Хенрик Фаркаш "Животный мир легенд и сказок" - Морские животные
Главная Библиотека Форум Гостевая книга

Хенрик Фаркаш

Животный мир легенд и сказок

(Действительность
и вымысел)


Перевод с венгерского
Е. А. Прохорова

 

Алма-Ата, «Кайнар», 1985


74.213
Ф 24
Фаркаш Хенрик. Животный мир легенд и сказок
Ф 24 (перевод с венгерского).— Алма-Ата: Кайнар, 1985.—
152 с.
Историю загадочного и дикого мира животных, окружавшие наших далеких предков, поведает вам эта книга. Обожествляемые людьми животные — дельфины, гигантские спруты, сказочные кони, морские змеи и другие — вошли в многочисленные легенды и сказки, в которых причудливо переплетаются истина и вымысел.
Автор подробно исследует историю возникновения мифических преданий, дошедших к нам из глубины веков. Животные в них являются главными персонажами. Рассчитана на массового читателя.
Ф
2005000000—135
403 (05)-85
123-85
74.213

 

 

 

 

© Издательство «Натура», Будапешт, 1982
© Издательство «Кайнар», 1985 г.


Предисловие


Эта книга расскажет вам о гигантском спруте, о таинственном единороге и не менее таинственных морских сиренах...
Конечно же, эти «чудовища» живут не только в легендах. Медленно проплывает, как бы паря в сумрачных морских глубинах, устрашающий своими огромными размерами спрут; рог единорога в средние века ценился дороже золота, а описания морских сирен мы находим и в современных серьезных трудах по естествознанию. Что это за существа? Выли они или не были? А может быть, есть они и сегодня? Об этом наша книга.
Звери из сказок и легенд часто оказываются самыми заурядными животными — лисами, волками, гиенами... Все это так, но странными иногда бывают их поступки: то притворятся мертвыми, то вдруг заговорят человеческим голосом. Сегодня у нас с вами это может только вызвать улыбку. Но не будем спешить.
В далекие от нас времена вымысел и действительность мирно уживались рядом. Причудливое, красочное восприятие окружающего мира тысячелетиями передавалось из поколения в поколение. О ките, страусе, единороге говорится в Библии, в произведениях авторов Древней Греции и Рима и — иногда в неизменной форме — в средневековых и более поздних трудах по естествознанию.
Существует неисчислимое множество легенд, преданий, сказок и небылиц, действующими лицами в которых являются животные, и при отборе материала перед нами встала серьезная задача. О чем писать? Прежде всего мы остановили свой выбор на таких животных, которые и по сей день продолжают занимать воображение человека. При этом мы также пытались выяснить, что в легендах истина и что является плодом фантазии.
О литературных источниках. Читателю может показаться, что мы слишком часто обращаемся к книге Ф. Вольфа «Удивительный сад дикой природы, или О неразумных животных. Полная история в нескольких книгах», переведенной Гашпаром Мишколъчи и вышедшей в свет в Лёче в 1702 году. Эта книга представляет для нас особую ценность. В ней собрано практически все, что в течение тысячелетий рассказывали и писали о животных. Большое наслаждение доставляет чеканный, сочный венгерский язык перевода, и цитируемые тексты достоверно показывают, как трогательно-наивно люди ушедших времен верили в невозможное, фантастическое в сказку.
Последовательность разделов и глав нашей книги соответствует существовавшей в то время классификации животных.
Читая странные, наивные описания, нельзя забывать о том, что все это когда-то было серьёзной наукой, культурной сокровищницей человечества.
Именно так видели окружающий мир наши далекие предки.

Будапешт, июнь 1981 года

Автор


Морские животные


Гигантский спрут
*
Морская змея
*
Плезиозавр
*
Левиафан
*
Милые дельфины
*
Русалки и сирены
*
Рыба-прилипала и рыба-лоцман
*
Раковины-жемчужницы
*
Сказочные кони

Гигантский спрут

Гигантский спрут существует, и он действительно гигантский О нем пишут в научных изданиях. И уж если мы о нем столько сказали, то добавим, что гигантский спрут вовсе не спрут, а кальмар.
Что писали о сказочном чудовище в старину? Слово Эрику Понтоппидану, епископу Бергенскому:
«Когда норвежские рыбаки увидели, что рыбы много, и к тому же глубина быстро уменьшается, подняли в спешке паруса, потому что знали, это «кракк» идет — гигантский спрут. Из волн морских скоро появилась широкая бугристая спина. Добрых полчаса ушло, пока обойти смогли. В лужах воды между холмами на спине чудовища рыбы плавали. Холмы и горы, острова постепенно поднимались в высоту и, наконец, показались руки, на рога улитки похожие. Руки эти толще мачты самого большого судна и настолько сильны, что могут легко увлечь в пучину стопушечный фрегат. Двигаются они во всех направлениях — то скользят по поверхности воды, то выпрямляются вверх, и во всех отношениях подобны рукам обыкновенного осьминога».
Описание, конечно, несвободно от преувеличений. Мы знаем, что нет и не может быть такого спрута, по спине которого можно было бы совершить получасовую прогулку.
В церкви портового города Сент-Мало (Франция), разрушенной в 1944 году во время бомбежки, висела картина, на которой художник по рассказам моряков увековечил схватку с гигантским кальмаром. Вот как пересказывает эту историю Дени-де-Монфор (1802 год): «Один из кораблей, оставив за собой берега Африки, направлялся к американским островам. Был безветренный солнечный день. Вдруг поднялись огромные волны и рядом с кораблем появилось морское чудовище. Всей своей громадой оно нависло над капитанским мостиком, страшными гибкими, длинными руками обвило снасти и мачты до самых верхушек и, пользуясь своим чудовищным весом, начало раскачивать судно, пытаясь опрокинуть его и увлечь в пучину. Матросы понимали, что помощи им ждать неоткуда. Вся команда взялась за оружие. С топорами и саблями они бросились к страшному врагу. Но их корабль все больше и больше ложился на борт. Тогда храбрые моряки вознесли молитву своему покровителю — святому Мало, после чего им удалось разрубить руки ужасного чудовища. Корабль перестал крениться, вернулся в нормальное положение и с мачтами, снова устремленными в небо, продолжил путь».
Мы не будем приводить полностью другую подобную историю, рассказанную Дени-де-Монфором, а лишь передадим ее содержание.
Корабль капитана Яна Магнуса Денса попал в штиль, и капитан, чтобы не терять попусту время, приказал произвести уборку судна. С палубы опустили несколько мостков, на которые стали матросы и начали чистить борта корабля. К их великому ужасу, вдруг появился огромный кальмар. Одним щупальцем он схватил двух матросов и пытался схватить третьего. Вся команда поспешила на помощь к попавшим в беду товарищам. Вооружившись гарпунами, ножами, топорами, они набросились на кальмара. Кальмар отступил, унося с собой две жертвы.
Если мы просмотрим старые приключенческие морские романы, то увидим, что почти в каждом из них непременно появляется гигантский спрут и похищает одного-двух матросов.
А теперь давайте полистаем научные книги. Точного описания мы в них не найдем. Неизвестно, например, какие размеры имеет гигантский спрут. Не найдем мы ответа и на вопросы: сколько их видов, как часто они встречаются в морях?
Причина такой неопределенности наших знаний в том, что гигантские спруты (кальмары) живут на больших глубинах. Правда, не на самом морском дне, но все-таки на глубине 1000—2000 метров. На протяжении всей своей жизни они плавают — постоянно находятся в движении. Каких размеров они могут достигать? Об этом мы можем судить лишь по одному-единственному глазу этого животного, который хранится в музее. А этот глаз имеет в диаметре 40 см!
Глаз кальмара, о котором идет речь, был обнаружен в желудке зубастого кита, добытого китобойным судном. Когда кита подняли на палубу и вскрыли желудок, среди множества непереваренных остатков головоногих оказался глаз гигантского кальмара. Головоно: гие являются деликатесом для зубастых китов и кашалотов. Обычно киты довольствуются сравнительно меньшими, 4—6-килограммовыми экземплярами. В желудках добытых кашалотов содержалось по несколько бочек головоногих. Эти мелкие кальмары собираются в плотные косяки на глубине 800—1200 метров. Вот сюда-то и направляются обедать проголодавшиеся кашалоты.
При встрече кашалота с гигантским кальмаром завязывается борьба не на жизнь, а на смерть. Морские гиганты меряются силой. В большинстве случаев кашалот выходит победителем и пожирает повергнутого противника.
Ученые довольно много знают о гигантских кальмарах благодаря содержимому желудка кашалотов. У кашалотов нет коренных зубов, и они проглатывают пищу непережеванной. Зубы у них довольно странные. В верхней челюсти ни единого зуба. Верхние зубы атрофируются и после эмбрионального периода вообще исчезают. Зато в нижней челюсти довольно много ровных, но редких, конической формы зубов. Поэтому кашалот скорее разрывает пищу, а не жует ее.
Исследователи опускаются в батискафах на глубину до 1500 метров. Не исключено, что когда-нибудь им удастся снять на пленку гигантских кальмаров, и мы сможем узнать кое-что из их жизни. Но пока что вероятность такой встречи очень мала. В настоящее время в морские глубины погружаются всего лишь несколько десятков исследователей, и они могут оставаться под водой не более нескольких часов, в лучшем случае — несколько дней.
Правда, биологи предполагают, что к 2000 году гигантских кальмаров станет больше, и они будут чаще подниматься к поверхности в поисках пищи.

Сейчас гигантских спрутов очень мало, так как их уничтожают кашалоты. Правда, и кашалотам достается от человека. Конечно, чем меньше будет у гигантских спрутов врагов, тем больше будет их численность.
Почему мы все время подчеркиваем, что «гигантский спрут» не спрут, а кальмар? Обе эти группы животных родственны между собой, но они отличаются друг от друга образом жизни. Кальмары всю жизнь плавают. При медленном движении они пользуются окружающей тело, постоянно колышащейся перепончатой пленкой, которая и движет их вперед. Когда же нужно поспешить, в действие приводится «ракетный двигатель» — специфические воронкообразные органы, из которых под давлением выбрасываются струи воды, и кальмар стремительно движется задом наперед. В отличие от кальмара, спрут всю жизнь проводит ползая по дну или отсиживаясь в подводных расщелинах и лишь иногда прибегает к помощи «реактивного двигателя».

Морская змея

Существуют, вероятно, два вида морских змей. Познакомимся сначала с теми, которые живут в Средиземном море.
«Греческие корабли подняли паруса, и гребцы налегли на весла. Троянцы облегченно вздохнули после многих лет траура и страха и широко распахнули городские ворота. С удивлением разгляди аали они огромного деревянного копя, оставленного греками. Все уже забыли, что один муж по имени Капусе советовал сбросить коня в море или сжечь. Если же хотят оставить коня себе, то пусть сначала сделают дырку в боку и посмотрят, что там внутри. Такого же мнения был и Лаокоон, жрец Аполлона и Посейдона.
— Какое безумие овладело сердцами моих сограждан?! — кричал он возбужденно.— Неужели вы верите, что греки действительно ушли? Они или спрятались в брюхе этого коня, или оставили его для разведки. Во всяком случае, здесь кроется какая-то хитрость.
С этими словами он изо всех сил ударил копьем в бок коня и странный звук, похожий на лязг оружия, раздался в гулкой пустоте. Это показалось троянцам подозрительным, и они решили разгадать хитрость греков. Но злой рок помешал им это сделать. Когда Лаокоон приносил благодарственную жертву Посейдону, заколов у жертвенника на берегу моря огромного быка, к берегу подплыли две гигантские змеи. Их кроваво-красные гребни поднимались над водой, за огромными хвостами тянулись пенистые волны, горели налитые кровью глаза. С жутким шипением обе змеи приблизились к Лаокоону. Сначала они обвили удушающими тугими кольцами двух его сыновей Антипатеса и Тумбрианоса и впились ядовитыми зубами в их тела. Лаокоон бросился спасть сыновей, но змеи заключили в смертельные объятия и его. Тщетно пытался Лаокоон разорвать душившие его путы. Жреческая лента его была забрызгана ядовитой слюной страшных гадов».
Еще одна морская змея была намного больше тех, что появились у троянского берега, и обитала она в северных водах. Вот что писал Олаус Магнус, шведский историк и уппсалский архиепископ, в своей книге «История северных народов», вышедшей в 1554 году в Риме:
«Эта гигантская морская змея живет в прибрежных подводных пещерах, откуда появляется в летние ночи. Длина ее 200 футов (около 60 метров), толщина 20 футов. Охотится преимущественно в воде вблизи берега, по выходит и на сушу. Похищает у крестьян коров, свиней, овец. Бывает, что чудовище выходит в открытое море и представляет тогда большую опасность для моряков. Поднимается около корабля подобно огромной колонне, наклоняется над палубой и пожирает матросов...»
Более позднее описание гигантской морской змеи принадлежит Понтоппидану. Согласно ему, чудовище не довольствуется только тем, что лакомится несчастными матросами.
«По достоверным рассказам бывалых моряков, морская змея опутывает весь корабль и увлекает его в морскую пучину. Однако моряки придумали верный способ как обмануть чудовище. Заметив морскую змею, они бросают в море предмет побольше. Чудовище хватает его и исчезает в глубине».
Кажется, странным, почему морские змеи облюбовали скандинавские воды? Но Понтоппидан объясняет и это:
«...Творец определил место всем тварям. Почему олень живет на севере? Чем влекут к себе китов полярные области? Почему крокодилы обитают в Египте? Потому только, что Творцу так угодно».
Долгое время единственным источником сведений о морских змеях были устные рассказы моряков. До 11 октября 1848 года, когда с морской змеей повстречалось английское военное судно. Капитан корабля «Дедал» Петер Мак Кей в рапорте адмиралу У. Г. Гейджу сообщал:
«Мы шли курсом па Ост-Индию. В 5 часов 6 августа гардемарин Сарторис заметил нечто необычное, о чем немедленно доложил дежурному старшему лейтенанту Эдгару Друммонду и мне. Я в это время вместе с лоцманом Уильямом Бареттом находился на юте. Команда ужинала.
В направлении, указанном гардемарином, мы увидели гигантскую морскую змею. Голова и шея поднимались над водой на 4 фута, общая длина тела могла составлять 60 футов. Невозможно было определить, с помощью каких органов она плавает. Проплыла мимо нас очень быстро на таком расстоянии, с которого можно узнать лицо знакомого человека. Скорость движения могла составлять 12—15 морских миль в час. Можно было подумать, что животное спешит к какой-то определенной цели. Толщина шеи около 15—17 дюймов, голова, несомненно, змеиная. В течение 20 минут мы наблюдали за ней в подзорные трубы, она плыла не погружаясь. Окраска темно-коричневая, шея желтоватая. Чешуи нет, спина покрыта растительностью, напоминающей конский волос или морскую траву. Со мной при этом были вышепоименованные офицеры, а также старшина-рулевой и штурвальный».

МОРСКАЯ ЗМЕЯ

Потом произошел известный случай с торговым судном «Паулина». Капитан судна, англичанин Джордж Древор, от имени всей команды заявил под присягой, что во время плавания в Южной Атлантике моряки увидели стадо греющихся на солнце зубастых китов. И далее: «Вдруг появилась гигантская морская змея и, подобно удаву, двумя кольцами обвила самого большого кита. Около 15 минут длилась смертельная схватка. Море бурлило и кругами расходились огромные волны. Наконец, показалась спина кита и тут же исчезла в глубине, где змея, конечно, прикончила его. Ужас охватил нас при виде страшной гибели кита. Несчастный бился в тисках чудовища, как бьется малая пичужка в когтях у сокола. Если судить по кольцам, которые мы видели, длина змеи может быть 160—170 футов и толщина — около 8 футов.»
Так что же видели моряки? И существуют ли гигантские морские змеи?
Выдающийся историк культуры Иштван Рат-Вег проанализировал все имеющиеся сведения о гигантских морских змеях, в том числе и случаи с «Дедалом» и «Паулиной», и не смог прийти к определенному выводу.
«Современный ученый, — пишет он, — не может отмахиваться от всего необычного, как от выдумки. Разве уже раскрыты все тайны, моря? А вдруг где-то в морских глубинах еще живут далекие предки современных пресмыкающихся? Ведь может настать такое время, когда море раскроется перед учеными, как огромный аквариум, и тогда в какой-нибудь коралловой пещере мы действительно увидим живого доисторического плезиозавра.»
Рат-Вег здесь сильно расширяет понятие «морская змея», упоминает о древних пресмыкающихся и даже говорит о доисторическом плезиозавре. Это неправильно. Если мы начнем блуждать в мире чудовищ, то мы очень далеко уйдем от нашей морской змеи.
Давайте же попробуем разобраться. Существовали ли и существуют ли гигантские морские змеи и змеи ли они?
Известны два поразительных рисунка. Оба из книг Геснера. Первый из них появился в издании, вышедшем в свет в 1558 году. Замечательная иллюстрация! Со времени своего первого появления в книге Геснера она украшала многочисленные издания. Внушительных размеров парусная галера покачивается на волнах. Крепкие мачты, выступающая кормовая часть говорят о том, что это крупное трехмачтовое торговое судно. И, однако, рядом с морской змеей оно кажется совсем маленьким. Корабль с нависшей над ним разверстой пастью чудовища можно сравнить разве с миской, из которой ест проголодавшаяся большая собака. На рисунке, конечно, изображен момент, когда морская змея пожирает палубных матросов.
Если мы внимательно приглядимся к изображенной на рисунке морской змее, то убедимся, что это совсем не змея: голова не змеиная и тело не похоже на тело змеи. Это скорее тело членистого животного. Есть кольчатые черви такой формы. И как раз кольчатые черви являются самыми длинными морскими животными!
Червь «линэус лонгиссимус» имеет лиловую окраску темно-коричневого или бурого оттенка с множеством светлых и темных полос на спине. Этим он очень напоминает змею, с которой встретился «Дедал». Помните: «...окраска темно-коричневая, шея желтоватая»? А размеры? Отдельные экземпляры этого червя достигают 30 метров в длину.
Итак, наше «чудовище» — одно из самых длинных животных в мире. Длиннее живущей на суше гигантской змеи — удава, или южноамериканской речной анаконды. Авторы книги «Мир животных» пишут: «Линэус лонгиссимус» обитает в европейских водах Атлантического океана. Его можно найти свернувшимся под подводными камнями. Преимущественно ночью, во время прилива, он покидает свое убежище и отправляется на охоту.» Теперь мы могли бы поверить, что гигантская морская змея существует. Ведь Олаус Магнус писал, что живет она в пещерах скалистого побережья и летними ночами выходит на поиски пищи. Действительно, не мог ли червь «линэус лонгиссимус» послужить моделью для гигантской морской змеи?

МОРСКАЯ ЗМЕЯ ПОХИЩАЕТ ЧЕЛОВЕКА

Можно предположить, что в старину моряки видели именно этого червя, и люди, преломляя их рассказы в своем воображении, создали легенду о гигантской морской змее.
На самом же деле, гигантский кольчатый червь совершенно безобидное существо. Средних размеров (около 10 метров) экземпляры тоньше сосиски. Диаметр их тела не превышает одного сантиметра. И, конечно же, они не могут представлять опасности не только для парусных судов, но и даже для мелких рыб.

ТАКОЙ МОРСКАЯ ЗМЕЯ ПРЕДСТАВЛЯЛАСЬ ГЕСНЕРУ

А теперь посмотрим на второй знаменитый рисунок из книги Геснера 1559 года. Здесь мы видим уже вполне змееподобное существо, со змеиной головой. Только извивается оно в вертикальной плоскости, что. змеям несвойственно. Так плавают пиявки. Следовательно, этот рисунок можно считать плодом фантазии художника.
Есть люди, которые считают, что гигантская морская змея — это очень большая водяная змея. Такое представление, пожалуй, недалеко от действительности, В самом деле, в море всегда жило и живет множество змей. Например, довольно много морских змей в прибрежных водах Австралии. Они полностью превратились в водных обитателей и никогда не покидают море. Дышат они легкими, но могут очень долго — до получаса — оставаться под водой. Питаются рыбой и другими мелкими животными.
И все же мы можем утверждать, что гигантская морская змея, о которой рассказывают легенды, никогда не существовала. Такая большая змея просто не может жить в море. Почему мы так думаем? Во-первых, извивающееся движение не может обеспечить большой скорости в воде. Так передвигаются угри, мурены и морские змеи, и они не ставят рекордов скорости. Правда, они живут в воде и живут неплохо. Однако пищу добывают не в открытом море. Они живут на дне, в скалах и нападают на добычу из засады. Гигантская морская змея, если бы она существовала, была бы плохим пловцом и сильно уступала бы в скорости таким «чемпионам», как акула или дельфин,
и не могла бы угнаться за крупными морскими рыбами. Во-вторых, змеи не питаются падалью: они охотники и поедают только ими самими добытых животных.
Таким образом, в ходе наших рассуждений мы пришли к выводу, что гигантская морская змея не может существовать. Такой гигант плавал бы медленнее потенциальной добычи и не мог бы ее поймать. С полным основанием можно утверждать, что и сегодня в морях нет гигантских морских змей.
Как же тогда возникла легенда о гигантской морской змее? Над этим немало ломали голову. Одни считают, что моряки видели плавающие в море водоросли. Другие склонны думать, что за морскую змею принимали дельфинов. Дельфины часто плывут цепью, ныряют и выныривают друг за другом, что могло создать впечатление извивающейся в вертикальной плоскости гигантской змеи, как это изображено на рисунке в книге Геснера. Третьи полагают, что «Дедал» встретился со стадом моржей или морских коров.
Короче говоря, мы не знаем, как возникла легенда. Знаем только, что гигантской морской змеи нет и не было.

Плезиозавр

В начале XX века уже знали, что гигантская морская змея — не змея. Какое же животное принимали за морскую змею? Это пытался выяснить морской офицер Гульд. В 1930 году он опубликовал книгу «История морской змеи». Более чем на ста страницах капитан рассуждает о событиях, связанных с этим морским чудовищем. Капитан Гульд пишет, что очевидцы обычно видели только те части тела животного, которые поднимались над поверхностью воды. Какие же это части тела? Змеиная шея и змеиная голова. Однако такая шея и такая голова не только у змеи, но и у других животных. Таким был, например, «длинношеий дракон» — плезиозавр. Во все времена были самые «шеястые» животные. Эласмозавр, у которого было 76 шейных позвонков, мог бы легко заглянуть в окно третьего этажа! Гульд писал: «...если не прямой потомок плезиозавра, то потомок какого-нибудь близкого к нему животного.»
Если мы почитаем старинные описания, то найдем в них упоминания о чудовищах, похожих на плезиозавра.
Священник Ганс Эгеде писал в 1763 году: «Что касается диковинных рыб или чудовищ, то за последнее время можно отметить лишь один случай. Морское чудовище видели в 1734 году на 64 градусе северной широты. Размеры его были огромны и голова его поднималась над водой до высоты корабельного марса. В длину оно имело 3—4 корпуса корабля. Морда была длинная и заостренная. Дышало чудовище, как кит. Плавники были длинные и широкие. Тело покрыто складчатым панцирем. Кожа пятнистая. Задняя часть тела, как у гада. Когда это существо погружалось в воду, оно переворачивалось кверху брюхом и хвост при этом поднимался из воды настолько, что конец его отстоял от тела на целую длину корабля.»
У плезиозавра было четыре огромных плавника, которыми он загребал, как современные черепахи. Такой способ передвижения не был самым быстрым. Акулы, дельфины, большинство костистых рыб перемещаются с помощью хвостового плавника (некоторое подобие пропеллера) и являются самыми быстрыми водными животными. Плезиозавр со своими веслоподобными плавниками превосходил их только в одном отношении — был более вертким и мог легко поворачиваться на месте, что было, конечно, очень удобно при ловле рыбы. На рисунке в книге Эгеде видны только передние, менее важные, плавники, задние же скрыты под водой.
Сегодня предполагают, что Лохнесское чудовище не что иное, как живой плезиозавр. Возможно, что в озере живет несколько чудовищ, и они иногда беспокоят туристов (или наоборот). В последние десятилетия о знаменитом чудовище часто писали на страницах печати. Особенно же большое внимание ему было уделено в 1934 году, когда, как считают многие, оно и было обнаружено. Однако в шотландских легендах чудовище, живущее в озере Лох-Несс, упоминается уже в начале пятнадцатого века. И в последующие столетия о чудовище не забывали, но слухи о нем не выходили за границы Шотландии. Настоящая же «карьера» чудовища началась в тридцатые годы нашего столетия, когда ему были посвящены многочисленные фильмы (с использованием макетов, конечно). В настоящее время чудовищем всерьез занимается одно научное общество. С помощью новейшей фото- и кинотехники пытаются получить документальные доказательства его существования. За «Несси» охотятся с использованием радаров и ультразвукового оборудования. Пока что безрезультатно.
Могло ли доисторическое существо пережить миллионы лет? Почему бы и нет? Ведь черепахи, крокодилы, акулы были современниками плезиозавра и все же благополучно дожили до наших дней. Плезиозавров мы считаем доисторическими животными лишь по той причине, что они вымерли около 70 миллионов лет назад.
Вопрос в том, действительно ли вымерла эта группа животных? Мощет быть, и в наши дни некоторые ее представители еще живут в озере Лох-Несс или в морях и океанах? Ведь сохранились же в морях животные, которых ученые считали давно вымершими. После того, как у берегов Африки было обнаружено несколько экземпляров латимерии — рыбы девонского периода,— ученые стали более осторожными в своих суждениях на этот счет.
Но поставим вопрос: действительно ли все ранее сказанное применимо к плезиозавру?
Ответ будет отрицательным. Живого плезиозавра нет. Почему мы столь категоричны? Потому что плезиозавры были пресмыкающимися (рептилиями), а пресмыкающиеся дышат легкими, как черепахи, ящерицы или киты. Следовательно, плезиозавр, если бы он дожил до наших дней, не мог бы скрываться в морских глубинах, так как ему нужно было бы каждые 10—20 минут подниматься к поверхности за воздухом. Таким образом, если бы плезиозавр существовал в наше время, он не остался бы незамеченным рыбаками или китобоями, и мы имели бы его научное описание, как имеем описание морской коровы, сделанное Стеллером.
Возможно, что плезиозавры вымерли не 70 миллионов лет назад, а гораздо позднее, но сегодня их нет.

Левиафан

«Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить язык его? Вденешь ли кольцо в ноздри его? Проколешь ли иглою челюсть его? Можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою? Кто может открыть верх одежды его, кто подойдет к двойным челюстям его? Круг зубов его — ужас. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари. Из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь. Оставляет за собой светящуюся стезю; бездна кажется сединою. На все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости». Это была цитата из Библии (Книга Иова, главы 40, 41).

КИТ И РАК

Судя по всему, левиафан это не что иное как «рыба-кит». Из приведенного описания явствует, что писавший видел кита. Ему было известно, что кита невозможно «удою вытащить» — слишком велик он для этого. Однако мы не можем согласиться с тем, что невозможно кожу кита пронзить копьем, а голову пробить острогой. Ведь именно так в те давние времена охотились на кита. Подплывали к киту на лодках и пускали в ход копья и рыбачьи остроги. Это было очень рискованным предприятием. В Книге Иова читаем: «Клади на него руку твою и помни о борьбе; вперед не будешь... не упадешь ли от одного взгляда его?»
Читаем дальше: «Круг зубов его — ужас». Из этого следует, что автор видел зубатого кита. Отметим, между прочим, что немногие знают, что киты делятся на две большие группы: на зубатых и усатых китов. У зубатых китов есть зубы, представители второй группы зубов не имеют. Самый маленький из зубатых китов — карликовый дельфин — весит около 45 килограммов. Самый большой — кашалот — достигает 20 метров в длину и весит около 80 тонн.

КИТ, КОРМЯЩИЙ ДЕТЕНЫШЕЙ*

* На картине изображено нападение косаток на кита, взятое с карты Олафа Магнуса 1539 года. - В. П.

Попробуем разобраться, кого называли левиафаном: крупного дельфина или кашалота? В 41 главе Книги Иова сказано: «... Кто подойдет к двойным челюстям его? Круг зубов его — ужас.» Если верить в точность описания, то речь, несомненно идет о дельфине, так как у кашалота зубы есть только в нижней челюсти. В верхней челюсти кашалота зубов нет. Они атрофируются и затем совсем исчезают. У крупного же дельфина, действительно, имеется два ряда, огромных, страшных зубов, как в нижней, так и в верхней челюсти. Из сказанного следует, что левиафаном мог быть крупный тупорылый дельфин. Но не исключено также, что автор просто решил, что у левиафана должны быть зубы и в верхней челюсти. В таком случае, в Библии описан кашалот.
«От его чихания показывается свет...» Киты не чихают. Чихают только сухопутные позвоночные. Кстати, рыбы тоже не могут чихать, поскольку у них нет легких, из которых при чихании с силой выталкивается воздух.
Библейский автор, наблюдавший левиафана, мог принять за «свет», оседавший белый пар, выбрасываемый китом при выходе. Но это мог быть и настоящий свет. В море часто встречаются мельчайшие одноклеточные, которые при волнении воды излучают свет. В летние ночи можно наблюдать свечение воды от движения весел. Это фосфоресцируют морские одноклеточные. Могли они светиться и при движении левиафана.
Далее: «Из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла». Здесь нужно отдать должное наблюдательности автора, так как другие много столетий позднее его писали, что кит выбрасывает не столб пара, а столб воды.

КИТ ЗАЛИВАЕТ ВОДОЙ КОРАБЛЬ

Что касается упомянутого столба пара, то известно, что всплывший к поверхности кит при выходе с большой силой выталкивает использованный воздух, который в легких животного насыщается водой и, смешиваясь с более холодным атмосферным воздухом медленно опускается вниз. Такие столбы пара чаще всего наблюдаются в холодных районах полярных морей, но можно их видеть и в тропиках. У различных видов китов выбрасываемые столбы пара различны, и китобои по их форме и размерам могут точно определить вид плавающего вдали кита. Столб пара создает впечатление водяного фонтана. Поэтому в течение столетий говорили и писали.о «столбах воды, выбрасываемых китами». Это видно из книги Фельди, вышедшей в свет в 1801 году: «Лучшая охота на китов в мае, когда их столько много собирается в одном месте, что издалека струи воды, вырывающиеся из отверстий на шее китов, кажутся столбами дыма, поднимающимися из печных труб большого города».
О «выдувающих» водяные струи китах можно прочитать немало забавных историй. Так, например, Геснер называет одну группу китов «флатор» (лат. «выдувающий»). Мишкольчи пишет: «Физетер» (это, действительно, научное наименование кашалотов) — третье название китов, означающее «выдувающий», или «извергающий». Такие киты из труб на голове извергают на проходящие мимо суда столько воды, что часто потопляют их... Справедливо их называют выдувальщиками, ибо им очень нравится всасывать через трубы на голове, которыми они также дышат, огромные количества воды и выбрасывать ее с большим шумом».
Какое страшное животное этот «флатор», ясно из представленной здесь гравюры, на которой мы видим кита, извергающего фонтаны воды.
Легенда, выдумка, сказка? В самом деле, зачем киту «извергать» воду и каким образом он мог бы это делать?

ХИЩНЫЙ ЗУБАТЫЙ КИТ НАПАДАЕТ НА УСАТОГО КИТА*

* На рисунке, взятом с той же карты Олафа Магнуса, изображён не усатый кит, а клюворыл (Ziphius) - В. П.

Как утверждает Брем, среди тупорылых дельфинов есть подвид полосатых речных дельфинов («орцелла бревирострис флюминалис»), которые живут в верхнем и среднем течении Иравади (река в Бирме) выше зоны прилива. Небольшими группами они сопровождают пароходы, плывя рядом или впереди точно так же, как морские дельфины. Кроме того, по рассказам местных рыбаков, они отличаются еще одной интересной особенностью — брачными играми, во время которых животные по грудные плавники поднимаются над водой и выпускают изо рта мощные водяные фонтаны.
Таким образом, нельзя сомневаться в том, что «водолей» не плод воображения и действительно существует. Возможно, это и есть тупорылый дельфин. У Мишкольчи читаем: «... молодые заходят в малые реки, выпивают из озорства воду, чем сильно затрудняют судоходство». Итак, «водолеи» обитают в реках. Совпадение этих двух признаков (речной образ жизни и выбрасывание фонтанов воды) говорит о том, что «выдувальщики», или «водолеи», действительно существуют, но только это не киты, а речные дельфины.
А теперь посмотрим, что еще писали старинные авторы о зубатых китах. Мишкольчи подробно описывает касатку. «Так же, как между земными тиранами, так и между гренландским китом и касаткой идет извечная борьба. Касатки своими страшными зубами вгрызаются в. кита. Кит же издает ужасный рев. подобный реву огромного быка, отбивающегося от своры псов.» Далее Мишкольчи пишет, что касатки гонят китов к берегу, и те, перепуганные насмерть, израненные, ищут спасения в мелких прибрежных водах. Это уже не легенда. Именно так расправляются касатки с морскими гигантами. Тем не менее защитники природы горячо защищают касатку, хотя, если так пойдет и дальше, природное равновесие будет окончательно нарушено. Китов не менее беспощадно истребляет человек, тогда как достигающие 9-метровой длины касатки вообще не являются предметом промысла, хотя их мясо съедобно. Правда, промысел касатки по многим причинам нерентабелен. Нельзя предсказать, когда и где они появятся, поэтому их невозможно добывать в больших количествах. Таким образом, популяция усатых китов стремительно сокращается. Так что же, касатки в конечном итоге съедят всех еще оставшихся усатых китов?! К счастью, основную пищу касаток составляют другие животные: тюлени, акулы, более мелкие дельфины, так что если усатым китам и грозит полное истребление, то не со стороны касаток.

Милые дельфины

«Арион, сладкозвучный певец, плыл на корабле. Из дальних странствий возвращался он домой. Во многих местах побывал он и всюду пел свои песни, аккомпанируя себе на лютне. Своим чудным, пением снискал он себе славу и богатство. Увидели моряки у него золото и решили завладеть им, Ариона же убить. Узнав об этом, певец попросил, чтобы ему позволили спеть. В последний раз. Моряки согласились, и Арион запел. И это была такая очаровательная песнь, что даже морские животные собрались вокруг судна и слушали ее. Окончив пение, несчастный певец бросился за борт. Решил, что лучше утонуть в море, чем принять смерть от своих палачей. Придя в себя, Арион увидел, что он на спине у какого-то животного. Это был дельфин, который спас певца и благополучно доставил его к берегу.» Эта легенда долгое время волновала воображение людей. На бесчисленных греческих вазах, монетах можно видеть изображение Ариона, восседающего на дельфине.
В легенду о дельфине, приходящем на помощь утопающим, верили до конца семнадцатого века. В новейшее время она лишь вызывала улыбку. До 1930 года — когда в журнале «Нейчер» («Природа») появилось необычное сообщение. Девушка, купавшаяся в море у побережья Флориды, попала в водоворот и начала тонуть. Беспомощно барахтаясь в воде и уже теряя сознание, она вдруг почувствовала под собой что-то гладкое и упругое и скоро оказалась на мелководье. Посмотрев в сторону моря, она увидела резвящегося в волнах дельфина.
Эта история не произвела никакого впечатления на публику, и описанный в журнале случай считали досужей выдумкой. Так же, как и историю об Арионе. Но посмотрим, что писал Мишкольчи около трехсот лет назад: «Дельфины относятся доброжелательно не только к живым, но и к мертвым; умершего дельфина поднимают они с большой глубины и выносят его к берегу, и множество дельфинов стерегут там тело, чтобы не сожрали дикие животные, до тех пор, пока не придут люди и не похоронят покойного. Так поступают дельфины и с погибшим в море человеком в благодарность за то, что люди будут хоронить мертвых дельфинов, зная, как сильно эти рыбы любят людей. Но, к сожалению, люди не всегда столь добры, даже друг к другу.»
Это утверждение Мишкольчи не совсем верно. Дельфины выносят на мелководье не мертвых своих собратьев или мертвых людей, а только тонущих. Этими их действиями руководит не любовь к людям, а инстинкт, который заставляет их поднимать к поверхности тонущее живое существо. Как известно, дельфины млекопитающие и дышат легкими, с чем связаны определенные проблемы. Поэтому у них и выработался упомянутый инстинкт. Новорожденного дельфина, например, поднимают на поверхность плывущие рядом с матерью самки, давая малышу возможность сделать первый в его жизни вдох. Случается, что дельфины упорно подталкивают к поверхности небольших, тонущих больных акул, хотя акула дышит жабрами и такая помощь вряд ли ей на пользу, а скорее, наоборот.
В обычных же условиях между дельфинами и акулами нет такой трогательной дружбы. Среди крупных, достигающих 8—9 метров в длину дельфинов встречаются смертельные враги акул. Исследователи рассказывают, как самец защищает свое стадо: разгоняется до огромной скорости и своим острым, клювоподобным носом ударяет акулу в брюхо.
Мишкольчи пишет: «Дельфин не успокоится до тех пор, пока своим грозным оружием не вспорет брюхо противной ему мурены.» Однако в этом утверждении есть несколько неточностей. Начнем с того, что дельфины не так уж часто встречаются с муренами и у них не может быть конфликтов. Мурены относятся к угревидным животным и живут среди камней и в скальных расщелинах, куда резвые дельфины редко заглядывают. Далее у Мишкольчи читаем: «... он так быстро плавает, что от него не было бы спасения ни одной рыбе, если бы господь в премудрости своей не устроил так, что дельфин не может схватить добычу, пока не перевернется на спину, а тем временем многие рыбы спасаются бегством.»

РЫБЫ-ЛОЦМАНЫ НЕСУТ ДОБЫЧУ МОРСКОМУ ЧУДОВИЩУ

Значит, не может схватить добычу, не перевернувшись на спину? Отметим, кстати, что такую же особенность в течение столетий приписывали и акуле. Аналогичную ошибку допускал и Плиний. Он считал, что рот у дельфина расположен посередине брюха и поэтому, чтобы схватить добычу, дельфин должен сначала перевернуться на спину. Что касается акулы, то это заблуждение можно понять. Рот у акулы расположен в нижней части головы, под далеко выступающим вперед носом и может показаться, что в нормальном положении акула неспособна захватывать добычу ртом. Однако те, кто видел как охотится акула, знают, насколько широко она может раскрывать пасть. Нос же при этом как бы отодвигается назад. У дельфина положение совсем иное. Его нижняя и верхняя челюсти вытянуты вперед подобно клюву и дельфин хватает добычу, как какая-нибудь длинноголовая собака. Заметим мимоходом, что акулы кровожадны, дельфины же весьма добродушные животные. Так что совсем не безразлично, с кем вы пожелаете искупаться в море...
Этих двух морских животных можно случайно перепутать, ведь дельфин тоже имеет форму рыбы. Но у дельфина хвостовой плавник горизонтальный, а у акулы — вертикальный. Однако в воде это различие не всегда заметно. Скажем еще, что если животное сопит и периодически поднимается к поверхности, то мы имеем дело с дельфином.
Мишкольчи писал: «... еще их называют свиньями. По той причине, что их нос похож на свиной, и иногда они выскакивают из воды и визжат при этом словно напуганная свинья. Кроме того, это очень толстые животные и жира в них в изобилии.»
Мишкольчи отмечает и другую особенность в поведении дельфинов: «... имеют обыкновение плыть впереди идущего судна и с большой радостью играют вокруг него; с какой бы большой скоростью ни шло судно, дельфин, как хороший лоцман, всегда плывет впереди.»
Очень красивую историю о дельфине-лоцмане рассказывали в начале нашего столетия. Героем ее был Джек Пелорус — белый дельфин. Имя свое он получил от морского навигационного прибора — пелоруса. Джек «работал» в проливе Кука, разделяющем Новую Зеландию на два больших острова. Он встречал отправлявшиеся каждые 25 минут паромы и проводил их через бурный пролив. Правительство Новой Зеландии взяло дельфина под защиту. О популярности Джека говорит тот факт, что когда он трагически погиб, в стране был объявлен траур, и были приспущены национальные флаги. Наибольшей известностью пользовались добровольно сдружившиеся с человеком дельфины. Известно несколько таких случаев. Об одном из них упоминает Плиний: «Во времена правления божественного императора Августа в озеро Лукриний заплыл дельфин. Сын одного бедного человека подолгу играл с дельфином, которого он назвал Симоном. Мальчик прикармливал дельфина хлебом и тот всегда приплывал на его зов и брал хлеб из рук. Мальчик часто садился на спину дельфина и отправлялся в школу, находившуюся на противоположном берегу широкого залива.»
Еще в древности были замечены странные случаи самоубийства дельфинов. Когда выбросившихся на берег дельфинов в лодках отвозили в открытое море, они снова возвращались на мелководье, где и погибали. И это случается почти со всеми видами китов (а дельфины тоже киты). Существует теория, объясняющая такое странное поведение китовых перенаселением. Согласно другой версии, животных доводят до самоубийства мучающие их паразиты. Возможно также, что они выбрасываются на берег из-за повреждений органов ультразвуковой ориентации. Но ни одно из этих предположений пе имеет достаточных доказательств. Как бы там ни было, сегодня мы вынуждены признать, что не знаем причин такого поведения китовых.
А вот какую историю рассказывают в наши дни. Дельфины, живущие в некоторых южноамериканских реках, очень любят музыку и во время карнавалов выходят на берег. Бывает, что в карнавальную ночь в реке купаются девицы, и тогда по истечении определенного времени у них рождаются дети. От дельфинов. Можно такому поверить? Трудно сказать. Во всяком случае, так объясняют появление младенцев сами девицы...

Русалки и сирены

«Что такое морская дева? Морскими девами называют русалок. В безветрие они подплывают к кораблю, и все матросы сбегаются посмотреть на них. Но русалки держатся на почтительном расстоянии, и матросам не удается как следует разглядеть их. У русалок длинные волосы. Иногда они поднимаются из воды до пояса и рассматривают корабль и матросов. Тело у них красивое, но только та часть его, что видна над водой. Нижняя же часть тела покрыта чешуей, как у рыб. Вместо ног у них рыбий хвост. Иногда они выходят на сушу. Были случаи, когда русалка влюблялась в молодого рыбака, но это никогда добром не кончалось...»
Такова, стало быть, русалка — морская дева. Тысячи лет рассказывали о русалках сказки и никогда не сомневались в их существовании.
Довольно трудно было бы проследить родословную русалок. «Греки тоже их хорошо знали. Говорили, что отец русалок Нерей, морской бог, а мать — Дорида. Водились в море и мужи морские — тритоны. Это были, собственно говоря, боги низшего ранга, и были у них музыкальные инструменты — морские раковины и тритоновы трубы, игре на которых они с удовольствием предавались. Рассказывают также, что морской народец беспрепятственно размножался, и так могло сохраниться царство сирен, или русалок.»
Здесь, пожалуй, самое время остановиться и внести некоторую ясность в терминологию. В приведенном отрывке морских дев уже [на]зывают сиренами, а это неверно. Сирены — это птицы с человеческой головой. Они также вертелись около кораблей, соблазняя матросов, и, словно чайки, летали над палубой. Но со временем сиренами стали называть и морских дев. Во времена Римской империи уже хорошо знали серей (сирен), то есть морских дев. Латинское слово «серенус» рзначало «ясный», «безоблачный» и использовалось применительно к погоде, но не к человеку, и мы не знаем, почему морских дев назвали сиренами. Иногда и наяд считают морскими девами. Но с этим уже никак нельзя согласиться, поскольку наяды — это водяные феи, и живут они в родниках и небольших озерах и испытывают непреодолимое отвращение к соленой воде.
Вот что писал Плиний о морских девах: «Тело нереид (дочерей Нерея и Дориды, то есть русалок) покрыто чешуей, хотя они похожи на человека. Одну из них, действительно, видели на берегу, но она уже умирала, и люди издалека слышали ее печальную песнь. Один галльский легат писал божественному Августу, что видел в тех местах скончавшуюся морскую деву.
От лиц, принадлежавших к рыцарскому ордену, я слышал, что в океане, у Кадикса видели морского человека, все тело которого похоже на человеческое. По ночам он будто бы взбирается на палубу кораблей. Та часть тела, на которой сидит, скрыта под водой, и если долго остается в таком положении, то совсем опускается на дно морское.»
Во втором веке до нашей эры Павсаний подробно описал тритонов. Из этого описания мы узнаем, что «тело у них маленькое и покрыто твердой чешуей, волосы из водорослей. Слуховые проходы за ушными раковинами, нос нормальный, рот большой, зубы человеческие, руки тонкие. Ноги сросшиеся, и конец тела напоминает дельфиний хвост.»
В исландской хронике 1215 года о тритонах говорилось: «... шея, голова, нос и рот похожи на человеческие с той только разницей, что голова длинная и острая. Плечи широкие, руки короткие. Тело книзу сужается и какой формы ниже пояса, видно не было. Взгляд пристальный.»
Морские девы: «Тело до пояса как у женщины. Груди большие, волосы редкие. Руки длинные с перепончатыми пальцами.»
Невозможно перечислить все описания морских дев и тритонов, но остановимся, однако, на книге Бенуа-де-Майе, вышедшей в свет в 1755 году. «Эти существа были пойманы голландцами в 1708 году у германского побережья. От людей отличаются только речью. Такие человекоподобные существа встречаются и на острове Мадагаскар. Ходят на задних конечностях так же, как мы с вами. Говорить не умеют, хотя понимают человеческую речь. Скорее всего, это люди такой породы, далекие предки которых родились из морской пены. Со временем, по мере того, как сменялись поколения, некоторые из них научились говорить.».
Сказки о сиренах и русалках бытуют и в наши дни. Есть люди, которые уверены, что во всем этом есть какая-то доля правды, И сегодня встречаются люди, утверждающие, что своими глазами видели русалок. «Очевидцы» рассказывают, что «русалки эти некрасивые, маленькие — но более полутора метров — существа с уродливой малюсенькой головой; волосы длинные, тело заканчивается рыбьим хвостом; встречаются они теперь все реже и реже.»
Родина этих малорослых уродливых русалок — Япония, где они появились в начале девятнадцатого века. Японские ремесленники уже в то время отличались необыкновенной изворотливостью и изобретательностью. Они изготовляли множество самых разнообразных украшений, игрушек и кукол, среди которых были и русалки. Русалку смастачили из обезьяньей головы, рыбьего тела и конского волоса, Да так ловко, что поделка воспринимается как единое целое. Около ста лет назад такие причудливые сувениры производились в больших количестах и вывозились в Европу. Ученые долгое время не верили в существование австралийского утконоса, считая его изобретением японских ремесленников. Кто еще мог приделать утиный нос к телу млекопитающего?!

МОРСКОЙ ЧЕРТ

Но вернемся к «настоящим» русалкам. Немногие знают, что Христофор Колумб тоже встречался с русалками. С явным разочарованием великий мореплаватель писал в своем дневнике: «В одном из заливов Эспаньолы (название, данное Колумбом острову Гаити) видел трех сирен, но, к сожалению, они были совсем не такими красивыми, как у старины Горация.»
Не подлежит сомнению, что Колумб действительно видел сирен. Но что же такое сирена? В томе «Млекопитающие» издательства «Урания» описывается подотряд собственно сирен («трихехиформес») отряда «сирениа». Посмотрим, что же пишут о настоящих сиренах: «О сиренах — одном из наиболее удивительных отрядов млекопитающих — сложено множество сказок, преданий, легенд. Поскольку они питаются исключительно растительной пищей, их часто — довольно прозаично, но очень метко — называют также морскими коровами. С культурно-исторической точки зрения интересно, что морские коровы послужили основанием для создания многочисленных сказок и легенд о русалках и сиренах, которые тысячелетиями занимали воображение народов приморских стран и особенно моряков.»
Но как могло случиться, что эти довольно безобразные, неповоротливые животные в рассказах моряков превращаются в обворожительных морских красавиц? Попробуем перенестись в то далекое время и представим себе вернувшегося из дальнего плавания моряка. Наш моряк сидит в портовой корчме. Перед ним уже седьмой стакан рома и он неторопливо рассказывает о своих приключениях. Слушатели тоже уже пропустили несколько стаканчиков. Моряк рассказывает, как в далеком тропическом море, в каком-то заливе вокруг корабля плавали обнаженные морские девы — русалки, сирены. И тут кто-то из слушателей спрашивает, как выглядели эти девы. Что же, говорить, что они были безобразны и уродливы? Нельзя. Публика ждет другого. Ей хочется, чтобы эти девы... Но оставим нашего моряка досказывать свою историю.

МОРЖ*

* Изображение из книги К. Геснера подписано как de ceto barbato - «бородатый кит» - В. П.

Могли ли морские коровы показаться морякам похожими на людей? Вполне возможно.
Случилось однажды, и не так уж давно, что грузовое судно шло мимо острова Харамиль в Красном море и вдруг изменило курс. Капитан увидел на мелководье потерпевших кораблекрушение. Корабль на всех парах поспешил на помощь. Каково же было удивление матросов, когда при приближении судна «несчастные» обратились в бегство! Оказалось, что это были сирены, точнее — дюгони. Нужно ли говорить, что над незадачливым капитаном потешались моряки от Адена до Дакара.
Сирены — морские коровы — родственники слонов. Первоначально они жили на суше и были травоядными животными. Постепенно они стали все больше и больше времени проводить в прибрежных болотах, поедая водяную растительность. Прошли миллионы лет, и они окончательно превратились в морских обитателей. Задние конечности у них атрофировались, и появился плоский горизонтальный хвостовой плавник, как у дельфинов или китов. Немного они похожи на тюленей, моржей и китов. Но это сходство лишь поверхностное; ни одному из указанных животных они не родственны. Это подтверждается хотя бы следующим обстоятельством. Как известно, упомянутые выше млекопитающие питаются в основном другими животными. Морские же коровы пасущиеся животные, как их огромный родственник — слон.
Несколько столетий назад морские коровы были довольно многочисленны. Жили они в устьях рек, на мелководье и часто попадали в поле зрения моряков, так как парусники тогда ходили преимущественно вдоль побережья и часто спасались от штормов в устьях рек.
В старом свете жили дюгони, в новом свете — ламантины. В основном морские коровы теплолюбивые животные, но некоторые их виды жили и в высоких широтах. Однако они были истреблены китобоями. Так исчезла, например, стеллерова корова. Есть основания опасаться, что такая же участь постигнет и оставшихся еще морских коров. Человек повсеместно истребляет их. В Северной Америке, где эти животные находятся под строгой защитой закона, многие из них погибают от столкновений с быстроходными катерами, В теплых морях Южной Америки и Азии этих неповоротливых безобидных животных уничтожают браконьеры.
Само слово «сирена» — существительное женского рода. Если мы внимательно присмотримся к плавающей в морском аквариуме морской корове (будь то дюгонь или ламантин), то нам будет очень трудно понять, как это неуклюжее животное вообще могли сравнить с женщиной. Однако картина резко меняется, если мы увидим самку, плавающую в море, особенно когда она кормит детеныша. В это время животное поразительно похоже на человека. Не головой или формой в отдельности, а в целом. Два соска сирены расположены на передней части туловища, как у человека или слона (у слонихи тоже два соска на передней части тела). Во время кормления сирена держит детеныша у груди и их головы поднимаются над водой. К этому еще следует добавить, что морские коровы иногда стоят вертикально в воде, подобно отдыхающему пловцу.
Некоторые исследователи считают, что поводом для возникновения легенд о сиренах послужили встречи людей с тюленями. Напомним, что тюлени обитают не только в северных водах, но встречаются также в Адриатическом и Средиземном морях. Поэтому не исключено, что предками сказочных сирен могли быть и тюлени. У сказочных животных множество родителей и их родственные связи подчас столь же запутаны, как у олимпийских богов и полубогов...

ЕЩЕ ОДИН МОРЖ*

* Изображение кита из книги Олафа Магнуса. - В. П.

Рыба-прилипала и рыба-лоцман

«Вдруг судно остановилось в открытом море. Остановила его рыба. Моряков охватил смертельный страх, и они в панике заметались по палубе. Вцепившись в снасти, с перекошенными ужасом лицами они молча ждали, когда начнет тонуть парусник, удерживаемый страшной рыбой. Беспомощно стоял, словно вросший в палубу, капитан. Ветер рвал паруса, с гребцов пот лил градом, но все усилия были тщетны — корабль не трогался с места. Будто корнями врос в дно. Напрасно матросы плакали, возносили молитвы богам. Чудовище так и не отпустило корабль».
Эту историю рассказал Оппиний. Другая, не менее известная история приключилась с императором Калигулой. «Однажды императорский флот шел из Астурии в Антий, как вдруг флагманский корабль остановился и не мог двигаться дальше. Сначала никто не мог ничего понять. Потом, наконец, догадались, что на руле повисла рыба-прилипала. Оказалось, что действительно корабль держала рыба. Когда же рыбу оторвали от полотнища руля, корабль сдвинулся с места. Император Калигула был очень удивлен чудовищной силой рыбы.»
Множество таких историй описывается в хрониках. На протяжении многих столетий рыба-прилипала вселяла страх в души мореходов. В своей книге «Судоходство в Средиземном море» Бартоломео Крешенцио Романо описывает историю, будто бы случившуюся в 1604 году. «Парусник «Сайта Лючия» с хорошим, попутным ветром шел в Неаполь. Вдруг он замедлил бег, а потом и вовсе остановился. Ветер раздувал паруса, но корабль не двигался. У гребцов мыщцы разрывались от напряжения. Все было напрасно. Матросы вспомнили, что на корабле в качестве пассажиров были три монаха — в сущности, все трое большие грешники — и решили, что это из-за них остановился корабль. По старому морскому обычаю монахов уже хотели бросить за борт. Спасло несчастных лишь то, что корабль вдруг сдвинулся с места. Оказалось, что виной всему была рыба-прилипала, Это она держала корабль.»
О рыбе-прилипале знали и наши соотечественники. Петер Пажмани писал: «Когда большие морские корабли поднимают все паруса, они двигаются с огромной скоростью, и никакая сила не может остановить их: ни канаты, ни цепи, ни якоря, но как только эта небольшая рыба прилипнет к кораблю, он сразу останавливается, как если бы натолкнулся на большую подводную скалу.»
Возможно ли такое? Чтобы одна небольшая рыба могла вот так останавливать быстро идущее судно? Мишкольчи пишет: «Как и почему это происходит, невозможно объяснить никакими законами природы. Такова, видно, воля Создателя.»
Крупные (70—90 см в длину) рыбы-прилипалы встречаются в теплых морях. Это стройная, сужающаяся к хвосту рыба. Сверху на голове у нее имеется довольно большая, овальной формы присоска, с помощью которой рыба и прилипает к судам. Эта присоска действует подобно присоскам, которыми мы прикрепляем различные предметы к гладким поверхностям (например, мыльницу к кафельной стене в ванной комнате или термометр к оконному стеклу), но у рыбы-прилипалы она имеет более сложное устройство. Когда рыба прикрепляется к какой-либо поверхности, сокращением соответствующих мыщц из присоски выдавливается вода, и рыба прилипает. При «отклеивании») поднимается край присоски.
Как же возникла легенда? Вначале была обнаружена удивительная рыба, которая странным образом прилипала к галерам. При внимательном осмотре галеры иногда на подводной ее части находили прилипших рыб. Но этого еще не было достаточно для легенды. Однако, случалось, что при хорошем ветре галеры останавливались. В таких случаях галеру тщательно обследовали ныряльщики и если находили рыбу-прилипала, то всю вину приписывали ей. Это уже был шаг к созданию легенды.
Происходило такое и с большими парусными судами. Осенью 1893 года в открытом море, у полуострова Таймыр трижды останавливалось парусное судно «Фрам» известного исследователя Арктики Нансена. Но норвежские моряки не винили в этом рыбу-прилипала. Они хорошо знали, что в этих случаях корабль попадал в застойную («мертвую») воду. Согласно Экманну и Бьерксу, застойная вода образуется в местах впадения в море рек: слои соленой воды чередуются со слоями пресной воды. При этом иногда случается, что нижний слой пресной воды движется против хода судна и попавшие в такое течение глубоко сидящие суда внезапно останавливаются, а суда, имеющие малую осадку, продолжают двигаться. Матросам все это казалось странным: одни суда движутся как ни в чем не бывало, тогда как другие останавливаются. Оставалось одно «очевидное» объяснение — рыба-прилипала.
Исследователи определили силу сцепления присоски рыбы-прилипала с поверхностью. Оказалось, что для того, чтобы оторвать рыбу от поверхности, к которой она присосалась, требуется сила 12—15 килограммов. Отсюда следует, что если не корабль, то лодку рыба может удержать, но при условии, что ее саму будет что-то удерживать. Однако в море рыбы-прилипалы ни за что не зацепляются и никоим образом не препятствуют движению лодки или более крупного судна. Тело у них обтекаемое, и они всегда располагаются головой вперед, по ходу движения. Так что гребцы в лодке даже не подозревают, что они перевозят «зайца».
В ходе длительной эволюции рыбы-прилипалы приспособились к специфическим условиям существования и имели современную форму уже тогда, когда наши далекие предки еще жили на деревьях. В то время они, конечно, не прилипали к кораблям — кораблей просто не было. И в наши дни они в основном пристраиваются к акулам и реже к большим скатам и меч-рыбам. Находили их и на морских черепахах.
Существует несколько видов рыб-прилипал. Длина их колеблется от 40 до 90 сантиметров. Все они прожорливые хищники. Когда рыбе-хозяину попадается добыча, прилипало быстро отцепляется, хватает лакомый кусок и возвращается на «базу». Удивительно то, что акулы и. другие опасные морские хищники терпят таких «пассажиров». Возможно, что рыба-хозяин не испытывает особого расположения к прилипалам, а просто не может от них избавиться. Зан Грей, известный автор вестернов и большой любитель охоты на крупных рыб, утверждает, что меч-рыбы иногда выскакивают из воды, пытаясь стряхнуть присосавшихся к ним прилипал. Прилипалы исключительно, проворны и неуловимы. И Гуджер, бывший одно время сотрудником нью-йоркского музея естественной истории, писал:
«Могу засвидетельствовать, насколько трудно поймать рыбу-прилипала. Она как бы играет с вами в прятки! Легче поймать сетью неприрученную белку, скачущую по дереву. У острова Тортуга мы нашли мертвую двухметровую акулу. Когда ее подняли на поверхность, из четырех бывших при ней прилипал три тут же сбежали. Четвертая осталась. Я взял сачок и пытался ее поймать, но это мне не удалось. Ловко избегая сачок, она кружила около тела дохлой акулы, заплывала в пасть и снова выскакивала. Наконец, ей надоело играть со мной, и она скрылась в глубине».
Может быть, акула не трогает рыбу-прилипала потому, что та слишком проворна для нее. В то же время известно, что прилипалы часто поселяются в пасти акулы и даже иногда забираются в жаберную полость. Бывает, что прилипалы устраиваются в пасти ската или кита, где живут на всем готовом. Наблюдатели утверждают, что прилипалы снуют взад и вперед по хозяину, не удаляясь от него. Тому, что прилипалы, не боятся акул и те их не трогают, имеется много доказательств. В нью-йоркском аквариуме полутораметровая акула в течение девяти месяцев мирно уживалась с рыбой-прилипалой (имевшей 38 см в длину), которая то присасывалась к акуле, то плавала вокруг нее. И за все это время грозная хищница ни разу не покушалась на свою маленькую спутницу.
Существуют и другие легенды о прилипалах. Плиний утверждает, что из прилипал изготовляли приворотное зелье. И далее: «Этот напиток обладает и другими свойствами — если его выпить перед разбирательством дела в суде, то это благоприятно влияет на исход дела. Приготовленное из прилипалы снадобье предотвращает выкидыши у беременных женщин, способствует вынашиванию плода. В пищу не годятся. Еще говорят, что у них есть ноги...»
В связи с прилипалами возникло еще одно курьезное недоразумение. В старинных книгах по естествознанию можно увидеть интересную гравюру. Сидящие в лодке рыбаки держат на поводке змееподобную рыбу — рыбачат с ее помощью. Но под гравюрой странное пояснение, где говорится, что гравюра, по всей вероятности, не соответствует действительности. Дальше написано: «В старину знали, что в некоторых местах на Дальнем Востоке ловили рыбу с помощью бакланов. Эту водоплавающую птицу отпускали на веревочке в воду — за рыбой. На шею надевали кольцо, чтобы птица не могла проглотить рыбу. Через некоторое время птицу вытаскивали вместе с пойманной добычей и каждый раз в награду давали кусочек рыбы.

РЫБАЛКА С РЫБОЙ-ПРИЛИПАЛОЙ

Путешественники, издалека наблюдавшие такую рыбалку, могли принять этих птиц за змей.»
И все-таки гравюра, пожалуй, соответствует действительности. Ронделе писал: «Это удивительная рыба. Подобно слону, она поддается дрессировке и понимает, что ей говорят. Поэтому индейцы используют ее для рыбной ловли. Ремору (одно из названий прилипалы) привязывают тонким шнурком, на котором нацеплены кусочки пробкового дерева. Ласковыми словами уговаривают ее поймать рыбу и отдать добычу людям, после чего опускают в воду. Ремора так и делает, как ее просили, за что ее благодарят и отпускают на свободу...»
Конечно, это преувеличение. Однако рыбалка с реморой, вероятно, не легенда. В одной из хроник 1504 года упоминается, что Христофор Колумб видел, как индейцы привязывали рыбу-прилипала бечевкой за хвост и отправлялись охотиться на морских черепах. Такой способ охоты не вышел из моды и в наши дни. Во многих местах так ловят морских черепах.
Рыбу-прилипала иногда путают с рыбой-лоцманом. Образ жизни этих рыб схож лишь тем, что и те и другие сопровождают суда и крупных хищных рыб. Однако рыбы-лоцманы не прикрепляются к судам или рыбам, а, полагаясь на свои силы, плывут рядом, что не так-то просто. Отметим только, что 8—9-метровая акула плывет с очень большой скоростью и проходит сотни километров.
Согласно народному поверью, рыба-лоцман ведет акулу. У акулы будто бы плохое зрение, и эта маленькая рыбка наводит ее на добычу. Одну из таких историй о «рыбьих поводырях» рассказывает Жофруа Сент-Илер: «По пути в Египет мы попали в штиль. К нашему кораблю приближалась акула. С обеих ее сторон на определенном расстоянии плыли две рыбы-лоцмана. Лоцманы дважды проплыли вокруг корабля и, не найдя ничего съедобного, удалились, уводя с собой акулу. Тем временем матросы закинули за борт крючок, наживленный большим куском сала. Рыбы были уже довольно далеко, но услышав всплеск, повернули назад. Увидев сало, лоцманы вернулись к акуле, ожидавшей на поверхности, и привели ее. Хищница не заметила сало, и тогда лоцманы начали подталкивать ее к приманке. Сначала она откусила небольшой кусок, затем схватила всю приманку и в следующее мгновение уже билась на крючке. Акулу вытащили на палубу. Лоцманы же уходили от корабля, и через два часа один из них тоже попался на крючок.»
В целом Сент-Илер верно описал увиденное, за исключением одной неточности, где говорит, что лоцманы подталкивали акулу к приманке. Акула в этом не нуждается. У нее отличное зрение, хотя она больше доверяет сильно развитому обонянию. Но простим автору эту ошибку. Рыбы-лоцманы многих вводили в заблуждение.
Уильям Биб, выдающийся океанолог, так описывает случай, связанный с рыбами-лоцманами:
«Члены экспедиции «Арктурус» на полпути между Панамой и Галапагосскими островами развлекались ловлей акул: на крюк с длинной ручкой насаживали рыбу и размахивали ею перед носом акулы. Морды акул двигались в такт с качающейся приманкой. Бестии были прямо перед нами, у поверхности воды. Мы хорошо видели также и блестящих, синеватых рыб-лоцманов, которые в точности повторяли движения акул и даже предвосхищали их. У одной большой акулы было три таких форейтора, и они строго выдерживали строевой порядок: один плыл несколько впереди головы акулы, двое других — на уровне ее нижней челюсти. Движения этой флотилии были настолько согласованными, что невозможно было понять, кто кого ведет: акула лоцманов или наоборот».
Так как лоцман плывет впереди акулы, у наблюдателя может сложиться впечатление, что акула следует за ним. Ганс Хасс — известный водолаз-исследователь — признается, что у него «кровь стыла в жилах», когда он видел, что к нему направляется рыба-лоцман, плывущая впереди огромной хищницы.

Сегодня мы точно знаем, что акула сама выбирает жертву. Остается, однако, загадкой, каким образом плывущий впереди лоцман с такой поразительной уверенностью предугадывает направление движения акулы. Одни исследователи считают, что лоцман определяет возможное направление движения акулы с помощью углового зрения. Есть и более смелое предположение, согласно которому рыба-лоцман обладает телепатическими способностями и таким образом угадывает, куда намеревается направиться следующая за ней хищница. Но это вряд ли возможно.

Раковины-жемчужницы

«Жемчужные улитки живут преимущественно в Персидском море; очень удивительно рождение драгоценных жемчужин: весной улитки выползают на берег — погреться на солнце; отогревшись в повинуясь извечному закону природы, они становятся похотливыми, полностью раскрываются и спариваются на берегу, где и остаются ночевать; ночью их покрывает небесная роса, капельки росы проникают в тела улиток, и с ними они снова уходят в море; по воле непостижимого божьего провидения улитка согревает, взращивает капельки росы, и всячески заботится о них, подобно тому, как заботятся о своих личинках; когда приходит время их созревания и наступает пора разрешения от бремени, рождается шесть драгоценных жемчужных зерен.»
Такую легенду о рождении жемчуга мы можем прочитать в книге Мишкольчи. Подобные красивые, поэтичные легенды о жемчужницах были созданы многими народами, и они на протяжении тысячелетий передавались из.поколения в поколение. Самая ранняя из них это, пожалуй, индийская легенда, согласно которой жемчужницы иногда поднимаются к поверхности, раскрывают свои раковины и в них тогда попадает капелька росы (в других вариантах — капелька розового масла). Эту легенду упоминает Плиний. Найдем мы ее и в «Венгерской энциклопедии» Яноша Апачаи, вышедшей в свет в 1665 году. В греческом варианте легенды говорится, что жемчуг происходит от капель воды, упавших с волос родившейся из морской пены Афродиты. Древнеримский автор Элий утверждает, что жемчуг зарождается в раковинах от молнии.
У Мишкольчи читаем: «В некоторых местах Индии твердокожие улитки плавают стаями, и у них, как у пчел, тоже есть свои королевы, которые от остальных отличаются формой и силой. Рыбаки очень хорошо знают их повадки и поэтому стараются прежде всего поймать королеву, потому что без нее других поймать не смогут — они быстро уплывают вслед за королевой. Но как только поймают королеву, вся стая останавливается.»
Здесь имеется одно серьезное недоразумение. Жемчуг образуется не в улитках, а в ракушках. Примечательно, что для многих нет разницы между улиткой и ракушкой. А дело, между прочим, обстоит очень просто. Всем знакомы улитки и все знают, что раковина у них цельная. Знаем мы и озерную ракушку (прудовая беззубка), раковина которой состоит из двух частей. Так что эти две характерные группы мягкотелых легко отличить одну от другой. В море живут и улитки, и ракушки, и вряд ли нужно говорить о том, что они не плавают «стаями» и что королев у них нет. Что касается жемчужницы, то это довольно малоподвижное существо, которое лишь иногда ползает по дну. Впрочем, Мишкольчи, конечно, имел в виду ракушку, когда писал «улитка», так как улитка просто не может «полностью раскрыться», даже «становясь похотливой».
В старину люди, как и Мишкольчи, верили, что жемчужницы действительно рождают жемчуг. «Улитки роняют жемчужины, которые падают на дно морское; хорошие ныряльщики спускаются за ними в море на глубину до пятнадцати метров, и довольно неплохо живут своим ремеслом собирания жемчуга.»
Сегодня мы знаем, что жемчужницы не рождают и не роняют на дно драгоценные жемчужины, и, конечно же, ныряльщики не находили рассыпанный по дну жемчуг. Жемчужину можно добыть, только погубив ракушку.
Похоже, что к концу семнадцатого века начали догадываться, что жемчуг рождается не от росы и не от розового масла. Мишкольчи пишет: «Некоторые ученые полагают, что жемчуг образуется в теле улитки подобно тому, как образуются те багровые бляшки, которые мы находим в мясе забитой свиньи (автор имеет в виду эхинококки ленточного глиста), или как образуются камни в почках. Это кажется более вероятным.»
Это представляет интерес и с научно-исторической точки зрения. Брем писал: «В 1852 году туринский учитель Филиппи высказал предположение, согласно которому ядром жемчужных зерен являются личинки паразитов, а именно — сосальщиков и ленточных червей. Это предположение получило широкое распространение, тем более, что позднее оно было подтверждено (или, по крайней мере, так казалось) данными многих исследований.»
Эта теория, связывающая происхождение жемчуга с ленточными червями, была принята большинством натуралистов. Уж очень правдоподобной казалась она ученым. Прежде всего потому, что, как оказалось, в цейлонских жемчужницах черви-паразиты просто кишмя кишат. Плохо было только то, что в самом жемчуге не было обнаружено и следов паразитов. Так была развеяна еще одна, на этот раз уже «научная» легенда.
Скоро выяснилось, что жемчуг образуется под влиянием инородных тел. Жемчужницы обычно держатся на одном месте и постоянно пропускают через себя воду, извлекая из нее пищу. Вместе с потоком воды внутрь раковины попадают песчинки, которые иногда задерживаются между раковиной и так называемой мантией. Инородное тело раздражает мантию. Песчинка все глубже и глубже внедряется в мантию до тех пор, пока на ее поверхности не образуется углубление, которое изнутри выстилается эпителиальными клетками, образующими внешнюю поверхность мантий и являющимися также материалом, из которого состоит раковина. Вокруг инородного тела постепенно образуются концентрические слои из эпителиальных клеток и так, наконец, образуется жемчужина.
Так что же нужно для рождения драгоценной жемчужины? Раковина и песчинка. Поскольку на дне моря много ракушек и еще больше песчинок, то напрашивается мысль: нужно в раковину внедрить песчинку и тогда останется только подождать, пока не «вырастет» жемчужина, До этого додумались еще в Древнем Китае и весьма вероятно, что именно таким образом и выращивали искусственный жемчуг. По крайней мере, до нас дошли сведения о «жемчужном Будде». Китайцы следующим образом изготовляли жемчужные фигурки Будды: в раковину жемчужницы помещали крохотную статуэтку из соответствующего материала и затем ракушку на определенное время снова опускали в море.
Итак, все кажется очень просто. «Возьми раковину и песчинку, и получишь жемчуг.» Куда проще, чем получение золота по рецептам средневековых алхимиков. Это казалось само собой разумеющимся и многие пытались разбогатеть на выращивании жемчуга.
Карл Линней — основатель систематической зоологии — изобрел свой способ производства драгоценных жемчужин и предложил его шведскому правительству. Долго велись переговоры. Линией открыл свой секрет тайному советнику его королевского величества. Однако переговоры окончились безрезультатно — шведское правительство не выдало ученому патент. И все же Линней сумел заработать на своем изобретении, продав его одному ювелиру. За сколько, неизвестно. Мы лишь знаем, что по способу Линнея не было получено ни одной жемчужины. В семье ювелира рукопись изобретения передавалась по наследству. Наконец, в семидесятых годах прошлого столетия ее приобрело Линнеевское общество, и секрет был предан гласности. Мы не знаем, удалось ли Линнею самому получить жемчуг по собственному рецепту. Скорее всего, нет.
По методу Линнея, в раковине жемчужницы нужно проделать небольшое отверстие и через него ввести между раковиной и мантией мелкие круглые известняковые камешки. В своем рецепте Линней отмечает, что для того, чтобы камешки не вросли в раковину, между ними и раковиной нужно поместить серебряные проволочки.
Теперь зададимся вопросом, можно ли вообще получить жемчуг с помощью древнекитайского метода или по рецепту Линнея? И да, и нет. В небольшой части обработанных таким образом ракушек, действительно, образуется жемчуг. Но предприятие это очень трудоемкое, и результат малоутешителен — нужно обработать очень много ракушек, и лишь в некоторых из них образуются жемчужные зерна, которые, однако, в большинстве своем мелкие и имеют неправильную, «нетоварную» форму.
И все-таки проблема получения или, точнее, выращивания искусственного жемчуга была со временем решена. Японец Кокичи Микомото в течение многих лет проводил эксперименты по выращиванию искусственного жемчуга, и его усилия в конце концов увенчались успехом. Он начал с древнекитайского способа, но ему удавалось получать лишь малоценные, очень мелкие жемчужины. Наконец, ему пришло в голову, что не безразлично, куда попадет песчинка, и что не каждая песчинка непременно должна превращаться в драгоценную жемчужину. Многое зависит от удачи, счастливого случая. Оказалось, что такой счастливый случай можно вызвать искусственно. Жемчужницу для этого нужно подвергнуть небольшой, но очень точной операции. Мелкие перламутровые шарики заворачивают в кусочки эпителия мантии, взятые у ракушки-донора, в результате чего получаются небольшие мешочки с перламутровыми шариками внутри, Затем такой мешочек хирургическим путем вживляют в подэпителий другой жемчужницы. Эта операция, требует большой ловкости рук и немалого опыта. Опытный хирург может за один день сделать не более пятидесяти таких операций. Прооперированных жемчужниц помещают в специальные корзины из стальной сетки и опускают в море. Через шесть-семь лет собирают урожай. За это время вокруг вживленного в тело жемчужницы перламутрового шарика образуются хорошие, красивые жемчужины.
Открытие, сделанное Микомото, вызвало переполох в кругах ювелиров и владельцев естественного жемчуга. Многие боялись, что естественный жемчуг потеряет всякую цену, когда можно будет за гроши покупать украшения из жемчуга Микомото. Однако время показало, что для таких опасений нет оснований. Во-первых, искусственный жемчуг можно легко отличить от естественного с помощью специальных оптических приборов, а опытные специалисты могут это сделать и без приборов. Во-вторых, искусственный жемчуг совсем не «грошовая» подделка — его производство очень трудоемко, и стоит он довольно дорого. Так что он не может составить серьезной конкуренции естественному жемчугу.

Сказочные кони

В восточных сказках часто встречается летающий конь. Такой конь был у халифа Гаруна-ар-Рашида. Добыл коня для халифа его любимый визирь Джафар. На этом коне халиф объезжал свои обширные владения.
Эти личности — действительно существовавшие исторические фигуры. Гарун-ар-Рашид был наиболее знаменитым из аббласидов, и царствовал он с 786 по 809 год. Джафар же был первым визирем при дворе Гаруна-ар-Рашида. Он происходил из славившегося своим благородством и ученостью известного рода бармекидов. Умом и влиянием Джафар часто превосходил самого Гаруиа-ар-Рашида. Халиф ему страшно завидовал и, наконец, в 803 году казнил своего визиря.
Итак, Гарун-ар-Рашид и Джафар — исторические личности. А летающий конь? Сказка. Такая же сказка, как и летающий конь из греческой мифологии — Пегас, доживший до наших дней. Удивительны обстоятельства рождения Пегаса. По преданию, он выскочил из тела обезглавленной Персеем. Медузы. Позднее этот крылатый конь хорошо послужил Беллерофонту.
Но довольно о летающих конях. Тем более, что они не входят в нашу тематику и ничего общего с естествознанием не имеют. Возможно, что кто-то где-то и мечтал о том, что здорово было бы прокатиться на таком коне... Но нам не до грез и мечтаний. У нас есть дела посерьезнее. Мы переходим к морским коням.
Вы можете сказать, что и с морскими конями дело обстоит так же, как и с Пегасом. Однако не будем торопиться. В сказках «Тысяча и одна ночь» говорится следующее: «Во время своего первого путешествия Синдбад-мореход очутился на неизвестном острове, и там один незнакомец рассказал ему: «Мы — конюхи царя Маграджана и отвечаем за всех его лошадей. Каждый месяц, в новолуние, мы приводим сюда породистых, еще некрытых кобылиц, привязываем их на острове, сами же прячемся в подземелье, чтобы нас не было видно. Почуяв кобылиц, морской жеребец выходит на сушу, прыгает на кобылиц и пытается увести их с собой, но они привязаны и не могут уйти с ним. Жеребец же продолжает бесноваться, кусает и лягает кобылиц, громко ржет. По его ржанию мы узнаем, что он уже покрыл кобылиц, и с громкими криками выбегаем из укрытия. Жеребец пугается и снова погружается в море. Кобылицы потом приносят таких жеребят, которые стоят больших денег и которым нет равных во всем мире, Сейчас морской жеребец должен уже появиться, если будет на то воля Аллаха».
Синдбаду самому довелось увидеть морского коня — удивительно красивого жеребца, который, испугавшись криков конюхов, подобно буйволу бултыхнулся в воду и скрылся под водой.»
О морском коне рассказывается не только в арабских сказках. Встречаемся мы с ним и в старинных книгах по естествознанию; он увековечен на прекрасном рисунке. Грациозная лошадь! Ноги его, однако, похожи на плавники, а тело оканчивается длинным рыбьим хвостом. О морском коне упоминает Улисс Альдрованди, называя его «эквус маринус монструозус» («чудовищный морской конь»). Говорится о нем и в книге Геснера, где имеется также и рисунок. Однако Геснер, вероятно, не верил в существование морского коня. Это видно хотя бы из того, что он называет морского коня «эквус фабулозус Нептуни» («сказочный конь Нептуна»). Геснер пишет: «Поэты воспевали морского коня, на котором разъезжал бог морей Нептун». Какое отношение к естествознанию может иметь это несуществующее чудовище?
Сказочный морской конь, по всей вероятности, произошел от морского конька, который существует на самом деле. Это рыба. Но какая рыба! Она как будто бы вышла из сказки. Даже если вы увидите ее в аквариуме, вы все равно не поверите, что такое животное существует или может существовать.
Морской конек по внешнему виду совсем не похож на рыбу. Да к тому же это еще и малоподвижное животное — просто стоит на одном месте и смотрит перед собой. В своей книге Геснер так описывает морского конька: «Гиппокампус — это морской конь. Непостижимая мудрость Создателя и бесконечная изобретательность природы проявляются здесь в том, что голова и шея этого животного (или рыбы) совершенно такие, как у всем знакомой лошади. Есть у него и грива, но заметна она только тогда, когда животное плавает. Задняя же часть тела и хвост совсем другие.»
Далее Геснер отмечает, что морской конек несъедобен, но если его высушить и растереть в порошок, получается отличное лекарство от бешенства.

МОРСКОЙ КОНЬ

Морские коньки не редкие животные. Они встречаются в Черном море, довольно их много и в Адриатическом море. В открытом море они не живут, так как очень медленно плавают. Их можно найти среди водорослей, где, обхватив хвостом водоросль, они подолгу остаются в неподвижном положении. Питаются они мелкими животными, которых всасывают ртом. Морских коньков отличает еще одна удивительная особенность — потомство у них вынашивает папаша. Самка откладывает яички в специальную сумку на теле самца, где они и остаются до вылупления молоди.
Итак, мы выяснили, как могла возникнуть легенда о морском коне. Но остается вопрос, почему у рыбы такая форма? Почему морской конек похож на коня? Мы можем ответить только, что сходство здесь совершенно случайное. Однако форма головы и тела морского конька очень хорошо соответствуют среде его обитания (морские водоросли) . Заросли водорослей, в некоторой степени, похожи на джунгли, и здесь действует закон джунглей. Здесь нет быстрых, стремительных животных. Густые водоросли мешают быстрому движению. Морской конек и не мог бы быстро двигаться — тело его постоянно находится в вертикальном положении. Плавает он очень медленно и хвостом при этом не пользуется. Хвост во время движения закручен кренделем. Благодаря своей форме морской конек очень хорошо приспособлен к образу жизни, который он ведет, и к тому способу охоты, которым он добывает себе пропитание.
В воде морского конька очень трудно увидеть, так как окраска делает его почти незаметным на фоне водорослей. Только в аквариуме мы можем любоваться его удивительным красно-бурым нарядом, который особенно красив на голубом фоне. У некоторых видов морских коньков имеется красивая грива, увеличивающая их сходство с настоящими конями. Грива состоит из тонких кожных отростков, которые во время движения колышутся, словно водоросли. Таким образом, грива, как и окраска, служит для маскировки. Есть морские коньки, у которых все тело покрыто бахромой. Их непросто обнаружить хищным рыбам, обладающим острым зрением, тогда как они сами могут незаметно приблизиться к осторожным мелким животным и внезапно напасть на них.


Содержание


Предисловие
3
Морские животные 5
  Гигантский спрут
  Морская змея 8
  Плезиозавр 13
  Левиафан 15
  Милые дельфины 19
  Русалки и сирены 22
  Рыба-прилипала и рыба-лоцман 27
  Раковины-жемчужницы 32
  Сказочные кони 35
Четвероногие животные
38
  Умные слоны
  Лев 49
  Свирепые хищники Азии и их меньшие родственники 53
  Лиса и волк 57
  Гиены-осквернители могил 62
  Туры и их потомки 65
  Носорог 66
  Кровожадные вампиры и летучие мыши 69
Птицы
75
  Остров птицы Рух
  Орел 79
  Страус 82
  Пеликан и другие удивительные птицы 86
  Благодарные аисты 90
  Тщеславный павлин 93
  Лебединая песня и гусиный гогот 94
  Мудрый ворон и другие говорящие птицы 98
Пресмыкающиеся 103
  Крокодил
  Ядовитая жаба 109
  Огненная саламандра 111
  Проклятые змеи 113
  Черепахи-долгожительницы 119
Животные, которых никогда не было
121
  Грифоны, стерегущие сокровища
  Возрождающаяся из пепла птица феникс 124
  Дивный единорог 126
  Драконы 129
  Рог единорога 135
  Ужасный василиск 139
Свидетели давно минувших эпох
140
  Таинственная слоновая кость из Сибири
  Монеты Святого Петра, козье копытце и змеиный язык 145