Всемирный потоп местного значения. Часть 1
Главная
Креационизм
Форум
Гостевая книга

Всемирный потоп местного значения

 

Назад
Часть I
Следующая
Форум

Эта работа основана на книге С. Головина «Всемирный потоп: миф, легенда или реальность?» вышедшей в издательстве «Паломникъ» в 1999-м году. Ранее автор этих строк хотел создать объединённый анализ библейской теории Всемирного потопа, но позже отказался от этой идеи – данные и теории, изложенные в различных книгах, настолько сильно различаются, что порой противоречат друг другу, совпадая лишь в цитатах из первоисточника – Библии.
Пожалуй, описание Всемирного потопа является одной из самых впечатляющих страниц Библии. Этот сюжет с давних пор вдохновлял художников, богословов, а в наше время к нему обращаются даже знаменитые кинорежиссёры. Фактически для креационистов доказательство реальности Всемирного потопа – это то же самое, что для эволюциониста найти и наглядно показать целый ряд из нескольких видов доисторических живых существ, показывающих переход одного вида в другой.
Креационисты считают, что эволюционисты (и вообще материалисты) не признают реальность Всемирного потопа по той причине, что признают выдвинутую ещё в 19-м веке Чарльзом Лайелем теорию униформизма, согласно которой скорость геологических процессов и интенсивность воздействия на земную кору иных сил природы во все времена была одинаковой. Униформизм в своё время возобладал над выдвинутой Жоржем Кювье теорией катастроф, согласно которой лик планеты периодически менялся коренным образом из-за того, что на Земле происходили некие катастрофы огромной разрушительной силы. Кювье выдвинул свою теорию с целью каким-то образом объяснить вымирание живых организмов (Кювье считается, напомню, основоположником палеонтологии).
Думаю, именно непризнание материалистами 19-го века возможности глобальных катастроф было ещё одной причиной, настроившей креационистов против них:
стр. 12: «... стоящие на позициях униформизма естествоиспытатели рисуют нам картину миллиардов лет спокойного однообразного благоденствия в прошлом и будущем».
Но таков ли мир, который нам рисуют эволюционисты?
Каменная летопись донесла до нас следы таких событий, которые, случись они сейчас, могли бы поставить жирную точку на существовании цивилизации. Так, горные породы докембрия несут следы сильнейшего оледенения, при котором льды достигали едва ли не экватора Земли. По сравнению с такой катастрофой события из нашумевшего американского блокбастера «Послезавтра» покажутся лишь невинной детской шалостью.
Поверхность Земли изобилует следами ударов метеоритов самого разного размера. Не стоит говорить о том, какой ущерб природе Земли наносит такой космический «гость».
Если взглянуть на динамику развития и вымирания живых существ, запечатлённую в палеонтологической летописи, то окажется, что живой мир Земли несколько раз испытывал сильнейшие потрясения – происходили массовые вымирания видов. Причём самое известное, произошедшее в конце мела, - не самое страшное. Гораздо более опустошительным было вымирание на границе пермского и триасового периодов, а также гораздо более древнее – на границе докембрия (венд, или эдиакарий) и кембрия. Массовые вымирания – это свидетельства катастрофических (хотя и не произошедших в одночасье) изменений в экологии планеты.
Да что тут говорить – сама жизнь буквально «вывернула наизнанку» сами условия на Земле. Древние породы донесли до нас свидетельства того, что первичная атмосфера Земли была лишена кислорода. Появившиеся на планете фотосинтезирующие организмы изменили газовый состав атмосферы, вслед за которым изменились климатические условия. Поэтому говорить о том, что мир пребывает в неизменности, по меньшей мере бессмысленно.
Верне Грант, автор книги «Эволюция организмов», пишет:
«Палеонтологическая летопись заставляет предполагать нечто среднее между катастрофизмом Кювье и строгим униформизмом Лайеля – состояние эпизодической эволюции» .
Обратим внимание на то, что такая точка зрения была высказана очень давно – более 20-ти лет назад. Книга издана тиражом в 12500 экземпляров. У креационистов «местного розлива» было достаточно времени и возможностей, чтобы ознакомиться с точкой зрения оппонентов. Следовательно, приписывая эволюционистам точку зрения, которой те НЕ придерживаются, С. Головин либо показывает своё невежество, либо врёт.
Итак, эволюционисты признают, что на Земле в прошлом случались разного рода катастрофы, в большей или меньшей степени изменявшие облик планеты и её животного и растительного мира. Но из всего множества бедствий и несчастий, обрушивающихся на население Земли, особенный интерес вызывает одна – Всемирный потоп, упомянутый в Библии.
В этой работе я хочу провести анализ аргументов, с помощью которых автор одной (лишь одной из многих!) гипотезы пытается убедить читателей в реальности этого явления. И начать мне лучше всего с самого начала.

«Допотопный мир»: каким он был? И был ли вообще?

В представлениях эволюционистов мир далёкого прошлого отличался от сегодняшнего. Креационисты тоже так считают, но это, пожалуй, единственное, что объединяет их взгляды. В своих предположениях эволюционисты основываются на огромном количестве материальных свидетельств. Здесь и данные по палеомагнетизму, позволяющие восстановить древнее положение материков. Здесь данные по биогеографии древних флор и фаун, которые позволяют установить, как располагались материки в прошлом. Здесь кропотливый анализ остатков древних животных и растений, и сравнение их с современными, что позволяет установить, как формировался современный животный и растительный мир планеты. Анализ химического состава минералов позволяет установить, каковы были геохимические циклы древних геологических эпох, каков был состав атмосферы Земли. Так шаг за шагом учёные приоткрывают завесу времени.
Креационисты также пытаются реконструировать картину далёкого прошлого. Но единственный источник, который они для этого используют – это Библия. Креационисты считают Библию боговдохновенной книгой, априори принимая как истину всё, что в ней написано. К сожалению, боговдохновенность делает абсолютно бесполезной Библию как источник научного знания: в этом случае она просто непроверяема.
Думаю, именно из-за такой зыбкости Библии как источника знаний о природе (здесь я не беру во внимание историю и культуру) у различных толкователей Библии имеют место крайне различные взгляды на её толкование. Если для одних это источник, аллегорически и иносказательно описывающий мироздание, то другие настаивают на буквальном понимании слов Библии. А такой взгляд порождает порой, прямо скажем, весьма странные и причудливые гипотезы.
стр. 15: «В описании сотворения мира мы читаем: И создал Бог твердь, и отделил вод, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом (Быт. 1, 7 - 8).
Таким образом, переходя к современному языку и представлению, при создании атмосферы (тверди) во второй день творения некоторая часть земных водных запасов находилась с внешней стороны, то есть поверх воздушного слоя земной шар окружал слой водяного пара. ... Оказалось, что подобный слой должен был иметь мощность, эквивалентную двенадцатиметровому слою жидкой воды на земной поверхности. При разрушении такой слой должен был вызвать непрекращающиеся обильные осадки на протяжении примерно сорока суток, что, собственно, и произошло впоследствии, согласно библейской хронологии Потопа».

Назвать земную атмосферу «твердью» в наше время может лишь весьма малообразованный человек, либо откровенный неуч, который ещё в первом классе букварь на самокрутки извёл. И простительно то, что древние люди считали небо твёрдым – они не могли убедиться в истинности или ложности своего представления напрямую. Но слишком буквальное понимание Библии С. Головиным порождает мысли о невежестве этого человека.
Небо названо «твердью» лишь в Синодальном переводе Библии. Но любой переводчик знает, что невозможно абсолютно точно передать смысл переводимого текста – в разных языках смысловые оттенки слов отличаются. Поэтому нельзя считать, что слово «твердь» из Синодального перевода означает именно некую твёрдую поверхность. Западные креационисты любят обращаться к первоисточнику – библейским текстам на древних языках, отыскивая дополнительный смысловые оттенки в тексте Библии. Так вот, для слова «ракийя», переведённого как «твердь», существует ещё один смысловой оттенок: «протяжённая поверхность», «пространство». Исходя из этого, можно предположить, что, скорее всего, имелась в виду просто обширность и протяжённость неба, но никак не то, что небо твёрдое, и по нему можно было рукой постучать.
Особенность толкования Библии православными священниками состоит в том, что смысл слов Синодального перевода Библии понимается буквально. На основе этого и создаются порой совершенно странные гипотезы вроде представленной Головиным идеи «водно-парового экрана» над поверхностью Земли. Я склонен подозревать, правда, что это предположение он заимствовал из разного рода «актуально—насущных» западных брошюр и «научно-популярных» фильмов. По крайней мере, автору этих строк приходилось видеть такую гипотезу в «просветительских» фильмах религиозного плана, которые демонстрировались на местном телевидении несколько лет назад. Стало быть, эта гипотеза «широко известна в узких кругах», хотя, к частью, не получила широкого распространения в науке.
Чтобы проверить мнение сторонников креационной науки, я просто предлагаю вооружиться ручкой, и, вспомнив то, чему нас учили в школе, немного посчитать.
Пользуясь справочными данными и теми сведениями, которые любезно предоставляет С. Головин, попробуем высчитать объём воображаемого «водно-парового экрана».
Из школьного курса химии мы знаем, что 1 моль воды весит 18 граммов. Также мы знаем, что 1 моль любого газа занимает объём 22,4 л. Следовательно, испарение 18 граммов воды даст 22,4 литра (0,0224 м3) 100%-ного водяного пара. Считаем дальше...
Условно можно пренебречь некоторой поправкой на шарообразность Земли, высчитывая количество воды в 12-метровом слое на её поверхности. Площадь материков Земли - 149,1 млн. км2, океанов - 361,1 млн. км2. В сумме это составляет 510,2 млн. км2. Умножив это на толщину слоя воды 0,012 км, получаем величину 6122400 км3или 61,224 х 1020 см3. Таков был объём «водно-парового экрана», пересчитанный на жидкую воду. Напомню также, что 1 литр дистиллированной воды весит 1 килограмм, поэтому пересчёт объёма в массу труда не составит. Если вся эта вода испарится, получится водяной пар объёмом примерно 76,19 х 1020 литров, или 76,19 х 108 кубических километров водяного пара.
Масса земной атмосферы равна примерно 5,15 х 1015 тонн. А масса полученного водяного пара будет равна 6,1224 х 1015 тонн. Стало быть, давление атмосферы «допотопной Земли» при таком количестве воды в воздухе было бы более чем вдвое выше современного.
Есть ещё одна любопытная особенность гипотезы, на которой стоит заострить внимание. Молярная масса воздуха (смеси газов) при расчётах в химии условно принимается за 29 г/моль, молярная масса водяного пара – 18 г/моль. То есть, данные газы не очень сильно (хотя заметно) различаются по плотности. Возникает один вопрос: почему автор гипотезы не учёл, что газы имеют способность смешиваться друг с другом. Даже кислород (молярная масса 32 г/моль) и водород (молярная масса 2 г/моль) образуют однородную смесь, известную как «гремучий газ», и не расслаиваются, несмотря на разницу молярных масс (большую, чем между воздухом и водяным паром). Только наиболее плотные газы могут образовывать слои, более-менее долго существующие в атмосфере сравнительно самостоятельно. Таковы углекислый газ (молярная масса - 48 г/моль) и сероводород (молярная масса - 34 г/моль). В природе известны «гиблые места» - горные долины и озёра, где вырывающийся из земли газ образует бескислородные зоны, становящиеся смертельной ловушкой для животных и людей. Также тяжёлый газ радон (молярная масса - 222 г/моль) образует скопления (в смеси с воздухом) в подвалах домов. Но во всех этих случаях слой газа получает постоянную «подпитку» от внешних источников: углекислый газ и сероводород от вулканических процессов под землёй, а радон - от распада радиоактивных изотопов, входящих в состав стройматериалов. Без этой подпитки их слои рассеиваются.
А какая сила удерживала от смешения атмосферу Земли и «водно-паровой экран»?
Физик Максвелл придумал как-то особое гипотетическое существо - «демона Максвелла», который сортировал молекулы газа в сосуде с перегородкой по скорости, и мог теоретически создать своими стараниями в одном отсеке сосуда высокую, а в другом - низкую температуру. Неужели некий всемогущий «демон» старательно разделял слои водяного пара и воздуха? Или ангелы подрезали его снизу крыльями?
И ещё один вопрос «теоретикам потопа»: какая сила вообще удерживала вокруг Земли такой толстый слой газов? Толщина атмосферы напрямую зависит от гравитации, поэтому, если сила земного тяготения окажется недостаточной, часть газов, находящихся особенно далеко от поверхности планеты, просто рассеется в космосе. Можно, конечно, предположить, что сила тяжести на древней Земле была гораздо больше нынешней. Но сила тяготения зависит от массы планеты. Поэтому уменьшение силы тяжести может произойти лишь при уменьшении массы самой планеты. Будь Земля плоской (как учила религия раньше), уменьшение силы тяжести можно было бы списать на то, что края земной лепёшки объела исполинская черепаха, которая эту Землю на своей спине и держит. Но современная шарообразная планета не носит следов уменьшения массы, поэтому можно утверждать, что сила тяжести со временем осталась неизменной. А это не даёт шансов существованию более толстой атмосферы в прошлом.
Ещё немного стоит сказать о «земной тверди» в представлениях древних народов Земли. Представление о том, что небо твёрдое, широко распространено в древнем мире. Так, у древних греков титан Атлант (Атлас) держал на плечах небесный свод, причём как-то он даже дал Гераклу подержать его немного (когда Геракл ходил за золотыми яблоками Гесперид). А у египтян небо и воздух были различными божествами! Богиня неба у древних египтян – Нут, а её отец, бог воздуха – Шу. Это ли не прямое свидетельство того, что они чётко разграничивали небо и воздух?! Я не исключаю того, что понятие «твердь небесная» в библейских мифах – это дань древним представлениям о мироздании, а не «научный факт» древности.
Будь у Земли твёрдая (или хотя бы просто плотная) оболочка над атмосферой, мир «до потопа» был бы совсем иным.
стр. 16: «Очевидно, подобный водный экран, свободно пропуская видимую часть солнечного света, задерживал переотражённое длинноволновое (тепловое) излучение, создавая таким образом глобальный парниковый эффект. В этом случае по всей поверхности планеты от полюса до полюса должен был наблюдаться тропический климат. И действительно, изучение ископаемых окаменевших растений и растительных отпечатков ясно свидетельствует о наличии в далёком прошлом схожей тропической растительности как в районе экватора, так и в заполярных областях. Об этом же свидетельствуют и изобилующие в Арктике и Антарктике залежи каменного угля, образовавшегося из огромных масс тропических растений.
Действительно, водяной пар является одним из парниковых газов, поэтому при наличии «водно-парового экрана» на Земле действительно было бы жарко. Но была бы Земля благодатным тропическим раем, или нет – это уже совсем другой вопрос… На Венере, например, парниковый эффект присутствует, но вместо тропического рая там ужасающее пекло. Думаю, если бы дьявол был реальным существом, на Венере у него был бы курорт. Вернёмся, однако, на Землю.
Если смотреть на солнце сквозь стакан с водой, то человеческий глаз может и не уловить ослабления света, проходящего сквозь воду в стакане. Но другое дело - большая толща воды и водяных паров. Водно-паровой экран хорошо задерживал бы солнечный свет: в пасмурный день темнее, чем в ясный, хотя мощность облаков (состоящих, напомню, из водяного пара) гораздо меньше толщины гипотетического «экрана». А уж облака, поверьте, были бы роскошными: они постоянно образовывались бы в верхних слоях атмосферы, поскольку там всё же гораздо холоднее, чем под ними (так, река Амазонка, величайшая река тропиков, берёт своё начало высоко в горах, среди ледников, хоть её исток и расположен в экваториальном поясе). А материалом для образования облаков был бы пар из «водно-парового экрана». А самые внешние части «водно-парового слоя», от холода мирового пространства вообще замёрзли бы в подобие перистых облаков, перекрывая и отчасти отражая солнечное излучение.
Вода в жидком виде также поглощает значительную часть солнечного света: так, красный свет проникает в воду как раз на упомянутые С. Головиным 10 - 12 метров. Дальше всех проникают синие лучи - вот почему море синее.
И столь же синим казался бы нам мир на Земле «до потопа». Хорош ли он был? Весьма и весьма плох. Дело в том, что растениям для нормального фотосинтеза необходим свет красной и голубой частей спектра солнечного света. Поэтому в «допотопном мире» им жилось бы плохо несмотря на тропическую «парилку». Ведь гипотетический «водно-паровой экран» задерживал бы часть лучей солнечного спектра и растения страдали бы от недостатка света.
Если допустить полностью тропический климат на всей первобытной Земле, становится непонятным происхождение полярной флоры и фауны, не способной жить в тропиках. Зачем тогда были сотворены пингвины и белые медведи? Как они жили при отсутствии подходящих условий обитания? Также, если они были сотворены в тропическом климате Земли ради будущей жизни в холодных полярных условиях, то от этого можно путём простого умозаключения прийти к выводу о том, что люди были изначально сотворены греховными и склонными к ослушанию. Ведь если были сотворены холодолюбивые животные в тропическом климате, значит, Бог самим фактом их сотворения изначально предвидел изменение климата в будущем после «Всемирного Потопа». Следовательно, Бог предвидел людское развращение и греховность, за которые и был послан им как кара «Всемирный Потоп». Следовательно, сотворив Адама, Бог уже заранее знал, что этот человек ослушается своего Творца, и его потомки будут жить не по божественным законам. А как же иначе? Будь люди послушными и покладистыми, против них не пришлось бы применять «исключительную меру наказания» в виде глобальной катастрофы, которая приведёт к изменению климата на планете.
Но, поскольку размышления об изначальной греховности первочеловека Адама не соответствуют церковным воззрениям, приходится признать, что до «Всемирного Потопа» Земля не была тропическим раем. Были, стало быть, и холодные полярные районы, в которых обитали пингвины, тюлени и белые медведи.
Точно такие же выводы можно будет сделать, если задуматься о происхождении других видов организмов: растений и животных, которые приспособились к условиям пустынь. Таких существ великое множество: разнообразные насекомые, птицы, рептилии и звери (в том числе всем хорошо известные верблюды). Из растений явно засухоустойчивы кактусы, некоторые африканские молочаи, ластовневые (стапелия, гудия, ехиднопсис), толстянковые (очитки, толстянки, каланхоэ). Среди растений чемпионы по выживанию в экстремальных условиях– представители семейства аизооновых, так называемые «живые камни» (литопс, фенестрария, гиббеум, плейоспилос и другие). Эти виды процветают в засушливой африканской пустыне Намиб. Есть виды, приспособившиеся к сухим условиям, в семействах лилейных (алоэ, гастерия, гавортия), виноградных (некоторые виды циссусов), астровых, или сложноцветных (крестовники, клейния), кутровых (пахиподиум) и многих других.
Всем любителям-цветоводам известно, что эти растения не любят частого полива и влажного воздуха: от этого пустынные растения загнивают (особенно легко это происходит у литопсов и прочих «живых камней»). Если представить себе «допотопную Землю» в виде этакого тропического рая (постоянная 100%-ная влажность воздуха и почвы), то мы вынуждены будем признать, что такие растения жили бы после своего «сотворения» очень недолго. Возможно, они бы не успели даже дать семена.
Кстати, о семенах. Известно, что кактусы большинства видов цветут и дают семена только после холодной и сухой зимовки - в это время у них как раз и закладываются цветочные почки. В условиях «допотопной Земли», где нет ни сухости, ни холода, эти растения просто не зацвели бы, и вскоре погибли бы от избытка влаги и загнивания на корню, так и не оставив потомства. Но мы видим множество видов кактусов, которые в природе каждый год нормально цветут как раз после холодной, порой со снегом и ледяными ветрами, зимовки в горах.
Непонятным будет происхождение удивительных приспособлений для улавливания и сохранения влаги у животных, ведь её кругом должно быть великое множество. А некоторым из них на земле вообще невозможно было бы жить.
Зачем в условиях достатка влаги жуку-чернотелке способность улавливать капли тумана, ведь можно напиться и из лужицы? Зачем при изобилии воды и сочной, всегда растущей травы в «допотопном раю» грызуны имеют способность к производству метаболической воды? Зачем пустынная лягушка лопатоног имеет способность покрываться водонепроницаемой плёнкой, если засух «допотопный мир» не знал?
Зачем растениям плотная кожица, закрывающиеся на день устьица, волоски или восковой налёт на листьях и стеблях, толстые сочные надземные побеги или корни? Ведь в «допотопном раю» эти приспособления окажутся бесполезными или даже вредными.
Думаю, уважаемый С. Головин ни разу не задумывался над одним простым вопросом: почему в нашей средней полосе России не держат верблюдов? Ведь эти животные способны очень легко переносить трескучие морозы России. Но их у нас нет, и дело здесь не только в традициях.
Оказывается, верблюд, хотя и может перенести наши морозы, будет весьма страдать от влажности климата. Во влажную прохладную погоду шерсть животного мокнет, и животное простужается. А теперь представьте себе верблюда в условиях 100%-ной влажности воздуха. Утренние туманы пропитают его шкуру влагой, и она не будет просыхать за день. Бедное животное постоянно будет ходить мокрым. И к чему ему будут мозоли на ногах и широкие ступни, если не будет на Земле сухого, обжигающе горячего песка?
Неужели растения и животные с такими приспособлениями для выживания были «сотворены» с расчётом на будущее ухудшение климата? Значит, Бог знал, что ему придётся устраивать катастрофу, меняющую облик планеты? Неужели он заранее знал, что люди его ослушаются? Значит, он знал, что сам его образ небезупречен, если его подобие, человек, оказался очень нехорошим существом? Хотелось бы всё же узнать точку зрения С. Головина по этим вопросам...
А что же говорят ископаемые остатки организмов о климате прошлых эпох? Очень многое, если уметь их «расспросить».
И остатки сравнительно недавно вымерших животных буквально сразу же опровергают гипотезу С. Головина. Мамонты, волосатые носороги и длиннорогие бизоны вымерли «до потопа», но их строение выдаёт в них не тропических, а полярных холодолюбивых животных. Длинная шерсть на их трупах (мы имеем дело не с окаменелостями, а с «натуральным материалом» прекрасной сохранности) выдаёт в них «полярников». В тропиках животные с такой шерстью и с таким слоем подкожного жира не живут. Следовательно, «до потопа» на Земле всё-таки были холодные области, поскольку были животные, приспособленные к такому климату. Ныне живущий сосед и современник мамонта, овцебык, имеет длинную шерсть и обитает в холодном климате. Что-то не тянут его к себе южные луга с пышной травой. Другой сосед мамонта, волосатого носорога и длиннорогого бизона - ныне живущий сайгак. Казалось бы, это житель жарких степей юга. Но жарко там только летом. Зимой в этих степях Средней Азии столь же холодно, как и в ледниковых областях древней Евразии. Зимой сайгак отращивает густую тёплую шерсть, позволяющую ему легко переносить морозы. Поэтому сайгак как сосед мамонта - не свидетельство тёплого климата в позднем плейстоцене Евразии.
А как же более ранние эпохи? Может быть, ледник появился на Земле только в недавнее время? Ничуть нет, и доисторические пласты осадочных пород готовы свидетельствовать это.
В докембрийских отложениях находят залежи так называемых «ленточных глин», которые в настоящее время откладываются лишь в условиях ежегодного намерзания и таяния льда. Стало быть, докембрий был суровой и прохладной эпохой.
Карбон, каменноугольный период, обычно рассматривается несведущими людьми (среди которых, как я имею основания полагать, есть и С. Головин) как некий «тропический рай»: влажность, дожди, высокая температура... Но это, к сожалению, только иллюзия. Вроде бы подкрепляют её отложения каменного угля, находимые далеко за полярным кругом. Но это далеко не все карбоновые отложения. И гигантские папоротники, лепидодендроны, сигиллярии и каламиты - это далеко не все растения каменноугольного периода.
Не знаю, по невежеству или злонамеренно, но С. Головин почему-то не упомянул о таком элементе природы карбона, как глоссоптериевая флора. Придётся мне ликвидировать досадный «пробел», поскольку это явление заслуживает пристального внимания.
Глоссоптериевая флора названа по характерному представителю - папоротнику Glossopteris (буквально: «язык-папоротник»). Это было невысокое растение с кожистыми округлыми листьями и ползучим корневищем, немного напоминающее современный папоротник листовик (Phyllitis). Многие растения, чьи остатки находят совместно с Glossopteris, имеют такие же листья - короткие и прочные.
Глоссоптериевая флора характерна для южных материков: Австралии, южной Африки и Южной Америки, а также... Индии (это подтверждает гипотезу о том, что Индостан ранее был островом в Южном полушарии, а затем по Индийскому океану «переплыл» к Азии и врезался в неё, образовав горный массив Гималаев).
И есть одна черта, которая опять-таки ставит жирный крест на теории С. Головина о «тропическом рае» «допотопной Земли».
«И в Австралии, и в Индии пласты с остатками языковидных папоротников сопровождаются ледниковыми валунами и наводят на мысль, что растения эти развивались под влиянием появления ледников. Соответствующая этой растительности толща пресноводных отложений Индии достигает почти 6000 метров толщины. В них заключены прослойки угля и остатки растений суши, а также позвоночных животных» .
«Наибольший интерес возбуждают талхирские слои, лежащие в основании гондванской системы; они состоят главным образом из нежных глин и тонкозернистых песчаников, которые не обнаруживают ясной слоистости, но разбиты трещинами на угловатые отдельности. В этой нежной основной массе лежат без всякого порядка и без малейших следов наслоения обломки и валуны посторонних горных пород. Величина их колеблется от размеров кулака до 4 и более метров в поперечнике; наиболее значительные из них весят до 30 тонн, средняя же величина колеблется от 15 до 90 сантиметров в поперечнике; почти всегда они закруглены, а иногда покрыты шрамами и штрихами, как настоящие ледниковые валуны. В большинстве случаев это обломки таких горных пород, которые не встречаются нигде поблизости. Образования, подстилающие талхирские слои, обнаруживают параллельные шрамы, подобные тем, которые мы находим на каменистом ложе современных ледников.
Происхождение этих мощных отложений нельзя, очевидно, объяснить простым осаждением в воде. ... Характер залегания талхирских слоёв и шрамы на подстилающих их породах могут быть объяснены лишь участием льда» .
Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов теорию дрейфа континентов. В каменноугольный период положение континентов на Земле было иным. Южные материки и Индостан находились в южных полярных широтах. Эти данные объясняют сходство древней флоры Индии и южных материков, а также нахождение во всех этих районах древних растений с признаками холодостойкости (небольшие размеры, стелющиеся стебли, плотные листья) и ледниковых отложений. А северные материки просто могли находиться в экваториальных широтах, что и объясняет тропических характер их растительности.
Вот такие, как говорится, пироги... Если учесть, что С. Головин в первоисточнике отрекомендован как «магистр естественных наук (физика Земли), бакалавр педагогики», у меня возникает предположение, что он сознательно опустил эту «щекотливую тему», дабы она не разрушила его теории. А я не собираюсь жалеть его околонаучных «карточных домиков». Чихал я на них, причём в самый ответственный момент.
стр. 16: «Далее, равномерный прогрев поверхности Земли должен был исключать возможность ветров, ураганов, осадков, паводков и прочих метеорологических неприятностей. Палеонтологические данные со своей стороны подтверждают, что в древней флоре преобладали гигантские растения с очень слабо развитой корневой системой, что было бы невозможно при наличии ветров и осадков».
Для начала скажу, что не столь уж и гигантскими были многие из «допотопных» растений. Конечно, 30-метровые плауновидные лепидодендроны (Lepidodendron) и 40-метровые папоротники археоптерисы (Archaeopteris) выглядят впечатляющим достижением среди споровых растений, но всё же они не выше многих современных растений. В современном дождевом лесу полог составляют 60-метровые деревья, но есть деревья гораздо более высокие:
«Самое высокое дерево (84 м) было зарегистрировано в Сараваке; это компассия высокая (Coompassia excelsa). Зонтиковидная крона этого массивного «переростка» нередко занимает площадь в полгектара» .
Примечателен и другой факт современного тропического леса: слой почвы там настолько тонкий, что корни деревьев не проникают в него глубже, чем на 30 - 40 см. Поэтому для поддержания ствола у этих растений сформировались распростёртые досковидные корни, препятствующие «лесоповалу» от ветра.
Весьма лукавит С. Головин, утверждая, что палеозойские деревья имели слабую корневую систему. Известны остатки корней растений, описанные вначале как особый род «стигмария». Позже выяснилось, что стигмарии - это корни лепидодендронов. Порой корни этих деревьев образуют настоящие «каменные леса», сохраняя своё первоначальное положение миллионы лет («слабо развитые корневые системы»?). Сигиллярии, родственницы и соседи лепидодендронов, также стали известны первоначально по огромным пням (название Sigillaria буквально означает «печатница» и дано за узор сосудов на изломе пня). Своеобразные древние семенные растения кордаиты, процветавшие в карбоне и перми, имели весьма развитые корни, напоминавшие корневую систему современных мангровых деревьев (остатки кордаитов и лепидодендронов находят в кульме - отложениях, возникающих в дельтах древних рек). Корни древних деревьев, таким образом, оказываются не менее развитыми, чем корни современных.
Корневая система и древесина ископаемых споровых растений очень прочна: даже когда ствол выгнивал изнутри полностью, он сохранял вертикальное положение долгое время. Об этом говорит тот факт, что внутри таких пней (и зачастую исключительно в них) находят ископаемые остатки разнообразных животных, которые успевали заселить полость в стволе... до очередного паводка.
А что касается бурь и прочих катаклизмов «допотопного мира» – свидетельств в пользу их существования предостаточно. Так, например, найдены остатки животных, погибших прямо в норах во время катастрофических паводков, когда норы этих живых существ были полностью забиты речными отложениями. В России были найдены остатки погибшего таким образом проколофона тихвинскии – мелкой ящерицеобразной рептилии. Этот скелетик, сохранившийся до мелочей (сейчас он демонстрируется в Москве в Палеонтологическом музее), был найден свернувшимся в клубочек, в то время, как погибшее на открытом месте животное было бы захоронено, скорее всего, в выпрямленном или слегка согнутом положении. А в Южной Африке, в пустыне Карру, были найдены остатки нор звероподобных рептилий – дицинодонтов цистицефалов. В некоторых из них даже сохранились скелеты двух животных сразу. Речные наносы залили эти норы, донеся до нашего времени их характерную спиральную форму.
В Северной Америке находят большое количество гнёзд травоядных утконосых динозавров с остатками яиц и молодых детёнышей – они гибли в результате наводнений. А в Центральной Азии обнаружили останки мелкого динозавра овираптора. Рептилия погибла во время песчаной бури (судя по характеру отложений), прикрывая своим телом гнездо с яйцами. А в Северной Америке песчаные бури захоронили несколько утконосых динозавров анатозавров. Причём их смерть была столь быстрой, что в их желудках не успели разрушиться остатки пищи.
Извержения вулканов также вносили свой «вклад» в «прореживание» стад доисторических животных. Так, примитивные китайские птицы конфуциусорнисы, вокруг которых любят плясать креационисты, были в массе захоронены именно в слоях вулканического пепла вместе с множеством других животных. А в Северной Америке известно погибшее от облака вулканического пепла стадо носорогов, разделившее братскую могилу с другими зверями и даже с птицами.
Итак, в древнем мире были и наводнения, и ураганы (с песчаными бурями – стало быть, и засушливые районы тоже были!), и катастрофические извержения вулканов. Мир не был похож на райскую теплицу, как это пытается представить С. Головин.
стр. 16 - 17: «Даже столь привычное нам чередование времён года появилось лишь после Потопа, как следствие разрушения этого слоя: Впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся (Быт. 8, 22)».
Ископаемые остатки организмов с треском разрушают эту сказку, которую пытается рассказывать нам С. Головин. Так, у деревьев пермского периода, в отличие от карбоновых, появляются годовые кольца. Годовые кольца есть и на стволах деревьев мезозойских и кайнозойских отложений. Поэтому данное утверждение С. Головина - лишь безосновательное предположение, основанное на легенде.
Бессловесные остатки организмов прошлого прямо-таки «вопиют свирепо» против теории С. Головина и его единомышленников:
«При исследовании скелета герматипных кораллов с помощью электронного микроскопа удалось обнаружить на веточках концентрические суточные слои нарастания. Скорость отложений извести меняется также и в течение года, благодаря чему возникают годичные кольца, которые отчётливо видны на рентгеновских снимках скелета кораллов. Чрезвычайно интересные результаты дало изучение ископаемых кораллов. … Скелет девонских кораллов имеет отчётливые суточные кольца нарастания, что возможно только при наличии фотосинтезирующих симбионтов.
Между прочим, исследования годичных колец ископаемых кораллов показывают, что в девонском периоде год насчитывал около 400 суток. Это подтверждает мнение астрономов о замедлении вращения Земли вокруг своей оси» .
Стало быть, можно не только сказать, была ли смена времён года в девоне, но даже точно подсчитать, сколько дней было в году! Есть и ещё одно примечательное свидетельство из прошлого.
«Современные африканские и южноамериканские двоякодышащие обитают в областях с сезонными засухами и способны впадать на это время в спячку. Рыбы из рода Protopterus зарываются в ил, где могут выживать при пониженной интенсивности обмена веществ более года. Раннепермский род Gnathorhiza обладал такой же способностью. В норах сохранились многочисленные экземпляры этих рыб, как бы ещё ожидающих следующего сезона дождей» .
Стало быть, были в пермский период сезоны года. Может быть, это не были лето и зима в нашем «среднерусском» понимании, но они вполне соответствовали тропическим сезонам дождей и засухи. Так что не было на Земле силы, которая полностью свела бы к нулю действие явлений планетарного масштаба.
стр. 18: «Кроме того, слой водяного пара мог явиться прекрасным естественным щитом от жёсткого космического излучения, приводящего к дегенеративным мутациям на генетическом уровне, сокращающим, в свою очередь, срок жизни живых организмов».
Тем не менее, более доступной с точки зрения небесной механики защитой от ультрафиолетового излучения является озоновый слой. Если мифический «водно-паровой экран» просто не может существовать без поддержки некой иррациональной магической силы, то озоновый слой прекрасно существует автономно и поддерживается самопроизвольно. На большой высоте ультрафиолетовое излучение само создаёт Земле защиту от себя: при облучении ультрафиолетом кислород земной атмосферы превращается в озон! Единственное условие, необходимое для этого – наличие в атмосфере Земли свободного кислорода. И что самое главное – эффект от наличия озонового слоя проявляется уже при минимальных количествах кислорода в атмосфере:
«… максимальное количество озона в верхней части атмосферы образуется при условиях, когда содержание кислорода составляет приблизительно 10% от нынешнего. При такой концентрации атмосферного кислорода озоновый слой обеспечивает наиболее эффективную защиту от смертельного ультрафиолетового излучения. Насколько нам известно, такая ситуация была на Земле в силурийский период, когда на суше появились древнейшие растения. Является ли это простым совпадением? Вероятно, нет» .
Если такой путь оказывается более доступным и рациональным, не выходящим за рамки физики, то зачем «городить огород» в небе, придумывая «водно-паровой экран»? Если даже предположить, что Земля появилась путём сотворения, стоит подумать: неужели божество-создатель предпочтёт малоустойчивую систему, требующую усилий по поддержанию вместо простой и столь же эффективной самоподдерживающейся системы?
стр. 20: «Ещё одним следствием существования большого количества воды поверх атмосферы должно было бы являться повышенное атмосферное явление, более чем вдвое (точнее - в 2,14 раза) превосходящее его современное значение. Подтверждение этому мы находим в «законсервированных» в янтаре пузырьках воздуха, в которых парциальное давление основных составляющих атмосферу газов значительно превышает нынешние. Размеры ископаемых окаменелостей и отпечатков насекомых также свидетельствуют о большей величине давления древней атмосферы по сравнению с нынешней. ... ископаемые особи действительно крупнее современных. Например, стрекозы с полуметровым размахом крыльев - не такая уж большая редкость среди них».
Боюсь, С. Головин делает слишком прямолинейный вывод: ведь ещё не доказано, что давление воздуха в пузырьках газов, законсервированных в янтаре, идентично тому, что было. Сложно сказать, насколько состав газовых пузырьков в янтаре соответствует составу древней атмосферы. Не исключено, что при окаменении янтаря (ранее бывшего смолой дерева) происходило отщепление и выделение каких-то газообразных продуктов (например, воды и каких-либо органических веществ). Часть из них выделилась через поверхность янтаря наружу, а часть осталась в пузырьках, где смешалась с древним воздухом, повлияв на его состав. Не исключено, что поправка на эти процессы существенно скажется на оптимизме в выводах С. Головина.
Если задуматься (в который раз я предлагаю это сделать, и, поверьте, предложу ещё много раз!), то окажется, что связь между приведёнными С. Головиным фактами гораздо менее очевидна, чем он хочет представить это неосведомлённым читателям. Янтарь, конечно, относится к ископаемым остаткам органического происхождения, и в нём находят пузырьки воздуха, остатки растений и мелких животных. Останки насекомых в янтаре – обычное дело. Два раза в янтаре находили ящериц и один раз - лягушку. Информация, полученная путём исследования включений в янтаре, бесценна. Но сколь глубоко в прошлое мы можем проникнуть благодаря ей? Не очень далеко: по возрасту самый древний янтарь датируется поздним мелом (около 70 - 75 миллионов лет назад), а большая часть янтаря датируется ранним кайнозоем (палеогеном, 65 - 25 млн. лет назад).
Я согласен с тем, что некогда на Земле водились гигантские насекомые: размах крыльев некоторых из них (Palaeodictyoptera, стрекоза Meganeura) достигал 70 см и более. Крупнее этих насекомых на Земле не было. Одновременно с ними жили и другие членистоногие великаны: многоножка Arthropleura достигала двухметровой длины. Но время существования насекомых-гигантов - каменноугольный период, или карбон (около 350 - около 285 млн. лет назад). Что называется, почувствовали разницу? Правомерно ли связывать друг с другом напрямую события, происходившие с разрывом в добрых двести миллионов лет? Насекомые позднего мела и палеогена, то есть того времени, когда образовывались известные нам залежи янтаря (с искомыми пузырьками воздуха внутри) - не крупнее современных тропических видов.
Надеюсь, это «небольшое» несоответствие по времени не повлияло на хорошее настроение С. Головина? Думаю, что нет: ведь с точки зрения библейских «новых хронологов» вся история Земли – это лишь несколько тысяч лет, а миллионы лет, приписываемые ей коварными и лживыми эволюционистами – сплошная фальсификация и продукт помутнения рассудка. Известному «новому хронологу», академику А. Т. Фоменко такой размах вольности в обращении со временем может только сниться.
Что же в действительности могло послужить причиной резкого увеличения размеров ископаемых насекомых карбона? Не обязательно повышенное атмосферное давление. На мой взгляд, две вещи способствовали росту в размерах древних насекомых: во-первых, повышенное по сравнению с современным количество кислорода в воздухе (как предполагают учёные - до 35%), а во-вторых, отсутствие серьёзных конкурентов и врагов на суше и в воздухе (птерозавров, птиц, рукокрылых).
Дыхательная система насекомых сильно отличается от таковой у нас, позвоночных. У позвоночных кровь поступает в лёгкие (жабры), красный дыхательный пигмент гемоглобин отдаёт в капиллярах углекислый газ и присоединяет кислород, а затем кровь поступает в сосуды тела и отдаёт накопленный кислород, принимая взамен углекислый газ. У насекомых всё совсем по-другому. Их кровь (точнее - гемолимфа, смесь крови и тканевой жидкости) совсем не имеет дыхательных пигментов. Зато всё тело пронизано дыхательными трубочками - трахеями. Через них кислород воздуха поступает непосредственно в ткани. При малых размерах тела площадь стенок трахей успевает путём прямой диффузии кислорода удовлетворить потребность тканей в нём. Но увеличение длины тела приводит к увеличению объёма, массы и потребности в кислороде в кубе, а площади стенок трахей - только в квадрате. Иными словами, крупному насекомому придётся столкнуться с дефицитом кислорода. При этом каждое движение (в том числе пульсация брюшка, нужная для вентиляции трахей) будет приводить к тому, что насекомое-великан просто задохнётся. А увеличение сети трахей не даст желаемого эффекта: они заполнят всё тело шестиногого великана, не оставив места другим органам. Вот поэтому при невысоком содержании кислорода в воздухе современные насекомые невелики.
Карбоновым насекомым не угрожал практически никто, кроме пауков и других насекомых. Земноводные и пресмыкающиеся каменноугольного периода были, судя по их зубам, хищниками и рыбоедами. Серьёзно угрожать насекомым они не могли, поскольку лазать и летать не умели. А вот в пермский период появились первые рептилии-«планеристы», например, Coelurosauravus. В триасе их сменили Icarosaurus и птерозавры, в юрский период присоединились птицы, а с палеоцена, когда вымерли летающие рептилии, - рукокрылые. Благодаря более совершенной дыхательной системе позвоночные заняли место под солнцем, принадлежавшее крупным древним насекомым.
Следовательно, в измельчании древних насекомых виновато не разрушение вымышленного «водно-парового экрана», а вполне объяснимые иным способом явления.
стр. 20: «Предположение о более высоком атмосферном давлении до Потопа косвенно подтверждается и тем фактом, что до Потопа поддержание жизнедеятельности организмов человека и животных не требовало белковой пищи (И сказал Бог: вот, я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя, - вам сие будет в пищу; а всем зверям земным и всем птицам небесным, и всякому гаду, пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу - Быт. 1, 29 - 30)».
«Косвенно подтверждающийся» факт опровергается остатками животных совершенно прямо. Останки доисторических животных несут явные следы хищничества. Даже та же самая ископаемая («допотопная») рыбка с фотографии на стр. 30 книги С. Головина окаменела с другой рыбкой в пасти. А это явление называется не иначе как хищничество. Если она погибла во время потопа, то придётся признать, что она начала хищничать незадолго ДО его начала, но никак не ПОСЛЕ.
В пользу хищничества других видов доисторических животных говорит множество находок «допотопных» организмов. Таковы, например, кости ящерицы в брюшной полости мюнхенского экземпляра мелкого динозавра Compsognathus. А в брюшной полости американского динозавра Coelophysis нашли вообще кости детёнышей того же вида. Стало быть, ящер был не только хищником, но и каннибалом! На раковинах морских плавающих моллюсков аммонитов из меловых отложений находят следы зубов морских ящеров мозозавров. Сделаны они были явно не из простого озорства. В брюшной полости скелетов доисторических рыб находят целые скелеты других видов рыб. Кости травоядных динозавров носят следы укусов, а иногда в них находят и глубоко воткнутые обломанные зубы хищников. В гнёздах хищных динозавров находят косточки мелких животных. Они явно не прибегали туда сами, чтобы поиграть с детёнышами хищников.
Прямым подтверждением отношений хищничества в доисторическом мире является находка в Монголии сцепившихся в предсмертной схватке скелетов мелкого хищного динозавра Velociraptor и небольшого травоядного Protoceratops. Очевидно, протоцератопс попытался спастись от напавшего хищника в болоте, где и утонули оба динозавра.
А чем, кроме приспособления к умерщвлению добычи, можно объяснить наличие у древних животных анатомических черт, характерных для современных хищников? Сабельные клыки, длинные когти, острые колющие зубы, загнутые назад и сравнительно мало изношенные - всё это приспособления для умерщвления и разрывания добычи, но не для разжёвывания листьев, травы и корней.
Следовательно, библейское мнение об изначальной травоядности «сотворённых» животных является просто легендой.

Как получился потоп?

Разумеется, в Библии есть некоторые свидетельства, которые можно рассматривать как указание на возможные источники вод Всемирного потопа. А можно и не рассматривать, считая их легендой. Но лучше всего сделать это, приняв на время позицию С. Головина, считающего библейский текст прямым указанием на реальные события.
Так, в Библии упоминается два источника воды для потопа: дождь и подземные воды. С дождём, вроде бы, всё ясно: он получился при «обрушении» на Землю «водно-парового экрана», якобы существовавшего «до потопа». А откуда взялось столько подземных вод, и какова их роль в образовании потопа?
С. Головин отводит главную роль в формировании библейского катаклизма вулканам, чья деятельность якобы усилилась непосредственно к моменту потопа. Правда, в Библии во время описания начала потопа (Бытие, глава 7) ни слова не сказано о том, что «горы стали объяты пламенем, как древо, молнией поражённое. И вышла из их чрева тьма, и покрыла землю тучами». А ведь эффект от одновременного извержения сразу всех вулканов мира – это вам, как говорится, «не баран чихнул». Даже люди, жившие далеко от вулканов, заметили бы это явление.
Но при чём тут вулканы? А вот при чём:
стр. 27: «... даже в наше время около девяноста процентов продуктов вулканического извержения составляет вода».
Ох, и лукавит же тут г-н С. Головин, магистр и бакалавр! Дело в том, что это касается лишь ГАЗООБРАЗНЫХ продуктов извержения. А кроме них есть жидкая лава и твёрдые пепел и вулканические бомбы. Конечно, газов по объёму, может быть, выделится больше. Но по весу они составляют малую часть ВСЕХ продуктов извержения. Сколько же газов должно выделиться, чтобы хотя бы сравняться по весу, например, с 25 кубическими километрами пепла, что выбросил в 1912 году вулкан Катмай на Аляске? А при извержении вулкана Лаки в Исландии на поверхность земли вытекло 12 кубических километров лавы. Вот и думайте, чего вулкан больше выбрасывает.
Хочется спросить г-на С. Головина, магистра в области физики Земли: знает ли он, каков хотя бы приблизительный состав газообразных продуктов извержения? Действительно, около 95 – 98% вулканических газов составляет водяной пар. Но лишь часть этой воды происходит из горных пород, выделяясь из них в результате нагрева. Другая часть водяного пара имеет вполне поверхностное происхождение: это результат испарения воды, проникшей через трещины пород с поверхности.
Но означает ли это, что воды при извержении вулканов выделяется очень много – достаточно, чтобы внести свою лепту в дело затопления суши? Конечно, можно впечатлить неискушённого читателя цифрами – показать колоссальные объёмы выделяющегося пара. Но я приведу всего лишь одну цифру, известную из школы: молярный объём любого газа (в т. ч. водяного пара) – 22,4 литра, а молярная масса жидкой воды – 18 г/моль. И большие объёмы водяных паров «схлопываются» в весьма небольшое количество жидкой воды.
Но какая это будет вода? Очень интересны в этом плане остальные 2 – 5% вулканических газов. Это углекислый газ, двуокись и трёхокись серы, хлороводород, фтороводород, аммиак, окись углерода (угарный газ). Итак, если представить, что всемирный потоп был вызван в том числе и извержением вулканов (всех сразу, что ли?), то можно представить себе, какая «химическая атака» грозит всему живому на Земле. Воздух просто был бы отравлен ядовитыми газами, а дождь, пролившийся на землю, был бы кислотным – растворяясь в воде, упомянутые газы образуют, в частности, сернистую, серную, соляную и плавиковую кислоты. Поэтому на ковчеге нельзя было бы от них укрыться. Но, поскольку птицы, крайне чувствительные к ядовитым газам, выжили, можно сделать вывод, что вулканы не участвовали в образовании всемирного потопа. Это также подтверждают водные животные, которые не смогли бы пережить превращение океанов в кислый «коктейль» (нормальная реакция морской воды – щелочная).
стр. 27: «Высота выброса пород составила около двадцати километров, а поднявшийся в верхние слои атмосферы пепел привёл к активной конденсации и разрушению водно-парового защитного слоя и выпавшего на землю обильным дождём. Подземные воды составили львиную долю всех вод Потопа - общее количество изверженной из недр воды равняется примерно половине водного запаса современных морей и океанов».
Это утверждение С. Головина (как, впрочем, и практически вся его книга) представляется весьма сомнительным. Здесь совершенно нет никаких ссылок на первоисточники, поэтому проверить гипотезу не представляется возможным. Но утверждение о подземных водах как об одном из главных источников Всемирного потопа основано, скорее всего, только на Библии. Совершенно не ясно в этом случае, откуда взята величина доли участия подземных вод в появлении Всемирного потопа. Я могу лишь скромно предположить, что с потолка, поскольку автор не даёт ссылок и не представляет никаких оригинальных расчётов. А теория С. Головина о происхождении сорокадневного дождя, описанного в первоисточнике, рассыпается в прах, если не доказано наличие либо доказана невозможность наличия «водно-парового экрана». В жизни это называется «строить замок на песке», а в Библии – «колосс на глиняных ногах».
Конечно, я не исключаю, что подземные воды могут принять участие в этой библейской катастрофе. Но насколько много их будет? Ниже по тексту С. Головин утверждает, что современные океанские воды – это схлынувшие воды Всемирного потопа. Следовательно, раньше запасы вод на планете распределялись иным образом. Но мог ли объём грунтовых вод составить половину объёма «допотопного» Мирового океана? Можно, конечно, так предположить, и успокоиться. Но реально ли это? Я считаю, что нет. Подземные воды образуются из осадков, фильтрующихся через почву и скапливающихся над водонепроницаемыми породами. Но, если, согласно С. Головину, осадков на «допотопной Земле» не было (в книге он упоминает, что все растения орошались паром, поднимавшимся с земли), то пополнения запасов грунтовых вод не произошло бы. Все они постепенно вылились бы через родники в реки, либо растения просто «вытянули» бы корнями всю воду, отчего почвы пересохли бы за первые дни существования «сотворённой» Земли.
Грунтовые воды в природе накапливаются в тонком слое почвы (тонком по сравнению с общей мощностью земной коры), между частицами грунта. То есть, в кубометре грунта из водоносных слоёв заведомо не будет даже половины кубометра воды. Объём водоносных слоёв почвы на суше заведомо меньше объёма Мирового океана (хотя бы потому, что площадь материков, включая Антарктиду, меньше площади океанов), а мощность водоносных слоёв меньше глубины океанов. Поэтому можно смело утверждать, что объём грунтовых вод не составит желаемой С. Головиным величины «половины водного запаса современных морей и океанов». Грунтовые воды не накапливались до потопа в каких-либо пещерах или иных подземных резервуарах. Такие резервуары, конечно, известны, но их объём – это не половина, а жалкие доли процента от объёма современного Мирового океана. Если бы существовали гигантские подземные пещеры – хранилища подземных вод до Всемирного потопа, то они были бы давно обнаружены: такой природный феномен не остался бы незамеченным современной наукой с её методами исследования. Даже если бы такие пещеры обрушились, их тем более можно было бы заметить: такой колоссальный объём «подземных хранилищ» оставил бы огромные котловины на поверхности Земли.
Далее, грунтовые воды – пресные, поскольку образуются от просачивания в грунт пресной (дистиллированной!) дождевой воды. Пополнения этих «резервуаров» из моря просто не может быть: твёрдое и водонепроницаемое основание материков просто не пропустит океанскую воду вглубь материка. В противном случае со дна очень глубоких шахт постоянно сочилась бы морская вода. Если бы пресные подземные воды вкупе с дождевой водой мифического «водно-парового экрана» «разбавили» океаны, то это привело бы к катастрофическому снижению солёности Мирового океана вдвое и к массовой гибели морских животных, приспособленных к обитанию при неизменной солёности воды. Об этом я скажу ниже, в главе «Потоп – «судный день» Нептунова царства».
Часть воды на нашей планете, конечно, может находиться в химически связанном виде – в виде кристаллогидратов и других комплексных соединений. Например, синие кристаллы медного купороса (сульфата меди) – тоже кристаллогидрат: на одну молекулу сульфата приходится пять молекул воды. Вода входит в состав многочисленных минералов (например, малахита), но если посчитать её долю в массе минерала, то она окажется весьма незначительной. Так что требуемый объём воды из минералов не «вытянешь», даже если вся земная кора станет сплошным вулканом. А воду из камней стаканами выжимали только сказочные великаны.
Итак, у гипотетического Всемирного потопа не было никаких «источников питания» – ему просто неоткуда взяться чисто физически.

Доказывают ли ископаемые реальность Всемирного потопа?

Если бы Всемирный потоп действительно имел место на Земле, то он бы не прошёл бесследно – должны были бы остаться различные прямые и косвенные свидетельства этого грандиозного события.
Если бы креационисты захотели доказать людям реальность описанного в Библии явления, им пришлось бы предъявить научной общественности множество прямых и однозначно толкуемых доказательств. Могут ли они это сделать? Посмотрим…
С. Головин призывает на помощь палеонтологию, пытаясь в ископаемых остатках организмов найти искомые доказательства.
стр. 27: «Исчезновение естественного парникового покрытия привело к практически моментальному похолоданию в полярных областях планеты и появлению там мощного оледенения. Вмёрзшими в приполярные ледники оказались многие представители тропической флоры и фауны. Палеонтологи постоянно находят прекрасно сохранившиеся в вечной мерзлоте останки древних животных и растений - мамонтов, саблезубых тигров, пальмовых и сливовых деревьев с зелёными листьями и спелыми плодами и т. п.»
Интересно, для кого пытается рассказывать сказки С. Головин? В цитируемой книге помимо его многочисленных религиозных регалий упомянуто, что он магистр естественных наук в области физики Земли и бакалавр педагогики. Сомневаюсь я что-то в истинности этих званий... И источник моих сомнений - его собственные слова.
Начнём с того, что «до потопа» в приполярных областях не было тропической флоры и фауны. Упомянутый С. Головиным мамонт - далеко не тропический вид животных! Об этом ясно говорят его густая длинная шерсть с тёплым подшёрстком, толстый слой подкожного жира и особая кожная складка, прикрывающая анальное отверстие и половые органы от холода. То, что современные родичи мамонта, слоны, живут в тропиках, ещё не является доказательством жизни мамонта в тропическом климате. Саблезубые тигры совершенно неизвестны в виде замороженных трупов! Косвенно об этом свидетельствует и тот факт, что на реконструкциях окраска этих зверей сильно варьирует от одноцветной до пятнистой и полосатой, в то время, как мамонт всегда изображается рыжевато-коричневым, согласно цвету шерсти замороженных экземпляров. Да и вообще, саблезубые тигры являются в основном компонентом фауны умеренного, субтропического и тропического пояса Земли и заведомо не могли оказаться в зонах образования вечной мерзлоты (на крайнем Севере рядом с кромкой ледника). Большинство их видов исчезло ещё за миллионы лет до возможной даты «потопа»; последние из этих кошек, американские Smilodon, вымерли около 10 - 12 тысяч лет назад, примерно тогда же, когда в Евразии вымерло основное поголовье мамонтов. В Евразии и Африке саблезубые вымерли ещё раньше.
Что касается «пальм и сливовых деревьев», якобы находимых в вечной мерзлоте, то стоит сказать, что это стопроцентный ВЫМЫСЕЛ С. Головина! Конечно, кое-какая растительность тех времён сохранилась в вечной мерзлоте, много растений найдено между зубов и в желудках трупов мамонтов, в отложениях также обнаружено много пыльцы древних растений ледникового периода. Поэтому состав флоры приполярных областей плейстоцена и голоцена хорошо известен. И поводов для оптимизма у С. Головина здесь, поверьте, нет.
«Остатки растений, найденные вблизи ледников, явно указывают на холодный, почти полярный климат. Так, Натгорст нашёл близ Цюриха карликовую полярную иву, …, карликовую берёзку, дриаду, или куропаточью траву, толокнянку и живородящий горец. …
В Толполовском болоте близ Пулкова Г. И. Ануфриев обнаружил остатки сетчатой ивы, карликовой берёзки и куропаточьей травы вместе с плодиками водяного лютика и восемью различными видами мхов. Мхи эти принадлежат к таким видам, которые ныне встречаются только в полярных местностях: на острове Вайгач, на Таймыре и др.»
Ну, хорошо. Предположим, что книга Комарова написана в эпоху господствующего эволюционизма и воинствующего атеизма. Но точно такие же результаты исследований Натгорста приводит М. Неймайр в книге «История Земли», написанной в 1895 году! Так что можно смело отбросить сомнения и обвинения в идеологической ангажированности науки: факты – упрямая вещь.
В тех же источниках указывается и состав флоры Евразии в эпоху межледниковий: клёны, граб, тополь, берёза, дуб, сосна, ольха, ива, липа, черника, каштан. Никаких пальм в отложениях межледниковья не найдено, в противном случае о них сообщил хотя бы Неймайр, которого трудно упрекнуть в сотрудничестве с воинствующими атеистами Советской России. А сливу вполне может изображать терновник, и поныне встречающийся в областях умеренного климата. Вот только в отложениях ледникового периода его тоже нет (по крайней мере, Неймайр его не упоминает)…
Прекрасная сохранность образцов ледниковой фауны объясняется С. Головиным тем, что «подобный эффект мог быть достигнут только при «мгновенном» понижении температуры до -50...-100 градусов Цельсия. Всё это неоспоримо свидетельствует о внезапности катастрофы и опровергает теорию постепенного оледенения»( стр. 28).
Но в этом случае мы должны также признать столь же внезапное появление приспособлений к переживанию холодного времени года у представителей фауны, замороженных в мерзлоте. Не секрет, что мамонты, волосатые носороги и овцебыки (наши современники, реликты ледникового периода) весьма мохнаты. Если на земле до «Дня Гнева» был тропический климат, то шерсть этих животных была бы им обузой, отрастая лишь на радость многочисленным паразитам-кровососам. Так что же, она выросла сразу у всех этих животных (причём у мамонтов отросла сразу почти на метр) в течение нескольких часов одного бедственного «Дня Гнева», перевернувшего с ног на голову всю экологию Земли? Конечно, нет. Это результат обитания многих поколений данных животных в течение многих тысячелетий в условиях холодного климата. Следовательно, никакого моментального, за один день, оледенения Земли не было.
Конечно, нельзя отрицать, что каждый конкретный мамонт, которого нашли в мерзлоте, умер быстрой и внезапной смертью. Но умерли ли все они в один день - это нельзя утверждать наверняка. Возможно, между их смертями в разных районах Евразии и Америки проходили годы. Однако мгновенная смерть каждого индивидуума несомненна: об этом говорят непережёванная трава между зубами зверя и непереваренные растения в его желудке. По некоторым источникам, в коже погибших мамонтов находят клетки крови, что считается признаком удушья зверя. Из этого можно предположить, что мамонт мог погибнуть, провалившись в холодное болото, слегка замёрзшее озерко или промоину в мёрзлом грунте. На трупе мамонта находят следы травм: переломы костей ног. Это также указывает на смерть от несчастного случая, а не от глобальной катастрофы. Его смерть - всего лишь миг истории Земли.
Огромное большинство мамонтов гибло обычным образом: на поверхности земли. Их тела тут же поедались хищниками или просто сгнивали. Потому и находят от них лишь разрозненные кости и бивни. «Кладбища» мамонтов - это кости погибших во время паводков или снесённых в реку мёртвых животных. Они откладывались, как правило, в самых глубоких участках речного русла, где течение медленнее всего. Накапливаясь в одном месте реки год за годом, они создавали впечатление мгновенно погибшего большого стада.
Но человек, находящийся под сильным впечатлением легенды о потопе, может объяснять все события, исходя из этой «теории»:
стр. 28 - 29: «Всё живое смывалось с ещё оставшихся участков суши и сносилось в низины, где, погребённые мутными грязевыми потоками, вулканическим пеплом и осадочным веществом, формировались так называемые «кладбища динозавров» - места, где в настоящее время обнаруживают гигантские скопления окаменелых останков различных видов крупных животных и мелких. Хаотичность скоплений и неестественность расположения ископаемых останков ярко свидетельствует о внезапной и насильственной гибели погребённых существ».
В качестве иллюстраций такого «момента» «внезапной и насильственной» смерти живых существ С. Головин приводит такие иллюстрации: отпечаток рыбы с полузаглоченной маленькой рыбкой, и знаменитый скелет самки ихтиозавра с неродившимся детёнышем. Можно ли принять эти свидетельства как доказательства всемирного потопа? Нет.
Доисторическая рыба могла просто подавиться очень крупной для неё добычей. Такие случаи - не редкость и в современном мире. Любой опытный аквариумист скажет, что хищная рыба легко может подавиться и умереть, если в её глотке застрянет слишком большая или колючая кормовая рыбка.
Самка ихтиозавра могла просто издохнуть при неправильных родах (мягкие ткани не сохранились, поэтому мы ничего не можем сказать наверняка - трудно быть акушером у давно вымершего животного), и на морское дно она ушла уже мёртвая. Такие случаи - не редкость у современных китов. Это позволяет предполагать, что и ихтиозавры могли сталкиваться с подобными болезненными состояниями.
Хаотичность скоплений останков доисторических организмов также не означает их гибели во время катастрофы. Дело в том, что в некоторых случаях останки животных (например, тех же мамонтов, динозавров или гигантских земноводных) могут быть захоронены в реках. Во время разложения туши животного некоторые части его тела (связки и хрящи) могут сгнивать, и части скелета будут переноситься течением реки, либо вообще уноситься прочь от скелета. Особенно быстро будут «потеряны» фаланги пальцев и мелкие позвонки, хотя иногда течение может даже вывернуть и перетащить крупные кости. Так, в одном из местонахождений Северной Америки были найдены останки взрослого тираннозавра. Его труп был захоронен в речных отложениях, и течение реки со временем перетащило его череп в область таза! Что тут говорить о мелких видах животных, кости которых могут быть унесены течением реки ещё дальше? Вот вам и хаотичность расположения останков.
В качестве примера «неестественных поз», свидетельствующих о «насильственной гибели» животных часто приводится очень характерная поза погибшего животного: голова закинута назад, почти на спину. Это можно видеть, например, на мюнхенском экземпляре мелкого динозавра Compsognathus и на берлинском экземпляре археоптерикса. Такие же позы характерны для образцов разных видов доисторических птиц и динозавров (автору этих строк приходилось видеть фотографию скелета огромного хищного динозавра в каменном блоке, имевшего такую же позу). Может ли это свидетельствовать о некой «насильственности» смерти этих животных? Думаю, что нет. И я был как-то свидетелем прямого доказательства этой точки зрения.
Несколько лет назад мы держали кур. Лето и осень они проводили в саду, а на зиму мы перевозили их на балкон. И как-то у нас заболела одна курица. Чтобы её не клевали (что в обычае у кур), мы отсадили её в отдельную корзину и посадили в кухне. Бедняга была столь слаба, что не могла выбраться из корзинки. И вот на следующий день она издохла буквально у меня на глазах: услышав хлопанье крыльев, я прибежал на кухню и был свидетелем последних мгновений жизни птицы. Курица умерла, и в первые секунды после её смерти произошло то, что было со всеми бесчисленными поколениями птиц – задние мускулы шеи сократились, и голова птицы отогнулась назад, к спине. Тушка курицы лежала ровно в той же позе, как и гигантские динозавры – голова закинута на спину, ноги оттопырены назад. Из этого я могу заключить, что смерть динозавров, чьи скелеты сохранились в характерной позе с запрокинутой назад головой, была естественной и не свидетельствует об их агонии – это результат посмертного спазма мышц. Боюсь, что смерть простой курицы убила наповал сенсационную теорию о «насильственной и неестественной» смерти динозавров.
А как же знаменитые «кладбища динозавров», описанные в популярной литературе? Боюсь, что это тоже лишь иллюзия. Конечно, нельзя исключать возможности мгновенной гибели целого стада динозавров от пыльной бури (например, овирапторы и другие мелкие динозавры в Центральной Азии), извержения вулкана и выпадения вулканического пепла (такие случаи известны с территории Китая и Северной Америки), либо в болотах (игуанодоны из окрестностей швейцарского города Берниссар) и от наводнений (гнездовья утконосых динозавров из Америки). Но чаще всего «кладбище» динозавров (или других ископаемых животных) – это лишь иллюзия. Конечно, описаны богатые местонахождения, включающие скелеты прекрасной сохранности. Но это – немногие скопления остатков. Если нанести их на карту, окажется, что они размещены по территории стран весьма редко. Неужели динозавры приходили туда за сотни вёрст ради сомнительного удовольствия умереть именно здесь или там? Конечно, нет.
Динозавры умирали там, где их застигала естественная или (чаще) неестественная смерть. Просто есть большая разница между двумя явлениями – «умереть» и «сохраниться в виде окаменелостей». Если первое явление могло произойти где угодно, когда угодно и с кем угодно, то второе – исключительная редкость. Захоронение останков ископаемого животного может происходить только там, где исключена или сведена к минимуму деятельность падальщиков всех мастей, вплоть до бактерий. И самое главное – чтобы бренные останки живого существа были изолированы от разрушительного действия кислорода воздуха. Идеальные места для захоронения – грязь, вода или нефть. Отлично сохраняются останки животных, занесённые илом, лишённым кислорода.
В Северной Америке известны места, где в «братской могиле» лежат кости десятков скелетов слонов. Такая «могила» образовалась, судя по породам, её слагающим, на месте глубокого озерка с очень крутыми берегами. Что самое интересное – все скелеты принадлежат молодым слонам. В подобных местонахождениях скелеты старых зверей крайне редки. И это позволяет предположить, что старые звери просто знали о наличии таких «гиблых мест» по опыту (слоны – общительные, умные и социальные животные), и не приближались к ним. Если бы здесь мгновенно погибло всё стадо, то в нём бы присутствовали скелеты зверей разных возрастов.
На «кладбищах динозавров» нет могильных камней с датами смерти животных. Поэтому утверждать, что они погибли все одновременно – безосновательно. Останки животных могли накапливаться сотни и тысячи лет. Та же самая река могла просто сносить туши животных в то место, где течение резко замедляется и они имеют большую вероятность осесть на дно.
Ещё одна интересная загадка палеонтологии – остатки гигантских споровых растений в отложениях каменноугольного периода.
стр. 33: «Как объяснить существование в осадочной толще окаменелых деревьев, пересекающих несколько различных осадочных слоёв?»
С точки зрения креациониста - только одним хорошо известным из Библии способом. Но с точки зрения материалиста можно и иначе.
Ствол дерева, пересекающий несколько слоёв отложений - не свидетельство потопа. В книге М. Неймайра приводятся примеры находимых в Англии остатков стволов лепидодендронов и сигиллярий, пронизывающих многие метры отложений. Вы, г-н С. Головин, можете быть уверенным в том, что все слои, окружающие ствол дерева, образовались за несколько дней? Как же они не размылись в таком случае новыми осадками, представляющими собой первоначально взвесь глины и ила в воде? Находки таких стволов обнаруживают чёткие переходы между слоями отложений. То есть, ранее отложившийся слой успевал просохнуть и сцементироваться, прежде чем на его поверхности откладывался новый. Поскольку леса лепидодендронов и сигиллярий росли в речных дельтах, логично предположить, что они были погребены не за один год. Учитывая то, что в каменноугольный период травяной покров не достигал того развития, как сейчас, можно предположить, что смыв почвы в реки во время паводков был значителен, а реки легко меняли русло, размывая рыхлую породу. Поэтому реки каменноугольного периода в паводок скорее всего напоминали нынешнюю реку Хуанхэ.
А поскольку такие паводки были явно обычными в каменноугольный период, растения приспосабливались к ним и не гибли, а просто продолжали расти дальше сквозь слой наносов.
Но ведь и в наши дни на Земле бывают паводки, а тропические леса могут вообще расти «по колено» в воде несколько месяцев в году. Почему же в современных условиях мы не видим таких масс речных отложений? Ответ на этот вопрос прост и ясен, если принять точку зрения эволюционистов. Так, усиленный (скажем даже – гигантский) смыв наземных отложений в реки можно объяснить тем, что в каменноугольный период далеко не вся поверхность суши была покрыта растительностью. В современном мире растительного покрова лишены, пожалуй, только немногие пустыни и горные склоны, а также откровенные ледники. Появившиеся в кайнозое злаки образовали (или образовывали до начала эры земледелия) практически сплошной травяной покров на обширных равнинах. В каменноугольную эпоху злаки, конечно же, отсутствовали. Следовательно, смыв почвы в реки во время наводнений был гораздо больше, чем в мезозое и кайнозое.
С точки зрения креационистов все виды («роды») растений были сотворены одновременно, и по картине мира, рисуемой креационистами, на планете должны одновременно существовать как густые леса споровых растений, так и злаковые степи. Поэтому с точки зрения креационистов такой смыв почвы в реки можно объяснить только действием Всемирного потопа.
Образование месторождений каменного угля С. Головин также относит к прямым последствиям «Всемирного Потопа»:
стр. 32: «На поверхности воды дрейфовали гигантские плавучие «острова» всплывших деревьев и растений, которые, становясь топляком, образовывали впоследствии современные залежи каменного угля».
Картина, которую рисует несведущему читателю С. Головин, конечно, страшная и ужасная. Но стоит перечитать книги и подумать, как его «смелая» гипотеза лопнет, словно мыльный пузырь.
Прекрасно сказано про каменные угли в старой (но от того просто изложенной и не предвзято написанной в духе «научного атеизма») книге Мельхиора Неймайра «История Земли». Так, ряд фактов, содержащихся в ней, полностью опровергает «теорию» С. Головина о «потопном» характере образования углей :
«... так, у Сванси в Южном Уэльсе каждый из многочисленных пластов угля подстилается песчаной сланцеватой глиной, которая носит название нижней глины (Underclay). В таких слоях, составляющих лежачий бок угольных пластов, встречаются в огромном количестве ветвистые стигмарии, находимые часто совершенно неповреждёнными и в естественном положении; вышележащие пласты угля и налегающие на них слои песчаника прорезаны вертикальными стволами сигиллярий и лепидодендронов ... Отвесные стволы встречаются здесь в большом количестве и образуют некоторую правильность в расположении; последнее показывает, что они не были занесены водой, но росли здесь и были погребены на месте их роста. Ещё более поучительный пример находим мы среди каменноугольных образований Ланкашира, где пласт, содержащий корни деревьев, усеян их шишками».
В книге академика В. Л. Комарова утверждается, что «угли из подмосковных копей, исследованные М. Д. Залесским, состояли то из скопления мелких водорослей, то из спор лесных растений». Этот факт явно указывает на многолетнее накопление растительного материала для углеобразования.
Также М. Неймайр указывает, что «пласты каменного угля тянутся почти без изменений иногда на многие тысячи квадратных вёрст». Представить себе сплошную массу плавающих растений такого размера и изрядной толщины, не размётанную волнами, совершенно невозможно даже при самой богатой фантазии.
В книге М. Неймайра приведена схема разреза пластов пород, которые пересекает один ствол дерева (вид не указан; возможно, это лепидодендрон) 4,6 м в длину. Рассмотрим её внимательнее. Условно будем считать «нулевым» уровень пласта почвы, где находятся корни этого ствола. Этот слой - серый сланец толщиной 1,2 м. Над ним отложился слой песчаника (2,7 м). Примечательнее всего слой, лежащий выше: это слои песчаника и сланца (общая мощность - 2,4 м), содержащие остатки других растений - хвощевидных каламитов. Причём стебли каламитов находятся в вертикальном положении: то есть они выросли сами, их не принесла река! Песчаник (2,7 м), судя по схеме, лишён остатков растений. Но тот факт, что в вышележащем слое найдены растения, говорит о том, что у каламитов было время, чтобы вырасти. То есть эти пласты не откладывались в течение нескольких суток на дне «потопного» моря, поскольку на них росли наземные растения! Это приводит к неизбежному выводу о том, что накопление осадков шло с длительными перерывами (возможно, в несколько месяцев или даже лет), причём локальные подтопления сменялись периодами отступления воды.
Не менее интересны пласты, на которых выросло означенное дерево. Под слоем сланца находится слой песчаника (1,2 м, наличие растений не указывается); глубже - тонкий (0,15 м) слой серого сланца с корнями и стволами деревьев. Глубже этого слоя проходит интереснейший для нас слой, факт существования которого именно на этом уровне полностью разбивает вдребезги измышления С. Головина: это пласт каменного угля мощностью 1,52 м! Его, правда, разделяют прослойки сланца. Мы видим, что поверх этого угля отложились несколько пластов пород, в которых имеются остатки растений, погребённых в нормальном вертикальном положении! То есть, такой уголь и вышележащие пласты пород просто не могли образоваться в течение одного «Всемирного Потопа»! Ведь по крайней мере два раза (если условно считать, что серый сланец (0,15 м) образован топляком ) над слоем будущего каменного угля образовывались заросли наземных растений. Под пластом каменного угля проходит слой глины (Underclay), содержащей корни деревьев.
Но это не самое примечательное захоронение. Так, В. Л. Комаров сообщает, что «в Америке на Кап-Бретоне найдены в одном из каменноугольных бассейнов 59 ископаемых лесов, расположенных один над другим. Правда, что и общая мощность каменноугольных отложений в этом месте достигает 560 м».
И этот факт наводит на некоторые размышления относительно возраста Земли. Ведь леса явно не за один год вырастали даже в особо благоприятных условиях. Если даже условно принять время жизни одного доисторического леса за сто лет (на самом деле она может быть значительно дольше), то получается, что пласт с Кап-Бретона откладывался не менее 5900 лет, не считая времени, ушедшего на появление пионерной травянистой растительности на месте погибшего и занесённого паводком леса. Если добавить на это время хотя бы по 10 лет, то возраст лесов начинает превышать 6000 лет. Вкупе с «послепотопной» библейской хронологией истории это даёт возраст Земли уже заведомо больше библейских шести - восьми тысяч лет. Есть, о чём подумать библейским «новым хронологам». Критикуя небезызвестного А. Т. Фоменко и его последователей за неоправданное «сокращение» мировой истории, христианские «новые хронологи» фактически делают то же самое, но в таких масштабах, о которых А. Т. Фоменко и иже с ним даже мечтать не могли. Но вернёмся к нашим баранам...
В поисках материала к своей статье я изучил достаточно много источников креационного толка, и попалась мне среди них забавная статья «Скорость накопления осадочных отложений по данным палеонтологии». Её автор – С. В. Шубин, работающий (или обучающийся – по контексту неясно) в МГУ на геологическом факультете. Позволю себе привести выдержку из его работы:
«Некоторые окаменелые стволы, а также большинство пней сохранились в осадочных слоях в вертикальном или наклоненном положениях. Значит ли это, что эти остатки захоронены in situ, т. е. в месте своего произрастания, как длительное время убеждали и до сих пор убеждают нас геологи-эволюционисты? Такого типа интерпретации служили ценным “фактом”, якобы опровергающим библейское летоисчисление. Вот, например, что пишет известный креационист Генри Моррис: «Другой пример окаменелостей, часто приводимый как свидетельство их многовекового накопления — это окаменевшие леса Йеллоустоунского парка, где насчитано более 50 типов сменявших друг друга окаменевших «лесов», каждый из которых предположительно вырос на почве, образовавшейся из застывшей вулканической лавы, уничтожившей и похоронившей под собой предыдущий лес. Считается, что на каждый такой цикл потребовалось бы не менее 1000 лет, и потому данную информацию часто упоминают как доказательство ошибочности библейской хронологии».
Попытаемся достаточно детально рассмотреть эту проблему. В 1980 году в штате Вашингтон произошло извержение вулкана Сент-Хеленс. Это было уникальное по своим результатам извержение, приведшее креационистов в неописуемый восторг, и названное ими Божьим подарком креационистам. И надо сказать, для этого есть причины. В результате этого извержения произошло несколько геологических событий, позволивших совершенно иначе взглянуть на природу многих геологических структур прошлого. Нас в данном случае интересуют лишь некоторые последствия этого извержения, происходившего в несколько актов.
Извержение началось 18 мая 1980 года. Во время этого акта произошел колоссальный оползень, в результате чего огромная масса материала со склонов горы сползла вниз: часть в долину рек Саус Форк и Норт Форк, а часть в озеро Спирит Лейк, расположенное к северу от вулкана. Кроме того, грязевыми потоками (лахарами) при извержении этого вулкана было унесено огромное количество деревьев, произраставших, по всей видимости, на склонах г. Сент-Хеленс. Впоследствии они — эти стволы и пни — были отложены потоками по берегам реки Тутл. В этом факте не было бы ничего удивительного, но! Дело в том, что некоторые из этих стволов — и, само собой разумеется, пней — были отложены лахарами в вертикальных или наклонных положениях, а не горизонтально, как должно было бы быть по логике вещей (…). Действительно, ведь обломанные стволы должны были бы откладываться потоками горизонтально, либо близ горизонтально, но уж никак не вертикально. И тем не менее, факт есть факт. Кроме того, у многих пней достаточно хорошо сохранилась корневая система, что тоже весьма важно для осмысления механизма образования «каменных лесов». В результате отложения грязевыми потоками стволов и пней вдоль берегов реки Тутл произошло смешение двух, а может и более, типов растительности: более умеренных деревьев со склонов г. Сент-Хеленс и более теплолюбивых, произраставших в долине реки Тутл. Этот факт чрезвычайно интересен, и, возможно, он нам поможет осмыслить обстановки осадконакопления при формировании некоторых «каменных лесов», в частности, из Йеллоустоунского парка США».
Думаю, река Тутл и катаклизм, произошедший с ней – это единственный аргумент креационистов, который они могут противопоставить господствующим в геологии воззрениям.
Ладно, для двух типов леса на ограниченном участке земной поверхности такое явление, как «наползание» почв с вершины горы на почву подножий можно представить себе. И происшествие в долине многострадальной реки Тутл – тому свидетельство. Но чтобы так повторилось пятьдесят раз на одном и том же участке суши – это уже чересчур…
В связи с этим рассказом вспомнился мне анекдот:
Судья обращается к подсудимому:

- Расскажите, каким образом вы нанесли потерпевшему ранения ножом?
- Ничего я ему не делал! Я сидел, чистил ножом яблоко, а этот тип подошёл ко мне, поскользнулся на кожуре, и упал прямо мне на ножик.
- И так десять раз подряд?

Хочется задать такой же вопрос креационистам – поверят ли они сами в такой ход событий, как предлагает Генри Моррис?
Таким образом, находки ясно показывают, что угли и сланцы отлагались на протяжении многих лет, а возможно, веков и тысячелетий, но не за какие-то месяцы мифического «Всемирного Потопа». И катаклизмы не принимали участия в их образовании.
А теперь я снова предлагаю немного посчитать. Давайте предположим, что теория Головина верна, и все растения, жившие до потопа на Земле, превратились в массу угля. Попробуем оценить биомассу превращённых в уголь растений, если нам известно следующее:
- химическая формула древесины такая же, как у глюкозы (различия лишь в строении молекул): С6Н12О6.
- Весь уголь Земли, согласно С. Головину, образовался одновременно в течение «Всемирного Потопа». Следовательно, в уголь превратилась вся существовавшая на тот момент древесная растительность Земли.

В «молекуле древесины» (мономере целлюлозы) содержится 40% углерода (если считать, что 1 моль (180 г) целлюлозы содержит 72 г углерода). Уголь содержит 80 - 91% углерода (в зависимости от сорта). Коэффициент процесса превращения древесины в уголь (условно будем считать, что это происходит без потерь углерода) составит по пропорции примерно 0,47 (то есть, из одной единицы воздушно-сухой древесины получается 0,47 единицы угля). Вес кубометра свежесрубленной древесины составляет в среднем 800 кг, а воздушно-сухой - около 500 кг. Следовательно, коэффициент пересчёта живой древесины на мёртвую (воздушно-сухую) составляет 1,6. Значит, из 1 единицы живой (влажной) древесины получается уже не 0,47, а 0,29 (с учётом всевозможных сделанных допущений, усреднений и приближений округлим до 0,3) единицы угля.
Общемировые запасы каменного угля, по разным оценкам, составляют от 15 до 30 триллионов тонн. Следовательно, «Всемирный Потоп» должен «похоронить» единовременно от 46 до 95 триллионов тонн древесных растений. Поверхность суши на Земле составляет 149,1 млн. км2. Учитывая, что триллион - это 1000 миллиардов (миллиард = биллион), нетрудно посчитать, что на каждый квадратный метр Земли (включая Антарктиду и солёные морские побережья) должно приходиться приблизительно от 310 до 640 килограммов древесины живых деревьев, не считая листвы. Учитывая, что крупнейшее из деревьев мира, секвойя, имеет массу до 2500 тонн (экземпляр «Генерал Шерман», высота 83,8 м), можно предположить, что Земля должна быть равномерно покрыта подобными деревьями из расчёта 1 дерево на участке примерно от 63 х 63 до 84 х 84 метра. Это довольно тесно при диаметре ствола гигантского дерева 35 метров. А деревья меньшего размера должны расти гораздо гуще, чтобы дать подобную биомассу на квадратный метр.
Мог ли быть на Земле такой сплошной бесконечный «допотопный» лес? Нет. Огромные горные массивы, полярные и пустынные районы, солёные морские побережья должны быть безлесными, поскольку условия в них неблагоприятны для роста деревьев. Следовательно, элементарные подсчёты опровергают в очередной раз теорию «Всемирного Потопа».
В связи с эти вспоминается мне один забавный случай. На одной из московских книжных ярмарок, что проходят на ВВЦ, я решил поговорить на тему сотворения мира с одним дяденькой, торговавшим религиозной и околорелигиозной литературой. Когда я упомянул теорию Головина (и его западных «учителей») об образовании углей во время потопа, дяденька спросил буквально следующее:
- Кто вам такую чушь сказал?
Когда я назвал источник (книгу, разбираемую здесь), дяденька заметно стушевался и предпочёл не развивать тему. Так что не во всём религиозно мыслящие люди единодушны и солидарны, и порой здравый смысл может оказаться выше единства в религии.
стр. 32: «Почему осадочные породы почти равномерно покрывают практически всю поверхность Земли, если планета никогда не была покрыта водой полностью?
Действительно, осадочные породы разного характера покрывают практически всю поверхность Земли, за исключением, разве что, тех мест, где ледники гигантским бульдозером сорвали толщу отложений, обнажив материковый фундамент из кристаллических пород. Но это ни в коем случае нельзя считать свидетельством реальности «Всемирного потопа», причём по множеству причин. Если г-н С. Головин любит говорить об ископаемых отложениях, то я считаю, что он должен быть как минимум осведомлённым о характере и способах формирования осадочных отложений.
Так, начать разговор об осадочных породах следует с того, что не все осадочные породы имеют морское или речное происхождение. Так, торф, например, может образовываться лишь на суше – сфагновые мхи не могут существовать в полностью погруженном состоянии в воде (тем более – в морской солёной воде). Кроме торфа, на суше образуются песчаники. Мощные слои вулканического пепла – также явление, характерное для суши. Их «наземность» прямо подчёркивают следы наземных животных, которые встречаются на них, а также останки животных, погребённых в их толще.
На суше откладываются эвапориты – пласты солей, образовавшиеся на месте высохших морских заливов, потерявших связь с морем. Так, на дне Красного моря находят эвапориты, чередующиеся с другими отложениями. Это говорит о том, что Красное море успело несколько раз высохнуть и вновь наполниться водой.
Речные отложения также не могут образовываться в море – ведь реки текут на суше!
В отложениях различных геологических периодов (например, протерозоя и карбона) находят следы ледниковых отложений – исцарапанные камни, типичные моренные отложения. Такие отложения формируются исключительно на суше.
Конечно, останки водных животных находят порой даже в горах (например, раковины ископаемых головоногих моллюсков аммонитов – морских жителей). Но это вовсе не означает, что эти раковины забросило туда во время потопа, и не означает, что вся Земля была покрыта сплошным слоем воды. И свидетельство этого мы находим в книгах самих же креационистов.
«Ни в одном месте мира осадочные породы не располагаются в полном согласии с стратиграфической геологической колонкой. Нигде не найдены подряд все слои. (Чаще находят лишь два-три слоя, лежащих в «правильном» порядке.) Эта схема лишь умозрительная система, созданная на основе эволюционизма.» - так пишет диакон Даниил Сысоев в работе «Летопись начала».
Если бы Всемирный потоп был реальностью, то таких разрывов в слоях отложений просто не существовало бы, поскольку все пласты осадков откладывались бы по одному и тому же «сценарию» в разных частях сплошного потопного океана, похоронившего под собой Землю. Кроме того, выше я уже говорил о том, что некоторые осадочные породы могут отлагаться только на суше.
А о чём же говорят разрывы в геологической колонне? Всего лишь о том, что разные районы не были непрерывно зонами накопления осадков. В разных частях Земли, в разное время разные участки были такими зонами. Иногда накопление осадков могло прекращаться, либо в результате изменения условий осадки морские могли сменяться наземными осадочными породами.
А не задумывался ли уважаемый бакалавр и магистр С. Головин о том, что слой осадков мог просто подвергнуться выветриванию и разрушиться? Ведь объём Земли практически постоянен – метеориты привносят на поверхность Земли очень малое количество вещества. Поэтому, согласно сформулированному ещё Ломоносовым закону сохранения материи, если в одном месте осадочных пород прибавляется, значит, где-то на другом конце Земли происходит разрушение ранее сформировавшихся пород. Ведь это так просто! И нечего, думаю, строить из этого вселенскую загадку и тыкать ею в лицо научным оппонентам.
Как же могли морские осадочные породы попасть высоко в горы? Думаю, ответ на этот вопрос знает даже школьник. Земля существует миллионы лет. За это время могут вырасти новые горы, а старые – быть сточенными водой и ветрами до основания. Поэтому молодые растущие горы могут просто поднять на себе слои осадочных пород на заоблачные высоты – горы нарастают ещё и снизу, а не только сверху, как растения. Если же принимать возраст Земли за те жалкие несколько тысяч лет, что отпускают ей сторонники креационной теории, то за это время горы станут ниже или выше всего лишь на несколько десятков метров. И в этом случае для объяснения нахождения ископаемых раковин в горах придётся выдумывать правдоподобные объяснения, например, обосновать реальность Всемирного потопа.
стр. 32: «Как образовались окаменелости, если для покрытия останков медленно выпадающими в осадок солями нужны тысячелетия, а для гниения и уничтожения бактериями и некрофагами достаточно одного месяца?»
Скажем даже больше - не месяца, а порой считанных часов достаточно, чтобы львы, гиены и грифы полностью, на 100% сожрали труп зебры или крупной антилопы, не оставив даже костей и шкуры. Упавший с дерева лист за считанные дни превращается усилиями грибов и насекомых в труху, хотя в гербарии может сохраняться веками. Полное разложение и разрушение в природе - правило, а захоронение остатков - величайшая случайность. И, тем не менее, она реализуется.
Сохранение останков организма в ископаемом состоянии возможно, например, в том случае, когда часть организма или весь он попадает в условия, предохраняющие его от разрушительных факторов среды. И такие условия отличаются значительным разнообразием.
В Северной Америке, к примеру, широко известны смоляные ямы Ла-Бреа близ Лос-Анджелеса, где на самой поверхности земли выступают озёра вязкого природного битума. Эти места – природные ловушки для животных, которые принимали их за пруды и тонули, будучи не в силах выбраться из вязкой грязи. В них нашли свою смерть слоны, гигантские ленивцы, саблезубые тигры, утки и гуси.
Сибирская вечная мерзлота прекрасно сохранила на тысячи лет туши мамонтов, волосатых носорогов и бизонов, обитавших вблизи ледников. Звери тонули в болотах, сразу же попадая в условия, очень благоприятные для захоронения: холод, отсутствие кислорода и падальщиков. Не хуже сохраняются трупы носорогов в песках, пропитанных природным битумом.
Вулканический пепел обеспечил массовое захоронение и прекрасную сохранность фауны позднеюрских и раннемеловых обитателей Китая, в том числе птиц конфуциусорнисов. А другая знаменитая птица, археоптерикс, сохранилась не в отложениях леса, а в болотных сланцах.
Прекрасной сохранности скелеты самцов большерогого оленя находят в торфяных болотах Европы (особенно в Ирландии, отчего его иногда называют «ирландским лосем»). В болотах кислая среда, выделения сфагновых мхов как антисептик, и отсутствие кислорода и падальщиков также надёжно консервируют останки животных и людей.
Сухой песок пустыни позволяет сохраниться естественным мумиям животных. Так, на территории Австралии был найден прекрасно сохранившийся мумифицированный труп сумчатого волка, хотя они вымерли на материке несколько тысяч лет назад.
Насекомые (а также, по крайней мере, одна лягушка и две ящерицы) попали в смолу и сразу же были изолированы от кислорода и возможных хищников. Позже смола оказалась под слоем почвы, где и окаменела, надёжно сохранив их до нас.
Карстовые провалы в Новой Зеландии хранят кости гигантских птиц моа, а в одной из пещер нашли даже естественную мумию головы птицы с остатками перьев и мягкими тканями. В Австралии карстовые полости, ставшие ловушкой для животных, хранят кости множества местных сумчатых, а в Южной Америке сухой и холодный климат пещеры на ранчо Ультима Эсперанса сохранил до нашего времени остатки шкур гигантских наземных ленивцев мегатериев.
Кембрийские окаменелости из Берджесских сланцев, подбросившие немало загадок исследователям, были, очевидно, захоронены под слоем ила в содержащих мало кислорода глубинах моря. Учёные предполагают, что их могло просто смыть потоками воды с мелководий, и они сразу же были засыпаны илом и грязью.
Вообще, палеонтологи вполне официально признают, что далеко не все условия могут быть благоприятными для захоронения ископаемых остатков живых существ. Так, лес, где жизнь особенно разнообразна – гиблое место с точки зрения палеонтолога: слабокислая лесная почва и активная деятельность многочисленных грибов, насекомых и мелких позвоночных не оставляют ни малейшего шанса на захоронение остатков организмов. Лучше всего палеонтологам известны околоводные, степные, пустынные и приполярные виды. А такие места обитания, как лес или горы, надёжно хранят свои тайны.
Что же касается человека, то здесь мы видим один интересный феномен: кости древних гоминид и первых людей известны очень плохо – в лучшем случае палеонтологи находят фрагменты костей и отдельные зубы. Но начиная с момента формирования архаичных представителей вида Homo sapiens (неандертальцев) количество образцов и степень их сохранности резко возрастают. Это связано с появлением у человека обряда похорон, который значительно повышает вероятность сохранения останков людей.
стр. 33: «Почему карбонатные осадочные породы имеют белый цвет и практически лишены примесей в том их количестве, какое должно было бы накопиться при постепенном высаждении этих пород на протяжении миллионов лет?»
Известковые (карбонатные) отложения формируются из панцирей, раковин и скелетов разнообразных морских животных - одноклеточных, кораллов, моллюсков, ракообразных и иглокожих. Все эти живые существа обитали и обитают в море. Большинство из них не выносит пресной воды и снижения солёности. При чём же тут пресная вода? Дело в том, что загрязнения (ил, глина, частицы почвы) приносятся в океан реками. А там, где обитают животные, формирующие известняки, рек не было, иначе они бы там не жили. Нет реки - нет грязи. Взгляните на песок кораллового рифа и на коралловый известняк. Они ослепительно белые. А вот при мифическом «Всемирном Потопе» в воду попало бы колоссальное количество осадков с суши, и в воде сформировался бы слой «грязных известняков» - смеси погибших от опреснения воды морских животных, накапливающих известь, и осадка с суши (глина, почва, песок, речной и болотный ил). Но такого конгломерата не было - стало быть, «Всемирный Потоп» - это просто миф.
Таким образом, ни в коем случае нельзя утверждать, что ископаемые остатки подтверждают теорию «всемирного потопа». Как видите, их характер вполне объясним без всякого участия мифического катаклизма.
Пожалуй, ископаемые отложения дают самое надёжное опровержение самому существованию Всемирного потопа. Давайте на секунду представим, что события развиваются именно по объединённому сценарию Библии и С. Головина. Тогда до потопа на Земле существует ряд древних цивилизаций, они развиваются, идёт культурный обмен, строятся города. Это происходит на фоне причудливой природы, которая представляет собой смесь видов, существующих в наши дни, и видов, которых мы числим среди ископаемых животных. Земля ещё молода, и никаких осадочных пород на ней не наблюдается.
Далее люди становятся дюже грешными и развратными, и Высшие Силы решают их покарать. Начинается Всемирный потоп. Древние цивилизации гибнут полностью – согласно Библии, никому не суждено спастись, кроме Ноя и его семьи, а также тех животных, которых он посадил в корабль ковчег. Во время всемирного потопа на Земле откладываются пласты осадочных пород, часть флоры и фауны вымирает и оказывается захороненной в этих пластах.
Потоп заканчивается. Семейство Ноя выпускает зверей (часть их вымирает, не в силах приспособиться к условиям нового послепотопного мира) и выходит из ковчега. Потомки Ноя заселяют Землю и образуют в разных странах мира новые очаги цивилизации.
Как же в таком случае должны располагаться слои горных пород и что они должны содержать? Попробуем предположить.
В самом нижнем ярусе отложений должны располагаться твёрдые горные породы, составляющие фундамент материков. Вроде бы, так оно и есть.
Над этими породами должны располагаться слои, в которых находятся остатки «допотопного мира» - многочисленные артефакты различных сгинувших цивилизаций (остатки поселений, орудия труда, оружие, предметы искусства). Здесь же мы увидим множество костей живых существ разных видов (которых эволюционисты ошибочно относят к разным геологическим эпохам), умерших своей естественной смертью до катастрофы.
Выше этих отложений должен располагаться мощнейший «слоёный пирог» осадочных пород, в которых живые существа в силу разной устойчивости к действию Всемирного потопа должны распределиться по разным слоям. В дальнейшем эволюционисты, впадая в заблуждение, должны приписать полученные пласты разным геологическим эпохам, а виды, фактически обитавшие вместе, разделить миллионами лет и поселить в разных геологических периодах.
Разумеется, во время отложения данных осадочных пород ход земной цивилизации должен практически прерваться: единственные представители разумного человечества сохранились только на ковчеге – Ной и его семья. Прочие народы, как гласит библейское предание, полностью уничтожены во время потопа.
После окончания Всемирного потопа на Земле поверх осадочных пород должна образоваться цивилизация нового типа – её построят потомки Ноя. Эта цивилизация будет отличаться от допотопных цивилизаций так же, как любая из них от прочих. И между цивилизацией Ноя и допотопными цивилизациями не должно наблюдаться никакой преемственности – ни в культуре, ни в искусстве, ни в науке. Старые знания уничтожены вместе со старыми цивилизациями, а остатки этих цивилизаций похоронены под многометровыми толщами осадочных пород. Кроме того, если цивилизация Ноя (праведника!) будет преемницей старых цивилизаций, погрязших в грехах, то в сущности, Всемирный потоп оказался бы совершенно бесполезным.
Это должно наблюдаться при полном осуществлении библейской катастрофы. А что мы видим на самом деле?
Самые нижние отложения – это минеральные породы, лишённые жизни. Выше них появляются отложения, в которых находят следы микроскопической жизни, всё более усложняющейся. В отложениях позднего докембрия (в России этот период называют «венд», на Западе – «эдиакарий») встречается богатая фауна примитивных многоклеточных животных и растений. В отложениях кембрия – большое количество форм животных разных типов, которые обзавелись панцирями, что во многом благоприятствовало их сохранению. Выше них лежат слои с остатками прочих животных и растений. О том, как они распределяются, написано в учебниках по геологии и эволюционному учению. И лишь в самых верхних слоях пород мы видим остатки людей, животных, близких к современным, и артефакты цивилизации – орудия труда, оружие, предметы искусства, остатки поселений.
Чего мы НЕ видим в отложениях? Если верна библейская точка зрения (и ход мыслей С. Головина), в отложениях, «ошибочно приписанных» эволюционистами к докембрию, должны располагаться остатки «допотопного мира». То есть, это должен быть слой, буквально набитый останками людей, зверей всех видов (в том числе тех, которые известны в наше время, как ископаемые), многочисленными предметами материальной культуры, свидетельствующими о существовании высокоразвитых цивилизаций.
В отложениях кембрия мы НЕ видим остатков высокоразвитых позвоночных животных, которые могли бы погибнуть во время Потопа первыми: наземных черепах, гигантских броненосцев, панцирных динозавров, жирафов и верблюдов – иными словами, тех животных, которые не умеют плавать.
Отложения сланцев, каменного угля и породы, содержащие остатки динозавров и прочих удивительных вымерших животных, почему-то находятся НИЖЕ, а не ВЫШЕ городов древних цивилизаций, которые должны были быть уничтожены Всемирным потопом (например, цивилизаций додинастического Египта или Шумера).
Следы человеческой деятельности и артефакты цивилизаций появляются в самых верхних слоях отложений. А ведь люди теоретически должны были бы попытаться спастись во время Всемирного потопа – например, спешно снарядить корабли или лодки, и какое-то время сопротивляться неизбежной гибели. Тогда элементы флота «допотопных цивилизаций» должны теоретически обнаруживаться в слоях, «приписанных» палеозойской или мезозойской эрам – ведь не пошли же эти корабли и лодки на дно сразу же в начале катастрофы! Но ни одного корабельного якорного камня, ни одной бронзовой или медной заклёпки, ни одного естественного слепка или окаменелости корабельной доски не найдено в отложениях палеозоя и мезозоя!
Среди аргументов «существования человека в древнейшие геологические эпохи» авторы книг, подобных работе С. Головина, приводят на редкость унылый и однообразный ряд доказательств: молоток, найденный якобы в ордовикских известняках, следы людских ног на следах динозавров из долины реки Пэлюкси, и ещё какие-нибудь аргументы, которые широко известны лишь узкому кругу лиц. Такие аргументы стоит рассмотреть поподробнее, ведь С. Головин упоминает их в своей книге.
Так, молоток был найден не в слоистых осадочных отложениях не то известняка, не то песчаника (разные сказочники врут по-разному), а в конкреции – слой извести выпал в осадок из раствора и отложился вокруг предмета. Следовательно, эта известь вполне могла отложиться и в совершенно недавнее время. В пещерах, например, и сейчас таким образом растут сталактиты.
«Следы ног динозавра и человека, найденные в одних отложениях» на реке Пэлюкси возле городка Глен Роуз (в той же Америке, что и вулкан Сент-Хеленс и река Тутл), и представленные на снимке, расположены на разных кусках породы. Поэтому нет доказательства того, что они отпечатались рядом. Вызывает подозрение отсутствие большого количества сенсационных снимков хорошего качества – ведь это благодатный материал для опровержения теории эволюции и доказательства библейской картины мира. Но нет – почему-то не пользуются этим источником знаний креационисты, предпочитая невнятно рассказывать и невнятно иллюстрировать эту «мировую сенсацию». Кстати, есть сведения, что сами учёные давно опровергли первоначальное мнение о том, что следы в долине Пэлюкси являются человеческими.
Но тема сосуществования динозавров и человека – это совсем другая история, достойная отдельного разговора.

Интермедия: о возрасте Земли.

Прежде чем продолжить разговор о Всемирном потопе и возможностях его осуществления, я хотел бы сделать небольшое отступление от темы. В данный момент мне хочется немного поговорить о геохронологии, о способах определения возраста горных пород, а также о геологических эпохах. В своей книге С. Головин утверждает, что все слои осадочных пород могли образоваться исключительно во время Всемирного потопа, являясь, таким образом, прямым доказательством реальности этого события.
С. Головин считает, что палеонтологи впадают в большое заблуждение, приписывая отложение осадочных пород различным геологическим эпохам:
стр. 48 - 49: «Было высказано предположение, что последовательность характерных для следующих один за другим слоёв представляет собой летопись последовательного развития животного мира от одних (якобы - примитивных) форм жизни к другим (соответственно - более развитым). Идея настолько пришлась ко двору, что стало считаться моветоном задумываться о том, что ежели развитие жизни происходило плавно от одних форм к другим, то почему тогда:
- вообще можно наблюдать какие-либо слои с резкими границами вместо плавного убывания представителей одних и прибывания других видов?
- представители каждого из ранее не встречавшихся видов появляются в летописи окаменелостей сразу в огромных количествах и в окончательно сформировавшемся виде без предшествования каких-либо переходных форм?
- многие виды окаменелостей, встречающиеся в более ранних слоях, ничуть не примитивнее многих «более поздних» видов?»

Если эти вопросы риторические, то ответа на них по определению не требуется. Но я буду считать эти вопросы простыми и прозаическими. А раз есть вопрос, должен быть и ответ.
Слои отложений и их границы определяются временем, в течение которого происходило накопление осадков. Если принимать традиционную (не религиозную) точку зрения, то на отложение пластов каких-то пород ушли миллионы лет. За это время какая-то местность, в которой происходило отложение осадков, претерпевала существенные изменения: она могла быть затоплена морем, либо по ней могла протекать река, либо местность превращалась в пустыню или на этом месте вырастали горы. Соответственно, при таких изменениях характер осадконакопления мог существенно меняться вплоть до того, что осадки могли не образовываться, и даже могло происходить выветривание уже имеющихся отложений. То есть, осадконакопление идёт с перерывами - вот вам и границы между слоями.
Если рассматривать эти события с религиозной точки зрения, то все осадки должны накапливаться одновременно по всей Земле, везде чередование слоёв пород должно быть одинаковым, а пропусков в «слоёном пироге» пород быть не должно. В противном случае придётся предположить, что во время потопа какая-то местность «высунулась» из воды, и накопление осадков на ней прекратилось. Это, однако, не соответствует духу и букве божественного замысла, поскольку потоп в этом случае становится не всемирным. Тем не менее, даже креационисты признают наличие пропусков в слоях осадочных пород, что нельзя объяснить «потопным» способом их формирования.
«Внезапное появление», любимое идолище креационистов, - это иллюзия чистой воды. Просто религиозно настроенные господа не могут (или не желают) признать, что в геологическом смысле слово «мгновенно» означает совсем не то, что в смысле бытовом. Впрочем, слово профессионалам…
«Даже геологам приходится иногда сделать паузу и поразмышлять над тем, что означают такие слова, как «быстрый» и «быстро» … Если для начала кембрийского периода нарисовать диаграмму (или график), на которую для различных значений времени нанести количество различных форм мелких раковистых ископаемых, как это делают палеонтологи, то она покажет, что в действительности означают такие выражения, как «внезапное появление» и рост и столь же быстрое исчезновение. Возвышение и падение образуют на графике маленький резкий скачок, или пик. Но этот маленький пик занимает в ширину по крайней мере 10 миллионов лет. Как «быстрый рост» численности, так и быстрое распространение этих организмов по всему земному шару продолжались, вероятно, свыше миллиона лет» .
Что же касается переходных форм, то они действительно редкие (но это ещё не означает, что их вовсе нет). Дело в том, что переход от одного вида к другому осуществляется не «широким фронтом», а лишь в нескольких популяциях, которые весьма ограничены по ареалу и численности. Многие из таких популяций вообще могут жить вне зон осадконакопления и не иметь, таким образом, шансов на сохранение. А появление окаменелостей некоего вида животных совершенно не совпадает с его реальным появлением. Точно так же исчезновение окаменелостей из геологической летописи может не означать вымирания вида. Так, остатки кистепёрых рыб не найдены в отложениях кайнозоя (пробел – около 65 млн. лет), но в океане реально существует вполне современная и живая латимерия (мало того, в Индонезии обнаружен второй вид латимерий!). А в летописи окаменелостей медуз существует пробел с раннего кембрия едва ли не до наших дней (более полумиллиарда лет, однако!): как только в воздухе появился кислород, а суша оказалась заселена, у медуз не осталось шансов сохраниться в ископаемом виде, хотя в докембрийских отложениях их остатки – обычное дело. Стало быть, «внезапное появление» окаменелостей вида в отложениях – это лишь свидетельство его успеха в борьбе за существование, выразившееся в том, что численность вида возросла настолько, что даже его случайное сохранение стало вероятным событием.
Что же касается примитивности или прогрессивности видов из более древних отложений, то здесь можно сказать следующее: никакого «внутреннего стремления к прогрессу» у живых организмов нет. Вид существует до тех пор, пока существует подходящая среда обитания. Изменения вида диктуются не его внутренними склонностями, а изменениями среды. В противном случае такие существа, как бактерии и простейшие, давно должны были бы вымереть или видоизмениться во что-то более сложное «из любви к искусству». А пока среда неизменна, или возможности строения вида позволяют переносить её изменения, вид может сохраняться в практически неизменном виде сколь угодно долго: у него нет механизма, «включающего» через определённый срок процесс вымирания. Так и живут на Земле виды, которые ещё старик Дарвин назвал «живыми ископаемыми».
[2], стр. 53: «... большинство современных геологов продолжают утверждать, что возраст кембрийских пород составляет 500 - 570 миллионов лет, о чём свидетельствует наличие в этих породах трилобитов. Палеонтологи же в свою очередь считают, что трилобиты существовали 500 - 570 миллионов лет тому назад, потому что этот вид окаменелостей находят в кембрийских породах. И ни те, ни другие упорно не замечают ни порочного круга в системе доказательств, ни того факта, что сама эта система основана лишь на предположении, причём так и не получившем своего подтверждения.»
Но другая мысль приходит в голову: не учёные «бегают по кругу», как белка в колесе, а священники, задрав рясы и сутаны, старательно «нарезают круги», стараясь перещеголять друг друга в бессмысленности «выводов». Всё это крайне напоминает «кросс по инстанциям», который организовал Дронт в сказке «Алиса в Стране Чудес». Поскольку победили в нём все, призы пришлось раздавать Алисе. Не ясно только, кто будет раздавать «призы» служителям культа. Не исключаю того, что их ложь будет оценена по достоинству далеко не в раю...
Если раскрыть прекрасную для своего времени книгу немецкого учёного Мельхиора Неймайра «История Земли», то там можно найти описание ископаемых форм, характерных для кембрия, в том числе трилобитов. Но там нет ни малейших попыток указывать возраст пород на основе находок в них этих пресловутых трилобитов! Он не приводит каких-то конкретных цифр возраста пород (поскольку методики этого были разработаны спустя много лет после написание его книги), а лишь констатирует факт (признаваемый и современными учёными), что в каждом слое отложений, соответствующих определённому геологическому периоду, имеется фауна из ряда характерных для данных отложений форм.
Здесь мы подходим к важному для геологии понятию «руководящих ископаемых». Руководящими ископаемыми называют те формы ископаемых организмов, которые характерны для данного периода (слоя отложений), широко распространены по Земле, легко определяются. Они лишь помогают установить, к какому периоду принадлежат эти отложения, но на них не написано, каков их возраст.
Абсолютный же возраст горных пород определяется иными методами: по скорости распада радиоактивных изотопов некоторых химических элементов и количеству продуктов их распада. Вот и выход из «заколдованного круга». Но священнослужители не желают его признавать, подменяя истину своими фальшивыми умозаключениями.
И опять-таки я предлагаю обратиться к мнению специалистов.
Одним из самых популярных методов определения абсолютного возраста пород является урано-свинцовый метод:
«… уран, распадаясь, образует свинец (хотя в этом конкретном случае преобразование ядер урана в свинец включает целую серию радиоактивных распадов, а не один-единственный этап)» .
«Урано-свинцовый метод был по существу первым из всех применяющихся сейчас способов определения возраста пород с помощью радиоактивного распада; он всё ещё является одним из самых полезных в геологии. Другие общеупотребительные пары изотопов используют распад изотопа калия до изотопа газа аргона или распад рубидия 87 до стронция 87. Исходный изотоп в каждом случае является широко распространённым компонентом пород земной коры; период его полураспада достаточно длинный, чтобы метод можно было применить для всей истории Земли» .
Для измерения возраста остатков организмов, содержащих углерод, применяется иной метод – радиоуглеродный. Его сущность состоит в следующем: в атмосфере под воздействием солнечного излучения постоянно образуется радиоактивный изотоп углерода 14. Он попадает в организмы живых существ с пищей (к растениям – с углекислым газом), и его количество при жизни организма постоянно, поскольку запас этого изотопа постоянно пополняется. Когда организм умирает и попадает в условия, благоприятные для захоронения, пополнение запаса углерода 14 прекращается, а распад продолжается. Зная соотношение изотопов углерода 12 и 14, и период полураспада углерода 14, можно вычислить возраст ископаемых остатков:
«… после времени, равного нескольким периодам полураспада, остаётся не так уж много радиоактивного изотопа. И всё же современная техника позволяет определить исключительно малые количества углерода 14 и таким образом измерить возраст образцов до сорока или пятидесяти тысяч лет. …
Единственная неопределённость при использовании этого метода заключается в содержании углерода 14 в древней атмосфере – оно, возможно, отличалось от сегодняшнего. Однако существуют различные способы проверить эту возможность – например, путём калибровки возраста, определённого радиокарбоновым методом, да и с помощью других методов. Даже при отмеченных флуктуациях содержания углекислоты в древней атмосфере эти проверки показали, что в общем и целом допущение о приблизительно постоянном содержании углерода 14 в атмосфере хорошо выдерживается для того отрезка времени, для которого пригоден этот метод» .
Критики традиционной хронологии, как религиозно настроенные, так и сторонники «новой хронологии» А. Т. Фоменко, критикуют данный метод (хоть в чём-то у них нашлись общие взгляды, что даёт некие надежды).
О радиоуглеродном методе определения древности ископаемых останков очень хорошо высказался в своё время ныне покойный Юлий Авраамиевич Завенягин (1924 - 1998) в письме к небезызвестному «новому хронологу» А. Т. Фоменко. Поэтому я хотел бы привести эту часть письма от 25.08.1982 применительно к своей работе, поскольку считаю, что имеет место такая же наглая и бесцеремонная попытка «сложить в гармошку» само время существования Земли. Попытка А. Т. Фоменко сделать примерно то же самое далеко отстала по своей амбициозности от того, что предпринимают религиозные «старые новые хронологи»: если А. Т. Фоменко с последователями замахнулся лишь на хронологию доисторического и раннеисторического этапа развития человечества (примерно до XV века), то служители культа (весьма критично относясь к «новой хронологии») пытаются втиснуть миллионы и миллиарды лет развития Земли в жалкие несколько тысяч лет. При этом наглому искажению подвергается изложение принципов определения возраста пород с помощью исследования содержания в них радиоактивных изотопов. Расчёт, думаю, идёт ровно такой же, как у «фоменковцев»: воздействовать не на «ортодоксов», а на молодое «прогрессивное» (проще говоря, глупое, ленивое и не склонное к учёбе) поколение, которое легче поверит в те наукообразные умствования, которые им внушают.
«Это, конечно, могущественный метод. Идея метода была предложена Либби в 1946 г. этот метод, также как и всякий другой физический метод исследования, способен дать наивысшую присущую ему точность только после того, как изучено влияние различных побочных факторов и разработаны способы учёта и исключения связанных с ними ошибок. За последние три десятилетия в этом направлении была проделана большая работа, что позволяет повысить точность углеродного метода.
а) В межзвёздном пространстве интенсивность космических лучей, происхождение и распространение которых связано с крупномасштабными процессами в Галактике, не изменяется на протяжении таких сравнительно малых промежутков времени, как несколько тысячелетий.
б) Однако внутри солнечной системы имеются местные вариации интенсивности космического излучения, возникающие вследствие взаимодействия заряженных частиц космических лучей с магнитным полем Солнца. В года активного Солнца его магнитное поле усиливается, что приводит к относительному уменьшению интенсивности космических лучей, достигающих Земли. В связи с этим уменьшается относительное содержание изотопа С14 в атмосфере. Исследования показали, что относительная вариация содержания С14 в атмосфере не превышает 1%. Для этих исследований в некоторых случаях брали образцы деревьев, возраст которых определяли по годичным кольцам. Вариация активности С14, равная 1%, приводит к ошибке в датировке, не превышающей 0,01*T/ln 2 около 80 лет, где Т = 5700 лет - период полураспада изотопа С14. Для наших целей такая точность вполне приемлема.
в) В атмосфере происходит довольно быстрое перемешивание образующегося в ней изотопа С14. Поэтому относительное содержание этого изотопа (по отношению к С12) в атмосфере не зависит ни от географической широты, ни от высоты над уровнем моря.
г) Живые организмы могут проявлять некоторую, правда слабую, избирательность (селективность) в отношении тех или иных изотопов углерода, т. е. эти изотопы усваиваются в количествах не строго пропорциональных тем, которые имеются в атмосфере. Организмы различных видов обладают такой избирательностью разной степени. Кроме того, она может зависеть и от условий жизни данного организма. Удалось разработать такую методику углеродного анализа, которая исключает ошибки, связанные с эффектом избирательности. Для этого определяется относительное содержание по отношению к С12 как изотопа С14, так и стабильного изотопа С13. Оказалось, что связанная с избирательностью аномалия С14/С12 определённым образом зависит от соответствующей аномалии в отношении С13/С12, что и позволяет внести соответствующие поправки.
д) За последние несколько десятилетий колоссально взросло использование (сжигание) таких видов топлива, как каменный уголь, нефть, природный газ, которые, очевидно, совсем не содержат радиоактивного углерода С14 (он уже давно в них распался). Поэтому изотопный состав углерода, входящего в атмосферный углекислый газ, в наше время должен заметно отличаться от того, который был в прошлые века. Другая причина - взрывы водородных бомб в атмосфере, в результате чего содержание С14 в атмосфере в пятидесятые годы сильно увеличилось.
Специальные исследования показали, что изменение изотопного состава углерода в атмосферном углекислом газе действительно происходило, начиная примерно с 70-х годов прошлого столетия. Этот эффект постепенно усиливался в течение следующих десятилетий. Но в середине прошлого столетия он ещё не был заметен. Поэтому влияние его на углеродный метод датировки очень легко исключить. Для этого следует в качестве образца сравнения брать не современные образцы, а надёжно датированный образец (скажем, из дерева), относящийся, например, к временам А. С. Пушкина.
е) В состав некоторых почв входят углекислые соли (карбонаты). Эти карбонаты, а также свободная углекислота, могут поступать в растение через корневую систему и в дальнейшем участвовать в процессе фотосинтеза. В углероде, входящем в состав карбонатов, доля углерода С14 может быть аномально мала. К счастью, исследования показали, что во всех случаях количество углерода, усваиваемого растениями из карбонатов почв, весьма мало (менее 1%)» .
Впрочем, не только радиоуглеродный метод датировки подвергается критике со стороны креационистов. В «лженаучно-популярных» фильмах креационного направления очень популярен такой сюжет: учёный пытается определить, сколько воды вытекает из крана за какое-то время. Он замеряет уровень воды в некоем стеклянном сосуде, открывает краник и уходит. Затем в кабинет прокрадывается некая личность в чёрном плаще, доливает воды либо в сосуд, либо в ведро, куда она сливается, и затем убегает. Возвращается старичок-учёный, поправляет пенсне, измеряет уровень воды в баке или в сосуде, после чего делает пометки в блокнотике. А голос комментатора ехидно говорит, что, мол, радиоизотопные методы определения возраста пород столь же неточны, поскольку могут случиться похожие «накладки».
Но так ли легко «обмануть» природу? Вспомним, что уран превращается в свинец не сразу – об этом было сказано выше. Поэтому промежуточные продукты распада помогут изобличить неизвестных личностей в тёмных плащах – если конечного продукта окажется аномально много, то это будет означать, что необходимо внести поправки, а лучше даже использовать другой метод. Кроме того, креационисты либо не понимают, либо сознательно искажают сущность радиоизотопного метода определения возраста пород:
«Для обычно используемых методик датирования процедура состоит в измерении количества «дочернего» изотопа, который образовался за время жизни образца, а не «родительского», оставшегося в образце, как при использовании углерода 14. Тем самым мы избегаем необходимости знать количество родительского изотопа, присутствовавшего в образце в момент, когда были запущены радиоактивные часы. …
Хорошим примером того, как работает эта методика, является калий-аргоновый метод. … большинство изверженных пород, особенно вулканические породы, прорвавшиеся на поверхность земли, при своем образовании вовсе не содержат аргон 40. Любой аргон, который был растворен в расплавленной лаве, просто уходит в атмосферу во время извержения вулкана. Поэтому все количество аргона 40, определенное в древней вулканической породе, должно было образоваться в результате радиоактивного распада калия 40 за время жизни образца. …
… часто случается, что одну и ту же породу можно датировать разными методами. Хотя используемые при этом радиоактивные изотопы могут иметь весьма различные значения периода полураспада, а «родительские» и «дочерние» изотопы – совершенно разные химические свойства, возраст обычно определяется один и тот же» .
«… геологи питают симпатию к слоям вулканического пепла, поскольку последние образуют четко выделяющиеся и легко прослеживаемые (маркирующие) слои в однородных толщах пород. Минералы, которые содержат такие слои, часто могут быть датированы различными методами, например, калий-аргоновым, давая нам точные даты для различных интервалов осадочной толщи. Таким образом, используя слой пепла и другие датируемые компоненты осадков, на основании десятков тысяч химических анализов образцов пород со всего мира, был разработан временной каркас для истории Земли, в котором для каждого ископаемого организма есть своя ячейка» .
Так что утверждение креационистов о том, что возраст многострадальных кембрийских трилобитов взят «с потолка», скорее всего, само взято именно с упомянутого источника. Просто они подменили метод определения абсолютной датировки пород методом относительной датировки с помощью руководящих ископаемых, раздув фальшивую проблему там, где её нет. Трилобиты и другие характерные и массовые представители доисторической фауны – это лишь стрелка, указатель на геологических часах. А часы, как известно, ходят не с помощью стрелки, а с помощью часового механизма…
«Еще одни косвенный метод датировки горных пород основывается на периодически повторяющейся смене полярности магнитного поля Земли … Путем анализа базальтовых потоков на материках с определением как их возраста (используя … изотопные методы), так и магнитных свойств, была довольно точно разработана хронология таких изменений полярности. Фактически она сейчас столь детальна, что возраст различных частей морского дна можно определить просто путем сопоставления зеброобразных магнитных аномалий на морском дне с датированными последовательностями базальтовых потоков на материках» .
Итак, мы выяснили, что в распоряжении учёных есть множество взаимодополняющих методов определения абсолютного возраста пород. И то, что хронология, рассчитанная ими, не совпадает с указанной в Библии, - это не их вина.
Впрочем, С. Головин считает даже распределение остатков организмов в отложениях лишь иллюзией:
стр. 53 - 55: «Какую же последовательность форм жизни в осадочных слоях мы могли бы наблюдать, если принять к рассмотрению предположение о потопном происхождении этих слоёв? По всей вероятности, вначале образующиеся мутные потоки ила и грязи, а также осадочные материалы как химического происхождения, так и выносимые из недр Земли термальными водами, должны были захватить донных морских обитателей, и в первую очередь - беспозвоночных. Далее в ходе развития катаклизма должны оказаться погребенными жители морских глубин, потом - мелководных прибрежных полос. Вслед за ними осадки захватывают сухопутных обитателей прибрежных зарослей. Затем вымытые из почвы, сбившиеся вместе и выпавшие в осадок крупные наземные растения должны были образовать пласты каменноугольных залежей. В самых же верхних слоях должны быть представлены те виды живых существ, которые в силу своей организации и характерной среды обитания дольше всего могли сопротивляться разбушевавшейся стихии. Причём чем позже образуется слой, тем с больших глубин земных недр поступающие геотермальные воды принимают участие в его образовании. Следовательно, тем больше радиоактивных элементов в них содержится, и тем гораздо более молодой возраст должны демонстрировать эти породы при радиоизотопных способах их датирования, хотя реальная разница в возрасте всех слоёв может быть предельно малой».
Всё вышеизложенное заставляет меня вспомнить, каким образом обычно пишутся научно-популярные книги по истории Земли, предназначенные для школьников. Вначале в них рассказывается об истории формирования Земли и о зарождении жизни. Затем рассказ идёт о появлении и развитии морских беспозвоночных. Позже, когда речь заходит о появлении рыб, беспозвоночные элегантно забываются, словно их развитие уже закончилось. Далее, при рассказе о жизни в палеозойскую эру, упоминается о появлении рыб, в том числе кистепёрых. Потом делается краткое отступление, рассказ идёт о гигантских споровых растениях и насекомых карбона. Впоследствии о насекомых не будет сказано ни слова (всё, вот они во всём своём великолепии, хватит о них), о растениях вскользь будет упомянуто только при рассказе о мезозое. Далее по логике такого автора от кистепёрых рыб происходят земноводные, на чём повествование о рыбах практически закончено. Немного рассказав о земноводных, автор переходит к тому, что от амфибий произошли рептилии, и забывает о существовании земноводных. Рассказывая о палеозое и мезозое, автор густо мешает краски, рассказывая о мире гигантских рептилий. Положение обязывает упомянуть при рассказе о юрском периоде ящероптицу археоптерикса. Всё, дальше о птицах будет рассказано только в главе про кайнозой (в крайнем случае будут упомянуты зубастые птицы мелового периода – ихтиорнис и гесперорнис). Говоря о меловом периоде, автор вскользь упомянет о том, что вроде бы появились цветковые растения. Далее, драматически подведя итог мезозоя рассказом о вымирании динозавров, автор начинает разговор о кайнозое. Здесь речь идёт только о зверях. Среди птиц будет в лучшем случае упомянуто несколько видов бегающих хищных птиц. В последнее время авторы, несколько нарушая прежнюю логику, возвращаются к рассказу о рыбах, поминая добрым словом гигантскую белую акулу с зубами больше ладони в длину (просто это очень примечательный вид). Напомню, что эволюция насекомых и земноводных «заброшена» ещё во главе о карбоне, рыбы «не эволюционировали» с девона, «застряв» в сознании юного читателя ещё на уровне древних акул и кистепёрых рыб, а среди рептилий после вымирания динозавров, видимо, ничего нового тоже не появилось.
Вам ничего не напоминает этот короткий и общий обзор детских книг об истории Земли? Лично мне изложение этого материала очень напоминает процитированные слова С. Головина. Полагаю, что ничего, кроме детских книг, он не читал, поэтому его выводы крайне однобоки и в корне неверны.
Ровно так же должны распределяться в отложениях остатки живых существ «по Головину»: в «древнейших архейских и палеозойских отложениях» - беспозвоночные, далее, в более молодых «палеозойских» - рыбы, болотные животные (земноводные) и насекомые, в «мезозойских» - рептилии, наконец в «кайнозойских» - птицы и млекопитающие. На самом деле распределение организмов в отложениях далеко от такого «порядка».
Действительно, в древнейших отложениях Земли не встречается остатков позвоночных животных и насекомых, но лишь потому, что они просто не появились в это время. Называть эти отложения «глубинными» или «донными» никак нельзя по одной простой причине: в них встречаются строматолиты - конические или столбовидные сооружения, являющиеся продуктами деятельности сине-зелёных водорослей. Такие сооружения и сейчас можно встретить у берегов Австралии, где они медленно нарастают на самом мелководье, в хорошо освещённой и прогретой воде. Конечно, нельзя полностью исключать того, что часть архейских и раннепалеозойских отложений сформировалась на глубинах. В этом случае вероятен снос течениями с континентального шельфа в безжизненные глубины древнего океана мелководных обитателей, где в воде с пониженным содержанием кислорода они заносились слоями осадка с шельфа. Но строматолиты не растут в глубинах океана: им нужен свет. Кроме строматолитов, в архейских отложениях находят остатки крупных многоклеточных водорослей, что также говорит в пользу мелководного происхождения этих отложений.
В палеозое и мезозое на Земле формируются коралловые рифы. В разное время их строили разные существа: кораллы, моллюски, плеченогие (брахиоподы), а также известковые красные водоросли. Если учесть потребности в свете у водорослей и кораллов, а также симбиоз некоторых вымерших моллюсков-рифостроителей с водорослями, то придётся и эти отложения признать мелководными, несмотря на логику С. Головина.
«Палеозойскими» и «мезозойскими» (развивая логику С. Головина) называют те отложения, в которых изобилуют остатки соответственно земноводных и пресмыкающихся с «примесью» насекомых, то есть отложения низин, болот и равнин. Но в палеозойских отложениях, наряду с земноводными, встречаются остатки как рыб и ракообразных (водных животных), так и насекомых (жителей лесов и возвышенностей). То есть, если бы эти остатки действительно формировались из обитателей низин, то в них нельзя было бы обнаружить рыб (они остались бы в более «раннем» слое), рептилий и насекомых (обитателей возвышенностей и сухих мест). Но в палеозойских отложениях можно найти как морских животных (тех же наутилоидей и аммонитов), так и пресноводных жителей (кистепёрых рыб и земноводных), а также сухопутных рептилий и насекомых.
Мезозойские отложения, согласно такой «логике» осадконакопления, должны быть лишены водных животных (они попали бы в более «древние» пласты пород) и летающих форм (они дольше могли бы спасаться от «потопа» с помощью полёта). Но любой школьник перечислит среди мезозойских животных как ихтио-, плезио-, мозо- и плиозавров (водные животные), так и летающих ящеров и птиц (воздушные животные). Если учесть находки в отложениях мезозоя земноводных (болотных жителей), иглокожих, моллюсков и рыб (вне всякого сомнения, водных), теория С. Головина об «экологическом» принципе формирования отложений теряет всякий смысл (по крайней мере, здравый).
Те животные, которые дольше всего сопротивлялись «вселенской катастрофе», должны попасть в «третичные» и «четвертичные» отложения. Судя по всему, это должны быть звери и птицы. Однако в отложениях кайнозоя исправно находят и морских звёзд и ежей, рыб, земноводных с рептилиями (змей, крокодилов, черепах), а также тюленей и китов... И, разумеется, во всех отложениях, как палеозойских, так и мезозойских, и кайнозойских, находят насекомых (как нелетающих и легко тонущих в воде тараканов, так и личинок стрекоз и жуков-плавунцов, для которых вода - родной дом). Можно сказать, что все факты решительно сопротивляются новоявленной выдумке С. Головина, основанной, видимо, на неверном прочтении детских книг. Если бы он заглянул в более основательные издания (например, в «Палеонтологию и эволюцию позвоночных» Р. Кэрролла), то его теория вряд ли родилась бы. Но этой книги нет в обширном библиографическом списке к его работе. А жаль!
И есть ещё одно возражение, крайне «убийственное» для теории «потопного» происхождения осадочных пород. Будь все породы «потопного» происхождения, они откладывались бы на Земле одновременно и равномерно на всём протяжении её поверхности. Но достаточно взглянуть на подробные таблицы распространения отложений различных периодов, как станет ясно, что это не так. Отложения в одном районе могут меняться несколько раз, в то время, как в другой местности в это же самое время откладывался всего один тип отложений. Такие примеры можно встретить в разных по времени отложениях, как в палеозое, так и в мезозое. Вот что пишет М. Неймайр о триасовых отложениях Европы:
«... Мойсисовичу после больших трудов удалось установить ряд последовательных палеонтологических зон; этот учёный показал, что фация красного галльштаттского известняка начинается уже в раковинном известняке. ... Оказывается, что кардитовым, или райбльским, слоям соответствуют две зоны галльштаттского известняка: зона Trachyceus Aonoides и Tropites subullatus; вся же остальная масса галльштаттского известняка, а также цламбахские слои могут быть сопоставлены с верхней известняковой группой, т. е. с кровельным известняком и главным доломитом» .
Очень примечательно осадконакопление в кайнозое. В Старом Свете и Северной Америке в кайнозойских отложениях выделяются общепризнанные эпохи: палеоцен, эоцен, олигоцен, миоцен, плиоцен, плейстоцен и голоцен (современная эпоха). А вот Южная Америка на протяжении практически всего кайнозоя была материком-островом. Соответственно, осадконакопление на этом континенте шло особо. Осадочные слои Южной Америки носили местные названия и с трудом соотносились с отложениями Старого Света. И названия для них ранее использовались местные (от самого древнего к современности): риочикий, касамайорий, мустерий, дивисадерий, десеадий, колеуапий, сантакрусий, фриасий, часикий, уайкерий, монтеэрмосий, чападмалалий, укий, энсенадий, луханий. Границы этих периодов не всегда совпадали с границами эпох Старого Света, а внутри одной «традиционной» эпохи могло выделяться несколько южноамериканских. Так, эоцену, олигоцену и плейстоцену соответствовало по две, а миоцену и плиоцену - по три местных эпохи. Соотнесение их удалось провести только после применения методов абсолютной датировки возраста горных пород. Будь на Земле «Всемирный Потоп», проблем в определении относительного возраста осадочных пород не возникло бы – по всей Земле потопные отложения распределялись бы на редкость равномерно и без всяких подозрительных чередований.

Продолжение следует


Дальше

Назад
Hosted by uCoz