Монстр тропического рая

 

Путешествие в неоцен

 

25. Монстр тропического рая

 

 

 

Земная кора не стоит на месте - материки постоянно движутся, меняя очертания океанов. В неоцене Австралия сдвинулась далеко на север, а Азия отодвинулась к югу. Это заметно сказалось на вулканической активности островов Тихого океана.
Остров Тонга со времён голоцена значительно «подрос»: несколько раз на нём происходили вулканические извержения, уничтожавшие всё живое на десятки километров вокруг. Но всякий раз жизнь снова отвоёвывала себе освободившиеся после очередной катастрофы территории. Поэтому в перерывах между извержениями вулканов Тонга представляет собой настоящий тропический рай.
Вулкан способствовал появлению множества лагун и мелких островков, сложенных базальтами, застывшей лавой и пеплом. А на подводных отмелях процветает жизнь. Коралловые рифы ушли в небытие, поскольку кораллы-рифостроители вымерли на границе голоцена и неоцена, когда всю биосферу Земли буквально вывернула наизнанку страшная экологическая катастрофа. Но теперь на месте кораллов новые организмы образуют высокопродуктивные сообщества. Под водой, в хорошо освещённых солнцем местах дно покрыто коврами водорослей. Зелёные ветви, похожие то на пальмовые листья, то на гроздь винограда, то на семейку грибов, устилают песчаные отмели. А на камнях нарастают корки красноватых и коричневых известковых водорослей, образующих со временем известковые столбы, напоминающие строматолиты докембрия. Время от времени колонии губок и крупные актинии вносят яркие мазки в однообразную палитру сообщества. Эти биоценозы больше всего напоминают первые стадии восстановления коралловых рифов голоцена с единственной разницей - это восстановление застыло на стадии сообщества губок и водорослей.
В густой чаще водорослей снуют многочисленные животные. Большие стаи мелких креветок разной формы и расцветки ищут пропитание среди слоевищ водорослей. Не обращая на них внимания, высокотелые округлые рыбы щиплют густые заросли водорослей небольшими ртами. Окраска этих рыб позволяет превосходно маскироваться: пятна на их теле делают рыб незаметными, когда они забьются в заросли при первой же опасности. Эти рыбы - пегие водорослееды. Они почти не конкурируют с другими рыбами этих вод, питаясь малосъедобными для них видами растений. А для защиты от хищных рыб им служат острые колючки в спинном плавнике, содержащие ядовитую жидкость. Их укол надолго запомнится любой голодной рыбе. И всё же осторожность совершенно не помешает даже хорошо защищённым водорослеедам. Реальную опасность для них представляют существа, облюбовавшие эту местность для выведения потомства. Словно корабли, они бороздят прибрежные воды, выбирая удобное место, чтобы вылезти на берег.
Путь их начался за несколько недель до этого на просторах тропической зоны Тихого океана. Спокойные воды этих мест бороздят стаи длиннотелых рыб длиной около двух метров - горбылей-корифен. Эти короткоголовые существа - хищники, их пасти полны острых зубов. Стая горбылей-корифен держится вместе, «переговариваясь» с помощью звуков, издаваемых плавательным пузырём. Вода разносит голоса рыб на большие расстояния, позволяя им отыскивать сородичей и подавать им сигналы. Движения стаи горбылей согласованны, словно в балете. Одновременно вся стая может ускоряться, разворачиваться, подниматься и опускаться в толще воды. Но вот в ритмичное постукивание и треск их голосов врывается новый звук - дребезжащий стон. Заслышав его, рыбы бросаются врассыпную. Такой звук может означать одно - рядом есть хищник, и он начал охотиться. Но это не акула - теперь в тропических областях Тихого океана правит другой монстр.
Спокойная поверхность воды словно взрывается: в туче брызг, искрящихся на солнце, из океана выпрыгивает настоящее чудовище. Его тело с двумя парами ластов, похожих на черепашьи, венчает длинная голова с широкой пастью, полной острых зубов. По спине проходит несколько рядов костяных пластинок, а брюхо покрыто рядами плоских чешуй. Секунду «постояв» на хвосте, гигант, взметнувшийся на высоту около десяти метров от поверхности океана, валится боком в воду, поднимая тучи брызг. Громоподобным всплеском он заявил свои права на этот участок моря.
Чудовище, явившее себя миру, называется кархарозух. Этот потомок гребнистого крокодила сделал океан своей охотничьей вотчиной, воспользовавшись «безвластьем», продолжавшимся некоторое время после вымирания в начале неоцена крупных акул, доминировавших в голоцене. Кархарозух венчает пищевую пирамиду тропических морей, являясь крупнейшим хищником океана. Но его распространение ограничено лишь тёплыми водами, а акулы обосновались в умеренных и приполярных водах, а также в морских глубинах, куда этому животному доступ закрыт.
Когда кархарозух плывёт под водой, можно заметить, что главную роль в его передвижении играет широкий хвост, а ласты служат лишь рулями. Это чудовище питается крупными рыбами приповерхностных вод - глубины океана довольно прохладны для него, да и добыча там встречается несколько реже, чем на поверхности. Но каждый морской великан должен патрулировать гигантскую кормовую территорию, не допуская на неё сородичей - такова плата за большие размеры. Однако раз в год незримые и осязаемые границы нарушаются - наступает брачный сезон.
Океан сотрясает мощный гул - это самцы гигантской рептилии подают сигналы самкам. Ритмично гоняя воздух между лёгкими и горловым мешком, морской великан может издавать рокочущие звуки, далеко разносящиеся в воде. Самцы стараются как можно меньше попадаться друг другу на глаза, предпочитая угрозы издалека прямому столкновению - челюсти разъярённого великана могут перекусить позвоночник сопернику. Но иногда встреч не удаётся избежать.
Самка длиной около тринадцати метров проплывает через участок моря, облюбованный крупным самцом кархарозуха. Самец, обнаруживший её присутствие, делает всё, чтобы привлечь её внимание: он плавает рывками, то ускоряясь, то резко останавливаясь. Догоняя плывущую самку, он потирается головой об её горло и живот, прижимается к ней боком и пытается задержать, вытолкнув головой на поверхность. Однако самка уже не один раз выбирала партнёров для спаривания, и этот самец ей не подходит: он мелковат - всего лишь на метр длиннее её самой. Зато его сосед - матёрый самец в полном расцвете сил. Его тело длиной восемнадцать метров - настоящая машина убийства из плоти и костей. А громкий басовитый рёв великана - грозное предупреждение соперникам. Самка держит курс на территорию этого гиганта, издавая отрывистые лающие звуки. И они не остаются без внимания - из голубой океанской дали ей навстречу, словно подводная лодка, следует великан-самец. Заметив самку, он разворачивается к ней боком и демонстрирует себя, короткими рывками хвоста нагоняя волну на тело самки. В ответ на его демонстрации самка всплывает к поверхности воды, открывая самцу брюхо. Это поза подчинения - самка демонстрирует самцу уязвимое место. Самец всплывает и медленно проплывает под телом самки, касаясь её живота и горла затылком. Затем он всплывает рядом и замирает. Слышится нарастающий рокот - горло самца задрожало, а между зубов побежали струйки выдуваемых пузырьков. Похоже, самка приняла его ухаживание.
Но в этот момент самец ощущает животом движение под водой крупного тела. Это, скорее всего, не рыба - даже крупнейшие из рыб стараются избегать встреч с чудовищной рептилией. Это может быть только самка... Или соперник.
Громадный самец со свистом набирает воздух в лёгкие и ныряет. Сомнений нет - в его владения нагло вторгся нарушитель - его сосед, пытавшийся ухаживать за отвергнувшей его самкой. И законный хозяин территории и самки отвечает на вызов. Нырнув, он разворачивается под водой и, резко ускоряясь, всплывает. Словно многотонная торпеда, морской великан выныривает из воды во весь свой великолепный рост - под водой осталась в лучшем случае треть хвоста. Секунду «постояв» в воздухе, он обрушивается в воду с громоподобным звуком. Но его соперник проделывает то же самое, мало того - он вылетает из воды почти целиком. Второй номер состязаний великанов - стойка на хвосте. Соперники почти одновременно выныривают и несколько секунд балансируют на хвостах, словно дрессированные дельфины далёкого голоцена. И здесь преимущество явно за зрелым самцом - он почти на два метра выше молодого соперника, и стойку держал на несколько секунд дольше. Продолжать состязание нет причин - самка и территория остаются за прежним хозяином.
После спаривания самцы покидают эти воды, а самки некоторое время откармливаются рыбой. В их организме начали созревать яйца, поэтому они потихоньку начинают перемещаться в «родильный дом» кархарозухов - в воды вулканических островов Тонга.
Среди рептилий, обитавших когда-либо в океане, лишь морские змеи и ихтиозавры полностью порвали связь с сушей, рождая живых детёнышей. Кархарозухи, как и их предки крокодилы, вынуждены покидать воду, чтобы отложить на берегах островов яйца. Но они выбирают не всякие острова, а стремятся именно сюда - на вулканические острова Тонга.
Вместе с прибоем самки кархарозухов выбираются на берег. Им очень трудно двигаться по твёрдой земле - их ластообразные ноги больше подходят для плаванья, чем для ползанья. Словно огромные хвостатые тюлени, гигантские рептилии одна за другой ползут по широкой тропе, лишённой деревьев, которая ведёт вглубь острова. Многие поколения этих животных, используя эту дорогу, вдавили в почву камни и вывернули мешающие ползти деревца. Дорога эта ведёт в глубину тропического леса. Но что делают там эти гиганты моря? Ответ прост.
Время от времени самки прикладывают нижнюю челюсть к почве. Самка ищет место, возле которого проведёт около двух месяцев без пищи – место, где будут отложены яйца. Не случайно животные этого вида собираются именно на островах Тонга, преодолевая огромные расстояния по морю, подобно тому, как морские черепахи искали в океане именно тот маленький островок, где сами появились на свет. В выведении потомства именно на островах Тонга есть одно колоссальное преимущество для гигантской рептилии. Грозные силы природы, время от времени уничтожающие всё живое, способствуют размножению исполинских крокодилов: пески острова подогреваются вулканическим теплом.
За поясом лесов есть несколько песчаных полян, кое-где поросших травой. Почва здесь гораздо горячее, чем везде на острове. Протекающая неподалёку речка весьма неприятно пахнет: в её окрестностях бьют горячие сернистые ключи. Подземное тепло не позволяет расти крупным деревьям, зато очень благоприятно сказывается на инкубации яиц крупных кархарозухов.
Неуклюже переставляя ласты и подтягиваясь всем телом, самка время от времени прикладывает чувствительное горло к земле. Тонкая кожа горлового мешка богата терморецепторами, и с её помощью самка ищет место, где можно отложить яйца.
Гигантские самки расползаются по песчаной долине. Многие из них уже не один раз откладывали яйца на этом острове, и у них уже есть постоянные места для гнездования. Между взрослыми самками ползает несколько молодых – они ещё не выбрали нужное место для гнезда. Когда молодая самка длиной около одиннадцати метров неосторожно проползает мимо зрелой пятнадцатиметровой «матроны», прожившей уже больше века, громадная рептилия поворачивается к ней с явным намерением защищать удобное место. «Матрона» утробно рычит и разевает длинные челюсти. А когда ей кажется, что молодая самка слишком медленно реагирует на предупреждение, в ход идёт удар мощного хвоста.
Заняв своё место и защитив его от соперниц, самки приступают к устройству гнезда. Задним ластом рептилия копает в песке яму глубиной около полутора метров. Из-под её бока вылетают фонтаны серого вулканического песка. Работа даётся животному трудно: самка прерывается, тяжело дыша, и некоторое время отдыхает, лёжа без движения. Закончив устройство ямы, самка откладывает в неё крупные яйца. После этого, неуклюже развернувшись, многотонная мамаша закапывает гнездо боковыми движениями головы. Теперь начинается настоящее испытание для морского хищника – самка будет поститься около сорока дней, пока идёт инкубация её кладки. Она вряд ли позволит себе поесть, а спать ей придётся урывками, просыпаясь при малейшем шорохе. За время инкубации яиц самки сильно худеют, некоторые могут и не выдержать тяжёлого испытания материнством.
У рептилий есть повод быть осторожными и чуткими – у ещё не вылупившихся крокодильчиков уже есть масса врагов. Кусты шевелятся – в них бегает несколько зверьков, покрытых тёмной шерстью с белыми отметинами. Пока они не решаются выйти – самки кархарозухов первое время почти постоянно настороже.
Проходит несколько дней. Постоянное напряжение сказывается на рептилиях – некоторые из них уже дремлют, приоткрыв рты. Одна из самок лениво соскальзывает с берега в речку, намереваясь утолить жажду и голод. И это шанс для аборигенов острова.
Из кустарника выбегает несколько некрупных зверей. Внешне они похожи на крыс, но размером с молодую кошку. На их иссиня-чёрной шерсти ярко выделяются снежно-белые пятна вокруг глаз и на груди. Постепенно из кустов выбегают другие звери, и вскоре на краю «родильного дома» кархарозухов уже топчется около десятка чёрных зверьков. Клан куньих крыс, аборигенов острова, вышел на промысел. Безнадзорное гнездо кархарозуха для них - желанная добыча.
Растянувшись в чёрную цепочку, грызуны спешат урвать свою долю. Они аккуратно обегают гнёзда, возле которых лежат самки, охраняющие будущее потомство. Оставшееся без присмотра гнездо находится на противоположном краю долины гнёзд, поэтому путь к нему опасен. Грызунов спасают только осторожность и скорость. И вот они находят то, ради чего проделывали опасный путь – неглубокую ямку в песке. Там, под слоем песка, находятся крупные яйца кархарозуха. Куньи крысы начинают раскапывать гнездо, работая всем кланом. Несколько минут напряжённой работы – и на поверхности показались белые скорлупки яиц. Сообразительные и проворные, эти грызуны умеют воровать яйца гигантов - достаточно подкопать яйцо сбоку и головой выкатить его из ямы. Потихоньку крысы начинают откапывать яйца, лежащие сверху. Им удаётся выкопать и вытащить из гнезда пять яиц, которые несколько членов клана быстро откатывают в кусты. Возможно, ущерб гнезду был бы и больше, но грызуны явно увлеклись работой и не заметили, что мама вернулась. Буквально в последний момент истошный визг одной из крыс оторвал клан от работы.
Длинными скачками грызуны кинулись врассыпную, под защиту ближайших кустарников и куртин травы. Но крокодилиха вовремя развернулась и нанесла по воришкам сокрушительный удар хвостом. Резко оборвавшийся писк ясно дал понять членам клана, что один из сородичей не вернётся домой - в гнездо из прутьев, находящееся на вершине небольшого деревца. Его тело оказалось буквально раздавленным ударом плоского хвоста рассерженной мамаши-крокодила. Длинные челюсти крокодилихи подцепляют раздавленное в лепёшку тельце, подбрасывают его в воздух и ловят.
Совершив справедливую месть, самка удовлетворённо вернулась к своему гнезду. Она аккуратно сгребла песок на раскопанные яйца и успокоилась, растянувшись на песке. А в кустах клан куньих крыс расправлялся с украденными яйцами. Острые резцы раскусили скорлупу яиц, и маленькие языки по очереди начали вылизывать содержимое яиц. Во время кормления соблюдается строгая иерархия - вначале ест главное по рангу животное, затем подчинённые. Однако яиц хватит всем. Когда доминанты наедаются и начинают облизывать капли белка и желтка с усов, подчинённые особи, отталкивая друг друга, начали поглощать остатки пищи.
Яйца кархарозуха - желанный, обильный, но очень сезонный корм. К тому же его трудно добыть - огромная рептилия всегда настороже и редко отлучается от гнезда. Обычно же куньи крысы поедают мелких животных - наземных крабов, ящериц, мелких птиц. Изредка они разнообразят рацион семенами и плодами растений, а после шторма обследуют береговую полосу в поисках выброшенных морем животных.
Самки кархарозухов на суше чувствуют себя не так уверенно, как в океане. Здесь они особенно сильно ощущают вес своего тела и жар солнца. Находиться под палящими лучами солнца - это совсем не то, что греться в тёплой воде. Кожа рептилий на сухом воздухе грубеет, а её верхний слой сходит в виде роговой плёнки - животные линяют. В это время кожа страшно чешется и рептилии вынуждены тратить время на гигиенические процедуры вместо того, чтобы охранять кладку.
Одна из самок отходит от гнезда. Кожа на её спине висит лоскутами и сильно зудит. Рептилия проползает мимо гнездовий нескольких товарок и заползает в лес. Оказавшись в окружении деревьев, она поворачивается набок и начинает тереться об землю плечом. Затем боком самка обдирает кору на дереве, избавляясь от роговой плёнки, слезающей с тела. Рептилия с наслаждением валяется по лесной подстилке, извиваясь всем телом. На несколько секунд она замирает, лёжа под деревьями кверху брюхом. Но басистый утробный рык и тонкий пронзительный визг, доносящиеся со стороны гнездовья, выводят самку из забытья. Мгновенно развернувшись, она торопливо ковыляет к оставленному гнезду. На песке видны узкие следы куньих крыс и несколько ямок, но, похоже, до яиц зверьки не добрались - их отпугнула соседняя самка, беспокоясь о сохранности собственного гнезда..
Прошло ещё около пяти недель голодовок и жары. Видно, что терпение самок кархарозуха подходит к концу - всё чаще то одна, то другая отлучается на реку остыть и подкормиться. Уже почти во всех гнёздах успели похозяйничать куньи крысы. Самки-кархарозухи изрядно отощали, на их шеях явственно обозначились глубокие складки кожи. Но их терпение вознаграждено - из-под песка всё отчётливее слышны звуки, похожие на лай крохотной собачки. Детёныши «созрели» под действием вулканического тепла, и теперь готовы явить себя миру. Громадные челюсти, прервавшие не одну жизнь, теперь с величайшей нежностью помогают появиться на свет малышам длиной около полуметра каждый. Самки аккуратно разгребают песок над кладкой подбородками и краями челюстей. И вскоре из песка появляются одна за другой головки малышей. Зубы самок аккуратно подцепляют их, и малыши один за другим сваливаются в подчелюстной мешок матери. Когда самка, прислушавшись и раскопав гнездо дальше, убеждается, что больше никто не выведется, она покидает тёплые вулканические пески и ползёт к воде.
Одна за другой самки проползают через заросли и оказываются на песчаном пляже. Звуки океанского прибоя, кажется, ободряют их, и самки с разгону врезаются в воду, словно корабли, сходящие со стапелей. Под водой самка сразу же раскрывает пасть, освобождая детёнышей. Малыши неуклюже пытаются плавать, но ласты, похоже, плохо их слушаются. Поэтому первые несколько часов жизни молодняк проводит на спине мамаши. Постепенно они учатся владеть своим телом и всё дольше остаются в воде. Когда последние малыши покидают материнскую спину, наступает второй урок в их жизни - плыть рядом с мамой. Мать покидает мелководья острова и направляется к рифам - на охоту. Молодняк старается не отстать. Это у них получается очень легко - они плывут, почти прижавшись к телу матери, в слое воды, окружающем её тело. Однако им предстоит научиться охотиться. И риф предоставляет им большой выбор - здесь водится много разных видов животных.
Тучи мальков разных рыб плавают над рифом, при малейшей опасности скрываясь в щелях между камнями или в крупных разноцветных губках. Когда опасность минует, они вновь выходят из укрытий и начинают суетливо ловить ещё более мелких существ. Но им самим легко можно стать добычей стремительных и незаметных хищников. Вряд ли мальки обратят внимание на несколько вертикальных чёрных полосок, появившихся на фоне морской синевы. Однако невидимые обладатели этих полосок проявляют самый непосредственный интерес к этой стае мальков. Они рассыпаются в строй в виде вогнутого полумесяца, начиная загонную охоту. Большей части мальков удаётся улизнуть, но несколько десятков отрезано от спасительного рифа голубыми высокотелыми рыбами, у которых чёрная полоска проходит через глаз. Эти существа - голубые морские ласточки, стайные хищные рыбы. Кружась вокруг мальков, сбившихся в шар, они по очереди бросаются на их стайку, выхватывая по одному.
Родственники голубых морских ласточек, высокотелые ромбодактилы, охотятся парами или в одиночку. Их челюсти вытянуты, и они исследуют укромные места рифа в поисках мелких животных. Своими челюстями они выуживают из трещин и норок разных червей и мелких креветок.
Однако их жизнь не столь тихая и беспечная. На рифе кормится масса разнообразных хищников. Вот из норы выползает совершенно невероятное существо: маленькая головка с огромными круглыми глазами торчит на длинном членистом теле, украшенном «подвесками» на нижней стороне. А под головой сложена пара устрашающих шипастых ног. Это морской дракончик - представитель раков-богомолов. В отличие от своих голоценовых сородичей, он предпочитает охотиться, плавая над рифом. Огибая кусты губок и куртины водорослей, ракообразное зоркими глазами высматривает неосторожных рыб.
Ромбодактил увлечённо исследует куст губок: оказывается, в порах губки скрывается множество мелких существ - червей и молоди креветок. Длинное рыло ромбодактила не даёт им шанса на спасение - рыба методично выдёргивает беспозвоночных из их убежищ. Но ему не удастся полностью опустошить губку - в тело рыбы беспощадно вонзаются хватательные ноги морского дракончика. Ромбодактил судорожно бьётся в смертоносных «объятиях» хищного рака, но у него нет сил вырваться. Колючие ноги цепко держат его, а вода окрасилась кровью из множества ранок, нанесённых шипами. Вскоре судороги рыбы затихают, и морской дракончик начинает не спеша поедать пойманную рыбу. Однако он настороже, и тени, идущие с моря, заставляют его самого искать убежище в огромной губке, где трапеза продолжается. А над рифом проносится длинное тело пирата открытого океана - горбыля-корифены. Изредка эти существа являются на рифы, чтобы собрать «дань» с их обитателей.
Когда горбыль-корифена уходит, обитатели рифа продолжают жить своей привычной жизнью. Стая голубых морских ласточек выходит из убежища и собирается для новой охоты - рыбки кружатся на месте, образуя шаровидную стаю. Затем стая рассыпается в длинную цепочку, и голубые блестящие рыбки начинают охотничий рейд над рифом. Но когда они проплывают над крупными зарослями губок, из них выскакивает огромная рыба - большеротый ворчун. Раскрыв рот, он буквально засасывает одну из морских ласточек, обращая других в паническое бегство. Раздавив добычу челюстями, громадная бело-красная рыба перехватывает её с головы и глотает. Большеротый ворчун - мастер камуфляжа. Благодаря пятнистой расцветке он может легко маскироваться как среди губок, так и в зарослях водорослей, поджидая, пока добыча сама не приблизится к нему на расстояние верного броска. Но плавает эта рыба очень неохотно, хотя изредка ворчуну приходится обходить границы своих владений, выгоняя наглых сородичей. Лениво шевеля плавниками, громадная рыба огибает куст губок, и... буквально нос к носу сталкивается с молодым кархарозухом, которому всего две недели от роду. Детёныш уже обходится без опеки матери, которая ушла кормиться в открытый океан. Но ему пока не приходилось сталкиваться с такими большими животными. И инстинкт подсказывает ему единственно верный выход - бегство. Стремительно развернувшись, малыш удирает и прячется в группе губок, похожих на высокие оранжевые трубы. Он замирает, когда гигантский большеротый ворчун проплывает мимо губок, величественно шевеля плавниками.
Уже через пару лет большеротый ворчун сам свернул бы с пути молодого кархарозуха, а через десять лет огромная рыба в страхе пряталась бы в пещере, когда кархарозух посещал бы эти воды. Но пока детёныш кархарозуха легко может стать обедом любого крупного и не очень крупного хищника. Всплывая подышать, детёныш кархарозуха привлекает внимание голодного морского дракончика. Не особенно раздумывая, ракообразное бросается в погоню - если повезёт, морской дракончик справляется с животными равного с ним веса.
Выделывая виражи, жертва и хищник несутся над рифом. Они взмётывают тучи песка, проплывая над дном, прорезают заросли водорослей, выскакивают на поверхность воды... Малыш-кархарозух уже почти оторвался от многоногого преследователя. Но... он выплыл за территорию рифа, где его тут же перехватил и раскусил пополам крупный самец горбыля-корифены.
Для молодых кархарозухов страшны не только хищники, но и буйство стихии. Молодые кархарозухи кормятся в прибрежной полосе, которая во время яростных тропических штормов наиболее опасна. Во время штормов волны яростно обрушиваются на каменистые отмели и прибрежные скалы, разбивая, раздирая в клочья и оглушая тысячи морских обитателей.
После ночного шторма на берег выходят куньи крысы. Они по опыту прекрасно знают - шторм означает обилие пищи. Клан крыс толпой следует по песчаному берегу, обнюхивая штормовые выбросы. Крупный самец с лоснящейся шерстью - вожак клана. Ему достаётся всё самое вкусное, что может найти клан. Пользуясь правом сильного, он отбирает и пожирает всякую добычу, которая приглянется ему.
Берег после шторма напоминает с точки зрения крысы скатерть-самобранку: здесь есть всё, чего может пожелать самый взыскательный четвероногий гурман. Пегий водорослеед защищён ядовитыми колючками, но его мясо очень нежное и жирное, хотя воняет водорослями. Если начать грызть с живота и не трогать кишки, можно неплохо покушать. А вот голубая морская ласточка отличается нежным постным мясом, но очень костлява. Самое роскошное блюдо - горбыль-корифена. Его вкусного ароматного мяса хватит на целый клан, но эта рыба очень осторожна и в преддверии шторма уходит в открытый океан. Столь же редок в штормовых выбросах и огромный большеротый ворчун или отличающийся нежным вкусом морской дракончик. Оба этих создания в шторм прячутся в подводных пещерах, где им не страшны самые свирепые волны. Но иногда после шторма на берегу можно найти то, чем не удалось завладеть ранее: маленьких кархарозухов. Оглушённые или мёртвые, они часто попадаются на берегу. Выйдя из-под материнской опеки, большинство детёнышей кархарозуха гибнет в первые три года жизни. Вот и сейчас один такой невезучий детёныш валяется на песке со множеством переломов и разбитой головой - шторм вырвал его из подводной пещерки и катал по прибрежным скалам. Но его мясо не пропадёт - куньи крысы окружают дохлого крокодильчика и начинают поедать его, время от времени попискивая или скаля на соседа острые резцы.
Но не все молодые кархарозухи имеют такую печальную судьбу, иначе их род давно бы пресёкся. Некоторым всё же удаётся выжить и стать теми, кто они есть в природе: самыми могучими хищниками тропических морей. И редко кто спасётся тогда от смертоносных челюстей взрослого кархарозуха с длинными пильчатыми зубами.
Горбыли-корифены стаей выпрыгивают в воздух, сверкая боками на ослепительном тропическом солнце. Они делают это не из желания поиграть: следом за ними под водой мчится громадная тень. На секунду чудовище всплывает, прорезая волны бугристой спиной. Сильный хвост шлёпает по поверхности воды, и огромное существо ныряет вслед за горбылями-корифенами, оставляя на поверхности сильный водоворот. Крупному животному требуется довольно много пищи – около 300 килограммов рыбы в неделю. Причём это должны быть достаточно крупные рыбы, которых можно хватать поодиночке острыми зубами.
Кархарозух преследует косяк горбылей-корифен, время от времени пытаясь схватить одну из отстающих рыб. И в эти моменты рыбы выпрыгивают из воды. Как и дельфины эпохи голоцена, они используют прыжки в воздух как способ увеличить скорость – сопротивление воздуха меньше, чем воды. И челюсти кархарозуха уже несколько раз щёлкали возле самого хвоста рыб совершенно напрасно. Изрядно устав, рептилия собирает последние силы для решающего броска, и наконец крупный горбыль-корифена бьётся в смертоносных зубах. Он не сорвётся – зубы кархарозуха развивались специально для удержания скользкой рыбы: по их заднему краю проходит ряд зубцов и косых бороздок. Наколотая на них рыба может вырваться только с большим ущербом для себя, но скоро погибнет от потери крови - раны, наносимые зубами кархарозуха, глубокие и рваные.
Схватив рыбу, кархарозух мгновенно прекращает преследование. Перехватив добычу, он проглатывает её и сразу впадает в какое-то умиротворённое состояние. Стремительность и скорость мгновенно уступают место размеренности и неторопливости. Лениво шевеля хвостом, крокодил продолжает маршрут, прерванный охотой. Это необходимо, чтобы не остаться голодным в будущем – границы кормовой территории часто нарушаются соперниками. И один небольшой сородич безуспешно пытается покинуть чужую территорию – вдали мелькает его силуэт.
На территорию взрослого самца заплыл молодой трёхлетний самец. Он ещё недостаточно силён, чтобы отвоевать собственную территорию, и вынужден жить бродягой, питаясь случайной добычей в чужих владениях.
Усиленно работая хвостом, молодой самец пытается скрыться с глаз законного хозяина территории. Однако он и не подозревает, что плывёт навстречу гибели. Стычка с сытым кархарозухом чревата в лучшем случае дракой, хотя чаще всего дело доходит лишь до угрожающих демонстраций. Но молодой крокодил держит путь на территорию исполинского старого самца, который уже с трудом может поймать быструю рыбу, однако не страдает отсутствием аппетита. Всё решается за считанные секунды: из голубой дали появляется тело старика, раскрываются огромные челюсти - и тело молодого самца уже перекушено пополам. Когда судороги прекратились, старик аккуратно перехватывает тушу молодого самца и глотает с головы. Похоже, добыча велика для старого охотника - он с большим трудом заглатывает жертву, подёргивая головой и нижней челюстью. Но спустя четверть часа всё кончено - хвост добычи исчезает в его глотке.
Такого обильного обеда старику хватит на несколько дней. Но для успешного переваривания пищи нужно тепло. Если холоднокровное животное не получает после еды достаточно тепла, пища в его желудке может просто сгнить. И старик держит путь к небольшому островку, где есть обширные отмели. Вода на отмелях прогревается до +30°С – это как раз то, что нужно старику. Громадная рептилия, прожившая на свете уже больше 120 лет, выползает на мелководье. Подтягиваясь ластами, кархарозух выбирает себе местечко потеплее: его спина высовывается из воды навстречу жаркому солнцу. Время от времени рептилия высовывает из воды ноздри и хрипло дышит. 120 лет – это весьма почтенный срок жизни для такого активного и подвижного существа, и старость уже даёт о себе знать. Кархарозух - это, пожалуй, одно из немногих существ на Земле, которое может умереть своей смертью.
Старик остаётся на мелководье несколько дней – он сыт и в полной безопасности. Молодые пегие водорослееды снуют по его бокам, общипывая наросшие на его коже за время странствий лохмотья водорослей. Кархарозух не тронет их – они слишком мелкие и ловкие. Он может наслаждаться своим высоким положением в экосистеме океана - до следующего обеда.

Бестиарий

Морской дракончик (Pelagosquilla velonectes)
Отряд: Ротоногие (Stomatopoda)

Место обитания: в различных укрытиях: в норах, которые роет сам, в щелях между камнями, часто селится в полостях крупных губок.

Рисунок Романа Валь

Крупный вид ракообразных отряда ротоногих (Stomatopoda), родственник рака-богомола (Squilla). Длина членистого тела около 50 см. Окраска мраморная: по серо-белому фону крупные голубые мазки. Голова подвижная, глаза очень крупные, шаровидные, чёрного цвета. Отыскивает добычу в основном с помощью зрения, хотя имеет острое обоняние. Брюшные ножки веслообразные, покрыты бахромой из волосков. Согласованные движения пар брюшных ножек позволяют животному активно плавать, развивая скорость до 30 км/ч и преследовать добычу – других ракообразных и мелких рыб; иногда нападает на добычу, сравнимую по размеру с самим хищником. Добычу схватывает парой ловчих ног, покрытых шипами.
Живёт в различных укрытиях: в норах, которые роет сам, в щелях между камнями, часто селится в полостях крупных губок.
Раздельнополый, самка вынашивает икру на брюшных ножках, переходя в это время на донный образ жизни. Личинка первые 3 месяца жизни проводит в планктоне.

Пегий водорослеед (Argosoma algophaga)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Хирурговидные (Acanthuroidei)
Семейство: Аргусовые (Scatophagidae)

Небольшая (до 20 см) травоядная рыба семейства аргусовых (Scatophagidae), исключительный вегетарианец. Держится в придонной зоне, не поднимаясь в толщу воды. Может переносить значительные колебания солёности воды, молодняк нагуливается в пресной воде островов.
Тело высокое, округлое, сжато с боков. Спинной плавник разделён на колючую и мягкую части. Укол колючек спинного плавника довольно опасен. Голова небольшая, рот с мелкими режущими зубами. Тело имеет «мраморную» окраску из зелёных пятен неправильной формы на серебристом фоне, спина тёмная. Молодая рыба покрыта круглыми чёрными пятнами, разбросанными по золотистому фону, хвост чёрный. На хвосте взрослых рыб имеется крупное глазчатое пятно - тёмно-синее с оранжевой каймой. Настоящий глаз замаскирован вертикальной чёрной полосой, проходящей через голову. Кормится многими видами водорослей, в том числе ядовитыми для других рыб и ракообразных.
Икра пелагическая, с крупной каплей жира. Личинка первые 2 недели жизни держится в планктоне, позже опускается на дно и превращается в малька.

Горбыль-корифена (Coryphaenocephalus planifrons)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Окуневидные (Percoidei)
Семейство: Горбылёвые (Sciaenidae)

Крупная хищная пелагическая рыба семейства горбылей (Scyaenidae) длиной до 2,5 метров и весом до 100 кг. В пресных водах крупных островов образует карликовую (длиной до 70 см) тугорослую жилую форму, уходящую для нереста в океан. Тело вытянутое, низкое, сплющено с боков. Передняя часть тела высокая, к хвосту тело значительно сужается. Голова короткая, «лобастая», рот широкий - разрез рта заходит далеко за вертикаль глаза. Глаза крупные. Тело сильно сжато с боков, прямо за головой образует характерный для представителей семейства «горб». Парные плавники острые, серповидные, хвостовой плавник в виде полумесяца. Спинной плавник низкий, тянется «гребнем» вдоль всей спины. Колючая часть спинного плавника не отграничена от мягкой, но хорошо заметна из-за того, что у взрослых самцов колючие лучи образуют «корону». «Корона» – это несколько длинных передних колючих лучей плавника, располагающихся практически на «горбе». На концах этих лучей есть небольшие полукруглые чёрно-белые «флажки». При конфликтах рыб они выполняют сигнальную роль – их размер напрямую зависит от уровня гормонов в организме рыбы. У самок «корона» отсутствует, передние лучи спинного плавника лишь немного длиннее остальных. Окраска взрослых самцов серебристо-голубая с косыми серо-чёрными полосками, спинной плавник красный. Самки имеют равномерную серебристо-серую окраску без полос, тёмно-вишнёвый спинной плавник. Тело самки полнее, особенно это заметно во время нереста.
Способны общаться друг с другом с помощью звуков, издаваемых с помощью плавательного пузыря. «Голос» - треск, звуки, похожие на удары палкой по бревну, и чириканье.
Рыба относится к пелагофилам, нерест стайный. Икра развивается в планктоне, исключительно в воде океанской солёности. Плодовитость рыбы – до 300 тысяч икринок от взрослой самки. Личинка превращается в малька в возрасте 3 месяцев при длине тела около 2 см. Продолжительность жизни – до 20 лет.

Ромбодактил (Rhombodactylus zanclosomus)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Окуневидные (Percoidei)
Семейство: Рыбы-ласточки (Monodactylidae)

Небольшая рифовая рыба семейства однопалых (Monodactylidae) длиной до 20 см. Отличается своеобразным обликом: высота тела в 2 – 2,5 раза превышает длину. Тело сильно сжато с боков, позволяя рыбе проникать в самые узкие щели рифа. Спинной и анальный плавники остроконечные, хвостовой треугольный. Брюшные плавники редуцированы до коротких колючек и сдвинуты почти на горло. Глаза крупные, рот вытянут вперёд – это приспособление для поиска пищи в узких щелях и трещинах. Окраска тела контрастная: передняя часть тела тёмная, задняя – серебристо-серая с крупным пятном на корне хвоста – ложным «глазом». Непарные плавники прозрачные. Самец и самка не различаются по окраске, самка крупнее самца, с более округлым брюшком. У самца более длинные спинной и анальный плавники.
Обитают на рифе поодиночке или парами, занимая определённую территорию, охраняемую от сородичей. Питаются мелкими беспозвоночными, которых отыскивают в трещинах рифа. В случае опасности прячутся в кустах водорослей или колониях губок.
Откладывают до 500 икринок, не охраняют их. Молодняк выводится спустя сутки, первое время пребывает в планктоне, позже возвращается на риф уже сформированным мальком.

Голубая морская ласточка (Neodactylus caeruleus)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Окуневидные (Percoidei)
Семейство: Рыбы-ласточки (Monodactylidae)

Представитель семейства однопалых (Monodactylidae), длиной до 15 см. Высота тела в 1,5 – 2 раза превышает длину, спинной и анальный плавники вытянуты вертикально. Тело сильно сжатое с боков, окрашено в серебристый цвет с голубым оттенком. Через глаз проходит вертикальная чёрная полоса, маскирующая его.
Держится в толще воды над рифом стаями по 20 – 30 особей, охотится на мальков и мелких пелагических беспозвоночных (червей, креветок). Нерест стайный, в это время готовую к икрометанию самку окружает несколько самцов, осеменяющих выпущенную ею икру. После того, как самка отмечет всю икру, самцы ищут следующую самку со зрелой икрой. Биологией развития сходен с предыдущим видом.

Большеротый ворчун (Therapoides megachasmus)
Отряд: Окунеобразные (Perciformes), подотряд Окуневидные (Percoidei)
Семейство: Терапоновые (Teraponidae)

Место обитания: до 40 – 50 лет.

Очень крупная хищная рыба семейства терапоновых (Teraponidae), экологический аналог гигантских морских окуней мероу эпохи голоцена. Длина тела – до 2 метров, вес до 200 кг. Тело короткое, массивное, голова крупная: длиной до 1/4 длины тела, пасть широкая, способна растягиваться. Крупные глаза сдвинуты в верхнюю половину головы. Спинной плавник чётко разделён выемкой на колючую и мягкую части. Колючки в спинном плавнике ядовиты. Хвостовой стебель толстый, хвостовой плавник широкий, нечётко разделён на две лопасти. Окраска яркая: по белому фону проходят косые широкие красные полосы. Плавники покрыты «мраморным» красно-белым узором.
Питается рыбой и крупными беспозвоночными. Одиночная территориальная рыба, охраняющая индивидуальный участок от сородичей. «Патрулируя» территорию, рыба издаёт громкие ворчащие звуки, напоминающие свиное хрюканье.
Раздельнополый вид. Самец на 20 – 25% крупнее самки и ярче окрашен. Нерест в толще воды. Самец после нереста изгоняет самку с участка. Мальки первое время держатся в укрытиях стаями, могут заходить в устья рек и мангровые заросли. Позже каждая рыба занимает индивидуальный участок на рифе, охраняя его от сородичей и расширяя по мере своего роста. Годовалая рыба имеет длину около 10 см, далее за 6 – 8 лет набирает длину до 50 см и становится способной размножаться. К 15 годам достигает длины 180 – 200 см, далее рост сильно замедляется. Живёт до 40 – 50 лет.

Кархарозух (Carcharosuchus deinodontus)
Отряд: Крокодилы (Crocodilia)
Семейство: Настоящие крокодилы (Crocodylidae)

Гигантский морской крокодил - самец длиной до 20 метров. Самка гораздо мельче - до 13 - 15 метров. Половина длины животного приходится на хвост. Потомок голоценового гребнистого крокодила (Crocodylus porosus) - единственного вида в отряде, способного долгое время жить в океане. Выживание столь крупного животного стало возможным благодаря его способности жить как в море, так и в пресной воде - во время кризиса конца голоцена, когда продуктивность океана упала, достаточно крупные популяции гребнистых крокодилов выжили в реках. Череп длинный и относительно узкий (максимальная ширина на уровне скул - около трети длины черепа), зубы острые, длиной до 15 см, зазубренные по заднему краю. Хвост уплощённый, с высокой кожистой складкой, служит основным движителем во время плавания в океане. Лапы превращены в гибкие ласты с рудиментарными когтями, позволяющие самкам неуклюже двигаться по суше. У самца коготь на первом пальце передней лапы очень крупный, используется для удержания самки во время спаривания. Самцы из-за своего веса по суше двигаться не умеют, проводя всю жизнь в океане, но вылезают греться на тёплые мелководья. Пояса конечностей слабо связаны с позвоночником, поэтому самки передвигаются по земле очень медленно. Тело окрашено в грязно-зелёный цвет; примерно с середины туловища и до хвоста проходят тёмные вертикальные полосы, на теле размытые, а на хвосте чёткие и контрастные. Брюхо и горло желтовато-белые. Панцирные пластины на спине сильно редуцированы, представляя собой небольшие костяные бляшки, как бы контуром повторяющие рисунок пластин на коже крокодилов эпохи голоцена. Только на шее костяные щитки хорошо развиты: они предохраняют шею самки во время брачных игр, когда самец захватывает её пастью непосредственно перед спариванием.
Хищник, аналог акул, питается крупными рыбами. Каждая особь имеет обширный кормовой участок, охраняемый от соседей.
Откладывает яйца в песок, подогреваемый теплом вулканов. Размер яйца - до 20 см в длину и 15 см в диаметре, в кладке свыше сотни яиц. Самка охраняет гнездо. На последней стадии развития молодняк начинает издавать громкие звуки, стимулирующие ускорение «созревания» отстающих в развитии малышей. В результате всё потомство выводится за 3 - 4 часа. Когда выводится молодняк, самка забирает их в пасть, где молодь проводит некоторое время в горловом мешке. Собрав весь выводок, она направляется к морю и выпускает молодь. Первое время она держится рядом с потомством, позже молодые крокодилы расплываются. Продолжительность жизни самок - до 130 лет, самцы могут доживать до 150 - 160 лет.

Кунья крыса (Dryorattopsis mustelinus)
Отряд: Грызуны (Rodentia)
Семейство: Мышиные (Muridae)

Рисунок Viergacht

Грызун размером с хорька, потомок чёрной крысы (Rattus rattus), завезённой человеком в разные уголки Земли. Внешне напоминает обычную крысу, но голова более короткая и широкая. Хвост голый, толстый, служит для хранения запаса жира. Окраска шерсти угольно-чёрная, горло белое, по бокам головы есть пара белых пятен, окружающих глаз и доходящих до щеки. Лапы с цепкими когтями, большой палец способен противопоставляться остальным, увеличивая прочность захвата и точность манипуляции с разными предметами. Животное всеядно, хотя предпочитает пищу животного происхождения: поедает насекомых, других мелких животных, выброшенных на берег рыб. Благодаря природной сообразительности может даже воровать яйца крокодилов из гнёзд. Строит из веток и травы шаровидные гнёзда, похожие на беличьи, на невысоких деревьях; у каждой пары своё гнездо. Держится кланами с жёсткой иерархией. Во главе клана стоит пара доминирующих особей, слабые и больные особи находятся на нижней ступени иерархии. Каждый клан занимает определённую территорию, охраняя её границы от чужаков.
В год одна самка даёт до 3 выводков по 7 - 9 детёнышей в каждом. Молодняк быстро растёт и уже в 4 месяца становится взрослым. Молодые животные (примерно 2-месячного возраста) изгоняются из клана и образуют собственные группы, время от времени вторгающиеся на территорию «взрослых» кланов.

Следующая

На страницу проекта