Зелёная жемчужина Тихого океана

 

Путешествие в неоцен

 

Зелёная жемчужина Тихого океана

 

 

 

Человек – это, пожалуй, единственный вид живых существ, который по своей разрушительной деятельности может сравниться с самыми масштабными стихийными бедствиями. Только он способен смещать границы различных природных зон, быстро, за несколько десятилетий, менять состав флоры и фауны. Его влияние распространяется даже на климат планеты. Особенно сильно последствия его деятельности в историческое время отразились на хрупких экосистемах островов, в частности, Гавайских.
До появления человека Гавайские острова представляли собой царство растений, насекомых и птиц. Млекопитающие были представлены здесь всего лишь тюленями и летучими мышами. Здесь не было ни наземных зверей, ни земноводных, ни рептилий – никто из них не мог бы добраться на острова естественным путём. Зато птицы Гавайских островов отличались редкостным многообразием. В лесах водилось множество медососов и гавайских цветочниц, на побережьях гнездились разные виды морских птиц. Хищники были представлены ястребами и совами. Самыми крупными видами гавайских птиц были огромные нелетающие гуси и ибисы. Известная людям нене, или гавайская казарка (Branta sandwichensis) – это самый маленький вид гусей, гнездившихся на этих островах на памяти человека. Кроме неё на островах жили ещё два вида уток – лайсанский чирок и гавайская кряква колоа. В лесах водились пастушковые птицы, не умеющие летать.
Растительность островов была представлена множеством эндемичных растений, выработавших причудливые адаптации для выживания. Многие виды деревьев вступили в симбиоз с птицами, и могли опыляться исключительно одним их видом. Особые виды растений обитали в горах, выработав изощрённые приспособления к существованию в экстремальных условиях.
С появлением людей, переселенцев из Полинезии, численность и разнообразие местных птиц стали уменьшаться. Одни виды были быстро уничтожены охотниками ради мяса или перьев, другие вымерли или стали редкими из-за разрушения мест обитания. Завезённые людьми крысы и свиньи также внесли вклад в истребление местных птиц. После того, как острова были открыты европейцами, положение местной фауны резко приблизилось к катастрофическому. В «европейский» период колонизации на Гавайские острова были завезены змеи, гекконы и сцинки, лягушки, жабы, мангусты и кошки, а также олени нескольких видов и ослы. Растительность островов серьёзно пострадала от этих чуждых экосистеме островов видов, и ещё от прямого уничтожения человеком. Люди вырубали леса ради ценной древесины или для создания плантаций культурных растений, завозили с континентов новые растения. Эти виды растений вытесняли местную флору, оказавшуюся неконкурентоспособной по сравнению с ними. Вымирание эндемичных птиц часто приводило к тому, что растение, которое они опыляли, также исчезало. Люди завезли на острова большое количество экзотических птиц с разных континентов, и эти пришельцы начали вытеснять аборигенные виды птиц. Лишь единичные виды местных птиц оказались достаточно конкурентоспособными, чтобы какое-то время сопротивляться вторжению чужаков. А когда на острова попали комары, принесшие с собой ряд смертельных для местных птиц болезней, ещё несколько видов птиц быстро исчезло с лица Земли. Так коренная гавайская флора и фауна оказались на грани полного уничтожения.
В историческую эпоху люди пытались бороться с катастрофическим оскудением флоры и фауны островов, но исчезновение на Земле человека ещё больше усугубило ситуацию. Не контролируемые им пришлые виды животных и растений за несколько десятков тысяч лет полностью уничтожили коренную гавайскую флору и фауну. Однако время их триумфа также подошло к концу: климат на Земле менялся, причём явно не в лучшую сторону. С полюсов тянулись блестящие языки ледников, покрывающих собой континенты. А поверхность морей всё дольше и дольше оказывалась скованной льдом. Огромные ледяные поля откалывались от тихоокеанского пакового льда и дрейфовали в тропические широты, часто достигая даже вод вблизи Гавайских островов. Континентальные ледники собрали в себя огромные массы воды, и уровень океана понизился; океанские течения меняли направления и отклонялись от прежних путей. Климат стал более сухим и контрастным.
Примерно через 5 миллионов лет после исчезновения человека Земля оказалась в тисках длительного и сурового оледенения. Гавайи эпохи раннего неоцена разительно отличались от покрытых буйными тропическими джунглями островов, что были на памяти человека. Из-за снижения уровня океана острова стали больше, и между некоторыми из них появились сухопутные перешейки, позволившие представителям наземной фауны расселяться на новые территории. Поэтому в ледниковую эпоху число узкоареальных эндемичных островных видов животных и растений заметно сократилось. В ледниковый период на островах было по-прежнему влажно, но в целом климат заметно изменился. С океана часто дул промозглый сырой ветер из скованной льдами Северной Америки, едва успевая прогреваться над Тихим океаном. Большую часть года над островами проливались дожди и стояли туманы. Лето, хотя и жаркое, было коротким. В ледниковую эпоху вершины гавайских гор были покрыты толстым слоем снега, ниже которого простирался пояс каменистой горной пустыни. Ещё ниже его сменяли луга из злаков и осоки, а в долинах господствовали кустарники – в основном потомки завезённой на Гавайи ежевики и других континентальных видов: китайский можжевельник, рододендроны из Гималаев, бирючина и мушмула с Дальнего Востока.
В эпоху ухудшения гавайского климата некоторые леса этого региона, образовавшиеся в горах, были немного похожи на леса Новой Зеландии или Тасмании: папоротники образовали древовидные формы, иногда достигавшие высоты 5 – 6 метров. Это было достаточно быстрым процессом: в числе наиболее успешных растений-захватчиков, завезённых людьми, оказался австралийский древовидный папоротник Cyathea cooperi, которому пришлось совсем немного измениться с наступлением ледниковой эпохи, чтобы стать ещё крупнее и образовывать практически сплошные заросли. Папоротниковые леса ледникового периода были плотными и тенистыми, а место трав занимали мхи, густым ковром покрывавшие почву.
Ледниковый период и относительно прохладный климат на Гавайях привели к тому, что вымерла практически вся коренная гавайская растительность, и значительная часть завезённых из тропиков экзотов. Но часть видов-вселенцев успешно пережила эти изменения климата. Среди них были эвкалипты и араукарии, завезённые из Австралии, некоторые виды акаций, европейские маслина и гранат, а также сосны, завезённые из Северной Америки. Эти виды образовывали леса в теплоумеренных областях островов, поднимаясь по склонам гор. А на хорошо освещённых горных склонах формиум (Phormium tenax), или «новозеландский лён» образовывал густые заросли. Малоплодородные вулканические почвы заселил бамбук (Bambusa vulgaris) – один из самых быстро расселяющихся и агрессивных вселенцев на Гавайи. Этот гигантский вид злаков широко распространился по прогреваемым южным склонам гор, образуя сплошные заросли, тянущиеся на многие километры. Отмирая после цветения, бамбук на какое-то время уступал другим растениям занятые территории, но затем быстро заселял их вновь.
В более тёплых низинных местах произрастали остатки теплолюбивой флоры, большей частью завозной. Здесь господствовала гуайява (Psidium), разные виды фикусов, хлебное дерево (Artocarpus), веерные и перистые пальмы разных видов, гревиллея (Grevillea robusta, Gr. banksii), или «шёлковый дуб», из Австралии. Над лесами горделиво возвышались покрытые красными гроздьями крупных цветков кроны «пламени леса», делоникса царского (Delonix regia), бобового растения из Азии. На Гавайях нашли вторую родину даже одичавшие цитрусовые (род Citrus) – потомки лимона и апельсина. Несколько поколений этих растений, возобновлявшихся семенами, практически потеряли все свойства культурных видов. Лишь изредка в лесах попадались одичавшие цитрусовые со сладкими или крупными плодами, словно «вспомнившие» о культурном прошлом своих предков. Эти леса, состоящие почти полностью из чуждых Гавайским островам растений, делали непроходимыми лианы: монстера, филодендрон, бигнония «кошачий коготь» и пассифлора, или страстоцвет. Большая часть пришлых растений не имела вредителей или паразитов из числа местных насекомых, поэтому расцвет чужеземной флоры длился несколько тысячелетий, пока на островах не начали поселяться отдельные виды насекомых с континентов, которые стали использовать в пищу растущие здесь виды растений.
На океанских островах флора регулярно подвергается испытаниям на прочность не только со стороны насекомых-вредителей, но и со стороны стихийных бедствий – цунами, ураганов и извержений вулканов. Нарушенные ураганами или нападениями насекомых участки леса быстро зарастали другими переселенцами – разными видами африканских драцен (Dracaena), быстрорастущих одревесневающих однодольных растений. С ними конкурировало быстро растущее и столь же быстро отмирающее дынное дерево, или папайя (Carica papaya) – ещё один «беглец» из мира культурных растений. Но позже эти сообщества вытеснялись светолюбивыми многолетними древесными растениями: акациями и эвкалиптами, которые, в свою очередь, уступали место другим лесным растениям, крепнущим и подрастающим в их тени.
На относительно сухих водоразделах восточных островов архипелага сформировалось интересное сообщество суккулентных растений, в котором доминировали крупные кактусы – потомки завезённого на острова перуанского цереуса (Cereus peruvianus). Вместе с ними произрастали сансевьера и пузатый адениум (оба растения родом из Африки), а также американская ятрофа (Jatropha), отличающаяся толстым «бутылочным» стволом и ядовитым соком.
Речные долины Гавайских островов оказались заняты преимущественно флорой теплолюбивых широколиственных гигантских трав. Это банан, таро (колоказия), разные виды семейства имбирных. Кроме них в долинах рек произрастало кофейное дерево (Coffea arabica) – также представитель одичавших культурных растений. В долинах рек господствовали заросли олеандра (Nerium oleander), а поверхность стоячих и медленно текущих водоёмов была густо затянута слоем плавающего папоротника сальвинии – поселенца из Северной Америки. Пожалуй, лишь здесь сохранился и успешно противостоял вселенцам вид местной флоры – панданус кровельный (Pandanus tectorius), крупное древовидное растение. Этот вид образовывал густые колючие заросли на влажных почвах речных долин.
На побережьях Гавайских островов в ледниковый период сложился особый комплекс видов растений. В нём чередуются зоны, в которых доминирует какой-то один тип растительности. Наиболее удалённая от моря зона побережья сплошь зарастала панданусами, а в местах впадения рек к нему присоединялся олеандр. Кокосовые пальмы образовывали внешнюю, обращённую к морю, зону прибрежных зарослей.
Крупных наземных животных на островах практически не осталось, завезённые людьми змеи и лягушки тропического происхождения также вымерли в ледниковый период. Выжить удалось потомкам завезённой из Северной Америки лягушки-быка, а также одного вида лягушек из Японии. Зато в ледниковую эпоху на островах широко расселились грызуны – потомки завезённых людьми крыс. Некоторое время на островах обитали завезённые людьми козы, олени и свиньи, но их численность была подорвана природоохранными мероприятиями в человеческую эпоху, и они постепенно исчезли. А последний удар по крупным видам островов нанесло колоссальное извержение вулканов, сопровождавшее формирование нового острова Гавайской гряды.
В ледниковую эпоху большинство видов континентальных птиц стало перелётными. В это время Гавайские острова стали излюбленным местом зимовки американских, и даже азиатских птиц. Здесь можно обнаружить гусей и уток, как из Старого, так и из Нового Света. Кроме них по болотам Гавайев бродят перелётные кулики и зуйки, а в лесах есть даже несколько видов воробьиных птиц. Эти певчие птицы особенно интересны – они образовали оседлые популяции на Гавайских островах в ледниковую эпоху. Очевидно, с юга, из Полинезии, на Гавайи попали питающиеся плодами голуби. Эти птицы перешли к наземному образу жизни наподобие куриных птиц, и держатся на лесной подстилке, разыскивая семена и упавшие с деревьев плоды. Они стали гораздо крупнее своих предков, и очень неохотно летают, предпочитая проводить большую часть времени на земле.
Птицы оказали большое влияние на природу Гавайских островов: вместе с перелётными птицами на Гавайи попали семена многих растений, что произрастают здесь. На островах появились и другие мигранты с севера: хищные птицы. Они встали на вершину пищевой пирамиды островов, добывая зимующих здесь перелётных птиц.
Впрочем, крупные местные хищные звери всё же остались на Гавайях. Но они ищут пропитание не на суше, а в море. Среди скал на морском берегу попадаются похожие на выдр звери с длинными уплощёнными хвостами и короткими когтистыми лапами. Это потомки всё тех же мангустов, приспособившиеся к жизни в воде. Они прекрасно плавают, ловят рыбу и морских раков, охотятся на зимующих здесь водяных птиц. За счёт использования ресурсов моря один вид мангустов, появившийся на Гавайях по воле человека, сумел выжить и сохранить численность, достаточную для воспроизводства. Заодно он занял экологическую нишу рыбоядного хищника, опустевшую после вымирания местных тюленей-монахов.
Такой была природа Гавайских островов в ледниковую эпоху, через 5 миллионов лет после окончания эры человека. Ещё 20 миллионов лет спустя, в неоцене, Гавайские острова сильно преобразились. Они по-прежнему остались вулканически активным районом, но сама география архипелага сильно изменилась.
Гавайские острова – это место, где сильный поток раскалённой магмы из недр Земли прожигает тонкую океаническую кору. Поскольку дно Тихого океана постепенно движется, магма прожгла на нём целую цепочку Гавайских островов. На памяти человека самым молодым островом гряды был Большой Остров, или собственно Гавайи. Но в неоцене он сдвинулся по направлению цепочки Гавайских островов на северо-запад, а на его месте появился новый, молодой, вулканически активный остров Хекеуа. Этот остров получил название от мифической земли, вставшей из моря, которая упоминалась в древних гавайских легендах. Хекеуа представляет собой широкий вулканический остров, в центре которого расположен кратер действующего вулкана. География Хекеуа показывает, сколь бурным было его геологическое прошлое. Вначале остров формировался как вулканический кратер почти правильной конической формы, но затем восточнее его прорвался ещё один кратер, и лава из него постепенно залила восточный склон горы, образовав полуостров. Потоки лавы из основного кратера Хекеуа теперь растекались в стороны, обходя новый кратер, и образовали два небольших полуострова на севере и юге острова. Пляжи Хекеуа покрыты чёрным вулканическим песком, а восточная оконечность острова имеет скалистые берега.
Формирование острова Хекеуа стало одной из чёрных страниц в истории Гавайских островов, причём «чёрной» в буквальном смысле слова – в геологической летописи островов этому времени соответствует полоса тёмных вулканических отложений. Когда остров поднимался из пучин океана, это вызвало повышение вулканической активности на соседних островах. Проснулись вулканы на острове Гавайи, и однажды случилось колоссальное извержение, которое практически выжгло пеплом большую часть острова Гавайи и сильно затронуло соседние острова – Мауи, Кахулаи, Ланаи, и даже восток острова Молокаи. Острова Оаху, Кауаи и Ниихау остались в стороне от стихии, и на них сохранилось большое количество представителей флоры и фауны, оставшихся со времён исторической колонизации. А на островах, расположенных восточнее, флора и фауна сразу после катастрофы были представлены скудными остатками прежнего изобилия. Крупные животные, такие, как завезённые в историческую эпоху олени, просто вымерли. Остались лишь немногочисленные мелкие млекопитающие в остатках лесов по окраинам этих островов.
Но бурная вулканическая деятельность продолжается не бесконечно, и жизнь смогла вернуться на опустошённые из-за разгула стихий острова. С высоты птичьего полёта Гавайские острова выглядят так же, как и до появления на них человека: они покрыты густыми лесами. Из-за тёплого климата в горах очень мало снега (остались лишь небольшие шапки на высочайших вершинах островов), а растительность поднимается по горным склонам довольно высоко. Иногда можно подумать, что снега всё же спустились вниз по склонам, но на самом деле это не снег, а особое сообщество светолюбивых растений с серебристыми листьями, сформировавшееся на относительно сухих горных склонах. В горных долинах воздух напоен ароматами цветов и тонким запахом водорослей, который приносит ветер с побережья океана. В лесах слышны крики местных птиц, а среди деревьев и кустарников протоптаны широкие тропы – здесь водятся крупные наземные животные.
Виды растений, составляющие леса Гавайских островов эпохи неоцена, за редчайшим исключением, не являются прямыми потомками известных людям коренных гавайских растений. Это совершенно новые виды растений, появившиеся независимо от видов исконной гавайской флоры в эпоху, когда климат на Земле стал постепенно улучшаться. В неоценовой гавайской флоре важное место заняли растения из семейства сложноцветных. Это самые успешные переселенцы на Гавайи после исчезновения человечества. Их семена попали на острова преимущественно с ветром и птицами из Юго-Восточной Азии и Полинезии. Кроме них на островах появилось много папоротников и мхов, чьи споры попали на острова по воздуху, переносимые ветрами ледникового периода. Кое-где во влажных тенистых ущельях сохранились островки «умеренных» папоротниковых лесов – реликтов ледникового периода. И в горах, особенно на северных склонах, около рек и озёр, тоже можно обнаружить отдельные рощи древовидных папоротников.
Равнины и предгорья – это места, где потомки завезённых человеком видов соседствуют с потомками видов из Северной Америки, Океании и Юго-Восточной Азии. Когда климат стал теплее, разнообразные потомки теплолюбивых видов начали эволюционировать и заселять всё расширяющийся тропический пояс Земли. Поэтому виды тропического происхождения, появившиеся на Гавайях в неоцене «своим ходом», имеют явное сходство с азиатскими и полинезийскими растениями. Большинство из них попало сюда с перелётными птицами, хотя семена некоторых пальм были, скорее всего, занесены морскими течениями с южных островов.
Побережья Гавайских островов заселены несколькими типами растительных сообществ, сменяющих друг друга по мере движения от моря вглубь суши. На ровных песчаных участках побережья, где вода опресняется впадающими в океан реками, произрастают мангровые леса, подобные азиатским. Семена растений, образующих эти леса, попали на Гавайи из Юго-Восточной Азии и Индонезии, которые в ледниковый период стали своеобразным глобальным «заповедником» тропической флоры и фауны. На участках морского побережья, где океанская солёность воды, произрастают кокосовые пальмы особого вида, приспособленные к существованию в морской воде. Эти пальмы обладают полегающими стволами, образующими ходульные корни. В процессе роста они полегают в сторону моря, и их стволы через какое-то время начинают расти, «стоя» на ходульных корнях. Чем старше пальма, тем дальше в море она успевает «уползти». Такие пальмовые «рощи» на некотором расстоянии от берега, играют большую роль в жизни прибрежных обитателей: они заменяют коралловые рифы, которые в неоцене исчезли после массового вымирания рифообразующих кораллов. Рощи морского кокоса (так называется эта пальма) – это первый этап наступления суши на океан. Разрастаясь сплошным барьером, пальмы защищают морские берега от размывания, и служат естественными волнорезами. Поэтому между зарослями морского кокоса и берегом возникает полоса мелководья, относительно хорошо защищённого от прибоя. Здесь вода хорошо прогревается, и заросли морских водорослей покрывают дно, давая кров и пищу разным морским животным, которые сами служат кормом птицам. Постепенно эти мелководья покрываются слоями наносов с берега, и превращаются в топкие илистые места, где начинается рост самых солеустойчивых мангровых деревьев. Дальше илистое дно поднимается, и вместо мелководья возникает сеть островков среди морского болота. Через сотни лет островки сливаются воедино, становясь частью суши. А пальмы за это время «уползают» дальше в океан, отвоёвывая у него новые территории.
На побережьях, где грунтовые воды солоноваты из-за близости океана, располагается зона сплошных зарослей панданусов, а также травянистого растения укропника вечнозелёного. Этот гигантский вид трав семейства зонтичных попал на Гавайи с островов Дальнего Востока вместе с перелётными птицами: некоторые виды из Центральной Азии используют Гавайские острова как место зимовки с тех пор, как эти места достаточно приблизились к азиатскому берегу в результате движения океанского дна.
Солеустойчивые травы формируют продуктивную экосистему, где кормятся разные виды животных, а съеденная зелень быстро возобновляется. Заросли вечнозелёного укропника очень густые, и вряд ли в них может выжить какое-то иное растение: эта гигантская трава возобновляется из корневищ, образующих в песке сплошной слой. Даже если заросли будут засыпаны горячим вулканическим пеплом, взрослые растения сгорят, а их корневища испекутся в почве, часть корневищ, растущих особенно глубоко, может уцелеть и прорасти. Поднимаясь из мёртвого чёрного пепла, ростки укропника на побережье словно символизируют возвращение и триумф жизни.
Болота и устья рек занимают обширные заросли панданусов, отчасти похожие на заросли папирусов в Африке. Эти растения, поднимаясь над болотистой почвой на ходульных корнях, раскидывают в стороны длинные колючие листья, у некоторых видов даже «украшенные» белыми или жёлтыми продольными полосами. Зона панданусов располагается преимущественно в устьях рек, где в грунтовые воды просачивается солёная вода океана. А выше по течению берега рек и болот зарастают совсем другими растениями. На мелководьях вблизи речных берегов поднимаются на высоту свыше трёх метров прочные стебли растений, увенчанные зонтиками тонких длинных листьев, и похожие на стебли папируса. Настоящий папирус был когда-то завезён на Гавайи, но он не выдержал изменений климата и вымер здесь. Зато более выносливые виды рода Cyperus прекрасно прижились на островах, и их потомки нескольких видов распространились по всем рекам и болотам островов.
На увлажнённой почве речных берегов произрастает другое растение, в немалой степени формирующее экосистему болот. Его клубневидные стебли очень толстые, и лишь немного возвышаются над поверхностью земли. От них отходят толстые прочные корни, благодаря которым растение легко удерживается на месте во время коротких, но бурных паводков. А вершину стебля венчает розетка из огромных овальных листьев с толстыми жилками, сидящих на длинных черешках. Это один из беглецов от человека, потомок культурного растения таро, или колоказии съедобной, колоказия слоновая (Colocasia elephantina). В условиях благоприятного климата потомок этого вида вырос и вовсе до гигантских размеров: каждый лист длиной около двух метров, а толщина стебля достигает полуметра. Растение может образовывать сплошные заросли, и в его тени выживет мало кто из конкурентов. Но само это растение не выдерживает конкуренции с другим примечательным растением Гавайских островов, которое встречается от влажных дождевых лесов до морских побережий. Это дерево с крупными кожистыми листьями, похожее на фикус, цветёт крупными розовыми цветами. Они призывно выделяются на фоне тёмной зелени, а их остро-пряный аромат очень силён, и может даже вызывать симптомы отравления, если вдыхать его слишком долго. Поэтому это дерево называется пьяноцветник (Ebriarodorum – буквально «опьяняющий запах»). Птицы опасаются долго находиться рядом с цветущим деревом этого вида, и немногие насекомые могут безнаказанно пить его нектар. Всё дерево буквально пропитано ядом, и даже его нектар ядовит. Предком этого растения был завезённый на Гавайи олеандр, и растение унаследовало его ядовитые свойства. Пьяноцветник – очень светолюбивое растение, и влагу он любит столь же сильно. Потому чаще всего этот вид произрастает на болотах, и даже прямо на речных мелководьях. Выдерживая засоление почвы, пьяноцветник может даже встречаться отдельными деревьями на самой дальней от моря границе мангровых лесов, и среди зарослей панданусов. А в тени, даваемой листьями колоказии слоновой и пьяноцветника, произрастает другое характерное болотное растение Гавайских островов – бальзаминник ломкий, высокое травянистое растение с крупными листьями, хрупкими водянистыми стеблями и бархатно-красными цветами. В тени крупных растений, скрытые от взглядов хищных птиц, над цветами бальзаминника порхают мелкие птицы и крупные тропические бабочки, опыляющие их. Время от времени в зарослях с треском «взрываются» спелые коробочки этого растения.
Реки Гавайских островов, стекающие со склонов вулканов, быстро достигают моря. Они совсем не похожи на неторопливые и широкие реки континентов, несущие в океан много взвеси, либо растворённых в воде продуктов гниения растительности. Вода в гавайских реках очень чистая и прозрачная, а течение довольно быстрое. Болотистые участки встречаются только в лесах и долинах, но они не достигают такой величины, как на континентах, и мало влияют на химический состав воды.
На освещённых мелководных участках реки колышутся пушистые светло-зелёные заросли роголистников, похожих на хорошо известные человеку виды. Эти растения расселились практически всесветно, и благодаря человеку встречаются в неоцене даже на удалённых от континентов Гавайских островах. А в спокойных глубоких местах раскинули листья кувшинки вполне узнаваемого облика – потомки кувшинки голубой (Nymphaea caerulea), завезённой из Африки. На протяжении своей истории кувшинки сравнительно мало изменились: они заняли удобную экологическую нишу растений мелководных участков водоёмов, и оказались в ней практически вне конкуренции. Цветки кувшинок опыляются жуками, и в жаркий день эти грузные насекомые долетают едва ли не до середины реки, стремясь полакомиться пыльцой растений.
На мелководьях гавайских рек разрастаются мелкие виды пузырчаток и плавающие папоротники – азолла и сальвиния. За миллионы лет, прошедшие с эпохи человека, эти растения сохранили свой узнаваемый облик, поскольку места их обитания изменились очень мало. Когда-то с ними конкурировал водяной гиацинт (Eichornia crassipes), распространившийся благодаря человеку по всем тропикам, но ныне он вымер, став жертвой собственной теплолюбивости.
Гавайи окружены тёплыми водами Тихого океана, и это обусловливает мягкий и ровный климат, господствующий на островах в неоцене. А ежедневные дожди особенно благоприятствуют развитию тропической растительности. Более влажные восточные склоны гор, горные долины и низменности заняты почти сплошным тропическим лесом, который лишь кое-где прерывается короткими, но бурными реками. Деревья тропического леса образуют сплошной полог, перевитый лианами. Кроме того, в пологе дождевого леса огромное разнообразие эпифитов – папоротников, орхидей и мхов.
Там, где дождевой лес оказался повреждённым стихийными бедствиями, практически немедленно начинается восстановление растительного покрова. В первую очередь участки погибшего дождевого леса зарастают огромными травянистыми растениями, кустарниками и быстрорастущими деревьями. Первые несколько лет участок нарушенного дождевого леса оказывается во власти растений вполне узнаваемого облика – потомков дынного дерева, или папайи, завезённой человеком в историческую эпоху. Это растение выжило в ледниковый период во влажных долинах, защищённых от ветров, и в эпоху неоцена стало характерным обитателем островов. Ещё одно растение, раскидывающее тёмно-зелёные листья в полутени дынных деревьев, является потомком одичавшего древовидного дурмана, или бругмансии (Brugmansia). Это растение очень привлекательно для мелких птиц и насекомых: оно образует характерные колокольчатые цветки, свисающие вниз, и крылатые любители нектара просто зависают в полёте под цветком, высасывая из него нектар. Ещё один потомок экзотических видов, завезённых когда-то на Гавайи, привлекает птиц, питающихся нектаром, своими длинными свисающими соцветиями. Его трудно не узнать: огромные веера широких листьев, похожих на банановые, часто вздымаются над подрастающими деревцами по окраинам леса. Это равенала, ещё один экзот, натурализовавшийся на Гавайях.
Время быстрорастущей древесно-кустарниковой растительности длится несколько десятилетий. Пока такой тип растительных сообществ процветает, в его тени подрастает вторая смена лесной растительности: крупные деревья с относительно высокой скоростью роста. Среди них выделяется ростом и крупными соцветиями древовидная акалифа, потомок завезённых людьми декоративных кустарников. Это светолюбивое дерево доминирует в нарушенных местообитаниях. Этот вид быстро обгоняет гигантские травы в росте, а затем и вовсе подавляет их развитие, оставляя их в собственной тени. С ветвей взрослых деревьев этого вида свисают длинные серёжковидные соцветия, привлекающие мелких древесных грызунов и птиц нектаром и яркой окраской. Немногие иные деревья могут соперничать в скорости роста с этим деревом. Но всё же они есть: это потомки другого вселенца на Гавайи – гуайявы (Psidium guayava). В краткий период сразу после исчезновения человека гуайява захватила обширные площади практически на всех островах, но впоследствии её постигла судьба всех видов, образующих одновидовые сообщества. Вспышки численности насекомых-вредителей привели к исчезновению таких сообществ, и формированию лесов, близких к дождевым лесам эпохи голоцена, где два дерева одного вида могут произрастать в десятках метров друг от друга. Гавайская гуайява отличается от своего предка более крупными листьями с рельефно выделяющимися на нижней стороне жилками. В течение первых нескольких поколений «дикой» жизни это растение практически утратило признак, культивировавшийся у неё человеком: крупные сладкие плоды. Зато в условиях ровного тёплого климата гавайская гуайява может цвести и плодоносить круглый год. Плоды гавайской гуайявы довольно мелкие, их поедают птицы и местные грызуны, потомки разных видов, завезённых человеком. Гуайява держится в дождевом лесу исключительно благодаря скорости роста: это дерево редко доживает до ста лет, но достигает высоты 10 – 15 метров к 20-летнему возрасту.
Время таких «скороспелых» видов тоже длится недолго. Будучи быстрорастущими, они столь же стремительно стареют. Иногда деревья прогнивают насквозь, ещё стоя на собственных корнях. Постепенно «временная» лесная растительность начинает замещаться настоящими лесными видами, и за несколько сотен лет дождевой лес полностью восстанавливается. В нём доминируют виды растений с твёрдой древесиной. Они растут медленно, но зато долговечны. Кроны деревьев смыкаются в сплошной полог, и перехватывают большую часть солнечного света, поэтому подлеска в гавайских лесах совершенно нет. Лишь в некоторых местах, где полог леса нарушен и ещё не восстановился, произрастают теневыносливые растения – папоротники и мхи. В дождевом лесу часто встречаются деревья семейства бобовых. Чаще всего это акации с широкими зонтиковидными кронами, смыкающимися в сплошной полог. Эти растения, завезённые на Гавайи, эволюционировали в виды, приспособленные к влажному местному климату. Акации разных видов отличаются сложными перистыми, и даже дваждыперистыми листьями. Во время дождя листья этих деревьев поникают, а листочки складываются вдоль средней жилки: это нужно для того, чтобы дождь не повреждал их. Поэтому во время дождя в лесу, где преобладают акации, становится даже немного светлее. А в жаркую погоду акации обильно выделяют нектар, привлекая насекомых своими пушистыми свисающими или шаровидными соцветиями. Древесина акаций очень твёрдая, и сами эти деревья отличаются завидным долголетием: они доживают до 500 лет, вырастая до 30-метровой высоты.
Наряду с потомками чужеземных видов, интродуцированных человеком, на Гавайях имеются естественные поселенцы, появившиеся на островах после людей. Процесс пополнения островной флоры происходит всегда, просто естественным путём он происходит гораздо медленнее, чем при участии человека. Наиболее примечательным представителем новой гавайской флоры, расселившейся на островах без участия человека, является гавайское каменное дерево – одно из высочайших растений дождевого леса. Его крона поднимается над лесным пологом, открытая всем ветрам. Прочная древесина этого растения – залог того, что оно уцелеет даже во время ураганов.
Хотя деревья почти полностью перекрывают свет, земля в дождевом лесу всё же не голая: на ней среди досковидных корней в изобилии растут молодые деревья, выросшие из семян, падающих из полога леса. Единственное, чего им не хватает – это солнечный свет. Молодые растения могут до десяти лет оставаться карликами, ожидая, пока не упадёт какое-то старое дерево. И тогда они начнут стремительно расти, стараясь заглушить своих соседей. Лишь некоторые растения могут нормально жить в густой тени под пологом дождевого леса. На корнях крупных деревьев живёт мох, кое-где селятся мелкие папоротники с нежными кружевными листьями, а по коре деревьев ползут, укореняясь в трещинах коры, мелкие фикусы и другие лазающие растения. Слой опавшей листвы даёт питание разнообразным грибам, которые могут отличаться причудливой формой плодовых тел и иногда не уступают цветам в яркости расцветки. Созревшие семена деревьев, падающие на лесную подстилку, включаются в круговорот жизни: большая часть их будет съедена грызунами, но некоторые семена, спрятанные и забытые ими, прорастут и получат шанс стать взрослыми деревьями.
Высокая продуктивность дождевого леса и бурное развитие тропической растительности обеспечивают существование паразитических растений и грибов. На Гавайях эпохи неоцена обитает вид, достигший высокой степени специализации к такому образу жизни: сандаловое дерево незеленеющее, настоящее дерево со стволом и ветвями, но полностью лишённое хлорофилла. Это самое крупное растение-паразит на Земле эпохи неоцена, и, возможно, вообще когда-либо в иную геологическую эпоху. На стволах деревьев развиваются большие грибы-трутовики, отличающиеся яркой окраской плодовых тел. На некоторых из них по утрам выделяются капли сладковатой жидкости, содержащей споры гриба. Её слизывают насекомые, которые разносят споры на ногах и в кишечнике, и велика вероятность того, что в следующий раз они станут лакомиться соком из повреждённого ствола дерева, заражая растение спорами гриба.
Кроме паразитов, деревья дождевого леса несут на себе бремя лиан и эпифитов. Значительное число видов декоративных растений, которые завозил на Гавайи человек, пережило изменения климата, и теперь гавайские леса представляют собой «ботанический сад», где бок о бок растут потомки филодендронов, пассифлоры и бугенвиллий. Филодендроны Гавайских островов отличаются самыми разными листьями: от мелких цельных до крупных разрезных. Их воздушные корни свисают вниз или прикрепляются к коре деревьев. Цветки этих растений можно найти скорее не по окраске, а по сильному запаху – от тонкого и приятного до резкого гнилостного, на вкус самых привередливых местных насекомых. Филодендроны с плотными кожистыми листьями предпочитают нижний ярус полога тропического леса, где конкуренция не столь острая. А ближе к вершинам крон раскинулось царство эпифитов. Мелкие папоротники и орхидеи с яркими цветками образуют маленькие цветники в гуще ветвей. Здесь выгодно быть яркими и заметными – в хорошо освещённом пологе леса водится много бабочек и птиц, питающихся нектаром. Кроме эпифитов, услугами опылителей-«сластён» пользуется лиана пассифлора, образовавшая в лесах Гавайских островов много видов, отличающихся окраской цветков и формой листьев. После успешного опыления цветов лианы дождевого леса радуют птиц и насекомых сочными плодами.
В местностях, где влага в избытке, но для роста деревьев не хватает света, дождевой лес сменяется более теневыносливыми растениями. На краях ущелий в подлеске дождевого леса начинают попадаться древовидные папоротники, похожие на небольшие пальмы. По мере снижения освещённости деревья, образующие дождевой лес, становятся менее разнообразными, зато изобилие древовидных папоротников возрастает. В конце концов, они становятся главными видами сообщества, и уже сами формируют лес в местах с постоянно высокой влажностью.
Папоротниковый туманный лес – это особый тип растительности, встречающийся в тенистых горных ущельях и на влажной почве по берегам рек и озёр. Сам облик растений производит впечатление чего-то доисторического, хотя растения, формирующие его, являются потомками видов, завезённых сюда в историческую эпоху. Основу этого леса составляют древовидные папоротники высотой до 5 метров – потомки австралийского древовидного папоротника циатеи (Cyathea cooperi). Эти вечнозелёные растения нормально развиваются там, где по утрам долго стоят туманы, и солнце не обжигает, а лишь освещает местность косыми лучами из-за горных круч. Внутри папоротникового леса складывается своеобразный микроклимат. Воздух здесь очень влажен, густой полог леса рассеивает и большей частью задерживает солнечный свет, а на уровне земли тенисто и сыро. В таких условиях могут существовать лишь немногие, самые теневыносливые растения. На земле растут миниатюрные папоротники с ажурными листьями, а мхи образуют густые подушки разных оттенков зелёного цвета. В эту тусклую палитру цветов вносят яркие пятна орхидеи башмачки, растущие поодиночке или небольшими группами и поднимающие на высоких цветоносах яркие цветки – белые, красные, зеленовато-жёлтые или коричневатые с узором из пятен. В условиях повышенной влажности на стволах папоротников обильно растут эпифиты – мхи и миниатюрные папоротники, а также мелкие орхидеи с яркими цветками. Стволы древовидных папоротников покрыты войлокообразной массой воздушных корней, на которой развиваются эпифиты. Повышенная влажность также способствует росту грибов причудливой формы. Некоторые грибы привлекают насекомых, распространяющих споры, неприятным запахом, который чувствуется за несколько метров.
Леса на восточных склонах гор произрастают в условиях ровного, влажного и умеренно тёплого климата. Максимум солнечного света они получают в первой половине дня, пока солнце не взошло высоко. Леса этого типа – лиственные вечнозелёные, в составе растительности имеются потомки видов, происходящих из умеренных областей Земли. Для таких лесов характерны крупные веерные пальмы, мелколистные кустарниковые и древовидные фикусы, а в подлеске произрастают кустарники – ядовитая бирючина и падуб с колючими листьями. В высокогорной части лесов такого типа обитают можжевельники и рододендроны – так происходит плавный переход к высокогорной растительности. Обычно для лесов восточных склонов гор типичен толстый слой плодородной почвы, накапливающийся в долинах. На крутых склонах гор почвы беднее, но и здесь есть вид растений, способный нормально существовать в таких условиях. Гавайская мирика, потомок завезённого с Канарских островов вида Myrica faya, способна фиксировать атмосферный азот в клубеньках на корнях. Благодаря этому она может расти на бедных почвах горных склонов и заселять лавовые поля. На своей родине её предок селился на лавовых полях одним из первых, и эта способность помогла мирике выжить на Гавайях. Гавайская мирика поселяется на землях, опустошённых извержениями вулканов, формируя обширные, неплотно сомкнутые заросли. Это растение, варьирующее от невысокого дерева в долинах до кустарника в высокогорье, образует на лавовых полях почвенный слой и накапливает в почве азот в усвояемых формах. Но, подготовив почву для роста других видов растений, мирика постепенно вытесняется ими, встречаясь лишь островками на самых бедных почвах.
В горных лесах восточных склонов в изобилии встречается лиана пассифлора. Обычно эти лианы водятся в долинных дождевых лесах, но несколько видов освоило умеренные леса, избегая таким способом жёсткой конкуренции. Пассифлора, живущая в таких лесах, превратилась в настоящего гиганта, охватывая своими гибкими побегами площадь леса, исчисляемую тысячами квадратных метров.
Там, где почвы сравнительно бедные, но много влаги и света, характерные растительные сообщества формирует бамбук разных видов. Бамбук очень влаголюбив, и произрастает там, где воздух постоянно влажен, а почва не пересыхает. Отличаясь высокой скоростью роста, это растение совершенно не терпит недостатка воды, и потому на более сухих западных склонах встречается лишь отдельными рощами близ водоёмов. Зато на восточных склонах гавайских гор бамбуковые леса представляют собой обычный тип растительности. В этих лесах стволы бамбука растут настолько густо, что среди них вряд ли сможет пройти животное крупнее кошки. Поэтому население бамбуковых лесов – это главным образом грызуны и птицы. Бамбуковые леса составлены разными видами этого гигантского злака. Одни виды бамбука, мелкие и с широкими листьями, произрастают вблизи рек, другие селятся на влажной почве, а третьи, самые устойчивые к сухому воздуху, по окраинам бамбуковых лесов и на возвышенностях.
Один – два раза в столетие бамбуковые леса Гавайев устраивают «демарш», напрямую связанный с физиологическими особенностями данной группы растений. Этот гигантский злак начинает цвести одновременно на огромных пространствах, а после созревания семян быстро отмирает. В течение нескольких лет на месте погибших бамбуковых лесов развиваются разнообразные кустарники и крупнолистные травы, но затем их время проходит: семена бамбука всходят, проростки развиваются, и самые сильные из них постепенно начинают вытеснять остальные виды растений. Проходит примерно двадцать лет, и бамбуковый лес снова безраздельно господствует на этой территории, столь же густой, как прежде. Местных обитателей спасает только то, что не все виды бамбука цветут одновременно, и некоторые животные могут временно переселяться с излюбленного вида растений на другие.
На тёплых, но более сухих западных склонах, закрытых горами от влажных ветров с океана, произрастают горные леса иного типа: редкостойные и светлые, образованные менее требовательными к влаге растениями, нежели на восточных склонах. Значительное количество видов из этих лесов представляет собой потомков растений, которые завёз на острова человек. В сообществе сухих горных лесов доминирует маслина особого вида, происходящая от средиземноморской маслины европейской (Olea europaea), одного из древнейших культурных растений. Благодаря устойчивости к засухе и долголетию этот вид процветает в горах островов. Рядом с маслиной раскидывают веерные и перистые листья различные пальмы, а дополняют это растительное сообщество однодольные растения с одревесневающими стволами – юкка американского происхождения и драцены, чьи предки родом из Африки. Юкка вымерла на Североамериканском континенте, но на Гавайях она смогла уцелеть в горных местностях и сохранилась как реликт прошедших времён. Хотя эти острова мало чем похожи на родные для юкки пустыни, растение смогло закрепиться здесь, потому что конкуренция со стороны местных растений была слабой.
Для горных лесов такого типа характерно большое количество трав, а также кустарники, образующие протяжённые заросли. Один из главных обитателей восточных склонов гор, бамбук, здесь встречается сравнительно редко, произрастая только на влажной почве у берегов рек и озёр.
Выше по склонам гор встречается одно из самых примечательных растительных сообществ на Гавайях эпохи неоцена – так называемый «серебряный лес». Это характерный тип растительности в высокогорье, в условиях сильного ультрафиолетового излучения, прохлады и умеренной влажности.
Раньше на горе Халекала на острове Мауи обитало уникальное травянистое растение «серебряный меч» (Argyroxiphium) из семейства сложноцветных, которое для защиты от избыточного солнечного излучения приобрело серебристую окраску листьев. Когда климат на Земле стал более влажным, в горах Гавайских островов сложились благоприятные условия для роста деревьев, и на ранее безлесных склонах начали формироваться настоящие высокоствольные леса. Для растений, составляющих эти сообщества, характерны общие требования к среде обитания: все они светолюбивы (точнее было бы сказать «световыносливы»), нетребовательны к наличию почвенной влаги, и обладают сильными корневыми системами, позволяющими удерживаться на горном склоне. Все растения, составляющие «серебряные леса», обладают одним общим внешним признаком: их листья и молодые побеги густо покрыты серебристыми волосками, а у некоторых видов – слоем воска. Из-за этого листва растений приобретает характерный блеск или переливается оттенками сизого цвета, придавая «серебряным лесам» особое очарование. Этот признак очень важен для выживания растений в условиях высокогорья, где на большой высоте имеет место сильное ультрафиолетовое излучение. «Серебряные леса» Гавайев составляют эвкалипты (это наследие деятельности человека – виды этих растений имеют австралийское происхождение), гревиллеи (также выходцы из Австралии), акации разных видов. Высокие веерные пальмы образуют отдельные рощи. Листья этих растений, особенно молодые, покрыты слоем воска, и потому не смачиваются водой. Утренняя роса свободно лежит на них каплями, скатываясь на землю от дуновений ветра. В солнечный день «серебряные леса», кажется, сияют, словно действительно сделаны из металла. И в слепящем блеске листвы ещё более чётко выделяются стройные стволы деревьев, покрытые матовой корой. Серебристые и сизые тона листвы этих растительных сообществ несколько оживляются, когда начинают цвести разные виды гревиллей. Эти растения семейства протейных (Proteaceae) оживляют леса, когда образуют крупные соцветия красного или оранжевого цвета.
Такой тип лесов не образует густого полога, как дождевые леса, поэтому в подлеске «серебряных лесов» обильно разрастаются кустарники. В основном это потомки завезённой человеком ежевики. Размножаясь корневыми отпрысками, кустарники образуют протяжённые заросли вокруг крупных деревьев.
«Серебряные леса» поднимаются высоко в горы. Но при этом состав растительности, образующей их, меняется: вначале пропадают теплолюбивые гревиллеи и пальмы, затем эвкалипты из деревьев становятся кустарниками и пропадают вовсе. На большой высоте лиственные деревья сменяет особый вид араукарии, также имеющий характерную серебристую окраску хвои. Для «серебряных лесов» характерен даже особый запах: эвкалипты выделяют большое количество эфирных масел, а выше по склонам к ним присоединяются хвойные, добавляя в аромат «серебряного леса» горьковатую смолистую нотку. Но «серебряные леса» часто страдают именно из-за своего запаха: выделяемые растениями эфирные масла в жаркий безветренный день воспламеняются, и в «серебряном лесу» случается сильный пожар. На участках леса, повреждённых пожарами или извержениями вулканов, разрастается мирика, а позже её сменяют виды растений, более характерные для типичной флоры «серебряных лесов».
На той же высоте, что «серебряные леса», но на прохладных северных склонах гор, произрастают виды, которым «по душе» прохлада и защита от жаркого полуденного солнца. Это хвойные – можжевельники, сосны и араукарии. Араукарии, натурализовавшиеся на Гавайях в человеческую эпоху, были практически уничтожены во время краткого периода вулканической активности, сопровождавшей формирование острова Хекеуа, но впоследствии птицы и грызуны постепенно разнесли их семена из уцелевших популяций, и в неоцене нижний ярус горных хвойных лесов составляют эти деревья. В расселении араукариям помогло и то обстоятельство, что они хорошо растут на вулканических почвах. Поэтому за несколько сотен лет территории, засыпанные вулканическим пеплом, зарастают араукариями. Конечно, цветковые растения постепенно поселяются в подлеске араукариевых зарослей, но ни одно из них не сравнится в высоте с этими хвойными деревьями. А один вид араукарии, развивший восковой налёт на хвое, произрастает в высокогорной части пояса «серебряных лесов». На «теневой» стороне гор араукарии по мере подъёма в горы постепенно сменяются соснами и можжевельниками. А ещё выше в горах араукария одного из местных видов приобретает особую форму роста, похожую на стелющиеся сосны Европы и Сибири.
Гавайские вулканы Мауна-Лоа и Мауна-Кеа остались в числе величайших гор Земли, несмотря на те миллионы лет, что прошли от исторической эпохи до неоцена. Немного разрушенные временем, эти вулканы по-прежнему гордо вздымаются над островами. И их вершины, несмотря на более тёплый климат неоцена, по-прежнему покрыты снегом, хотя и на большей высоте. Природные условия здесь куда более суровы, нежели внизу, в долинах: редкие осадки, постоянно низкие температуры, и как следствие этого – физиологическая сухость (холод тормозит всасывание влаги корнями). И сверх того – обилие солнечного света и ультрафиолетового излучения. Поэтому растения высокогорья имеют особые черты приспособления к суровым условиям существования: они сохраняют влагу и защищаются разными способами от избыточного солнечного излучения.
Гавайское высокогорье занято особым типом альпийской растительности. Если двигаться вверх, в горы, можно заметить, как леса постепенно становятся ниже, исчезают вначале теплолюбивые, а затем вообще все лиственные деревья, а немногие хвойные как бы «прижимаются» к земле. Нижний пояс высокогорной растительности, граничащий с островками лесов, занимают вечнозелёные и непрерывно цветущие рододендроны – потомки завезённого на Гавайи вида из Индии. Яркие цветки этих кустарников привлекают насекомых, кормящихся их нектаром. Заросли рододендронов вносят яркие пятна в пейзаж высокогорья. Но эти растения предпочитают кислую почву, и селятся преимущественно вблизи болот.
На верхней границе сплошных зарослей растений господствует араукариевый стланик – особый вид араукарии, который имеет ползучий ствол. Ветви этого растения укореняются в почве, давая новые кроны. Одно растение может таким способом образовывать настоящие заросли. Араукариевый стланик имеет очень важное значение для горных растительных сообществ: эти ползучие деревья отлично укрепляют горные склоны. Хвоинки араукарии укореняющейся (так называется этот вид хвойных) покрыты восковым налётом, придающим зарослям заметный голубоватый оттенок.
Выше пояса обширных зарослей стланика начинается область, где произрастают крупные травы, образующие отдельные куртины. Среди травянистой растительности доминирует «гавайский артишок» - крупное колючее растение из семейства сложноцветных. Этот вид, чьи семена распространяются птицами, расселился по высокогорьям, и даже спускается ниже, в горные долины, хотя лишь в горных условиях он достигает своего истинного великолепия. Заросли «гавайского артишока» могут тянуться на десятки метров: растение активно тянет в стороны ползучие корневища. Его заросли перемежаются с зарослями злаков.
Ещё выше в горах, среди камней, произрастают мелкие представители горной флоры. На большой высоте дуют сильные холодные ветра, поэтому здесь вряд ли выживет высокое растение. Зато низкорослые подушковидные формы в полной мере пользуются теми немногими благами, которые им предоставляют горные местообитания. Между камней растут низкорослые растения, похожие на небольшие кочаны салата. Но ромашковидные соцветия, заметные среди листьев, говорят о том, что это представители сложноцветных. Это «травяные розы», потомки маргариток, одни из самых специализированных растений высокогорья. Рядом с ними произрастают другие виды горных растений: стелющиеся по земле пеларгонии с листьями, покрытыми белыми волосками или воском.
Пожалуй, наиболее резкий контраст с буйством жизни тропического леса в долинах островов представляют скальные обрывы на большой высоте. Но они кажутся безжизненными лишь при взгляде снизу и издали, и то не всё время. На самом деле они также служат домом удивительными гавайскими растениями. На отвесных склонах гор, открытых солнцу, произрастают разнообразные виды растений, а также лишайники. Но даже с большого расстояния заметно, что склоны гор заселены чем-то большим, нежели скромные мхи. Большую часть года скалы расцвечены яркими красными цветами – это цветёт орхидея особого вида, цветок Кеуакепо, характерный вид горных круч. Она селится на голых скалах, получая необходимое минеральное питание из дождевой воды, стекающей по горному склону. Эта орхидея предпочитает селиться на хорошо освещённых горных склонах, даже если здесь постоянно дуют ветры. А более тенистая часть скал принадлежит мхам и мелким папоротникам. Но эти нежные растения селятся преимущественно в трещинах скал, где они надёжно защищены от ветров и яркого солнца.
Горы Гавайских островов, а не Гималаи, являются высочайшими на Земле. Просто они поднимаются с океанского дна, и значительная часть их скрыта под водой. Но даже просто вершины этих гор, поднимающиеся над уровнем океана, величественные Мауна-Лоа и Мауна-Кеа, сами по себе входят в число высочайших гор Земли. На вершинах этих гор лежат снега, несмотря на то, что сами горы находятся в тропических широтах. Нижняя кромка снегового покрова постоянно подтаивает, и холодная талая вода сочится вниз по склонам. В прохладных высокогорьях формируются особые биоценозы – моховые болота, из которых вода собирается в ручьи и стекает в долины островов.
Высокогорные болота Гавайских островов служит убежищем для холодолюбивой флоры, оставшейся здесь с ледникового периода. Здесь покачиваются на тонких цветоносах белые головки пушицы (Eriophorum), сплетают листья с острыми краями различные виды осоки. А поверхность земли под листьями этих растений сплошь покрыта мхом. Именно он определяет главные свойства высокогорных болот: впитывая воду, как губка, мох постепенно отдаёт её ручьям, берущим начало на равнинах. За многие тысячи лет мхи образовали толстый слой волокнистого торфа, который дополнительно фильтрует талые воды с ледников, задерживая принесённую ветром пыль и песчинки.
Это реликтовое растительное сообщество представляет собой остатки континентальной ледниковой флоры Северного полушария. Семена осок и споры мхов попали на Гавайи, когда ледники покрыли едва не половину площади Северной Америки, а по их краю возникали похожие растительные сообщества. На Гавайях некоторые виды осоки превратились в крупные растения высотой до двух метров.
На большой высоте крупные животные не водятся, поэтому горные болота представляют собой царство насекомых. И всё же они не будут здесь в безопасности: на болотах есть свой вид хищников. Но это не животное, а растение – росянка особого вида.
На болотах находятся истоки быстрых и порожистых гавайских рек. Из болот по склонам гор стекают холодные прозрачные ручьи, в которых колышутся пряди водяного мха. В долинах к ним присоединяются ручьи, текущие из лесов. Постепенно маленькие ручейки сливаются в реки, быстро достигающие океана.
Особый, характерный для Гавайских островов тип растительности складывается в окрестностях действующих вулканов. Здесь природа балансирует на грани жизни и смерти: в любой момент извержение может выжечь лавой и пеплом густой вековой лес, оставив после него голую безжизненную местность. Но лава вскоре застывает, и жизнь возвращается. Вначале она робко цепляется за трещины в пластах лавы, собирая крохи питательных веществ, но затем, по мере выветривания застывшей лавы, начинает всё активнее захватывать свободное жизненное пространство. Одним из первых на застывшей лаве поселяется невысокое ползучее растение «серебряная пена». Это растение приспособлено к обитанию на самых неплодородных почвах, а её корни выделяют вещества, отчасти растворяющие лаву и выделяющие из неё нужные растению минеральные вещества. Заросли «серебряной пены» за несколько лет покрывают застывшую лаву сплошным ковром ползучих побегов, давая возможность поселиться многочисленным насекомым. Но сама «серебряная пена» не выносит конкуренции с другими видами, и исчезает одной из первых, когда на лавовых полях накапливается достаточно почвы для роста других видов.
После «серебряной пены» лавовые поля с тонким слоем почвы заселяют другие растения. И один из самых крупных поселенцев здесь – бамбук. Особый вид бамбука обитает в горах, и его корневища залегают глубоко в почве, сохраняя жизнеспособность при небольших извержениях вулканов. А позже, когда слой пепла смочится тропическим дождём, в разных местах из него показываются зелёные стрелки этого злака. А примерно месяц спустя выжженная пеплом земля покрывается зарослями бамбука.
Есть один существенный эффект, который оказывает бамбук на местность – значительное ускорение процессов выветривания на лавовых полях. Подземные корневища бамбука врастают в трещины застывшей лавы, раскалывая их на отдельные куски. Постепенно в этих трещинах скапливается почва, и бамбук сменяют другие виды растений. Когда после цветения бамбук начинает отмирать на огромных территориях, некоторым видам растений удаётся закрепиться на подготовленной этим растением почве, и постепенно бамбуковые леса сменяются другими типами растительных сообществ.
Животный мир неоценовых Гавайских островов весьма сильно отличается от того, который был здесь раньше. Главное отличие его от того, который существовал здесь до появления человека состоит в том, что на островах появились свои эндемичные виды млекопитающих, хотя их появление здесь практически полностью связано с деятельностью человека. Потомки крыс и мангустов заняли свои экологические ниши в экосистеме островов: крысы заселили леса, а мангусты стали аналогами выдр и даже тюленей в прибрежных водах островов. В лесах на островах центральной части архипелага обитают… кенгуру, потомки скальных валлаби Petrogale penicillata. Потомки одной пары этих сумчатых, сбежавшей от торговца животными, пережили человека и природные катаклизмы, заселив несколько островов. А на отдалённых островах западной части архипелага, сохранились даже потомки копытных, завезённых человеком: оленей, американского чернохвостого и индийского аксиса, а также одичавшего домашнего осла. Они уцелели после извержения вулканов, сопровождавшего формирование острова Хекеуа, потому что острова эти находились далеко от эпицентра вулканической активности.
К местным видам зверей, появление которых на Гавайях не было связано с деятельностью людей, можно отнести лишь особый вид хищных летучих мышей.
Зато неоценовые Гавайи – это царство разнообразных птиц. Среди них появилось большое количество специализированных видов, максимально использующих возможности среды.
Благодаря человеку на Гавайях появились лягушки и ящерицы гекконы, а под землёй в дождевых лесах роются слепые змеи, потомки браминского слепуна Ramphotyphlops braminus – маленькой змеи, завезённой с экзотическими растениями из Азии. Среди лягушек на островах появились как хищные виды, питающиеся даже собственными сородичами, так и мелкие пугливые существа, скрывающиеся во мху. В реках Гавайских островов встречаются потомки цихлид, завезённых из Африки и Америки, а также полупресноводные рыбы из семейств бычковых и элеотрисовых.
Среди беспозвоночных неоценовых Гавайских островов характерны улитки. Но это потомки не местных видов, бесследно исчезнувших после колонизации островов, а африканской гигантской улитки ахатины (Achatina), завезённой на острова в историческую эпоху. Также фауна Гавайских островов отличается разнообразием насекомых, многие из которых являются потомками видов, завезённых людьми вместе с культурными растениями.
Влияние, которое человек оказал на природу разных уголков Земли, особенно явственно проявилось на наиболее уязвимых островных экосистемах. После исчезновения людей эволюция, однако, не закончилась, и живые существа продолжили борьбу за существование, образуя целостную, самоподдерживающуюся и динамично развивающуюся экосистему.

Гербарий

Горная гавайская араукария (Araucaria neopacifica)
Порядок: Араукариевые (Araucariales)
Семейство: Араукариевые (Araucariaceae)

Место обитания: сухие горные леса Гавайских островов.
Хвойные растения тяготеют преимущественно к областям прохладного климата. Наибольшее разнообразие и биомасса этих растений связаны именно с умеренно тёплыми и холодными областями Земли. В тропических широтах также можно встретить отдельных представителей хвойных, но в этом случае они встречаются в горных районах, избегая жарких областей. Завезённые на Гавайские острова хвойные избрали такой же способ выживания, отступив из низин в горы. Здесь конкуренция с цветковыми растениями не столь острая, как в тёплых долинах, и места обитания более подходящие.
Среди попавших на Гавайи хвойных растений были араукарии двух видов, завезённые как декоративные растения. Они избегают конкуренции друг с другом, занимая разные экологические ниши, из-за этого став к эпохе неоцена совершенно непохожими друг на друга.
Горная гавайская араукария происходит от араукарии колонновидной (Araucaria columnaris), и достигает высоты 25 – 30 метров. Она утратила характерную для предка форму роста в виде высокого колонновидного дерева, равномерно покрытого ветвями. Произрастая на горных склонах, это растение стало едва ли не вдвое ниже предка, и приобрело другой облик. Горная гавайская араукария сбрасывает ветки на нижней части ствола, и очертаниями больше похожа на сосну. Она имеет относительно небольшую крону с длинными ветками, приподнимающимися вверх и делающими её ещё компактнее: так растение противостоит горным ветрам.
Горная гавайская араукария обитает на каменистых склонах, и имеет сильную корневую систему. Для этого растения характерны корни двух типов: часть корней глубоко проникающие вглубь трещин в скалах, а целая система тонких раскидистых корешков тянется под поверхностью земли. По ночам камни, среди которых растёт этот вид, сильно охлаждаются, и на них выпадает обильная роса. Именно ради неё растение развивает такие корни. Таким способом горная гавайская араукария получает по утрам дополнительный запас воды.
Это хвойное обитает на относительно сухих почвах, и благодаря способности усваивать росу араукария обитает там, где с трудом могут расти лиственные растения. Это дерево часто встречается в поясе «серебряных лесов», но может расселяться по сухим водоразделам, в областях с более тёплым климатом.
Хвоинки горной араукарии относительно широкие (шириной до 1 см при длине около 5 – 6 см), покрыты восковым налётом. Это служит дополнительной защитой от избыточного солнечного излучения в горных районах тропических широт, и помогает сохранить влагу.
В тропическом поясе Земли практически не выражена смена времён года, поэтому семена гавайской горной араукарии созревают круглый год. Шишки этого растения длинные (до 20 см), но узкие. На чешуйках шишек есть небольшие вытянутые выросты. Это приспособление помогает рассеивать семена: зрелая шишка этой араукарии хрупкая, чешуйки держатся непрочно, и при попытке какой-либо птицы достать семена шишка просто разваливается. Семена этой араукарии снабжены крылышком, подобно семенам ели и сосны, и переносятся ветром. Благодаря этой особенности гавайская горная араукария расселилась по всему архипелагу, где есть подходящие условия для её жизни.
Растение развивается достаточно медленно: в первые годы жизни его прирост не превышает 10 см в год, и на этой стадии гибнет самая большая часть молодых растений. Но, начиная примерно с десяти лет, растение начинает прибавлять в росте до полуметра в год. К 50-ти годам активный рост приостанавливается, зато растение начинает давать семена. Предельная продолжительность жизни этого растения составляет 700 лет. К этому времени ствол дерева достигает двухметровой толщины у основания.

Араукария укореняющаяся (Araucaria radicans)
Порядок: Араукариевые (Araucariales)
Семейство: Араукариевые (Araucariaceae)

Место обитания: высокогорные леса Гавайских островов, зона альпийской растительности.
В суровых горных условиях даже самые стойкие деревья постепенно приобретают особую форму роста: их стволы начинают стелиться по камням, а крона разрастается в ширину. Такой характер роста встречается и у хвойных, и у лиственных деревьев, поэтому появление в горах Гавайских островов стелющейся формы араукарии не выглядит исключением из правила.
Араукария укореняющаяся – ползучее растение с полегающим стволом длиной до 4 – 6 метров и длинными боковыми ветвями, расползающимися в разные стороны, отчего крона растения потеряла правильные очертания, характерные для хвойных. Этот вид является потомком араукарии разнолистной (Araucaria heterophylla) с острова Норфолк, которая широко культивировалась человеком. Растение сохранило интересную особенность предкового вида: по мере роста эта араукария меняет форму хвои с ювенильной игловидной (такая хвоя развивается примерно до 10-летнего возраста) на взрослую листовидную (длина хвоинки около 3 см при ширине до 1 см), сохраняющуюся до конца жизни.
У стелющихся араукарий нарушилась характерная для хвойных моноподиальная форма роста, при которой верхушка регулирует рост остальных побегов. Боковые ветви араукарии укореняющейся приобрели способность укореняться в почве (отсюда название вида), давая дополнительные вертикальные побеги, развивающиеся в новые кроны с нормально развитыми верхушками. Этот признак, характерный для предкового вида (в культуре легко размножавшегося черенками), в сложных условиях роста усилился и приобрёл большое значение для выживания этого растения.
Хвоя этого вида покрыта восковым налётом, особенно заметным у растений с взрослой формой хвои. Многолетние заросли араукарии укореняющейся имеют характерную для горных растений сизоватую окраску. Это спасает растение от избыточного ультрафиолетового излучения, и ещё не позволяет дождевой воде скапливаться на хвое, из-за чего было бы возможно загнивание побегов и поражение растения паразитическими грибами.
Интересная особенность в семенном размножении этого растения также связана с характером его роста. Мужские пыльценосные шишки развиваются на ветвях и дополнительных кронах, расположенных выше по склону, а женские – на растущих ниже. Благодаря этой особенности растущие на склоне растения могут легко самоопыляться. Мужские шишки этой араукарии длинные и красноватые, а женские – короткие и широкие. Растение даёт семена круглый год.
Семена этого растения крупные, покрытые плотной оболочкой. Их распространяют птицы и местные грызуны, обитающие в зарослях. Обычно они съедают значительную часть семян, но изредка делают запасы, пряча семена среди камней или в других укромных местах. Некоторым семенам из забытых своими хозяевами запасов удаётся прорасти, и они поддерживают существование этого вида. Араукария укореняющаяся начинает давать семена примерно с 20-го – 25-го года жизни, а в холодных районах высокогорья – ещё позже. Зато продолжительность её жизни может достигать 500 лет и более. Такое старое растение успевает образовать кроны не только 2-го, но даже 4-го порядка, и покрывает территорию до 300 квадратных метров.
Роль араукарии укореняющейся в биоценозе горных склонов трудно переоценить. Она даёт укрытие и пищу множеству видов птиц и других животных. Но самое главное значение её существования состоит в том, что она укрепляет горные склоны, уменьшая вероятность природных катастроф – оползней и селей.

Тихоокеанская маслина (Olea pacifica)
Порядок: Маслиновые (Oleales)
Семейство: Маслиновые (Oleaceae)

Место обитания: горные леса Гавайских островов, относительно сухие почвы на водоразделах.
Маслина относится к древнейшим культурным растениям, и её место обитания во многом совпадает с областью распространения античной культуры в исторические времена. С эпохи Великих географических открытий растение было расселено и в другие области Земли, в том числе на Гавайские острова.
Климат островов во многом отличается от того, к которому адаптировалось растение на своей исходной области обитания. На Гавайских островах сезонность климата выражена очень слабо, влажность воздуха и количество осадков выше, чем на родине маслины. Эти условия наложили отпечаток на облик выходца из Средиземноморья, заставив растение приспосабливаться к тропическим условиям.
Тихоокеанская маслина, потомок маслины обыкновенной, сохранила склонность к более сухим местам обитания, поэтому она чаще встречается на западных склонах островов, в местах, защищённых от избыточного увлажнения. На восточных склонах гор она также может расти, но лишь на водоразделах. Будучи светолюбивым растением, тихоокеанская маслина не растёт в густых лесах, а образует особый тип редколесья с зарослями кустарников в подлеске.
Этот вид представляет собой очень долговечное дерево, доживающее до 2000 лет и больше. Оно достигает высоты около 15 – 17 метров, и образует густую раскидистую крону. Ствол этого дерева очень толстый, но из-за рыхлой сердцевины он часто растрескивается и приобретает причудливую форму. Особенно часто это происходит в дождливые годы, когда сердцевина дерева напитывается водой и разбухает, а листья не успевают испарять избыток влаги. Тогда в стволе образуются щели, обрастающие по краям корой и наплывами древесины. После этого дерево не погибает, хотя его рост в высоту заметно приостанавливается. Такие экземпляры тихоокеанской маслины начинают интенсивнее расти в толщину, и образуют много боковых ветвей. Часто такое дерево просто разламывается на несколько частей, но продолжает много лет расти и плодоносить. В треснутом стволе охотно селятся грызуны и летучие мыши.
Листья тихоокеанской маслины более широкие, чем у предка, овальные, с длинным кончиком, образующим «капельницу». Верхняя поверхность листа голая, кожистая, блестящая, тёмно-зелёная, а изнанка листа покрыта белым мучнистым налётом.
Цветки тихоокеанской маслины мелкие, ароматные, опыляются насекомыми. Цветение длится круглый год, но несколькими «волнами». Ещё одно отличие от предкового вида – более крупные плоды (размером со сливу) чёрного цвета с восковым налётом. Спелый плод тихоокеанской маслины имеет сладковатый вкус с остаточной горечью, а внутри его находится крупная косточка. Основные распространители семян тихоокеанской маслины – различные птицы, преимущественно голуби. Именно их растение привлекает восковым налётом на плодах: он отражает ультрафиолетовый свет, который различают птицы. Они глотают плоды растения целиком, и затем отрыгивают крупные несъедобные косточки. Грызуны также расселяют это растение, но они часто съедают плоды вместе с косточками.

Пьяноцветник ядовитый (Ebriarodorum toxicus)
Порядок: Горечавковые (Gentianales)
Семейство: Кутровые (Apocynaceae)

Место обитания: влажные земли, болота, реки, морские побережья Гавайских островов.
Значительная часть гавайской флоры эпохи неоцена представлена видами, которые не могли бы там появиться естественным образом, расселяясь доступными им способами. Предки этих растений попали на острова благодаря деятельности человека с разных материков и из разных климатических зон. Они расселились по островам, и образовали новые виды, сочетающие задатки предков и приспособленность к местным условиям существования.
Одно из деревьев на Гавайях обитает на влажных землях по берегам рек, а иногда даже в самих реках. Его облик очень характерный, а присутствие этого растения можно почувствовать, даже не видя его. Когда это растение цветёт, его пряный с горчинкой аромат разносится очень далеко в округе. Возле самого дерева он очень силён, и его действие трудно выдержать долгое время: у наземных четвероногих это растение вызывает головную боль и симптомы слабого отравления, поэтому дерево называется пьяноцветник. Птицы, чувствительные к выделяемым этим растением веществам, вообще предпочитают облетать его подальше. А на листьях этого растения могут кормиться лишь некоторые виды насекомых. Улитки, даже те, что поедают без вреда для себя листья ядовитых растений других видов, не трогают листву этого растения. Этот вид произошёл от завезённого на острова олеандра (Nerium oleander), выходца из Средиземноморья. Растение усилило ядовитые свойства для защиты от насекомых, хотя в итоге лишилось большей части случайных опылителей. Лишь несколько видов бабочек специализируются на опылении этого дерева, а их гусеницы кормятся на нём, накапливая яд в своём теле, и становясь несъедобными для других животных.
Гавайский пьяноцветник ядовитый – это дерево, достигающее высоты 25 метров. Его ствол покрыт светлой корой, отражающей избыток солнечных лучей и предохраняющей ствол от перегрева. Старая кора слезает со ствола тонкими бумагообразными слоями. Корни дерева крупные, досковидные, широко расходятся в стороны. Но, несмотря на такую опору, растение изредка падает во время ураганов: корни не уходят глубоко в почву, располагаясь у самой поверхности. Однако, даже упавшее дерево не гибнет: ствол легко укореняется, и его ветви, обращённые вверх, разрастаются, превращаясь в дополнительные стволы молодой поросли. Это одно из самых быстрорастущих деревьев на островах: годовой прирост в первые годы жизни может достигать двух метров. В это время пьяноцветнику важно обогнать конкурентов, чтобы они не затенили его крону.
Листья пьяноцветника кожистые, блестящие, тёмно-зелёные со светлой центральной жилкой. Кончик листа вытянут в характерную для влаголюбивых растений «капельницу»: на нём находятся железы, удаляющие из растения излишек влаги. Поэтому даже в ясный жаркий день с листьев этого дерева постоянно падают капли чистой воды. Несмотря на ядовитость самого дерева, эта вода совершенно безопасна, и её пьют те немногие насекомые, что приспособились жить на этом дереве.
Цветки этого вида крупные, розовые, с пятью округлыми лепестками, ароматные. Они собраны по 4 – 6 штук в небольшие кистевидные соцветия. Аромат пьяноцветника очень характерный: сильный, пряный, с горьковатым оттенком.
Всё растение очень ядовито. Из повреждённого ствола вытекает ядовитый млечный сок, густеющий на воздухе и затягивающий повреждённые места тягучей плёнкой. Сок обладает ярко выраженным фунгицидным действием, поэтому на дереве не поселяются паразитические грибки. Даже опавшие листья утилизируются относительно медленно, постепенно разлетаясь с ветром на десятки метров от дерева. Нектар пьяноцветника обладает слабо выраженными ядовитыми свойствами, а пыльца также ядовита, что не даёт возможности кормиться на растении случайным опылителям. Растение опыляется только несколькими специализированными видами насекомых, и ещё немногие виды питаются его листвой.
Пьяноцветник ядовитый произрастает на влажных почвах разных типов, и это один из немногих видов растений, который выносит засоление почвы (подобным свойством обладал также его предок олеандр). Поэтому места произрастания этого вида – вблизи рек и озёр, на болотах и на морском побережье. На побережьях пьяноцветник может расти группами, тогда как в других местах он встречается единичными экземплярами, и никогда не образует сплошных зарослей. Вместе с тем это очень светолюбивый вид, который встречается лишь на краю зарослей, и быстро гибнет, когда его начинают затенять соседние деревья, обогнавшие его в росте.
Первый раз пьяноцветник ядовитый зацветает на третьем – пятом году жизни, будучи ещё кустарником. Продолжительность жизни сравнительно невелика: не больше 150 лет, редко до 200.

Бальзаминник ломкий (Balsaminoides fragilis)
Порядок: Верескоцветные (Ericales)
Семейство: Бальзаминовые (Balsaminaceae)

Место обитания: тенистые болотистые участки леса и прибрежные заросли.
Не всегда успех в выживании определяется наличием у растения яда или колючек, способных защитить от травоядных. Иногда растение может превратить в преимущество то, что в иных условиях может считаться недостатком – собственную нежность и хрупкость.
В эпоху человека на Гавайи были завезены как декоративные два вида бальзамина (Impatiens) – травянистых кустовидных растений с яркими цветками. Эти растения, как и их родственники из умеренных широт Северного полушария, легко дичают и могут расти без всякой заботы со стороны человека. Неприхотливость, быстрый рост и способность к вегетативному размножению позволили одичавшим видам декоративного бальзамина выдержать конкуренцию с другими видами, распространиться по островам и принять участие в формировании неоценовой гавайской флоры.
Потомок этих растений значительно изменился внешне. Это довольно крупное растение: высотой до метра, с большими нежными листьями. Стебли растения сочные, высокие и полупрозрачные, светло-зелёные, на верхушках красноватые, не одревесневают. Толщина стебля у основания бывает около 5 см. Этот вид растений называется бальзаминник ломкий.
Бальзаминник обитает во влажных местах, предпочитая берега рек. Там это растение обитает вторым ярусом в тени более крупных растений: прямого солнечного света этот вид не выносит. Растение испаряет много влаги, поэтому, оказавшись на солнцепёке, бальзаминник тут же начинает вянуть. Зато в плотной тени, где мало какой другой вид растений может существовать, эта огромная трава процветает и образует густые заросли.
Стебли бальзаминника очень хрупкие, и при сильном нажатии они разламываются на куски по узлам, где специально для этого имеется кольцо опробковевшей ткани. Таким способом растение размножается вегетативно: «черенки», упавшие на влажную почву, укореняются за несколько дней, и практически сразу же начинают расти. Этот вид обладает высокой скоростью роста: за две недели сломанные у основания побеги растения отрастают до метровой высоты, и в пазухах их листьев начинают формироваться цветки. Бальзаминник ломкий образует очень густые заросли.
Цветки этого вида одиночные, зигоморфные, очень большие: диаметр цветка достигает 10 см. Верхний лепесток образует яркий «парус», привлекающий опылителей, а на сросшихся основаниями нижних лепестках есть длинный шпорец с нектарниками на дне. Цветки красные, с белыми пятнами в зеве, обладают приятным запахом. Опылителями этого растения являются птицы и насекомые. Чаще всего они опыляются птицами из семейства гавайских медовых птиц.
Плоды бальзаминника сохранили характерное для семейства строение: они длинные, похожие на крошечные бананы. При малейшем прикосновении зрелые плоды резко вскрываются пятью узкими створками («взрываются»), и разбрасывают семена на расстояние нескольких метров.

Идею о существовании такого вида растений высказал Bhut, участник форума.

Пеларгония восковая (Pelargonium cereiphylla)
Порядок: Гераниевые (Geraniales)
Семейство: Гераниевые (Geraniaceae)

Место обитания: каменистые высокогорные склоны всех Гавайских островов.
Значительное количество растений, обитающих в неоцене на Гавайских островах, происходит от видов, завезённых человеком как декоративные. После исчезновения людей часть таких видов вымерла, но эволюция многих растений продолжилась, а некоторые виды реализовали свой эволюционный потенциал самым неожиданным образом. Несмотря на то, что понятие «декоративное растение» ассоциируется с чем-то теплолюбивым и изнеженным, в суровых условиях гавайского высокогорья появились разные потомки бывших «неженок», проявляющие чудеса выносливости.
На каменистых склонах высочайших гавайских гор, где дуют холодные ветра, живёт одно необычное растение. Не имея способностей противостоять ветрам, оно приобрело подушковидную форму, и его заросли растягиваются на несколько метров, не поднимаясь выше, чем на 10 см от земли. Стебель этого вида растений ползучий, укореняющийся в узлах, а листья мелкие, но очень многочисленные.
Белые или розоватые пятилепестковые цветки этого растения собраны в небольшие щитковидные соцветия. А рядом с ними торчат на высохших цветоносах зрелые плоды, напоминающие голову аиста. Они указывают на родословную этого растения: это пеларгония (по-гречески аист – «пеларгос»). Это необычное горное растение – потомок завезённой на острова пеларгонии щитолистной (Pelargonium peltatum).
Листья этого вида отличаются сизоватым оттенком: они покрыты восковым налётом, защищающим ткани растения от ультрафиолетового излучения. Данный признак определил видовое название растения – пеларгония восковая. Сами листья мелкие, плотные и кожистые, слегка морщинистые, немного похожие на листья плюща: они пятилопастные, со слегка вогнутыми сторонами. Листья очередные, но междоузлия растения очень короткие, поэтому листья налегают друг на друга. Кроме того, стебель растения сильно ветвится, поэтому заросли пеларгонии восковой имеют округлую форму и представляют собой густую подушку. В старых зарослях стебли, переплетаясь, образуют даже несколько слоёв. Для защиты от холода точка роста покрыта большим количеством волосков и хлопьевидным чешуйками воска.
Это растение отличается высокими способностями к вегетативному размножению: если падающие со склона камни или сильный ветер сломают побег растения, он легко укореняется и даёт начало новой заросли.
Цветки этой пеларгонии мелкие, собранные в соцветиях-щитках, самое большее, по десятку. Цветоносы поднимаются не выше листьев, но насекомые издали ощущают цветки по запаху. Искать цветки с помощью зрения насекомым нецелесообразно: восковой покров сильно отражает ультрафиолетовый свет, затрудняя поиск цветка, зато запах разносится очень далеко. Цветки пеларгонии восковой пахнут очень сильно и неприятно: основными опылителями этого вида являются мухи и жуки, а прочие насекомые редко появляются в горах. Поэтому данный вид растений совершенно нетребователен к опылителям.
После опыления на некоторых цветоносах созревают семена. Они мелкие, заостренные, со спиралевидно закрученным перистым «парашютиком». У зрелых семян «парашютик» скручивается в спираль, и семечко свободно повисает на нём, ожидая лишь порыва ветра. Семена разносятся ветром, и потому данный вид растений встречается на всех островах, где есть горы. Этот вид может расти не только высоко в горах, но изредка встречается даже на склонах ущелий в низинной части островов. Однако пеларгония восковая очень светолюбива, и она проигрывает конкуренцию другим травянистым растениям, поселяющимся рядом с ней. Поэтому произрастание этого вида в низинных местообитаниях носит случайный характер, хотя сами растения успевают даже дать семена и расселиться ещё дальше.

Исполинская пассифлора (Passiflora titanica)
Порядок: Фиалковые (Violales)
Семейство: Страстоцветные (Passifloraceae)

Место обитания: горные леса на восточных склонах. Встречается на всех крупных островах Гавайского архипелага.
В человеческую эпоху страстоцветы, или пассифлоры, были одними из любимых декоративных растений. А плоды некоторых видов высоко ценились за отличный вкус, будучи известными как «гранадилла» и «маракуйя». За эти качества пассифлоры были расселены человеком из исконных мест обитания, Америки, по тропикам и субтропиками Земли (впрочем, несколько видов этих растений обитало в Азии, а один – на Мадагаскаре). В некоторых местах они нашли подходящее место для жизни и одичали. Так произошло и на Гавайских островах. Здесь пассифлора нашла даже неожиданного «союзника»: в историческую эпоху на цветках завезённых пассифлор кормились местные птицы гавайские цветочницы. Но времена менялись, и вскоре эти птицы вымерли. Но им на смену пришли другие виды, а пассифлора осталась расти на Гавайях.
Предок этого растения – пассифлора съедобная (Passiflora edulis), или гранадилла, возделывавшаяся ради съедобных плодов. Мелкие семена этого вида разносили птицы, которые расклёвывали плоды, и вскоре этот вид расселился по лесам островов и стал расти в диком виде. Быстрый рост и неприхотливость помогли пассифлоре конкурировать с другими видами растений, завезёнными на Гавайи, а съедобные плоды привлекали птиц и помогали расселяться. Будучи нетребовательной к опылителям, пассифлора не зависела ни от какого вида птиц или насекомых, и в итоге к неоцену разные виды этих лиан могут быть встречены на всех островах.
Исполинская пассифлора – самый крупный представитель рода. Длина её стебля достигает ста метров, а в сумме с боковыми побегами – даже пятисот. Толщина ствола у основания достигает 25 – 30 см. Ствол и ветви покрыты тонкой сероватой корой, молодые побеги одревесневают лишь на третьем году жизни.
Листья этого растения имеют пальчатую форму, разделены на нечётное количество лопастей – на молодых растениях пять, на зрелых – семь или девять. Лишь на цветоносных побегах развиваются простые цельные или трёхлопастные листья. Поверхность каждого листа кожистая, с небольшими бугорками; края листьев ровные. Лист окрашен в тёмно-зелёный цвет, молодые листья и листья, находящиеся на хорошо освещённых побегах, имеют заметный бронзовый оттенок.
Подобно всем видам своего рода, исполинская пассифлора цепляется за ветви других растений с помощью гибких усиков, свитых спиралью. Усики на молодых побегах гибкие и нежные, но, прикоснувшись к веткам других растений, они за несколько часов обвивают их, после чего быстро одревесневают. Если усик не нашёл подходящей опоры, он засыхает, но долго не отваливается: на засохшие усики часто присаживаются птицы, пьющие нектар пассифлоры.
Цветки исполинской пассифлоры имеют строение, типичное для рода: они правильные, с десятью лепестками. Но они несколько видоизменились в связи с большими размерами самого растения. Цветки стали крупнее (диаметром до 20 см), а характерная для пассифлор «коронка» между лепестками и тычинками стала более редкой. Зато нити, образующие её, стали достаточно прочными, чтобы на них даже могла сесть мелкая птица. Нектар выделяется железами, расположенными в глубине цветоложа, и птица, проникая вглубь цветка клювом, неизбежно задевает пыльники и пачкает голову или спину в пыльце.
Для привлечения птиц коронка цветка имеет чернильно-фиолетовую окраску, а лепестки растения серебристые изнутри от многочисленных волосков, отражающих ультрафиолетовый свет. Наружная поверхность лепестков белая. Растение привлекает насекомых ещё и с помощью сильного запаха. Но каждый цветок раскрывается утром, и живёт всего лишь один день. Зато на взрослом растении ежедневно раскрываются десятки цветков, и цветение исполинской пассифлоры длится круглый год. У этого растения перекрёстное опыление. Если цветок опылился, на его месте созревает крупный (размером с яблоко) плод ярко-жёлтой окраски. Его оболочка твёрдая, зато мякоть сладкая, полупрозрачная, желеобразной консистенции, и содержит десятки мелких семян. Её расклёвывают птицы и поедают древесные грызуны и летучие мыши, обитающие на Гавайях. Опавшие плоды поедают улитки и жуки.
Семена этого растения быстро прорастают, и уже на первом году жизни растение достигает высоты 10 метров и даёт первые цветки. На третьем – четвёртом году жизни главный стебель начинает утолщаться и одревесневает.

Сандаловое дерево незеленеющее (Santalodendron nunquam-viridis)
Порядок: Санталоцветные (Santalales)
Семейство: Санталовые (Santalaceae)

Место обитания: дождевые леса Гавайев, участки спелого ненарушенного леса.
Дождевой тропический лес – это исключительно богатое жизнью место. Здесь большая часть минеральных и органических веществ находится не в почве, а в составе растений и животных. почвы, на которых произрастают дождевые леса, крайне неплодородные, и лес сам поддерживает своё существование, быстро перерабатывая накапливающуюся органику. Среди лесных растений есть виды, частично или полностью перешедшие к жизни за счёт переработки отмершего органического вещества, хотя эта роль более типична для грибов. Кроме того, среди растений встречаются виды, приспособленные к более изощрённому и сложному, но в чём-то упрощающему их существование образу жизни: они стали паразитами. На Гавайских островах паразитизм среди растений достиг своей вершины.
Под пологом тропического леса царит постоянный полумрак. Здесь значительную часть жизненно необходимого света перехватывают крупные деревья, и лишь изредка на землю падают лучи солнечного света, когда ветви качаются на ветру. Множество проростков разных видов деревьев ждёт своего часа, пока одно из старых деревьев не упадёт, и не откроется простор для роста. Однако, одно из деревьев, похоже, и не собирается ждать этой случайности. Оно значительно обгоняет в росте окружающие «саженцы», хотя заметно уступает в росте окружающим лесным великанам. Его крона довольно раскидиста, а на ветвях развиваются крупные соцветия из множества мелких цветков с сильным ароматом. И лишь одна черта кажется необычной: у этого дерева нет листьев. Оно не зелёное. Ствол покрыт желтовато-коричневой корой, ветви тёмно-коричневые, с упругой гладкой кожицей. Но у этого дерева нет листьев в обычном понимании этого слова. Лишь при внимательном рассмотрении на ветвях обнаруживаются небольшие чешуйки с едва заметным жилкованием – остатки листьев.
Это одна из жемчужин неоценовой флоры Гавайских островов – сандаловое дерево незеленеющее. Оно является самым крупным паразитическим растением мира. В отличие от своих родственников, сандаловых деревьев, которые сохранили листья и получают от соседних деревьев лишь минеральные вещества, это исключительно паразитическое растение. Несмотря на такой образ жизни, сандаловое дерево незеленеющее достигающее высоты 5 – 6 метров при толщине ствола около 30 – 40 см.
Если многие паразитические растения отличаются хрупким сложением, это растение сохранило характерные черты предков. Ствол этого вида нормально одревесневает, а древесина плотная, прочная и тяжёлая (свежая древесина тяжелее воды). Древесина этого растения содержит много эфирных масел, придающих ей характерный аромат – это общая черта многих представителей семейства.
Это растение совершенно не имеет хлорофилла и не способно к фотосинтезу, поэтому в своей жизни оно полностью зависит от успешности паразитирования на других растениях. Побеги текущего года у этого дерева густо покрыты рудиментарными чешуевидными листьями. А на одревесневающих прошлогодних побегах развиваются цветочные почки и формируются соцветия. Это дерево приспособилось жить под пологом леса потому, что ввиду паразитического образа жизни само по себе оно совершенно не нуждается в свете. Для питания сандаловое дерево незеленеющее развивает большую систему корней-присосок, и паразитирует на большинстве деревьев, окружающих данный вид, избегая лишь некоторых из них. Но быть просто паразитом в сложной системе взаимосвязей, формирующейся в дождевом лесу, не столь выгодно. Будучи полностью зависящим от благополучия окружающих деревьев, это растение не только берёт, но и воздаёт за взятое окружающим его растениям. Для сандалового дерева незеленеющего характерно практически полное отсутствие повреждённых насекомыми тканей. Только над его цветками вьются насекомые, но на самом дереве нет ни погрызов, ни других повреждений, вызываемых насекомыми. Его ткани выделяют вещества, делающие растение совершенно несъедобным для большинства насекомых. И через сросшиеся с соседними деревьями корни это дерево-паразит щедро «делится» природным инсектицидом с растениями-хозяевами, оздоровляя их. Польза от такого симбиоза очень велика: окружающие растения не повреждаются термитами и другими насекомыми, повреждающими древесину.
Несмотря на паразитический образ жизни, этот вид растёт очень долго. Дерево достигает предельной высоты примерно к 50-летнему возрасту.
Цветение у сандалового дерева незеленеющего начинается примерно с десятилетнего возраста, и продолжается практически до гибели растения от старости. Это дерево обильно цветёт круглый год, образуя высокие прямостоячие соцветия из сотен мелких ароматных цветков. Только на цветах этого растения можно найти следы повреждений, оставленных насекомыми, пытающимися добраться до нектара.
Семена этого вида мелкие, как у всех паразитических растений, зато очень многочисленные. Плоды сандалового дерева незеленеющего мелкие и сухие, но они заключены в сочные разросшиеся плодоножки, которые привлекают птиц яркой жёлтой окраской и сладким вкусом. В семенах практически нет запасных питательных веществ, и проростку этого дерева жизненно важно сразу же найти корень подходящего для паразитирования вида деревьев. В противном случае он просто погибнет через несколько дней после прорастания. Иногда крупное животное переносит раздавленные плоды этого растения на ногах, и просто втаптывает семена дерева-паразита в землю. Тогда проросток, если ему очень повезёт, быстро внедряется в поверхностный корень растения-хозяина.
Кроме семян, сандаловое дерево незеленеющее пользуется вегетативным способом размножения. Это растение образует столоны, ползущие под землёй на большое расстояние, и внедряющиеся во все корни, которые встречаются по пути. Кончик столона чувствует присутствие корней других деревьев по выделяемым ими химическим веществам, и по мере роста изгибается к ним. Когда столон находится вдали от деревьев, на конце столона развивается новый вертикальный побег.

Росянка обманчивая (Droseranthos decipiens)
Порядок: Камнеломковые (Saxifragales)
Семейство: Росянковые (Droseraceae)

Место обитания: горные районы Гавайских островов, болотистые места ниже снеговой линии.
Болота в высокогорье – это осколок минувшей ледниковой эпохи. Примерно через 5 миллионов лет после исчезновения людей, когда вся планета подверглась оледенению, на Гавайских островах также появились представители континентальной ледниковой флоры. Но гораздо раньше их, и совершенно независимо от них на острова попало другое растение, которое впоследствии нашло благоприятные условия в биоценозах ледникового периода, сформировавшихся на островах. Человек завёз на Гавайи росянку круглолистную (Drosera rotundifolia) из Европы, и этот вид поселился на болотах близ кромки снегового покрова в горах.
Когда в неоцене климат стал более мягким, снег в горах остался лишь на большой высоте. Часть холодолюбивых растений вымерла, часть приспособилась к более тёплому климату, а часть просто отступила выше в горы, вслед за уходящим вверх по склону поясом прохладного климата. Именно так поступили некоторые потомки росянки, ставшие частью сообщества болот.
На обширных зарослях гавайских видов осоки, разрастающейся на болотах, можно встретит цветки трёх разных типов. На прочных цветоносах поднимаются метёлки из мелких колосков, в основании которых торчат в разные стороны узкие зелёные листочки. Недалеко от них на тонких гибких цветоносах покачиваются на ветру рыхлые метёлки из мелких белых цветочков. А возле самой земли на волосистых цветоносах раскрываются крупные цветки с красными лепестками и зелёной серединой, похожие по форме на корзинки ромашек или других сложноцветных. Но какие из этих цветов чьи? Колоски – это собственные цветки осоки, мелкие и невзрачные. Они опыляются ветром, и лишь изредка на них садятся насекомые.
Зато на низкие яркие цветки насекомые садятся гораздо чаще… и некоторые из них остаются там навсегда. На лепестках и в середине такого цветка блестят капли прозрачной жидкости, словно приглашая насекомых присесть и подкрепиться, а приятный запах, исходящий от неё, разносится в воздухе. Когда достаточно крупное насекомое, соблазнившись этим приглашением, садится на такой цветок, происходит нечто неожиданное. Насекомое начинает биться, не в силах оторваться от цветка и улететь, а лепестки прямо на глазах сжимаются.
На самом деле это не цветы, а ловушка. То, что неискушённый наблюдатель может принять за цветок, оказывается листом хищного растения, росянки обманчивой. А мелкие бледные цветочки на тонких цветоносах также принадлежат ей – это и есть настоящие цветки этого растения.
Росянка обманчивая – крупное корневищное растение, сильно увеличившееся по сравнению с предком. Её листья отличаются редкостным сходством с цветками других растений: насекомые просто не замечают подвоха, и охотно летят в расставленную ловушку. Листья этой росянки яркие, с красными краевыми щупальцами-«лепестками», на которых выделяются капли клейкой сладковатой жидкости с приятным запахом. В центральной части листа тонкие щетинковидные щупальца имитируют тычинки цветка. Они также служат чувствительными органами, реагируя на прикосновение крупного насекомого. Диаметр такого листа – около 10 см. Листья росянки обманчивой щитовидные: черешок прикрепляется не с краю, как, например, у росянки круглолистной, а в середине пластинки листа. Черешок листа волосистый и относительно длинный: лист выносится на высоту около 20 – 30 см, приподнимаясь над листьями осоки. Когда в лист растения попадается насекомое, «лепестки» просто складываются вместе, внешне образуя некое подобие «бутона». Пойманное насекомое переваривается с помощью сока растения, богатого ферментами. После переваривания добычи лист расправляется, и снова готов к ловле насекомых. Один лист за время своей жизни успевает поймать и переварить с полдесятка крупных насекомых.
Основная добыча росянки обманчивой – относительно крупные насекомые: жуки, осы и большие бабочки. В условиях высокогорья такие насекомые встречаются редко, но зато росянка обманчивая практически не имеет конкурентов. Мелкие насекомые также ловятся ею, но для их переваривания растение просто «прихлопывает» жертву одним или двумя щупальцами-«лепестками».
Стебель этого растения представляет собой ползучее корневище длиной около 10 см. У старых растений, а также при повреждении точки роста на корневище появляются боковые отростки. Корневище растёт в слое мха, а длинные корни служат преимущественно для закрепления на слое торфа. Основное питание растение получает из пойманных насекомых.
Это растение растёт относительно медленно: за год корневище удлиняется всего лишь на 1 – 2 см. За сезон растение образует около 20-ти полноценных листьев. На третьем году жизни, нарастив достаточно крупное корневище, росянка обманчивая зацветает. Собственные цветки этого растения мелкие, белые, невзрачные. Они образуют рыхлую кисть на очень высоком цветоносе. Лепестки редуцированы до маленьких чешуй, зато пестик и тычинки длинные и тонкие. Пыльца растения лёгкая, мелкая и сухая, при вскрытии пыльников она разбрасывается в воздух и разносится ветром. Семена этого растения также разносятся ветром: у них есть большой воздушный мешок, помогающий семенам держаться в воздухе.

Хищнолист стволовой (Harpagophyllum repens)
Порядок: Камнеломковые (Saxifragales)
Семейство: Росянковые (Droseraceae)

Место обитания: дождевые леса Гавайских островов, стволы крупных деревьев.
На островах особенно хорошо прослеживается явление адаптивной радиации, когда один предковый вид образует много потомков, различающихся образом жизни и отдельными деталями строения, но сохраняющих большое количество общих черт. На Гавайских островах эпохи неоцена это явление прослеживается не очень отчётливо, поскольку во время колонизации островов человеком на них было завезено больше видов растений, чем достигло их естественным путём за последние несколько миллионов лет. Тем не менее, некоторые виды демонстрируют это явление в полной мере.
В дождевом тропическом лесу, занимающем тёплые и влажные территории Гавайских островов, идёт жёсткая конкуренция за место под солнцем. Деревья сплетаются ветвями в сплошной полог, перехватывающий весь солнечный свет, а травянистые растения предпочитают жизнь эпифита на их ветвях и стволах – поближе к солнцу.
Среди разных орхидей, папоротников и лиан, делающих полог леса ещё более густым, выделяется один вид растений. Его стебли и листья прижимаются к коре деревьев и ползут по ней. Стебель этого растения лентовидный, длинный и очень ветвистый. Листья также имеют необычную форму: они лентовидные и мясистые, а по краям усажены бахромой мелких щупальцев, на которых блестят капли прозрачной жидкости. Когда неосторожное насекомое садится на такой лист, он быстро складывается вдоль, а когда раскрывается, ветерок сдувает с него пустой панцирь насекомого.
Это один из потомков росянки (Drosera rotundifolia), завезённой человеком на Гавайи, хищнолист стволовой. В отличие от других потомков этого растения, этот вид сменил как место обитания, так и образ жизни. Хищнолист стволовой – это ползучее эпифитное растение. Стебель и листья плотно прикрепляются к коре растений, а многочисленные придаточные корни проникают в самый верхний слой коры, прочно удерживая на ней растение. Длина стебля взрослого растения достигает двух – трёх метров.
Листья бывают длиной около полуметра. Каждый лист довольно узкий (шириной около 5 см), прикрепляется к коре щетинистыми волосками, растущими на нижней поверхности вдоль средней жилки. Листья этого растения располагаются почти горизонтально, и растение образует на стволе дерева своего рода «ловчий пояс», перехватывающий всех насекомых, которые ползут по стволу вверх или вниз. Лист имеет зелёную окраску с коричневатым оттенком, а по его краям растут характерные для росянок подвижные щупальца с железами, выделяющими клейкую жидкость. Щупальца имеют красную окраску.
Края листа у этого растения свободные, и лист может складываться, реагируя на наличие на нём веществ белковой природы. Когда насекомое пытается проползти через это растение по стволу, или садится на лист, привлечённое выделениями желёз, оно прилипает. Лист при этом складывается вдоль, плотно захватывая его. Железы на верхней стороне листа начинают вырабатывать пищеварительный фермент, и растение переваривает свою добычу. Всасывание растворённых питательных веществ происходит через тонкий эпидермис щупальцев листа. Хищнолист, в отличие от прочих эпифитов, может позволить себе не собрать крохи минеральных веществ из пыли, как, например, орхидея: эти вещества сами идут к нему, «упакованные» в насекомых. А привлекать и ловить их растение умеет.
Впрочем, более трудная задача для хищного растения – привлекать насекомых, но не ловить их: хищнолист опыляется насекомыми, и ему нецелесообразно уничтожать своих опылителей. Поэтому растение максимально отдаляет охотничьи приспособления и цветки. Цветки хищнолиста мелкие, белые, очень ароматные, собраны в рыхлую кисть на длинном упругом цветоносе (длиной свыше метра). Это растение опыляется мелкими насекомыми – преимущественно плодовыми мушками и мелкими жуками. Семена хищнолиста созревают круглый год. Они очень мелкие, и разносятся ветром – это общие особенности всех эпифитных растений. У каждого семечка есть воздушный пузырёк, облегчающий полёт.
Первые несколько недель проросток этого растения развивает простые мелкие листья. Лишь достаточно окрепнув, он образует первый ловчий лист. На этой стадии гибнет большое количество молодых растений: в это время у них ускоряется рост, и, если не будет стабильного притока минеральных веществ и органической подкормки из пойманных насекомых, растение слабеет. Зато выжившие растения развиваются очень быстро, и на первом году жизни имеют стебель длиной около полуметра с большим количеством листьев. В этом же возрасте молодой хищнолист зацветает.

Древовидная акалифа хвостатая (Dendracalypha caudata)
Порядок: Молочайные (Euphorbiales)
Семейство: Молочайные (Euphorbiaceae)

Место обитания: дождевые леса Гавайских островов.
В благоприятных условиях, сложившихся на Гавайских островах в эпоху неоцена, некоторые растения, в эпоху человека развивавшиеся в подлеске как небольшие кустарники, получили шанс стать деревьями и воспользовались им в полной мере. Один из бывших кустарников стал характерным представителем древесных растений в гавайских лесах. Это дерево высотой до 20 метров, со светлой корой и разноцветными листьями, является потомком одного из видов кустарников рода Acalypha, завезённых на острова как декоративные растения. В неоцене, когда климат стал благоприятным для развития теплолюбивой флоры, от неё произошло одно из деревьев гавайских лесов, древовидная акалифа.
Ствол древовидной акалифы толстый, но при этом древесина рыхлая и относительно мягкая. Внешние слои древесины богаты сосудами, содержащими млечный сок, поэтому при повреждении коры из трещин и ран на стволе струится белая липкая жидкость, сворачивающаяся на воздухе в сгустки резиноподобной массы: млечный сок этого дерева богат каучуком. Кора древовидной акалифы имеет светло-серый цвет: это помогает отражать избыток солнечных лучей и предохраняет растение от перегрева. Внешние слои коры тонкие, и легко отслаиваются в виде пластинок.
В основании ствола этого дерева располагаются крупные досковидные корни. Обгоняя в росте своих соседей, древовидная акалифа подставляет крону под ветер, дующий с океана, и потому для неё жизненно необходимо быть устойчивой.
С возрастом сердцевина ствола и крупных ветвей прогнивает, и у старых деревьев в стволах образуются полости. Этот вид деревьев растёт относительно быстро, в первые годы жизни давая за год прирост около метра, а примерно с десятилетнего возраста даже около двух метров. Но этот вид отличается небольшой продолжительностью жизни: всего около 300 лет. Древовидная акалифа доминирует на стадии смены быстрорастущих деревьев настоящим дождевым лесом. Если растение не погибнет от старости на этой стадии смены растительных сообществ, её быстро угнетают другие растения: древовидная акалифа не переносит затенения, и довольно быстро деградирует среди других деревьев.
Листья этого дерева широкие, овальные с удлинённым кончиком и зубцами по краю. Они имеют красивую расцветку: молодые листья медно-красные со светлыми жилками, полностью сформировавшиеся – тёмно-зелёные с красноватой каймой. На кончике и боковых зубцах листа есть особые желёзки, характерные для деревьев дождевого тропического леса. Они предназначены для удаления избытка воды из растения, и время от времени из них выделяются капли чистой воды. Листья этого вида содержат ядовитые вещества, поэтому значительная часть сеянцев древовидной акалифы выживает в подлеске, поскольку их не поедают местные травоядные животные, за редким исключением. Но молодые растения очень светолюбивы, и из-за этой особенности в первые годы роста выживают далеко не все из них. Из-за своей капризности по отношению к освещению растение не образует больших массивов, и не подавляет другие виды, встречаясь лишь на хорошо освещённых участках, где нарушен лесной полог, или возле рек.
Древовидная акалифа цветёт и плодоносит круглый год. В любое время года на её ветках развиваются длинные щетинистые соцветия, свисающие вниз наподобие хвостов и достигающие длины полуметра. Они состоят из множества мелких цветков. Очевидно, предком этого растения была акалифа щетинистая (Acalypha hispida) или акалифа Уилкса (Acalypha wilkesiana) – оба вида использовались человеком как декоративные. Соцветия древовидной акалифы имеют белую окраску и выделяют нектар по ночам. В это время соцветия начинают испускать приятный запах, по которому ориентируются питающиеся нектаром этого дерева грызуны, а также ночные бабочки. Это дерево опыляется преимущественно грызунами, потомками завезённых на Гавайи крыс. Эти зверьки часто заселяют полости в стволе дерева, получая круглый год кров и пищу от этого растения.
Семена древовидной акалифы мелкие, разносятся ветром. Проростки этого дерева относительно теневыносливы, и потому выживают в тени гигантских травянистых растений. От местных травоядных животных их спасает ядовитый сок в листьях, хотя некоторые улитки не боятся яда древовидной акалифы и кормятся именно на этом дереве. Часто улитки губят молодые растения, объедая их листву дочиста.

Гавайское каменное дерево (Petroxylodendron hawaiiensis)
Порядок: Астровые (Asterales)
Семейство: Сложноцветные, или Астровые (Asteraceae)

Место обитания: дождевые тропические леса Гавайских островов.
Флора Гавайских островов формировалась не только в краткий период, когда человек завёз на острова множество видов растений. Безусловно, это было своего рода шоком для экосистемы. По подсчётам учёных в эпоху человека, один новый вид растений приживается на островах, в среднем, один раз в 35 тысяч лет. В эпоху первых туземных поселенцев эта величина возросла до 3 – 4 видов за столетие, а в эпоху европейской колонизации – до 15 – 20 видов в год. Но после вымирания людей естественные процессы в биосфере возобладали, и флора снова начала формироваться по естественным законам. Не все виды растений-поселенцев приживались на островах, но некоторые сделали это весьма успешно.
Гавайские дождевые леса, занимающие все тёплые и влажные низинные участки островов, не столь высоки по сравнению с лесами на континенте: в среднем, высота деревьев такого леса достигает примерно 20-ти метров. Но в этом царстве растений настоящим великаном выглядит дерево высотой около 50 метров, широко раскинувшее свои ветви над окружающим лесом. Его ствол и ветви очень прочные, и только достаточно сильный ветер может заставить это растение раскачиваться. Это гавайское каменное дерево – одно из самых высоких деревьев Гавайских островов. Трудно сказать, какой вид растений, и откуда, был предком этого вида. Скорее всего, древняя прародина этого растения находится где-то в Юго-Восточной Азии. Получив хорошую «закалку» и проверку выживаемости на континенте, предковый вид гавайского каменного дерева успешно занял свою экологическую нишу в лесах островов, потеснив многих бывших агрессивных захватчиков из числа завезённых растений. Этот вид поселился на Гавайях уже после вымирания человека, естественным путём.
Гавайское каменное дерево не даром носит своё название: у него очень твёрдая серая древесина. Благодаря этой особенности растение противостоит штормам, которые приходят с Тихого океана. Ствол этого дерева дополнительно имеет несколько продольных «рёбер жёсткости», поэтому спил ствола гавайского каменного дерева не круглый, как обычно, а пяти- или шестигранный. У земли грани ствола переходят в досковидные корни, удерживающие дерево в вертикальном положении, и достигающие высоты около пяти метров при почти метровой толщине. Эти корни ветвятся и изгибаются, образуя своеобразный «лабиринт» на расстоянии до 10 метров от дерева.
На срезе древесина гавайского каменного дерева быстро темнеет: на воздухе происходит окисление пигментов, придающих ей серую окраску. Это одно из приспособлений для выживания: окисляющиеся на воздухе пигменты защищают растение от проникновения паразитических грибов в повреждённые участки ствола.
Кроме грибов, у деревьев тропического леса существуют и другие враги – травоядные животные. Но и от такой беды гавайское каменное дерево надёжно защищено. У этого вида растений существует возрастной полиморфизм: молодое и взрослое растение отличаются друг от друга, как два разных вида. Молодое дерево имеет множество тонких колючек на рёбрах ствола и ветвей, будучи тем самым похожим на шиповник. Листья молодого растения лопастные, по краю и снизу по средней жилке покрыты колючками. По мере роста дерева кора становится более толстой, колючки отваливаются вместе с её верхним слоем. При высоте около восьми метров у дерева пропадают колючки на листьях, от них как «воспоминание» остаётся лишь выемчатый край листа с неявно выраженными лопастями.
Листья взрослого гавайского каменного дерева достигают длины около полуметра. Они блестящие и тёмно-зелёные сверху, а снизу покрыты белым волокнистым налётом, снижающим испарение. Это очень важно: вершина растения находится выше слоя влажного воздуха в пологе леса, и открыта всем ветрам.
Гавайское каменное дерево растёт медленно, но зато это очень долголетнее растение, достигающее возраста в 600 лет и больше. Оно обитает только в настоящем, сформировавшемся дождевом лесу. На повреждённых участках леса это растение проигрывает в скорости роста разным быстрорастущим видам, но со временем, по мере формирования полога леса, подавляет их.
Цветки этого дерева – крупные одиночные корзинки диаметром около 10 см, расположенные на концах ветвей. Краевые язычковые цветки («лепестки») жёлтые с продольной красно-коричневой полосой, серединные трубчатые цветки тёмно-коричневые. Цветки испускают приятный пряный аромат и опыляются преимущественно бабочками. После опыления цветоложе начинает разрастаться в средней части, и плоская корзинка превращается в полушаровидную. Язычковые цветки при этом не опадают, а высыхают и скручиваются, свисая вниз. Плоды этого дерева – мелкие заостренные семянки, распространяющиеся с помощью ветра. У них есть хохолок из перистых белых волосков, похожий на парашютик одуванчика.
Молодое растение этого вида первый раз цветёт в возрасте приблизительно 30-ти лет, при высоте около 10 метров. После этого оно цветёт и плодоносит почти непрерывно круглый год, и начинает прибавлять в росте значительно быстрее.

Когтистокорник-душитель (Unguicortex strangulaster)
Порядок: Астровые (Asterales)
Семейство: Сложноцветные, или Астровые (Asteraceae)

Место обитания: дождевой тропический лес Гавайских островов (острова Молокаи, Ланаи, Мауи, Кахулави, Гавайи, Хекеуа).
Появляясь в новой для себя среде обитания, вид живых организмов вынужден бороться за своё место в уже сложившейся экосистеме с установившимися связями между организмами. Не всем видам это удаётся, но те, которые смогли добиться успеха, получают возможность выжить и эволюционировать дальше. Особенно хорошо это явление заметно, когда континентальные виды, «закалённые» в условиях жёсткой конкуренции и постоянной «проверки на прочность», попадают на острова, где в изолированных условиях складывается относительно замкнутая экосистема. Так происходило, когда человека завозил на Гавайи растения из экзотических стран, чуждые местной флоре, и так же произошло, когда после вымирания человека новые виды растений стали самостоятельно заселять Гавайи.
Среди новых, послеисторических поселенцев на Гавайских островах было много видов из семейства сложноцветных. Они образовали разные жизненные формы: одни из них из них стали деревьями, другие остались травами и полукустарниками. А некоторые превратились в лианы. Одна из лесных лиан, произрастает на наиболее крупных островах Гавайского архипелага, образуя на каждом из них местные подвиды, отличающиеся окраской цветков и общими размерами.
Не заметить эту лиану в пологе леса довольно сложно, хотя она не принадлежит к числу самых крупных видов: длина стебля этого растения достигает 40 – 50 метров при толщине около 5 см, но на островах есть гораздо более крупные лианы. Стебель этой лианы имеет очень сильно развитые продольные рёбра, отчего на срезе он имеет звездообразную форму. Но это не главное его отличие от стеблей других лиан тропического леса. Стебель этой лианы на рёбрах покрыт загнутыми вниз шипами, похожими на когти хищных зверей. Эта особенность определила название растения – когтистокорник, а за то, что лиана плотно обвивает другие растения своим стеблем, растение получило видовое название, означающее «астра-душитель». Загнутые колючки помогают растению лазать по стволам деревьев.
Кроме колючек на стебле, растение пользуется для прикрепления к деревьям листьями. Черешки листьев этого растения чувствительны к прикосновениям, и обладают способностью закручиваться вокруг опоры, когда прикосновения особенно часто повторяются, или ветка касается черешка листа. Но время жизни отдельного листа не очень велико, поэтому растение обладает способностью сохранять черешки листьев долгое время. Когда лист отмирает, отваливается лишь листовая пластинка, а черешок к этому времени сильно одревесневает, и продолжает держать лиану.
Листья когтистокорника имеют перисто-надрезанные края. Листовая пластинка сверху гладкая, тёмно-зелёная с белыми жилками. Нижняя сторона листа густо покрыта сероватыми волосками. Длина листьев – около 15 – 20 см. Молодые листья и побеги имеют густое сероватое опушение, исчезающее по мере их развития. Старые стебли одревесневают.
Цветы котистокорника опыляются преимущественно насекомыми. Соцветия этого растения имеют типичное для семейства строение: это маленькие корзинки с длинными присоцветными листочками, окружающими соцветие наподобие короны, и слегка отогнутыми назад. Трубчатые цветки в середине соцветия чёрные с голубоватым оттенком. Язычковые цветки («лепестки») жёлтые с красноватыми кончиками, с полосками волосков, отражающих ультрафиолетовый свет, вдоль средней линии. Яркая окраска привлекает других жителей тропического леса – птиц, которые изредка опыляют это растение.
После опыления средняя часть корзинки начинает удлиняться, вынося созревающие семена над её краями. Цветонос скручивается спиралью, обхватывая ветки подобно черешкам листьев этого растения, и созревающие семена оказываются вблизи ветвей, за которые цепляется это растение. Предки когтистокорника попали на острова по воздуху – их семена обладали хохолками из тонких волосков. Но в тропическом лесу ветер не так силён, поэтому у данного вида развилось приспособление к зоохории – переносу семян животными. Парашютик на семенах превратился в крючки, торчащие веером и прицепляющиеся к шерсти животных или перьям птиц. Когда птица или грызун пробирается по ветвям тропического леса, зрелые семена прицепляются к ним. Но вскоре семя отваливается от крючков, падает в лесную подстилку и прорастает. Первые годы жизни когтистокорник наращивает стебли, и его побеги вытягиваются почти на метр в месяц. Позже рост в длину сменяется утолщением и одревеснением стебля. Примерно на третьем году жизни лиана даёт первые цветки.

«Гавайский артишок» (Neocarduus pseudobaccatus)
Порядок: Астровые (Asterales)
Семейство: Сложноцветные, или Астровые (Asteraceae)

Место обитания: горные луга Гавайских островов.
Трудность для заселения Гавайских островов разными растениями и животными представляет главным образом то обстоятельство, что эти острова расположены очень далеко от ближайших участков суши. Но возможность переселения на них всё же существует. Из Америки растения и животные могли переселиться на Гавайи при помощи сильных ветров в ледниковую эпоху, когда существовал резкий градиент температур между обширными холодными полюсами и тёплым экватором. Тогда ветры, дующие с полюсов, вполне могли занести на острова семена растений, снабжённые «парашютиками» (анемохорных растений). Но большое расстояние было существенным препятствием для растений, чьи семена быстро теряют всхожесть: именно поэтому на Гавайях не появилось тополей и ив, у которых семена также переносятся ветром.
Растения семейства сложноцветных достигли Гавайских островов несколькими способами. Одни из них имели мелкие семена, разносимые ветром, а другие попали на острова с материка как «бесплатные пассажиры» на оперении птиц. В условиях островов, занимая различные места обитания, потомки материковых видов вырабатывали изощрённые приспособления для выживания.
В горах Гавайских островов встречаются целые заросли своеобразных растений. У них низкие толстые стебли, отрастающие от многолетнего корневища. Стебли густо покрыты широкими листьями с глубоко изрезанным зубчатым краем. На кончике каждого зубца развивается острая колючка. Если срезать такой лист, из повреждённых сосудов начинает выделяться едкий млечный сок, густеющий на воздухе. Нижняя сторона листьев покрыта колючими серебристо-белыми волосками.
Растения обильно цветут, образуя высокие цветоносы с мясистыми соцветиями-корзинками. Из-за сходства их с корзинками артишоков само растение названо «гавайский артишок». Лепестки белые, отражают ультрафиолетовый свет. Опыляется преимущественно мелкими бабочками. Ко времени созревания семян мясистое цветоложе утолщается и становится сочным.
«Гавайский артишок» активно даёт корневую поросль, нередко формируя почти сплошные заросли на протяжении десятков метров. Давая корневые отпрыски, это растение играет важную роль в экосистемах гор, удерживая почву и препятствуя эрозии. Этот вид отличается большой стойкостью к повреждениям – растение, засыпанное грязью во время оползня, легко отрастает вновь. Лишь жидкая лава может полностью выжечь заросли «гавайского артишока», но этот вид быстро заселяет даже опустошённые вулканом территории, распространяя корневища по трещинам в лаве.
«Гавайский артишок» расселяется с помощью растительноядных птиц. Созревающие корзинки с семенами приобретают привлекающий этих птиц красный цвет, выделяясь на фоне зарослей. Соцветия немного поникают, оказываясь как раз на уровне клюва этих птиц и словно приглашая их склевать аппетитный плод. Растение привлекает птиц не только цветом, но и вкусом: зрелые корзинки имеют сладкий вкус. Большинство созревших «плодов» «гавайского артишока» оказывается в желудках птиц. Несмотря на сложный и эффективный пищеварительный аппарат птиц, семенам не вредит путешествие через кишечник: у них твёрдая оболочка, поэтому зародыши не успевают повредиться желудочным соком птицы и благополучно выходят наружу. Благодаря химической обработке в желудке птицы всхожесть таких семян гораздо лучше, чем у тех, что не были проглочены: твёрдая оболочка становится значительно более проницаемой, а помёт птицы является прекрасным удобрением для проростков.

«Серебряная пена» (Vulcanaster peleana)
Порядок: Астровые (Asterales)
Семейство: Сложноцветные, или Астровые (Asteraceae)

Место обитания: лавовые поля на острове Гавайи.
В эпоху неоцена Гавайские острова остались вулканически активным районом. Жидкая лава, извергаемая вулканами, растекается на большие площади, сжигая всю растительность.
Но лавовые поля, усыпанные камнями, недолго остаются безжизненными. Когда лава остынет, растения начинают заселять эту бесплодную местность. Из трещин и складок застывшей лавы проглядывают робкие ростки, и несколько лет спустя безжизненный пейзаж наполняется красками и ароматами множества растений.
Едва поверхность лавы остынет и немного потрескается, первые поселенцы уже появляются здесь. Крупные осы и жуки ползают по камням, пытаясь стряхнуть с себя семена одного из растений. Семена покрыты волосками, и не сразу отваливаются от ног насекомых. Какие-то из них ветер уносит в сторону уцелевшей после извержения обугленной травы, а часть семян проваливается в трещины застывшей лавы. И через несколько месяцев из этих трещин уже торчат побеги растения с серебристо-серыми мелкими листьями. Постепенно они разрастаются, и вдоль трещин появляются серебристые полосы, колышущиеся от ветра подобно морским волнам. Это один из первых поселенцев на лавовых полях Гавайских островов – растение «серебряная пена». Видовое название растение получило в честь гавайской богини Пеле – хозяйки вулканов.
Гавайская «серебряная пена» – это подушковидное низкорослое растение, образующее множество коротких побегов на ползучих подземных корневищах. Корневища пронизывают трещины в скалах, где скапливается малая толика почвы, достаточная для роста этого растения.
Будучи пионерным видом растений, «серебряная пена» парадоксальным образом сочетает в себе противоречивые качества. Будучи неприхотливым в отношении почвы, это растение совершенно не переносит затенения, поэтому не встречается по соседству с другими растениями, образуя почти чистые заросли.
«Серебряная пена» может расти на самой бедной почве – это свойство позволило ей освоить лавовые поля Гавайев, недоступные другим видам. Вместе с тем «серебряная пена» совершенно не выносит сырости, от которой её нежные корешки легко поражаются гнилью. Растение обитает в высокогорье и любит прохладный горный воздух.
Листья очень мелкие, для защиты от избыточного ультрафиолетового излучения имеют серебристый блеск из-за обильного опушения. Это помогает также сохранять влагу.
На концах побегов находятся цветки, собранные в мелкие корзинки с белыми лепестками. Они развиваются в пазухах листьев. Лепестки отражают ультрафиолетовый свет, привлекая к растению насекомых-опылителей: мелких бабочек и жуков.
Семена «серебряной пены» снабжены волосками, расселяются при помощи насекомых. Очевидно, предок этого вида расселялся с помощью ветра. Но в процессе эволюции волоски-летучки на семенах стали более крепкими, а на их концах развились мелкие крючки, зацепляющиеся за ноги и крылья насекомых. Обследуя растения в поисках пищи, крупные насекомые зацепляются за семена растения, и растаскивают их по округе. Конечно, немногие семена найдут благоприятные условия для прорастания, но зато высокая смертность проростков компенсируется бурным ростом выживших растений.
Корни «серебряной пены» выделяют органические кислоты, немного разъедающие камни: так растение обеспечивает себя минеральным питанием.
В процессе заселения лавовых полей заросли «серебряной пены» постепенно сменяются другими растениями, и этот вид остаётся лишь в самых недоступных местах, в том числе на крутых горных склонах, где произрастает в трещинах скал. Но на недавно застывшей лаве этот вид процветает.

«Травяная роза», криптобеллис бесстебельный (Cryptobellis acaulis)
Порядок: Астровые (Asterales)
Семейство: Сложноцветные, или Астровые (Asteraceae)

Место обитания: высокогорье на острове Гавайи.
Завезённые человеком растения имели разную судьбу: некоторые из них не имели на Гавайях специфических опылителей, другие оказались неконкурентоспособными по сравнению с другими поселенцами. Но часть видов, завезённых людьми, оказалась очень устойчивой и легко дичала. Оказавшись «сами по себе», эти растения активно участвовали в формировании неоценовой флоры Гавайских островов. И некоторые виды проявили в этом процессе чудеса приспособляемости.
На склонах гор Гавайских островов, где при изобилии солнца круглый год дуют ветра и по ночам достаточно прохладно, произрастает одно удивительное растение. Оно образует плотную розетку волосистых серебристо-зелёных листьев диаметром около 15 см, а его длинный корень глубоко проникает в трещины скал. Среди розеток появляются соцветия-корзинки, окружённые одним рядом язычковых цветков («лепестков») сиреневого цвета. Лишённые цветоножек, они сидят прямо среди листьев в центре розетки. За свой внешний вид растение получило название «травяная роза».
Этот вид – потомок маргаритки (Bellis), завезённой человеком как декоративное садовое растение. Потомок сильно изменился по сравнению с предком. В отличие от двулетней маргаритки, это многолетнее растение. «Травяная роза» очень светолюбива. Она обитает на скалах среди камней, в защищённых от ветра местах (название «криптобеллис» буквально означает «скрытая маргаритка»), а её корни прорастают в трещины, и растение довольствуется минимальным количеством гумуса, которое там накапливается. У растения почти нет стебля: листья образуют розетку, в центре которой на третий год жизни растения появляется единственное ромашковидное соцветие. Листья широкие, с мелкозубчатым краем, сверху опушены редкими и длинными, а снизу и по краю – короткими и густыми волосками, придающими им серебристую окраску. На ночь листья приподнимаются вверх и закрывают соцветие, защищая его от ночного холода, и заодно удерживая часть насекомых-опылителей. Семена «травяной розы» созревают примерно через месяц после опыления. Это небольшие семянки с пучком волосков на макушке. Они разносятся ветрами, и прорастают в трещинах скал. Молодые растения зацветают первый раз на третьем году жизни, хотя в более холодных местах это может произойти даже на пятый год.
После цветения и плодоношения розетка материнского растения отмирает. Но к этому времени в её основании развиваются боковые почки, из которых прорастают новые розетки, и растение не гибнет. Продолжительность жизни одного растения может составлять до десяти – двенадцати лет.

Морской кокос (Cocos maritima)
Порядок: Арековые (Arecales)
Семейство: Пальмовые (Arecaceae)

Место обитания: Гавайи, другие острова Тихого океана, восток Индонезии, морские побережья.
В древности, в человеческую эпоху, «морским кокосом» (“coco de mar”) называли гигантские орехи сейшельской кокосовой пальмы (Lodoicea), которые изредка находили на берегах Индийского океана. Поскольку долгое время никто не видел живую пальму, про неё сложили легенду, что она обитает на дне океана. Затем пальма этого вида была обнаружена, и легенда осталась легендой.
Но в неоцене эта легенда словно ожила: один из видов растений практически «воплотил» её в жизнь.
В голоцене самым характерным обитателем побережий тропических морей была кокосовая пальма. Где находилась её настоящая родина – можно только догадываться, поскольку человек существенно расширил места её обитания, и сложно сказать однозначно, росла ли кокосовая пальма на какой-то территории исконно, или является потомком одичавших растений, посаженных людьми. Морские побережья оказались очень удобным местом для жизни: из-за соли, содержащейся в океанской воде, здесь росло мало растений, способных составить конкуренцию кокосовой пальме. Благодаря выносливости этот вид успешно пережил ледниковый период, хотя область его обитания существенно сократилась, и даже распалась на изолированные районы. Очевидно, на атоллах Тихого океана одна из популяций кокосовой пальмы была вынуждена сделать шаг навстречу океану. Кораллы, строящие острова, начали повсеместно вымирать из-за катастрофического изменения условий обитания, и некоторые острова оказались размытыми океаном. Чтобы выживать, кокосовые пальмы начали приспосабливаться к новым условиям: они начали завоёвывать океанские мелководья. Растения вначале просто «ложились» стволами в воду, и выдерживали лишь кратковременное затопление. Затем некоторые из них начали развивать новое приспособление: толстые ходульные корни, на которых ствол мог удерживаться на поверхности воды, и даже над ней. Постепенно изменился характер роста: нижняя часть ствола начала отмирать, и растение оставалось стоять лишь на придаточных ходульных корнях.
Постепенно такие пальмы, «оторвавшись» от места, на котором росли, начали «заползать» дальше в море, образовывая на мелководьях своеобразные сообщества. Так появился новый вид пальм, морской кокос.
Морской кокос отличается ещё одной нетипичной для пальм особенностью: это растение образует на стволе придаточные почки, из которых прорастают новые побеги. Так одна пальма может образовать достаточно крупную заросль, успешно противостоящую морскому прибою. Чем старше растение, тем больше у него крон, и тем дальше оно заходит в море.
Морской кокос сохранил узнаваемый облик представителей своего рода. У этой пальмы длинные (до 4 – 5 метров и более) перистые листья. А по краям листьев появились специальные солевые железы, выделяющие избыток солей, попадающих в растение через корни. Густой рассол выделяется на кончиках листочков и подсыхает в виде полупрозрачных комочков. Когда ветер раскачивает дерево, комочки соли отваливаются от листьев, и просто падают в воду.
Цветки морского кокоса мелкие и невзрачные, как и у прочих пальм. Зато плоды имеют характерный «ореховидный» облик. Они созревают большими гроздьями – по десятку и более. «Орехи» морского кокоса похожи на настоящие кокосы, но мельче их (размером не больше яблока), в прочной скорлупе с войлочной волокнистой поверхностью, которая позволяет им дольше плавать по поверхности воды. Иногда плод даже прорастает, плавая в море, и во время шторма на берег выбрасывается уже готовый «саженец» пальмы. Молодое растение очень выносливо: оно может выдерживать затопление приливными волнами. Некоторые орехи, запутавшись в ходульных корнях взрослых пальм, прорастают там же, и нормально развиваются, укореняясь на морском дне, выдерживая приливы и своим ростом упрочняя пальмовые «рощи» в море.
Морской кокос начинает цвести и плодоносить примерно с десятилетнего возраста, и может доживать до 200 лет. Обычно старые пальмы гибнут во время штормов и цунами.

Цветок Кеуакепо (Rhizophyllanthos keuakepo)
Порядок: Орхидные (Orchidales)
Семейство: Орхидные (Orchidaceae)

Место обитания: каменистые склоны гор, хорошо освещаемые обрывы.
Представители семейства орхидей успешно освоили жизнь без почвы. Среди этих растений часто встречаются эпифиты, а также виды, произрастающие на покрытых мхом скалах.
На Гавайских островах разные виды орхидей оказались разными способами: одни из них оказались завезены человеком, а другие успешно расселились через океан в виде мельчайших семян, подхваченных ветром. Определить происхождение того или иного вида неоценовых гавайских орхидей – задача, которая могла бы поставить в тупик любого специалиста из числа людей, если бы они дожили до неоцена. Но самим растениям совершенно безразлично, откуда родом их предки: они приспособились к жизни в новых условиях, образовав особые виды, не встречающиеся нигде, кроме Гавайских островов.
В неоцене на Гавайях обитает много видов орхидей, но немногие из них растут там, где встречается удивительный цветок Кеуакепо: на отвесных скалах высоко в горах. Цветок Кеуакепо представляет собой пример растения, идеально приспособленного к жизни в экстремальных условиях. Он растёт на совершенно бесплодных скалах, где на одном квадратном метре поверхности вряд ли наберётся более напёрстка гумуса. Зато здесь много солнца и ни одного реального конкурента. Но не только бесплодные горные кручи задерживают возможных конкурентов цветка Кеуакепо, но и микроклимат этих мест обитания. На горных кручах ночи бывают очень холодными, а по утрам выпадает обильная роса (растение использует её как дополнительный источник влаги). Зато днём поверхность скалы, обращённая к солнцу, сильно нагревается, и разница между дневными и ночными температурами может достигать 25 – 30 градусов. Немногие растения смогли бы выжить в таких условиях, но цветку Кеуакепо такое отсутствие конкурентов лишь на пользу.
Растение прочно прицепляется к скалам своими широкими лентовидными корнями. Стебель цветка Кеуакепо очень длинный: у взрослого экземпляра он может достигать двухметровой длины, и при этом ветвиться. Придаточные воздушные корни растут бахромой по всей его длине, присасываясь к камням. Поэтому сорвать растение со скалы не может даже самый сильный ветер. Листья этой орхидеи плотные, чешуевидные, расположенные в два ряда по всей длине стебля. У листьев есть одна очень важная роль: они сохраняют дождевую воду, стекающую по камням, и ещё в их пазухах накапливается органическое вещество, из которого эта орхидея получает дополнительное питание.
Корни цветка Кеуакепо не менее интересны, чем листья. Они не круглые в сечении, а широкие и плоские; их поверхность, обращённая к камню, густо покрыта волосками, цепляющимися за мельчайшие трещины, а «внешняя» поверхность гладкая и… зелёная. Корни цветка Кеуакепо содержат хлорофилл, активно участвуя в фотосинтезе.
Цветки этой орхидеи крупные, красного цвета с мелкими белыми точками и оранжевыми кончиками лепестков. У них особенно развиты два остроконечных лепестка, отогнутых вперёд и смыкающихся верхними краями крышевидно, а все лепестковидные чашелистики очень узкие и свисают вниз. Именно за окраску цветков орхидея оказалась «посвящённой» древнему гавайскому божеству Кеуакепо – богу огненного дождя, брату богини вулканов Пеле. Действительно, цветущие растения этого вида создают впечатление капель раскалённой лавы, попавшей на скалу. Впечатление «огня» усиливает ещё одна особенность цветков этой орхидеи: на длинной губе (нижнем лепестке) цветка, выступающей вперёд из-под лепестков, есть блестящие пятна волосков, отражающих ультрафиолетовый свет – они привлекают насекомых. Когда цветки колышутся от ветра, кажется, будто по скале пробегают волны огня.
Семена этого вида очень мелкие и пылевидные, как у всех орхидей. Они могут развиваться только с участием микроскопических грибов. Они питают молодое растение первый год жизни: в это время проросток развивается как паразит, не имея ни одного зелёного листа. На втором году жизни растение развивает первый лист, и далее его рост сильно ускоряется. Но первый цветок у этой орхидеи появляется лишь на десятом году жизни. Зато общая продолжительность жизни у цветка Кеуакепо велика – до ста лет и даже больше. Это весьма достойная награда за ту стойкость, которую ежедневно проявляет это растение в борьбе за существование.

Колоказия слоновая (Colocasia elephantina)
Порядок: Аронниковые (Arales)
Семейство: Ароидные (Araceae)

Место обитания: болота Гавайских островов.
Одним из древнейших завезённых растений на Гавайских островах было таро (Colocasia esculenta) – гигантская клубневая трава. Это растение попало на острова ещё с первыми поселенцами из Полинезии, и успешно натурализовалось. Таро легко дичало, и, хотя к концу эры человека его плантации сократились из-за вытеснения другими культурными растениями, в природе существовали популяции одичавших растений этого вида. В ледниковый период, когда климат Гавайских островов стал более сухим и контрастным, популяции одичавшего таро сохранились лишь на самых южных островах архипелага. Но впоследствии после увеличения количества осадков этот вид успел расселиться по всем островам прежде, чем море разделило их.
На острове Гавайи, самом крупном в архипелаге, потомки таро нашли новые места для жизни. Благодаря наличию подземных клубней они смогли уцелеть даже в течение периода вулканической активности, сопровождавшей формирование острова Хекеуа. Заселяя восстанавливающиеся после периодических извержений вулканов места обитания, потомки таро эволюционировали, и в неоцене превратились в особый новый вид, за крупные размеры получивший название колоказии слоновой.
Сам облик растения вызывает некоторые ассоциации с этими гигантами, вымершими вскоре после человека, в эпоху глобального экологического кризиса. Стебель колоказии слоновой очень толстый, клубневидный. От него ответвляются многочисленные дочерние отростки, со временем превращающиеся в самостоятельные растения. У взрослых растений клубень вырастает настолько, что его верхняя треть выступает над землёй. Высота клубня достигает примерно метра при полуметровой толщине. Верхняя часть клубня взрослого растения покрыта толстой опробковевшей кожурой с продольными трещинками.
Листья колоказии слоновой очень крупные: размер листовой пластинки примерно полтора на два метра. Каркас листа составляют толстые жилки, рельефно выступающие на нижней стороне листа. Черешки листьев достигают трёхметровой длины и толщины около 20 см у основания. Поверхность листа между жилками покрыта небольшими складками, идущими от средней жилки к краю – это увеличивает жёсткость листа и поддерживает его в развёрнутом виде. Листья колоказии слоновой имеют светло-зелёный цвет и покрыты белым мучнистым налётом. На сильном взрослом растении может находиться до десятка таких листьев. Для защиты от насекомых, повреждающих листья, млечный сок колоказии слоновой обладает едким и ядовитым вкусом.
Эта гигантская трава – очень светолюбивое растение. Кроме того, она испаряет огромное количество влаги своими чудовищными листьями. Поэтому самые густые заросли колоказии слоновой образуются по берегам озёр и на речных отмелях: клубневидные стебли растения торчат прямо из воды.
Колоказия слоновая цветёт круглый год. Её соцветия-початки на коротких ножках образуются прямо посреди розетки листьев. Они покрыты листом-покрывалом бокаловидной формы и оливково-зелёного цвета. Зацветает только растение, достигшее максимальных размеров. Запах соцветий колоказии слоновой сочетает оттенки гнилостного и сладковатого, привлекая мелких жуков, опыляющих это растение. Плоды растения – небольшие ягоды, семена распространяются птицами. После нескольких сезонов плодоношения взрослое растение отмирает, замещаясь одним из более сильных отпрысков.

Следующая

На страницу проекта