, и лягушка схватила одно из этих существ. Она почувствовала во рту что-то плотное и подвижное, а затем слизистую оболочку словно обожгло огнём – добыча оказалась способной кусаться. Лягушка выплюнула схваченное существо, и тут же почувствовала ещё один укус в переднюю лапу.
Фуражиры адумбулу отреагировали на внезапное нападение врага единственным способом, который знали, и который неизменно приносил успех в повседневной жизни колонии – они бросились на лягушку странного голубоватого цвета, которая почему-то не спешила спасаться от них, и начали кусать её. Почувствовав боль, лжедреволаз смертоносный попытался спастись бегством. Яд адумбулу – это, фактически, тот же самый яд, которым защищают себя лжедреволазы. Лжедреволаз смертоносный, однако, получает его «из вторых рук», от съеденных лягушек. Поэтому в таком яде отсутствуют некоторые компоненты, встречающиеся в яде самих муравьёв. И это различие в составе яда оказывается смертельным для него. Лягушка слишком поздно пытается ускользнуть от муравьёв – вокруг уже слишком много фуражиров адумбулу, и все пути к отступлению перекрыты. Медлительная после сытного обеда, лягушка делает лишь несколько больших прыжков, после которых снова пытается спрятаться, закопавшись в листву. Но яд уже начал действовать, и движения лягушки становятся всё медленнее и беспорядочнее. Она не успела уйти далеко, и муравьи по-прежнему чувствуют её запах. Словно собаки-ищейки, они идут по её следу. Проходит несколько минут, и первый муравей добрался до лягушки, которая уже успела закопаться в листву. Он осторожно коснулся её кожи антеннами, но реакции не последовало – лягушка мертва, убита ядом муравьёв. Вскоре по его следу до лягушки добрались ещё несколько фуражиров, и ещё через некоторое время от колонии муравьёв к телу лягушки потянулась цепочка фуражиров. Муравьи не кусают кожу лягушки – она ядовита для них: кроме яда адумбулу, в коже лжедреволаза имеется яд, полученный из съеденной незадолго до этого многоножки. Пожирая такую добычу, муравьи соблюдают определённую степень осторожности: они не трогают кожу, а проникают внутрь добычи через рот и выедают её тело изнутри. Через полчаса колония адумбулу продолжает свой поход. От убитой ими лягушки остались лишь кожа, кости и желудок с полупереваренной добычей, которая также оказалась несъедобной для муравьёв.
В природе жизнь и смерть неразделимы: смерть одного существа даёт жизнь другому. Много муравьёв будет съедено лягушками, а их яд будет служить для защиты новых хозяев. И это лишь одно из множества решений проблемы выживания, которые вырабатывают живые существа в процессе эволюции.

Бестиарий

Адумбулу (Toximyrmica adumbulu)
Отряд: Перепончатокрылые (Hymenoptera)
Семейство: Муравьи (Formicidae)

Место обитания: тропическая Африка, леса разных типов.
Муравьи являются очень характерным компонентом фауны тропических лесов. Колония этих насекомых представляет собой коллективного супер-хищника, добычей которого становятся животные разного размера – от крохотных насекомых до небольших птиц. Муравьи успешно пережили эпоху господства человека, и их разнообразие в неоцене сравнимо с разнообразием муравьёв в эпоху человека.
Муравьи ведут различный образ жизни – среди них есть «фермеры», охотники и «рабовладельцы». Одни виды строят долговременные жилища, а другие являются кочевниками, нигде не задерживающимися надолго. Муравьи-кочевники очень характерны для тропических широт со слабо выраженными сезонными изменениями климата. Такие муравьи отличаются свирепостью и убивают всё живое, что встретится на их пути. Один из таких видов обитает в тропиках Африки, в области распространения влажных тропических лесов. Это адумбулу – бродячий муравей относительно крупного размера. Его легко узнать по окраске: он красный с чёрной грудью и чёрной продольной полосой на брюшке. Длина фуражира этого вида до 13 мм. Солдат адумбулу вырастает до 15 – 16 мм, хотя его тело по размеру не отличается от тела фуражира. У солдата более короткая голова, но челюсти крючковидные, с массивными основаниями. Самка-царица имеет длину около 25 мм. Она отличается от остальных каст этого муравья почти целиком чёрной окраской – лишь передняя часть головы у неё имеет красный цвет. Окраска адумбулу является типично предупреждающей: укус этого насекомого очень ядовит (в мифологии племени догонов адумбулу – духи-разносчики смерти). Даже рабочие особи адумбулу имеют ядовитые железы, развитые не менее сильно, чем у солдат.
Подобно большинству муравьёв, адумбулу плотояден. Этот вид поедает любых животных, которые не в состоянии убежать от него – от насекомых до мелких птиц и грызунов. Укусы адумбулу убивают даже крупных животных, весом до 70 кг. Если муравьям случайно удалось убить такое животное, колония на некоторое время поселяется вблизи его туши. Муравьи поедают мясо, а затем, когда туша начинает разлагаться, нападают на насекомых-падальщиков, собирающихся на запах тления. Оставаясь возле туши, пока есть возможность кормиться, муравьи успевают даже вывести одно поколение молоди.
Бродячий образ жизни накладывает определённые трудности на существование этих насекомых. Адумбулу может размножаться лишь во время остановок колонии в каком-то временном укрытии. Сигнал к остановке исходит от самок-цариц, которых в нормально размножающейся колонии бывает до десяти. Это обстоятельство связано с образом жизни колонии – когда самка не находится в защищённом гнезде, её легко могут схватить птицы, и воспроизводство колонии прекратится. Поэтому выживание колонии обеспечивается наличием сразу нескольких самок. По сигналу самок-цариц фуражиры находят место для остановки, предпочитая защищённые от дождя места. Обычно адумбулу строит временное гнездо из мусора где-нибудь в нише между корней дерева или занимает норы мелких животных (зачастую съев законного хозяина норы).
Когда гнездо устроено, каждая самка быстро откладывает порцию из 200 – 300 яиц. Часть рабочих особей начинает ухаживать за ними, а остальные фуражиры уходят на поиск пищи. Все солдаты остаются в гнезде и охраняют самок. Полный цикл развития этого муравья составляет 15 дней. Когда примерно 3/4 всех личинок превращаются в молодых муравьёв, колония трогается с места. Не успевших претерпеть метаморфоз особей несут рабочие. Такие особи заканчивают метаморфоз «в пути», и, как правило, сами становятся рабочими.
Когда приходит время выводить размножающихся особей, колония останавливается на более долгое время, занимая хорошее укрытие, защищённое от ветра и хищников. Личинки, которые превратятся в крылатых особей-расселителей, требуют больше корма и развиваются на 2 – 3 дня дольше, чем обычные особи. Поэтому перед размножением адумбулу остаются на одном месте дольше, чем обычно.
Продолжительность жизни взрослой особи адумбулу не превышает 2 месяцев, и лишь размножающиеся самки могут прожить свыше 3 лет.

Рыжеволосая галлотворка (Borgiophila rufopilla)
Отряд: Перепончатокрылые (Hymenoptera)
Семейство: Орехотворки (Cynipidae)

Место обитания: леса Экваториальной Африки, дерево Борджиа.
Среди перепончатокрылых имеется большая группа видов, приспособленная к паразитизму на растениях. Представители нескольких семейств обладают способностью изменять рост растений, вызывая появление на них галлов – наростов различной формы и размера. Внутри этих галлов происходит развитие личинок этих насекомых, а растение-хозяин обеспечивает их пищей и укрытием.
Дерево Борджиа защищается от насекомых при помощи ядов, но один из видов мелких перепончатокрылых, рыжеволосая галлотворка, в ходе эволюции сумел найти ключ к биохимическим процессам, происходящим в тканях этого дерева, и стал постоянным спутником этого вида. Рыжеволосая галлотворка – это крохотное насекомое длиной около 3 миллиметров. Внешне она напоминает муравья с длинными ногами и подвижным шаровидным брюшком, расположенным на конце тонкого стебелька. Покровы этого насекомого окрашены в чёрный цвет, а голова серовато-белая. Насекомое умеет летать и обладает двумя парами узких крыльев, окаймлённых упругими волосками.
Рыжеволосая галлотворка паразитирует исключительно на дереве Борджиа. Взрослая самка откладывает яйца по краю листа на расстоянии, примерно вдвое превышающем длину её тела. Развивающаяся личинка выделяет вещества, меняющие характер роста листа. В местах обитания личинок ткань листа вздувается в виде пузырька, покрытого короткими волосками. Постепенно галлы разрастаются, и покрывающие их волоски удлиняются и меняют цвет с белого на зелёный, коричневый и далее оранжевый (отсюда название насекомого). Пластинка листа вскоре перестаёт расти в ширину и слегка деформируется по краю. Рыжеволосая галлотворка обладает способностью избегать яда растения с помощью очень простого трюка: образуя галл, она просто «выключает» у клеток, участвующих в этом процессе, способность производить ядовитое вещество.
Галлы, образованные отдельными личинками, сливаются в одну цепочку, и таким образом очень точно имитируют гусениц лисьей бабочки, сидящих на краях объеденных листьев. Это сходство даёт определённую выгоду как насекомому, так и растению. Взрослая особь лисьей бабочки избегает откладывать яйца на листья рядом с кормящимися личинками своего вида, чтобы не обострять пищевую конкуренцию и обеспечить собственное потомство достаточным количеством пищи. Поэтому она избегает даже имитации гусениц, созданной рыжеволосой галлотворкой. Таким образом, деятельность насекомого сохраняет от повреждения множество листьев дерева Борджиа. А само насекомое может развиваться в безопасности, поскольку галлы, похожие на ядовитых гусениц, не привлекают внимания птиц.
Развитие личинки продолжается около месяца. Перед метаморфозом она прогрызает оболочку галла почти до конца и окукливается прямо под тонкой кожицей, покрытой волосками. За год этот вид может дать до восьми поколений и больше.

Лисья бабочка (Vulpapilio vulpina)
Отряд: Чешуекрылые (Lepidoptera)
Семейство: Медведицы (Arctiidae)

Место обитания: тропические леса Африки.
Насекомые очень часто применяют яды для защиты от хищников. Обычно насекомое производит собственный яд, но нередки случаи, когда оно «заимствует» яд у кормового растения. Такое явление в эпоху человека наблюдалось у бабочек-монархов (Danaus plexippus), гусеницы которых питались на ядовитом ваточнике (Asclepias spp.). Накопленного ими яда хватало для надёжной защиты насекомого даже во взрослом состоянии.
В неоцене ряд видов насекомых также пользуется ядом, «взятом взаймы» у растений. Один из таких видов – африканская лисья бабочка. Название этому виду насекомых дал облик её личинок. Гусеницы этой бабочки, открыто живущие на растениях, покрыты густыми ломкими ярко-оранжевыми волосками, у них небольшая чёрная голова и чёрные пятна на нижней стороне тела. Они особенно хорошо заметны, когда гусеница демонстрирует позу угрозы, приподнимая переднюю часть туловища. Длина гусеницы лисьей бабочки – около 10 см.
Гусеницы этого вида получают яд из листьев очень ядовитого дерева Борджиа, и являются одним из немногих видов насекомых, которые могут без вреда для себя питаться на этом растении. Яды, содержащиеся в зелени этого дерева, откладываются в жировой ткани гусениц, делая их совершенно несъедобными. Гусеницы лисьей бабочки кормятся на дереве большими группами. Они быстро уничтожают листья и совместно переселяются на другие ветви кормового растения. При нападении врага гусеница изгибает тело вертикально, демонстрируя врагу нижнюю часть тела с чёрными пятнами, и начинает резко «кивать» головой. При этом она испускает в воздух особое «вещество тревоги», запах которого заставляет остальных гусениц также демонстрировать защитную позу. Если враг не отступает, гусеницы отрыгивают полупереваренный корм, который испускает зловоние. Последняя «линия обороны» у гусениц – плевки полупереваренным кормом во врага. Отрыжка смешивается с секретом особых желез, в результате чего получается ядовитый клей, быстро твердеющий на воздухе. Резким сокращением стенок передней кишки гусеница выбрасывает массу на 20 – 30 см. Она может сделать подряд 2 – 3 «плевка», и после этого просто держит в челюстях отрыгнутую каплю.
Взрослое насекомое – довольно крупная бабочка, которая достигает 7 – 8 см в размахе крыльев. Основная окраска передних крыльев белая с чёрными крапинками в основании и вдоль главных жилок. Задние крылья ярко-красные с чёрными глазчатыми пятнами. Туловище лисьей бабочки покрыто волосками красно-оранжевого цвета. Это позволяет ей одновременно гасить эхолокационные сигналы летучих мышей и предупреждать птиц о своей несъедобности. Бабочка сохраняет ядовитые вещества, накопленные гусеницей, на протяжении всей жизни – около 3 недель. В покое это насекомое сидит на светлой коре деревьев, маскируясь среди лишайников; верхние крылья сложены крышеобразно и скрывают яркие пятна на теле насекомого. Потревоженная лисья бабочка раскрывает передние крылья и демонстрирует яркую окраску тела и задних крыльев.
Взрослые насекомые особенно активны в сумерках и по утрам. Самцы находят самок по запаху, используя длинные перистые усики. После спаривания самка может сделать до пяти кладок по 200 – 300 яиц на нижней стороне листьев дерева Борджиа. Для кладки самка ищет ветви, на которых не кормятся личинки этого вида бабочек, и потому избегает делать кладки вблизи любых объектов, хотя бы отдалённо напоминающих гусеницу своего вида. Личинки выводятся через 3 – 4 дня, и сразу начинают активно питаться. Их развитие занимает до 3 месяцев.

Восьмёрочная многоножка (Octoscripta virosissima)
Отряд: Сколопендровые (Scolopendromorpha)
Семейство: Настоящие сколопендры (Scolopendridae)

Место обитания: тропические районы Африки, леса.

Рисунок Алексея Татаринова

На фоне эволюционного успеха насекомых многообразие многоножек выглядит довольно незначительным. Тем не менее, в эту группу входят различные растительноядные и хищные животные, обитающие преимущественно в тёплом климате. Тропические представители многоножек отличаются значительно большим разнообразием и более крупными размерами, чем обитатели умеренных широт. Но в любом случае облик этих существ оставался достаточно узнаваемым на протяжении миллионов лет, хотя между разными группами этих членистоногих всегда имелись определённые различия в деталях строения.
Восьмёрочная многоножка принадлежит к относительно консервативной группе сколопендр. На протяжении эры человека эти животные не подвергались угрозе вымирания, и в остатках естественных местообитаний всегда сохранялись жизнеспособные популяции разных видов этих многоножек. После вымирания человечества и глобального потепления ареал сколопендр значительно расширился, и появился ряд специализированных видов.
Восьмёрочная многоножка анатомически представляет собой один из обычных видов группы. Длина её тела около 12 см. Тело покрыто прочным хитиновым панцирем и почти цилиндрическое в сечении. Голова животного уплощенная, с короткими антеннами и очень крупными жвалами, внутри которых проходят протоки ядовитых желез. Примечательной чертой облика этого вида является яркая оранжево-красная окраска, заметная издалека. Чёрные челюсти выделяются на фоне общей окраски животного. Потревоженная крупным животным, эта многоножка демонстрирует готовность защищаться очень своеобразно: она начинает извиваться «восьмёркой» (отсюда название: octo (лат.) – восемь, scribere (лат.) – писать), демонстрируя яркую окраску, выделяющуюся на фоне окружающих объектов. Укус этого животного очень ядовит: он вызывает длительное недомогание у крупных животных, и убивает за несколько секунд животное размером с мышь.
Восьмёрочная многоножка является хищником, и убивает с помощью яда мелких животных. Обычно она нападает на крупных насекомых, покровы которых легко прокусывает своими хвалами. Реже её добычей становятся небольшие позвоночные – ящерицы, мелкие млекопитающие, и даже очень мелкие змеи.
Этот вид многоножек встречается преимущественно на верхних ярусах леса. Днём восьмёрочная многоножка предпочитает скрываться в убежищах – под корой деревьев, среди эпифитов и растительного мусора. Пик её активности приходится на утренние и вечерние часы.
Для этого вида характерна забота о потомстве: самка охраняет кладку (около 40 – 50 яиц), свернувшись вокруг неё, и очищает яйца от мусора и мелких паразитов. Для кладки яиц она спускается на землю и роет небольшую нору в защищённом месте под корнями деревьев. В течение всего времени ухода за кладкой, около недели, самка ничего не ест. В течение года она повторяет кладку до пяти раз.
Молодые восьмёрочные многоножки ведут наземный образ жизни. В это время они расселяются по соседним деревьям. Этот вид достигает взрослого размера и половозрелости в возрасте около года. Продолжительность жизни составляет около 6 лет.

Паук-лягушонок (Mimarachne batrachomima)
Отряд: Пауки (Araneae)
Семейство: Пауки-скакуны (Salticidae)

Место обитания: Экваториальная Африка, влажные тропические леса, нарушенные участки леса с густым подлеском.

Рисунок FanboyPhilosopher

Пауки – обширная и разнообразная группа членистоногих, сохранявшая разнообразие на протяжении всей эпохи человека. Вырубка тропических лесов и разрушение природных сообществ привели к вымиранию некоторых узкоареальных видов, но в целом пауки перенесли время антропогенного прессинга достаточно удачно.
В неоцене тропические леса начали восстанавливаться на прежних территориях, и в формирующихся экосистемах пауки образовали множество новых видов, отличающихся разнообразными приспособлениями для выживания. Часть видов пауков – ловкие имитаторы, подражающие различным объектам окружающей среды. Другие пауки наделены сильным ядом и обладают предупреждающей окраской. Третьи спасаются от врагов и ловят добычу благодаря скорости. Во влажных тропических лесах Африки водится паук, который спасается от врагов благодаря сочетанию ядовитого укуса и сходства с другими животными, также обладающими ядом. Этот вид искусно имитирует поведением и окраской мелких лягушек Afrodendrobates xanthonigrum, которые защищены от врагов ядовитыми кожными выделениями. Он называется паук-лягушонок.
Это сравнительно крупный представитель своего семейства: длина его тела достигает 30 мм (самец мельче – не более 20 мм). Передняя и верхняя части тела этого паука окрашены в жёлтый цвет, нижняя часть тела и бока чёрные. Головогрудь паука-лягушонка широкая, с двумя выступами по бокам, имитирующими выступающие лягушачьи глаза. На этих выступах есть два тёмных пятна, изображающих глаза, а в их верхней части есть белая точка, имитирующая блик в глазах лягушки. Педипальпы жёлтого цвета имитируют передние лапки лягушки; потревоженный паук вытягивает их вперёд. Основания задних ног, также окрашенные в жёлтый цвет, имитируют задние лапы лягушки. Паук отличается от лягушки значительно большим количеством ног, поэтому при имитации лягушки различие силуэтов этих животных представляет собой большую проблему для паука. Но в процессе эволюции этот вид «научился» преодолевать сложность такого рода, максимально точно имитируя лягушку. Три передних пары ходильных ног у него чёрные; они поджимаются под тело при опасности, и служат дополнительным средством защиты. Паук-лягушонок похож на лягушку не только окраской: он также умеет прыгать. Поэтому, когда крупное животное движется по лесу, распугивая мелких животных, этого паука, спасающегося прыжками, сложно отличить от лягушки при беглом взгляде.
Паук-лягушонок не накапливает в теле яд от съеденной добычи: ему вполне хватает собственного яда. Укус этого паука достаточно ядовит даже для млекопитающего весом свыше 60 кг, а мелкие птицы гибнут от него в течение нескольких секунд. Имитация пауком лягушки представляет пример мимикрии Мюллера – научившись избегать ядовитых лягушек, птицы и млекопитающие не трогают и гораздо более ядовитых пауков.
Паук-лягушонок – одиночное животное. Каждая особь владеет территорией в несколько квадратных метров в пологе леса или среди кустарников подлеска, и охраняет свою территорию от посягательства сородичей. «Сватаясь» к самке, самец исполняет сложный танец из разнообразных прыжков, разворотов и поз, сопровождая его движениями передней пары ходильных ног. После спаривания ему чаще всего удаётся ускользнуть от самки.

Лжедреволаз прекрасный (Afrodendrobates pulcher)
Отряд: Бесхвостые земноводные (Anura)
Семейство: Квакши (Hylidae)

Место обитания: влажные тропические леса Центральной Африки.

Рисунок Саурон с FurNation

Эволюция в сходных условиях часто приводит к появлению на разных материках независимо друг от друга удивительно похожих видов животных. В эпоху человека характерными обитателями влажных тропических лесов Южной Америки были древолазы – мелкие лазающие лягушки, обладатели смертоносного яда. В неоцене леса Экваториальной Африки обзавелись почти точными экологическими аналогами древолазов Южной Америки. В кронах деревьев, среди кустарников и гигантских трав подлеска, и изредка прямо на земле среди листовой подстилки встречаются очень мелкие лягушки, окрашенные в кричаще-яркие цвета – лжедреволазы, которые столь же ядовиты, как их южноамериканские прототипы, но принадлежат к семейству квакш, представители которого в эпоху человека были неядовитыми земноводными. Удивительное превращение этих лягушек в опасных животных связано со способностью накапливать и использовать для самозащиты яд разных видов животных, к которому сами лягушки выработали иммунитет. Подобное свойство в эпоху человека указывалось также для истинных лягушек-древолазов.
Африканские лжедреволазы представлены несколькими видами, отличающимися по облику и экологии. Один из наиболее типичных видов этой группы – лжедреволаз прекрасный. Это один из самых мелких видов – его длина достигает всего лишь 20 мм. Тело этой лягушки окрашено в яркий жёлтый цвет с зеленоватым оттенком. На этом фоне ярко выделяются крупные коричневые глаза и несколько чёрных пятен на боках. Жёлтый цвет постепенно переходит в светло-зелёный на бёдрах и голенях. Кончики пальцев передних и задних лап чёрные.
Лжедреволаз прекрасный широко распространён в тропических лесах. Он держится везде, где после дождя скапливается вода, и встречается в подлеске среди гигантских травянистых растений, в кустарниках и эпифитных «корзинах» на стволах деревьев. Но он, как правило, не поднимается высоко в кроны деревьев, где живут другие виды рода. Яркая окраска делает его заметным даже в сумраке подлеска.
Этот вид поедает преимущественно муравьёв. Слизь лжедреволаза прекрасного содержит ингибитор, снижающий агрессивность муравьёв, поэтому лягушка зачастую устраивается прямо на муравьиной тропе и слизывает насекомых одного за другим. Муравьи не нападают на эту лягушку, и даже просто бегут прямо по её спине.
Лжедреволаз прекрасный размножается почти в любое время года. Самец, готовый к размножению, отыскивает мини-водоём, который становится центром его территории. Обычно это пазуха в листве эпифитных растений, или дупло, наполненное водой. Найдя подходящее место, он начинает призывать самку, издавая тонкий писк почти на грани ультразвука. Самка оценивает владения самца, и в знак готовности к размножению залезает в воду, а самец следует за ней. К крупному водоёму иногда приходят сразу 5 – 6 самок, но даже самец, владеющий лишь лужицей, где едва помещается пара лягушек, может оставить потомство.
Эти лягушки откладывают икру, покрытую прочной желеобразной оболочкой. Самка забирается в воду и откладывает одновременно 4 – 5 икринок. Самец сразу же оплодотворяет икру и выбирается из воды. Самка одной из задних лап подгребает оплодотворённую икру на спину и также вылезает из воды. На воздухе икра отделяет желеобразную оболочку и плотно приклеивается к коже самки. Самка вынашивает икру в течение 3 – 5 суток, а затем спускается к водоёму и залезает в него. Оболочка икры растворяется, и головастик покидает её, переходя к жизни в водоёме. Он питается микроскопическими водорослями и сидячими инфузориями, соскребая их с субстрата роговыми пластинками во рту. Головастик лжедреволаза прекрасного развивается, как головастики обычных лягушек; полное развитие занимает около 6 – 7 недель.
В тропических лесах Африки обитают близкие виды лжедреволазов:
Лжедреволаз жёлто-чёрный (Afrodendrobates xanthonigrum) – вид средних размеров (длина тела до 40 – 50 мм). Внешне он отличается от предыдущего вида только окраской и размером. Его кожа окрашена в два цвета: голова, грудь, спина, передние лапы и бёдра лимонно-жёлтые, у некоторых особей с оранжеватым оттенком; бока, живот, голени и ступни задних лап, кисти и пальцы передних лап чёрные. Глаза этой лягушки тёмно-коричневые. Этот вид «заимствует» яд у гусениц лисьих бабочек, которые, в свою очередь, получают его от дерева Борджиа. Поэтому лжедреволаза жёлто-чёрного можно чаще встретить на этом дереве или на деревьях, растущих рядом. Он не боится раздражающего действия волосков, которыми покрыты гусеницы, и глотает их целиком. Волоски гусениц не перевариваются, и лягушка выплёвывает их вместе со слоем слизи, который защищает стенки желудка от ранений.
Поскольку дерево Борджиа буквально отравляет дождевую воду в лужах и дуплах своими выделениями, для размножения лягушки этого вида мигрируют к водоёмам, где происходит откладывание икры. У этого вида икру носит не только самка, но и самец. Вынашивая икру, лягушка накрывает её листом, который приклеивается к её оболочке, защищая развивающееся потомство от солнца и дополнительно маскируя лягушку.
Лжедреволаз жёлто-чёрный очень сходен по окраске с одним крупным пауком-скакуном, обитающим в тех же местах. Паук также ядовит, и их сходство представляет собой пример мимикрии Мюллера.
Лжедреволаз смертоносный (Afrodendrobates mortalis) – самый крупный вид рода: длина его тела достигает 6 – 7 см. Он отличается от остальных видов рода тем, что является активным хищником: он поедает мелких лягушек и использует их яд. Чаще всего он поедает собственных сородичей, но иногда нападает даже на крупных многоножек. Сильные челюсти позволяют ему легко сокрушать панцирь или кости добычи. Обычно эта лягушка передвигается медленным шагом, но преследует добычу прыжками.
Кожа лжедреволаза смертоносного окрашена в ровный белый цвет с голубоватым оттенком. Он хорошо заметен даже в сумраке подлеска, где эти лягушки встречаются очень часто. Яд, содержащийся в этой лягушке, легко может убить птицу вроде цапли и заставляет долго болеть хищника из числа млекопитающих весом около 50 кг.
Этот вид лягушек размножается в лужах на земле. Кладку носит исключительно самка. Икра лжедреволаза смертоносного содержит очень много ядовитых веществ и окрашена в красноватый цвет. Головастики этого вида – хищники; они охотятся на мелких водных животных, а в старшем возрасте, незадолго до метаморфоза, начинают поедать головастиков других видов лягушек.

Перечная ящерица (Piperoderma rubrodorsata)
Отряд: Чешуйчатые (Squamata)
Семейство: Настоящие ящерицы (Lacertidae)

Место обитания: леса Экваториальной Африки.
Ядовитость среди ящериц – очень редкое явление. В эпоху человека ядовитыми свойствами обладали ящерицы семейства ядозубов (Helodermatidae), от которых в неоцене произошёл огромный хищник пустынь Мексики – ядозуб-дракон (Helodermopsis monstrosus), унаследовавший ядовитую слюну и усиливший в процессе эволюции свойства яда. Яд этих рептилий – в первую очередь охотничье оружие. Но в неоцене также существует ящерица, которая использует яд как оружие пассивной защиты. Это перечная ящерица из влажных тропических лесов Африки. Она не обладает способностью самостоятельно синтезировать яд, но пользуется приёмом, широко распространённым в мире беспозвоночных – она поедает ядовитых животных и аккумулирует их яд в подкожной клетчатке. Если хищник схватывает её, он чувствует неприятный горький вкус. Если это не остановит его и ящерица будет проглочена, хищник может получить отравление разной степени тяжести – в зависимости от того, насколько много яда содержится в организме ящерицы.
Перечная ящерица практически не отличается обликом от большинства представителей семейства Lacertidae. У неё узкая голова с небольшими глазами, цепкие когтистые лапы и длинный хвост, составляющий около 60% от общей длины рептилии. Общая длина ящерицы вместе с хвостом не превышает 25 см. Окраска этой ящерицы представляет пример мимикрии Мюллера: слабоядовитая ящерица имитирует окраской очень ядовитую восьмёрочную многоножку, обитающую по соседству. Кожа перечной ящерицы покрыта маскировочным узором – она коричневая с беспорядочно разбросанными зеленоватыми и чёрными крапинками, хорошо имитирующая рисунок коры, на которой чаще всего держится эта рептилия. Но с этим рисунком контрастирует ярко-красная полоса на спине, которая придаёт ящерице отдалённое сходство с ядовитой восьмёрочной многоножкой. Две продольные полоски чёрного цвета, тянущиеся через глаза, имитируют смертоносные челюсти многоножки, заодно маскируя сами глаза рептилии. Кроме того, ящерица точно имитирует поведение многоножки – если её потревожить, она начинает извиваться «восьмёркой». Обычно хищник, знакомый с ядовитым беспозвоночным, отступает или приходит в замешательство, давая ящерице возможность спастись.
Перечная ящерица поедает ядовитых гусениц и мелких особей лжедреволазов – местных ядовитых лягушек. Часто в её рационе попадаются жуки семейства мягкотелок (Cantharididae) – ящерица умеет накапливать большие дозы кантаридина. Она способна по запаху безошибочно отличать ядовитых насекомых от их имитаторов. Иногда она нападает даже на молодь восьмёрочной многоножки, хотя взрослые многоножки этого вида очень опасны для перечной ящерицы – они сами нападают на рептилий и поедают их, несмотря на накопленный ими яд. В среднем, каждая пятая жертва этой рептилии – ядовитое животное. Кроме них, перечная ящерица ест различных мелких насекомых и слизней.
Перечная ящерица живёт в кронах деревьев, быстро передвигается по лианам и ветвям, и умеет даже прыгать с ветки на ветку. Кончик её хвоста хватательный. Но она также обладает характерной для ящериц способностью отбрасывать хвост в случае опасности. Отрастающий после этого «протез» с хрящевым стержнем вместо позвоночника не обладает ни гибкостью, ни хватательными свойствами, и его окраска лишь приблизительно повторяет окраску хвоста, который отбросила рептилия.
Два раза в год самка перечной ящерицы рождает двух хорошо развитых детёнышей. У них маскировочная окраска, а предупреждающий узор проявляется по мере накопления в тканях достаточного количества ядов. Молодое животное становится половозрелым в возрасте 15 – 18 месяцев; продолжительность жизни составляет до 12 – 13 лет.

Золотоспинная птица-венценосец (Umbellornis aurodorsalis)
Отряд: Воробьинообразные (Passeriformes)
Семейство: Птицы-венценосцы (Umbellornitidae)

Места обитания: Центральная Африка, затопляемые леса в бассейне Конго.

Рисунок FanboyPhilosopher

В ледниковый период площадь тропических лесов во всём мире значительно сократилась: климат стал более сухим из-за того, что огромные массы воды оказались связанными на полюсах планеты в виде льда. В это время видовое разнообразие лесных птиц резко снизилось, зато обитатели саванн стали более многочисленными и разнообразными. Когда ситуация стабилизировалась, климат стал более влажным и тёплым, а площадь тропических лесов начала стремительно увеличиваться, некоторые обитатели саванн приспособились к жизни в лесу. Были среди переселенцев птицы, представители семейства ткачиков (Ploceidae), которые стали предками нового семейства лесных птиц – птиц-венценосцев, или зонтичных птиц (Umbellornitidae). Это семейство представлено сравнительно небольшими птицами – размером от воробья до галки. Их характерный признак – хохолок на темени в виде короны (особенно развитый у самцов, у самок может отсутствовать). Перья, составляющие его, имеют длинный стержень (очин), на котором бородки расположены только на вершине (самое большое – составляют верхние две трети длины пера). Эти перья торчат в разные стороны в виде зонтика, но при возбуждении птицы поднимаются почти вертикально, словно корона. Длина их порой превышает длину головы и шеи птицы. При различных эмоциональных состояниях птицы такой хохолок может раскрываться или складываться. Движения хохолка активно используются самцами во время брачных игр. У многих видов самцы собираются для токования на хорошо заметной ветке или на стволе упавшего дерева группами по 10 птиц и более. Брачные демонстрации сопровождаются громкими мелодичными трелями и отдельными звонкими криками. После спаривания пара птиц совместно строит плетёное висячее гнездо; у одного вида из близкого рода гнёзда крупные, коллективные, подновляются и расширяются ежегодно. Представители семейства в основном питаются семенами деревьев, некоторые поедают насекомых с твёрдыми покровами.
Золотоспиная птица-венценосец – сравнительно крупный вид в семействе: длина тела вместе с хвостом около 18 см. Телосложение птицы довольно компактное, шея и хвост короткие. Крылья умеренно длинные, с заостренными концами. Птица хорошо летает, способна совершать резкие развороты в воздухе и менять направление движения.
Золотоспинная птица-венценосец питается семенами деревьев, раскалывая их крепким коротким клювом, птенцов выкармливает насекомыми и полупереваренными семенами.
Окраска золотоспинного венценосца сочетает маскировочные цвета с яркими пятнами, используемыми при токовании. Тело птицы серо-зелёного цвета с коричневыми маховыми перьями. Грудь птицы окрашена в белый цвет, но кончики перьев – чёрные, отчего общая окраска выглядит как «рябая». На голове вокруг глаз – белые «очки» голой кожи. Перья хохолка чёрно-белые: основная окраска пера чёрная, на вершине – белое клиновидное пятно (у самок хохолки сложены короткими буроватыми перьями). Главное украшение птицы – перья спины, в покое закрытые крыльями. При токовании птица раскрывает и опускает крылья, распушив перья на спине. Тогда они становятся заметными издали – перья спины у самцов окрашены в золотисто-жёлтый цвет с сильным металлическим блеском (у самок они просто ярко-жёлтые).
В брачный сезон самцы ищут деревья, которые стоят на некотором расстоянии друг от друга, и лесной полог между ними более рыхлый. Каждый самец занимает ветку, на которую падает солнечный свет, и начинает привлекать самок, исполняя брачный танец. Если самец выбрал выгодную позицию, солнечный свет падает на его спину и делает птицу заметной издали. На одном токовище собирается до полутора десятков самцов. Брачные игры массово проходят до трёх раз в год, хотя в промежутках между «пиками» гнездования в лесу можно обнаружить отдельных токующих самцов.
Самки издали замечают ярких ухажёров, и возле токовища порой собирается вдвое больше самок, чем самцов. У этого вида полигамия существует «на законном основании», и иногда самец ухаживает одновременно за тремя гнёздами, сменяя самок по очереди. Спарившись с одной самкой, самец начинает строительство гнезда, временами отлучаясь на токовище, где образует пару с другой самкой, а иногда и с третьей. Всех самок он препровождает на свою территорию, где совместно с ними выбирает место для очередного гнезда. Облетая «по кругу» всех самок на своей территории, самец участвует в строительстве их гнёзд. Гнездо этого вида представляет собой плетёное сооружение с длинным висячим «коридором», подвешенное на ветке. Строительным материалом служат длинные волокнистые листья злаков, которые птицы собирают на болотах и по берегам рек. Птицы раздирают листья на продольные полоски, которые таскают к основанию гнезда в клюве. Некоторые особи не брезгуют «пиратством», отнимая готовые стройматериалы у сородичей, либо разоряя и расплетая гнёзда прибрежных птиц. После откладывания яиц (до 4 – 5 штук в одном гнезде) и начала насиживания самки поочерёдно подкармливаются и сменяются на гнезде самцом. Для самца это очень благоприятное время: его яркая окраска не видна, когда он сидит на гнезде. В это время самка кормится и чистится. В свободное от насиживания время самец заявляет о правах на территорию: сев на отдельно торчащую ветку, он издаёт громкую трель, похожую на цвирканье сверчка, которая заканчивается мелодичным «росчерком».
Насиживание длится 17 дней, птенцы выводятся слепыми, покрытыми пухом лишь на спине и голове. Через неделю они начинают оперяться, в 10-дневном возрасте открывают глаза, и в месячном возрасте покидают гнездо. После вылета из гнезда птенцы ещё две недели докармливаются родителями, иногда соседние выводки на территории одного самца могут объединиться. Молодые птицы по окраске похожи на самку, но перья хохолка у них отсутствуют. Обычно они кочуют по лесу, объединившись в стайки. Половое созревание самцов наступает в годовалом возрасте, самок – на два – три месяца раньше. При этом они раньше покидают «юношеские» стаи, образуя пары со старшими зрелыми самцами. Молодые самцы при наступлении половой зрелости образуют собственные токовища, на которых холостяцкие стаи распадаются. Продолжительность жизни у этого вида составляет 5 – 6 лет.
В лесах Экваториальной Африки обитают близкие виды птиц-венценосцев:

Рисунок FanboyPhilosopher

Красноголовая птица-венценосец (Umbellornis rubro-viridis) – относительно мелкая птица (размером с вьюрка). Самцы окрашены ярко и контрастно: голова и шея кораллово-красные, тело, хвост и крылья зелёные с коричневым крапом. Самки целиком окрашены в зелёный цвет. Хохолок на голове у самца белый, у самки зелёный. Перья, составляющие его, очень длинные; опахало у них занимает лишь около трети длины пера. Клюв умеренно длинный, птица питается мягкими плодами с мелкими семенами. Моногам; на токовищах собирается не больше, чем по десятку птиц. Гнездо строится из длинных листьев эпифитных растений и из тонких стеблей лиан; птицы подвешивают его снизу на развилке ветвей.
Медная птица-венценосец (Umbellornis cupreus) – птица средних размеров (с голубя). Самец окрашен достаточно ярко: всё его оперение коричнево-красное с ярким металлическим блеском на голове, крыльях и хвосте. Перья «короны» самца белые (опахало составляет всего около 1/5 длины пера), вокруг глаза кольцо белой голой кожи – эти контрастные пятна самец использует во время брачных демонстраций. Самка окрашена в коричневый цвет с тёмными пятнами и поперечными полосами, без металлического блеска. «Корона» самки также коричневая; перья, составляющие её, очень короткие. Этот вид питается твёрдыми семенами деревьев, поэтому клюв медных венценосцев очень короткий и высокий. Токование проходит в ветвях самых высоких деревьев дождевого леса. Во время токования самец привлекает самку блеском оперения, а при более близком «знакомстве» демонстрирует белые «очки» и «корону». Обычно моногам, реже полигам: самец участвует в гнездовании не более, чем с двумя самками, но примерно в половине случаев (особенно при недостатке корма) образует пару лишь с одной самкой. Гнездо очень своеобразно: это приплетённый к ветке снизу длинный «рукав», открывающийся со стороны конца ветки.
Чёрная птица-венценосец (Umbellornis niger) – птица размером с мелкого голубя. Самец и самка, как и у предыдущего вида, сильно различаются окраской. Самец чёрный с голубоватым металлическим отблеском на крыльях и ярко-голубыми перьями на спине. Радужные оболочки глаз у него также голубые, а клюв – белый. Перья «короны у него очень упругие и узкие, белого цвета. Самка окрашена в коричневый цвет с рыжеватым животом, радужная оболочка глаза жёлтая; «короны» у неё нет. Клюв прямой и умеренно длинный: этот вид питается мягкими плодами пальм, недозрелыми семенами злаков и насекомыми. Живёт на северной границе тропических лесов, встречается даже в лесистых частях саванны. Для строительства гнезда расщепляет на волокна лист веерной пальмы, и заплетает полученные полосы в шаровидное гнездо прямо на черешке листа, укрепляя их сухой травой.

Гербарий

Дерево Борджиа (Dendrotoxicator borgiae)
Порядок: Рутовые (Rutales)
Семейство: Анакардиевые (Anacardiaceae)

Место обитания: тропические леса Африки.
В тропическом лесу произрастает огромное количество видов деревьев. Конкуренция между ними начинается уже в самом раннем возрасте, когда множество проростков разных видов ожидает возможностей дальнейшего роста в полумраке подлеска. Некоторые деревья в процессе эволюции выработали способ избавляться от проростков видов-конкурентов простым и действенным способом: с помощью опадающих листьев. Старые листья, упавшие с дерева, разлагаются в почве, выделяя вещества, тормозящие рост других растений. Таким способом очищает себе жизненное пространство тамаринд (Tamarindus) из семейства бобовых (Fabaceae). Одно неоценовое дерево развило такую способность ещё больше. Оно буквально пропитано ядом от кончиков корней до кончиков листьев, и за эту особенность получило название «дерево Борджиа» в честь известной итальянской фамилии, члены которой избавлялись от врагов при помощи ядов.
Дерево Борджиа ведёт себя очень агрессивно по отношению к другим растениям, если его особенности можно назвать поведением. Корни дерева Борджиа не просто разрастаются в почве, но ищут корни других видов растений по веществам, которые выделяются ими. Найдя корень соседнего растения, корень дерева Борджиа начинает расти совершенно иным образом, нежели обычно – он начинает ползти вдоль корня другого растения, давая обильные, но недолговечные боковые отростки. Эти боковые корни нужны исключительно для того, чтобы выделять в почву ядовитые вещества, тормозящие рост атакованного корня и отравляющие его. Через корень атакованное деревом Борджиа растение всасывает ядовитые вещества, тормозящие его рост. Маленькие травянистые растения и проростки деревьев просто гибнут после контакта с деревом Борджиа, а крупные деревья начинают болеть – их стволы искривляются, скручиваются, покрываются узловатыми наростами, состоящими из множества недоразвитых почек, рост которых заторможен. Листва отравленных деревом Борджиа растений становится разреженной, листья деформируются. Деревья, испытывающие воздействие дерева Борджиа, почти не цветут, и на них созревают лишь единичные плоды, семена в которых намного мельче, чем обычно.
Отравляя соседние деревья, это растение расчищает себе место для роста. Дерево Борджиа даёт обильные корнеотпрыски, появляющиеся на концах корней взрослого растения. Они сохраняют связь с родительским растением на протяжении многих лет, и ведут себя столь же агрессивно по отношению к растениям других видов. Благодаря корнеотпрыскам дерево Борджиа быстро расселяется по большой территории. Оно растёт очень быстро: за десять лет вырастает на сорок метров в высоту, а диаметр его кроны бывает до пятнадцати метров. Быстрый рост и агрессивность дерева Борджиа компенсируются его недолговечностью. Предельная продолжительность жизни одного ствола этого дерева – около 50 лет. В результате этого, когда отмирают исходный ствол и отпрыски первого поколения, единая заросль быстро распадается.
У дерева Борджиа, как у большинства растений влажного тропического леса, крупные сложные листья. Они перистые, состоят из 10 – 13 пар остроконечных листочков длиной до 15 см. Длина отдельного листа достигает 130 – 150 см. Кончики отдельных листочков вытянуты в характерные «капельницы», через которые дерево избавляется от излишней влаги. Несмотря на ядовитость растения, эта вода дистиллированная, и птицы и насекомые могут без опасения пить её. Листья имеют тёмно-зелёный цвет. На полностью развитом листе центральная жилка с верхней стороны каждого листочка белая от опушения. Ось листа и нижняя сторона листочков покрыты многочисленными белыми волосками.
Это растение начинает цвести уже в возрасте 5 – 6 лет. Цветы дерева Борджиа развиваются на стволе и крупных ветвях. Они очень мелкие, с лепестками, редуцированными до узких язычков зеленоватого цвета. Цветы собраны по несколько десятков в крупные кисти, свисающие вниз на упругих ножках. Их нектар настолько обилен, что сочится по рыльцу цветка каплями. Он богат сахаром и его вкус очень привлекает одиночных пчёл и птиц. Но дерево проявляет определённое «коварство» даже в этом случае: в нектаре в малых дозах содержатся производные ядов, служащих для защиты от вредителей. Благодаря несколько изменённой конфигурации молекул они не обладают столь ярко выраженной токсичностью, но оказывают определённое воздействие на организм опылителей. Насекомые слегка пьянеют от нектара дерева Борджиа, а птицы и млекопитающие впадают в некоторое подобие наркотического транса. Они с трудом передвигаются, а птицы на некоторое время теряют способность летать. Это состояние быстро проходит благодаря скорости обмена веществ у теплокровных животных. Во время цветения дерева Борджиа под ним постоянно встречаются птицы, опьянённые его нектаром.
Плоды дерева Борджиа похожи на сливу по размеру и форме. У зрелых плодов кожица ярко-красная и хорошо заметная – упавшие на землю плоды охотно поедают млекопитающие и наземные птицы. Мякоть этих плодов – пожалуй, единственная безопасная часть самого растения. Она кисловатая и очень ароматная, а у перезрелых плодов кислинка теряется, и проявляется сладковатый привкус. Внутри каждого плода заключено одно семя, покрытое прочной оболочкой. Его всхожесть значительно повышается после прохождения через пищеварительный тракт животного. Семя содержит много ядовитых веществ, которые помогают проростку бороться с конкурентами из числа растений и защищают его от поедания насекомыми.

Следующая

На страницу проекта