Мохнатые садовники

 

Путешествие в неоцен

 

2. Мохнатые садовники

 

 

 

В мире, густо заселённом самыми разнообразными формами жизни, большое значение для живых существ приобретают самые разные формы сотрудничества: от откровенного паразитизма до взаимовыгодного симбиоза. И все они направлены на одну цель: помочь выжить в сложном и изменчивом мире. Такие связи развивают не только животные, но и растения. Причём для одного вида неоценовых деревьев африканской саванны это сотрудничество оказалось очень выгодным.
Сахарное дерево растёт небольшими группами или в одиночку на равнинах Африки в условиях очень мягкого климата. Сухой сезон длится недолго и дерево переживает его легко за счёт больших запасов воды в толстом стволе и длинных корней, проникающих в глубинные водоносные горизонты. Но не только из-за этого его крона гораздо гуще, чем кроны других деревьев.
У многих деревьев неоценовой саванны есть свой враг: огромная птица, страус-жираф. Семейные группы этих великанов бродят по саванне, ощипывая даже самые колючие ветви при помощи прочного, нечувствительного к уколам шипов клюва. Птицы ищут в земле и заглатывают булыжники весом до 500 граммов: это позволяет им перетирать жёсткие и волокнистые листья некоторых пальм саванны. А сахарное дерево выгодно отличается от прочей растительности тем, что его крупные листья имеют приятный сладковатый вкус.
Вот один из пернатых гигантов подходит к густой кроне дерева в надежде насытиться сочными сладкими листочками. Огромная птица отрывает крупные листья и глотает их целиком. Его деятельность заставляет раскачиваться даже крупные ветви. Страус-великан с силой дёргает листья, не догадываясь, что подаёт сигнал к защите дерева.
Среди ветвей дерева мелькают рыжие и чёрно-белые комочки меха, слышится пронзительное стрекотание. И вскоре на объедаемой страусом ветке появляется авангард защитников дерева - две рыжие белки с полосатыми хвостами. Это жильцы и охранники сахарного дерева - белки-садовники. Постепенно прибывают всё новые и новые зверьки, и вскоре ближайшие к страусиной голове ветви оказываются сплошь покрыты громко стрекочущими зверьками. Опытный страус давно отошёл бы в сторону, но на свою беду возмутитель беличьего спокойствия неопытен и ещё ни разу не сталкивался с этими зверьками. Он продолжает свою трапезу, оторвав крупный лист. И это становится настоящим casus beli.
Одна из белок-садовников прыгает на голову исполинской птицы, следом за ней прыгает ещё пара. Белки начинают кусать почти голую кожу головы страуса. Огромная птица, способная ударом ноги забросить на дерево генетту-убийцу, оказывается беззащитной перед такими маленькими противниками. Пернатый великан трясёт головой, встряхивается всем телом, но тщетно: почти десяток белок бегает по его голове и спине, беспощадно кусаясь под аккомпанемент громкого стрекотания беличьей стаи. Испуганный страус-жираф отбегает в сторону от дерева, и атака моментально прекращается. Заметив, что птица отходит от родного дерева, белки спрыгивают с великана на кусты и на землю, спеша в свой дом. Страус-жираф получил хороший урок: его шея и голова покрыты кровоподтёками. Не скоро он забудет вкус листьев сахарного дерева, но ещё дольше будет помнить, что даром такое угощение не даётся.
Белки-садовники спешат на своё дерево. Там, на вершине, в большой развилке ветвей находится громадное коллективное гнездо, вмещающее несколько десятков индивидуальных гнёзд-«квартир», занятых семейной парой, и несколько холостяцких «комнат» по краям колонии. Гнездо сооружается из прутьев и стеблей трав. На крыше гнезда высажены настоящие «сады» из эпифитных растений. Это и определило название зверьков.
Эпифиты в сухой саванне - редкость. Поэтому белки-садовники пускаются на поиски новых растений достаточно часто. «Охотники за растениями» очень осторожны: они прячутся в траве и стараются как можно реже показываться на глаза. Вдали от колонии их смелость, порой переходящая в дерзость, теряется моментально. «Охотник за растениями» стремительно взбирается на дерево, в ветвях которого замечено желанное растение. Подбежав к нужному растению, белка старается оторвать от него подходящую по размеру часть: кусок заросли или часть стебля. Когда это удаётся, зверёк аккуратно спускается и быстро бежит к родному дереву, держа желанную ношу в зубах. В кроне дерева-дома белка с растением быстро поднимается в гнездо и пристраивает на свободном месте новое украшение крыши. Другие белки выщипывают гибнущие части растений, удаляют сухие листья и поддерживают сад на крыше дома в чистоте. Это даёт большие преимущества белкам-садовникам. Растения отлично маскируют гнездо от воздушных хищников, прикрывают рыхлые гнёзда от дождя, а после дождя корни всасывают из стенок гнёзд воду вместе с выделениями зверьков, помогая таким образом поддерживать чистоту в жилищах.
Предметом заботы белок является и само сахарное дерево. Ради удобства перемещения белки отгрызают часть веток, которые делают крону очень густой. Оставшиеся ветви от этого растут намного лучше. Белки борются с насекомыми-вредителями. Правда, это не самоцель, а скорее побочный эффект жизни белок: так они удовлетворяют потребности в пище животного происхождения. Особенно любят белки крупных жуков-дровосеков и их жирных личинок. Поедают они и грибы, обильно растущие в дуплах сахарного дерева. Основной же пищей белок служат листья и плоды сахарного дерева: вот уж поистине «сладкая жизнь»!
Но источником сладкой пищи могут быть и насекомые. Колонии тлей поселяются на нежных молодых побегах сахарного дерева. Эти мягкотелые насекомые размножаются стремительно, но у них есть много врагов, в том числе и сами белки-садовники. Обследуя ветви дерева, белка натыкается на колонию тлей. Вцепившись задними лапками в ветку, она подтаскивает к себе передними лапками кончик ветви, облепленный тлями, и с наслаждением слизывает этих насекомых.
Благодаря заботам колонии белок сахарное дерево обильно цветёт и пышно разрастается. Его крона - это и стол, и дом для мелких общительных грызунов.
Но группами живут не только белки. Выживание в группе выгодно, хотя при этом надо как-то делить интересы на свои и групповые. И некоторые другие животные выжили во время массового вымирания голоцена благодаря сложному и разнообразному групповому поведению.
Высокие травы и заросли кустарников саванны дают приют одному из самых опасных животных саванны. Даже генетта-убийца со своими сабельными клыками не всегда отваживается встать на пути этих животных. Громкие крики, визг и уханье предупреждают животных саванны о приближении стаи плотоядных приматов - павианов-фурий. Эти жилистые сильные существа обладают редкой отвагой и изобретательностью. Они всеядны, но любят использовать в пищу мясо и умеют добывать его разными способами. В засуху они наведываются к мелким прудам и ловят в грязи рыб и лягушек, камнями разбивают панцири черепах. А такую быструю добычу, как мелкие птицы и ящерицы, павианы-фурии добывают, бросая в неё горсти камней. Один камень обязательно находит свою жертву. Тушу павшего травоядного или отбитую у хищника добычу эти хищные обезьяны раздирают длинными клыками.
Иерархия в стае павианов очень жёсткая, ослабевшее животное может запросто скатиться вниз по лестнице главенства. Но взрослый самец-тиран следит за тем, чтобы свою долю получали даже самые низшие члены стаи - так он старается заручиться поддержкой членов группы. Особая любовь тирана - детёныши. При делёжке туши зайцелопы или молодого плоскорога он следит, чтобы малыши получали свою долю. Порой он может отнять мясо у особенно жадного сородича, чтобы тут же отдать его голодному малышу. Правда, становясь подростком, молодой павиан вместо еды начинает получать от вожака тычки и пинки: детство кончилось, пора жить взрослой жизнью. А у вожака новые любимцы, которых он учит и оберегает.
Павианы-фурии изобретательны и мастерски используют предметы. Обезьяна, научившаяся использовать новый предмет, или открывшая новый способ добычи пищи, высоко поднимается в иерархии. Разные кланы владеют разными «ноу-хау», передавая их от поколения к поколению. И у одного из кланов есть в коллективной копилке опыта способ добыть вкусное нежное мясо белки-садовника, причём довольно легко.
Самец «№ 2» в иерархии клана пробует на вкус листья деревьев и осматривает землю в поисках следов пребывания белок. Наконец он находит то, что искал - сладковатые листья и мелкий помёт в больших кучках. Тихим уханьем он сообщает о находке. Павианы, стараясь не шуметь, высматривают гнездо белок на одной из вершин. Его легко заметить с земли, если знать, где искать. Запомнив место, обезьяны уходят.
На отдалённой речной отмели они ищут камни небольшого размера. Набрав по горсти камней, неуклюжей походкой на задних лапах они приближаются к кустам, растущим вблизи замеченного дерева. Там они сваливают камни в кучку. А самец «№ 2» отыскивает длинную ветку и обдирает с неё почти все листья, оставив пучок на верхушке. Он знает, как выманить белок.
Наступает вечер, солнце клонится к закату. Павианы-охотники занимают позицию за кустами. Самец «№ 2» тихо приближается к дереву, прячется под толстой веткой, зацепляет её заготовленным прутом и начинает дёргать листву. Результат не заставляет себя ждать - около двадцати маленьких защитников дерева выскакивают со свирепым стрекотанием на ветви. Однако они не видят врага... и прежде, чем успевают что-либо сообразить, в них летит град камней и палок. Несколько белок тут же падают замертво, а по тем, кто пытается убежать, летит новая порция камней. Самец павиана под деревом продолжает дёргать ветку, вызывая новые отряды защитников. Одна из спасающихся белок издаёт резкий свист - сигнал тревоги, но её тут же сбивает метко брошенный камень. Результат нападения - полтора десятка убитых белок. Павианы подбирают мёртвых белок, но когда один из молодых самцов пытается съесть одну тушку, самец-вожак отвешивает ему крепкую затрещину, сопровождая её негодующим уханьем.
Ночь в колонии белок проходит очень неспокойно. Зверьки обнюхивают воздух и прислушиваются, ожидая пропавших соседей, но некоторые из их сородичей уже никогда не вернутся в гнёзда.
Утром павианы снова предпринимают атаку на беличью колонию. В кустах ещё остались камни, а с утра очень хочется есть - не всем достались беличьи тушки. Да и может ли крошечный зверёк насытить крупную прожорливую обезьяну? Атаку на белок предпринимают подростки, которым досталась всего пара тушек на всех. Тихо подкрадываются они к дереву белок. Некоторые из них вооружились палками, хотя пользоваться ими толком ещё не умеют. Один из старших подростков тыкает в ветку дерева длинной палкой, надеясь выманить белок. Но в ветвях мелькает лишь одна белка-часовой. Она прекрасно видит нападающего, издаёт громкий свист, уворачивается от неумело брошенной палки и скрывается в листве. Опытные павианы вернулись бы лишь через несколько дней, когда белки позабудут о них. Но молодым ещё учиться и учиться.
Молодые павианы не знают, что есть те, кто может напасть на них. Выросшие в стаде, они привыкли быть осторожными лишь тогда, когда предупреждают старшие. И одному павиану-подростку грозит опасность. В поисках хорошего камня он отошёл далеко от товарищей, и это не осталось незамеченным. Кошка-герцог, великолепный гривастый самец, следит за молодой обезьяной из высокой травы. Он прекрасно видит беспечного детёныша, и когда подросток нагибается, чтобы отковырять из земли камень, совершает бесшумный и точный прыжок. Ни звука не издал подросток-павиан, когда острые клыки прокусили его затылок и шею.
Похоже, павианы-подростки очень заняты охотой на белок и их не обеспокоило исчезновение одного из них. Однако ветер доносит до них незнакомый запах. Возглас удивления одного из подростков заставляет остальных бросить бесполезное занятие и выпрямиться. К сахарным деревьям приближается большая группа огромных обезьян гориллад. Впереди движется крупный гривастый самец, поодаль от него подростки и самки с детёнышами. Молодые павианы никогда не видели гориллад: эти обезьяны живут в предгорьях и спускаются на равнины только в период созревания плодов, в том числе плодов сахарного дерева. Один из самых смелых подростков пытается сделать то, что успешно удавалось его папе, вожаку стада. Он громко визжит и кидает камень в подростка гориллады. Камень попал в цель, и молодая самка гориллады жалобно застонала, схватившись за ушибленное плечо. Самец-вожак семьи гориллад встаёт на задние лапы, закатывает верхнюю губу на плоский нос, обнажая блестящие розовые дёсны с крупными белыми зубами, и ревёт леденящим душу голосом. Молодые павианы быстро понимают, кто главнее, и спешно оставляют поле боя.
Гориллада, несмотря на дальнее родство с павианами-фуриями - растительноядная обезьяна. Обычно она питается зеленью горных деревьев, кустарников и трав, но охотно лакомится плодами и прекрасно знает сроки их созревания.
Группа гориллад несколько дней проводит в роще сахарных деревьев. Они наслаждаются изобилием плодов, но в этом сезоне урожай настолько велик, что много плодов остаётся не съеденными. И тогда начинается один из праздников саванны.
Сахарное дерево привлекает обезьян одним свойством, которое сгубило тысячи других приматов, людей, за 25 миллионов лет до этого времени. Плоды сахарного дерева настолько богаты сахарами, что порой начинают бродить прямо на дереве. А вниз шлёпаются уже «созревшие», богатые алкоголем плоды. Съев их достаточно много, травоядное может сильно опьянеть. И горилладам это состояние нравится не меньше, чем в прошлом людям. Они отыскивают забродившие плоды и поглощают из в большом количестве. Животы этих обезьян превращаются в бродильные чаны, бедных приматов мучает отрыжка. Но чего не стерпишь ради блаженства, пусть и столь сомнительного!
Скушав изрядное количество плодов, гориллады отдыхают, привалившись к стволу дерева. Подростки неуклюже резвятся и кувыркаются в траве, а крупный вожак храпит под лучами солнца прямо в траве. Невдалеке неверным шагом плетётся огромная генетта-убийца. Но сейчас она не оправдывает своего громкого имени: праздник неоценового Бахуса не обошёл и её. Мутный взгляд и шаткая походка выдают в огромном хищнике большого любителя плодов сахарного дерева. Из-под ног генетты взлетает птица, и замысловатыми зигзагами скрывается в траве. Праздник коснулся всей саванны. Хорошо, что такие урожаи случаются не каждый год, и «пьяные фрукты» быстро сгнивают, уберегая животных саванны от беспробудного пьянства.
Присутствие гориллад не тревожит белок-садовников. Их колония залечивает раны, нанесённые столкновением с павианами-фуриями. Пока гориллады отдыхают в роще сахарных деревьев, павианы носа туда не покажут. За несколько дней к колонии пристала пара молодых белок из соседней рощи. Подростки этого вида, самцы и самки, уходят из колонии, где живут их родители. Они могут основать новую колонию, либо пристать к уже существующей. Новичков принимают, поскольку они показывают аборигенам колонии жесты подчинения: поджимают яркие полосатые хвосты. Белки из колонии обнюхивают новичков; при этом их хвосты подняты вверх трубой и держатся сообразно рангу - чем главнее белка, тем выше поднят хвост.
Новичкам позволено жить в колонии, поскольку от встречи с павианами погибло несколько взрослых и молодых животных. В другое время их выгнали бы прочь.
Гориллады - залог того, что на колонию белок никто не нападёт с земли. Но есть и другая опасность, которая приходит сверху - хищные птицы. На вершине гнезда в зарослях растений постоянно дежурят несколько часовых - крепких старых белок. Они недостаточно проворны и сильны, чтобы охранять дерево от травоядных, но их зрение позволяет распознать пернатых хищников. Об опасности они сообщают всё тем же пронзительным свистом.
Полдень, солнце беспощадно светит с африканских небес. От жары белки прячутся в гнездо или под широкие листья сахарного дерева. А часовые изнывают на самом солнцепёке. Одного за другим их морит крепкий сон. И последний часовой засыпает в тени листа орхидеи. Но напрасно они предались отдыху: пернатые хищники близко. И это не орёл или коршун, который охотится в одиночку. Это более умные, коллективные хищники - попугаи.
Африканский попугай-падальщик сравнительно недавно освоил хищнический образ жизни. Стаи этих проворных зелёных птиц с голыми серыми лицами промышляют падалью, обгладывая остатки добычи крупных хищников. Могучим клювом попугаи дробят даже толстые кости, добираясь до костного мозга. А ещё такие клювы подходят для разорения гнёзд белки-садовника. Пролетая над саванной, стая птиц издаёт громкие неприятные крики, похожие на карканье вороны. И этот крик будит задремавшую белку-часового. Пронзительный свист запоздал: птицы увидели пёстрого зверька, как только он пошевелился. И вот стая крупных зелёных попугаев начинает кружиться над гнездом белок. Многие белки прячутся в листве, надеясь, что их не заметят. Но попугаев-падальщиков интересует содержимое гнезда - детёныши белок.
Словно по команде стая птиц опускается на гнездо и начинает крушить его клювами. Птицы отрывают растения, ломают и грызут ветки, из которых сплетено гнездо. И вот хищники добрались до гнездовых камер. Писк детёнышей, которых вытаскивают птицы, заставляет нескольких белок броситься в атаку на пернатых грабителей: материнский инстинкт пересиливает инстинкт самосохранения. Вцепляясь в оперение крылатых мародёров, белки рвут перья и стараются укусить попугаев. Но у попугаев есть преимущество: они могут нападать с воздуха. Взлетая, птицы бьют белок клювом по голове. Один из попугаев охотится на пару со своей подругой: пока самец с воздуха нападает на белку, самка бросается на грызуна сбоку и перекусывает позвоночник белки. Пара попугаев улетает, самец держит в клюве тушку белки - им достаточно и этого. Постепенно одна за другой птицы улетают: белки сопротивляются сильно, а с каждым улетевшим попугаем смелость белок растёт. И вот уже последний попугай пытается удрать, но из хищника он превратился в жертву: белки схватили его и искусали насмерть.
Под сахарным деревом спит самец гориллады. Зелёное пушистое перо опускается сверху на его нос, заставляя могучую обезьяну громко чихнуть.
На дереве в полукилометре от колонии белок попугаи-падальщики устраиваются на отдых. Супружеские пары чистят оперение друг другу, а одна из пар поедает тушку убитой белки. Самка прижимает тушку лапой к ветке, и они с самцом по очереди отщипывают кусочки мяса. При этом то одна, то другая птица, поднимая хохолок, огрызается на соседей, пытающихся урвать свою долю мяса.
В отличие от белок-садовников, попугаи-падальщики вне сезона гнездования питают охоту к перемене мест. Стаи этих птиц в поисках добычи кочуют по саванне. Изредка они наведываются и к огромной реке, протекающей по саванне там, где в историческое время была пустыня Сахара. Эта река - бывший Нил, вернувшийся в своё древнее русло. И вокруг этой реки - свой мир живых существ.

Бестиарий

Белка-садовник (Sciurus decorator)
Отряд: Грызуны (Rodentia)
Семейство: Беличьи (Sciuridae)

Место обитания: Северная и Центральная Африка, редколесья и леса, кроме дождевого леса.

Рисунок Ламберта

Исходный вариант изображения -
рисунок Арсения Золотникова

Белку можно назвать настоящим «живым ископаемым»: род Sciurus существует в практически современном виде с олигоцена. Единственное обстоятельство мешает это сделать: широкое распространение и большое разнообразие белок в эпоху человека. Представители семейства Sciuridae легко смогли выжить во время массового вымирания и дать начало новым видам эпохи неоцена: исчезли лишь наиболее узко специализированные виды и обитатели дождевых лесов, площадь которых сократилась в эпоху человека и последовавший за ней ледниковый период.
Один из многочисленных африканских видов белок – белка-садовник, древесный грызун типичного «беличьего» облика. Размерами белка-садовник не превышает обыкновенную белку (Sciurus vulgaris). Она окрашена очень ярко и броско: у неё ярко-рыжие голова и тело, чёрные уши и продольная полоска на спине, белое брюшко, длинный поперечно-полосатый чёрно-белый хвост (похож на хвост лемура Lemur catta). С помощью положения хвоста белки подают друг другу сигналы и общаются. Голос этого грызуна – стрекотание, при опасности – резкий свист (как у сусликов).
Белка-садовник является социальным видом грызунов. Она обитает большими колониями на деревьях со съедобной листвой и плодами, явно предпочитая сахарное дерево за сладковатый вкус его листвы и обильное, хотя и сезонное плодоношение. Белки обитают колониями на вершине обжитого ими дерева, где строят огромное коллективное гнездо. Верхняя часть такого гнезда маскируется большим количеством эпифитных растений и просто стеблей трав, которые белки притаскивают с соседних деревьев и втыкают в крышу гнезда. Некоторые растения успешно приживаются, поскольку их корни проникают через рыхлые стенки гнезда в гнёзда белок и получают дополнительное минеральное питание в виде выделений этих грызунов. Колония состоит из главной размножающейся пары, множества подчинённых пар (без жёсткой иерархии между ними) и многочисленных молодых холостяков, прибывших из других колоний. Собственные детёныши (плодовитость этих белок составляет 3 выводка за год по 7 – 9 детёнышей) быстро растут и в скором времени молодые самцы изгоняются из колонии. Некоторое время они ведут уединённую жизнь, разыскивая подходящее место для жизни. В это время значительная часть их гибнет. Становясь достаточно взрослыми, молодые животные присоединяются к уже существующим колониям и образуют пары внутри них.
Белки ухаживают за обжитым деревом: они собирают насекомых-вредителей (которые одновременно служат «мясной» белковой подкормкой), обгрызают и выбрасывают сухие ветви и слишком длинные побеги, собирают с ветвей поселяющиеся эпифитные растения и лианы. Молодое дерево вначале лишь посещается особями из соседней крупной колонии, а затем, когда дерево подрастает, на нём образуется собственная постоянная колония белок.
Своеобразна активная защита белкам дерева от крупных травоядных: как только животные почувствуют присутствие травоядных (обычно по запаху и шевелению ветвей), часть колонии бросается на защиту дерева. Они перебегают на ближайшие к «возмутителю спокойствия» ветви и начинают громко кричать. Если это не помогает, некоторые из белок кусают травоядное животное в морду и губы, а наиболее смелые прыгают на голову зверя и кусают его кожу. Когда чужак отходит от дерева, белки быстро перепрыгивают на ветви и возвращаются в колонию.
Несмотря на столь эффективную защиту, у белки-садовника очень много врагов. Этих грызунов поедают птицы и хищные звери, а также змеи, охотящиеся на белок по ночам. Продолжительность жизни этого грызуна редко превышает 2 года.

Павиан-фурия (Feropapio furiosus)
Отряд: Приматы (Primates)
Семейство: Мартышковые (Cercopithecidae)

Место обитания: саванны и редколесья Северной Африки.

Рисунок Евгения Хонтора

Исходный вариант изображения - рисунок Павла Волкова

В эпоху антропогенного биологического кризиса, и при наступлении ледникового периода на рубеже голоцена и неоцена большинство приматов было обречено на исчезновение. Тропические леса, места обитания многих из них, были одним из наиболее уязвимых биотопов на суше. Поэтому разнообразие приматов к раннему неоцену сильно сократилось. Но приматы обитают не только в лесах. Небольшое количество видов приматов освоило открытые места обитания – саванны и горы. Таковы некоторые макаки, мартышки, павианы и гелады. При наступлении глобальной экологической катастрофы у них был шанс на выживание, и они использовали его в полной мере. Расширение открытых мест обитания за счёт исчезновения лесов при иссушении климата позволило им распространиться и даже занять новые экологические ниши.
Павиан-фурия – один из приматов неоцена, потомок бабуина (Papio cynocephalus). Приспособленный к жизни на открытых пространствах, этот вид успешно существует в саванне. Это примат средних размеров: самцы весят до 50 кг, самки около 30 кг. Этот вид живёт семейными группами по 10 – 20 животных под предводительством крупного самца. Внутри групп царит жёсткая иерархия, поддерживаемая путём устрашения соперников позами и жестами.
Внешне павиан-фурия похож на павианов, известных в эпоху голоцена. Он отличается от них укороченным хвостом и седалищными мозолями ярко-синего цвета с белой каймой. Животное ведёт преимущественно наземный образ жизни, быстро бегает на четырёх лапах на короткие дистанции и неохотно лазает по деревьям.
Общий окрас тела этой обезьяны песочно-жёлтый; у самцов имеется большая серая грива, особенно сильно развитая у доминирующего самца. Челюсти павиана-фурии короче, чем у современных павианов – это самая короткомордая из «собакоголовых» обезьян. Такая особенность позволяет развивать большее усилие при сжатии челюстей и помогает питаться жёсткой и твёрдой пищей. Кости челюстей очень прочные, а зубы с заостренными режущими кромками больше похожи на зубы хищника, нежели примата. Клыки у этого примата длинные; у самцов клыки верхней челюсти выступают из закрытого рта. Рацион животного претерпел значительные изменения по сравнению с павианами эпохи голоцена: павиан-фурия всеяден с ярко выраженным уклоном в хищничество. Большую часть его рациона составляют мелкие и средних размеров животные – грызуны, рептилии, птицы и их птенцы. Эта обезьяна может поедать падаль, обгрызать мясо и хрящи с костей убитых хищниками животных. Павианы-фурии следят за птицами-падальщиками, обитающими в саванне, и вслед за ними разыскивают падаль или остатки добычи хищников. У туши крупного животного эти обезьяны собираются десятками. Если возле добычи собираются два клана, между ними вспыхивает шумная потасовка, сопровождаемая громкими воплями.
Часто группа павианов-фурий организованно охотится на животных. Наиболее примечательной особенностью их поведения является использование орудий труда: обезьяны применяют на охоте палки и камни, бросая их в добычу. Палками и камнями павианы-фурии отбиваются от хищников, или отгоняют их от свежеубитой добычи. Бывают случаи, когда павианы-фурии забивают своих врагов насмерть. По способности применять орудия труда павианы-фурии несколько уступают шимпанзе эпохи голоцена. Возможно, это связано с тем, что они обычно передвигаются на четырёх конечностях.
Разные группы этих животных используют разные методы охоты, передаваемые обучением от старших к младшим. Молодняк павианов-фурий долгое время учится приёмам охоты, наблюдая за взрослыми особями с почтительного расстояния.
Приблизительно раз в два года самка рождает всего лишь одного детёныша. Он очень долго зависит от матери, которая кормит и защищает его. Кроме неё, за детёнышем ухаживают «тётушки» - другие взрослые самки клана. Вожак клана также принимает участие в воспитании детёнышей, укрепляя своё место в иерархии группы. Впрочем, это его долг: как правило, все детёныши клана являются детьми самца-вожака.
Подростки являются наиболее агрессивными и бесправными членами группы: они вынуждены рассчитывать только на свои силы в борьбе за пищу, и не имеют материнской поддержки. Их попытки подняться в иерархии стада свирепо пресекаются доминирующим самцом, пока он достаточно силён, чтобы поддерживать свой авторитет.
Молодое животное может реально бросить вызов доминирующему самцу лишь в возрасте около пяти лет, будучи в расцвете физических сил. Но до этого возраста, как правило, доживает только один самец из шести – семи детёнышей. Выживаемость молодых самок выше: если их изгоняют взрослые самки группы, они легко вливаются в другой клан. Продолжительность жизни этих обезьян составляет около 20 лет.

Гориллада (Neotheropithecus giganteus)
Отряд: Приматы (Primates)
Семейство: Мартышковые (Cercopithecidae)

Место обитания: редколесья, предгорья и горные районы Северной Африки.

Ещё один вид обезьян, чьи предки выжили при массовом вымирании. Будучи потомком современной обезьяны гелады (Theropithecus gelada), обитателя сухих горных лугов Африки, гориллада сильно выиграла от распространения саванны по огромным территориям севера Африки и региона бывшего Средиземноморья. Этот примат является исключительным вегетарианцем, но прекрасно защищён от нападений хищников благодаря огромному размеру и физической силе. Эта обезьяна сравнима по размерам с гориллами человеческой эпохи. Взрослый самец гориллады весит до 250 кг и достигает роста 2 метров, когда стоит на задних лапах. Самка значительно мельче: её вес не превышает 150 кг. Телосложением этот примат также напоминает гориллу: у гориллады руки длиннее ног, поэтому, когда обезьяна стоит на четырёх конечностях, её спина наклонная. В отличие от гориллы, гориллада при движении на четырёх конечностях опирается не на костяшки пальцев, а на ладонь. Несмотря на внушительные размеры, эти приматы умеют лазать по деревьям. Особенно часто это делают детёныши и подростки, хотя изредка на дереве можно увидеть крупного взрослого самца. Хвост гориллады очень короткий, снаружи заметна лишь пышная кисточка волос.
Цвет шерсти взрослого животного смоляно-чёрный; половозрелые самцы имеют пепельно-серую гриву, похожую на львиную, которая с возрастом седеет. Детёныши отличаются по окраске от взрослых особей: они серые, и темнеют по мере взросления. На груди этих обезьян есть ярко-красное пятно голой кожи, окружённое широкой полосой белой шерсти. Демонстрация этого пятна имеет место при установлении отношений доминирования в группе, или при угрозе хищнику. При этом гориллада встаёт на задние лапы, и яркая метка хорошо видна агрессору. Лицо этой обезьяны голое, розово-красного цвета. У агрессивно настроенной особи кожа на лице становится значительно ярче. От гелады эта обезьяна унаследовала ещё один приём угрожающей демонстрации: она вздёргивает и выворачивает верхнюю губу, демонстрируя дёсны и крупные зубы.
Вегетарианский рацион и питание жёсткой растительностью привели к тому, что челюсти гориллады стали короткими и широкими, а жевательные мускулы – сильными. Коренные зубы этой обезьяны массивные, с широкой коронкой и тупыми округлыми буграми. Клыки лишь немного длиннее резцов, и меньше мешают пережёвывать растительную пищу. Гориллады питаются клубнями и луковицами, листьями и семенами злаков. Они не владеют навыками орудийной деятельности, и добывают подземные части растений, пользуясь прочными ногтями.
Гориллада обитает в тёплых редколесьях и на хорошо прогреваемых склонах гор, где держится стадами по 30 – 40 особей. Изредка, к моменту обильного плодоношения деревьев, некоторые стада переходят в саванну. Но после окончания сбора плодов они уходят обратно в горные леса. Стадо состоит из нескольких семейных групп под предводительством крупного доминирующего самца. Фактически, он является отцом большинства детёнышей в стаде, поскольку обладает преимущественным правом на спаривание. Но отношения между самцами в стаде гориллад значительно менее напряжённые и агрессивные, чем у павианов эпохи голоцена. Самка рождает детёныша один раз в три года, и заботится о нём практически до появления следующего детёныша. Из-за сравнительно спокойного отношения доминирующих особей к подросткам молодняк достаточно долго остаётся в родительской группе: самка может остаться в ней на всю жизнь. Взрослеющие самцы часто покидают родительские группы и образуют свои холостяцкие стаи. Иногда при потере самца-доминанта группа может пристать к одной из соседних групп обезьян.
Молодое животное достигает типичных размеров взрослой особи на седьмом году жизни, но самка к этому времени уже может родить первого детёныша. Продолжительность жизни гориллады составляет около 50 лет.

Попугай-падальщик (Carnopsittacus ferox)
Отряд: Попугаеобразные (Psittaciformes)
Семейство: Попугаевые (Psittacidae), подсемейство Настоящие попугаи (Psittacinae)

Место обитания: Северная Африка южнее Средиземноморских болот; саванны и редколесья, леса в предгорьях.

Большинство попугаев является лесными птицами и вегетарианцами, но это не строгое правило. Среди попугаев эпохи голоцена были известны обитатели открытых местностей, гор и саванн, а также частично животноядные виды. Так, наблюдениями в неволе было установлено, что многие виды попугаев охотно поедают животную пищу – мясо и сало, личинок насекомых. Противоречивы сведения, утверждающие, что попугай нестор, или кеа (Nestor meridionalis) умел убивать овец, однако эти попугаи охотно поедали трупы павших овец. Попугаи большей частью гнездятся в дуплах деревьев, но есть виды, гнездящиеся на земле, в норах, или строящие себе плетёные или коллективные крытые гнёзда из веток и хвороста.
При наличии исключений такого рода неудивителен тот факт, что в неоцене на Земле сохранились попугаи. Многие из них ведут образ жизни, нетипичный для большинства известных в эпоху человека видов. Так, крупный потомок новозеландских кеа в неоцене перешёл к хищничеству. Животноядным является снежный попугай, обитающий в Андах. В африканских саваннах у них есть «коллега» - попугай-падальщик. Эти птицы кажутся исключением из слишком большого числа «правил» для отряда, но при изменении природных условий и вымирании самих «правил» (т. е. большинства лесных попугаев) именно такое изменение образа жизни позволило им выжить.
Попугай-падальщик – это относительно крупная стайная птица. Он весит до 1,5 кг при размахе крыльев до 1,7 м. Длина тела этой птицы вместе с хвостом около 60 см. Он обитает в саваннах и редколесьях, и вне гнездового сезона собирается стаями до 100 птиц и более. Оперение самца и самки цветом не различается. Птицы обоих полов окрашены в зелёный цвет с белыми перьями под крыльями (эти пятна видны в полёте и служат знаком опасности для стаи, когда одна из птиц внезапно взлетает); перья хвоста красные.
Специфический рацион вызвал некоторые изменения в облике птицы: на боках головы (от клюва до ушного отверстия), горле и верхней части груди нет перьев. В этих местах кожа серая, а вокруг глаз она образует синеватое кольцо. На темени и затылке перья более длинные, чем на шее. Они образуют особого рода «хохолок», положением которого птицы выражают своё эмоциональное состояние. Клюв этого попугая имеет характерную для попугаев форму. Он чёрный с узкой вертикальной белой полосой. Голос этой птицы напоминает скрежет и скрип.
Попугаи-падальщики питаются почти исключительно пищей животного происхождения. Они добывают её разнообразными способами: выкапывают из земли личинок насекомых, ловят и поедают мелких позвоночных. Эти попугаи нападают на мелких зверей и птиц, ищут разоряют птичьи гнёзда. Мощный клюв позволяет птицам разламывать покровы крупных жуков, и даже панцири мелких черепах. Эти попугаи часто кружатся высоко в небе, и, подобно грифам эпохи человека, высматривают падаль или добычу крупных хищников. Они охотно поедают даже полуразложившееся мясо. Если мяса не хватает, птицы обгрызают хрящи и дробят кости в поисках костного мозга.
Эти птицы гнездятся группами в речных обрывах или горных районах, клювом и лапами выкапывают в глинистой почве длинные норы (до 2 метров длины, шириной до 30 см). В кладке попугая-падальщика 2 – 3 крупных яйца. Птенцы вылупляются голыми и слепыми. Родители совместно ухаживают за ними, кормят полупереваренной пищей и приносят воду в зобу. Развитие птенцов длится около 3 месяцев, и в это время они подвергаются опасности нападения со стороны змей, крупных ящериц и мелких хищников из числа млекопитающих. При нападении хищника попугаи-падальщики обороняются целой стаей. Они по очереди налетают на агрессора, наносят ему мощные удары крыльями, и сильно кусаются. Слаженная групповая защита повышает выживаемость потомства: практически 90% вылупившихся птенцов доживает до вылета из гнезда. Они становятся половозрелыми в возрасте около 3 лет, а продолжительность жизни составляет 50 – 60 лет, и даже больше.

Гербарий

Сахарное дерево (Adansonia saccarisissima)
Порядок: Мальвовые (Malvales)
Семейство: Бомбаксовые (Bombacaceae)

Место обитания: Северная Африка (включая горы Атлас), Гибралтар, Аравия; саванны и редколесья.
Крупные травоядные животные и равнины, поросшие травами, составляют неразрывное единство и эволюционируют совместно. Крупные травоядные поедают и вытаптывают большую часть кустарников и деревьев, позволяя расти злакам и некоторым другим видам растений, устойчивым к вытаптыванию. Тем не менее, в саванне встречаются участки кустарников и отдельные островки древесной растительности. Среди деревьев североафриканской саванны примечательно очень крупное дерево, достигающее высоты 20 и более метров. Толстый стволом явственно указывает на родство этого дерева с баобабами эпохи человека. Это действительно один из видов рода Adansonia, который называется сахарное дерево. Крона этого вида раскидистая, зонтиковидная, шириной до 25 – 30 м. Вершина сахарного дерева обычно усечённая; иногда её подгрызают для строительства гнезда белки-садовники – небольшие грызуны, обычно селящиеся в кроне этого вида. Кора у основания ствола толстая и морщинистая, на ветвях гладкая, желтовато-серого цвета. Листья сахарного дерева простые, пальчато-рассечённые. Они достигают очень большого размера: черешок листа длиной до 30 см, пластинка диаметром до 40 см. Корни сахарного дерева очень мощные; они доходят до водоносных слоёв почвы, что позволяет дереву сохранять большую часть листвы даже в сухой сезон.
Сахарное дерево умеет добывать воду там, где многие другие деревья погибли бы от сухости почвы. Но это очень светолюбивое растение. В облеснённых районах сахарное дерево избегает зарослей других растений, и встречается на сухих возвышенностях, где конкуренция с ними слабее. В горах Атлас это растение предпочитает жаркие южные склоны, где успешно конкурирует с прочими деревьями.
Растение получило название за одну необычную особенность, которая, несомненно, была бы замечена и оценена в эпоху человека. Но в неоцене людей нет, и удивительные свойства сахарного дерева доступны только животным. Это дерево очень богато сахарами. Они синтезируются в его листве в таких количествах, что листья имеют явный сладковатый вкус. Это приспособление развилось в результате длительного симбиоза предков сахарного дерева и древесных грызунов, распространявших их плоды и обитавших на их кронах. Оно же является причиной тесных симбиотических отношений сахарного дерева и белок-садовников.
Цветки сахарного дерева крупные, одиночные, белого цвета с кремовым оттенком. Диаметр цветка достигает 20 см, в его центре растёт множество тонких тычинок, обильно вырабатывающих пыльцу. Цветки на длинных висячих цветоносах раскрываются в сухой сезон, ночью, и всего на несколько часов. Они опыляются бабочками и летучими мышами, но белки-садовники также любят лакомиться нектаром и охотно принимают участие в опылении. Ночь, когда цветёт сахарное дерево – это единственная ночь в году, которую эти грызуны проводят без сна по своей воле.
Плоды сахарного дерева также богаты сахарами. Они крупные (до 2 кг) с сочной рыхлой мякотью и плотной кожурой. Семена этого растения распространяются птицами и травоядными животными. Это дерево плодоносит сезонно, обычно незадолго до сезона дождей. Это позволяет привлечь сочными плодами возможных распространителей семян (птиц и зверей), а также приурочивает прорастание семян в начале сезона дождей. При обильном урожае часть плодов начинает бродить прямо на дереве и накапливает изрядное количество алкоголя в мякоти, остающейся внутри кожуры. Животные, съев слишком много таких плодов сахарного дерева, пьянеют. Молодое дерево не имеет сладкого вкуса листьев и сбрасывает их на сухой сезон. Лишь к 10 – 15 годам, окрепнув, дерево начинает вырабатывать сахар. Оно впервые зацветает в возрасте 20 лет, и живёт до 400 - 500 лет.

Следующая

На страницу проекта