И. Ф. Заянчковский "Говорящие птицы"

Иван Филиппович Заянчковский

Говорящие птицы


И. Ф. Заянчковский

ГОВОРЯЩИЕ
ПТИЦЫ

БАШКИРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
УФА — 1981

59
3-40
Заянчковский И. Ф.

Говорящие птицы. Оформление М. Гайсина. Уфа Башкирское книжное издательство, 1981. 152 с.

В книгу известного исследователя, знатока повадок и жизни зверей и птиц профессора Башкирского сельхозинститута, заслуженного деятеля науки РСФСР и БАССР И. Ф. Заянчковского включены рассказы о наших пернатых друзьях отличающихся способностью воспроизводить слова.

3 21002-181 195-81   59
M 121 (03) - 81

 

© Башкирское книжное издательство,
1981 г.

 

 

 

 

 

 


СОДЕРЖАНИЕ

В сказках и наяву (Вместо предисловия) ............................................................................................... 3
Жучка, ляг! ................................................................................................................................................ 5
Зовут, предупреждают, угрожают, дразнят .......................................................................................... 13
Как они поют и разговаривают ............................................................................................................. 20
Папские петухи ........................................................................................................................................ 28
Жако, Кузя и Куконя ................................................................................................................................ 39
Полиглоты и сквернословы .................................................................................................................... 53
Маленькие австралийцы ......................................................................................................................... 61
Галка вызывает хозяйку ........................................................................................................................... 78
Воронуша и Роу ........................................................................................................................................ 86
Тайна Гансла ............................................................................................................................................. 97
Грачи—синантропы ................................................................................................................................ 103
Яшка из Симферополя ............................................................................................................................. 110
Красивая, крикливая и может говорить ................................................................................................. 122
Чика и посетители .................................................................................................................................... 128
Мама, ходзь ту! .......................................................................................................................................... 133
Миленькие птички .................................................................................................................................... 137
О птицах в клетках .................................................................................................................................... 143


В сказках и наяву

Вместо предисловия

Кай и Герда жили в большом городе и очень дружили. Они ходили друг к другу в гости, играли, рассматривали книжки с картинками, любовались цветами в маленьком садике на крыше. Но однажды в сердце и в глаз Каю попали два осколка дьявольского стекла, и он сразу переменился в худшую сторону. Стал капризным, привередливым и даже просто вредным.
Зимой Каю разрешили пойти на площадь покататься на санках с другими мальчиками. В разгар веселья откуда-то прикатили большие сани, выкрашенные в белый цвет. Они объехали два раза вокруг площади. Кай привязал к ним свои санки и помчался вместе с ними далеко за город. В санях сидела сама Снежная королева и увезла Кая в свое царство.
Верная детской дружбе Герда очень скучала, а потом пошла по свету отыскивать Кая. Пока она шла — пришла осень, наступили холода. В пути она встретила большого черного ворона. Он прыгал перед ней прямо по снегу и кивал ей головой. И вдруг заговорил:
— Кар—кар! Здрастье!
Герда рассказала доброму ворону о своей жизни и беде и спросила, не видал ли он Кая. Ворон задумчиво покачал головой и сказал:
— Может быть, может быть!
И тут же ворон рассказал Герде о своем королевстве, о доброй принцессе и принце, о своей невесте, умной вороне, которая служила при дворце.
Что было дальше — как ворон помог бедной Герде, как она попала к добрым принцу и принцессе, потом к разбойникам, а затем и к Снежной королеве, как нашла Кая — все знают из чудесной сказки Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева».
Говорящий ворон, говорящая ворона, говорящие звери, птицы и даже драконы издавна, многие тысячи лет уже знакомы людям из множества сказок. Такие сказки есть у всех народов нашей Земли. Но сказка есть сказка. В ней правда переплетается с вымыслом. Когда же люди стали больше изучать разных зверей и птиц, то оказалось, что среди них есть такие, которые и на самом деле могут произносить слова, говорить.
В школьные годы, да и позже, я не раз перечитывал увлекательную книгу английского писателя Даниэля Дефо «Робинзон Крузо». Двадцать восемь лет провел потерпевший караблекрушение моряк Робинзон Крузо на необитаемом острове. У меня, как и у других ребят, читавших книгу, ее герой всегда
вызывал глубокие симпатии своим мужеством, выносливостью, исключительным трудолюбием, упорством в достижении цели, стойкостью перед всяческими трудностями и невзгодами, умением использовать силы и дары природы. Запомнился и прирученный Робинзоном попугай. Однажды Робинзон Крузо на утлой лодчонке вышел в море, чтобы объехать вокруг острова и осмотреть все побережье. А его самого сильным течением чуть не унесло в открытое море. С большим трудом Робинзон вернулся на остров. К берегу он пристал, далеко от своего жилья. Когда, смертельно уставший и измученный, он добрался к своей лесной даче, сразу лег и тотчас же уснул. Разбудил его чей-то голос:
— Робин, Робин Крузо! Бедный Робин Крузо! Как ты сюда попал? Где ты был?
Это говорил попугай, любимец одинокого островитянина. Робинзон Крузо научил его произносить различные слова и несложные фразы и в общении с ним скрашивал свою однообразную жизнь на острове.
Говорящий попугай произносил только те слова, которым научил его Робинзон Крузо. От себя он ничего не прибавлял. И в этом отношении Даниэль Дефо ничем не погрешил против истины. Ведь попугаи на самом деле могут говорить. И говорить значительно больше и гораздо лучше, чем Попка Робинзона Крузо.
Ученые определили, что на земном шаре в настоящее время обитают около 8.600 видов птиц, в том числе на территории Советского Союза — примерно 750. Из этого великого множества птиц способностью говорить, вернее произносить слова, обладают немногие. Кроме попугаев к числу говорящих птиц относятся скворцы, сороки, галки, вороны и крупные черные вороны, сойки, майны, канарейки и австралийские лирохвосты. Разумеется, не все из этих птиц могут одинаково хорошо копировать человеческую речь.
В предлагаемой книжке я хочу познакомить читателей с говорящими птицами, рассказать, где и как они живут, какую приносят пользу, как они общаются между собой в природе, что представляют собой их песни и звуковые сигналы и как им удается издавать различные звуки, петь и даже произносить слова. Я расскажу также о том, как птиц приручают, воспитывают и учат «говорить». А в заключение мы поговорим об охране природы, о вреде ловли певчих птиц и о том, каких птиц можно держать у себя дома.
Автор надеется, что эта книжка будет интересной и полезной для учеников школ, преподавателей биологии и зоологии, студентов техникумов и вузов и вообще для всех, кто любит природу и интересуется жизнью животных.

Жучка, ляг!

Давным-давно, еще в начальной школе, читал я рассказ про скворца, жившего у одних людей. Ручной был скворец. А у хозяина еще была и собачка Жучка. Веселая и очень шаловливая. Чуть где набедокурит или надоедать начнет, ей и говорят: «Жучка, ляг!»
Однажды скворец залез в миску с водой и купался, встряхивая крылышками и подымая брызги. В это время появилась Жучка и, увидев птицу, бросилась на нее. Но тут случилось неожиданное: скворец отскочил в сторону и громко сказал:
— Жучка, ляг!
Собака вздрогнула, остановилась и тут же улеглась на пол. Вытянув мордочку на лапах, она с недоумением смотрела на странную, говорящую птицу.
Удивительного, а тем более неправдоподобного, здесь ничего нет. Как известно, скворцы обладают очень хорошими способностями к звукоподражанию и, как и некоторые другие птицы, могут научиться произносить слова.
Скворец — птица знакомая всем, и малым, и старым. И все же мне хочется рассказать о нем, о его жизни, немного подробнее.
В зоологическом отряде воробьиных птиц есть семейство скворцовых. На территории нашей страны обитают шесть видов птиц из этого семейства: обыкновенный скворец, розовый скворец, серый, малый, японский и майна. Самый распространенный и наиболее известный из них — обыкновенный скворец. Он встречается почти по всей территории европейской части СССР, на Кавказе, в Средней Азии и в Сибири — до озера Байкал.
Каждый год, после суровой зимы, весть о приходе весны людям приносят перелетные птицы. Первыми в наших местах появляются грачи. Вслед за ними прилетают скворцы, жаворонки, трясогузки. Немного погодя прилетают гуси, утки, чайки, журавли, кулики, а еще позже, уже по теплу, прилетают разные насекомоядные птицы. Первая песня скворцов и жаворонков — свидетельство того, что зиме конец. Горожанам, конечно, более знакома весенняя песня скворцов. Именно ему посвятил чудесные приветственные слова поэт Н. Заболоцкий:

Начинай серенаду, скворец!
Сквозь литавры и бубны истории
Ты — наш первый весенний певец
Из березовой консерватории.

Первыми у скворцов прилетают из теплых стран самцы. В своем черном наряде, отливающем на солнце сине-зеленым металлическим блеском, они кажутся нам настоящими красавцами. Вернувшись к своему гнездовью — скворечнику или дуплу дерева в лесу — самец тут же оглашает округу звонкой песней. Бывает, что вернувшемуся из дальних странствий скворцу приходится восстанавливать свои права на жилье и изгонять из скворечника поселившихся там воробьев. Случается, что воробьи добровольно не уступают занятые квартиры. Тогда скворцы выдворяют их силой вытаскивая буквально за шиворот. А вслед за ними выбрасывают и их гнезда. Иногда на помощь скворцу при ходят его собратья.
Отрегулировав квартирный вопрос, скворцы-самцы с утра до вечера поют, поджидая самок, которые прилетают на несколько дней позже. Песня скворца — порой настоящий шедевр вокального искусства. Вообще-то, собственная песня у них не столь уж и достопримечательна. Но когда скворец обогащает свой репертуар песнями других птиц и разными другими звуками, получается замечательный концерт. Не зря же говорят, что скворцы — великие мастера вокального искусства. К. тому же они прекрасно владеют таким эстрадным жанром, как музыкальная пародия. За это их и называют еще пересмешниками. И не зря. Скворец прекрасно имитирует песни соловья, чечевицы, иволги и других пернатых соседей. Особенно богаты песни скворцов, выросших в сельской местности. Чего только в них нет: тут и арии разных других певчих птиц, и кваканье лягушки, и рычание и лай собак, раскатистое ржание жеребенка, хлопанье кнута и многие другие звуки. Некоторые скворцы обогащают свой репертуар звуками, которые они слышали на зимовке в Африке или во время перелета через южные страны. Знаток певчих птиц, натуралист А. М. Батуев рассказывал, что ему не раз приходилось слышать под Ленинградом, как скворцы имитировали песни африканских ткачиков.
Скворцы своей песней привлекают к избранному гнездовью самок и в то же время предупреждают других самцов, что тут место уже занято. Иначе говоря, одна и та же песня птицы имеет разный смысл в зависимости от того, кто ее слушает Если попытаться вложить человеческие слова в весеннюю песню скворца, который сидит у облюбованного им скворечника, то для самок она звучит примерно так: «Где ты, дорогая подруга? Я здесь уже два дня пою, ожидая тебя. Смотри, какой хороший домик я отнял у воробья, прилетай скорее, поселяйся в моем ломике. Будем вместе выводить птенцов». И та же песня для других скворцов гласит совсем иное: «Я здесь буду жить. Домик — мой! Селитесь рядом, в соседних домиках, где хотите. Будем хорошими соседями. А в мой не суйтесь — клюну!»
С прилетом подруги скворец поет несколько меньше. Он помогает самке в устройстве гнезда, вместе с ней носит в скворечник сухую траву, тонкие веточки, сухую мочалистую кору с кустарников. А когда гнездо готово — снова поет во всю мощь. Изредка у скворцов бывают стычки при выборе гнездовья и подруги. Интересный эпизод из жизни скворцов наблюдал в дачном поселке под Москвой поэт Александр Яшин, большой .любитель птиц и вообще природы. К одному скворечнику близ дачного забора сразу прилетели три скворца — два самца и самка. После недолгого мирного пересвиста самцы сшиблись, как петушки, и повисли цепочкой вниз головами на голой ветке березы. Один уцепился лапкой за сучок, а другой за его клюв и вторую ножку. Хватка была мертвая. Скворчиха сидела над ними и следила за исходом поединка. Так, вниз головами, скворцы провисели целых полминуты. Наконец верхний не выдержал, разжал лапку и оторвался от сучка. Падая, соперники расцепились уже на лету. Слабый скрылся, а победитель занял место у скворечника рядом со скворчихой и залился песней.
Вообще-то скворцы — птицы компанейские, они любят селиться в тех домиках, где по соседству есть другие семьи. И чтобы поблизости была вода. Значит для скворцов нужно вывешивать сразу по нескольку домиков, так их скорее можно привлечь. В одиночных домиках скворцы поселяются неохотно — не любят жить без хороших и веселых соседей. Если скворечников и дуплистых деревьев не хватает, скворцы подчас селятся в необычных, на первый взгляд, местах. В деревне Гришково Смоленской области одна жительница повесила трехлитровый бидончик на сук рябины, разросшейся возле крыльца. Бидон долгое время не требовался, и о нем забыли. А когда его захотели снять, то увидели, что над ним кружатся скворцы, а внутри пищат птенцы. Оказалось, птицы свили в нем гнездо. Над бидоном смастерили крышу и оставили его в распоряжении скворчиной семьи. Птенцы благополучно оперились и выросли. Вскоре они улетели вместе с родителями. А на другой год весной скворцы снова вернулись в свой металлический дом.
Случается, птицы устраивают гнезда на передвигающихся предметах — автомашинах, тракторах, строительных крана, железнодорожных вагонах, паромах, пароходах. В таких местах находили гнезда трясогузок, пеночек, дроздов, щеглов, грачей галок. Попали в этот перечень и скворцы.
Выкармливая птенцов, скворцы истребляют огромное количество вредных насекомых. В течение дня скворцы многие десятки раз посещают выгоны, сады, лес, луга, поля и огороды и везде находят корм. Они уничтожают много различных шелкопрядов, златогузку, сосновую пяденицу, дубовую листовертку, клопа-черепашку, саранчу, жука-кузьку, озимую совку и, конечно, майского жука. Натуралисты подсчитали: пара скворцов в период выкармливания птенцов вылавливает более 8 тысяч майских жуков и их личинок. По 75 километров в день делает иногда скворец в поисках пищи. Не забудет побывать и на вспаханном поле, где можно найти различных личинок и червей. Не отказывается он полакомиться и слизнями, вредящими садам, полям и огородам.
Скворцы-родители, при всей их энергии, изрядно устают за длинный летний день. Ведь прокормить своих ненасытных птенцов — а их в гнезде бывает обычно по 5 — 6, реже больше — дело нелегкое. Летом, в сильную жару, можно увидеть, как утомленный полетами за добычей для потомства скворец отдыхает в траве. Проходят считанные минуты, и скворец опять в полете: у него, наверное, в ушах звучит писк голодных детей, а в глазах — мерещатся их желтые рты. Подсчитали, что оба родителя — самец и самка — за день совершают от 200 до 300 прилетов к гнезду с кормом.
Когда в скворечнике подросли птенцы — родителям новые заботы. Нужно научить детей летать, добывать себе пищу, узнавать друзей и врагов, избегать опасностей. Окрепшие в гнезде скворчата часто не решаются сразу покидать родной им дом. И тут уже родителям приходится идти на разные хитрости и выманивать птенцов, показывая им муху или какого-нибудь жучка или гусеницу. Покажут и отлетают на соседний сук. Глядишь, наиболее храбрый и вылезает из домика или дупла. Качнет крыльями и, сорвавшись, летит на соседнюю ветку или дерево. А мама и папа туда же и премию в рот кладут — за храбрость. За первым и другие скворчата вылетают из родительского дома. Если молодой скворушка при первом своем полете сел на траву, родители и там подкармливают его.
Скворчата везде одинаковы. Вылетят из скворечника, сядут на ветке и ждут, когда «старики» будут их кормить. Пищат, кричат, еды просят, а сами не хотят искать ее. Вернее, еще не умеют. Таких скворчат я не раз наблюдал среди зелени высоких тополей и других деревьев на окраине Уфы. Родители искали какую-то поживу возле мусорного ящика позади столовой. Походит скворец возле ящика, а то и внутрь заберется, схватит там что-то и летит на тополь, где сидит голодный иждивенец, ростом с родителей, только еще в рыжеватом оперении. Оказалось, скворцы подкармливали птенцов большими черными мухами. Заодно и санитарной службе города помогали.
Позже скворцы — и старые и молодые — собираются в стайки и совершают облеты окрестностей, ищут насекомых. В это время их можно встретить далеко от гнездовий. Скворцы могут поедать мелкие экземпляры моллюсков — прудовиков и катушек, а также ручейников, жуков-плавунцов, которых добывают на мелководье или в пересыхающих водоемах.
В конце лета скворцы посещают сады и едят там вишню и разные ягоды. Кое-где совершают налеты целыми стаями на виноградники и «помогают» собирать урожай. Разумеется, людям приходится в это время отпугивать пернатых гостей, которые были желательны в этих местах раньше, когда собирали там насекомых.
По своей природе скворцы птицы стайные, они кочуют группами. Так легче и корм найти, и врага быстрее обнаружить, а в случае опасности — дать отпор врагу. В Рожищенском районе Волынской области на Украине наблюдали однажды смертельный бой между скворцами и хищником. Когда над полевой дорогой с шумом пронеслась стая скворцов, с дерева пулей сорвался ястреб-перепелятник и погнался за отставшим скворушкой. У того от страха прибавилось сил, и он кинулся под стаю. И тут произошло неожиданное. Скворцы, как по команде, всей стаей напали на врага. Они сплошной стеной бросались на ястреба сверху, прижимая его к земле. Вскоре им это удалось. Скворцы продолжали бой с севшим на землю хищником до победного конца. Вот что значит коллективный отпор агрессору!
Осенью скворцы большими стаями летят на зимовку в теплые районы Земли: на юг Европы, Азии, в Северную Африку. Находили зимовщиков на западе Индии. Пути перелета и места зимовок скворцов, как и других птиц, определяют и изучают при помощи кольцевания. По кольцу можно узнать какой скворец прилетел весной к гнездовью — старый или другой. Поясню это словами стихотворения И. Науменко:

Мы скворца закольцевали,
Улетел скворец на юг.
Восемь месяцев не знали,
Жив ли наш пернатый друг.

А сегодня после чая,
Только вышли на крыльцо,
Видим: наш скворец летает —
На ноге блестит кольцо.

Люди давно заметили одну интересную особенность скворцов Осенью, перед самым отлетом, взрослые скворцы-самцы еще раз навещают родной скворечник. Посидят, споют свою — уже прощальную — песню, а потом улетают.
Весной скворцы возвращаются и вновь радуют людей своими песнями-пародиями. Иногда они так хорошо копируют чужие песни, что порой вводят в заблуждение людей. В селе Воздвиженском Сумской области одно время в сквере у правления колхоза весной часто раздавались песни скворца, перемежавшиеся с чудесными трелями соловья. С удовольствием слушали певцов колхозники. Каково же было их удивление, когда в один из дней они обнаружили, что в сквере соловья не было, а все песни пел самый обыкновенный скворец. Очевидно, он прежде жил в лесу по соседству с соловьями и прошел у них «курс вокала».
Зоолог В. В. Строков рассказывал, как однажды в станице Клетской Волгоградской области его подвел скворец, высвистывавший позывные московского радио — «Широка страна моя родная» — задолго до шести часов утра. Он вырос в скворечнике возле репродуктора, выучился петь, перенял мотив и сбивал с толку людей, насвистывая позывные в любое время дня.
Живущие у людей ручные скворцы также очень хорошо перенимают различные музыкальные мотивы. Один француз обучил своего домашнего скворца насвистывать «Марсельезу». И что же? От него мелодию национального гимна Франции научились насвистывать и другие скворцы этого района.
Особенно интересны ручные скворцы своей способностью копировать человеческую речь — произносить слова. Для этого их как и вообще всех говорящих птиц, нужно прежде всего хорошо приручить. Птица должна знать человека, его голос, не бояться его движений, должна охотно подходить или подлетать к нему садиться на руку, на плечо, разрешать себя погладить. Достичь этого можно, используя такой мощный фактор, как кормление в сочетании с терпением, лаской и любовью к своему питомцу Легче всего приручаются молодые скворцы, отбившиеся от родителей, но еще не умеющие самостоятельно жить и кормиться Удается приручить и взрослого скворца.
Житель Симферополя, натуралист Павел Григорьевич Болтоусов — большой любитель птиц. Дома у него, на небольшой усадьбе, целое птичье царство. Журавли, вороны, сороки, удоды, дрофы, галки, павлин и многие другие, которых он воспитывал или лечил. Однажды у него в саду появился молодой скворушка. Сидел под кустом и разевал клюв с еще желтой полоской. Видать, отбился от семьи. И хотел есть. Человек покормил его и поместил в клетку. Вскоре новосел привык к хозяину, и клетка его была постоянно открыта. Скворец научился летать, сам ходил по двору, летал по огороду, что-то там выискивал и склевывал. Потом совсем подружился со своим воспитателем и садился к нему на плечо. Когда хозяин шел в магазин, на плече у него сидел скворец. Или пролетит немного и опять садится и едет. Один раз обознался — сел на плечо прохожему. Тут же полетел искать хозяина, исправлять ошибку. Осенью скворец присоединился к своим сородичам и стал проводить с ними дни. Вечером возвращался. А потом пропал на целую неделю. Вернулся более осторожный, на плечо уже не садился. И стало заметно беспокойство птицы — дело шло к отлету и он, видимо, чувствовал предстоящие перемены в жизни. Тогда Болтоусов стал на клетку, где жил скворушка, подкладывать корм. Это опять сблизило птицу с человеком, и вскоре скворец снова стал садиться на плечо, брал из рук корм. Кончилось тем, что скворец остался зимовать у хозяина. Когда стало холодно, его пришлось забрать в комнату. Там он познакомился с канарейками, перепелами и соловьем, освоился и включился в хор этих пернатых певцов. На дворе мороз, или пурга, а они знай поют себе с утра до вечера. Ручные скворцы жили у многих людей, но далеко не все из них могут научиться произносить слова, «разговаривать». Учить скворца говорить нужно долго, терпеливо, каждый день повторяя нужное слово перед кормлением утром и под вечер. Тон его должен быть всегда одинаковый. Скворцы легче произносят слова с шипящими согласными, вроде таких: черный, черныш, скворушка, кошка, птичка. Скворец произносит их не чисто, а всегда с пришептыванием, прищелкиванием. Все равно получается достаточно четко и забавно.
Прирученные скворцы чаще всего выговаривают свою кличку — ведь они слышат ее ежедневно. При специальном обучении скворцы могут произносить различные слова и небольшие фразы. Чарльз Дарвин писал, что у одного человека был скворец, который безошибочно приветствовал приходящих в дом словами «доброе утро», а уходящих — «прощай, старина».
Сохранились сведения об ученом скворце, жившем у римского Цезаря. Он произносил слова на греческом и латинском языках.
Запас слов и содержание отдельных фраз у обученных птиц зависят от характера и склонностей хозяина-воспитателя. Об этом свидетельствует и А. С. Пушкин, написавший небольшое стихотворение о говорящем скворце.

Брадатый староста Авдей
С поклоном барыне своей
Заместо красного яичка
Поднес ученого скворца.
Известно вам: такая птичка

Умней иного мудреца.
Скворец, надувшись величаво,
Вздыхал о царствии небес
И приговаривал картаво:
«Христос воскрес! Христос воскрес!»

Разумеется, скворец перенял эти слова от набожного старосты. И неудивительно. В то время — 150 лет тому назад — религиозные обычаи были очень сильны и русские люди в пасхальные дни приветствовали друг друга словами «Христос воскрес!»
Описывая картины своего детства, Максим Горький рассказал о своей бабушке и ее скворце, которого она научила говорить. Этого скворца поймал кот. Его отняли у кота, бабушка обрезала сломанное крыло, а на место откушенной ноги ловко пристроила деревяшку. Вылечив скворца, бабушка стала учить его говорить:
— Ну, проси: скворушке — кашки!
Скворец косил на нее круглым, живым глазом, стучал деревяшкой о тонкое дно клетки, вытягивал шею и пел, чему научился раньше, на воле. Он свистел иволгой, передразнивал сойку кукушку, старался мяукнуть кошкой, подражал вою собаки А вот человечья речь не давалась ему. Все же упорный труд увенчался успехом, терпеливая бабушка научила-таки скворца произносить слова. Через некоторое время скворец довольно ясно просил: «Скворушке — кашки». А завидя бабушку, тянул что-то похожее на «дра-астуй». Сначала клетка со скворцом висела в комнате деда, но скоро тот изгнал его к детям на чердак: скворец выучился дразнить дедушку!
В наше время выдающейся способностью произносить слова прославился скворец Саша, воспитанный ленинградкой М. С. Быстрицкой. Он мог произносить 40 слов — истинный талант среди говорящих скворцов! Историю его приручения, воспитания и обучения говорить со слов хозяйки описал ленинградский орнитолог, профессор А. С. Мальчевский с сотрудниками в книге «Птицы перед микрофоном и фотоаппаратом». На воспитание было взять пять еще не оперившихся скворчат. Выжило из них четыре, но говорить научились только два — Саша и его брат Миша. Два других не говорили совсем, очевидно, они были самками. Саша оказался гораздо способнее Миши — он начал произносить слова на два месяца раньше и выучил за свою жизнь слов значительно больше, чем Миша. Скворчата появились на свет в мае, а уже в октябре Саша произносил первые слоги «скво-сквор». Вскоре он произносил целые слова, которым учила его хозяйка, когда кормила его: «скворушка», «Саша», «птичка» и другие. К трем годам Саша уже освоил почти весь свой репертуар, хотя все еще продолжал включать в песню новые слова, причем даже такие, которые слышал довольно редко. Его брат Миша выучил всего 14 слов.
Первое знакомство ученых-орнитологов с Сашей произошло в 1952 году, когда ему было три года. И, конечно, он поразил своих слушателей. Правда, сначала он долго молчал — привыкал к незнакомым людям, настраивался. Освоившись, он внезапно «заговорил» чистейшим человеческим голосом. Ласково и вкрадчиво, иногда шепотом и с интонацией, но в строго определенном ритме и темпе скворец произносил длинные фразы и отдельные слова. Вот его репертуар: «Саша, здравствуй. Иди скорее, иди скорей. Птичка моя, скворушка... иди скорей, иди скорей... Апчхи! Спасибо вам, апчхи, спасибо вам. Мальчик мой, мальчик мой... Солнышко мое... Тише мыши...» В таком плане Саша мог говорить очень долго.
В 1963 году удалось записать голос Саши на пленку, когда ему было уже 14 лет. Он пел еще довольно эффектно, хотя и сократил количество употребляемых слов. Зато он произносил их отчетливее и в более определенной последовательности. Разговор скворца, говорят ученые, это его песня, песня птицы, выросшей в неволе и всю жизнь слушавшей лишь комнатные звуки. Из них он и сложил свой напев. От дикого скворца в песне Саши сохранился лишь один скрипучий выкрик. После этого знаменитый скворец прожил еще несколько лет, дожив почти до предельного для певчих птиц возраста.
Ученым-орнитологам попадались и другие говорящие скворцы. В Москве, у одного любителя птиц, жил говорящий скворец. Кроме произношения слов он овладел еще и популярными музыкальными мелодиями. Он мог довольно прилично насвистывать мотивчик «Ах эти черные глаза» и лейтмотив лебедя из балета «Лебединое озеро».

Зовут, предупреждают, угрожают, дразнят

Когда скворец говорит: «Жучка, ляг!» или «скворушке — кашки», а попугай спрашивает: «Где ты был?», то всем понятно, что этому их научили люди. Произношение слов говорящими птицами — следствие выработки у них новых условных рефлексов, имеющих значение для жизни возле людей, для общения с ними. Копирование слов человеческой речи полезно им при получении корма, воды, для развлечения, или просто для эмоциональной разрядки, когда птица включает слова и целые фразы в свою песню. Для жизни в естественной обстановке, в природе, при общении с себе подобными — особями своего вида, — слова человеческой речи птицам не нужны. А начни они говорить со своими соплеменниками, те не только не поняли бы их слов, а еще, гляди, и поколотили.
Где бы ни жили животные, они всегда общаются между собой. В семье, в стае, стаде животные постоянно дают знать друг другу о себе, о врагах, о найденной пище и о многом другом. Общение у животных осуществляется при помощи широкого арсенала средств. Сейчас принято говорить, что у животных есть язык звуков, жестов, поз, язык красок и рисунков, химический язык запахов.
Животные передают различные сигналы на далекие расстояния, не видя друг друга, а также в темноте, при помощи звуков. Поэтому и говорят, что животные живут в мире звуков. Причем, звуки, издаваемые животными, можно разделить на голосовые и неголосовые.
Неголосовые звуковые сигналы (их называют еще «инструментальными») животные издают самыми различными способами и средствами. Мухи, шмели, пчелы издают гудение, а комары — писк при быстром движении крылышек. Морские ежи, шевеля иглами, издают слабое потрескивание. Раки щелкают, смыкая и размыкая клешни. Некоторые крабы издают звуки, ударяя себя клешней в грудь, а другие — стучат клешней по грунту. Рыбы издают различные звуки, хлопая жаберными крышками, скрежеща зубами, трением челюстей и даже позвонков, а также при помощи плавательного пузыря.
По-разному издают неголосовые звуковые сигналы млекопитающие. Дикие кролики в случае опасности громко топают задними ногами по земле, чем предупреждают сородичей. Так же передают сигналы тревоги горные кенгуру. Стучат задними лапами зайцы, песчанки и тушканчики. Косуля в случае опасности бьет по земле копытами. Убегая с берега в воду, бобр громко шлепает по воде своим безволосым хвостом-вальком, предупреждая об опасности родных и соседей. Индийский слон, давая знать о приближении тигра, ударяет кончиком хобота по земле.
Большое разнообразие неголосовых сигналов и у птиц. Аисты — стучат клювом. Дятел издает громкий стук, ударяя клювом по сучьям деревьев. Курица, собирая цыплят, стучит клювом о землю. Так же поступает и петух, призывающий кур к корму. Некоторые птицы во время взлета и при полете издают звуки при помощи оперения. Здесь и хлопанье крыльев, и шум от рассекаемого ими воздуха, и свист при стремительном спуске, и «фуркание» крылышками у воробьев. Бекас даже «поет хвостом». Во время токования, при быстром снижении хвост у него раскрывается веером, перья вибрируют и возникает звук, напоминающий блеяние ягненка.
Абсолютное большинство зверей и птиц обладают способностью общаться и передавать важную им информацию при помощи произвольно издаваемых звуков — голосовых сигналов. Обилие их поразительно, особенно в период размножения, у птиц — в весеннее время. Способность птиц, например крупных черных воронов, к звуковой сигнализации нашла отражение в древних народных сказках, песнях, поговорках и в стихах поэтов. Помните:

Ворон к ворону летит,
Ворон ворону кричит:
«Ворон, где б нам отобедать?
Как бы нам о том проведать?..»

Изучение звуковых сигналов, языка животных, как теперь говорят, позволило расшифровать важное биологическое значение их для общения отдельных особей друг с другом, с детьми, стаей, группой. Звуками животные призывают особей противоположного пола, приветствуют супругов, собирают стаю, оповещают о найденной пище, созывают детей или призывают родителей, предупреждают об опасности, отпугивают врагов, выражают беспокойство, возбуждение, испуг, ярость, чувство голода, удовольствие, материнские чувства и многое другое.
Разумеется, голосовые сигналы птицы и звери подают не произвольно, подобно мыслящему человеку. Голосовые реакции возникают у них при строго определенных условиях. Для этого необходимо совпадение действия конкретных внешних раздражителей с определенным состоянием самого организма. Причем, для возникновения таких реакций необходимы какие-то побудительные стимулы — мотивации, — обусловливающие дальнейшее поведение животного. Так, например, при виде пищи голодное животное издает голосовой сигнал, а сытое — нет. Обычно такие сигналы подаются независимо от того, присутствуют здесь другие особи или нет. В отличие от активной, волевой передачи информации у людей животных звуковые сигналы являются прежде всего реализацией врожденных рефлексов. Голосовые сигналы и соответствующее индивидуальное поведение каждой отдельной особи способствуют связи животных в семье, группе и, таким образом, помогают приспособлению целых групп животных какого-либо вида к определенным условиям окружающей среды (групповая адаптация).
Мы часто не замечаем, какое богатство издаваемых животными звуков окружает нас и сколько разного смысла и значения вкладывают они в свои звуковые сигналы. Прислушайтесь к тихому, как бы дрожащему, ржанию лошади, поздывающей отставшего жеребенка. Оно совсем не похоже на ржание, которым общаются между собой взрослые лошади.
А возьмите всем знакомую кошку. Она не просто мяукает мурлыкает и кричит. Если вслушаться в ее «разговор», то можно уловить десятки различных интонаций в ее голосе. На улицу кошка просится одним мяуканьем, с улицы — по-другому, просит есть или пить — еще иначе. Котятам она также «говорит» о многом и по-разному, а возвращаясь к ним после отлучки на улицу, произносит целую «речь» в различных нежных и сердечных тонах. С соседними кошками и котами ваша кошка «перемуркивается» также по-разному: с кем строго и грозно, а с кем вежливо, приветливо и даже ласково, в зависимости от места и времени.
А сколько интонаций в лае и повизгивании собак!
Особенно богат звуковой язык в царстве пернатых. Всем знакомые песни птиц — это выражение определенного состояния их, нервного возбуждения, вызванного и усиленного действием гормонов. Поэтому многие птицы поют только в брачный период. У певчих птиц весной первыми прилетают из теплых краев самцы. И сразу же принимаются за песни. Вначале это песни бодрости и весеннего возбуждения перед встречей с подругой, которая, прилетев позже, легко находит своего друга по голосу. Песней птицы приманивают новую подругу, если старой нет. Кроме того, песня служит сигналом, что данный участок занят.
Изучением языка животных занимаются зоологи-этологи. Этологией называют науку о поведении животных. Длительные наблюдения и общение с животными позволили ученым расшифровать смысл многих звуков-сигналов у ряда птиц, хищных зверей, обезьян Непосвященному человеку разобраться в криках и прочих звуках более, чем трудно. Не случайно поэт Александр Яшин писал:

Стоит в лес углубиться —
И уже как не дома:
Словно мы за границей —
Незнакомые лица,
Языки незнакомы.

Для специалистов-этологов не понятный нам мир звуков животных полон конкретности. Мы, например, нисколько не разбираемся в гоготании гусей. Гогочут, ну и ладно. Оказывается, в их гоготании имеется большой смысл. Тут целая система предупреждающих сигналов, сложный шифр общения. Ученые установили, что в зависимости от числа и громкости издаваемых сигналов «га-га» гуси оповещают друг друга о наличии и количестве пищи, о необходимости оставаться на определенном участке или покинуть его, о тревоге и явной опасности.
Звуками животные могут выражать призыв к группе сородичей для совместного нападения на врага. Шимпанзе бросаются в сторону такого звука и нападают на незванного гостя, нарушителя их спокойствия. У галок, как оказалось, есть особый сигнал, который приводит других членов стаи в состояние ярости и враждебности к тому, кто вынудил их родственницу взывать о помощи.
Много подробностей о звуковых сигналах у животных можно узнать из интересного кинофильма «Язык животных», а также из целого ряда книг.
А теперь пора поговорить о языке у животных и языке у людей. Сразу же скажем, что язык животных вовсе не сходен с языком людей, хотя под языком и понимают средство общения. Ставить знак равенства между ними, между издаваемыми животными звуками и речью человека, состоящей из слов, содержащих информацию о множестве вещей и явлений, — нельзя. Это далеко не одно и то же. Примитивные звуки, издаваемые животными, есть не что иное, как проявление их нервно-рефлекторной деятельности, врожденные рефлексы или голосовые инстинкты. Звуковой «язык» животных, несмотря на его разнообразие, — результат их врожденной инстинктивной деятельности. Причем, у каждого вида животных, как мы уже знаем, имеются свои, присущие только им, характерные звуковые сигналы, получаемые по наследству от предков. С их помощью животные и общаются между собой.
У человека звуковой язык, язык слов, является результатом способности людей к мышлению и выражению своих мыслей и чувств словами. Поэтому мы и говорим, что людям, человеку, присуще абстрактное, понятийное мышление при помощи слов. В то время как люди совершенно сознательно переговариваются о самых различных предметах и явлениях, которые доступны только человеческому уму, животные могут лишь перекликаться. И хотя многие высшие животные обладают зачатками рассудочной деятельности и способны в некоторых случаях к примитивному мышлению, их ограниченный звуковой «лексикон» нисколько не имеет того значения, как словесный язык людей. Даже говорящие птицы и те, как правило, произносят и повторяют заученные слова, не понимая их смысла, хотя порой и довольно удачно. Птицу, скворца, ворона или попугая можно научить про износить слово «атом», но разве они могут понять, что это такое? Не всякий человек, без специального образования, разберется в этом сложном понятии.
Итак, птицы получают свои звуковые сигналы, свои песни по наследству от тысяч поколений предков. Петух, скажем, от рождения умеет кукарекать, но не будет каркать или лаять по-собачьи. Однако, многие птицы к своему видовому, наследственному врожденному репертуару способны добавлять еще и чужие звуки и песни в результате научения или подражания. У каждого вида птиц имеется своя «фамильная» песня, которую они исполняют даже без всякого обучения. Но если рядом с ними были другие птицы, особенно в роли воспитателей или веселых соседей, молодые птицы могут усваивать и их репертуар. Молодые соловьи, например, учатся петь у старых, опытных вокалистов. И если таких выдающихся певцов безрассудно выдавливают люди, именующие себя любителями природы и знатоками птичьего пения, то постепенно соловьиные песни в данной округе становятся более бедными: молодым птицам не у кого: обучаться. По этой причине оскудели песни когда-то знаменитых курских соловьев. Сейчас, говорят знатоки, лучшими певцами считаются киевские и ленинградские соловьи.
Большие мастера и специалисты по звукоподражанию скворцы, о которых мы уже рассказывали. И не только скворцы в отдельных случаях чужую песню может перенять даже воробей. Жизнь такого воробья описал Э. Сетон-Томпсон в рассказе «Уличный певец». Герой этого рассказа, воробей-самец Рэнди появился на свет из яйца, подложенного в гнездо канареек. От воспитавших его приемных родителей он и научился исполнять канареечные трели. Особенно звонко и задорно он пел после победы над соперниками-воробьями и другими певцами — канарейками. Многие читатели, в том числе и зоологи, не верили в правдивость описанного Сетон-Томпсоном случая, считая, что воробьи не могут воспроизводить чужие песни. Прошли годы, десятилетия и путем ряда опытов было доказано, что воробьи при некоторых обстоятельствах могут перенимать чужие звуки-песни. Ленинградские зоологи рассказывают, что в Ленинграде был известен воробей Андрюшка, с раннего возраста выросший в доме одного любителя птиц вместе со взрослым щеглом. От этого щегла Андрюшка перенял некоторые голосовые реакции и при определенных ситуациях «изъяснялся» по-щеглиному.
Хорошо пересмешничают многие певчие птицы, заимствуя песни у соседей. И не только чужие песни, но и различные другие звуки. В этом отношении особенно прославились попугаи и другие птицы из числа говорящих. Выдающимися пересмешниками являются дрозды и садовые камышевки.
В Ялте был случай, когда один дрозд чуть не перессорил целую группу писателей, отдыхавших и работавших в Доме творчества. Они договорились между собой не стучать на пишущих машинках ранее шести часов утра, чтобы щадить сон товарищей. И вдруг нашелся отступник, который чуть свет садился за машинку и начинал стучать, трещать. Во время завтрака плохо выспавшиеся писатели с укором и обидой смотрели друг на друга, стараясь угадать, кто же нарушил данный зарок о соблюдении тишины в утренние часы. Но никто себя виновным не считал. Надеялись, что у нарушителя заговорит совесть и он перестанет будить товарищей своим стуком. Однако и на другой день отступник как ни в чем не бывало рано утром начал стучать. Тогда писатели решили выследить и изобличить негодника. И выследили. Им оказался местный дрозд, научившийся великолепно, с удивительной точностью копировать все оттенки работы пишущей машинки — движение каретки, перестук клавиш и все паузы.
Здесь мы подошли, наконец, к вопросу о способности говорящих птиц к произношению слов и целых фраз. Что же такое разговор этих птиц? Способны ли они понимать все то, что говорят? Нет ли сходства между разговором людей и «разговором» птиц? Ответ сразу будет отрицательным — нет. Разговор птиц есть всего лишь сочетание безусловных голосовых рефлексов с условными, выработавшимися под влиянием обучения их человеком, а также в силу склонности и способности к звукоподражанию. Понимать сущность произносимых слов говорящие птицы не могут, так как не обладают настоящей речью и понятийным мышлением, о чем мы уже говорили выше. Поэтому и смыслового сходства между речью человека и «речью» птиц — нет.
Бывают, однако, случаи и нередко, когда говорящие птицы произносят слова и фразы довольно удачно, к месту и времени. Как это объяснить, мы рассмотрим дальше, в рассказах о попугаях и других говорящих птицах. Сделаем только одно отступление — сначала поговорим о способности птиц к воспроизведению звуков, песен и слов человеческой речи.

Как они поют и разговаривают

Человек вышел из соснового бора на крутой берег. Внизу — река, за ней — густой лес. Набрал человек в легкие побольше воздуха и с силой выдохнул.
— Эге-ге-гей! — разнеслось над рекой.
— Эге-ге-гей! — с силой повторило эхо эти звуки.
Что же это такое — звук вообще и что такое голос человека или голос животных? Где и как образуется голос?
Звук — это волнообразно распространяющиеся колебательные движения частиц воздуха или другой упругой среды. Его производят ветер, вода, растения и сами животные. О великом многообразии звуков, голосов и песен у животных рассказано в предыдущем очерке.
В природе существуют звуки различной частоты, которую выражают в условных единицах — герцах. Один герц равен одному колебанию в секунду, один килогерц — тысяче колебаниям в секунду. Колебания с частотой ниже 16 герц называют инфразвуками, а выше 20000 — ультразвуками. Улавливать различные звуки людям, зверям и птицам помогают органы слуха. Причем возможности воспринимать звуковые колебания разной частоты у них различны.
Ухо взрослого человека способно воспринимать звуки в пределах от 16 до 20 000 колебаний в секунду: в этих пределах люди воспринимают звук как непрерывный. Инфразвуки ниже 16 — 18 колебаний и ультразвуки выше 20 000 колебаний люди не воспринимают. Лучше всего человеческое ухо улавливает звуки частотой от 1000 до 3000 колебаний в секунду.
Среди зверей и птиц есть много таких, которые слышат хуже, чем человек, но есть и такие, которые своими способностями к восприятию звуков значительно превосходят людей. Например, кролик способен воспринимать звуки частотой до 16000 колебаний в секунду, ёж — 18.000, серая крыса и лошадь — до 40.000, собака — до 80.000, макака резус — 16.384, шимпанзе — 8.192, дельфины — до 100 и 120 тысяч, летучие мыши — 98.000. У птиц верхний предел слуха достигает: у голубя 12.000, у грача — 10.000, у попугаев 16.000, у сокола 10.000, у клеста — 19.200, у снегиря и серой совы — 21.000, у зяблика — 29.000, у домашней курицы — 9.000. Скворец в обычное время улавливает звуки частотой до 14.000 колебаний в секунду, а в период размножения, при обострении всех его органов чувств, до 35.000.
Животные производят звуки по-разному. Кошка катает пластмассовый шарик по полу, и мы слышим стук. Собака, привязанная во дворе, гремит железной цепью. Скворец или канарейка стучат клювом по кормушке. Попугай ломает мощным клювом свою клетку — слышен треск. Но эти же животные могут издавать и другие звуки: кошка — мяукает и мурлычет, собака — лает, рычит, воет, скулит, скворец или канарейка — поют, а то и произносят слова, как попугай. В таких случаях, издаваемые животными звуки, мы называем голосами.
Голос человека или млекопитающих животных — это совокупность звуков, издаваемых ими при помощи голосового аппарата. Возникновение у них звуков, голоса, всегда связано с деятельностью дыхательной системы и движением воздуха в ней.
Голосовой аппарат человека и млекопитающих животных состоит из трех взаимосвязанных частей: полостей легких, бронхов и трахеи; гортани; верхних дыхательных путей — глотки, носоглотки, носовой полости и полости рта. При вдохе воздух проходит через носовые ходы, попадает в носоглотку, а затем в глотку. В глотку из ротовой полости поступает и пищевой комок. Книзу глотка как бы разветвляется на две трубки: спереди она переходит в гортань, а сзади — в пищевод. Через гортань проходит только воздух. Пища в нее обычно не попадает, так как в момент глотания вход в гортань закрывается надгортанником. В гортани расположена главная часть голосового аппарата — голосовые связки.
Основу гортани (иногда ее называют дыхательным горлом) образуют несколько хрящей, самый крупный их которых — щитовидный. У входа в гортань, на боковых поверхностях ее, имеются особые складки слизистой оболочки, образующие ложные и истинные голосовые связки. Истинные голосовые связки, между которыми находится голосовая щель, расположены ниже ложных. Голосовые связки соединены со специальными, голосовыми мышцами. Под действием этих мышц голосовые связки могут напрягаться или расслабляться, а щель между ними сужаться или расширяться. Во время спокойного дыхания голосовые связки раздвинуты в стороны и щель между ними открыта Для прохождения воздуха. В это время звуки в ней не образуются. При воспроизведении звуков голосовые связки смыкаются До полного соприкосновения и становятся более напряженными. При этом давление в легких, бронхах и трахее резко повышается. Воздух сильной струей проходит через голосовую щель, и края голосовых связок начинают колебаться, вибрировать. В результате этого и возникает звук — голос.
В зависимости от частоты колебаний голосовых связок звук может быть различной высоты: высокий, тонкий или низкий, грубый. Отчасти это зависит и от длины связок.
У птиц голосовые звуки также порождаются в дыхательном аппарате. Правда, в отличие от млекопитающих у них имеются некоторые особенности в строении органов дыхания.
Легкие у птиц небольшого размера, не столь эластичны, как у млекопитающих, и плотно прижаты к стенкам грудной полости. Воздух, пройдя по трахее и крупным бронхам в легкие, поступает затем в мельчайшие бронхиолы, окруженные сетью кровеносных капилляров, где и происходит газообмен. Часть ответвлений бронхов выходит за пределы легких, не разделяясь на бронхиолы, и образует тонкостенные воздухоносные мешки. Их у птиц девять: один непарный межключичный, два шейные, два передние грудные, два задние грудные и два брюшные. Воздушные мешки и их отростки располагаются между внутренними органами и мышцами, а также образуют трубчатые выросты, заходящие внутрь полых трубчатых костей.
При вдохе часть воздуха заходит в бронхиоли, где и осуществляются газообмен, а часть поступает в воздушные мешки. При выдохе грудная кость птицы поднимается, происходит сжатие грудной клетки и часть воздуха из воздушных мешков вытесняется обратно. При этом он вторично проходит через бронхиолы, где из него усваивается кислород. Таким образом у птиц осуществляется двойное дыхание, благодаря которому кислород поступает в кровь дважды — при вдохе и выдохе. А это, кстати, очень важно при полете, когда птица машет крыльями. Воздушные мешки имеют большое значение для терморегуляции, ослабляют трение между соседствующими внутренними органами и облегчают их работу, защищают мышцы от перегревания при работе, а внутренние органы — от переохлаждения в холодную погоду. Наличие воздушных мешков и пневматических костей значительно облегчает вес тела птицы, .что также чрезвычайно важно при полете. Кстати, благодаря этому ни одна птица не тонет в воде. А при плавании птицы очень незначительно погружаются в воду.
Долгое время, столетиями ученые считали, что у певчих птиц гортань устроена так же, как и у млекопитающих, и является источником голоса. Более подробное изучение показало, что у них имеются две гортани: верхняя и нижняя. Нижняя гортань и является местом, где возникают звуки — голос. Располагается она на месте раздвоения трахеи на бронхи. Здесь, между трахеей и бронхами, находятся особые бронхиальные полукольца, на внутренней поверхности которых располагаются голосовые губы и перепонки. К наружной поверхности бронхиальных полуколец прикрепляются голосовые мышцы, регулирующие величину просвета каждого бронха в области нижней певчей гортани.
Поток воздуха, проходя через образующиеся в бронхах щели, вызывает колебания голосовых перепонок, что и приводит к образованию звуков. С числом голосовых мышц, обеспечивающих подвижность элементов нижней гортани, связана способность птиц к пению, издаванию звуков, а у говорящих — к произношению слов. У птиц из отряда воробьиных, к которому относятся почти все говорящие птицы, в нижней гортани имеется от 5 до 7, а у некоторых даже 9 пар голосовых мышц. Между прочим, у американских страусов-нанду, пингвинов, бакланов, гагар, куликов, чаек, поганок, кукушек, дятлов, уток и гусей имеется всего лишь по одной паре голосовых мышц. У казуаров, киви и аистов их нет совсем. У большинства попугаев — три пары голосовых мышц.
Количество колебаний, возникающих при образовании звуков в нижней гортани у птиц, различно. Советские ученые В. Д. Ильичев и И. Д. Никольский в книге «Голоса животных» указывают, что в голосе зарянки бывает от 2.000 до 12.000 колебаний в секунду, у пеночки-теньковки — от 2,000 до 9.200, у грача — от 1000 до 3000, у домашней курицы — от 400 до 3000, у сизого голубя — от 200 до 1600, у синицы-гаечки — от 1600 до 11.000 и у волнистого попугайчика — от 1600 до 6400.
Частота колебаний в голосе мелких воробьиных птиц значительно больше, чем у крупных птиц. Так, у грача в голосе чаще всего бывает от 1400 до 2.000 колебаний в секунду, у вороны — 1200, а у домового воробья от 3.000 до 5.000 и у овсянки — 8.000.
В формировании звуков у птиц, образующихся в нижней гортани, участвуют и некоторые вспомогательные органы. Из них наибольшее значение имеет трахея, являющаяся резонатором. В образовании потока воздуха, идущего из легких через нижнюю гортань, существенную роль играют воздушные мешки. Следует отметить, что и верхняя гортань у птиц принимает некоторое участие в голосообразовании. При помощи особых мышц она может сжиматься, закрываться, расширяться, и это способствует регуляции звукового потока сформировавшегося в нижней гортани. А шипение у лебедей и чуфыканье у тетеревов вообще производится при помощи верхней гортани.
Напомним, что голоса птиц — их крики, пение, а также произношение слов у говорящих, представляют собой рефлекторную реакцию, выражающую определенное состояние их, а точнее — состояние их нервной системы и органов чувств.
Звуковая сигнализация, как мы уже знаем, присуща и млекопитающим. Более того, некоторые из них, общаясь с людьми, могут научиться произносить и слова человеческой речи. Таковыми оказались дельфины и обезьяны.
Видный специалист по высшей нервной деятельности и по изучению функций мозга дельфинов, американский ученый доктор Джон Лилли в своей лаборатории много лет изучал поведение дельфинов и занимался обучением их. Одним из наиболее способных его учеников был дельфин Эльвар. Опыты с ним проводил не только сам ученый, но и его ассистентка Элис Миллер. Постоянно общаясь с дельфином, она громко и четко произносила слова, предназначенные ему. Когда Эльвар во время тренировок находился в специальной ванне, он имел привычку озорничать: набирал в рот воду и выбрызгивал ее вверх, а иногда и на экспериментатора. Приходилось прикрикивать на него: «Стоп ит!» — «прекрати это». Однажды, обрызганная водой, Элис Миллер крикнула дельфину эту же команду. Прошло несколько секунд, и Эльвар четко повторил:
— Стоп ит!
В другой раз его учительница сказала: «бай-бай», и Эльвар тут же повторил это, только более тонким голосом.
Ученые давно уже установили, что дельфины общаются между собой при помощи сигналов, которые они издают на высоких частотах, — ультразвуков. Однако они могут издавать звуки и на низких частотах, в пределах слышимости человека. И вот оказалось, что дельфины вполне способны перенимать звуки, услышанные при общении с человеком и даже отдельные слова. Воспроизводя такие звуки, дельфины произносят их быстрее, чем человек, и поэтому разобрать, что «говорит» дельфин трудно. Но если записать разговор дельфинов на ленту магнитофона, а потом увеличить продолжительность издаваемых ими звуков и уменьшить их высоту, путем замедленного движения магнитофонной ленты, то можно хорошо разобраться в разговорах этих умных животных. Так Джон Лилли и его сотрудники узнали, что дельфины могут не только копировать различные звуки, издаваемые приборами, смех, но и человеческую речь.
Работая с Эльваром, Джон Лилли обучил его произносить свое имя и ряд английских слов — «больше», «говори», «громче», «вверх» и другие. Потом Эльвар научился произносить краткие фразы: «брызни воду», «больше, Эльвар».
Во время опытов Джон Лилли записывал на ленту магнитофона различные технические данные, чтобы потом его секретарь переписал их в протокол. И тут оказалось, что дельфин повторяет некоторые слова вслед за экспериментатором. Когда ученый однажды сказал «сто тридцать три минуты», Эльвар тут же произнес «сто тридцать три...» и запнулся на слове минуты. В другой раз Джон Лилли продиктовал для магнитофона: «На счетчике ленты триста двадцать три фута», дельфин повторил: «триста двадцать три».
Во время опытов с другими дельфинами один из помощников ученого громко сказал: «Уже шесть часов». Через несколько секунд дельфин — самка Лиззи повторила эти слова.
Много наблюдений над прирученными и дрессированными дельфинами проводится в специальных океанариумах и дельфинариях. Там дельфины выступают как прекрасные цирковые артисты и одновременно служат объектом важных биологических исследований. У нас с дрессированными дельфинами успешно работают в Батумском дельфинарии на Черном море. Интересных результатов добились специалисты океанариума близ Гонолулу на Гавайских островах. Здесь одного из дельфинов — афалин научили произносить на английском языке фразу «Yes о’кеу!» («Да, все в порядке!»).
Разумеется, произношение слов дельфинами является лишь повторением услышанных ими звуков и утверждать, что они имеют полное понятие о том, о чем говорят, нельзя. В этом отношении они не отличаются от попугаев или других говорящих птиц. Однако дрессировка дельфинов показала, что и они способны связывать звуковые сигналы с игрой или получением рыбы — иначе говоря, способны к смысловым ассоциациям.
Кстати, у любознательных читателей может возникнуть вопрос: где и как образуются звуки у дельфинов, способных воспроизводить слова человеческой речи? У дельфинов голосовых связок нет и говорить, как люди, они не могут. Звуки, в диапазоне слышимых человеком слов, а равно и ультразвуки дельфины производят при помощи особого клапана и мышц, расположенных в дыхале, а также при помощи особых структур анатомических образований в глотке. Поэтому слова человека они имитируют со специфическим дельфиньим свистящим акцентом.
Дельфины — морские млекопитающие. И свои звуки они издают в воде. А могут ли научиться говорить наземные млекопитающие? Опыты с различными зверями показали, что произносить слова они не могут — звуковой голосовой аппарат у них устроен не так, как у людей. Впрочем, в литературе имеется указание о том, что знаменитый дрессировщик В. Л. Дуров обучил собаку произносить слово «мама». Вполне возможно, что тут было не выговаривание слов, а лишь некоторое подобие звуковой имитации, подправленное воображением и стремлением выдать желаемое за действительность. Тем более, что научить собаку произносить слова в дальнейшем никому не удавалось.
Больше возможностей в этом отношении у человекообразных обезьян. Жители джунглей — шимпанзе — в естественных условиях издают примерно 20 различных звуков, выражающих удовольствие, дружелюбие, тревогу, испуг, угрозу, ярость и другие простые эмоции. Имеется определенная звуковая сигнализация и у других обезьян. Эксперименты, проведенные учеными, показали, что некоторые обезьяны способны и на большее: путем длительного обучения их можно научить произносить отдельные слова. Ученому Фарнесу удалось таким путем научить орангутанга весьма внятно произносить слово «папа».
Еще большего успеха достигли американские ученые, супруги Хайс, работавшие в лаборатории приматов штата Флорида (США). Они взяли на воспитание маленькую, беспомощную, только что родившуюся обезьянку и стали воспитывать и обучать ее, как обычного ребенка. Обезьянка Викки прожила у них несколько лет. Она росла, нормально развивалась, но так и осталась обыкновенной обезьяной, хотя и довольно смышленой, Общаясь с ней, Кэти Хайс учила обезьянку произносить слова, Викки выучила только четыре слова. Лучше всего она произносила слово «мама». Оно звучало почти по-человечески. Но, как оказалось, Викки не понимала сущности этого слова: она говорила «мама» любому человеку, державшему в руках банан.
В последнее время подобные опыты проводят в других исследовательских центрах. Они позволят более полно изучить речевые возможности шимпанзе, выросших в различных условиях. Разумеется, рассчитывать на то, что у обезьян, даже при самых благоприятных условиях, могут возникнуть зачатки речи (как этого ожидал Джон Лилли от дельфинов), не приходится. При всех выдающихся способностях обезьян, их смышлености и относительной легкости обучения, они так и останутся животными с характерными чертами присущей им психики. Кстати, по данным швейцарского зоолога Портмена, изучавшего умственные способности людей и различных животных, обезьяны в этом отношении уступают дельфинам и даже слонам.
Психика (от греческого психе — душа) — особое свойстве высокоорганизованной материи, точнее — мозга человека, отражать объективную действительность, все предметы и явления окружающего его мира, осмысливать их при помощи коры головного мозга и совершать те или иные действия, поступки. Ос новой психики человека и животных является центральная нервная система, мозг. Мозг — материальная основа психики, наиболее высокой ступенью которой и является мышление человека. Животные, имеющие высокоразвитую нервную систему и кору головного мозга, также обладают психикой. В свое время об этом хорошо сказали Чарльз Дарвин и Фридрих Энгельс. Высшие животные, как мы уже знаем, способны думать. Но их примитивное мышление — это мышление путем «проб и ошибок», мышление образами. Для животных сигнальными раздражителями, вызывающими психические процессы в их мозге, могут быть только непосредственные раздражители, воздействующие на их органы чувств: обонятельные, зрительные, звуковые, вкусовые, термические. У человека же мышление осуществляется не только на базе таких раздражителей, но и на базе языка — слов, терминов, фраз, понятий, к чему животные не способны. Речь, слова, языковый материал представляют собой особую, вторую сигнальную систему, допускающую возможность обобщенного, отвлеченного мышления словами.
Разумеется, ставить непреодолимую грань, стену между мышлением человека и мышлением животных также не следует. Это закрывало бы пути к познанию развития природы человека и, в конечном итоге, его мышления как высшей формы движения материи. Современное естествознание доказывает, что человек со всеми своими особенностями возник в результате развития животного мира, как его необходимый итог. Следовательно, человеческое мышление и даже сознание, как еще более высокая ступень его развития, имело предпосылки в животном мире. Фридрих Энгельс развитие мозга связывал с различными ступенями развития органического мира, как предыстории человеческого духа, и говорил, что «без этой предыстории существование мыслящего человеческого мозга остается чудом» («Диалектика природы», 1948, стр. 158). Мышление животных — всего лишь прообраз человеческого мышления, которое в результате трудовой деятельности людей и развития речи, языка, слов поднялось на недосягаемую для животных высоту.
Итак, примитивное мышление животных, даже таких «интеллектуалов», как дельфины и наиболее развитые человекообразные обезьяны, это еще не мышление человека. Древней человекообразной обезьяне пришлось пройти очень долгий путь, чтобы превратиться в предка человека. Ученые говорят, что этот путь исчисляется примерно миллионом лет. Решающее значение в этом сыграл труд. «Труд создал и самого человека», писал Фридрих Энгельс. Это признают все биологи, философы и даже поэты. Степан Щипачев выразил это такими словами:

Природа! Человек — твое творенье,
И этой чести у тебя не отберут.
Но на ноги поставил с четверенек
И человеком предка сделал труд.

Когда предшественники современных людей научились создавать орудия труда и приобрели способность к отвлеченному, абстрактному или, как еще говорят, — понятийному мышлению и речи, тогда и появился человек, которого зовут гомо фабер, гомо сапиенс, гомо локвенс — Homo faber, Homo sapiens, Homo loquens — человек творящий, разумный, говорящий.

Папские петухи

В 336-м году до нашей эры царем Македонии стал двадцатилетний сын Филиппа II Александр. Установив господство Македонии над всей Грецией, весной 334 года, Александр начал войну против Персии. Затем он завоевал Финикию и Египет. В 330-м году Александр Македонский начал поход в Среднюю Азию.
Ставший крупнейшей фигурой античного мира и сыскавший славу непобедимого полководца, Александр Македонский весной 327 года предпринял поход в Индию с армией в 135 тысяч человек. После ряда сражений и побед, весной 326 года, войска Александра достигли реки Инда. Разбив затем у реки Гидам армию царя Пора и пленив его, Александр на западном берегу реки основал новый город Буцефалу, назвав его так в честь похороненного там своего любимого коня Буцефала. В том же году, по настоянию уставшего войска, Александр дал приказ об отходе из Индии и весной 324 года вернулся в Вавилон, который тогда был столицей его империи. В 323 году во время приготовления к новым походам Александр Македонский умер.
Походы Александра Македонского способствовали проникновению греческой культуры далеко на восток, а равно и обогащению греков достижениями науки и культуры восточных народов. Побывав в странах Средней Азии и Индии, греки познакомились там с их природой, растительным и животным миром.
В Индии греки впервые увидели красивых разноцветных птиц, привлекавших внимание не только своим внешним видом и крикливостью, но и умением произносить слова. Это были попугаи, различные виды которых обитают в Индии, Китае, Бирме, Индокитае и соседних островах. Местные жители там издавна держали в домах ручных попугаев и обучали их человеческой речи. Индийские жрецы — брамины считали в те времена попугаев священными птицами за способность говорить человеческим голосом.

1 серый попугай (жако)
2 сине-желтый ара
3 красный ара

Возвращаясь из Индии, воины Александра Македонского вывезли оттуда различные произведения искусства и культуры и некоторых животных. Прихватили они с собой и понравившихся им попугаев. В Грецию прирученных попугаев привез вернувшийся из похода полководец Онезикрит.
В древнем Риме ручные попугаи появились позже, чем в Греции. Причем, во времена императора Нерона, правившего в середине первого века нашей эры, в Риме были известны лишь индийские виды попугаев. Позже в Рим и в соседние государства стали завозить и африканских попугаев. Римляне полюбили этих нарядных и шумливых птиц и держали их в специально сделанных клетках. Нередко богатые римляне устраивали для говорящих попугаев клетки из серебра и слоновой кости. Римские богачи содержали у себя специальных учителей, обучавших попугаев произношению слов. Хорошо говоривший попугай ценился тогда гораздо дороже, чем раб. Считалось обязательным, чтобы попугай умел произносить слово «Цезарь».
После падения Римской империи связи возникших раздробленных феодальных европейских государств с другими странами ослабли
или прекратились совсем. Прекратился ввоз в них и попугаев.
Только со времени захватнических крестовых походов западноевропейских феодалов на Восток в XI — XIII веках попугаи вновь появляются в Европе.
В средние века много попугаев держали в резиденции папы римского — Ватикане. Среди них были и хорошо обученные произносить слова, некоторые на нескольких языках. Называли их тогда «папагалл», что дословно означает — папский петух. Римское слово галл тогда означало петух или галльский петух, которым назвали всех галлов — предков нынешних французов. От слова «папагалл», надо полагать, и произошло название птицы — попугай. В Ватикане была даже учреждена особая должность смотрителя попугаев. По свидетельству некоторых авторов того времени, у кардинала Аскания был исключительно одаренный попугай, которого купили в Риме за сто золотых. Этот попугай очень четко и выразительно, как грамотный человек, пересказывал свод заповедей христианской веры.
С расширением связей европейских государств с другими странами, особенно после открытия Америки и Австралии и начала колонизации этих континентов европейцами, в Европу стали завозить американских и австралийских попугаев. В Россию попугаи попали значительно позже, в XVII веке, после поездок Петра I за границу. Известно, что ручные говорящие попугаи были у императрицы Анны Иоановны. С их помощью шуты развлекали царицу и придворных.
Попугаи, обитающие в Центральной и Южной Америке, Африке, Южной Азии, Австралии и на многих островах, составляют самостоятельный отряд класса птиц. В этом отряде насчитывается 317 видов, объединенных в одно семейство попугаев. Кроме того, известно 17 сравнительно недавно вымерших видов попугаев и 19 ископаемых. Все представители семейства попугаев подразделяются на 7 подсемейств: несторы, щетиноголовые, какаду, дятловые попугаи, лори, совиные попугаи и настоящие попугаи.
Большая часть видов попугаев — жители тропических стран. Так, например, в Америке обитают крупные ары, клинохвостые и амазонские попугаи. В Австралии водятся хохлатые какаду, нимфы, лори, розелла, волнистые попугайчики и другие виды. В Азии — александрийский, кольчатый, ожереловый, розовогрудый попугай. В Африке живут серый попугай, или жако, и небольшие неразлучники.
Следует сказать, что некоторые виды попугаев встречаются на двух континентах. Например, кольчатые попугаи, а их 12 видов, распространены в Восточной Африке и Южной Азии. Представитель рода кольчатых попугаев — ожереловый попугай — в Африке обитает в Сенегале, в бассейне Белого Нила, в Северном Камеруне и до Красного моря. В Азии он водится на территории Пакистана, Индии, Бирмы, Южного Китая, Индокитая и на острове Шри Ланка. Именно красивые, жизнерадостные, понятливые и хорошо приручающиеся ожереловые попугаи были завезены в Европу возвратившимися из похода в Индию воинами Александра Македонского.
Почти все попугаи обладают ярким, часто пестрым оперением, в котором сочетаются зеленый, красный, желтый, синий, белый и другие цвета. Самцы большей частью не отличаются от самок. Характерный признак попугаев — массивный крючкообразный клюв, похожий на клюв хищных птиц. Высота клюва у попугаев у основания в два раза больше его ширины. Надклювье у попугаев, а также нижняя половина клюва подвижно сочленены с черепом. Благодаря этому попугай может широко раскрыть клюв, захватить грецкий орех и легко разгрызть его скорлупу. При помощи клюва попугаи не только захватывают и раздробляют пищу, но и лазают по деревьям.
Ноги у попугаев сравнительно короткие и, как и у всех птиц, имеют по четыре пальца. Два из них направлены вперед, а два — назад, как у сов и кукушек. Большая подвижность ног помогает попугаям при поедании пищи: они берут ее в лапу и подносят к клюву или же клювом выхватывают из лапы.
Обитатели тропических лесов, попугаи устраивают свои гнезда в закрытых местах — дуплах деревьев, в расщелинах скал, между камнями, иногда в норах и даже в термитниках. Нередко они селятся в деревнях и даже в больших городах. Семейные пары у попугаев обычно образуются на всю жизнь, но после выведения потомства они держатся большими стаями, насчитывающими порой несколько сотен и даже тысяч птиц.
И. П. Сосновский, многие годы работавший директором Московского зоопарка, по служебным делам не раз выезжал в зарубежные страны. Дважды побывал он в Индии, где познакомился с жизнью различных животных, в том числе и попугаев. В столице Индии Дели, рассказывает Игорь Петрович, десятки тысяч зеленых — ожереловых попугаев ночуют на деревьях в городских парках, садах и во дворах жилых домов. Утром, перед тем, как улететь на кормежку, они поднимают страшный крик, и тишина в городе наступает только тогда, когда пернатые полчища покинут его. Днем тихо. А когда солнце садится за горизонт, стаи попугаев вновь возвращаются в город. Птицы усаживаются на деревья и до самой темноты пронзительно кричат и затевают драки за место.
Большинство попугаев — вегетарианцы. В их меню в основном входит растительная пища: плоды, семена, почки, корневища, клубни и луковицы растений, древесный сок. Нередко попугаи совершают опустошительные налеты на фруктовые сады и огороды. Из-за этого люди кое-где с ними ведут борьбу. А в Индии попугаи считаются священными птицами, и даже когда они нападают на плантации и поля, их не уничтожают, а ограничиваются лишь отпугиванием.
Многие из попугаев поедают насекомых и их личинок. Содержащиеся в неволе попугаи приучаются поедать самые различные корма: семена трав, зерна, кукурузы, семена подсолнуха, кедровые и лесные орехи, плющеный овес, разные каши (лучше сваренные на молоке), тертую морковь, вареный картофель, белый хлеб, ягоды, кусочки фруктов, листья салата, капусты, пророщенное зерно, веточки и листья деревьев, кусочки сваренного вкрутую яйца, мучных червей. Для обеспечения птиц минеральными веществами и витаминами им дают мел, растертую яичную скорлупу, дробленый древесный уголь, зимой в корм добавляют рыбий жир, витаминные препараты.
В неволе попугаев содержат в клетках или в просторных вольерах. Для крупных видов, особенно арар и какаду, нужно устраивать прочные металлические клетки. Деревянные клетки и из тонкой проволоки они разрушают своим мощным клювом, пользуясь им как клещами, кусачками и отверткой. Подвижность клюва помогает попугаям открывать клетки и даже отвинчивать гайки. Живший в одной семье попугай в отсутствии хозяев как-то заинтересовался большой хрустальной люстрой. К вечеру она была разобрана по болтикам и шарикам и аккуратно сложена в углу комнаты. Рассерженный попугай легко может перекусить клювом 1 — 2-миллиметровую проволоку и сломать палец взрослого мужчины.
Некоторые любители устраивают клетки для попугаев из органического стекла (плексигласа). Такие клетки красивы удобны для чистки. В них можно содержать попугаев почти все видов за исключением арар и крупных какаду: своим мощным клювом они умудряются разрушать и этот материал.
Не следует забывать, что попугаям необходимо больше двигаться. Поэтому для их содержания нужно иметь достаточно просторные клетки, чтобы попугай мог свободно расправлять крылья. В клетке обязательно должны быть жердочка и кольцо, прикрепленное к верхней решетке: попугаи — хорошие акробаты и любят подтягиваться при помощи клюва или, уцепившись лапами за верх клетки или кольцо, повиснуть вниз головой. 3а умение ловко и хорошо лазать по веткам деревьев или по прутьям клетки с помощью лап и клюва попугаев иногда называют пернатыми обезьянами.
Особо нужно сказать о требованиях к устройству жердочек. Их рекомендуется изготовлять из твердых пород дерева — дуба, бука, клена или березы. Жердочки, сделанные из липы или осины, попугаи быстро перегрызают. Диаметр жердочек зависит от величины попугаев: для мелких видов 1,0 — 1,5 см, средних 1,5 — 2,5 см и для крупных 3 — 5 см. Подбирая толщину жердочек, следует учитывать, что у сидящего на ней попугая пальцы ног не должны сходиться. Если же жердочка будет тоньше, то ему будет неудобно сидеть, и кроме того когтями он может сам себе поранить ноги. Жердочку следует укреплять в клетке на такой высоте, чтобы попугай, сидя на ней, не касался хвостом пола и мог свободно поворачиваться, не задевая решетки. Возле жердочки на решетке укрепляют кормушку и поилку.
Обычно попугаев держат в клетке поодиночке, иначе они никогда не научатся говорить. Небольших декоративных попугаев содержат парами или группами. Для группового содержания попугаев нужно иметь просторные, специально оборудованные вольеры. Большинство крупных попугаев в неволе не размножаются.
Если поговорить с опытными любителями попугаев, то они дадут зам много полезных советов о содержании этих птиц. Вот некоторые из них. Попугаям, особенно крупным, в клетки нужно подкладывать куски мягкого дерева и свежие ветки, которые они с удовольствием раздробляют на мелкие кусочки. Если этого не делать, то у них отрастает кончик клюва, сильно мешающий им при поедании корма. Недостаток движения, при содержании птиц в тесных клетках, приводит к тому, что у них чрезмерно отрастают когти на пальцах ног. Это мешает попугаям удобно сидеть на жердочке или лазать по стенкам клетки. В таких случаях отросшие коготки нужно с большой осторожностью подрезать острыми ножницами. Можно пользоваться и маникюрными инструментами.
Попугаи — птицы светолюбивые. У них на родине, в тропических районах, световой день всегда большой. Поэтому при содержании птиц в клетках нужно позаботиться о том, чтобы световой день для них составлял не менее 14 — 15 часов. Осенью, зимой и ранней весной, когда день бывает короткий, птицы не успевают съесть суточную норму корма, голодают и плохо себя чувствуют. Чтобы избежать неблагоприятных последствий, в эти периоды года в помещениях для попугаев нужно дополнительное освещение.
Выходцы из Центральной и Южной Америки красивые ара (арары) — самые крупные среди попугаев. Длина сине-желтой ары — ее называют еще арарауна — достигает почти 100 см, из них на долю хвоста приходится половина. Ары неплохо приручаются и сравнительно легко обучаются говорить. Жившая у одной москвички ручная арарауна Пикета очень охотно и чисто произносила более 70 слов и небольших фраз. Хозяйку она очень любила, но на чужих людей смотрела злыми глазами и рычала, как цепная собака.
Почти все ары очень крикливые, и не каждый человек может вытерпеть их невероятно громкий голос в своей квартире. К тому же выпускать их из клетки рискованно, так как они все разрушают своим мощным клювом. Поэтому их чаще содержат в зоопарках и цирках. В неволе ары могут жить до 80 — 100 лет. При неправильном, особенно грубом, обращении с ними они становятся злыми и опасными.
Большой опыт содержания попугаев у себя дома имеют индейцы ряда племен из джунглей Бразилии. Эти мужественные и закаленные лишениями люди живут в полном контакте с природой. Они держат в домах различных ручных птиц и зверей для компании себе и детям. С дикими и прирученными животными они обращаются без излишней сентиментальности, но и без жестокости. Любопытная деталь: воины украшают свои головные уборы перьями попугаев, туканов и других ярко раскрашенных птиц. Однако они не убивают птиц для того, чтобы добыть их перья, а, поймав, выдергивают у них несколько перьев и выпускают на свободу.
Часто в домах индейцев можно увидеть самых больших синих попугаев — гиацинтовых ара. Эти попугаи живут у людей и становятся товарищами игр индейских ребят. Крупный попугай так привязывается к детям, что позволяет им обращаться с собой, как с кошкой: они укладывают его на спину, ласкают, а ара все прощает малышам — не царапает сильными когтями и не кусает их своим мощным клювом. Для того, чтобы попугаи стали такими ручными, их нужно выращивать и воспитывать в хижине с самого раннего возраста — взяв еще голых птенцов прямо из гнезда. Подрастая, выкормленные попугаи начинают гулять по двору, а затем и по деревне. Спят они обычно в хижине или на крыше. Иногда они отправляются на ночевку в лес. Спустя несколько лет, когда у попугая проявляется инстинкт размножения, он находит себе подругу и навсегда улетает к ней в джунгли. Лишь изредка попугаи возвращаются домой, к воспитавшим их людям. Ручные попугаи, живущие у индейцев, обучаются произносить отдельные слова и короткие фразы. Случается, что прирученные попугаи приносят индейцам пользу, выполняя роль сторожевых собак. Пользуясь свободой и летая где им вздумается, попугаи первыми замечают приближающихся к деревне незнакомых людей. Стоим и громкими криками они предупреждают об этом жителей.
Объективности ради нужно сказать, что не все индейские племена из Южной Америки одинаково бережно относятся к попугаям. Например, в лесах Суринама (Гвиана Нидерландская) индейцы племени окуриос охотятся на попугаев. В сентябре 1979 года по Центральному телевидению «Клуб кинопутешествий» показал кинорепортаж, как эти индейцы добывают крупных попугаев ара при помощи лука и длинных стрел. Перья этих птиц им не нужны — они едят их мясо.
У народов Азии, Африки и Америки, в чьих странах водятся попугаи, эти птицы издавна фигурируют в сказках, легендах и преданиях. Вроде наших сорок, ворон и крупных черных воронов. В сказках индейских племен из Бразилии попугаи говорят, дают различные предсказания и советы другим героям, превращаются в людей и наоборот.
Попугаи — главные герои сказок народов Индии, Вьетнама, Бирмы, Китая и других соседних стран. Достаточно вспомнить знаменитые индийские «Сказки попугая». Преданный уехавшему по делам хозяину говорящий попугай тридцать восемь ночей рассказывал занятные сказки его жене, своей хозяйке, чтобы удержать ее от неверности мужу и сохранить честь дома.
Из крупных видов попугаев у любителей наиболее популярны какаду, обитающие в естественных условиях на юго-востоке Азии, в Австралии и на островах Полинезии. В природе насчитывается 17 различных видов какаду. Размеры их различны: некоторые бывают величиной с галку, а есть и более крупные — с ворона. Все они очень красивые и нарядные, а голова их всегда украшена симпатичным подвижным хохолком, который они то развертывают, то опускают. Из попугаев-какаду наиболее известны белохохлый, желтохохлый и желтощекий, белого цвета, а также молуккский, розовый и какаду инка, у которых в оперении преобладают розовые тона, а хохолки — цветные. Самый крупный из какаду — черный, он же и самый большеклювый среди всех видов попугаев. Его мощный клюв достигает 10 см в длину. Глядя на него, невольно вспомнишь поговорку: «такому палец в рот не клади». Кстати, название какаду происходит от малайского слова «какатуа», что означает «кусачки».
Все какаду обладают покладистым характером и при хорошем ласковом обращении с ними сравнительно быстро и легко приручаются и по-настоящему привязываются к воспитавшему их человеку. Ручной какаду любит, чтобы его ласкали, чесали, гладили по головке, сам взбирается по руке на плечи хозяина и начинает своим мощным клювом перебирать волосы у него на голове. Австрийский ученый-этолог Конрад Лоренц указывает что птицы такими действиями выражают свою любовь к воспитателю, часто принимая его за себе подобного. Какаду доставляют много удовольствия людям как своим внешним видом, так и манерами поведения. Они забавно приседают и делают поклоны, энергично играют своим красивым хохолком, совершают быстрые движения. У какаду есть и серьезные недостатки: они разламывают свои клетки и надоедают громкими пронзительными криками. Особенно кричат они, когда остаются одни, без хозяев и им становится скучно. Можете представить себе, каково бывает от этого соседям!
Всем, кто приобрел для воспитания попугая, следует прежде всего позаботиться о том, чтобы приучить его к себе. Сначала попугаю дают привыкнуть к его новому месту, а затем уже приучают поедать корм в присутствии хозяина. После этого начинают давать корм из своих рук. Вначале, схватив лакомый кусочек, попугай отскакивает на противоположный конец жердочки. Постепенно он смелеет и берет корм из пальцев, а еще через некоторое время садится на руку и берет корм с ладони. Когда попугай уже привык к человеку, его удается выносить на руке из клетки. При этом его называют по имени и показывают лакомый корм. Прирученный попугай свободно летает по комнате, охотно летит к хозяину на зов, садится на плечо или на руку, особенно при виде лакомства. Следует, однако, помнить, что кормить попугая нужно только в клетке или с руки, иначе он не будет возвращаться обратно в клетку. Кстати, это общее правило воспитания всех приручаемых птиц. Обучение — дрессировку — попугаев нужно проводить в отдельной комнате и всегда в определенные часы дня, лучше утром, перед кормлением. Сытые попугаи не так охотно идут на зов и лакомство.
Попугаи, живущие в своей естественной обстановке, в родных им лесах, вовсе не умеют говорить, а только издают различные звуки-крики, далеко не всегда мелодичные и приятные. Попав к людям, попугаи изучают обычаи семьи, в которой живут иногда по много лет, копируют различные звуки, домашние разговоры, приветствия, просят себе пищи, а подчас подражают и действиям людей. В старом английском журнале был описан такой случай. Однажды в довольно сырую погоду несколько молодых людей играли в крокет, а желтогрудый попугай сидел рядом на дереве и наблюдал. От сырости земля была скользкая, и то одному, то другому из играющих не раз приходилось падать, что вызывало общий смех. Когда игра кончилась и все игроки собрались в сторонке и обсуждали только что оконченную партию, попугай спокойно спустился с ветки, пошел на то место, где происходила игра, кувыркнулся два раза и прегромко захохотал, точно так, как смеялись перед тем игравшие молодые люди.
Прирученные какаду, как и другие попугаи, также перенимают и копируют различные звуки, голоса животных, мелодии песен и, конечно, слова людей. Не случайно какаду издавна были любимыми птицами моряков, забавлявшихся их проделками и болтовней. Правда, эти птицы не лучшие по способности «разговаривать»: обычно они выучиваются произносить десяток, реже больше отдельных слов или фраз. Заучив их, какаду, как и многие другие попугаи, могут без устали повторять эти слова много раз подряд, иногда с утра до вечера. Не зря же и поговорка есть: «Болтлив, как попугай».
У одной любительницы попугаев в Сокольниках (Москва) был желтощекий какаду, который умел попросить есть или пить, к месту выговаривая слова: «Попка хочет кушать» или «Попка хочет пить». Попугай пел «Катюшу» и звал внучку хозяйки Наташу по имени. Иногда он потешал хозяев и гостей, произнося фразу:
— Берегите попугая, это птица дорогая!
Нередко попугаи настолько привязываются к людям, что их можно безбоязненно выпускать на свободу. И не только в комнате, но и во дворе. В семье одного москвича был желтощекий какаду — самка Катя. Когда семья летом жила на даче под Москвой, она пользовалась полной свободой и летала по участку. Удивительно послушная, она по первому зову хозяйки — «Катя! Катя!» — тотчас же летела к ней и садилась на руку или на плечо. Лишь на ночь или в дождь Катя сама поспешно летела в свою клетку. Осенью Катя вместе с хозяевами возвращалась в Москву на зимнюю квартиру.
Большой знаток поведения животных, австрийский ученый-этолог Конрад Лоренц приобрел однажды большого, красивого желтохохлого какаду по имени Кока. У прежних хозяев Кока находился буквально в заточении в клетке, а если его и сажали на дерево, то держали на цепочке. У Лоренца попугай получил возможность свободно передвигаться в отведенной ему комнате, в которую его запирали на ночь, а на день ему предоставляли полную свободу. Спустя несколько недель, попугай очень привязался к новому хозяину и каждое утро начинал разыскивать его. Сначала он влетел в окно спальни профессора и, если не находил его там, разыскивал его в саду и даже за пределами усадьбы, находившейся в поселке Альтенберге под Веной. При этом он несколько раз терял обратную дорогу. Поэтому на время отлучки хозяина попугая старались не выпускать на волю.
Кока охотно подлетал к Лоренцу на призывный крик, обычный для желтохохлых какаду, находящихся в естественных условиях в Австралии или Тасмании. Этот крик человек может имитировать, если во всю силу своего голоса проревет: «О-ах!». Правда, сила голоса у какаду во много раз больше, чем у человека. Однажды этот призывной сигнал помог Лоренцу вернуть улетевшего из дома какаду. В одну из июньских суббот Лоренц сошел с венского поезда в Альтенберге, окруженный толпой туристов, приехавших на купание в его деревню. Сделав всего несколько шагов по улице, он высоко в воздухе увидел большую птицу. Когда птица сделала внезапный поворот и солнце осветило ее нижнюю сторону, оказавшуюся белой, Лоренц узнал в ней своего какаду. Равномерное движение крыльев ясно указывало, что попугай собрался лететь далеко и может не вернуться. Нужно было во что бы то ни стало вернуть птицу призывным сигналом. При этом Лоренц сильно рисковал оказаться в неудобном положении перед окружавшими его людьми: ведь если какаду не услышит призыва и помчится дальше под облаками, ему трудно будет объяснить людям свой отчаянный вопль. И все же он закричал. «О-ах!» — раздалось среди толпы. Люди вокруг него остановились, как бы пригвожденные на месте. Попугай на мгновенье замешкался в воздухе с распростертыми крыльями, затем сложил их и, спикировав, опустился на протянутую руку профессора...
Пользуясь полной свободой, Кока нередко проказничал. Он любил бывать возле матери ученого, которая летом проводила много времени в саду и постоянно вязала там. Здесь какаду познакомился с клубками шерсти. Нередко он ловил клювом свободный конец нити и стремительно взлетал, распутывая за собой клубок. Однажды он опутал яркими нитями старую липу, описывая вокруг нее круги. Был случай, когда какаду взлетел на веранду, где мать ученого принимала своих гостей — стары; людей, и, резко затормозив в воздухе, сильными взмахами крыльев сдул с тарелки сахарную пудру. Не присаживаясь, как обычно, возле матери, какаду развернулся и улетел, а вокруг стола сидело семь напудренных леди — их лица были белы как снег, а глаза зажмурены. Это было великолепное зрелище.
В другой раз шалости какаду заставили Лоренца не на шутку перепугаться. Его отец, в то время уже старый человек, отставной профессор, использовал для своего послеобеденное отдыха ступеньки террассы на юго-западной стороне дома, подвергаясь действию полуденного солнца. Однажды Лоренц услышал крепкую кавалерийскую ругань, доносившуюся с того места, где отец имел обыкновение отдыхать. Обежав вокруг угла дома, он увидел своего отца — тот стоял, согнувшись и крепко обхватив руками свою талию.
— Боже мой, ты заболел?!
— Нет, — последовал раздраженный ответ, — я не заболел, но пока я спал, это проклятое создание откусило все пуговицы на моих брюках!
Действительно, на ступеньках террасы попугай выложил из пуговиц полное очертание старого профессора: здесь рукава, тут жилет, а там пуговицы от его брюк. Видать, крепко спал, однако, старый джентльмен. Нужно отдать должное и попугаю за его мастерское умение откусывать пуговицы. Впрочем, у него в этом отношении уже был определенный опыт: он постоянно откусывал все пуговицы с выстиранных и вывешенных в саду для просушки вещей.
Как и все птицы, попугаи могут мирно уживаться с другими животными и даже дружить с ними. В одной ленинградской семье амазонский попугай подружился с прирученным зайцем. Нередко хозяева наблюдали, как дружно они кормятся. Когда им давали сухие макароны, то заяц съедал данную ему порцию быстрее. И тогда попугай, держа свою макаронину в лапе, угощал ею зайца. При этом он спрашивал своего сотрапезника: «Как дела?» Был, правда, и один изъян в воспитании этого амазона. Своей хозяйке он говорил «бабушка». И это — молодой еще женщине!

Жако, Кузя и Куконя

Среди попугаев есть способные, даже талантливые, а есть и бездарные ученики, которые не могут быстро и хорошо научиться произносить слова. Впрочем, это и не удивительно, если вспомнить, что в отряде попугаев насчитывается 317 видов птиц. Требовать одинаковых способностей от всех, разумеется, нельзя.
В воспроизведении человеческой речи пальма первенства принадлежит жителю лесов Западной Африки, короткохвостому серому попугаю, которого зовут жако. Часто это видовое название становится и именем попугая, живущего в неволе. Несколько уступают серому попугаю южноамериканские, тоже короткохвостые, амазонские попугаи. Слабее имитируют человеческую речь какаду, ары, лори и ряд других. Некоторые попугаи вообще не обладают способностью подражать человеческой речи. Таков, например, симпатичный совиный попугай какапо из Новой Зеландии, живущий в норах и почти утративший способность летать. Не значатся в списках говорящих птиц и другие новозеландские попугаи — забавные крупные кака, хорошо привыкающие к людям, и кеа или несторы, сыскавшие в последнее время не вполне обоснованную мрачную славу за разбойничьи нападения на овец.
Взрослые серые попугаи, величиной а среднем с голубя, имеют пепельно-серое оперение в отличие от молодых, окрашенных в более темный цвет. Подхвостье у них ярко-красное или коричнево-красное. Как и у всех других попугаев, у жако самцы от самок внешне по окраске оперения не отличаются. Опытные любители все же могут установить пол птицы по некоторым внешним признакам. У самцов голова более широкая и округлая, ноги сближены и прижаты одна к другой. У самок голова более удлиненная и узкая, а ноги у них отстоят одна от другой на большее расстояние, в связи с тем, что таз у них шире. Заметим, что по этим признакам можно различать самцов и самок и у других попугаев, у которых различия в окраске оперения обычно не выражены.
Еще знаменитый Альфред Брэм писал, что жако является самой любимой из комнатных птиц благодаря своей исключительной кротости, привязанности к своему хозяину и большой способности к усвоению человеческой речи. В подтверждение сказанного, А. Э. Брэм приводит примеры, взятые, как он писал, из авторитетных источников. Так, один жако был приобретен амстердамским купцом и вскоре проявил исключительные дарования. Он великолепно произносил слова и фразы на голландском языке, разные поговорки и пословицы. По приказанию хозяина он приносил ему туфли и звал служанку. Жако любил сидеть в лавке и при входе покупателя, когда не было хозяина, громко звал и кричал до тех пор, пока не приходил кто-либо из домашних купца. Попугай дожил до глубокой старости. Только на 60 году своей жизни этот попугай стал терять память и путать слова, проявляя все признаки старости.
Другой жако, по рассказу Брэма, был куплен в 1827 году в Триесте у капитана корабля и умер в 1854 году, прожив в Европе 27 лет. Этот попугай приобрел широкую известность, и в 1835 году о нем было напечатано много статей и специальное научное сообщение в журналах. Описывая эту птицу, наблюдавшие ее специалисты сообщали, что жако обращает внимание и чутко реагирует на все происходящее вокруг него, дает правильные ответы на заданные ему вопросы, исполняет приказания, правильно приветствует посетителей и прощается с уходящими. Когда бывает голоден — требует себе пищи. Жако только утром говорил «доброе утро» и только вечером — «добрый вечер». Каждого из членов семьи своего хозяина он называл по имени, причем одним симпатизировал больше, а другим меньше. Когда он хотел, чтобы к нему подошел сам хозяин, он кричал:
— Папа, поди сюда!
Когда кто-нибудь стучался в дверь, Жако громко и четко кричал:
— Войдите, войдите! Приказывайте, я ваш покорный слуга! Я рад, что имею честь, я рад, что имею честь!
Иногда Жако сам стучался у дверей своей клетки и кричал себе то же самое. Раскусывая или разламывая что-либо в клетке, он приговаривал: «Не кусай, перестань! Что ты наделал?» Он звонил в колокольчик, подвешенный к его клетке, спрашивал, и сам же отвечал: «Кто звонит? Кто звонит? Попочка». Когда накрывали стол, жако кричал: «Пойдемте обедать! Да поди же обедать!»
Завидя собаку, Жако кричал: «Вот собачка, вот хорошенькая собачка, очень хорошенькая собачка!» Затем он свистел собаке, подзывая се. Потом он спрашивал: «Как говорит собачка?» — и сам себе в ответ лаял по-собачьи. Потом опять кричал: «Свистни собаку!» и свистел. Жако умел насвистывать различные простые мелодии, причем, никогда не фальшивил.
У хозяина этого попугая была еще и перепелка. Когда она весной первый раз крикнула свое «путь-полоть!», Жако живо обернулся к ней и воскликнул: «Браво! Попочка! Браво!» После смерти своего хозяина в 1853 году Жако сильно затосковал и стал болеть. Он то и дело грустным голосом повторял: «Попочка болен, бедный попочка болен...» Через год этот знаменитый попугай умер.
У одного московского любителя птиц живет говорящий серый попугай, который произносит около 200 слов. Он хорошо знает каждого члена семьи и отчетливо называет всех по именам. Больше всего он любит хозяйку дома. Если хочет позвать ее, то кричит: «Лида!» Знающие этого попугая, утверждают, что «беседовать» с ним — превеликое удовольствие.
В 1977 году члены любительской секции певчих и декоративных птиц Харьковского областного общества охраны природы провели своеобразный конкурс говорящих птиц. Среди многих «лауреатов» этого соревнования был попугай жако, принадлежащий харьковчанину В. Ф. Боярчуку. Этот пернатый говорун имел в запасе много заученных коротких фраз и вежливо приветствовал гостей такими словами: «Доброе утро! Кто пришел? Как дела? Меня зовут Жако. Хотите чаю?» Своему хозяину он говорил совсем иное:
— Привет, дружище! Купаться будем?
Заметим, что серые попугаи — жако — не только самые смышленые и хорошо говорящие. Они еще хороши и тем, что ведут себя очень спокойно и не кричат зря, как ара или какаду. О том, что жако наблюдательны и умеют связывать различные звуки и слова с определенной обстановкой, свидетельствует и такой пример. В семье одного москвича серый попугай встречал утро, имитируя сигналы проверки времени и отдельные команды зарядки по радио.
Обычно попугаи произносят слова, которым их специально обучают хозяева или которые они часто слышат от людей и затем, по собственной инициативе, воспроизводят их. Разумеется, смысл слов остается недоступным попугаям. В связи с этим существует множество рассказов о попугаях, говорящих впопад и невпопад. Известен рассказ о попугае, жившем у одного купца в магазине. Здесь он очень часто слышал, как его хозяин, отпуская товар покупателям, говорил им:
— По очереди, господа! Не все сразу, по очереди... Попугай также выучился произносить эти слова. Случилось так, что попугай выбрался однажды из клетки и вылетел во двор. Там его заметили галки и вороны и, слетевшись, начали дружно колотить и щипать. Бедный попугай не мог отбиться от своих врагов и только повторял:
— По очереди, господа! Не все сразу, по очереди...
А вот еще пример. Попугая Жако спрашивают:
— Кто у нас в зоопарке главный болтун?
— Жаконя! Жаконя!
— Кто, кто?
— Жако! Жако!
Разве стал бы понимающий попугай наговаривать на себя? Ленинградским школьникам, побывавшим на пионерском празднике во Дворце культуры, надолго запомнился говорящий попугай — столетний амазон Шурик. Его вынесла на сцену девочка — член клуба юннатов Фрунзенского района Ленинграда. Шурик спокойно сидел на руке своей юной воспитательницы. Ведущий представил попугая зрителям, а затем спросил его:
— А ну-ка, скажи, какое твое самое нелюбимое животное?
— Собака! — громко ответил попугай.
— А работать будем?
— Ой-ой, устал! — закричал попугай и порывисто поклонился.
Летом 1969 года в «Правде» была опубликована статья финского писателя Марти Ларни о делах черных полковников, захвативших власть и установивших фашистскую диктатуру в Греции. В ней рассказывалось, что на окраине города Тессалоники
был небольшой кабачок, посетителей которого приветствовал попугай словами: «Добро пожаловать! Раздави еще одну!». Эти слова он слышал от хозяина. Кроме того, попугай научился от своего хозяина, не любившего хунту, выкрикивать и такие слова:
— Долой диктатуру! На виселицу полковников!
Когда вольнолюбивого хозяина чуть не расстреляли он по совету племянника-полковника отдал своего болтливого попугая священнику, а у него взял другого. И когда полковник завел однажды с новым попугаем разговор о том, не считает ли он, что диктатуру следует низложить, а полковников повесить, привыкший к богоугодным речам попугай ответил:
— Да сбудется воля божия!
Попугаи, болтающие на политические темы, встречаются и в других местах — тут многое зависит от характера и взглядов хозяина. Впрочем, хозяину иногда приходится отмежёвываться от высказываний попугая. Несколько лет тому назад парижский журнал «Жизнь зверей» поместил объявление о пропаже попугая, на лапке у которого было кольцо с именем и адресом владельца. Нашедшего птицу просили прийти с ней за наградой. В конце объявления владелец писал: «Предупреждаю, что не разделяю политических взглядов своего попугая».
Нередко попугаи произносят заученные ими слова и целые фразы довольно удачно, к месту. Это объясняется тонкостью выработанных у них условных рефлексов и способностью к дифференцированию предметов, явлений и звуковых раздражителей, а также и некоторой способностью их к смысловому обучению. Во многом это зависит и от воспитания птицы, от того, кто, как и чему учил ее. Вот примеры. Отставной боцман одного из торговых судов привез в Англию попугая жако, который научился кричать «пить!», когда в баночке высыхала вода, и говорить «дай салата», если ему хотелось пощипать зелени. Этот попугай мог служить образцом воспитания: собираясь спать, он, прежде чем засунуть голову под крыло, всегда говорил «спокойной ночи». Жако никогда не забывал произнести это пожелание, даже если в комнате никого не было! Другой серый попугай, услышав звонок телефона, всегда кричал «Алло!»
Швейцарский естествоиспытатель и филолог середины XVI века Конрад Геснер оставил солидное сочинение — «История животных». В нем он рассказывал о говорящем попугае, жившем, по-видимому, у какого-то коммерсанта в Лондоне. Однажды попугай выбрался из клетки и упал в воду. И тут же громко и четко закричал:
— Лодку! Лодку! За двадцать ливров!
Оказавшийся поблизости перевозчик, услышав крик, подъехал, вытащил попугая из воды и стал требовать обещанное вознаграждение с хозяина. Тот отказался платить — сам он ничего не обещал. Возникла тяжба, и дело дошло до короля Генриха. Выслушав истца, король сказал, что он сам заплатит столько, но при условии, что эта птица хоть один раз повторит те же самые слова при нем. В это время попугай, глядя на короля, закричал:
— Отдай бездельнику всю плату!
Очевидно, такие слова попугай не раз слышал в доме своего хозяина.
В прославленных Колтушах, под Ленинградом, расположена Биологическая станция Института физиологии имени академика И. П. Павлова. В стороне от главных зданий, в зелени кустов, стоит двухэтажный домик. Здесь одно время функционировала лаборатория по изучению условных рефлексов воробьиных птиц. Руководила ею Е. В. Лукина. Наряду с множеством подопытных птиц, в лаборатории жили на правах «вольноопределяющихся» два попугая жако, самец и самка. Самец пользовался большой свободой и вел себя так независимо, что в шутку его называли «оригинальная пернатая личность». Посетителей лаборатории он встречал с деловитым видом и сопровождал ах, вышагивая косолапой походочкой от одной клетки к другой. Если посетитель останавливался, жако тотчас же застывал в ожидании. Уходивших гостей попугай провожал до самых дверей. Однажды жако запутался лапой в мотке проволоки. После многих попыток, с большим трудом он освободился из плена. Пятясь спиной от коварного мотка-ловушки, взволнованный попуган с чувством произнес: «Фу, черт!».
Чарльз Дарвин в своем труде о происхождении человека отмечал, что говорящие птицы способны связывать определенные звуки с известными понятиями. Попугаи, в частности, безошибочно связывают знакомые им слова с определенными предметами, а лица — с событиями. «Адмирал сэр Б. Дж. Сюлливая которого я знаю за хорошего наблюдателя, — пишет Дарвин, — уверяет меня, что один африканский попугай, долго живший в доме его отца, безошибочно называл по именам домашних, также и гостей. К завтраку он говорил каждому «доброе утро», а вечером «доброй ночи» и никогда не путал этих приветствия. Здороваясь с Сюлливаном-отцом, он обыкновенно прибавлял к приветствию короткую фразу, которую после смерти старика никогда более не повторял. Он жестоко обругал однажды чужую собаку, вскочившую в комнату через окно; он обругал также словами «ты дрянной попугаишка» другого попугая, который вылетел из клетки и стал клевать яблоки в кухне на столе».
Фридрих Энгельс в выдающемся произведении «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» писал: «...птицы являются единственными животными, которые могут научиться говорить, и птица с наиболее отвратительным голосом, попугай, говорит лучше всего. И пусть не возражают, что попугай не понимает того, что говорит. Конечно, он будет целыми часами без умолку повторять весь свой запас слов из одной лишь любви к процессу говорения и к общению с людьми. Но в пределах своего круга представлений он может научиться также и понимать то, что говорит. Научите попугая бранным словам так, чтобы он получил представление о их значении (одно из главных развлечений возвращающихся из жарких стран матросов), попробуйте его затем дразнить, и вы скоро откроете, что он умеет также правильно применять свои бранные слова, как берлинская торговка зеленью. Точно так же обстоит дело при выклянчивании лакомства».
Наблюдения и специальные опыты с попугаями подтверждают слова Черльза Дарвина и Фридриха Энгельса. При умелом, заранее продуманном и направленном воспитании попугая можно научить правильно подбирать слова и выражения соответственно обстановке применительно к условиям, месту и времени.
Большой любитель птиц, ташкентский врач Б. А. Симонов собрал уникальную живую коллекцию птиц. В доме и в вольере во дворе у него обитает более трехсот птиц, почти восьмидесяти видов и разновидностей, полученных из различных стран Европы, Азии, Америки, Австралии. Среди них — 16 попугаев, восемь из которых разговаривают с людьми. Ухаживать за птицами Борису Александровичу помогает сын Саша и жена Раиса Викторовна. Общаясь с говорящими попугаями, они убедились, что попугаи обладают не только памятью на слова и способностью их произносить, но подчас очень удачно используют их, как бы проявляя зачатки мышления. Однажды был такой случай. Попугай Карло попал в кошачьи когти и тотчас же заорал: «Рая-апа, Рая-апа!» Благодаря этому он был спасен подоспевшей на помощь Раисой Викторовной.
Особых успехов в обучении попугаев разговаривать достиг парижский адвокат, председатель Французской лиги защиты пернатых Рауль Урса. Он содержит дома различных певчих птиц и двух попугаев — самку Жако из Габона и зеленого амазона Ито.
Попугаи Рауля Урса получили мировую известность: они три года подряд выходили победителями на международных соревнованиях говорящих птиц. На одном из таких соревнований в Париже приняло участие 700 попугаев из многих стран. К финалу было допущено семь. Первое и второе места заняли Жако и Ито. Воспитывая своих попугаев, Рауль Урса старается понять птицу, понять ее поведение и стремится к тому, чтобы и она поняла чего от нее хочет хозяин, слушала его. При обучении важная задача — заставить птицу уловить связь между словом и действием. И это ему удается.
Воспитывать Жако Рауль Урса начал, когда тот был еще совсем маленьким птенцом, выпавшим из гнезда. Обучая его, хозяин решил попытаться развить психику птицы. Звучание слов Жако связывал с теми предметами, которыми они обозначались. Жако понимал значение слов «зерно», «виноград», «пирог». Как-то весной Урса принес домой первую черешню. Несколько ягод дал попугаю и сказал: «Эй, это вкусно!» Птица быстро склевала ягоды. Вечером, когда Урса сел ужинать, ему подали черешню, Каково же было его удивление, когда он за своей спиной услышал слова Жако: «Эй, это вкусно!».
Рауль Урса утверждает, что попугаи способны понимать смысл тех слов, которые они произносят. Его Жако стал знаменитым после того, как выступил по парижскому радио. Слушатели были поражены, услышав разговор хозяина с попугаем.
— Как тебя зовут?
— Жако.
— А меня?
— Рауль.
— Кто я тебе?
— Мой милый папа.
— А что ты говоришь мне каждое утро?
— Доброе утро, папочка.
Разговор в таком же духе продолжался и дальше. Жако знает примерно 500 слов, и в его распоряжении не меньше чем шестьдесят тем для разговора. Он может считать в пределах до десяти и правильно отвечать на вопросы сколько будет один плюс два, пять плюс два, один плюс четыре. Жако мастерески насвистывает два десятка наиболее известных арий из опер и кинофильмов, по просьбе хозяина воспроизводит первые такты французского национального гимна «Марсельезы», играет сигнал военной тревоги, говорит по-английски «доброе утро» и «спасибо».
Второй попугай — амазон Ито также обучен разговорам и пониманию слов. Жако и Ито могут «разговаривать» на человеческом языке — этому их обучил Рауль Урса. Начинает всегда Жако: «Ито, изобрази котенка!» — просит он, и Ито мяукает. Жако говорит: «Изобрази селезня», и тот издает «кря-кря». «Сделай голубя» — Ито воркует. И так как Ито довольно непоседлив, то Жако командует: «Сядь на жердочку, Ито». Если Ито не повинуется, то Жако, точно как хозяин, настаивает: «Сейчас же поднимись на жердочку!». Ито подчиняется.
Жако и Ито могут имитировать различные шумы, звон стакана, громкий смех, кудахтанье, кашель. Конечно, все слова и ответы на вопросы — заучены попугаями, но все же память этих птиц и правильное применение ими слов и фраз не могут не вызвать удивления и восхищения.
Хороший знаток попугаев, автор книги «Попугаи» А. И. Рахманов рассказывает, что у него несколько лет жил белоголовый амазон. Он умел очень чисто и громко произносить слова «Папочка», «Лида», «Саша», мяукал по-кошачьи и кудахтал, как курица. Амазон часто лаял, как настоящая собака, и дразнил собаку своего хозяина. Особенно было забавно наблюдать, когда попугай кричал на хозяйского пса:
— Тузик, вон из комнаты! — и тут же сам лаял по-собачьи.
Здесь следует сказать, что амазонские попугаи живут в тропических лесах бассейна реки Амазонки, а также в Центральной Америке и на Антильских островах. Всего их 26 видов. Величиной амазоны с ворону. В окраске их оперения преобладает зеленый цвет, на фоне которого выделяются красные, белые, синие и желтые пятна. У нас любителям наиболее известны желтоголовый, синелобый, белолобый, белоголовый, или кубинский и венесуэльский амазоны. В природе, как и жако, они питаются различными плодами и семенами растений.
Ранее амазонские попугаи были довольно распространены в своей зоне обитания. Как гласят летописи, они помогли открыть Америку знаменитому генуэзцу Христофору Колумбу. Когда он в 1492 году отправился в свое первое путешествие в поисках нового пути в Индию, ему вначале не повезло. Корабли зашли в неведомую часть океана, матросы устали, начали бунтовать и требовать возвращения домой. Колумб уже было вышел на палубу, чтобы дать команду повернуть корабли назад в Испанию. И в этот момент он увидел стайку птиц, летящих мимо корабля. Это были попугаи. Очевидно Колумб знал, что над водой сухопутные птицы летят прямо к берегу. Поэтому он тотчас же переменил свое решение и приказал держать курс по направлению полета птиц. Через час дозорный закричал с вышки:
— Земля! Земля!..
Открытая земля оказалась одним из Багамских островов, Расположенных севернее Кубы. Колумб назвал его Сан-Сальвадор (ныне — Уотлинг). Как видно, попугаи совершали там перелеты с острова на остров, а возможно и на находящийся поблизости материк — летуны они хорошие.
О широком распространении амазонских попугаев в Южной Америке свидетельствует и такой факт. В августе 1803 года вышли в первую русскую кругосветную экспедицию корабли «Надежда» и «Нева» под общим командованием капитан-лейтенанта И. Ф. Крузенштерна. Преодолев Атлантический океан, корабли приблизились к берегам Бразилии и задержались на полтора месяца для смены мачт на «Неве» у острова Святой Екатерины, отделенного от материка нешироким проливом. Этот живописный остров был богат различной растительностью и множеством животных. В свободное время матросы занимались охотой на обезьян, пестрых попугаев и привозили их на корабли. Попугаев поместили в специально устроенные птичники, где, кроме них содержались и другие птицы, пойманные в лесах или купленные у местных жителей. Обезьян макак, правда, вскоре отправили на сушу, так как эти беспокойные существа не поддавались дрессировке и причиняли всем много хлопот. Позже, когда корабли, обогнув мыс Горн, были уже в Тихом океане, моряки меняли попугаев на туземные редкости жителям тихоокеанских островов.
Белоголовые амазонские попугаи, обитающие в лесах на острове Куба, гнездятся, как и большинство других попугаев, в дуплах деревьев. Местные жители любят этих птиц и часто содержат их у себя дома. Разыскав гнездо попугая, они наблюдают за ростом птенцов и перед самым вылетом вынимают их из гнезд. У себя дома они их воспитывают, приручают и обучают говорить. Советские специалисты, работавшие на Кубе, нередко привозят с собой белоголовых амазонов, уже умеющих говорить. Как-то в газетах было сообщение о конкурсе говорящих попугаев, организованном Английской радиовещательной компанией. Наиболее говорливым оказался попугай Спарки. Он победил всех своих соперников — а в конкурсе участвовали три тысячи птиц — и стал чемпионом Англии. Спарки мог наизусть, без запинки прочитать сразу восемь поэм! Он неоднократно участвовал в радиопередачах, рекламируя корма для птиц. Вот вам я спорт, любовь к животному и бизнес одновременно. Впрочем, я в данном случае жалею о другом: в газетной заметке не было сказано, какого вида был попугай Спарки — серый жако или амазон?
Хорошую способность к произношению слов проявляют попугаи из подсемейства лори. Эти очень нарядные птицы обитают в лесах Австралии и Индонезии. У себя на родине лори питаются содержимым мягких фруктов, древесным соком, пыльцой и нектаром цветов. Пищу они захватывают языком. На конце языка у них имеется кисточка или щеточка (образованная роговидными выростами), которой лори очень ловко захватывают жидкую пищу. Поэтому их еще называют птицами-медососами или щеткоязычными попугаями, в отличие от большинства других попугаев, гладкоязычных. Всего в зоологическом подсемействе лори насчитывается около 60 видов попугаев. Из них любителям у нас известны такие виды: многоцветный или горный лори, чешуйчатый лори, украшенный лори, желтоспинный лори, дамский лори и бронзовый лори.
Известный в свое время американский охотник и ловец диких зверей Чарльз Майер в начале нынешнего века в течение двадцати лет вел свою работу на островах Суматра, Борнео и в Малайе. Свой богатый опыт ловца зверей он описал в книге «Как я ловил зверей». В ней он кратко рассказывает и о своем попугае лори. Этот попугай охотно ел самую разнообразную пищу, а после еды любил, чтобы его качали. Майер укладывал его на спинку и качал. Попугай с явным удовольствием подвергался этой процедуре и молчал. Но как только хозяин переставал качать его, попугай поднимал крик: «Еще, еще!». Частенько Майер ездил по Сингапуру в коляске, которую вез рикша-кули. Лори сидел у него на плече и понукал кули: «Скорей, скорей!» Очевидно, он научился этому от своего хозяина.
В 1965 году Б. А. Симонов приобрел дикого желтоспинного лори, завезенного из Южной Азии. Первые два месяца птица и хозяева «присматривались» друг к другу, пока у них установился тесный контакт. Спустя четыре месяца лори уже охотно шел на руки, разрешал себя гладить и повторял отдельные слова. Лори поселили в одной комнате с уже обученным бразильским попугаем ара. Ара хорошо произносит слова и целыми днями «беседует» сам с собой, поет, свистит и подражает лаю собаки. Лори очень многому научился у ары. В настоящее время они Дуэтом повторяют друг за другом одни и те же слова: «Раечка, ты моя хорошая». Птицы сами себе задают вопрос: «Как собачка лает?» и тут же начинают имитировать лай собаки, поют, свистят, произносят много заученных слов и отдельные несложные фразы. Лори стал совсем ручным и, похоже, дорожит вниманием людей. Если хозяйка ласкает других птиц, он явно ревнует — оглушительно кричит и машет крыльями.
Содержание попугаев лори в домашних условиях сопряжено с целым рядом сложностей. Эти южане любят тепло и очень чувствительны к резким перепадам температуры. Поэтому содержать их лучше всего в помещении с температурой 18 — 25°. Лори тщательно следят за своим оперением и любят купаться. Для этого ежедневно утром им нужно подвешивать ванночку с теплой водой. У всех видов лори есть одна неприятная особенность; у них всегда жидкие испражнения. Это усложняет содержание их в клетках и требует постоянной уборки клеток и даже соседних стен.
В рационе лори должна преобладать мягкая и сладкая пища, Б. А. Симонов рекомендует примерно такой рацион для лори. Десертная ложка каши (рисовой, манной, гречневой, пшенной — сладкой, полужидкой или густой), небольшой кусочек яблока или долька мандарина, пять-восемь виноградинок, 1/3 небольшого помидора или огурца, кусочек хлеба или бисквита, 30 — 40 г фруктовых соков, 15 — 20 г сгущенного молока или жидкого меда и чайная ложка различного зерна и семечек. Рацион для лори нужно разнообразить, но каши, фрукты, соки, мед, сгущенное молоко и виноградный сок как основа пищи даются ежедневно. Лори охотно пьют чай с сахаром и вареньем. Полезна дача и рекомендуемого Б. А. Симоновым «комбикорма» для лори, состоящего из перетертого грецкого ореха, смешанного с сухим молоком, яичного желтка, сахара и тертого печенья. Эта смесь разводится горячей водой до консистенции сметаны. При таком питании лори чувствует себя хорошо, и, кроме того, помет его из жидкого становится более оформленным. Зерновую смесь — основную пищу других попугаев — лори почти никогда не едят.
В нашей стране наиболее популярным был попугай лори Куконя, принадлежавший ленинградцу Андрею Михайловичу Батуеву. У Батуева целый зоопарк на дому. Тут и обезьянка, и тушканчик, и хомячок, и домовой сыч и много других птиц, в том числе говорящие — попугай Куконя и малайская майна Чика.
Куконя — попугай лори, очень красивый, нарядный. Весь ярко-красный, с черной шапочкой на голове. Штанишки синие, крылья зеленые на сине-желтой «подкладке». Ничего не скажешь: тропическая природа здорово постаралась разукрасить свое произведение. Когда А. М. Батуев приобрел Куконю, тот весь день молчал и лишь вечером, увидев приготовленную для него постельку в клетке, неожиданно произнес низким мужским голосом: «Спать, спать, Куконечка! Спать, хороший, маленький». С этими словами к попугаю обращались прежние хозяева, и он их хорошо запомнил.
Освоившись на новом месте, Куконя показал какой он говорун. В его репертуаре были такие слова и фразы: «Куконя, Куконечка, Кукошечка, хорошечка, славная тварь, хулиган, хулиганишка. Что ты кричишь, что ты орешь, ну и вредный же ты, Кукошка. Что ты хочешь, а? Кашки, кашки, ах, как вкусно, еще ложку. Аи-аи, кто там? Тихо-тихо, чего-чего? Что ты испугался? Куда ты пошел? Иди, смотри телевизор» и много других.
Как-то хозяин сел пить чай рядом с клеткой попугая, но не угостил его, как обычно. Это попугаю не понравилось, и, походив, вдоль клетки, он остановился и требовательным тоном сказал:
— Чего ты жрешь? Давай Кукошке кашки, картошки!
Батуев сделал вид, что не слышит, и спокойно продолжал пить чай. Уставившись на человека и порывисто кланяясь, попугай закричал с запальчивой интонацией:
— Давай мне кашки, слышишь, что тебе говорят!
Это было так неожиданно, что Куконя тотчас же получил кусочек булки с маслом. Но как к месту он произнес эти слова!
Однажды, когда Батуев вернулся домой, Куконя сказал ему: «Ну, расскажи, что ты сегодня делал, а?» Человеку даже хотелось ответить попугаю, хотя тот, разумеется, просто скопировал слышанную фразу. Вообще попугаи очень часто весьма удачно произносят свои слова. Когда А. М. Батуев прикрикнул однажды на гологлазого какаду, большого крикуна, тот важно ответил хозяину: «Спокойно, спокойно». Был и такой случай. Один знакомый шахматист с увлечением рассказывал Батуеву о своих турнирных успехах. Куконя, внимательно слушавший рассказчика, неожиданно громко сказал: «Ну что ты врешь, ну что ты врешь, некрасиво, некрасиво!».
Знаменитому Куконе, пожалуй, не уступает попугай лори по кличке Кузя. Этого желтоспинного красного попугая в 1974 году подарила Б. А. Симонову одна ленинградская любительница птиц. Вообще лори трудно поддаются обучению произносить слова. Кузя же оказался весьма способным учеником. Хорошая понятливость и редкая память позволили ему выучить более ста слов. Произносит он их громко, членораздельно и понятно. Он то и дело удивляет своих хозяев весьма удачным произношением отдельных фраз, а порой и таких, которым его не обучали. Так, если Жена хозяина, Раиса Викторовна, занимаясь хозяйством, длительное время не появляется в птичьей комнате, то Кузя при виде ее начинает возмущаться и громко спрашивает:
— Рая, сколько времени, где ты была?
Клетку, в которой живет Кузя, на ночь хозяева покрывают специальным теплым чехлом. При виде этого чехла, он всегда несколько возбуждается и возмущенно спрашивает: «Что, уже спать?» Получив утвердительный ответ, Кузя тут же имитирует плеск воды из крана, делает вид, что умывается на ночь. После этого он обязательно говорит: «Рая, поцелуй меня». Если этого тут же не сделать, попугай требовательно, в категорической форме повторяет: «Я же сказал, поцелуй меня». Так как произносить эту фразу хозяева Кузю не обучали, то у Б. А. Симонова всегда невольно возникает вопрос, что это: приобретенный условный рефлекс или какое-то проявление элементарной рассудочной деятельности, примитивного мышления. Действительно, загадка, над разрешением которой придется еще немало поработать специалистам по птицам и ученым — этологам.
Научить попугая или любую другую птицу произносить слева, а тем более целые фразы дело нелегкое. Для этого требуется и время, и большое терпение, и постоянное повторение уроков и, разумеется, смышленость самого ученика. И все же бывают случаи, когда попугай может научиться произносить слово, которое он слышал редко или даже всего один раз. Очевидно, это бывает тогда, когда птица находится в крайнем возбуждении. Нечто подобное, рассказывает Конрад Лоренц, произошло с ручным и веселым синеголовым амазонским попугаем Папаголло, принадлежавшим брату ученого. Когда брат со своим амазоном гостил у Лоренца в Альтенберге, попугай летал на свободе вокруг дома наравне с другими птицами хозяина. Было очень забавно наблюдать и слышать, как перелетающий с дерева на дерево Папаголло выкрикивал человеческие слова. Иногда он разыскивал своего хозяина, летая по усадьбе и громко выкрикивая: «Где Док?».
Папаголло ничего и никого не боялся, за исключением трубочиста. Когда Папаголло впервые увидел трубочиста, на крыше дома, вырисовывавшегося в своем темном одеянии на фоне голубого неба, то впал в настоящую панику и улетел далеко за пределы усадьбы. Очевидно, это связано с тем, что птицы вообще склонны опасаться всего, что находится выше их — сказывается врожденный страх перед пернатыми хищниками, пикирующими на свои жертвы сверху. Месяц спустя, когда трубочист снова появился на деревенской улице, попугай сидел на флюгере и ссорился за это место с галками. Заметив черного человека, он насторожился, сжал оперение, а затем взлетел и помчался прочь, издавая хриплый пронзительный крик: «Трубочист идет, трубочист идет!»... Наблюдавший этот случай Конрад Лоренц говорит, что Папаголло мог слышать эти слова от кухарки, возвещавшей о появлении трубочиста, самое большее три раза — всего лишь три реплики с интервалом в несколько месяцев.

Полиглоты и сквернословы

Воспитанием и обучением попугаев занимаются люди самых различных профессий и занятий. Нередко это сказывается на лексиконе таких попугаев. Сохранился рассказ о цейлонском попугае известного физика-теоретика Пауля Эренфеста. Присутствуя на беседах своего хозяина с его коллегами, попугай кое-что перенял из их терминов. В результате он прославился тем, что очень четко произносил на немецком языке фразу:
— Но, господа, это уже не физика!
Остроумный и обаятельный Эренфест выдвигал своего ученого попугая в председатели на предстоящих дискуссиях о новой квантовой механике. Это, конечно, шутка. А вот то, что ученый возил своего любимца на различные симпозиумы — факт.
Говорящие попугаи нередко являются причиной различных курьезных и комических происшествий. Об одном из них как-то сообщалось в журнале «Вокруг света». Произошло это в Каракасе, столице Венесуэлы. Из окон квартиры на четвертом этаже стали раздаваться вопли: «Пожар! Пожар!» Услышавшие это прохожие вызвали пожарную команду. Когда пожарники подкатили к дому, из квартиры все еще неслись вопли: «Пожар!» Дыма, правда, не было. Пожарники выломали дверь и обнаружили, что виновником ложной тревоги был попугай. Владелец его был оштрафован. Однако он тут же подал апеляцию, утверждая, что попугая купил недавно и слову «пожар!» он был обучен еще прежним владельцем.
Трагикомический эпизод произошел в 1973 году в небольшом западногерманском городке Эрлёнбахе во время пожара. Когда все обитатели горевшего дома уже выбрались наружу, из огня внезапно послышались странные крики: «Держите вора! Держите вора!» Ринувшийся в клубы дыма брандмайстер (пожарник) вскоре вышел обратно, держа в руках клетку с тремя бившимися в ней попугаями. Не обученные своим хозяином выражениям, подходящим на случай пожара, попавшие в беду птицы стали выкрикивать первое, что пришло им на память.
В испанском городе Гренаде однажды много неприятностей Жителям доставил сбежавший из клетки в зоопарке попугай. Он мастерски подражал полицейскому свистку и в течение четырех дней своим свистом серьезно нарушал уличное движение, только на пятый день удалось поймать пернатого мистификатора.
В журнале «Юный натуралист» дана характеристика попугаям как прекрасным имитаторам. В подтверждение приведены такие примеры. Однажды, имитируя гудки паровоза, попугаи вызвали на вокзале сущую неразбериху. Было и такое. Во время войны попугаи научились издавать свист летящей бомбы, и этим создавали панику и нагоняли страх на людей. Жаль только, что в журнале не было указано, где это происходило.
Случается, что попугаи совершают «рыцарские» подвиги благодаря умению произносить слова. В лондонскую квартиру к двум сестрам, женщинам 56 и 74-х лет, забрались три вора. Сестры пытались оказать сопротивление ворам, но безуспешно. В это время из кухни послышался твердый мужской голос: «Что происходит? Что происходит? Я не задержусь!» Воры обратились в бегство. А голос принадлежал попугаю Биллу.
Умение запоминать слова и цифры выручает порой и самих говорящих птиц, попавших в неблагоприятную для них ситуацию. У жительницы английского города Чигуэлл Мюриэл Хайд из дома улетел попугай. Беглец оказался в лесу. Там его подобрали супруги Фоггарт из соседнего поселка. Они принесли попугая домой, накормили. Отдохнув и освоившись, попугай заговорил. Он часто повторял шесть цифр — 223 723. Супруги догадались, что это номер телефона. Они позвонили и нашли хозяйку попугая. Так шесть дней спустя она вновь обрела утраченного было любимца.
Попугаи обычно воспроизводят любые слова независимо от того, на каком языке произносят их хозяева. Тут все дело решает национальная принадлежность и родной язык владельца, а попугай просто имитирует его слова. Одна учительница из Венгрии четыре года обучала попугая венгерскому языку. За это время попугай выучил более ста глаголов и двадцать семь грамматических правил. Он мог быстро и довольно правильно склонять знакомые глаголы.
Среди попугаев попадаются и настоящие полиглоты. Напомню, что полиглотами называют людей, знающих много языков (от греческого поли — много и глотта — язык). Попугаи становятся полиглотами в тех случаях, когда им приходится жить у людей разных наций, в разных странах. У одной сотрудницы московского зоопарка дома жил попугай Педро. И когда в дом принесли на воспитание маленького львенка Ринти, то попугай встретил нового жильца недружелюбно. Он сердился и кричал на львенка по-испански, по-латышски и по-русски. За свою долгую жизнь Педро побывал у испанцев, латышей и у русских и выучился произносить слова на трех языках.
Хуже, когда попугай «изучил» только один язык, а затем попадет к другому хозяину, который не знает языка той страны, где воспитывалась птица. Тогда и попугаю плохо — пока привыкнет к новым хозяевам, и людям в первое время трудно общаться с ним, кормить его и ухаживать за ним. Ведь у птицы выработались привычки получать пищу при определенных звуковых сигналах — словах, а тут новые люди, новый язык — что же тут поймешь. Поневоле загрустишь, как бы себя не угощали. В общем, подводит «национальная ограниченность».
В Южной Африке однажды конфисковали клетку с красивыми амазонскими попугаями. Птицы были сердитые, ко всем относились недружелюбно. К ним — по-хорошему, предлагают пищу, говорят по-английски ласковые слова, а у них подозрительный и недоступный вид. А главное — голодают. К счастью, там оказались два натуралиста. Они нашли в клетке размоченные кукурузные зерна, размяли их и протянули птицам, приговаривая на испанском языке: «Милые лорито, поешьте мазы, маза вкусная. Лорито, лорито!» (в центральной Америке и Мексике попугая называют лоро, а ласково, уменьшительно — лорито). Услышав знакомую речь, попуган подлетели к решетке, к людям, от волнения их золотистые зрачки сузились, хвосты распушились, перья на загривках взъерошились. Все они с восторгом повторяли «лорито» «лорито». Они стали есть из рук и позволили почесать их головки. Что значат знакомые, привычные слова!
Нередко попугаи, кочуя по морям, океанам и разным странам, сменяют много хозяев-моряков и усваивают от них не только обычные слова и выражения, но порой и явные ругательства. Все, кто читал книгу Р. Л. Стивенсона «Остров сокровищ», вероятно запомнили зеленого попугая, по кличке Капитан Флинт, принадлежавшего старому морскому волку, пирату Долговязому Джону — одноногому Сильверу. Этот попугай мог без передышки, однообразно, без всякого изменения голоса с невероятной быстротой повторять, как заведенные часы, одно и то же слово: «Пиастры! Пиастры! Пиастры!» И повторял до тех пор, пока Джон Сильвер не покрывал его клетку платком.
— Этой птице, — пояснил Джон юному герою книги Джиму Хокинсу, — наверное, лет двести. Попугаи живут без конца. Разве только дьявол повидал на своем веку столько зла, сколько мой попугай. Он плавал с Инглендом, с прославленным пиратом капитаном Инглендом. Он побывал на Мадагаскаре, на Мала-баре, в Суринаме, на Провиденсе, в Порто-Белло. Он видел, как вылавливают груз с затонувших галеонов. Вот когда он научился кричать «пиастры». И нечему тут удивляться: тогда выловили триста пятьдесят тысяч пиастров, Хокинс! Этот попугай присутствовал при нападении на вице-короля Индии невдалеке от Гоа. А с виду — сущий птенец... Но ты понюхал пороху, не правда ли, Капитан?
— Поворачивай на другой галс! — кричал в ответ попугай.
— Он у меня отличный моряк, — приговаривал Сильвер и угощал попугая кусочками сахара, которые доставал из кармана.
Попугай долбил клювом прутья клетки и ругался скверными словами.
— Поживешь среди дегтя — поневоле запачкаешься, — пояснял пират. — Эта бедная, старая, невинная птица ругается, как тысяча чертей, но она не понимает, что говорит. Она ругалась бы и перед господом богом.
Если допустить, что герой книги Стивенсона — пират Сильвер — образ собирательный, то все сказанное им о поведении попугая — сущая правда. Что касается долголетия попугаев, то тут Сильвер, или точнее — Стивенсон, преувеличил. При благоприятных условиях продолжительность жизни крупных и средней величины попугаев достигает 60 — 80 лет. Есть сообщения, что некоторые попугаи жили в неволе до 100 и даже до 120 лет. Попугаи мелких видов живут 15 — 25 лет.
Много любопытных наблюдений над говорящими попугаями провел Б. А. Симонов. Его попугай Ара, лучший из всех его воспитанников по способности разговаривать, на одной из выставок удивил своего хозяина неожиданным ответом на вопрос посетителя. Нередко посетители выставок почему-то обращаются к попугаям со словами-вопросом: «Попка — дурак?» Услышав такой вопрос Ара спросил: «Кто дурак?» И когда посетитель снова сказал: «Попка — дурак», попугай ответил: «Нет, ты дурак!». Интересно здесь то, что хозяева такому диалогу своего Ару не обучали.
Уральский писатель Борис Рябинин в одном из очерков книги «Друзья, которые всегда со мной», описал работу ветеринарных врачей с пациентами-животными. Однажды им пришлось лечить циркового попугая. У него один коготь разросся неправильно, загнулся и острым концом врос в мякоть. Это мучило птицу, попугай стонал при каждом движении, похудел, поскучнел. Пришлось отвезти его в ветеринарную лечебницу. Но как только ветврач прикоснулся к лапке, чтобы осмотреть ее, попугай принялся отчаянно сопротивляться, бить клювом и даже... неприлично выражаться. Но коготь все-таки вырезали. Для этого сварливого попку пришлось замотать в толстое одеяло, оставив только нос, чтобы не задохнулся. Сильную птицу держали двое мужчин. Когда операцию закончили, попугая отпустили. Он посидел немного, как бы в растерянности, потом отряхнулся, поправил перышки и неожиданно громко и четко произнес:
— Благодарю!.. Чтоб вас... так вас...
Хоть зажимай уши и беги! Любопытно, что на манеже никто никогда дурного слова от этого попугая не слышал. А тут он разошелся, очевидно копируя своего дрессировщика.
Случается, что новым хозяевам, купившим попугая у какого-нибудь моряка, нередко приходится краснеть из-за своих вновь приобретенных питомцев. Так получилось и с одной жительницей Киева, купившей в одесском порту попугая Пабло. За долгие годы странствий на многих кораблях по многим странам мира Пабло выучил четыре десятка фраз на аглийском, греческом, испанском и русском языках. Но, как оказалось, из всего его словарного запаса лишь несколько фраз можно было воспроизвести в печати. Остальные — сплошные ругательства, похабщина. Очевидно, прежние хозяева Пабло не были знакомы с мудрым изречением американского философа-ковбоя Уилли Роджерса: «Жизнь нужно прожить так, чтобы не было стыдно продать фамильного попугая первой сплетнице города». Новой хозяйке пришлось долго и терпеливо перевоспитывать Пабло и отучать его от сквернословия. Поначалу у него были срывы. Появление в доме гостей или шум воды, вытекающей из крана, вызывали у попугая воспоминания о пирушках прежних его хозяев-моряков или о шуме морских волн, и Пабло начинал сквернословить. Поистине верно, что «с кем поведешься — от того и наберешься». Постепенно Пабло избавился от дурной привычки, о чем и сообщал гостям хозяйки словами: «Пабло — очень хороший мальчик».
Впрочем, нет худа без добра. Умение попугая говорить и ругаться помогло однажды суду американского города Таскон в штате Аризона разоблачить контрабандиста. Некоему Гарольду Уиттону было предъявлено обвинение в контрабандном ввозе в США попугаев из Мексики, которых он затем с немалой выгодой продавал. Ссылаясь на отсутствие достаточных улик, контрабандист полностью отрицал свою вину. Он заявил, что доставленные в зал заседаний в качестве вещественного доказательства его незаконной деятельности птицы, дескать, родились и выросли в Америке. В этот момент один из попугаев вдруг заговорил. С заметным мексиканским акцентом он произнес по-испански несколько довольно крепких словечек. После такого нежданного «предательства» аферисту оставалось лишь сознаться в своих махинациях.
Я уже рассказывал, что в странах Южной Америки местные жители ловят в окрестных лесах различных зверей и птиц и приручают их. В индийских селениях можно встретить и ручных попугаев, обученных произносить слова и целые фразы. Правда, в их разнообразном лексиконе порой попадаются такие слова и выражения, что их нельзя пустить в книжку. Именно это обстоятельство помогло однажды английскому натуралисту Джеральду Дарреллу купить амазонского попугая подешевле. Об этом он интересно рассказывает в книге «Земля шорохов», посвященной описанию путешествия в Аргентину.
Дело было в индейском селении. Переводчик (местные жители разговаривают на испанском языке) завел Даррелла в хижину, где он ранее видел попугая. Это был красивый краснолобый амазонский тукуман, очень редкий в европейских коллекциях. Конечно, Дарреллу захотелось приобрести эту птицу. Хозяйка попугая, красивая симпатичная индианка, окруженная стайкой ребятишек шоколадного цвета, запросила за своего питомца высокую цену. Она торговалась и уверяла, что ее Бланко лучший из всех попугаев на свете и говорит чудесные вещи. Она попыталась вызвать попугая на разговор и продемонстрировать его способности перед покупателями. Но Бланко упорно молчал. А потом зашевелил крыльями, склонил голову набок и четко произнес короткое ругательство. Хозяйка смутилась и не стала больше набивать цену. Сделка состоялась. Даррелл протянул попугаю палец. Он деловито вскарабкался на него, а потом по руке перебрался к нему на плечо. Здесь он уселся и, понимающе взглянув на нового хозяина, совершенно отчетливо и громко произнес:
— Как поживаешь? Как поживаешь? Как дела? — и захихикал.
Когда Даррелл и его спутники распрощались с женщиной, закрыли за собой бамбуковую калитку и садились в машину, Бланко повернулся на плече и выпалил по-испански:
— Глупая, очень глупая!
Получилось, что эти слова попугай адресовал на прощание своей бывшей хозяйке.
В другой книге — «Поймайте мне колобуса» — Джеральд Дарелл рассказывает о сером африканском попугае-жако, жившем у его афинских друзей в Греции. Каждый день они выносили его клетку на воздух и ставили в тени под деревьями. Однажды местный крестьянин привязал за оградой своего осла, а тот, как это заведено у ослов, неожиданно вскинул голову и исполнил скорбное соло, завершив его обычным протяжным храпом. Попугай внимательно слушал, наклонив голову набок и, когда осел кончил реветь, отчетливо произнес вопросительным тоном:
— В чем дело, милый?
Этот жако знал довольно много слов — греческих, естественно, — и хозяева очень им гордились. У них было заведено раз в неделю устраивать «день открытых дверей», когда все их друзья могли зайти на чашку чая. В один из таких дней главной темой беседы был попугай и его лексика. Кто-то из гостей утверждал, что попугаи вообще не могут говорить, они лишь издают нечленораздельные звуки. Гордый владелец серого африканца тотчас возразил и предложил послушать его попугая, который знает такие-то и такие-то слова. Тогда гость, держа чашку с чаем в одной руке, кусок торта в другой, подошел к попугаю, уставился на него и сказал: «Попочка, ведь ты не умеешь говорить, правда?» Попугай несколько секунд глядел на гостя, затем перебирая лапками по жердочке, пододвинулся к нему поближе, наклонил голову набок и внятно промолвил: «Поцелуй меня в зад!» Гости оцепенели. Прежде попугай ни разу не произносил этих слов и потом никогда их не повторял. Своеобразно реагировал пострадавший: он поставил чашку чая, положил торт, взял свою шляпу и трость и бледный от гнева удалился, заявив, что и не подумает оставаться в доме, где оскорбляют гостей.
Сквернословие попугаев приносит немало огорчений работникам зоопарков, купивших их у моряков или у других любителей «крепких» выражений. В Вашингтонском зоопарке однажды пришлось даже перевести одного попугая из общей клетки в изолированное помещение: он выкрикивал такой набор нецензурных слов, что разлагающе влиял на своих собратьев-попугаев.
Нечто подобное, как сообщалось в журнале «Человек и закон» (№ 5 за 1979 год), произошло в Лос-Анджелесе в США. Там, по решению суда, из местного зоосада был удален попугай, который изрыгал площадную брань. Любопытно, что этот попугай был подарен зоосаду дамой, известной высокими нравственными принципами.
Иначе поступил директор зоопарка в городе Де-Мойн (США). Чтобы отучить попугая от бранных слов, которым тот научился от посетителей, он читал ему сочинения философа О. Шпенглера. Попугай выучил новое для него слово — «трансцедентальный» и некоторые другие и стал «самым эрудированным попугаем в мире».
Память у попугаев на слова, предметы и явления довольно хорошая, а порой и вовсе замечательная. Об исключительной памяти одного серого попугая Конрад Лоренц рассказывает в своей книге «Кольцо царя Соломона». Этот попугай жил у известного берлинского орнитолога фон Лукануса. Ученый держал Дома много всяких птиц и среди них — ручного удода по имени Хопфхен. Говорящий попугай вскоре заучил это слово. К сожалению, в противоположность попугаям, удоды живут в неволе недолго. Через некоторое время Хопфхена постигла судьба всех смертных. Попугай, казалось, совершенно забыл его имя, по крайней мере, никогда не произносил его. Спустя девять лет Луканус приобрел другого удода. Как только попугай увидел эту птицу, он в первый же момент назвал удода именем своего старого знакомого, а затем повторил его: «Хопфхен... Хопфхен...»
Не следует, однако, думать, что попугаи на всю жизнь запоминают все слова и фразы, произносить которые их научили. Большинство попугаев спустя некоторое время постепенно забывают многие слова и фразы, и лексикон их беднеет. Поэтому знатоки советуют заниматься с говорящими попугаями постоянно, повторяя «выученные уроки», иначе они забудут то, чему научились.
Попугаи ара, какаду и другие способны обижаться, запоминать обиду и даже мстить. Вот что рассказал А. И. Рахманов в своей книге «Попугаи»:
— Одно время у меня жил ручной желтощекий какаду по имени Ягодка. Однажды я чистил клетку и вынул поддон, чтобы сменить песок. Мою работу Ягодка сопровождал громкими криками. В это время к нему подошел мой сосед по квартире и строго на него прикрикнул. Ягодка сразу замолк на некоторое время, а затем, когда я открыл дверку, выскочил из клетки и набросился на соседа. На этот раз все обошлось благополучно: я вовремя схватил Ягодку и возвратил его в клетку. Однако много времени спустя он все же отомстил соседу за обиду. Когда сосед пришел к нам по какому-то делу, Ягодка свободно летал по комнате. Увидев своего обидчика, попугай моментально бросился на него и укусил до крови. С тех пор сосед стал побаиваться его и входил к нам только тогда, когда Ягодка сидел в клетке.
Мстительным оказался и знакомый уже нам Куконя. Он любил, чтобы ему чесали головку и шейку. Причем разрешал это не всем людям, а только тем, к кому питал симпатию. Одна хорошая знакомая хозяина подружилась с попугаем, и он сам шел к ней на руки и разрешал чесать себе голову. Однажды гостья собралась уходить, одела зимнее пальто и пошла попрощаться с Куконей. Увидев меховые манжеты, попугай взлетел на руку и принялся выдирать клювом мех. Конечно, его сразу же водворили в клетку. И как-то никто не обратил внимания на то, что попугай страшно обиделся. Недели через три эта знакомая навестила хозяина с Куконей. «Здравствуй, Кукошенька!» — сказала она. Но обычного радостного приветствия не последовало. Куконя сидел насупившись и молчал. Гостья открыла клетку» попугай не спеша вышел, взлетел ей на плечо и вдруг стал яростно клевать в голову. На выручку к гостье поспешил хозяин. Досталось и ему. А нужно сказать, что клюв у попугаев довольно сильное и мощное оружие. А. М. Батуев видел, как его желтохохлый какаду, шутя, перекусил клювом телевизионный провод. В общем оказалось, что Куконя затаил обиду и решил отомстить за нее. Только месяц спустя дружба была восстановлена.
В капиталистических странах любовь к животным, в том числе и к попугаям нередко используют в корыстных целях предприимчивые дельцы и коммерсанты. Часто это бывает связано с продажей по завышенным ценам редких, импортных птиц, завезенных из других стран. Ведь спрос на этих экзотических птиц всегда выше, чем предложение. В 1968 году в США было завезено около 10 тысяч амазонских попугаев и несмотря на высокую цену — до 50 долларов за птицу — спрос на них рос с каждым годом. К тому же, на каждую птицу, доставленную в зоологический магазин, приходится не менее 50 погибших, а в течение года в США погибало около 500 тысяч попугаев!
В связи с тем, что некоторые виды попугаев стали уже редкими, страны-экспортеры взяли их под свою охрану. Однако запрет на экспорт не всегда спасает этих интересных птиц, так как в торговлю ими включились и контрабандисты. В начале 1979 года в газетах было сообщение Агенства Печати Новости (АПН) о нелегальном вывозе попугаев из Австралии. Сбыт живого товара оказывается весьма выгодным бизнесом. По теперешним ценам 14 попугаев можно продать в Европе за 30.000 долларов. В Париже пара какаду идет за три с половиной тысячи долларов, а в Америке их цена поднимается до десяти тысяч.
Бывают и другие способы извлечения доходов при помощи попугаев. Около десяти лет тому назад австралийские газеты сообщали об открытии в городе Сиднее первой в мире школы для попугаев. В ней за определенную плату все желающие могут обучать своих попугаев говорить. После завершения курса обучения ученым попугаям выдаются дипломы, и они продаются по более высоким ценам, чем неграмотные. В 1974 году состоялся первый выпуск питомцев этой школы. Пятьдесят пернатых учеников сдали экзамен на хорошо и отлично, а двадцать — на удовлетворительно. Три попугая стали второгодниками: они нарушали учебный процесс, обучая «одноклассников» словам, которые выучили еще до поступления в школу.

Маленькие австралийцы

На юге Украины, среди нетронутых ковыльных степей, в 50 километрах от Перекопа, зеленым оазисом выделяется Аскания-Нова. Она знаменита своим научно-исследовательским институтом животноводства степных районов имени академика М. Ф. Иванова и старинным акклиматизационным зоопарком. Перед Великой Отечественной войной я проходил там преддипломную зоологическую практику.
Среди знаменитостей зоопарка были тогда зубробизоны, яки, зебу, бантенг, лошади Пржевальского, архары, ламы, пятнистые олени, антилопы гну, бейза, канна, нильгау и многие другие животные. По пути в большой загон среди кустов сирени расхаживали южноамериканские страусы нанду. А в самом большом загоне, поблизости от стад оленей маралов и антилоп гну, паслись величавые африканские страусы. В зоопарке были и другие птицы — австралийские эму и черные лебеди, павлины, цесарки. На искусственных озерах плавали лебеди и различные утки, выводившие потомство в гнездовьях на созданных людьми зеленых островках, покрытых лесом и кустарником. По мелководью расхаживали длинноногие фламинго.
С противоположной стороны от большого загона в зоопарке часто раздавались громкие и резкие крики, напоминающие кошачье «мяу...мяу...мяу». Это кричали павлины, выбравшиеся из своей вольеры и разгуливавшие по посыпанным песком дорожкам. В минуты, когда самцы-павлины распускали веером свои хвосты с красочными глазками на концах перьев, они представляли собой поистине великолепное и незабываемое зрелище.
Немного дальше от жилья павлинов стояло еще одно просторное помещение для экзотических птиц. Вдоль одной из его стен на солнечной стороне была пристроена большая, обтянутая со всех сторон металлической сеткой вольера. В ней было полным-полно— сотни! — небольших, шумных птиц. Сразу бросалась в глаза разноцветная окраска их оперения: зеленый, синий, желтый, голубой, пепельно-серый цвета и различные их сочетания. На шее и щеках — точкообразные синие и бурые пятнышки. На затылке, задней части шеи, спине и крыльях четко выражены тонкие поперечные волнистые полоски и штрихи желтого и черного цветов. Величиной эти крючконосые птички были с воробья, но из-за очень длинного хвоста казались несколько крупнее. Птички непрерывно летали по вольере, перепархивали с ветки на ветку или с жердочки на жердочку и громко щебетали. Создавалось впечатление, что в вольере порхал и пел живой цветник.
В Асканию-Нова часто приезжали экскурсанты из различных областей Украины. Они задерживались возле вольеры и с восхищением рассматривали эту шумную щебечущую птичью компанию. Помню, как одна из девушек, похоже ученица-старшеклассница, с восторгом воскликнула:

1 розовый какаду
2 волнистый попугайчик
3 масковые неразлучники

— Ой, какие интересные птички? А как их называют?
— Волнистые попугайчики. Названы так за волнистые полоски на оперении.
Волнистые попугайчики — коренные жители Австралии. Там они встречаются почти повсеместно. Гнездятся они в дуплах деревьев, откладывая яйца прямо на дно, без подстилки. Особенно часто встречаются попугайчики в обширных равнинах с рощами каучуковых деревьев, где растет особая кенгуровая трава. После обильных дождей она быстро достигает метровой высоты и зацветает. Когда в ее колосьях появляются семена, ими и питаются волнистые попугайчики, В засушливый период, когда вся травянистая растительность высыхает, попугайчики многотысячными стаями откочевывают в другие места. Очевидцы утверждают, что волнистые попугайчики могут образовывать стаи, насчитывающие десятки, а то и сотни тысяч птиц.
Бывает, что для волнистых попугайчиков наступают тяжелые времена. Как и другие попугаи, они нуждаются в воде, и им приходится порой летать к водопою на далекие расстояния. И это еще ничего, не так уж страшно и трудно. Но вся беда в том, что в ряде пустынных районов Австралии дожди выпадают крайне редко. Наступает засуха, от которой страдают люди, особенно фермеры, порой теряющие множество домашнего скота. Страдают и дикие звери и птицы. Не обходит беда и волнистых попугайчиков. В годы сильных засух они погибают многими тысячами. Стаи попугайчиков собираются у немногих еще не пересохших водоемов. А когда и они пересыхают, обессиленные птицы уже не могут перелететь в другое место. В 1932 году у одного такого пересохшего водопоя было найдено около 60 тысяч погибших волнистых попугайчиков.
Как и многие другие экзотические животные, волнистые попугайчики стали известны европейцам вскоре после открытия Австралии и соседних островов. Но только в 1794 году исследователь Шаву дал подробное описание их. Гораздо позже, в 1831 году в музее Общества имени Линнея было выставлено для всеобщего обозрения чучело этой птицы, которая в то время считалась большой редкостью. В Европу живых волнистых попугайчиков завез сотрудник музея Лондонского зоологического общества Д. Гульд в 1840 году.
Хвалебные оды красивым, крылатым иммигрантам в газетах и журналах привели к тому, что содержание их стало модой. Быстро возник большой спрос на них. С середины прошлого столетия волнистых попугайчиков стали завозить во все большем количестве, и торговля ими приняла массовый характер. Особенно большой спрос на них был в таких странах, как Англия, Франция, Бельгия, Германия. К берегам далекой Австралии поплыли специально снаряженные корабли за этими редкими тогда птицами. Во многих местах прибрежные равнины Австралии были покрыты огромными сетями-ловушками. Попугайчиков ловили тысячами. Некоторые корабли шли в Европу с трюмами, где в огромных деревянных клетках теснились десятки тысяч птиц. Переезд в Европу длился около двух месяцев. Большая скученность, недостаток воздуха и света, лишение возможности двигаться и расправлять крылья, плохое кормление приводили к тому, что очень много птиц погибало, не достигнув портов назначения. Случалось, из большой партии попугаев больше половины, а то и чуть ли не все погибали в пути. Выжившие имели самый жалкий вид. Чрезмерный отлов и вывоз волнистых попугайчиков вскоре привели к тому, что численность их в местах обитания заметно снизилась. В связи с этим в 1894 году правительство Австралии вынуждено было принять решение о запрещении отлова и вывоза попугайчиков. Но к тому времени в Европе уже научились не только содержать, но и разводить их в неволе.
Впервые потомство от волнистых попугайчиков получили в Антверпенском зоопарке в 1850 году. А уже через четыре года в Париже было издано первое руководство по разведению этих птиц.
Постепенно волнистые попугайчики широко распространились по всем странам Европы. Попали они и в Россию. Правда, долгое время они были у нас сравнительно редкими, так как размножением их для продажи занимались мало. Перед Великой Отечественной войной в нашей стране размножением волнистых попугайчиков занимались всего лишь несколько зоопарков, в том числе Московский и акклиматизационный зоопарк в Аскании-Нова. Сейчас их разводят также в питомнике Московского зоокомбината и в других местах, откуда они поступают в зоологические магазины для продажи любителям.
У себя на родине волнистые попугайчики имеют оперение преимущественно травянисто-зеленого цвета, а лоб и бока головы у них могут быть желтыми, синими, серыми. Разведение попугайчиков у любителей и настойчивая работа с ними способствовали тому, что селекционерами было выведено более 100 разновидностей волнистых попугайчиков самых различных окрасок. Этому помогло то, что в силу новых условий жизни у попугайчиков появились так называемые мутации (изменения наследственных признаков организма), в результате которых у них происходило изменение окраски оперения. Таких птиц-мутантов тщательно отбирали и специально разводили для закрепления новых признаков у потомства. Большую работу в этом отношении провели селекционеры в Бельгии.
В настоящее время широко известны одноцветные попугайчики, в оперении которых преобладает какой-либо один цвет (зеленый, синий, желтый, белый, пепельно-серый) и попугайчики, в оперении которых встречается несколько цветов. Среди последних любителям знакомы пестряки и датские пегие — арлекины. Случается, что в потомстве у попугайчиков появляются чисто белые птицы — альбиносы и с темно-желтым оперением — лютиносы. Особенностью альбиносов и лютиносов является то, что у них глаза красные и отсутствует волнистый рисунок оперения. В дальнейшем их окраска не наследуется потомством. Цвет лап у диких австралийских волнистых попугайчиков голубовато-зеленый, а у домашних — розоватый.
Знатоки волнистых попугайчиков, содержащие и разводящие их у себя дома, утверждают, что среди них есть много изумительно красивых птиц и у каждой своя красота. У одних это хохолок, у других кудрявые горжетки и т. д. Но все они доставляют людям своим внешним видом и спокойным, мирным нравом настоящее эстетическое удовольствие. К тому же они привлекают внимание и своей подвижностью, цепкостью пальцев, умением ловко лазать по веткам деревьев и сетке вольеры. Да и по земле они бегают неплохо. Попугайчики издают различные тихие или звонкие выкрики, которые, сливаясь, переходят в сплошное щебетание. Голос у них хотя и сильный, но приятный. Правда, тут уже дело вкуса людей, их привычек, характера, а порой и терпения. Бывает, что иные любители певчих и декоративных птиц покупают волнистых попугайчиков за красоту, а затем продают их из-за постоянного громкого щебетания и нарушения тишины в доме.
Волнистые попугайчики выносливы, неприхотливы, по многу лет живут в клетках. И не такие требовательные к теплу, как другие крупные попугаи: они легче переносят понижения температуры даже до 0°. А в опытных условиях они долго жили даже при минусовых температурах.
При длительном содержании в доме волнистые попугайчики привыкают к ухаживающим за ними людям и становятся совсем ручными. Но для этого очень важно подружиться с этими в общем-то довольно уживчивыми и сообразительными птичками, завоевать их доверие. А когда это достигнуто, тогда ваш воспитанник сам будет садиться к вам на руку, на плечо. Попугайчики любят, чтобы им гладили головку или почесывали под глазом или около ушного отверстия, часто они сами склоняют и подставляют для ласк свою головку. Не следует забывать, что ваш воспитанник живет один и доставить ему такое удовольствие сможет только его хозяин.
Волнистых попугайчиков иногда удается приучить к общению с другими животными. Одному английскому дрессировщику удалось подружить волнистых попугайчиков с орлом, а затем научить их выполнять редкий цирковой номер. По команде дрессировщика орел расправляет крылья, а попугайчики мгновенно усаживаются на них. Этот оригинальный трюк интересен и в том отношении, что волнистые попугайчики от природы пугливы, боятся шума криков, резких движений. А тут полный зал шумных зрителей, рядом страшная грозная хищная птица — и ничего!
Поэт Сергей Михалков написал ставшую очень популярной у наших ребят «Песенку друзей». В ней есть такой припев:

Красота! Красота
Мы везем с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

Нужно сказать, что подобные компании бывают и в жизни. В квартире у московского зоолога Н. Надьярной жили кошки Пума и Мурка, белочки Даша, Огонек, Андрюша и Рита, заяц-беляк, голубая сорока, сизоворонка, скворцы, дрозды, кубинский попугай Ромка и волнистые попугайчики. Все члены этой разноплеменной семьи жили довольно мирно, дружно и часто затевали веселые игры. Сиамская кошка Пума, жившая в доме более 16 лет, была как бы старейшиной, главой всех обитателей квартиры. Она принимала участие в воспитании бельчат-сосунков Даши и Огонька. А когда они подросли, Пума с удовольствием затевала с ними игру в прятки и догонялки. Дружила Пума и с птицами — ручной сизоворонкой Варей и волнистыми попугайчиками. Когда Пума отдыхала, молодые волнистые попугайчики забирались к ней под лапы, теребили ей когти, усы, шерсть. Пума при этом начинала громко мурлыкать. Иногда она даже лизала попугайчика и нежно трогала лапой.
Волнистые попугайчики не только хорошо приручаются и вступают в дружбу с другими животными, но поддаются обучению и различным цирковым трюкам. У любителя птиц А. Купреянова в доме живут различные попугаи. В результате длительной тренировки его волнистые попугайчики освоили целый ряд трюков. Они бегают по лесенкам, кувыркаются на перекладине, катаются с горки, возят друг друга на специально сделанной для них красивой коляске.
Получается настоящее цирковое представление, которое с удовольствием и интересом смотрят не только дети, но и взрослые. Подобным же трюкам обучены и маленькие неразлучники.
Долгое время существовало мнение, что подражать человеческому голосу и разговаривать могут только крупные попугаи, а волнистые попугайчики к этому не способны. Наблюдения, однако, показали, что можно научить говорить и волнистого попугайчика. В принципе научить попугайчика говорить может любой человек, но далеко не все этого достигают. Дело в том, что это не такая уж легкая и простая задача, как это на первый взгляд кажется. Чтобы достичь успеха, нужны большое терпение, трудолюбие, любовь к своим питомцам и, конечно, знания и умение. Более того, тут нужна еще и готовность идти на целый ряд уступок и неудобств.
Некоторым людям кажется, что можно научить произносить слова любого взрослого попугайчика. Практика показывает, что это мнение ошибочное. Длительные попытки достичь цели приводят только к разочарованию. Как-то я зашел к одному знакомому в Уфе. В солнечной комнате у него в клетке бодро прыгали и весело что-то щебетали красивые волнистые попугайчики.
— Вы что, любитель экзотических птиц?
— Да вот купил недавно, хочу научить их говорить. Я читал в одном журнале, что это удается сделать.
Через год с небольшим я вновь встретил этого товарища и тут же спросил, как поживают его попугайчики, научились ли они произносить слова.
— Нет у меня больше этих попугайчиков. Почти год возился с ними по выходным дням, да и по вечерам сидел возле них как диктор, а они хоть бы слово тебе сказали. Жена меня самого попкой прозвала. Продал я этих бездарных учеников...
Неудача и разочарование моего знакомого вполне закономерны. Как видно, он на воспитание взял взрослых попугайчиков, а научить говорить можно только молодых, хотя и это удается не так легко и скоро. Пройдет три-четыре месяца упорного труда, прежде чем ваш воспитанник и ученик произнесет первое слово. К тому же и таланты у волнистых попугайчиков бывают различные. Одни из них хорошо выучиваются говорить, другие — проявляют склонность к насвистыванию мелодий песен, а есть и такие, которые не обладают никакими способностями. Не следует забывать и того, что у волнистых попугайчиков, как и у других говорящих птиц, хорошо обучаются произносить слова лишь самцы, а самки большей частью не способны к этому.
Самое важное при обучении попугайчиков это умение установить полный контакт с ними. Для этого необходимы правильное кормление и содержание их, постоянное общение с ними, а также умелый подход к каждому из учеников. Только при соблюдении этих условий удается достичь своего рода взаимопонимания с птицей. И тогда ваш воспитанник начинает отвечать доверием и проявлять успехи при обучении произношению отдельных слов или несложных фраз. Именно благодаря соблюдению этих правил немецкому любителю птиц Г. И. Михаэлесу, автору книги «Волнистый попугайчик», удалось научить своего воспитанника произносить до 100 отдельных слов и несложных фраз. Известны случаи, когда к восьми годам волнистые попугайчики научились произносить до 120 — 140 слов. Рекордсменом среди волнистых попугайчиков, превзошедшим всех своих сородичей, стал воспитанник жителя города Львова С. М. Шнайдера. Длительное обучение привело к тому, что он стал произносить более 200 слов и фраз.
Среди волнистых попугайчиков попадаются особо талантливые птицы, легко и охотно обучающиеся произносить слова. Об одном таком попугайчике рассказано в книге «Занимательное из жизни птиц», изданной в 1974 году в Минске. Этого попугайчика принесли в дом с птичьего рынка в двухнедельном возрасте. Вскоре Тепа стал всеобщим любимцем в этой семье, но больше всего полюбил он хозяйского сына. Когда мальчик готовил уроки, Тепа садился ему на плечо и делал вид, что тоже занят. Однажды мальчик, погладив попугайчика по головке, сказал: Тепа, миленький!» и вдруг в ответ раздалось «Степа, миленький!»
Переименовав себя в Степу, попугайчик стал говорить. Лексикон его пополнялся с каждым днем, хотя хозяева и не занимались специально его дрессировкой. Просто он запоминал услышанные слова и фразы, а потом почти всегда к месту употреблял их. Клетка с попугайчиком находилась в кухне. И если в квартире раздавался звонок, то Степа тотчас же подавал голос: «Кто пришел? Здравствуйте!» Затем попугай представлялся гостю: «Степа Ковалев!» Вечером, когда семья садилась ужинать, Степа устраивался на плече у хозяина и жаловался: «Птичка кушать хочет». Получив в награду крошку сахару, он чмокал хозяина в щеку и говорил: «Степанушка спать хочет». Однажды утром, собираясь на работу, хозяин попросил жену: «Муся, дай проездной». Она не расслышала и тогда из кухни донеслось напоминание: «Муся, дай проездной!» Степа знал более 70 слов и время от времени удивлял всех новыми словесными сюрпризами.
В другой семье попугайчик Ромочка любил повторять фразы: «Мы едем к бананам и пальмам на юг!» и «В Африку хочу!» А его товарищ, попугайчик Гоша, с явным удовольствием декламировал гостям своих хозяев стихи: «Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять!»
Известный любитель птиц из Ташкента Б. А. Симонов рассказывал, как ему удалось научить говорить волнистого попугайчика. У содержавшихся у него взрослых попугайчиков в дуплянке оказалось два оперившихся птенца, еще не умевших летать. Одного из них удалось выкормить. Постепенно он превратился в крепкого здорового самца. Вскоре хозяева заметили, что попугайчик чутко реагировал на пение домашних канареек. Когда они начинали усиленно петь, попугайчик, находясь в беспрерывном движении, удачно повторял отдельные туры песни. Это навело Б. А. Симонова на мысль научить попугайчика говорить. С этой целью, во время кормления, хозяева монотонно, спокойным, ровным голосом повторяли: «Попочка, попочка, попочка». Долгое время он никак не реагировал на эти часто повторявшиеся слова, хотя порою и прислушивался к ним, склонив голову набок. Но потом настойчивость учителей взяла свое. В один из дней попугайчик произнес слово — «Попочка». Постепенно запас выученных им слов увеличивался, и он мог произносить около 60 слов и даже отдельные фразы: «Попочка, попочка», «Я умный», «Я хороший», «Салам, салам», «Раечка, доброе утро» и другие.
Потом у Б. А. Симонова были и другие попугайчики, которые подражали человеческой речи и произносили до 50 слов. Аналогичных результатов путем систематической тренировки добились и другие ташкентские любители певчих птиц.
Б. А. Симонов в своей книге «Певчие и декоративные птицы», изданной в Ташкенте, делится богатейшим опытом содержания и воспитания различных видов птиц. В ней он дает советы всем желающим заняться интересной и увлекательной работой по обучению волнистых попугайчиков произносить слова. Убедившись в том, что все попытки обучить взрослых попугайчиков произносить слова оказывались безрезультатными, он рекомендует брать для обучения только что вылетевших из гнезда птенцов. Каждого из них следует поместить в отдельную клетку и держать в разных комнатах, чтобы они не видели и не слышали своих сородичей. В комнате не должно быть посторонних, ненужных шумов и звуков, отрицательно влияющих на процесс обучения. Однако на период учебы попугайчиков желательно соседство с ними других певчих птиц, особенно канареек. Их пение обогащает слух попугайчиков и дает им большую возможность лучше раскрыть свои способности.
Нельзя забывать, что к каждому попугайчику нужен индивидуальный подход. Ласковое обращение, внимательный уход за попугайчиком одного и того же лица, особенно в период кормления, способствуют установлению между ними контакта. Это очень важно при обучении подражанию человеческой речи, иначе затраченный кропотливый труд может остаться без результата. Успех принесет только длительное повторение уроков. Если подопытный волнистый попугайчик вначале обучения не будет подражать человеческой речи, говорит Б. А. Симонов, разочаровываться не следует. Упорные и регулярные занятия, терпение и настойчивость, спокойное обращение, ежедневные повторения одних и тех же слов, особенно во время кормления, дадут положительные результаты, и цель будет достигнута. Попугайчиков ни в коем случае нельзя пугать.
Интересные наблюдения над своими волнистыми попугайчиками провела московский зоолог Н. Надьярная. У нее был ярко-желтый с красными глазами попугайчик Кокки, которого она подарила школьнице Танечке. Первое свое слово он произнес на 80-м дне жизни, а через несколько месяцев в его лексиконе было уже несколько десятков слов. Кокки называл имена всех членов семьи, а девочку постоянно заставлял учить уроки. Сидит и командует:
— Танечка, учи уроки!
Попугайчик любил расхваливать самого себя: «Кокки — птичка хорошая». Нередко он ошибался и говорил все наоборот: «Танечка — птичка хорошая» или «Кокки — девочка хорошая». Попугайчик здоровался со всеми гостями, комично спрашивая их «кто пришел?»
Хоть и очень редко, но все же молодой ручной волнистый попугайчик может заговорить и в том случае, если в квартире есть и другие птицы. В одной семье зеленый попугайчик Грин жил в одной квартире с чижом и синицами. Он свободно летал по квартире, часто залетал в комнату, где находились другие птицы. И только в пять месяцев — позже чем другие обучаемые попугайчики — Грин все-таки заговорил. Он говорил: «доброе утро», спокойной ночи», «Грин хороший», иногда называл себя «Гришей» и произносил много других слов. В обучении попугайчика говорить, очевидно, решающее значение сыграло то обстоятельство, что он с самого малого возраста был приучен к общению с людьми. Он просто не мог быть в стороне от людей. Если кто-нибудь из домашних печатал на машинке, Грин любил сидеть и кататься на движущейся каретке. Если же его запирали в клетку, то он сердился и надолго затаивал обиду, даже клевал иногда обидчика. Примечательно, что других членов семьи он при этом не трогал и по-прежнему играл с ними.
Н. Надьярная рассказывает, что волнистый попугайчик иногда может начать говорить даже при тесном общении с другими попугайчиками. Такая история произошла с одним из ее питомцев — Яшкой. Его родители были совершенно ручными и в дуплянке, стоявшей на кухне, вывели потомство. Вскоре и Яшка стал ручной птицей. Малышом он любил дремать на ладони. Ему нравилось играть с пальцем, и если им двигали, он потихоньку покусывал его. Сначала Яша жил один, а когда ему исполнилось три месяца, в квартире появилась желтенькая сорокадневная самочка Ларочка. Ларочка часто обижала спокойного и доверчивого Яшку, часто отгоняла его от кормушки. В шесть месяцев Яшка неожиданно заговорил. Первыми его словами были:
— Ларочка! Не обижай Яшку!
Это была фраза, с которой хозяева часто обращались к его приятельнице. Нужно сказать, что Ларочка, хотя и обижала Яшку, тем не менее всюду летала за ним и очень скучала, если его забирали в другую комнату на уроки. Потом обучение Яшки пошло быстрее. Он стал произносить свое имя, вежливо здоровался с хозяевами и гостями, называл имена членов семьи. Спустя некоторое время заговорила и Ларочка. Правда, даже в возрасте четырех лет, она произносила всего лишь два слова: «Яшка птичка». Вообще у волнистых попугайчиков самки говорят крайне редко.
Более 70 слов за год и два месяца научился произносить попугайчик Леша, воспитанник харьковских любителей природы Александра Николаевича и Дианы Ростиславовны Левченко. В его репертуаре много небольших фраз, вроде «Леша, здравствуй!», «Таня, кто пришел?», «Саша, что нового в спорте?». Есть и более длинные фразы: «Извините за плохое произношение — я только учусь говорить», «Мама, поздравляю тебя с днем рождения!». А вот и самое длинное предложение, которое произносит Леша: «Боже мой, какая несправедливость — птички все на веточке, а я, бедняжка, в клеточке».
«Птица — лингвист». Под таким названием в 1979 году газеты печатали сообщение ТАСС о талантливом волнистом попугайчике Пятнице, выросшем в семье экономиста одного предприятия на Украине Г. П. Гончаровой. Раньше, когда хозяева жили на севере, Пятница часто повторял услышанные от них слова: «Едем на юг, здесь холодно». С членами семьи Пятница ведет «разговор» на правах равного. Хозяина дома он спрашивает: «Вячеслав Иванович! Что пишут в газетах?» Сыну своих хозяев он часто говорит: «Игорь, учи уроки!» Общаясь с хозяйкой, Пятница произносит такие фразы: «Галя! Открой клетку, я хочу летать. Сижу за решеткой, в темнице сырой. Галя! Дай Пятнице поесть. Благодарю за угощение. Вкусно». Если у него забирают корм, он ругается: «Ах, ты бандит!»
Пятница с явным удовольствием напевает мотивы украинских песен, которые так любит его хозяйка. Общительный попугайчик чутко реагирует на различные явления и события. Только сядет на окно синичка, и Пятница тут же сообщает красивой птичке свой адрес. Удачно имитирует телефонные звонки и разговоры:
— Дррррр! Алло! Я слушаю! Здравствуй! Привет! Чао!
Пятница на разные лады повторяет понравившиеся ему слова из популярной песенки: «То ли еще будет, ой-ой-ой!»
Волнистые попугайчики, живущие семейными парами в клетках, очень привязываются друг к другу и при благоприятных условиях могут давать потомство. Для того, чтобы размножение попугайчиков проходило успешно, содержать их необходимо в достаточно просторной клетке. Внутри ее или снаружи подвешивается гнездовье типа скворечника или дуплянки. Если попугаи содержатся в большой, просторной вольере, а то и в специально отведенной комнате, то гнездовий там нужно вывешивать не меньше, чем число пар птиц. Иначе они могут устраивать драки из-за обладания гнездами. Клетки и вольеры с гнездовьями должны находиться на солнечной стороне помещения.
Сооружая гнездовья для волнистых попугайчиков, следует иметь в виду, что в естественных условиях они гнездятся в дуплах, и гнезд внутри ничем не выстилают. Поэтому в гнездовья не нужно подкладывать подстилку — они ее все равно выбросят. Важно другое: в дне ящика или дуплянки следует сделать небольшое круглое углубление, чтобы отложенные яйца лежали вместе и не раскатывались. В это углубление насыпают немного березовых опилок, которые периодически меняют. В верхней части дуплянки или гнездового ящика, на расстоянии 3 — 5 см от крышки (откидной), делается леток диаметром 4 — 5 см. На 3 см ниже летка в стенке дуплянки просверливается небольшое отверстие, через которое вставляется жердочка, проходящая через всю дуплянку и упирающаяся в углубление на задней внутренней стенке гнездовья. Жердочка должна выступать наружу на 10 — 15 см. На нее садятся попугайчики перед тем, как влезть в летное отверстие. Внутренняя часть жердочки служит опорой для птиц при опускании на дно.
У волнистых попугайчиков яйца насиживает самка. Этот процесс продолжается 18 — 20 дней. Яиц в гнезде может быть от 3 до 8. В начале насиживания самка часто сходит с яиц, но к концу гнезда почти не покидает. Самец в это время усердно щебечет возле гнездовья и часто кормит самку, отрыгивая ей в клюв подготовленную в зобу пищу. Вылупившихся маленьких голых и слепых птенцов, весящих всего около 2 граммов, первое время кормит только самка, получающая подготовленную пищу от самца. Позже, когда птенцы подрастают, их кормит и самец. При хорошем развитии птенцы оперяются к 25 дню, а на 30 — 35 или несколько позже вылетают из гнезда. На 45-й день птенцов можно отделить от родителей, так как они уже питаются самостоятельно и достигают веса взрослых птиц — в среднем 37 г. Разумеется, в течение всего периода размножения птиц их нужно обеспечить достаточным и полноценным кормовым рационом.
Основу рациона волнистых попугайчиков составляет зерновая смесь. В ее состав входит 1 часть проса, 0,5 части овса, 0.5 части овсянки и семечки подсолнечника — 10% по отношению к общему объему корма. В сутки одному попугайчику нужно давать одну столовую ложку зернового корма. В зимнее время к нему следует добавлять одну-две капли рыбьего жира и столько же экстракта черной смородины или шиповника. При возможности следует давать початки кукурузы в стадии молочно-восковой спелости. Два-три раза в неделю попугайчикам дают какую-нибудь кашу, сваренную на воде, но с добавлением соли и сахара. Из мягких кормов дают также свежий творог, кусочки круто сваренного яйца, раз в неделю — намоченную в кипяченом молоке и хорошо отжатую булку.
Попугайчикам нужно обязательно давать различную зелень, овощи и фрукты — годится абсолютно все, что употребляют и сами хозяева. Желательно подкладывать в клетку зеленые веточки деревьев. Мягкие корма, зелень, овощи и фрукты следует закладывать в кормушку утром или днем и не оставлять на ночь, чтобы они не закисали и не портились. Зерновой же корм закладывается один раз в сутки — вечером. Ежедневно утром попугайчикам дают питьевую воду комнатной температуры. Чтобы в водопроводной воде не было хлора, ее следует готовить с вечера. Обязательно давать различную минеральную подкормку. В клетках всегда должны быть купалки с чистой водой — попугайчики иногда купаются.
В первые два-три месяца определить пол молодых попугайчиков нельзя. Вообще у волнистых попугайчиков одного типа окраска оперения одинакова у самцов и самок. Отличить их можно только по цвету восковицы. Восковицей называют участок утолщенной кожи у основания надклювья некоторых птиц. Она хорошо развита у дневных хищных птиц, сов, голубей, большинства попугаев. На восковице открываются наружные отверстия ноздрей. Восковица облегчает подвижность верхней челюсти у птиц с надклювьем. В отличие от некоторых крупных попугаев, у которых восковица покрыта мелкими перьями, у волнистых попугайчиков она голая. У самцов восковица блестящая, синяя, а у самок — матовая, коричневая или грязно-серая. У молодых попугайчиков восковица вначале одинакового цвета, но примерно с трехмесячного возраста у самцов она становится бледно-розовой, а у самочек бледно-голубой. Спустя 10 — 12 месяцев восковица у них становится такого же цвета, как и у взрослых самцов и самок.
Супружеские пары у волнистых попугайчиков очень дружные. Самец и самка сидят на жердочке, тесно прижавшись друг к другу. Самец ухаживает за самкой, часто кормит из своего клюва, перебирает у нее перышки, прикасается своим клювом к ее клюву. Поэтому иногда говорят, что они целуются. Некоторые любители птиц называют волнистых попугайчиков неразлучниками. Это неверно. Неразлучники относятся к другому роду короткохвостых попугаев, обитающих в Африке и на Мадагаскаре.
Неразлучники — маленькие попугаи величиной с воробья или снегиря. Оперение у них окрашено преимущественно в травянисто-зеленый цвет. Голова, горло, шея, надхвостье, а иногда и грудь окрашены в другие цвета. Известно шесть видов неразлучников. В зоомагазинах иногда бывают в продаже чернокрылые неразлучники, сероголовые, розовощекие, масковые и неразлучники фишера.
Свое название неразлучники получили за то, что самец и самка супружеской пары у них отличаются особой привязанностью друг к другу и всегда находятся вместе. Правда, широко распространенное мнение, что при гибели одной из птиц пары неразлучников от тоски погибает и другая, ошибочно. Неразлучники также хорошо размножаются в неволе. В ящике-гнездовье самка неразлучника устраивает гнездо в виде плотно сплетенного мешочка из полосок коры и лубяных волокон. Любопытно, что этот стройматериал, содранный с подложенных в клетку веток, самка засовывает между перьями в области спины и поясницы и таким образом транспортирует в гнездовой ящик. Самец в устройстве гнезда не участвует, а порой далее мешает ей. Ухаживая за самкой, он вытаскивает из ее перьев горчащие во все стороны кусочки стройматериала. Поистине, медвежья услуга.
Бывает, что волнистые попугайчики вылетают из квартир и оказываются на воле. Воронежский зоолог Л. Л. Семаго обнаружил однажды такого беглеца на краю крыши многоэтажного здания. Желтый волнистый попугайчик привлек внимание местного птичьего населения: воробьи, галки, голуби, ласточки и стрижи молчаливо трепетали в воздухе, рассматривая новоявленного собрата. Некоторые из птиц как-то робко присаживались поблизости на край крыши и взлетали снова. Никто из птиц не проявлял к попугайчику враждебности. На следующий День его уже видели на асфальте в компании городских воробьев. Потом он с ними перебрался на окраину города, поближе к полю, на котором подкармливалась воробьиная ватага.
Случаи бегства попугайчиков не редкость, и всегда их тянет именно в воробьиную компанию. Возможно, они привыкают к воробьям, находясь в клетках, вывешенных за окнами или на балконах. К. тому же волнистые попугайчики по своей природе, как и воробьи, птицы общительные и предпочитают жить в обществе других, стаями. Жизнь в одиночку, видимо, не в их натуре. Однажды, рассказывает Л. Л. Семаго, два сбежавшие попугайчика — самец и самка — нашли друг друга на воле. Голубовато-белая и зеленая заморские птицы покинули город, отыскали в бору никем незанятое свободное дупло и поселились в нем. В нем же они вывели шестерых разноцветных птенцов. Л. Л. Семаго часто видел всю эту семью на широкой лесной просеке. Они были непугливы, как и многие лесные обитатели, но все же у них появилась осторожность, присущая настоящим диким птицам. В самом начале осени, когда уже в разгаре был осенний перелет, вся семья попугайчиков куда-то исчезла. Куда они делись, установить не удалось. То ли полетели за перелетными птицами, то ли кто-то выловил их. Во всяком случае перенести воронежскую зиму на воле им бы не удалось. Холод и голод быстро погубили бы их. Отсюда и еще один вывод: никогда не следует выпускать на волю птиц, привыкших к жизни в клетках, особенно теплолюбивых чужеземцев.
Виктор Гюго в предисловии к «Кромвелю» писал: «Бывает ли медаль, у которой нет обратной стороны?.. Нет высоких гор без глубоких пропастей». Эти слова можно отнести и к попугаям. Содержание этих красивых, особенно говорящих птиц в домах доставляет немало удовольствия людям. Но, к сожалению, попугаи иногда болеют орнитозом и, что еще хуже, могут быть источником заражения этой болезнью и людей.
Орнитоз (от греческого слова орнис — птица) — вирусное заболевание, впервые выявленное у попугаев в Южной Америке во второй половине прошлого столетия. Врачи особенно заинтересовались этой болезнью после такого случая. В Буэнос-Айресе, столице Аргентины, купили для театра попугая. Во время представления красивую птицу сажали на сцену для украшения и дополнительного удовольствия зрителей. К несчастью, птица оказалась больной и от нее заразились артисты труппы. Двенадцать актеров заболели орнитозом, двое из них поплатились жизнью.
В европейских странах этой болезни не было до конца прошлого столетия. В 1892 году два брата — торговцы птицами — завезли большую партию попугаев из Буэнос-Айреса в Париж. Заморские птицы, которых можно обучить говорить, привлекли внимание публики, и их быстро раскупили. А через несколько дней парижские врачи обратили внимание на появившееся в городе неизвестное заболевание: оно было похоже и на грипп, и на тиф, и на воспаление легких. Из 47 заболевших умерло от него 13 человек. Так французы познакомились с новым тогда заболеванием, которое вначале назвали пситтакозом — попугайной болезнью (от латинского пситтакус — попугай).
Позже еще не раз отмечались массовые заболевания людей пситтакозом. В 1929 году в Гамбург из Южной Америки завезли новую большую партию попугаев, среди которых были и больные. Часть попугаев из этой партии была продана и в ряд других европейских стран. Несвоевременное выявление больных попугаев привело к возникновению вспышки пситтакоза в Гамбурге и в других городах и странах. Около 800 человек, соприкасавшихся с этими попугаями, заболели, и почти 30% из них умерли. В связи с этим в Германии, Франции, Англии, Португалии и в других странах, куда завозились попугаи, был принят специальный закон, запрещающий ввоз попугаев. Спустя несколько лет вирусологи установили, что пситтакозом болеют и многие другие птицы. Поэтому эту болезнь стали называть общим для всех термином — орнитозом.
У попугаев орнитоз протекает в острой и в скрытой (латентной) форме. Острое течение болезни наблюдают главным образом у молодых птиц. Заболевание начинается снижением аппетита, сонливостью, повышением температуры. Позже появляются понос, слабость ног, параличи. Большинство больных птенцов погибает, а выздоровевшие становятся постоянными выделителями возбудителя орнитоза. Скрытое, латентное течение орнитоза чаще бывает у волнистых попугайчиков. Больные птицы выделяют возбудителя орнитоза во внешнюю среду с калом, носовой слизью, слюной. Вирус может передаваться через клетки, корм и воду, загрязненные выделениями больных птиц. Учитывая большую опасность заражения орнитозом других птиц и особенно людей, больных попугаев, как ни жаль, приходится уничтожать и сжигать.
Орнитозом болеют не только попугаи, но и многие другие птицы — голуби, куры, утки, гуси, индейка, фазаны, буревестники, канарейки, воробьи, снегири, зяблики—более ста видов птиц. Все они могут распространять вирус орнитоза среди людей и некоторых млекопитающих. Вот почему необходимо строго соблюдать меры предосторожности при общении с дикими и домашними птицами. Всех попугаев и волнистых попугайчиков, завозимых к нам из зарубежных стран, подвергают тщательному карантинированию в течение трех месяцев. Этим занимаются ветеринарные врачи, которые не только лечат и предупреждают болезни различных животных, но и оберегают здоровье людей. Не случайно академик И. П. Павлов говорил: «Медицинский врач лечит человека, а ветеринарный врач — человечество».
В настоящее время случаи заражения людей орнитозом от попугаев становятся все более редкими.

Галка вызывает хозяйку

В магазин зашла одиннадцатилетняя девочка и стала подбирать нужные ей товары. Множество различных вещей заинтересовало ее, и она задержалась у прилавка. В это время с улицы донесся громкий зов:
— Люда! Люда!
Спохватившись, девочка поспешно вышла из магазина. И хотя на улице возле магазина не было ни души, Люда сразу увидела того, кто ее звал: на дереве сидела галка и поджидала свою хозяйку и приятельницу.
Такую картину можно было видеть несколько лет тому назад в небольшом городке Харьковской области Чугуеве.
Маленького галчонка, выпавшего из гнезда, подобрали люди и воспитали. Галчонок оказался на редкость способным. Он быстро привык к своим опекунам, освоился, привязался к Люде. От нее-то он и научился произносить некоторые слова. Лучше всего он выговаривал имя своей юной хозяюшки. Подросшая галка повсюду сопровождала свою наставницу. Летала за ней и в магазин. И если девочка задерживалась там, птица поднимала крик и вызывала ее.
В доме у галки оказались друзья и среди животных. Особая дружба была у нее с котом Васькой. Нередко юркая птица подшучивала над хвостатым приятелем: как только Васька начинал дремать и погружался в сон, галка тотчас же подскакивала к нему и дергала ленивца за хвост.
Свободно разгуливая по дому и по двору, галка могла летать куда ей только захочется. Нередко, заслышав в небе своих сородичей, галка присоединялась к их стае и улетала с ними. Полетав с галками, она все же вновь возвращалась к людям.
Галки — извечные спутники людей, городских и сельских жителей. Они являются представителями отряда воробьиных птиц, только входят в самостоятельное семейство врановых. Кроме них в эту черную семью входят крупные черные вороны, серые вороны, грачи, сороки, сойки, кукши, клушицы, кедровки.
Галки отличаются от ворон и грачей меньшей величиной. Оперение у них черного цвета, шея — серая. Селятся галки чаше всего возле людей, устраивая гнезда в различных нишах, под карнизами и на чердаках высоких каменных зданий, иногда;— в печных трубах. В природе галки гнездятся в дуплах деревьев, в расщелинах высоких берегов и скал, в пустотах между камнями, иногда — в старых грачиных гнездах и даже в норах сизоворонок.
В Уфе галки сплошь и рядом гнездятся на чердаках многоэтажных высоких жилых домов, мирно сосуществуя с голубями. Я не раз наблюдал, как галки спокойно отдыхали на соседних деревьях, пили воду из лужи вместе с голубями, а затем совместно с голубями и воробьями выискивали корм в траве во дворе дома.
Наблюдения за жизнью галок показывают, что они селятся и парами, и многосемейными колониями. В последнем случае, в галочьей стае-колонии существует определенный порядок, основанный на строгой подчиненности группы вожаку — иерархии. Развито у них и чувство взаимопомощи.
Галки — птицы довольно компанейские. Летом и осенью они сопровождают стаи скворцов, ворон, грачей. На осенних полях галки ходят вместе с грачами по жнивью или вслед за тракторами по пахоте. В теплое время года галки питаются различными насекомыми и их личинками. Истребляя вредных насекомых, галки приносят пользу сельскому хозяйству. Осенью они добавляют в свой рацион зерно, подбирая его на убранных полях, а кое-где и на дорогах. Случается, что галки иногда склевывают и молодые сочные всходы на полях и огородах, однако, вред от этого невелик.
В южных районах страны галки ведут себя как оседлые птицы — они и лето и зиму проводят в районе своих поселений. Таких галок я ряд лет наблюдал в Киевской области. В северных районах галки становятся перелетными и кочующими птицами. Где зима очень суровая, они откочевывают несколько южнее. Нередко галки откочевывают и из Уфы и ее окрестностей. В то же время к нам прилетают галки из более северных областей. Поэтому в различных районах Башкирии и соседних областей галок можно встретить и зимой. В сравнительно маломорозные зимы галки остаются в районах своих поселений и в северных областях.
В городах галки зимуют сравнительно чаще, особенно если там для них находятся подходящие места для ночевок и достаточное количество пищи. Ночуют они на чердаках больших зданий, в различных нишах, иногда — на больших деревьях, вместе с воронами. Часто галки и вороны образуют огромные, многотысячные скопления, которые наблюдали многие горожане. Года два тому назад галки и вороны облюбовали было высокие деревья в парке, почти в центре Уфы. Как-то я специально ходил туда с товарищем ночью понаблюдать за ними и подсчитать число ночующих птиц. Сделать это оказалось не просто — птицы то и дело срываются с деревьев, перелетают с места на место, шумят, кричат. Все же приблизительный подсчет показал, что птиц там было гораздо более десяти тысяч. В другие годы птицу зимовали в других местах, где есть большие массивы крупных деревьев и где сравнительно меньше ночью ходят люди.
Ранним утром переночевавшие птицы тысячными стаями пролетают над городом. С высоты доносятся их звонкие крики — «кэ-кя! кэ-кя!» Это галки. Почти всегда вместе с ними летят и вороны, издающие свое знакомое каждому «кар! кар!». Вечером стаи возвращаются, причем прилет их растягивается до глубоких сумерек. Большие стаи и скопления галок можно увидеть не всегда.
Нередко они разбиваются на небольшие группы и ночуют в подходящих местах вместе с воронами. Днем стаи галок вообще рассеиваются, так как эти птицы обычно разлетаются в разные места в поисках корма.
Пищу в зимнее время галки, как и вороны, разыскивают на мусоросборниках, помойках, городских свалках, где питаются разными отбросами. Этим они, как и другие их родственники, помогают санитарной службе городов и поселков. Часто галок можно увидеть возле скотных дворов и мясокомбинатов.
Галки птицы довольно смышленые и в этом отношении не уступают своим сородичам по семейству — воронам, грачам, сорокам, крупным воронам. Вообще птицы и звери способны не только просто рассматривать предметы и явления, но и делать соответствующие выводы из своих наблюдений и совершать те или иные поступки. А это уже есть проявление рассудочной деятельности с присущими ей анализом, синтезом и экспериментом, наличие которых у животных признавал еще Фридрих Энгельс в своей знаменитой «Диалектике природы». Внешне все это выражается в самых различных поведенческих реакциях животных. Одной из них является подражание. Причем, оно отмечается не только у молодых животных, но присуще и взрослым особям. Они также присматриваются друг к другу и сплошь и рядом реализуют тезис — «смотри, и делай так, как я». Соответствующих примеров в жизни животных, в том числе и галок, известно великое множество. Любопытную в этом отношении картину наблюдали однажды в деревне Кичанзино Арзамасского района Горьковской области. Была лютая зима. Галкам, зимовавшим в тех местах, трудно стало в тридцатиградусные морозы добывать пищу, и они жались к свинарнику. Но проникнуть внутрь им не удавалось: двери были плотно закрыты. Свиньи выходили на прогулку через специальные лазы. Пройдет свинья, а шарнирные дверки сразу же смыкаются. Но вот одна галка вспрыгнула свинье на спину и, словно всадник, въехала на ней верхом в теплое помещение. Другие галки, наблюдавшие за своей товаркой, зашумели и начали таким же путем пробираться в свинарник. В общем быстро и по-деловому переняли передовой опыт.
Птицы из семейства врановых легко приручаются. Таковы и галки, особенно молодые галчата. Взятые в дом птенцы-слетки сравнительно легко и быстро привыкают к людям, привязываются к ним и становятся настоящими друзьями своему кормильцу и воспитателю и другим членам семьи. О таких ручных галках не раз писали в газетах, журналах, в книгах. Прирученных галок я видел у своих знакомых на Украине и на Южном Урале. Много интересных наблюдений над ручными и не очень ручными галками провел австрийский ученый Конрад Лоренц.
В частной лавке, торгующей животными, Конрад Лоренц увидел однажды молодую галку с еще желтой каемкой по краю рта. Ему захотелось накормить ее и выпустить на волю. Потому и купил. А получилось совсем иначе. Галка прижилась в доме, стала любимицей и так привязалась к своему воспитателю, что отказывалась хотя бы недолго побыть одна. Назвали ее Джок. Она летала за Лоренцом из комнаты в комнату и издавала отчаянные крики, если ее оставляли в одиночестве. А так как профессор прекрасно имитировал крик галки, то она и вовсе стала предпочитать его всем окружающим людям. Когда он совершал прогулки — пешком или на велосипеде — галка всегда сопровождала его, как верная собака. Она то летела рядом, то обгоняла его и вновь возвращалась. Иногда она присоединялась к стае ворон, но потом возвращалась к хозяину, увлекая за собой и всю стаю.
Любовь и привязанность к воспитателю побуждали галку по-своему ухаживать за ним. Она даже пыталась кормить его червями. Сев на плечо Лоренца, галка настойчиво старалась наполнить его рот массой из размельченных червей, смоченных ее слюной. Когда Лоренц закрывал рот и отворачивался, то в это время он вынужден был оберегать свое ухо, иначе заботливая галка заполнила бы его канал своей пищей.
Ручная галка вызвала желание у профессора изучить подробнее жизнь этих интересных птиц. Так у него на крыше дома появились вольеры со множеством свободно живущих ручных галок, переселившихся затем на чердак. Наблюдая за ними, Лоренц узнал много интересных подробностей об их жизни, поведении, приспособлении к среде. Оказывается, молодые галки не обладают врожденной реакцией на опасных для них хищников, в отличие от большинства других птиц, таких, как сорока, кряква или зарянка, которые всегда начеку и готовы спасаться бегством при первом появлении кошки, лисицы или даже белки. И независимо от того, кем выращены эти птицы — родителями или человеком, — они всегда ведут себя очень осторожно. Молодая сорока никогда не позволит кошке поймать себя. Кряква сразу реагирует на появление рыжей шубки лисицы, будь то даже шкура, передвигаемая человеком на веревочке. Узнавание врага — врожденный инстинктивный акт. У галок такая способность развивается лишь в процессе личного опыта. Молодая галка спокойно будет сидеть на месте, когда к ней подкрадывается кошка, а то и сама подлетит к носу сидящего дворового пса. Не удивительно, что стая молодых галок, выросших у К. Лоренца и получивших возможность свободно летать, сильно поредела в первую же неделю.
Выявилась и такая очень интересная врожденная реакция галок, как преследование любого, кто держит в руках движущийся черный предмет. Если в доме имеется одна галка — можно брать ее в руки и посадить в клетку, подрезать чересчур отросшие когти, и все будет спокойно. Но если их две, то вторая сразу же бросится на человека, взявшего в руки ее подругу, защищая ее. Нападая, галка издает скрежещущий звук и яростно бросается на обидчика. Когда Лоренц, не зная еще этой особенности, взял в руки маленького черного птенца, та же ласковая ручная Джок напала на него и клювом сделала рану на тыльной стороне руки.
В другой раз галки напали па Лоренца при таких обстоятельствах. Однажды вечером он вернулся домой после купания в Дунае и поспешил на чердак, чтобы созвать галок и закрыть их на ночь. В это время он почувствовал что-то мокрое и холодное в кармане брюк. То были черные плавки. Едва Лоренц вытащил их из кармана, как в тот же миг был окружен плотным облаком свирепых скрежещущих галок, которые обрушили град сильных ударов на его руку, нарушившую закон.
Было и так. Галка-самка несла в свое гнездо черное перо из крыла ворона и за это подверглась настоящей скрежещущей атаке своих соплеменниц. Значение такой реакции заключается в том, чтобы спасти товарища.
Любопытно, что когда К. Лоренц держал в руках большой черный фотоаппарат, галки почти не реагировали. Но как только в руках у него оказывалась сорванная с катушки пленки черная бумажная полоска, трепетавшая на легком ветерке, галки сразу же подымали свой скрежещущий крик. Именно черное, движущееся было у них сигналом для нападения. Если человек провинился перед галками раз или два — держал в руках их сородича,— они будут считать его за хищника и перестанут доверять ему. Отмечена и такая интересная деталь. Когда маленькие галчата были еще голые и светлые, профессор брал их в руки безбоязненно и безнаказанно — галки защищают только черных сородичей.
Как и у многих других птиц и зверей, у галок в стае существует иерархия. Только проявляется она несколько своеобразно. В галочьей стае особи, занимающие самое высокое положение, не проявляют агрессивности по отношению к птицам, стоящим много ниже их. Они раздражаются лишь при виде тех, кто стоит непосредственно за ними. Как установил Конрад Лоренц, у галок привилегиями пользуется не только самец № 1 — «деспот», но и его подруга. В его подопытную стаю на чердаке вернулся молодой, сильный самец и выступил против вожака. Сражаться ему пришлось против двоих — галки живут парами и всегда помогают друг другу. Победил молодой. Вскоре новый вожак нашел себе подругу — маленькую хрупкую самку, занимавшую раньше низкое положение в стае. И с ней произошла перемена. Она бесстрашно подлетала к кормушке, когда там кормился свергнутый вожак и тот безропотно уступал ей свое место.
Таков закон птичьей стаи: жена поднимается до положения своего мужа.
В супружеской паре у галок отмечается трогательная привязанность друг к другу. Брачные пары у них сохраняются всю жизнь, многие годы, до самой смерти. И только вдовы и вдовцы вступают в новый брак. Самец и самка у галок все время проводят вместе — и в полетах, и на ночевках в колонии. Интересные подробности о семейной жизни и у галок можно прочитать в книге Конрада Лоренца «Кольцо царя Соломона».
И в древности, и в настоящее время люди замечали, что дикие и ручные галки неравнодушны к различным блестящим предметам — как приметят, так и тащат в свои укрытия. За склонность подбирать и прятать монеты галка получила и свое научное латинское зоологическое название «колеус монедула» — «собирательница монет».
Похоже, что галки любят возиться и с бумагой. У одного зоолога жила ручная галка. Она свободно бродила, где ей захочется, часто хозяйничала на письменном столе. Однажды ее хозяин писал важный доклад. Поздней ночью закончил работу и лег спать. Утром ученый вошел в свой кабинет и увидел, что там все усыпано маленькими узкими полосками бумаги. А на столе стояла галка и работала над последними страницами его доклада. Наступив ногой на лист бумаги, она клювом захватывала за конец, поднимала голову вверх и рвала страницу на полоски.
В дома к людям обычно попадают молодые галки, птенцы-слетки, выпавшие из гнезда и потерявшие родителей. Выкормить и воспитать их не трудно. Кормить молодых галок в первое время нужно мягкой пищей, лучше всего — дождевыми червями, мягкими насекомыми, позже — размоченной в молоке булкой. Для правильного роста и развития птиц полезно давать им тертую морковь, смешанную с размельченной булкой или сухарями, различные каши, свежую зелень, содержащую много витаминов, вареные овощи. Мягкие корма должны быть свежими, прокисший корм может вызвать заболевание и гибель птиц. Выросшие галки охотно поедают различный зерновой корм. А галки, пользующиеся свободой, сами разыскивают себе насекомых и другие корма на воле. Конечно, они постоянно прилетают домой подкармливаться.
Следует иметь в виду, что взрослые галки, кормящие своих птенцов, не только кладут корм им в рот, но и проталкивают пищевой комок глубоко в глотку при помощи языка. Поэтому при кормлении еще совсем молодых галчат, корм им нужно класть в рот и осторожно подвигать его поглубже при помощи пальца.
В неволе галки не только привязываются к человеку-воспитателю, но часто вступают в дружбу с другими животными. У одного любителя была ручная галка. Летом он посадил к ней маленького грачонка, который то и дело раскрывал рот, просил есть. Понаблюдав за ним, галка подошла к кормушке, взяла мясо и стала кормить своего нового товарища по клетке. Так повторялось каждый раз: как только грачонок разевал рот — галка клала в него корм. Приемыш чувствовал себя хорошо, подрос и стал кормиться сам. Но это уже не понравилось галке, и она отгоняла его от кормушки. Похоже было, что инстинкт кормления доставлял ей удовольствие.
Своей доверчивостью галка может пробудить добрые чувства даже у гордой и необщительной птицы. У натуралиста П. Г. Болтоусова много лет жил павлин. Красивая птица вела себя самолюбиво и ни с кем не дружила. Рядом ходили куры, петух, но павлин относился к ним совершенно равнодушно. И вот на дворе появилась молодая галка. Слабенькая, крыло покалечено. Куры невзлюбили бедняжку и все норовили клюнуть ее. Она спасалась от них на дереве. Однажды она спустилась вниз, и куры напали на нее. Галка вырвалась от них и побежала под куст. А там сидел павлин. Он поднял голову, посмотрел на непрошенную гостью и, как бы в знак приветствия, опустил голову вниз. А галка подпрыгнула раз, другой и, очутившись возле павлина, начала вдруг перебирать перья у него на голове. Павлину понравилось такое внимание. С того дня галка не отходила от павлина. Всегда сидела рядом и подолгу смотрела на него своими круглыми глазами. Иногда взбиралась ему на спину, и павлин не протестовал. А ведь прежде никого к себе даже близко не подпускал. Если куры гонялись за галкой, она сразу же бежала к павлину. Тот принимал воинственную позу, и куры отступали. Так ласковая галка подружилась с павлином и нашла в его лице защитника и друга.
Ручные галки жили у многих людей. Некоторые стали своего рода всеобщими любимцами и баловницами. В селе Криворовня Верховинского района Ивано-Франковской области школьники воспитали молодую галку. Когда она выросла и стала свободной и независимой, ребята продолжали подкармливать ее из рук зерном, крошками хлеба и даже мягкими конфетами, которые она самостоятельно освобождала от бумажек. Галка сопровождала ребят до школы и забавляла их там. Дружили с этой галкой и ребята, приезжавшие в школу из соседнего села Березово. Ежедневно, когда после занятий в школе ребята садились на автобус, галка подлетала к ним, а затем садилась сверху на автобус и ехала на нем до Березова. Простившись там с друзьями, галка летела обратно в свою Криворовню. Галка свободно летала по соседним селам. Везде ее знали и приветливо относились к ней. Однажды она в клюве принесла своим друзьям-школьникам две авторучки. Кто-то заметил, что она нашла их на автобусной остановке в районном центре — Верховине. Людей смелая птица не боялась и доверяла им. Бывало, что она подлетала даже к незнакомым людям и смело садилась к ним на плечо. Сядет и спокойно посматривает в лицо человеку. Вот и любили ее во всей округе и берегли.
Однажды ручная галка выручила своего хозяина, шофера из Устимовской автоколонны Кировоградской области. Галка часто путешествовала с ним по району и нежно ухаживала за ним: перебирала клювом его волосы, доставала по его просьбе из кармана спецовки папиросы и спички. Часто по приказу хозяина она улетала домой и возвращалась обратно. И вот во время очередного рейса машина завязла в болоте, и шофер никак не мог выбраться из него. Вокруг никого не было. Тогда шофер написал записку, привязал ее к ноге галки и отправил ее домой. Вскоре на помощь прибыли товарищи из автоколонны.
Ручные галки живут у людей довольно часто, но произносить слова могут научиться немногие. Это зависит не только от способностей птицы, но и от того кто, как и сколько с ней занимается. Лет семь тому назад в поселке Афанасьеве Кировской области девочки нашли в кустарнике двух маленьких галчат. Опасаясь, что птенцы могут погибнуть, девочки забрали их и принесли домой к одной из них — Наде Быданцевой и стали выкармливать. Давали им червей, а потом хлеб, пшено, молоко. Когда приемыши подросли, один из них улетел в лес и не вернулся. Второй галчонок привязался к дому и не покидал приютившую его семью. Чиж, так называли галчонка, стал непременным участником детских игр и забав. То брошенную щепку на лету схватит, то мертвые петли начинает в воздухе выделывать. Но этим он еще не сыскал себе всеобщую славу. Она пришла к нему позже при следующих обстоятельствах. Однажды в обеденное время, когда вся семья Быданцевых была в сборе, с улицы кто-то позвал девочку:
— Надька! Надька!
Выглянули — никого. Присмотрелись и поняли, что это кричит Чиж. Потом Чиж научился произносить и некоторые другие слова. Ночевал Чиж обычно вместе с курами. Утром он слетал с насеста, подкреплялся куриным кормом и терпеливо ждал, когда ребята пойдут в школу. Летел вслед за ними и целый день проводил на школьном дворе. Во время перемен он развлекал ребят: то ловил на лету бумажных голубей, то склевывал сладости прямо из рук, то выкрикивал имена.

Воронуша и Роу

Незаметно и в то же время стремительно пролетело короткое башкирское лето. Вступила в свои права осень. В начале второй половины сентября мы поехали из Уфы в лес, полюбоваться осенними красками. Около сорока минут езды электричкой по живописным местам, и мы на станции Юматово. Оттуда лесом и лугами — к красавице-реке Деме, воспетой еще С. Т. Аксаковым.
Дорога к Деме поросла мягкой травкой, и мы ступаем по ней, как по пушистому ковру. По сторонам — луг, группы деревьев и кустарников, уже тронутых осенней расцветкой. В стороне — стожок сена, чуть дальше, возле группы деревьев — еще один. На лугу — пестрое, цветистое разнотравье — идет осеннее цветение трав.
Лесную тишину изредка нарушает цициканье синички. Внезапно, со стороны небольшой группы крупных деревьев, раздается громкое и четкое:
— Круук, круук!
Это подал голос ворон, самый крупный из всех наших врановых птиц. Крупные черные вороны живут у нас в Башкирии, как и в других местах, оседло, лето и зиму всегда на одном месте. Селятся обычно парами, сохраняя верность друг другу весь свой долгий век. А этот сегодня почему-то один.
Иду на голос ворона. В бинокль вижу его на ветке большого тополя. Заметив меня, осторожная птица слетает и летит дальше, к реке, и усаживается на другое столь же крупное дерево. И уже оттуда вновь раздается его немного грустное «крук-крук!..» Другой птицы не видно. Не потерял ли ворон своего друга или подругу? Неужели кто-то погубил другую птицу? А зря. Ворон — птица редкая, вреда от нее гораздо меньше, чем пользы, и его нужно беречь, как своеобразный памятник природы.
Ворон — дикая и осторожная птица. В отличие от своих родственников — серых ворон, грачей или сорок — вороны обычно селятся в глухих и безлюдных местах. Не обходится, конечно, и без исключений. В поселке Миловка, под Уфой, пара воронов одно время жила в старинном парке, по соседству с молочнотоварной фермой и лесом. Устройство возле самого парка площадки для сельхозмашин, шум моторов, движение и громкие разговоры механизаторов и студентов-практикантов вынудили старожилов-воронов покинуть это место. Известно, что вороны гнездились даже в московских парках.
Черный ворон питается мышами, полевками, сусликами, крупными насекомыми, моллюсками, снулой рыбой, при случае — птенцами мелких певчих птиц. Иногда вороны нападают на зайчат. Зимой они подбирают отбросы на свалках, возле скотных дворов и скотобоен, Особое пристрастие вороны имеют к падали. Издавна люди подметили: где ворон кружится над землей — там ищи труп. Эта особенность ворона нашла отражение в сказках, легендах, былинах, песнях и в пословицах и поговорках у разных народов. И неудивительно, что ворон стал частым персонажем во многих литературных произведениях. Помните, как в «Русалке» А. С. Пушкина, лишившийся рассудка старый мельник, говорит князю:

Какой я мельник, говорят тебе
Я ворон, а не мельник...
...То здесь, то там летаю, то клюю
Корову мертвую, то на могилке
Сижу да каркаю.

Не обошел ворона вниманием и Тарас Шевченко:

Сидить ворон на могилi
Та з голоду кряче...

В другом месте Тарас Шевченко называет воронов круками, как издавна принято на Украине за издаваемые этими птицами крики: крук-крук!
Людская молва столетиями приписывала воронам способность к предсказаниям всяких бед и даже смерти. Иллюстрацией к этому могут быть слова старинной песни, которую задушевно пел прославленный Чапаев со своими товарищами в известном кинофильме.

Черный ворон, черный ворон,
Что ты вьешся надо мной?
Иль погибель мою чуешь?
Черный ворон, я не твой...

Поедая трупы и различные отбросы, вороны выступают в роли настоящих санитаров и за эту «черную» работу люди должны быть только благодарны им. Ведь они очищают леса, поля, луга и берега рек от всего, что может отравить землю, воду и воздух. Кстати, о санитарной службе ворона говорили толкователи священного писания о Ное. В библейской легенде о всемирном потопе рассказывается, что когда ковчег Ноя с разными чистыми и нечистыми тварями остановился у горы Арарат, то он первым выпустил из него ворона, чтобы тот разведал есть ли где места, с которых сошла бы вода. А ворон улетел и не вернулся — занялся поисками трупов. За это он и попал в разряд нечестивых по христианскому вероучению. Впрочем, у других народов ворон не считался плохим. У древних германцев, когда они желали недобрым людям зла, была на этот случай поговорка: «Вы недостойны быть съедены воронами, но да съедят вас волки».
Самые различные характеристики воронов мы находим в сочинениях древних авторов: Плиния, Аристотеля, Цицерона, Элиана, Плутарха, Горация, Валерия и других, часто связывавших поведение этих птиц с событиями в жизни людей. Плутарх, например, пишет, что вороны показывали путь Александру Македонскому, ехавшему «к Аммонову диавольскому Оракулу», а Цицерону указывали на приближение неприятельских воинов. Приписывая воронам различные грехи, им уподобляли всяких злонравных людей. Римский поэт Гораций, живший в первом веке до нашей эры, писал: «Кто за глаза другого порочит, кто на другого выдумывает то, чего сам не видел, и кто поверенной тайны не хранит — тот есть Ворон черный, и сего ты, Римлянин, уклоняйся». Не оспаривая этого, в общем хорошего поучений, должен все же сказать, что столь худую славу вороны получили совершенно незаслуженно.
Как показывают наблюдения, воспеваемый в песнях «черный ворон» вовсе не страшная птица и ничего зловещего в нем нет. Прирученные вороны — а их приручают с древнейших времен — доказали, что они могут быть общительными, доверчивыми, ласковыми, веселыми и даже склонными к различным проделкам.
В Беловежской пуще один сотрудник заповедника приручил молодого ворона. Научившись летать, Петька, как назвали приемыша, пользовался полной свободой. Он летал по всему поселку заповедника, по лесу, наносил визиты в соседнюю деревню. Знакомых людей Петька не боялся. Он садился сотрудникам заповедника на плечи, на колени, позволял себя гладить. Особенно он был привязан к своему воспитателю. Стоило только Петьке увидеть его, как он тут же с отрывистым карканьем-приветствием опускался к нему на плечо, прижимался головой к его щеке или осторожно брал клювом за нос и тихонько теребил. Своему воспитателю он позволял брать себя в руки, тормошить и даже переворачивать на спину. Нередко ворон сопровождал его в походах по пуще.
Характер у Петьки был общительный и даже озорной. Другим животным от него не было покоя: он то и дело гонялся за курами, дергал за хвост кошек, задирал собак. Боялся только одного петуха, который однажды задал ему изрядную трепку, за то, что он схватил за крыло курицу. Каждое утро Петька прилетал в сад, где стояли большие клетки с разными зверями и птицами, и начинал дразнить животных: будил куниц, которые обычно ночью бодрствовали, а днем отдыхали, пытался ущипнуть за лапку зайца, утаскивал мясо у лисят.
Как и его родичи Петька был вороватым. Все, что лежало на виду, становилось его добычей. Стащив какую-нибудь вещь, он летал с ней по двору, а потом выкапывал клювом ямку и прятал в нее украденное. Петька прятал и избыток пищи. Однажды он попрятал украденные кусочки мяса в просушивающейся на солнце зимней одежде: в карманах шубы хозяйки, в валенке, в меховой варежке. Вскоре в доме появился тяжелый запах, усиливавшийся день ото дня. В поисках причины в доме все пересмотрели: искали в подполье, подняли половицы и только когда открыли сундук, обнаружили в одежде Петькины похоронки. В другой раз Петька набрал полный клюв ягод, которыми кормили журавля, и опустил за воротник своему воспитателю — называется «спрятал».
Очень забавным был ручной ворон, о котором рассказал зоолог М. Львовский. Во время работы в экспедиции на Кольском полуострове он и его жена воспитали молодого ворона, назвали его Кара. Постепенно Кара привык к людям, подружился с собакой. Ворон любил ласкаться к своим воспитателям. Садился на плечо и осторожно брал за ухо или прядь волос. И никогда не делал больно. Доверчивый Кара совсем не боялся людей, но в руки никому из чужих не давался. Он подолгу мог быть на реке или у озера возле ребят и взрослых рыболовов которые всегда угощали его рыбой. В доме Кара любил наводить «порядки»: разбрасывал всякие мелкие вещи, сталкивал все со стола и бил посуду.
Нередко Кара потешал своих хозяев всяческими трюками и неожиданными номерами. Во время одной экспедиции Кара нашел лазейку в продовольственном ящике и таскал из нее сухари. Вытащив сухарь, ворон летел с ним к затопленному у берега реки плоскому камню, клал сухарь в воду на камень, прижимал ногой и начинал долбить. Птица размачивала себе на обед сухари! Не съев и десятой доли, Кара отпускал сухарь плыть по течению, а сам летел за следующим. Когда его проделку обнаружили и дырку в ящике заделали, Кара был заметно расстроен. Он сидел около ящика и уныло смотрел на то место, где только что была такая хорошая дыра.
Большая привязанность возникла у Кары и щенка Чунки. Они вместе ели, играли, вместе отдыхали или спали. Ворон дремал, сидя прямо на земле, а собака лежала рядом, свернувшись калачиком. Часто Кара и Чунка забавлялись тем, что таскали палку или кость, пытаясь отнять ее друг у друга. Чунка хватал палку или прут зубами, а ворон — клювом и устраивали состязание: кто кого перетянет. Случалось, что ворон защищал щенка от обидчиков.
О редком случае добровольного прилета взрослого дикого ворона к людям сообщила однажды газета «Правда Украины». Каким-то образом ворон появился в киевской больнице имени Калинина. У него было вывихнуто крыло. Сначала он попал к терапевту. Возможно потому, что там был просторный балкон. В кабинете профессора он сделал неудачную попытку стащить со стола очки. Больные поймали ворона и доставили в хирургическое отделение. После того, как его вылечили, ворон остался жить в больнице. Яшка — так назвали ворона — стал всеобщим любимцем. Он осмелел и перестал бояться кошек. Уборщицы были благодарны ему за то, что он повытаскивал из всех щелей окурки, которые заталкивали туда недисциплинированные больные. Правда, на полу появились старые газеты: Яшка раздобыл их для того, чтобы прятать в скомканную бумагу кусочки сыра и другие продукты, которыми усердно угощали его больные. Один любитель птиц хотел было забрать ворона домой. Больные не разрешили. Дружелюбная и общительная птица не давала им унывать, скрашивала больничную обстановку и этим способствовала более быстрому выздоровлению.
Случается, что воспитанные людьми молодые вороны улетают в лес, остаются там возле своих сородичей и обзаводятся семьей. Весной вороны первыми приступают к гнездованию и в марте уже откладывают в гнездо от трех до пяти-шести яиц. Выведение птенцов совпадает с таянием снегов и весенним разливом рек. В это время родители легче находят разные отбросы, падаль и снулую рыбу для выкармливания своих детей. Обычно вороны селятся в лесу на крупных деревьях, занимая из года в год одно и то же гнездо.
Наблюдения за воронами, особенно прирученными, показали, что они обладают богатым языком и способностью к звукоподражанию. Тот же Кара, например, мог кричать протяжно и резко, посвистывать, издавать звуки, похожие на воркование, очень легко и точно воспроизводил жиканье пилы, собачий лай, голоса некоторых птиц, различные шумы. Более того ручные вороны могут научиться произносить и слова человеческой речи.
Говорящие вороны были у людей уже в глубокой древности, в том числе и в Древнем Риме.
В 31 году до нашей эры, шумными людскими потоками устремились римляне к городским воротам встречать Гая Юлия Цезаря Октавиана после одержанной им победы над Антонием. Среди восторженно встречавших будущего императора (его потом назовут Августом) был и один ремесленник. На плече у него сидел ворон, привлекавший внимание толпы. Это внимание еще больше усилилось, когда ворон вдруг начал кричать:
— Да здравствует Цезарь, победоносный император!
Говорящий ворон, да еще произносящий такие приятные претенденту на престол слова, привлек внимание Цезаря. Он тут же купил понравившегося ему ворона, заплатив хозяину довольно крупную сумму. Лесть была приятна Октавиану, как и всем Цезарям.
В толпе был и один римский сапожник. Узнав, как хорошо наградил Цезарь ремесленника за говорящего ворона, он решил Повторить номер и также подзаработать. Он приобрел ворона и начал учить его произносить слова приветствия Цезарю. Ворон оказался не очень податливый на науку, обучение шло с трудом. Это сильно огорчало сапожника и однажды он в сердцах воскликнул:
— Плакали мои денежки и мое время!
Все же сапожник был человек настойчивый, упрямый и решил довести обучение ворона до конца. Когда ворон разучил комплимент, сапожник понес его к Цезарю. Но выслушав птицу, тот высокомерно произнес:
— С меня довольно и одного пернатого льстеца! Удрученный неудачей, сапожник уже собрался было забрать
своего ворона и уходить с ним домой. И вдруг, копируя жалобный голос хозяина, ученый ворон воскликнул:
— Плакали мои денежки и мое время!
Цезарь не мог сдержать смеха. Он приобрел и второго льстеца, также заплатив за него изрядные деньги сапожнику. Об этом случае поведал историк Макроб.
Древнеримский ученый и писатель Плиний, автор знаменитой «Естественной истории», рассказывал о жившем в Риме вороне, который каждый день приветствовал и называл по именам Тиберия, Германика и Друза Цезарей.
Сообщение о говорящем вороне есть в сочинениях филолога-гуманиста XVI века Скалигера. Этот ворон, когда хотел есть, звал повара Конрада. Причем, имя этого человека ворон выговаривал так чисто, что незнакомые люди принимали его зов за слова человека.
Интересные наблюдения над ручным вороном провел австрийский ученый-этолог Конрад Лоренц. Длительное изучение поведения этой птицы позволило ученому установить, что у ворона есть особый призывный крик, которым он призывает другого лететь за ним, что-то вроде звучного «краккраккрак». При этом ворон поступает подобно галкам, когда те пытаются заставить своих беспечных детей взлететь с земли и следовать за ними. Для этого ворон подлетает к своему собрату сзади, проносится почти вплотную над ним, покачивая сложенным хвостом и одновременно произносит свое «краккраккрак», несколько раз кряду.
Конрад Лоренц сам вырастил и воспитал этого ручного ворона, и тот везде сопровождал ученого в его длительных прогулках, в лыжных походах и даже в экскурсиях по Дунаю на моторной лодке. Ворона назвали Роу — это слово напоминало крик молодой птицы. Выросший ворон стал преданным другом Лоренцу и научился произносить свое имя. Во время прогулок ворону приходилось в некоторых местах испытывать неприятности, вызывавшие испуг. Он запомнил их и даже старался скорее увести из них своего хозяина. Когда он хотел, чтобы его друг шел скорее или уходил из «опасного» места, он пикировал на него сверху и сзади и, промчавшись у него над головой, покачивал хвостом и снова взмывал вверх. В то же время он косился назад через плечо, чтобы удостовериться, что хозяин следует за ним. Проделывая такие пируэты над Лоренцем, ворон одновременно издавал и призывные крики. Однако вместо обычного птичьего крика он произносил собственное имя:
— Роу! Роу! Роу! — выкрикивал ворон с совершенно человеческими интонациями. Интересно и то, что ворон обращался с этим словом — своей кличкой — только к хозяину, а когда общался с другими птицами, то в соответствующие моменты издавал врожденный природный крик. У него возникла определенная смысловая ассоциация — обращаться к человеку с человеческим словом. Возможно, пишет ученый, у ворона возникла догадка, что слово-звук «Роу» — это призывный крик человека.
Однажды, гуляя вдоль берега Дуная, Лоренц услышал призыв своего ворона. Когда ученый подал ответный крик, большая птица сложила высоко в небе крылья и, со свистом разрезая воздух, стремительно понеслась вниз. Широко расправив крылья, замедлив тем самым падение, Роу легко опустился на плечо хозяина. Такое большое доверие дикой птицы к человеку просто очаровало ученого. Он почувствовал себя вознагражденным за все разодранные книги, унесенные страницы рукописей и за разоренные утиные гнезда, лежавшие на совести этого ворона.
Одно время посетители научно-просветительного уголка имени В. Л. Дурова в Москве видели и слышали говорящего ворона.
— Как тебя зовут? — спрашивает у ворона служитель.
— Воронок, — четко и ясно отвечает птица.
— А как ты любишь, чтобы тебя называли?
— Воронуша! — отвечает ворон.
Разумеется, ворона научили произносить слова люди.
— Трудно ли научить ворона говорить? — спрашивали посетители у руководителя уголка Анны Владимировны Дуровой.
— Не так трудно. Все зависит от настойчивости учителя и способности ученика.
И тут же Анна Владимировна с улыбкой рассказывала историю, произошедшую с вороном ее отца, знаменитого дрессировщика и артиста Владимира Леонидовича Дурова. Случилось это в одном из провинциальных цирков. У В. Л. Дурова был тогда любимый ворон, обладатель звучного баса. Особенно хорошо птице удавались два слова: «Кто там?» Ворон четко и очень громко произносил их при любом стуке. Клетка с говорящим вороном помещалась в этом цирке рядом с конюшней. Там то и произошел этот презанятный случай. Однажды ночью в конюшню забрались воры. Собрали ценную, украшенную инкрустацией сбрую, нарядные седла, шелковые попоны. Пробираясь с узлами к выходу, они чем-то неосторожно стукнули о стенку. Ворон проснулся и тотчас же в полной тишине раздался его громкий бас: «Кто там?» А затем еще раз повторил громче и строже: «Кто там?» Побросав все вещи, воры бросились наутек.
Рассказав эту любопытную комическую историю, Анна Владимировна обращается к своему пернатому воспитаннику:
— Как тебя зовут?
— Воронок! — вновь охотно отвечает ворон.
В 1974 году в газете «Сельская жизнь» была напечатана маленькая заметка о говорящем вороне, жившем у сотрудницы детского санатория «Чимган» Ташкентской области В. И. Беловой. Мне захотелось узнать более подробно историю приручения и воспитания этого ворона. С такой просьбой я обратился к его хозяйке. Валентина Ивановна Белова любезно ответила на все мои вопросы и прислала жизнеописание своего питомца. Вот краткое его содержание.
Однажды местные мальчишки принесли Валентине Ивановне оперившегося, но еще не летавшего вороненка. Она кормила его вареными яйцами и вареным мясом. Зиму приемыш прожил в комнате, доставляя немало хлопот своей хозяйке создаваемым беспорядком. Он стаскивал все предметы с туалетного столика, рассыпал спички, самостоятельно открывая коробку — это было его любимым занятием. Воронуля любил блестящие предметы, утаскивал и прятал цветные зубные щетки и ключи от квартиры.
Весной вороненка стали выпускать во двор, в сад и он начал летать. Как-то он пропал. Хозяйка прошла все дома кишлака и нашла его с переломанной ногой. Принесла домой, наложила на ногу лубок, забинтовала и через месяц кости срослись. Через некоторое время Воронуля опять пропал. На этот раз хозяйка нашла его с переломанным крылом. Она вылечила его, и вороненок снова стал летать. Жил он теперь на чердаке.
Каждое утро, в 6 часов, Воронуля стучал клювом в окно — будил хозяйку. Она вставала, кормила его, а потом шла на работу. Ворон провожал ее и летел домой. Ворон дружил с кошкой и всюду сопровождал ее. Идет рядом с ней, заглядывает ей в глаза и что-то тихонько бормочет по-своему. Если кошка лежит, то он осторожно тянет ее клювом за ухо или за хвост. Однажды ворон перебирал клювом у кошки шерсть, как бы искал блох, а она лежала и мурлыкала. Как-то ворон надоел кошке и она ударила его лапой по голове. Он отскочил, каркнул и тут же налез к ней снова. Похоже, что ворон считал кошку своим сородичем из-за одного с ним цвета — кошка была черная, как и он сам. Ворон мирно уживался с домашними курами и голубями, не боялся собаки — сам подходил к собаке, а то и в будку заходил. А вот воробьев гонял, особенно когда они прилетали клевать зерно во время кормления кур. Боялся ворон только одного гусака — страшного драчуна.
Прошло лето. Ворон жил все время на чердаке, вернее ночевал. Там он и зазимовал. В марте Валентине Ивановне пришлось уехать из дому, и вернулась она только в мае. Ворон встретил ее очень душевно: обрадовался, садился на плечо, что-то бормотал, перебирал клювом волосы, заглядывал в глаза и буквально не отпускал свою хозяйку. На третий день после приезда, часов в 11 утра, хозяйка услышала что кто-то зовет ее.
— Валя! Валя!
Валентина Ивановна вышла во двор — никого. Обычно так ее звали соседи и местные жители. Хотела было уже идти обратно в комнату и тут снова услышала: «Валя! Валя!» Голос доносился с крыши и принадлежал ворону! Он сидел там какой-то взъерошенный, горло раздутое. Хозяйку просто умилило это, и она еще больше привязалась к своему питомцу. С тех пор ворон часто стал произносить ее имя. Проводит на работу, вернется домой, сядет на крышу и кричит: «Валя!»
Как-то к Валентине Ивановне зашли ее сотрудницы. Сидели, пили чай, разговаривали. А Воронуля с улицы давай звать хозяйку:
— Валя! Валя! Валечка!
Позже ворон стал улетать от дома дальше, повадился в кишлак, куда ходила и его хозяйка в магазин. Сядет на крышу магазина и зовет хозяйку. Местных жителей — и ребят, и взрослых это забавляло, а приезжих — удивляло. Не обходилось и без кривотолков и суеверий. Олин сосед, услышав как ворон зовет с крыши хозяйку, заявил: «Ну, конец света будет, раз дикие птицы говорят на человеческом языке». А в другой раз, один отдыхающий в соседнем санатории пришел в магазин, услышал, как ворон кричит «Валя!», расспросил чей он и сделал вывод в адрес хозяйки: «Она, наверное, ведьма».
Ворона никто не учил разговаривать специально. Просто хозяйку часто звали соседи и он привык к этому, а потом и сам стал так звать. Воронуля вообще был мастером звукоподражания — он хорошо подражал стрекотанию сороки, крикам индюка, кур. Научился подражать кудахтанью снесшейся курицы. Со временем он стал произносить свое имя — Воронуля, только оно у него получалось не совсем правильно. Выходила что-то вроде «Рашуля». Это, правда, пришлось по душе одному местному жителю, которого звали Расуль.
— Вот какой умный ворон: знает хороших людей и называет их по имени!— восторгался и шутил этот человек.
Ворон привык к вниманию людей и был очень доверчив. Это и погубило его. Однажды он залетел во двор соседа-тракториста. У него было много детей, младшему из них — два года. Ворон бегал за ним и щипал его за икры ног. Четырнадцатилетняя сестра этого малыша, вместо того чтобы прогнать птицу, взяла и убила его. Так кончилась недолгая жизнь этого интересного ворона.
Валентина Ивановна очень переживала гибель своего любимца. Поначалу он даже часто снился ей. На следующий год ребята принесли ей еще двух воронят — в соседних горах там гнездятся вороны. Она воспитала и этих приемышей. Они выросли, но осенью улетели к своим сородичам.
Довольно говорливый ручной ворон Карлуша живет в живом уголке Харьковского Дворца пионеров имени П. П. Постышева. О нем мне рассказал зоолог Харьковского университета В. Ф. Черников, более десяти лет руководивший там кружками юных зоологов. Юннаты нашли Карлушу беспомощным птенцом в лесу возле Днепродзержинского водохранилища и привезли в Харьков. Ворон вырос в живом уголке, прижился и благодаря своему покладистому характеру и умению запоминать и произносить слова стал общим любимцем детворы. Ворон хорошо выговаривал свое имя — Карлуша и добавлял к нему ласковые эпитеты: милый, хороший, умница. Он знал всех сотрудников и почти безошибочно окликал их по именам, когда они проходили мимо вольеры: Михалыч! Григорич! Бабуля! Володя! Савелич!
Во Дворце пионеров была собака — ньюфаундленд Рок. Наблюдая как с ним занимаются дрессировкой, Карлуша и сам стал повторять команды. Особенно впечатляюще звучало повелительное: «Рок, ко мне! Кому говорят — ко мне!» Очень нравилось всем, когда Карлуша выкрикивал команду: «Работать!»
Когда Карлуша еще только осваивал имена сотрудников, он как-то здорово напугал и заставил заночевать на работе служительницу Анну Андреевну, которую все ласково называли Бабуля. Поздно вечером, прибрав в уголке и покормив на ночь животных, она закрывала помещение. И вдруг кто-то грубым, мужским голосом окликнул ее: «Бабуля!» Женщина испугалась, вскочила в живой уголок и закрылась изнутри. Немного выждав, она вновь вышла, чтобы закрыть двери. И снова раздалось: «Бабуля!» Анна Андреевна тотчас же вернулась в живой уголок, закрылась и провела там всю ночь. А утром, начав работу, служительница встретилась взглядом с вороном и услышала от него тот же голос: «Бабуля!» В тот день Карлуша не получил от нее лакомых кусочков...

Тайна Гансла

Одно из ярких воспоминаний моего детства связано с жизнью воспитанной у нас в доме вороны. Жили мы тогда в селе Андрушевке на Киевщине.
В нашем селе в старом парке возле пруда на огромных деревьях гнездились вороны. Однажды мой старший брат Вася нашел там сиротливо сидевшего под деревом вороненка-слетка. Он принес его домой, и вороненок остался у нас жить. Вначале вороненок пытался удрать «пешком» и щипался клювом. Но скоро перестал дичиться и привык к нам. Мы ухаживали за ним, кормили его червями, разными насекомыми, кашей, смоченным в молоке хлебом, изредка ему попадались и кусочки мяса. Уже с первых дней мы выпускали его гулять во двор, наблюдая за ним, чтобы не удрал. Часто мы сажали его на ветку дерева, чтобы он сам слетал вниз и развивал крылья. А то просто подбрасывали вверх, приучая летать. Вороненок рос и креп с каждым днем. Называли его просто — Ворона. Она знала эту свою кличку, знакомые голоса членов семьи и всегда летела к ним на зов.
Постепенно Ворона привыкла к нам и стала настолько ручной, что, выучившись летать, не покинула гостеприимного дома. Полетит в парк, в поле, а домой все-таки вернется. Один раз Ворона пропадала целые сутки и, вернувшись, стала жить то дома, то в парке среди других ворон. Ночевала она после этого где-то в парке, на дереве. А утром, как только взойдет солнце, Ворона летела домой завтракать.
Позавтракав, Ворона начинала свой «рабочий день». То она улетала в парк к другим воронам и вместе с ними летала в поле, то бродила по квартире и воровала блестящие предметы: монеты, шпильки, наперстки. Схватив добычу в клюв, она улетала с ней в парк и, где-то спрятав, тотчас же возвращалась обратно.
Со всеми членами нашей семьи ворона вела себя смело, вскакивала на руки, на плечо, позволяла себя гладить. Чужих — боялась. Исключение составляла семья наших школьных друзей, тоже братьев. Ворона не раз летала следом за нами в их дом, а потом нередко и сама прилетала к ним в гости. Там ее усиленно подкармливали, желая сманить. Однако ворона до конца сохранила верность нашему дому и нашей семье.
Часто Ворона сопровождала нашу маму, Александру Казимировну, когда она куда-нибудь шла. Идет в сад или огород — и Ворона за ней. В село — Ворона и туда следом летит. Был случай, что один из жителей села, увидев ворону, летавшую низко над улицей, стал гоняться за ней с косой, думая, что она прилетела за цыплятами. Каково же было его изумление, когда ворона отлетела от него и опустилась на плечо нашей матери, шедшей по улице!
В то время у нас была еще и красивая, умная лохматая дворняга Ветка. Когда вороненка принесли в первый раз домой, Ветка решила, что это для нее подарок — на завтрак. Но ее прогнали и дали понять, что птица находится под защитой людей. И когда вначале вороненок бесстрашно приближался к ней, она вставала и удирала: знала, что трогать его нельзя. Но потом она освоилась и оставалась лежать, если ворона подходила к ней.
А вскоре мы могли наблюдать такую картину. На крыльце, возле блюдечка с кусочками смоченного в молоке хлеба, хозяйничает ворона, завтракает. В трех-четырех шагах от нее лежит Ветка, положив голову на вытянутые лапы и посматривает на еду. Но вот Вороне попался твердый кусочек, с коркой. Она берет его в клюв, несет к Ветке и кладет перед мордой лежащей собаки. Ветка ела, а Ворона возвращалась к блюдечку. Так повторялось не один раз. Наевшись, Ворона всегда чистила клюв, забавно потирая его о землю. Очень часто эта процедура проделывалась на Ветке. Забравшись на лежащую собаку, Ворона подолгу чистила клюв в густой, пышной шерсти дворняги, которой это, по-видимому, тоже доставляло приятные ощущения.
Так подружились такие далекие друг другу животные — собака и ворона. Впрочем излишняя доверчивость и погубила Ворону: ее разорвала соседская собака.
Ворона — очень популярная у людей птица. Она фигурирует в сказках, пословицах и поговорках и даже в старинных украинских песнях. И слава у вороны двойственная: с одной стороны — это полезная птица, а с другой — вредная.
Нередко серую ворону зовут разбойницей. И действительно, кое-где она ведет себя далеко не благородно. Повадившись к гнездам других птиц, она ворует яйца и птенцов. Иногда умудряется даже вытаскивать скворчат из скворечников.
Особое пристрастие вороны имеют к яйцам. Добывая их, вороны проявляют много хитрости и смекалки. Мелких певчих птиц они просто сгоняют с гнезд, чтобы завладеть их яйцами. Если на гнезде сидит крупная птица, то ворона затаивается поблизости и ждет, когда та отлучится хотя бы на несколько секунд. Ворона мгновенно подлетает к гнезду, хватает яйцо в клюв и улетает. Иногда вороны охотятся парами. В Астраханском заповеднике, в дельте Волги, среди зарослей камыша на деревьях гнездятся бакланы. Эти птицы на гнезде сидят прочно и от одной вороны могут отбиваться клювом. И здесь вороны применяют такую тактику. Одна из них подлетает к баклану спереди и наскакивает на него до тех пор, пока тот не встанет на ноги. Другая ворона, скрывавшаяся позади гнезда, подскакивает и выхватывает из него яйцо.
Одному школьнику удалось наблюдать такую картину. Возле собачьей конуры стояла миска с едой. В это время из-за сарая сюда направилась ворона. Пес бросился к ней. Ворона взлетела, села на нижнюю ветку яблони и как бы дразнила разъярившегося пса. И тут из-за конуры вышла вторая ворона и схватила несколько кусков хлеба из собачей миски. Потом эта ворона сменила первую и та тоже поживилась чужим кормом. Рвавшаяся на цепи собака даже не заметила, что позади нее орудуют воры.
В некоторых местах ущерб, наносимый воронами мелким певчим и охотничье-промысловым птицам, бывает довольно значительным. Этим они сами себя ставят, как говорится, вне закона: охотникам разрешается отстреливать разбойничающих ворон и разорять их гнезда. Безусловно, такие карательные санкции против ворон допустимы не где попало и не повсеместно, а лишь в местах, где они разоряют гнезда мелких певчих птиц и в охотничьих угодьях. Иначе говоря, расплата разрешается на месте преступления. Там же, где в деятельности ворон преобладает польза, стрельба по ним не может быть оправдана.
У ворон немало и заслуг. Они истребляют много вредных насекомых, особенно хрущей и щелкунов, поедают мелких грызунов, по берегам рек и озер подбирают снулую рыбу, едят и всякую падаль. Зимой вороны становятся частыми гостями на свалках и помойках в городах и селах, выполняя важную и нужную роль санитаров. Приведу и такой пример. В Индии по местным обычаям трупы павших животных не зарывают в землю. Уборкой их занимаются грифы, коршуны и стаи ворон. Если бы не эти санитары, жаркий тропический воздух был бы отравлен миазмами разлагающихся трупов.
Смышленые вороны приспособились добывать мясо двустворчатых моллюсков, разбивая их о камни. Схватив ракушку клювом, ворона поднимается вверх и роняет ее. Раковина разбивается, и ворона, опустившись вниз, лакомится ее содержимым. Иногда ворона раковины бросает на асфальтовую дорогу. В некоторых районах вороны таким же способом добывают мякоть грецких орехов.
Наша ручная ворона — явление не исключительное. Эти смышленые птицы, выращенные людьми, обычно легко приручаются, привязываются к своим воспитателям и даже поддаются дрессировке. Римский писатель Элиан (конец второго—начало третьего века) в сочинении «О природе животных» рассказывал, что египетский царь Мертес имел очень хорошо обученную ворону, которая переносила пакеты с его письмами в другие города. После смерти вороны, в благодарность за ее службу царь устроил ей богатое погребение.
В одном селе в Подмосковье ребята подобрали выпавшего из гнезда вороненка и коллективно воспитали его. Он подружился с котенком и ел с ним из одной миски. Но если попадал лакомый кусок, то каждый из друзей тянул его к себе. Победитель скрывался с добычей: кот в кустах, а Воронуша перелетал с куском на дерево. Когда ребята шли на реку рыбачить, Воронуша летел туда же. Мелкую рыбешку отдавали ему. Не отставал он от ребят и когда те играли в теннис. Во время их отдыха Воронуша завладевал мячом и гонял его, подталкивая клювом по площадке. Осенью Воронушу увезли в уголок Дурова, в Театр зверей. Там его научили всяким премудростям, и он стал артистом. Он листал книгу из фанерных листов, стрелял из пушки, дергая шнур, и выполнял много других номеров.
У знакомого уже нам симферопольского натуралиста П. Г. Болтоусова среди многочисленных воспитанников-птиц была и ручная ворона Гришка. В дом-пансионат для птиц он попал больным вороненком. Вылечив вороненка, Болтоусов выпустил его на волю. А Гришка взмахнул крыльями, сел на плечо своему спасителю и стал перебирать волосы клювом. Так и остался в доме у людей. Подружился с ручной сорокой Яшкой. Хозяина любили оба и ревновали друг к другу. Гришка сядет на одна плечо к воспитателю, тут же на другое взлетает Яша, и оба перебирают ему волосы клювами. Потом научились снимать с хозяина шапку и даже прическу ему поправляли. Гришка был непоседливой птицей. Во дворе постоянно ходил за хозяином и частенько мешал ему: то гвозди растаскивает, то щипцы унесет. Кошки не боялся и сам донимал ее: щипал ее клювом за хвост, а та отгоняла надоедливую птицу лапой.
Бывает, что взрослая ворона вступает в дружественные отношения с домашними животными без всякого приручения ее человеком. Редкий случай дружбы дикой вороны с котом наблюдал писатель Николай Тихонов и рассказал об этом в своих интересных очерках в журнале «Наука и жизнь».
У ворон неплохо развита звуковая сигнализация. Принято говорить, что ворона каркает и все, на большее, мол, не способна. Оказывается у этого карканья есть немало различных оттенков и значения. Расшифровка птичьих «разговоров» с помощью магнитофонных записей помогла ученым установить, что в разных местах вороны «разговаривают» на разных «языках» и «диалектах». Было так, на пленку записали сигналы тревоги французских ворон и дали их послушать американским. И те не поняли криков своих заокеанских родичей и никак не отреагировали на их сигналы об опасности. Однако есть среди ворон и настоящие «полиглоты». Это — вороны кочевники, птицы-бродяги, которые кочуют из одного района в другой, из городов в сельскую местность, из одной страны — в другую. Ученые установили, что такие вороны понимают языки других ворон — и городских, и сельских. Заметим, что карканье у ворон различается в зависимости от ситуации: предупреждение об опасности у них звучит с особым скрипучим оттенком, сигнал о найденной пище — чище, а брачный сигнал — более протяжный и сдавленный.
Вороны способны и к звукоподражанию, имитации чужих голосов. В. Д. Ильичев и И. Д. Никольский в книге «Голоса животных» рассказывают, что некоторым зоологам и охотникам удавалось наблюдать, как ворона дразнит собаку, гулящую в парке с хозяином. Перелетая с ветки на ветку, совсем низко, но так, чтобы ее нельзя было достать, ворона «облаивает» пса, умело подражая тявканью и явно провоцируя его на ответные действия. Тут интересны не только способность к голосовой имитации, но и поведение вороны.
Звукоподражание у ворон, как и других говорящих птиц, лежит в обнове способности их произносить слова. Разумеется, дикие вороны на это не способны. Для этого нужно длительное общение птицы с воспитавшим ее человеком и создание особо благоприятных условий для запоминания ею нужных слов.
Сообщений о ручных воронах, способных говорить, не так уж много. Это и понятно: ворону приручают сравнительно реже, чем скажем сороку, общение ее с людьми бывает не столь тесным и длительным. Наиболее интересной из говорящих ворон была ворона-самец Гансл, о котором рассказал Конрад Лоренц в книге «Кольцо царя Соломона».
Гансла вырастил один железнодорожник, живший в соседней деревне. Ворона летала свободно по всей округе и была здоровой и хорошо развитой. Общаясь с хозяином, Гансл научился произносить разные слова. Наука пошла ему впрок и он хорошо развивал свои несомненные способности, перенимая слова чужих людей, сидя на ветвях над деревенской улицей. Конечно, не все слова из репертуара Гансла были вполне благопристойны, но, как утверждает Лоренц, он мог соперничать в искусстве разговора с самыми одаренными попугаями.
К Конраду Лоренцу, в поселок Альтенберг под Веной, Гансл попал при трагических для него условиях. Кто-то поймал этого свободолюбивого говоруна и изуродовал его — коротко обрезал перья крыльев и хвоста. У Лоренца Гансл прожил до следующей линьки, удивляя гостеприимного хозяина своим запасом слов и фраз. Как только перелинявший Гансл опять смог летать, ему предоставили свободу. Он снова вернулся в своему хозяину-железнодорожнику, но время от времени навещал профессора в качестве желанного гостя. Однажды Гансл пропадал несколько недель. Когда он появился вновь, то Лоренц обратил внимание на сломанный и неправильно сросшийся палец на одной из его лап. Естественно, ученого заинтересовало, как птица получила это увечье. И как ни странно, ответ на этот молчаливый вопрос тут же сообщил ему сам Гансл. Он четко, на нижнеавстрийском диалекте, как уличный сорванец, произнес новую в его лексиконе фразу:
— Попалась в чертову ловушку!
Где и при каких обстоятельствах Гансл попал в ловушку и как ему удалось освободиться, осталось невыясненным — об этом он не рассказал. Но слова, услышанные им в состоянии крайне обостренного восприятия — сразу после того, как только он попался в ловушку, — врезались ему в память и он повторил их, встретившись со своим другом Конрадом Лоренцем. Именно эти обстоятельства — пленение и сильное обострение восприятий, утверждает ученый, способствовали тому, что ворона запомнила фразу, которую могла слышать всего один раз. Получилось так, как было с попугаем Папаголло, испугавшимся трубочиста. Могу добавить, что здесь нельзя сбрасывать со счетов и явно выраженный талант Гансла к запоминанию и произношению слов и фраз. На такое способны далеко не все говорящие птицы.
Интересное сообщение сделала школьница Таня Герасимова из Москвы в журнале «Юный натуралист». Она подобрала ворону со сломанным крылом и принесла домой. Птицу она назвала Яшкой. Постепенно Яшка стал выздоравливать и прижился в доме. Тогда Таня стала учить Яшку говорить, и это ей удалось. Яшка сидел на плече у девочки и кричал:
— Мама, мама пришла!
Когда крыло у вороны зажило, ее стали выпускать во двор. Она летала как и прежде на свободе и занималась своими вороньими делами. Но каждый вечер Яшка возвращался домой и кричал: «Червей, червей!» Позже к дому стала подлетать и другая ворона, видать, подруга Яшки. Она дичилась и никак не могла понять, почему Яшка так доверяет людям. С наступлением весны Яшка стал все реже и реже прилетать домой. А потом настал день, когда Яшка не вернулся. Больше его не видели.

Грачи — синантропы

Передо мной лежит старинная толстая книга с длинным названием — «История о животных бессловесных или физическое описание известнейших зверей, птиц, рыб, земноводных, насекомых, червей и животнорастений с присовокуплением нравоучительных уподоблений из природы их взятых». Издана она в Москве, в губернской типографии А. Решетникова в 1803 году в переводе с латинского языка. Автор ее неизвестен и установить его мне пока не удалось. Судя по тому, что в ней нет ссылок на Карла Линнея и его классификацию животных, она была написана не ранее второй половины XVI и не позже конца XVII века.
В книге приводятся интересные сведения о разных животных, в которых точные, научные данные переплетаются с вымыслами, суевериями и грубым невежеством. В ней мы находим немало исторических фактов о приручении различных зверей и птиц людьми, почерпнутых из сочинений многих авторов древности, средних веков и современников автора. Среди них есть рассказы о прирученных хищниках, об использовании диких зверей на работе у людей, о дружбе их с человеком. Приводятся сведения и о говорящих птицах — попугаях, скворцах, галках, воронах, сороках и грачах.
Характеризуя грачей, автор пишет, что они «по причине широкого языка способны ко изучению человеческих речей». Строением языка и изменением его ширины объясняется способность выговаривать слова и у ворона. Сейчас всем известно, что главная роль в формировании голоса и слов у человека принадлежит гортани с ее голосовыми связками, а у говорящих птиц — нижней гортани. Язык имеет лишь вспомогательное значение. Однако не будем строго судить автора за неверное толкование. Ведь каждая книга — дитя своего времени, и в ней излагаются данные и взгляды, принятые в современной автору науке. Сведений о строении гортани у птиц в то время еще не было.
Для нас утверждение автора книги интересно в ином отношении — из нее мы узнаем, что уже тогда, почти три столетия тому назад, люди знали о способности грачей к произношению слов.
Грачи — птицы знакомые всем. Селятся они колониями, насчитывающими десятки, а то и по нескольку сотен птиц. Любят, чтобы близко была вода. Гнезда грачи строят на высоких деревьях — иногда до 30 — 40 на каждом. Часто облюбовывают для этого сельские и городские парки и деревья, растущие вдоль тротуаров, к немалому неудовольствию прохожих, вынужденных беспокоиться за чистоту своих костюмов.
Грачи, селящиеся в населенных пунктах или поблизости от них, относятся к разряду синантропных организмов. Так называются животные, растения и даже микроорганизмы, жизнь которых в различной степени связана с человеком (от греческих слов син — вместе и антропос — человек). Ппицами-синантропами можно назвать и родственников грачей по семейству врановых — серых ворон и галок. Кое-где синантропными становятся и сороки, устраивающие свои гнезда в черте населенных пунктов.
Кстати, многие люди, особенно горожане, не умеют различать ворон, грачей и галок. А отличить их совсем не трудно — «по одежке» и величине. Обыкновенная наша серая ворона имеет двухцветную окраску. Голова, горло, крылья, хвост и «штанишки» на ногах у нее — черные, остальное оперение серое. Клюв — мощный, толстый, черный. Грач величиной почти такой же как и ворона, но несколько стройнее. Оперение у него сплошь черное с металлическим блеском. Клюв у грача более прямой и тонкий. У взрослых грачей кожа вокруг клюва становится голой и грязно-белого цвета. Галки значительно меньше грачей и ворон. Оперение у них черного цвета, шея и нижняя часть головы серая, от чего создается впечатление, что на голове у них черная шапочка.
Грачей издавна принято называть спутниками земледельцев. Выбирая в бороздах и на перевернутых пластах земли всякую еду — червей, насекомых и их личинок, — они всегда приспосабливались к достижениям агрономической техники. При сохе и плуге — они ходили за ними, а сейчас столь же уверенно и безбоязненно стайками передвигаются за тракторами. Одни прямо около машины спешат схватить свежую добычу, другие, поотстав, ковыряются в перевернутом пласте.
Расхаживая по полям, грачи истребляют очень много личинок жуков-щелкунов, которых называют проволочниками или костяниками. Эти личинки живут в почве и сильно повреждают посевы пшеницы, ячменя, кукурузы, подсолнечника. Они портят семена, подгрызают корни и подземную часть стебля растений, повреждают клубни картофеля, корни свеклы и моркови. Ученые-агрономы подсчитали, что один грач съедает за год более 8 тысяч проволочников! Нередко грачи помогают людям бороться с вредителями леса. Наблюдали, как грачи ловко лазали по ветвям деревьев в дубовой роще и энергично поедали гусениц дубовой хохлатки.
Иногда грачей недолюбливают за то, что они кое-где портят посевы — выкапывают посеянное зерно (особенно кукурузу) и молодые всходы. В южных районах грачи повреждают арбузы, дыни, клубни картофеля. Во многих местах грачам очень
понравился раздельный способ уборки зерновых. Они замечают, где у нерадивых хозяев слишком долго лежат неподобранные валки пшеницы, прилетают туда стаями и выклевывают зерно из колосьев. Таких грачей я видел в разное время в Челябинской и Рязанской областях, в Донбассе и в Башкирии. Часто рядом с грачами по валкам пшеницы и ржи расхаживают серые вороны и галки. И все же в целом грачи птицы полезные. Они истребляют массу вредных насекомых и их личинок, а также мышевидных грызунов, чем приносят большую пользу сельскому хозяйству. Поэтому они заслуживают полной реабилитации я охраны. Разумеется, в местах, где грачи могут причинить ущерб полям, бахчам и огородам, их приходится отпугивать.
Грачи, обитающие в южных районах нашей страны, в том меле и на Украине, относятся к группам оседлых или кочующих. Грачи более северных районов, в том числе московские и башкирские, — птицы перелетные. В отличие от других своих родственников — ворон, сорок и крупных воронов, — они улетают за зиму в более южные области. В некоторых местах, где можно прокормиться, грачи остаются зимовать. Таких зимовщиков наблюдали в ряде районов Московской и других областей. Причем, сначала таких храбрецов были единицы, а потом и небольшие стайки. Они стали санитарами — промышляют вдоль дорог, по свалкам, полям орошения, возле мусоросборников — везде, где только можно поживиться. Вместе с воронами они очищают дороги и дворы в селах и городах.
Весной грачи первыми из перелетных птиц появляются в родных им местах. Освоившись, отдохнув с дороги и побродяжничав немного, они чинят старые или строят новые гнезда, откладывают яйца и первыми же начинают высиживать птенцов. Строительство гнезд сопровождается оживлением в грачиной колонии, шумом, иногда небольшими стычками.
Любопытную картину мне удалось наблюдать в конце апреля 1978 года в парке имени Матросова в центральной части города Уфы. Здесь уже много лет существует небольшая колония грачей. В этом году гнезда появились и на четырех высоких, тонких соснах, заканчивающихся небольшими зелеными кронами. В гнездах здесь уже сидели грачихи, а самцы находились поблизости — кто на краю гнезда, кто на соседней ветке. Было уже шесть часов вечера, и птицы постепенно готовились к отдыху. Рассматривая гнезда, я заметил, что к крайнему и верхнему гнезду подлетел грач. Видимо, это был чужой, так как из гнезда вылетела самка, нацелив на него клюв. Грач увернулся и сел на ветку снизу. Грачиха вернулась в гнездо. А грач передвижками-перелетами подобрался к ее гнезду, вытащил из него клювом прутик и перелетел с ним к четвертой сосне, где у него было свое гнездо с сидевшей в нем самкой. Пристроив прутик на место, грач снова полетел к чужому гнезду. За несколько минут этот грач-мародер раз пять совершил такие воровские налеты на чужое гнездо и каждый раз тащил к себе прутик. Такой грабеж оставался для него безнаказанным, так как сидевшая на гнезде грачиха не могла дать ему должного отпора, да, видать, и гнездо с яйцами не могла оставить. Самца возле этого гнезда не было: или задержался где-то на кормежке или вообще пропал.
Случается, что грачи для устройства гнезд выбирают не деревья, а разные высокие сооружения, вплоть до стоящих башенных кранов. В прошлом году в начале мая пара грачей устроила себе гнездо на металлической опоре высоковольтной линии, проходящей по улице 8 марта в одном из центральных районов Уфы. Для выстилки основы из уложенных прутьев грачи — и самец, и самка — собирали сухие стебли травы и разные бумажки; на соседнем газоне. Вскоре гнезда появились еще на двух соседних опорах.
В колониях грачей соблюдаются определенные правила и законы. У них стая выступает как слаженный коллектив, не допускающий нарушения сложившихся обычаев и традиций. Против нарушителей стая принимает совместные действия. Наблюдали такой случай. Весной стая грачей прилетела в родную березовую рощу, где они гнездились много лет подряд. Начали устраивать гнездовья. Не строил гнезда лишь один грач. Он все вертелся возле маленькой грачихи, что-то тихо каркал ей, пока не сманил ее с собою на новое место, в соседний березняк, примыкающий к лесу. Там эта парочка и начала строить гнездо. Гнездо было почти готово, когда его заметили грачи из колонии. Стая встревожилась, поднялся переполох. Черной тучей грачи ринулись к гнезду отщепенца и стали растаскивать и раздирать его со всех сторон. Молодой грач сунулся было защищать свое гнездо, но на него накинулись несколько грачей. Он отступил, роняя перья, и уселся на дальней березе, где сидела его подруга. К вечеру гнезда как не бывало. Молодые правонарушители с упорством стали строить новое гнездо на другой березе. Грачи разобрали и его. Когда молодожены построили третье гнездо на третьей березе — разобрали и это. Так стая не позволила молодым отделиться. Инстинкт, накопленный веками опыт, подсказывают птицам, что они должны селиться стаей, а не в одиночку, и в таком месте, откуда далеко видно, что позволяет вовремя заметить и не подпустить врага. А легкомысленная пара как раз и нарушила это правило и себе на погибель строила гнездо возле леса, откуда мог налететь хищный ястреб и погубить и взрослых одиночек и их птенцов. Через неделю молодая пара свила себе гнездо в старом грачевнике.
Насиживанием яиц у грачей занята самка, причем начинает она эту работу с откладывания первого яйца (всего их бывает в гнезде 3 — 5, реже 6 — 7). Грач-папаша заботливо кормит птенцов, особенно в первые полторы недели, когда они еще голые и самка почти не покидает гнезда. Подкармливает он и сидящую на гнезде самку. Весенние заботы грачей о поисках пищи интересно передал в стихах поэт Н. Заболоцкий.

В каждом маленьком растеньице,
Словно в колбочке живой,
Влага солнечная пенится
И кипит сама собой.
Эти колбочки исследовав
Словно химик или врач,
В длинных перьях фиолетовых
По дороге ходит грач.
Он штудирует внимательно
По тетрадке свой урок
И больших червей питательных
Собирает детям впрок.

Смышленостью грачи не уступают другим птицам из семейства врановых. Изучение поведения грачей показало, что они умеют хорошо анализировать обстановку и подобно воронам отличают опасного человека от неопасного. Там, где грачей и ворон стреляли, они очень скоро начинали узнавать человека с ружьем и не подпускали его близко. Увидят — и отлетают подальше. Попытка спрятать ружье за спину не помогает обмануть зорких и бдительных птиц. Как-то охотник хотел подойти к грачам, разгуливавшим среди работавших в поле женщин, которых птицы обычно не боялись. После этого грачи стали держаться подальше и от женщин: они видели среди них своего врага — человека с ружьем.
В случае опасности, грачи подают друг другу тревожные сигналы. Причем степень реакции на такие сигналы у грачей бывает различной. Ученые-этологи, специалисты по поведению животных, установили, что сигналы грача более высокого ранга, особенно старого самца, привлекают большее внимание членов стаи, чем крики молодой птицы. Так, если молодой и неопытный грач издает сигналы опасности, испугавшись какого-нибудь пустяка, другие птицы почти не обращают на это внимания. Но если такой же крик издает старый самец, все грачи тотчас же взлетают. У грачей информация о том, что может представлять для них опасность или как выглядит хищник-враг, не передается по наследству, и поэтому очень многое в колонии зависит от сигналов; и поведения старой опытной птицы.
Грачи легко приручаются, особенно если их воспитывают с самого раннего возраста и в условиях полной свободы, а не в клетке. Я очень хорошо знал ручного грача, выросшего в семье одного сельского учителя в Винницкой области. Это была на редкость умная и ласковая птица, охотно откликавшаяся на кличку Воронок. Грач имел полную свободу действий: хотел — жил в доме, хотел — летел в колонию своих родственников, расположенную на больших деревьях возле пруда, и оставался там. Людей — своих хозяев — он навещал ежедневно. В общем, он вел себя точно так, как когда-то наша ручная ворона. Случалось, Воронок сопровождал хозяев, когда те шли по селу, присаживался к ним на плечо — отдохнуть...
В одном латвийском санатории необычную популярность среди отдыхающих завоевал грач Яшка. Беспомощным птенцом он вывалился из гнезда и сломал ногу. Его подобрал один из отдыхающих в санатории и забинтовал ему ногу. Через несколько дней грачонок, прихрамывая, уже расхаживал по дорожкам санатория. Он быстро привык к людям, смело брал из рук корм и откликался на данную ему кличку. Любимым занятием Яшки было развязывать шнурки на ботинках отдыхающих. Потом грача научили покупать себе конфеты. Он подбирал брошенные ему людьми монеты и позволял забирать их только знакомой буфетчице в обмен на конфеты. За общительный нрав и фокусы, которые он проделывал, отдыхающие прозвали грача Яшкой-массовиком.
Как нам уже известно, грачи могут произносить слова. Однако сведений о таких птицах очень мало. Отчасти это связано с тем, что грачей приручают редко, реже даже чем ворон. К тому же содержать таких крупных птиц круглый год в доме, да еще на свободе, вне клетки, очень трудно. А без постоянного общения птицы с человеком она не сможет перенимать от него слова.
И все же грач может научиться говорить. Мне запомнился один такой пример из рассказа великого жизнелюба и певца русской природы Михаила Пришвина. Одно время, вскоре после гражданской войны, писатель пытался приручить грача и обучал его говорить. Об этом он написал рассказ «Говорящий грач», впервые опубликованный в журнале «Огонек» в 1924 году. Позже М. Пришвин несколько изменил рассказ и случай с грачом подал от имени рассказчика-егеря. Вот его содержание.
Было это в голодном году. Повадился к егерю летать на подоконник молодой грачонок. У егеря в то время хранился целый мешок гречневой крупы. Он и питался тогда только гречневой кашей. А грачонка подкармливал крупой. Посыплет ему на подоконник крупы и спрашивает: «Кашки хочешь, дурашка?» Он хотел, чтобы грач тоже говорил эти слова. Целый месяц учил егерь грача, но успеха так и не добился. Рассердился и забросил ученье. К осени с егерем случилась беда. Полез он за крупой в сундук, а там нет ничего — все унесли воры. Лег спать голодный. Всю ночь вертелся. Утром услышал стук в окошко. Посмотрел: на подоконнике сидел грач и долбил стекло. «Вот и мясо!» — появилась у голодного егеря мысль. Открыл окно, чтобы схватить грача. А тот — на дерево. Егерь через окно и за ним. Грач перепрыгнул на сучок повыше. Человек за ним. А грач еще выше — на самую макушку. Егерю туда нельзя — сильно качается. Охотничий азарт и досада охватили душу голодного человека. Рассердился он на грача, как на врага все равно. А грач, шельмец, смотрит на него сверху и говорит:
— Хочешь кашки, дурашка?
Не так давно, — в 1975 году, — ростовская газета «Молот» напечатала заметку А. Косова о говорящем граче. Автор заметки познакомился с ним в поселке Каменоломня Ростовской области. Этот ручной грач жил у ребят местного детского садика. Прохожие нередко могли наблюдать там забавную картину общения ребят со своим питомцем. Грач молча важно прохаживается по забору. Стоящие внизу ребята спрашивают, как его звать.
— Гр...р-р-иша! — громко и четко отвечает грач.
— Гриша, а где твой дом?
— Под кр-р-ры-шей! — хрипло произносит птица.
Беседа сопровождается материальным поощрением говорящего грача. Ребята угощают его конфетами, булочкой.
— Гриша, а почему ты в лес не летишь? — спрашивают ребята.
Грач, взмахивая крыльями, отвечал: «Шр-р-ам!» При этом он поворачивался к зрителям тем крылом, которое работало плохо. И опять ждал вознаграждения, которое тут же и получал. Но когда у ребят иссякали все запасы лакомств, настроение у Гриши заметно менялось. Он сердито смотрел на ребят и выкрикивал «Ср-р-ам!» И после этого надолго умолкал.
Следует отметить, что для воспитания и обучения обычно берут грачат-слетков, выпавших из гнезда и потерявших своих родителей в шумной колонии. Брать птенцов из гнезда, как и разорять гнезда грачей или других птиц, категорически запрещается. Это будет уже своего рода браконьерство, приносящее вред природе и ее обитателям и подлежащее суровому осуждению и даже наказанию.

Яшка из Симферополя

В 1966 году в Киеве проходила международная выставка птиц. В большой вольере там находились сотни птиц разных видов и пород из десятков стран. Как и полагается, у вольеры был милицейский пост. Тут-то и произошло событие, позабавившее многих работников выставки, ее участников и посетителей.
Ранним утром, когда на выставке посетителей еще не было, милиционер, стоявший на посту возле вольеры с птицами, вдруг услышал слова:
— Яшка, пойдем! Яшка, хороший, пойдем!
Милиционер, которого звали Яковом, обернулся, посмотрел по сторонам. Никого. Кто же его зовет? Но тот же голос продолжал настойчиво приглашать его куда-то. Постовой совсем растерялся и не знал, что делать и думать. И только когда к вольере подошел симферопольский натуралист-птицелюб П. Г. Болтоусов, все разъяснилось. Он экспонировал на выставке своих питомцев и пришел кормить их. Среди них была и говорящая сорока Яшка, смутившая своим разговором постового милиционера.
— Скажи ты, — удивлялся милиционер.— Сколько живу, а не знал, что сороки могут разговаривать.
Сорока — птица довольно известная. И вездесущая. Мне довелось видеть этих красивых длиннохвостых птиц в различных областях Украины, в Донбассе, на Дону, в Крыму и на Кавказе, в предгорьях Карпат, на Северном и Южном Урале, в Воронежской, Рязанской, Тамбовской и Ленинградской областях, в Башкирии и в Средней Азии. Встречаются сороки на Камчатке и в Корякском национальном округе. И повсюду эти птицы ведут оседлый образ жизни — и лето, и зиму проводят в привычных, родных для них местах.
Сорока — очень осторожная и чуткая птица. Она и видит хорошо, и слышит неплохо. Усевшись на вершину дерева — такая уж у них манера — сорока издали первой заметит пришельца, хоть человека, хоть собаку или дикого зверя, и оповестит об этом других лесных жителей. А остальные птицы и звери уже давно усвоили: раз сорока подает сигнал, тревожно стрекочет, значит, кого-то заметила, надо прятаться. За это и охотники порой обижаются на сорок и подчас начинают гоняться за ними с ружьями.
Чуткость сорок принесла им славу пророчиц. Это давнее народное поверье упоминает в одном из своих стихотворений и А. С. Пушкин:

Стрекотунья белобока.
Под калиткою моей
Скачет пестрая сорока
И пророчит мне гостей.

Конечно же, сорока никакая не пророчица. Секрет тут совсем простой. Находясь возле людского жилья, сорока издали замечает приближающегося человека и реагирует на это криком. Вот и получается — гостя напророчила.

1 скворец
2 майна
3 сорока

Кстати, сороки могут иногда и погоду предсказывать. Издавна люди, особенно лесники и сельские жители, замечали, что если сорока под стреху лезет — будет вьюга. Иногда это удается наблюдать и городским жителям. В синоптических способностях сорок я лишний раз убедился осенью 1977 года. Шел я после обеда 20 сентября по одной из центральных улиц Уфы и возле магазина подписных изданий услышал стрекотание сороки, доносившееся с вершины большого тополя, растущего у самого тротуара. Повернувшись, я подошел к дереву. Тотчас же с него слетели три сороки и, перелетев через книжный магазин, полетели вдоль крыши пятиэтажного дома, явно высматривая ниши и отверстия, в которых обычно ночуют галки и голуби. Это меня несколько удивило, хотя, признаюсь, особого значения такому поведению сорок я не придал. Вечером пошел снег, а ночью разгулялся сильный ветер, завыла вьюга. Под тяжестью снега, обильно осевшего на неопавших листьях, в городе и в пригородных лесах поломалось много ветвей и целых деревьев. Выходит, сороки предчувствовали непогоду и заранее искали надежные укрытия.
Среди людей о сороке идет давняя худая слава. Она, мол, и вороватая, и вредная — чужие гнезда разоряет, и к тому же «болтливая». Действительно, некоторые грехи за сороками водятся. В весенний период они иногда разоряют гнезда лесных птиц, таскают из них яйца, а то и птенцов. При случае сорока может утащить и цыпленка. Бывает, и скворечники «ревизует», особенно если они построены неправильно. В южных районах сороки кое-где посещают бахчи и вытаскивают из почвы посеянные семена арбузов и дынь.
Известно и то, что смышленые сороки — птицы вороватые. Живущие у людей или рядом с ними, сороки не раз доказали это. Воровские привычки сорок, иногда приводили к драматическим ситуациям, как это показано в опере итальянского композитора Джоаккино Россини «Сорока-воровка». Не была исключением из этого правила и жившая одно время у нас дома ручная сорока.
В гнездах сорок находили самые различные предметы, вплоть до карманного зеркальца и дамских наручных часов «Заря». В Азербайджане одна сорока рядом со своим гнездом, в дупле соседнего дерева, устроила настоящий музей. В нем оказалось свыше 300 «экспонатов»: пуговицы, разноцветные стекляшки, обломки цветных карандашей и даже чайные ложки.
В Башкирии на озере Архимандритском сороки обворовали как-то одного любителя подводного лова рыбы. Он оставлял пойманных голавлей на льду и, пробуравливая новые лунки, ушел за лесистый поворот берега. Этим воспользовались следившие за ним с деревьев сороки. У некоторых лунок они начисто подобрали оставленную рыбу, а возле других украли самых лучших голавлей и оставили тех, что похуже. А потом еще и сердились на рыбака, когда он собрал и понес домой жалкие остатки своего улова.
Одна школьница из Петропавловска-Камчатского была свидетельницей забавной сценки, «разыгранной» сорокой. Около магазина там часто продавали кедровые шишки — женщины приносили их в больших корзинах. Девочка купила себе шишку и увидела сороку. Птица важно расхаживала около корзины и заглядывала в нее. А в корзине сверху лежали две конфеты в. золотистых обертках. В это время к магазину подошел мужчина и обронил монету. Сорока тут же подскочила, схватила монету и взлетела. Но монета выпала у нее из клюва прямо в корзину с шишками и конфетами. Сорока сделала круг, подлетела к корзине, схватила конфету и улетела.
Так кто же такая сорока: друг или враг, полезная или вредная это птица? Ответ будет один — в пользу сорок. Хотя они и разбойничают иногда по чужим гнездам, но это бывает не везде, не всегда и лишь в короткий весенний период, пока там есть яйца или птенцы. Зато целый год сороки приносят пользу, истребляя вредных насекомых, грызунов и даже как санитары.
Длиннохвостые стрекотухи — птицы всеядные. Но основным кормом им служат насекомые. Они поедают различных жуков, особенно щелкунов, хрущей, оленок, долгоносиков, песчаных медляков, а также клопа-черепашку, проволочников. Летом сороки собирают на деревьях гусениц хвое- и листогрызущих вредителей: дубовой листовертки, пядениц. Сорока — один из главных врагов березового пилильщика. Летом сороки собирают на ветвях личинок (ложногусениц) пилильщиков. Осенью, собираясь стайками в лесах и рощах, сороки роются в лесной подстилке, извлекают коконы пилильщиков и расклевывают их. Этим они приносят большую пользу лесам, лесопосадкам, лесополосам. Осенью сороки залетают в сады и также очищают их от вредителей, собирая их под кронами деревьев.
Занимаются сороки еще и такой агропрофилактикой. Осенью и в малоснежные зимы они рыхлят подстилку на опушках лесов и в лесополосах, достают залегающего на зиму клопа-черепашку, повреждающего культурные растения: пшеницу, сахарную свеклу, люцерну, клевер, а также лесные породы деревьев. До 110 клопов-черепашек находили в желудке одной сороки.
В очагах размножения сосновой пяденицы сороки выбирают ушедших на зиму в подстилку гусениц. В одном лесу проверяли насколько аккуратно работали сороки. На не тронутых птицами участках обнаруживали до 70 гусениц на одном квадратном метре, а там, где подстилку перебрали сороки — на площади около двух гектаров, гусениц не нашли вовсе.
Сороки истребляют не только великое множество насекомых, но не отказываются и от мышевидных грызунов. Пойманных осенью в избытке мышей и полевок, сороки нередко прячут под листья или в мох. Зимой, когда сорока не может достать мышей из-под глубокого снега, она, бывает, пользуется плодами чужого труда. В Восточно-Казахстанской области один охотник наблюдал, как сорока обворовывала лисицу. Та мышковала, но была сыта и не съедала всех добытых мышей, а оставляла их про запас. А следом за кумушкой летала сорока, вытаскивала из снега задушенных ею грызунов, улетала с ними в соседний черемушник и перепрятывала легко добытые трофеи среди кустов.
В трудное зимнее время, когда под толстым слоем снега нельзя достать насекомых или грызунов, сороки переселяются ближе к людям, появляясь на окраинах сел и городов, где им легче найти себе пропитание. Часто их можно видеть возле животноводческих ферм — там всегда для них найдется пожива. В городах сороки осенью ревизуют подстилку из опавших листьев в садах и парках. В зимние месяцы сороки постоянные гости на разных мусоросборниках и помойках, где они подбирают всякие отбросы и тем самым выполняют санитарную службу.
В некоторых местах сороки и вороны стали посещать железнодорожные станции, где местные жители выносили к поезду рыбу. Птицы уже знали, что пассажиры выбрасывают рыбные головы и другие отходы, и подбирали их. Кое-где сороки так привыкли к этому, что посещали станции точно по расписанию. Когда однажды поезд опоздал, они заволновались, стали глядеть в ту сторону, откуда он должен был появиться. А когда поезд наконец подошел, они от радости подняли невообразимый шум.
В одну из прошлых зим, проезжая поездом по линии Уфа — Москва, на перегоне между Куйбышевым и Сызранью я из окна вагона видел множество сорок, отдыхавших на верхушках заснеженных деревьев в лесных посадках поблизости от селений и станций. В некоторых местах за пару минут я насчитывал до трех-четырех десятков сорок.
В пользу сорок можно привести и такой факт: оставленные ими старые гнезда охотно используют другие птицы, в частности некоторые совы и мелкие соколки, враги мышевидных грызунов. Выходит, что сороки помогают людям привлекать в леса и лесные полосы и других полезных птиц.
Свои гнезда сороки устраивают в густых ветвях куста или в развилке дерева на небольшой высоте. На первый взгляд сорочье гнездо кажется беспорядочно набросанной кучкой прутьев. А разобраться — оно оказывается довольно сложным сооружением. Наружная часть такого гнезда устроена из более толстых сучьев, внутренняя — из тонких веток. Все эти прутья скреплены сухими травинками и глиной. Внутреннее углубление — лоток гнезда — обмазано глиной. Сверху над ним набросаны сучья, образующие высокую сводчатую крышу. Такая крыша хорошо защищает яйца сороки от хищников. Лоток выстилается мягкой травой, мхом, шерстью. Вход в гнездо — сбоку.
Гнездо строят оба члена пары — и самец, и самка. Яйца насиживает одна самка, начиная этот процесс с откладки первого яйца. Самец обычно находится неподалеку, караулит гнездо и предупреждает самку об опасности. В первые дни, после появления птенцов самка остается еще на гнезде и самец приносит им корм.
Как и другие птицы из семейства врановых, сороки хороша приручаются, особенно взятые в дом совсем молодыми. Выкормить их не трудно. Много лет назад мы жили на Южном Урале. Там-то одним летом наш сынишка притащил домой сорочонка-слетка. Ребята постарше нашли его в лесу возле Золотой Сопки под городом Троицком и подарили Юре. Сорочонок едва оперился. Крылышки короткие, хвостика почти не было (обычно v взрослых сорок хвост несколько длиннее тела). Все время трепетал крылышками и кричал, требуя еды. Даже червяка глотал с каким-то захлебывающимся криком, вроде от удовольствия или, скорее, от жадности. Но как только насытится, сразу умолкает, тут же поворачивается к кормильцу хвостиком и выпускает большой, покрытый слизью, пузырек помета.
— Почему он так делает? — спрашивали ребята, помогавшие кормить сорочонка. Пришлось им разъяснять, что у птенцов и взрослых гнездовых птиц проявляется целый ряд врожденных рефлексов, связанных с кормлением. Голодные птенцы криком и писком требуют от родителей пищу. Крик и раскрытый желтый рот птенцов — безусловный сигнал для родителей. Они летят за кормом и, вернувшись, кормят ближайшего крикуна. Когда птенец насытился и повернулся хвостиком к родителю, тот ловко подхватывает в клюв слизистый пузырек с пометом и выбрасывает его далеко от гнезда. И сразу летит за кормом для других птенцов.
Когда наш сорочонок подрос немного, у него появилась новая особенность: наевшись, он тотчас же пятился к краю своего искусственного гнезда, поднимал хвостик и — раз! — большая клякса выбрызгивалась далеко вниз. Это тоже врожденный рефлекс у птиц. Поэтому у них в гнезде всегда чисто.
Прошло еще немного дней, и у нашего сорочонка стали вырабатываться новые привычки — приобретенные рефлексы, связанные с кормлением. Увидит сорока в руках блестящую чайную ложку, из которой кормили и поили ее — сразу кричит, просит пищи или воды. А потом сорока стала реагировать на протянутую руку: с этим раздражителем она всегда получала пищу. У нее закрепилась привычка — кричать, как только увидит руку или вытянутый палец, даже если в пальцах и корма нет.
Скажите в лесу сороке: «Сорока, где ты?» — она не отзовется и улетит. А наша сорока всегда откликалась на эти слова. Забредет, бывало, в огород или в соседний двор и нет ее. Выйду на крыльцо и громко спрашиваю: «Сорока, где ты?» И тотчас же откуда-нибудь раздается громкое, отрывистое «Э-ке-кек!» и сорока во всю прыть скачет на голос. Эти слова — «сорока где ты?» (мы ей клички так и не дали) — обычно всегда предшествовали даче ей корма и стали для нее условным сигналом — звуковым раздражителем.
Много выработалось у нашей сороки таких привычек, которых не бывает у диких птиц. Она совершенно не боялась собак, живших в нашем дворе, и почти не обращала на них внимания. Не боялась она и серого кота Фому, мимо которого проходила с независимым видом и в первое время даже норовила иногда клюнуть его в глаз. Постепенно кот и птица привыкли друг к другу, а затем и подружились. Вскоре можно было наблюдать, как Фома и сорока мирно сидели в кухне на одной табуретке рядом и отдыхали, дремали. Или усядутся на ступеньке деревянного крыльца и греются на солнышке.
Сорока хорошо знала, когда ее будут угощать лакомым кормом. Увидит, бывало, в моих руках или в руках ребят лопату и банку — сразу же скачет следом (когда еще не умела летать) в угол двора, где всегда для нее копали червей. И сама выхватывала червяков из рук, а потом и из разрыхленной земли. К сожалению, сорока жила у нас недолго. В то же лето ее постигла участь нашей ручной вороны. В соседском дворе был очень злой большой пес. И когда доверчивая сорока залетела в тот двор, пес задушил ее.
Примеров приручения сорочат и воспитания их людьми известно очень много. Большой проказницей была ручная сорока Пика, жившая у ленинградских биологов Э. Н. Головановой и Ю. Б. Пукинского. Она постоянно вертелась возле собак — лайки и курцхаара, — стараясь выдернуть у них клочок шерсти, дернуть за ухо, потянуть за хвост. Любимым занятием ее было таскать по комнате кусочек мяса и без конца прятать и перепрятывать его в различных местах. Иногда она прятала его под лапу лежавшего на полу пса — курцхаара. Как и все сороки, Пика имела привычку тащить и прятать разные блестящие и ярко окрашенные предметы.
Сороки — неплохие мастера подражания и пародии. И живущие на воле, и прирученные сороки умеют копировать различные звуки и голоса других животных, в том числе и лай собак. В Целиноградской области в одном селе вырастили беспризорного сорочонка. Когда Варьку выпустили из клетки, она не захотела улетать от людей и поселилась в сарае вместе с курами. Подружилась с собакой Тузиком, часто сидела рядом с ним и чистила клювом его шубу. Более того, Варька научилась лаять. Подойдет к дому неизвестный, а сорока первая начинает:
— Ур-рр, гав-гав!
В Пермской области школьники оказались свидетелями забавной сценки. Собаки, задрав морды, лаяли на дерево, а сверху кто-то отвечал им таким же лаем, только чуть хрипловатым. Когда ребята подошли поближе, то увидели, что на ветке сидит сорока и лает на собак. Передразнивает. Увидев подошедших ребят птица-пародистка улетела.
О том, что сороки могут имитировать голоса других животных и даже произносить слова человеческой речи, было известно в глубокой древности. Об этом писали еще Плутарх и Плиний. Плутарх рассказывает об одной весьма говорливой сороке, умевшей подражать голосам коров, различных птиц и произносить слова. Случилось так, что возле дома, в котором жила сорока, проходила траурная процессия — хоронили некоего богача. Шествие по тогдашним обычаям сопровождали трубачи. Когда они поравнялись с этим домом, их музыка зазвучала громче. А после этого хозяева заметили, что их сорока замолкла. Проходили дни, а сорока не издавала никаких звуков, не произносила слов. Через несколько дней сорока вновь стала шуметь и произносить слова. Более того, в ее репертуаре оказались и звуки музыки, которую она услышала от проходивших мимо трубачей. Причем она так хорошо передавала их, что этому удивлялись очень многие римляне.
Из говорящих сорок в нашей стране наибольшей популярностью пользовался Яшка, воспитанный П. Г. Болтоусовым, о котором мы уже немного рассказывали в начале этого очерка. Хозяин начал учить Яшку, когда тот был еще маленьким сорочонком. Он старался, чтобы Яшка запоминал не только отдельные слова, но и целые фразы, как бы ответы на вопросы. Кроме того, Яшка научился реагировать на отдельные сигналы и тоже словами. Слух у Яшки очень хороший и он первый узнает, если кто-нибудь приходит к хозяину. Услышав, что кто-то пытается войти во двор через калитку, сразу спрашивает:
— Кто там? Кто такой? Чего тебе?
Когда хозяин знакомил своих гостей с Яшкой, птица вела себя более деликатно и общительно. Отвечая на вопросы хозяина, сорока говорила, что ее зовут Яшка, что он хороший, что он из Симферополя, хочет есть и, наконец, приглашает посетителя приходить еще в гости. Интересно, что Яшка разговаривал с хозяином его же голосом, с той же интонацией, только более слабым голосом, чем-то похожим на магнитофонную запись. Неплохо произносила слова и другая сорока — Машка, также воспитанная П. Г. Болтоусовым.
Яшку не раз экспонировали на различных выставках. В 1968 году он был на выставке певчих и декоративных птиц, при ВДНХ в Москве. Там он сразу завоевал особые симпатии москвичей и приезжих. Всех посетителей выставки он покорил тем, как хорошо представлялся им:
— Яшка хороший! Яшка из Симферополя!
Тогда же с Яшкой произошел довольно забавный эпизод. Клетка с ним стояла на небольшом ящике, который был завешен тканью. Возле Яшки всегда было много посетителей, слушавших его «разговор». Но вот однажды пришел сюда какой-то гражданин, явно навеселе. Послушал, как говорит Яшка, и обратился к публике со словами:
— Не верьте, что это птица говорит. Вот здесь, в этом ящике, спрятан магнитофон, он и издает слова.
Посетители, конечно, забеспокоились. Тогда П. Г. Болтоусов разрешил проверить, что находится в ящике. Подвыпивший гражданин открыл ящик, стал смотреть и, разумеется, ничего там не нашел. Посетители обрадованно рассмеялись. Недоверчивый гражданин растерялся, и чтобы выйти из неловкого положения, заискивающе спросил сороку:
— Яшка хороший?
И тут все услышали ответ говорящего пернатого:
— Яшка хороший, а ты дурак!
Это ругательное слово Яшка усвоил от кого-то. Хозяин старался отучить птицу от него и почти достиг успеха. А тут Яшка вспомнил его и применил. И, как видим, кстати.
На выставках по птицеводству при ВДНХ в Москве не раз демонстрировались и другие говорящие сороки. Ленинградские школьники из клуба юннатов Дома пионеров Фрунзенского района охотно возились в своем живом уголке и воспитали там сороку, назвав ее Петькой. Общаясь с ребятами, сорока научилась произносить слова, услышанные ею от воспитателей. В ее репертуаре были слова «Петька! Петька! Вот, вот!», целые предложения, громкий хохот. Однажды Петьку отправили на ВДНХ. Там сорока удивляла посетителей человеческой речью. А одного фотолюбителя даже смутила. Тот ходил один, рядом никого нет и неизвестно откуда раздаются слова человека. Только немного погодя выяснилось, что говорила сорока. Решил сфотографировать ее. Увидев у него в руках фотоаппарат, сорока вновь заговорила:
— Вовочка, Володечка, солнышко, что мне делать, что мне делать?
И облюбовав крепкую ветку в своей вольере, удобно устроилась перед объективом.
В клубе юннатов Дома пионеров Фрунзенского района города Ленинграда была еще одна говорящая сорока — Граня. Попала она туда, можно сказать, случайно. Юннатам Граню отдала женщина, взявшая ее на воспитание еще сорочонком-слетком. Нельзя сказать, что Гране жилось в этой семье хорошо. Клетка была тесной, уход желал много лучшего. Талантливая птица, научившаяся произносить слова, имела жалкий вид, оперение ее было грязное, потрепанное. В довершение всего взрослый сын хозяйки часто дразнил сороку, сопровождая это занятие всякими бранными словами. Граня усвоила эту «терминологию» и на брань отвечала столь же витиеватой бранью. Хозяев она не любила и при всякой возможности норовила клюнуть.
Когда сороку предложили клубу юннатов, его руководитель— консультант А. М. Батуев и педагог Галина Михайловна задумались: брать или не брать? Иметь говорящую сороку — хорошо. Но как быть с ее «словечками» — ведь в клубе дети. Решили все же взять. Расчет был таков: обстановка для сороки резко изменится, у нее будет просторная клетка-вольера, где можно летать, большой таз, в котором она станет купаться. А главное, никто не будет ее дразнить. К хозяевам за Граней поехал сам А. М. Батуев на такси. Шофер заинтересовался сорокой и сунул в клетку палец. Граня разозлилась и стала ругать его. Из клетки понеслись такие словечки, что хоть уши затыкай.
— Что съел, еще хочешь? — вопрошала разъяренная сорока и продолжала «выражаться». Как рассказывал потом А. М. Батуев, шофер был в совершеннейшем восторге:
— Ну и сорока! Цены нет такой птице. Уступите ее мне. Дружки животики надорвут.
На новом месте Гране понравилось. Ее окружили заботой и любовью, и желание браниться у нее исчезло. Как известно, отучить попугая произносить нехорошие слова очень трудно, а сорока сделала это сама — повода для брани не было. Граня очень сильно привязалась к Галине Михайловне и охотно «разговаривала» с ней. Когда ее воспитательница входила в комнату, Граня распушивала перья, поклевывала ноги и начинала говорить:
— Ах, душка, Граня, люблю Лешу. Боря, на, на, вот, вот, вот.
Такими словами сорока выражала свою радость от встречи с любимым человеком. Других людей она так не встречала.
Сообщения о говорящих сороках время от времени появляются в различных журнальных и газетных заметках. Расскажу еще о некоторых из таких птиц.
В живом уголке областной станции юннатов города Омска живет ручная сорока Катька. Она очень общительная, не боится людей и всегда сопровождает своих и чужих по помещениям уголка. Характер, правда, у нее вороватый, точнее — чисто сорочий. Она то и дело норовит стащить у своих же друзей любую блестящую вещь. Был случай, когда в живой уголок пригласили ветеринарного врача, чтобы полечить зайца, доставленного в уголок с переломанной ногой. Врач приготовился к операции, разложил инструменты. Увидев блестящий скальпель, Катька моментально схватила его клювом и тотчас же исчезла с ним. Катька любит купаться и умеет произносить слова. Судя по всему, Катька была все же сорокой мужского пола. У врановых птиц, как и у других говорящих, лучше обучаются произносить слова самцы.
В городе Кемерово ученица восьмого класса школы Заводского района подобрала беспомощного сорочонка, выпавшего из гнезда. У него было сломано крыло. Девочка вылечила, выходила приемыша и даже обучила его разговаривать. Через год можно было видеть, как по огородным грядкам, не боясь людей, бойко прыгает ставшая уже взрослой сорока. Вот она остановилась.
— Верный, пойдем! — зовет птицу по имени ее хозяйка.
— Пойдем! — соглашается сорока, преданно глядя на девочку.
Сорока знает кличку дворового пса. «Каквас» — представляет она посетителям стража дома. Девочка научила сорочонка работать. Она втыкала в землю палочку и командовала: «Верный, работай!» И сорочонок старательно вытаскивал палочку из земли клювом. Этот «производственный опыт» сорока использовала во вред своим же хозяевам. Однажды Верный с любопытством наблюдал, как мать девочки сажает лук. А потом взял да и повыдергивал его. И аккуратно сложил в кучку. Ребята со всей улицы любили Верного и часто забавлялись его проказами. На восторженный смех детворы сорока дружелюбно отвечала таким же смехом. Верный снимался в кинофильме «Яшка».
В январе 1979 года в газете «Макеевский рабочий» был напечатан рассказ о говорящей сороке Гале. Она живет в доме машиниста шахтоуправления «Холодная Балка» Григория Барского. Более двух лет тому назад ее — тогда беспризорного сорочонка — подобрали на улице. Выкормленная добрыми людьми сорока привыкла к ним, освоилась, подружилась с собачкой-болонкой и котом. Иногда она ухитряется схватить клювом за хвост кота. Тому такая игра не всегда нравится, и он отбивается лапой. Зимует Галя в летней кухне, где у нее есть большая клетка и таз для купания. Летом большую часть времени она проводит на яблоне. Сорока пользуется большой свободой и смело летает по поселку. Случается, ворует у местных жителей блестящие вещи.
Хозяин и его жена Юля не ставили целью научить сороку говорить. Она сама оказалась очень восприимчивой к человеческой речи и быстро переняла многие слова. Первым словом, освоенным ею, было имя хозяина — «Гриша», а затем и собственная кличка.
— Гриша! — зовет сорока хозяина.
— Что ты хочешь сказать? — спрашивает ее тот.
— Я — Галя!
Потом Галя стала называть по имени и хозяйку — Юля. Хорошо умеет передавать звуки человеческого кашля и смеха. Еще позже сорока от своих хозяев научилась приветствовать соседку Раю. Увидит ее и четко произносит:
— Здравствуй, Рая!
— Ах ты, шалунья! Где твоя хозяйка?
— Я — Галя! Ха-ха-ха!
Галя не боится посетителей, любит детей. А вот своих сородичей сторонится. Возможно, они не признают ее — говорящую — за свою.
В специализированном магазине «Природа» в городе Минске, сообщали недавно газеты, есть своя достопримечательность — говорящая сорока Чика. Нашли Чику еще птенцом во дворе магазина. Решили выходить ее, а затем отпустить на волю. За ней заботливо ухаживали, кормили, жалели, наделяли ласковыми и жалобными словами. Однажды сорока уселась на чье-то плечо и неожиданно сказала: «Бедненькая моя!» Так об-зружилась ее склонность к произношению слов.
Выросшая в магазине, сорока переняла от продавцов богатый набор слов и фраз, которые она удачно вставляла в разговор покупателей и работников прилавка. Когда в магазин приходят юные покупатели и спрашивают, какая из продающихся рыбок лучше, Чика тут же подсказывает:
— Кардинал!
Прислушиваясь к разговору продавцов и покупателей, Чика научилась «отвечать» на многие вопросы. Когда продавец объявляет, что канареек нет, сорока добавляет: «Канарейки будут!» Случается, что такой ответ не устраивает покупателей, особенно ребят, и они расстраиваются. Тогда Чика советует:
— Снегиря купи! Красивый очень!
Бывает, что покупатели задают продавцам вопросы, слова которых незнакомы Чике. Оказавшись в затруднительном положении, словоохотливая сорока находит выход, объявляя во всеуслышанье:
— Чика хочет кушать!
Такой ответ невпопад еще раз свидетельствует, что сороки, как и другие птицы, заучивают слова механически, бессознательно. Удачное применение некоторых из них — это всего лишь условнорефлекторная реакция.
В заключение можно сказать, что сорока — птица умная, красивая, интересная. И несмотря на некоторые грехи, в целом это птица полезная. Поэтому нельзя оправдывать всех тех, кто гоняется за ней с ружьем. Сорока — не мишень, ее нужно беречь.

Красивая, крикливая и может говорить

Одно время я работал в городе Кунгуре Пермской области. В начале зимы мне как-то позвонил мой добрый знакомый, директор совхоза:
— Чем Вы занимаетесь в воскресенье? Приезжайте, прогуляемся по лесу, может белячка поднимем.
Километров 20 по лесным дорогам — и я на центральной усадьбе совхоза. Утром поднялись пораньше, наспех подкрепились и в поход. Снегу было мало, пошли без лыж. К совхозному поселку примыкали поля с перелесками, а дальше шел сплошной лес. Миновав овцеферму, мы вошли в небольшую балку. По сторонам ее росли березы и осина. Кое-где виднелись кусты рябины с ярко-красными грозьями плодов. Поднявшись вверх, мы прошли тропинкой мимо заснеженного поля и оказались на опушке большого леса.
Негромко разговаривая с товарищем, мы свернули с тропинки и пошли вдоль опушки. Снег здесь лежал чистый, ровный, чьих-либо на нем следов не было видно. Направились в глубь леса. Не прошли и 20 метров, как в стороне от нас раздалось громкое «гээ—чжжэ... гээ — чжжэ». Остановились, прислушались. Крик вскоре повторился с другой стороны. Кричали сойки. Эти крикливые птицы очень наблюдательны и всегда поднимают шум, завидев в лесу человека или какого-нибудь зверя. Вскоре на сигналы соек сюда прилетели сороки и подняли трескотню. Белобоких сорок мы увидели сразу, они сидели высоко на деревьях. А соек разглядеть было трудно, так как они по своему обыкновению держались более скрытно. Все же, пройдя немного вперед, мы увидели одну из них, перелетавшую с дерева на дерево. Так, благодаря бдительности соек, безмолвный до того лес ожил. Наша охота в тот день не состоялась. Зато состоялась интересная, бодрящая и полезная для здоровья прогулка.

1 нимфовый попугайчик
2 сойка

Сойка — лесная птица, представительница семейства врановых. Величиной она с галку, но гораздо красивее, наряднее. Оперение у сойки рыжеватое, крылья и хвост — черные, надхвостье — белое, на плечах ярко-голубые перья с узкими черными полосками. От угла рта идет узкая•черная полоска — «усы». Голова у европейских соек беловатая с продольными белыми пестринами, у сибирских — рыжая. Перья на голове у соек при тревоге могут подниматься и тогда образуется что-то вроде хохолка.
Сойки типичные лесные птицы, также как и более редкие представители семейства врановых — кедровки, кукши, клушицы. Сойки встречаются почти по всей Европе, на Кавказе и в Северном Иране, в Северной Африке и Малой Азии, в южной половине Сибири, на Сахалине, в Корее, в Маньчжурии, в северной части Монголии, в Китае и Японии.
Сойки — птицы довольно крикливые и в то же время чуткие и осторожные. Они улавливают любые необычные звуки, замечают каждого пришельца и тут же своим громким и не очень приятным криком оповещают лесных жителей о возможной опасности. По бдительности они не уступают сорокам. Впрочем, заметив сороку, они также сигналят об этом другим птицам и зверям. Реагируют они и на tпоявление вблизи белок, ворон, хищных птиц — ведь все они совершают набеги на их гнезда. Правда, крикливыми сойки бывают не всегда. Как только у них начинается гнездовый период они становятся очень скрытными и молчаливыми. Тут уж все их поведение подчиняется всеобъемлющему инстинкту заботы о потомстве.
Гнезда сойки устраивают в смешанных и хвойных лесах, укрепляя их на крупных ветках у самого ствола деревьев. Строят гнездо оба супруга — самка и самец, поочередно принося и укладывая стройматериал. В вопросе о том, кто у соек насиживает яйца, мнения орнитологов расходятся: одни считают, что насиживает одна самка, а другие утверждают, что насиживают и самец и самка по очереди. Некоторые орнитологи считают, что если соек потревожить, то они могут переносить своих птенцов в другое, более спокойное место. Гнездятся сойки чаще всего в лесах с подлеском и в кустарниках. В последнее время они кое-где стали гнездиться и в городах. Птенцов в первые дни сойки кормят гусеницами — их приносит самец, а самка уже передает детям. Позже в пищу идут и другие насекомые и их личинки.
Взрослые сойки в теплое время года питаются насекомыми, истребляя много таких вредителей, как майские жуки, усачи, долгоносики, различные листогрызы, гусеницы шелкопрядов. Не брезгуют пауками, моллюсками, дождевыми червями, ящерицами и лягушками. Случается и разбойничают: ловят мелких птичек, разоряют их гнезда, поедают птенцов и яйца. Употребляют сойки в пищу ягоды и плоды рябины, черемухи, малины. Не отказываются от орехов лещины. Осенью и зимой основная пища соек — желуди. Их они собирают про запас, устраивая кладовочки.
Каждую осень сойки прыгают под дубами подбирают желуди на земле или срывают их прямо с веток и летят прятать. Причем переносят не по одному желудю, а сразу по 5 — 7 штук, помещая их в особый подъязычный мешок. Украдкой, чтобы никто не видел, сойки прячут желуди небольшими кучками у оснований пней, стволов деревьев, под опавшими листьями, мхом. Кладовочки они чаще всего устраивают в ельнике или сосняке — там меньше мышей. Общее количество запасенных сойками желудей может достигать 4 кг. Забытые или потерянные сойками желуди прорастают, и в разных местах, далеко от дубовых рощ, появляются молодые дубки. Распространением семян дуба, лещины, рябины, малины, черемухи и уничтожением вредных насекомых сойки приносят пользу лесному хозяйству. В Башкирии запасы орехов лещины находили в пустых птичьих гнездах на кустах орешника.
Кое-где у соек проявляется склонность к картошке. Осенью, когда на полях и огородах начинают копать картофель, из леса появляются сойки и таскают клубни. Бывает, что и к домам прилетают, из готовой кучи воруют. Один лесник в Челябинской области рассыпал выкопанную картошку под самыми окнами избы для просушки. Об этом проведали сойки и стали летать сюда целыми десятками за добычей. Вначале вороватая птица прохаживается с невинным видом около картофеля, присматривается, а потом хватает в клюв картофелину и летит в лес. Спрятав добычу, сойки вновь возвращались к избе. Попытки лесника прогнать нахальных воровок не увенчались успехом. Пришлось ему поторопиться убрать картофель в подготовленную яму.
Осенью и зимой сойки появляются около лесных поселков. Иногда они залетают в лесопарковые зоны городов. Не раз их видели в Ленинграде, в парке лесотехнической академии.
Собственная песня соек не столь сложна — это скорее крик, лишенный всякой приятности. Зато они способны воспроизводить голоса других птиц. Так, они свободно подражают крику канюка, иволги и некоторых других птиц. Сойка, жившая в квартире ленинградского зоолога профессора А. С. Мальчевского, подражала в своей песне звукам, которые слышала раньше на воле: кудахтанью курицы, лаю собачки, скрипу старого дерева или колодца. У одного любителя птиц была сойка, подражавшая мяуканью котенка.
Способность к звукоподражанию присуща не только нашим сойкам, но и видам, живущим в других районах Земли. В 1954 году английский натуралист Джеральд Даррелл совершил шестимесячное путешествие по Южной Америке с целью собрать коллекцию редких зверей и птиц для зоопарков Англии.
Работа шла в лесах Аргентины и Парагвая, где участники экспедиции устраивали специальные лагеря для отловленных и купленных животных. Среди приобретенных птиц самыми шумными оказались две чубатые сойки, отличавшиеся исключительной «разговорчивостью». Они могли часами сидеть на жердочках, глядя друг на друга с высоко поднятыми бровями и ведя оживленную «беседу» при помощи разнообразных сочетаний пронзительных криков, хриплых звуков, трелей, кудахтанья, тявканья. Сойки были превосходными подражателями и в течение нескольких дней включили в свой репертуар лай собак, торжествующее кудахтанье снесшихся кур, пение петухов, пронзительные крики енота и далее металлический стук молотка рабочего. Покончив с завтраком, сойки принимались сплетничать, и из их клетки неслось такое обилие разнообразных звуков, словно там находились не две сойки, а два или три десятка самых различных птиц. За короткое время они научились подражать голосам всех обитателей лесного лагеря.
Сойки сравнительно легко приручаются, особенно взятые в дом совсем молодыми, птенцами-слетками. В Краснодарском крае в одну семью принесли выпавшего из гнезда птенца сойки. Его выходили, выкормили и он превратился в красивую птицу. Сойка очень привязалась к своему хозяину. Где бы она не летала, а завидев его сразу же спешила к нему. Часто она провожала его по улице поселка. Если ее воспитатель садился отдохнуть, сойка клювом расшнуровывала ему шнурки на ботинках, а затем карабкалась вверх по ноге. Пищу сойка брала прямо из рук или из протянутой ложки.
Если сойки содержатся в клетках, то они не становятся столь ручными и людям доверяют меньше. Кстати, содержать их нужно в отдельных клетках, так как в неволе они убивают своих соседей — представителей других видов птиц, особенно мелких.
Воспитанные людьми в условиях полной свободы, сойки становятся доверчивыми, очень забавными и по настоящему привязываются к своим кормильцам. При терпеливой и настойчивой дрессировке, сойки выучиваются произносить отдельные слова и насвистывать коротенькие песенки. Правда, научить сойку произносить слова удается гораздо труднее, чем других говорящих птиц. Но все же иногда удается. О трех таких сойках мне сообщили харьковские зоологи.
В живом уголке Харьковского Дворца пионеров одно время жила ручная сойка. Она хорошо подражала звуку циркулярной пилы и могла произносить два слова: «Даня» и «Таня». Свое имя — Таня — она произносила во время кормления или когда возле вольеры собирались ребята. Слово Даня от нее впервые услышали при появлении вблизи вольеры сторожа, Даниила Васильевича, — Дани. А потом так и пошло — как увидит сторожа, так и кричит: «Даня!» Иногда эти два слова сойка вплетала и в свою песню.
В доме председателя харьковской секции певчих птиц Ю. Г. Калнина уже более трех лет живет ручная сойка. К людям она попала взрослой — ее подобрали в лесу с подстреленным крылом. Саша, так называют сойку, отличается большими способностями к звукоподражанию. В свои песни она включает многие услышанные прежде на воле и у людей звуки. В их числе — песня дроздовидной камышевки и камышевки-барсучка, нежные вариации белой трясогузки, флейтовая запевка славки-черноголовки, крик перепела, галки и ворона в полете, позывки селезня, когда он собирает уток к найденному корму, пение лягушек в различных тональностях, постукивание синицы, раздалбливающей корм, клохтанье наседки, пение петуха, мяуканье, лай молодой собачки. Музыкальная одаренность сойки постоянно удивляет и восхищает ее хозяина. Постепенно, в течение года, сойка научилась произносить и свое имя. Правда, выговаривает она его как бы с трудом — «Сссашша».
В музее природы Харьковского университета в течение 18 лет жила ручная сойка, попавшая туда еще беспризорным птенцом. Воспитанием птицы больше всего занимался директор музея В. Н. Грубант, к которому сойка была очень привязана. В свою песню сойка вплетала звуки, услышанные в музее и доносившиеся со двора: стук молотка при забивании гвоздей (в музее был ремонт), звук работающей циркулярной пилы, гудок клаксона автомашины (во дворе был гараж) и т. д. Благодаря сойке Виталий Николаевич узнавал, что кто-то из сотрудников в его отсутствие брал из ящика стола какие-нибудь инструменты. Ящик открывался с визгом и скрипом и этими звуками сойка встречала входившего в комнату директора.
Сойку назвали Соня. И хотя оказалось, что это самец, данная ей кличка так и сохранилась за птицей. Сойка знала свое имя и любую песню заканчивала повторявшимися словами «Оня, Оня!» — букву С она не выговаривала. Сойка хорошо высвистывала слова «Куда идешь?». Причем, употребляла их довольно удачно, к месту — увидев, если кто-то из сотрудников музея одевал пальто и собирался уходить из комнаты.

Чика и посетители

У ленинградца А. М. Батуева, о говорящих попугаях которого мы рассказывали, жила майна Чика. Она прославилась тем, что четко выговаривала более двадцати слов и коротких фраз.
Майна, да еще говорящая — настоящая редкость. И не только в Ленинграде, а и вообще во всех северных областях и республиках нашей страны. Не удивительно, что Чика привлекала в дом Батуева много людей, желающих посмотреть и послушать говорящих птиц. Однажды из-за этого произошел довольно забавный случай. Пришли два незнакомых человека и постучали в квартиру. В ответ услышали:
— Кто пришел?
— Разрешите посмотреть ваших птиц! — попросили пришедшие.
— Идите к черту! — последовало из-за двери после некоторой паузы. Решив, что это их так нелюбезно приняла хозяйка дома, гости ретировались. К счастью, они тут же встретили возвращавшегося домой А. М. Батуева. Он пригласил их войти, но они смутились и проявили желание уйти:
— Мы лучше в другой раз придем. Ваша хозяйка, кажется, не в духе.
Эти слова заинтересовали уже самого Батуева. Какая хозяйка? Никакой хозяйки у него нет. Гости переглянулись и как-то нехотя вошли в комнату следом за хозяином. Птицы — воспитанники Батуева — шумно приветствовали своего хозяина и его гостей. Чика вскочила на жердочку и громко спросила?
— Кто пришел?
А так как все майны обычно говорят не раскрывая рта, то гости вновь смутились и стали оглядываться. Батуев взял Чику на руки и она отчетливо произнесла:
— Алло, алло, кто здесь шумит?
Только после этого посетители поняли секрет этой птицы и смущение их прошло. Смеясь, они рассказали, что произошло с ними у дверей квартиры в отсутствие хозяина.
Индийские скворцы — майны давно уже завоевали славу выдающихся пересмешников и говорящих птиц. По зоологической систематике они относятся к семейству скворцовых из отряда воробьиных птиц. Величиной они несколько больше обыкновенного скворца и немного меньше знакомой всем галки. Оперение тела у них коричнево-шоколадного цвета, голова, шея, крылья и хвост — черные. Концы крыльев, хвоста и подхвостья — белые. Ноги — высокие, желтого цвета. Такого же цвета и клюв. С боков и позади глаз — ярко-желтые кожистые выросты, которые иногда называют «ушами», а самих майн из-за них — ушастыми скворцами.
Хотя майн часто называют индийскими или афганскими скворцами, они водятся не только в Индии и Афганистане, но и во многих других странах Азии — в Пакистане, Иране, Бирме, Таиланде, в Индонезии и на Цейлоне. В начале нынешнего столетия майны продвинулись на север и стали гнездиться в южных районах нашей Средней Азии. В 1907 году их обнаружили в Таджикистане, а в 1912 — в Узбекистане. Позже они продвинулись в Туркмению. В 1960 году майны появились в Ташкенте. Сейчас они вселились и в Казахстан.
В районах обитания майны ведут оседлый образ жизни. Гнездятся они в дуплах деревьев, в норах и нишах береговых обрывов, в расщелинах скал. Часто майны селятся возле людей в городах и селах, устраивая гнезда под крышами жилых и хозяйственных зданий, в щелях старинных, заброшенных строений. Майны образуют постоянные семейные пары, сохраняющиеся до конца их жизни. Самки у них несколько меньших размеров, более изящны. За лето майны успевают сделать по три выводка. В кладке у них бывает в среднем по 5 яиц. Птенцов выкармливают самец и самка вместе.
Основная пища майн в летнее время — насекомые и их личинки. Особенно много они уничтожают саранчи и других вредных прямокрылых. Птенцов майны выкармливают главным образом саранчой. Любопытная деталь: в пищу идут только туловища и головы этих насекомых, а крылья и ноги отрываются и выбрасываются. Часто майн можно увидеть возле пасущихся домашних животных, где они вылавливают вспугнутых насекомых. Более того, майны смело усаживаются на спину лошадей, коров, овец, коз и выбирают из их шерсти клещей и различных насекомых. У коров они находят и поедают личинок подкожного овода.
В осеннее и зимнее время майны приближаются к жилью людей, посещают различные свалки, мусорные ящики и ямы, скотные дворы. Поедая различные отбросы, майны выполняют роль санитаров.
Кое-где майны залетают на виноградники и портят виноград. Приносимый ими вред, однако, во много раз перекрывается пользой от истребления вредных насекомых. Подсчитано, что одна пара майн, питаясь саранчой и выкармливая ею птенцов, уничтожает за год около 150.000 этих вредных насекомых. Не случайно майн одно время завезли на Маскаренские острова в Индийском океане для борьбы с вредными насекомыми. Иногда майны сильными ударами клювов убивают мышей, забравшихся в их кормушки. Такое наблюдали работники ташкентского зоопарка и ташкентские любители птиц, содержащие майн у себя дома.
Во внегнездовой период майны ведут стайный образ жизни. Весной они разделяются на пары для выведения потомства, но часто селятся большими колониями в подходящих для этого местах, особенно на больших зданиях. Большую колонию майны образовали на карнизах Душанбинского театра оперы и балета. Хотя майны и сами мастера петь, все же, услышав музыку, они замолкают. Приподнявшись на своих высоких ногах и вытянув шею, майны застывают, прислушиваясь, как играет оркестр и поют артисты. Они словно уступают сцену более сильному исполнителю.
Общительные, любопытные и сообразительные птицы, майны легко приручаются, хорошо переносят неволю и быстро становятся ручными. Привыкнув к людям, майна охотно берет из их рук пищу, летает по комнате, садится на плечо хозяина. Майна большая любительница перенимать чужие слова и песни. Она может имитировать песни других птиц, кудахтанье кур, смех, кашель, свист и, конечно, слова человека.
На что способны майны, неоднократно демонстрировала Чика А. М. Батуева, которую показывали по телевидению. Голос ее не раз слышали и радиолюбители. Примечательно, что Чика обладает способностью копировать звуки самых различных диапазонов — от тонкого свиста до басистого голоса мужчины. Причем свист воспроизводится с раскрытым клювом, а низкие звуки издаются при закрытом клюве. Чика очень хорошо имитирует громкий стук в дверь — человеку своим голосом этого воспроизвести не удается. Слова Чика выговаривает то низким мужским, то более высоким женским голосом. Повторяя различные слова — «Таня», «Вы опять шумите?», «Кто пришел?» «Чика пришел», «Чика» и другие, — она перемежает их со свистом, щелканьем, различными стуками, громким смехом, покашливаниями и другими комнатными звуками.
В Индии ручных майн часто можно видеть сидящими в клетках на верандах домов. Они так хорошо подражают человеческой речи, рассказывает знаток современной индийской фауны Э. П. Джи, что это иногда приводит к веселым и забавным недоразумениям. Бывает, что по «приказанию» майны слуга приносит чай или прохладительные напитки, решив, что это говорит хозяин. Однажды был случай, когда слуга богатого индийца подвел к веранде оседланную лошадь, хотя хозяин не собирался никуда уезжать и не давал такого распоряжения. Оказалось, его произнесла майна, слышавшая прежде такие команды хозяина.
Майны живут и у знакомого уже нам ташкентского врача и большого знатока и любителя певчих и декоративных птиц Б. А. Симонова. Как-то ему удалось достать 15-дневного птенца майны, еще полностью не оперившегося. С первых же дней птенец привязался к хозяину, охотно брал корм из его рук. Когда он полностью оперился, то свободно летал по комнате. Он буквально преследовал хозяйку, бдительно следя за ее движениями и работой. Во время кормления хозяева обучали молодую майну говорить, произнося одни и те же слова: «Гриша, покушай, покушай». И к пятимесячному возрасту Гриша стал произносить эти слова, так как усвоил, что за это получит пищу. Еще позже птица подлетала к хозяевам на зов «Гриша!» С годами Гриша освоил и сейчас произносит около 15 слов, хорошо подражает лаю собаки, свистит и охотно отвечает на задаваемые ему вопросы.
— Ты кто? — спрашивает хозяин.
— Я Гриша! — следует ответ.
Если Гришу спрашивают: «Как собачка лает?» — он тут же подражает лаю собаки. «Гриша, посвисти» — просят птицу и она охотно свистит. Гриша очень любит детей и при их появлении самостоятельно и без всяких просьб начинает выкладывать свой репертуар — произносит все заученные слова и звуки.
Кроме Гриши, Симоновы приручили и воспитали еще нескольких птенцов майны. И все они также научились произносить слова. Удачные опыты по обучению майн говорить проводят и другие ташкентские любители певчих птиц. Одному из них удалось научить говорить даже взрослую дикую майну.
В 1968 году газеты многих стран сообщили об интересной выходке двух индийских майн, живших у одного любителя птиц в Лондоне. Майны выбрались из клетки и улетели на волю. Однако обретенную свободу они очень скоро потеряли из-за своего доверия к людям и болтливости. Одна из майн уселась на плечо проходившего по улице человека и доверительно сообщила ему цифры: «15-39!» Как оказалось, это был номер домашнего телефона ее хозяина. Удивленный прохожий догадался позвонить по этому номеру телефона и вскоре птица оказалась в своей клетке. Не долго разгуливал по городу и другой индийский гость. Он залетел в парк, увидел там девушку, подлетел к ней и сел на плечо. И тут же стал объясняться в своих чувствах:
— Я вас люблю! 15-39!
Девушка поймала пернатого «Дон Жуана» и также позвонила по телефону 15-39. Так майны и не натешились свободой.
Возможно, это и было к лучшему для них, привыкших к жизни возле людей на всем готовом.
Джеральд Даррелл, основатель оригинального зоопарка на острове Джерси, в своей книге «Поймайте мне колобуса» рассказывает о живущих у них пернатых любителях поговорить. Самый лучший оратор — небольшая майна по имени Тапенс. Когда к клетке Тапенса подходят люди и начинают с ним разговаривать, он тотчас же отвечает звуками веселого человеческого смеха. Если сотрудник зоопарка, просунув внутрь клетки палец, начинает гладить ему животик, Тапенс зажмуривает глаза и принимается бормотать: «Ой как здорово! Ой как здорово!»
Однажды Тапенс уличил в нарушении правил хорошего поведения садовника зоопарка мистера Холли. Подстригая кусты рядом с клеткой майны, этот престарелый и всеми уважаемый человек вдруг прокашлялся и сплюнул на землю. Тотчас раздался отчетливый, звонкий голос Тапенса:
— Старый неряха!
По-таджикски «майна» означает «смышленая». Приведенные здесь примеры свидетельствуют, что это название птица вполне оправдывает.
Московский зоолог Н. Надьярная выкормила птенца майны и птица много лет жила у нее на правах друга и своего рода хранительницы порядка в доме. Майна свободно летала по комнате, чисто выговаривала свое имя — «Маня». Мане не нравилось, если в комнате летали выпущенные из клеток другие птицы, и она старалась загонять их обратно. Исключение допускалось ею только для «любимчиков», например, для молодого скворца, взятого майной под опеку. Очень привязанная к своей хозяйке Маня подозрительно относилась к чужим людям и сторонилась их.
В последние годы майны появились на воле в Подмосковье. Первые новые поселенцы, очевидно, были беглецами из клеток. Обретя свободу, они не улетели на родину, так как от природы являются оседлыми птицами. Майны хорошо приспособились к жизни в холодном краю и даже стали выводить потомство. По наблюдениям московских биологов, майны обосновались в Мытищенском лесопарке, где гнездятся в дуплах деревьев в районе Московской ветеринарной академии и в соседнем Кузьминском лесопарке, в совхозе «X лет Октября», неподалеку от станции «Щелковская». Майны зимуют вблизи свалок, где можно поживиться пищевыми отходами. Самое большое скопление майн, по наблюдениям Ю. Новикова, отмечается в совхозе «X лет Октября». Только на первой свиноводческой ферме совхоза ежегодно остается на зимовку более ста майн, здесь они питаются кормом, приготовленным для свиней. Бывало, что здесь собиралось до трехсот птиц. В солнечные морозные дни майны рассаживались на заиндевелых тополях и оглашали округу звонкими песнями. Окончив свой «весенний концерт», майны снова летели на ферму. Здесь они забирались в кормушки для свиней и охотно поедали вареный картофель, сдобренный комбикормом.
Случается, что майны залетают в гости к людям, которые их подкармливают. В одной семье у распахнутого окна оставили кастрюлю с кашей. Спустя некоторое время хозяева обнаружили, что на кастрюле сидят майны и с аппетитом обедают. С тех пор их стали ежедневно подкармливать. Птицы привыкли к этому, прилетали на подоконник, кормились здесь и даже громко распевали свои песни.

Мама, ходзь ту!

В любой стране среди местных животных есть немало всяких достопримечательностей. В Австралии — это кенгуру, сумчатые мишки — коалы, дикие собаки дииго, утконосы и ехидны, эму и казуары и, конечно же, лирохвосты.
Лирохвосты — коренные жители малодоступных лесных чащоб юго-востока Австралии. Свое название они получили за особое устройство хвоста у самцов. А хвост у них действительно устроен весьма оригинально. Такого хвоста, как у птицы-лиры нет больше ни у кого во всем птичьем царстве. В хвосте у лирохвостов по 16 перьев. Крайние хвостовые (рулевые) перья у самцов лентообразные, имеют зазубренные вырезки и изогнуты так, что придают всему хвосту лирообразную форму. Пространство между лировидными перьями заполнено ажурным узором из тончайших белых перьев. Самая средняя пара их, длинная и узкая, напоминает струны. Остальные, промежуточные перья, имеют веерообразные опахала, но бородки первого порядка у них несколько разрежены и не сцеплены друг с другом. Когда самец во время брачных игр и танцев распускает свой хвост, то тогда он напоминает старинный музыкальный инструмент — лиру.
По внешнему виду лирохвосты несколько сходны с фазанами. Окраска оперения у них темно-бурая. Общая длина тела самцов около 130 см, из которых на хвост приходится примерно 70 см. У самок хвост вдвое короче, чем у самцов, и перья его имеют обычное строение.
Большую часть жизни лирохвосты проводят на земле в лесных кустарниках, заросших папоротниками. Сильными ногами они разгребают лесную подстилку и почву в поисках пищи — различных насекомых, червей, моллюсков и наземных ракообразных. Бегают лирохвосты довольно хорошо, а летают мало и плохо.
По зоологической систематике лирохвосты относятся к отряду воробьиных и входят в небольшой подотряд полупевчих птиц. Они имеют более сложно устроенную нижнюю гортань и голосовую мускулатуру, чем просто кричащие птицы. Правда, в отличие от большинства настоящих певчих птиц, у которых имеется по 7 пар голосовых мышц, у лирохвостов всего лишь 3 пары таких мышц. Лирохвосты обладают не только способностью, но даже склонностью воспроизводить любые услышанные и понравившиеся им звуки. Раньше, когда в глухих лесах они жили по соседству только с другими животными, главным образом птицами, то они довольно искусно подражали пению птиц. После того, как в их лесах появились люди со своим хозяйством, лирохвосты стали воспроизводить лай собак, ржание лошадей, блеяние ягненка, детский крик, смех, колокольный звон, звуки натачиваемой пилы, шум работающего мотора и многие другие. Все это они перемежают с пением и криками диких и домашних птиц.
Лирохвосты относятся к так называемым полигамным птицам — им присуще многоженство. Это значит, что в период размножения самцы имеют по нескольку самок. В мае — июне, когда в Австралии бывает зима, у этих птиц наступает брачный сезон. Самцы готовятся к этому заранее. Они выбирают в лесу участки, площадью до 500—700 метров в диаметре, на которых устраивают особые токовые площадки. Натуралисты в шутку называют такие площадки «танцевальными залами». На облюбованной полянке самец сильными ногами расчищает площадку. Опавшие с деревьев листья и сухую траву он не швыряет в стороны, а сгребает в кучу в центре площадки — она потом служит ему «эстрадой».
На занятую самцом-лирохвостом территорию другим самцам заходить не полагается. Если же самец нарушит закон территориальности, то хозяин участка смело защищает его от пришельца. Правда, кровопролитных драк при этом не происходит и обычно дело ограничивается угрожающими выпадами против нарушителя. Одному английскому кинооператору удалось заснять на пленку такой поединок. По его рассказу это было необыкновенное зрелище. Хозяин участка расправил в воздухе свой хвост, напоминающий белое облачко, наклонил голову и сделал выпад, топая ногами и раскачиваясь. Нарушитель отлично понимал, что провинился, однако, оберегая свой престиж, тоже расправил свой хвост и принялся топать ногами и раскачиваться. При этом оба громкими, раскатистыми голосами кричали друг другу что-то оскорбительное. Из-за пышных хвостов самих птиц почти не было видно, только хвостовые перья шуршали, будто осенние листья на ветру. После такой символической драки нарушитель решил, что достаточно постоял за свою честь и отступил.
Токующий самец ежедневно появляется на своей танцплощадке, и дает там танцевально-вокальный концерт для самок. Хвост и пение — главные его средства, которыми он завоевывает их благосклонность. Английский натуралист Джеральд Даррелл, которому удалось наблюдать такой концерт, рассказывает, что лирохвост подлинный мастер подражания. Он включает в свой репертуар песни других птиц, да и не только песни, а все звуки, которые ему придутся по душе. Казалось бы, должна получиться какофония, но на самом деле выходит нечто восхитительное.
Обычно лирохвосты птицы пугливые и от человека стараются убежать. По-иному ведут себя эти птицы на территории специально созданного для них Мельбурнским управлением природных ресурсов заповедника в Шервудском лесу. Там они привыкли к людям и не боятся их. Во время брачных игр самцы там настолько увлекаются своими эстрадными выступлениями, что к ним можно подойти совсем близко. Это и помогло Джеральду Дарреллу и его спутникам провести кинофотосъемку брачного танца лирохвоста и записать его песню. В глухом лесу с огромными эвкалиптами, кустарником и папоротниками они нашли обиталище лирохвоста, которого работники заповедника называли Спотти. Его танцевальная площадка, которую обнаружили натуралисты, была примерно около двух с половиной метров в диаметре. Посредине ее возвышалась «эстрада» высотой приблизительно восемьдесят сантиметров. Долгожданный Спотти вышел из кустов на полянку, не спеша поднялся на кучу листьев и начал свое выступление. Сперва прозвучали две-три пробные ноты, а затем Спотти медленно опустил крылья, расправил хвост, так что над спиной у него засверкал белый каскад перьев, закинул голову — и из его горла полились звуки столь виртуозные, что описать их просто невозможно. Наряду с трелями и фиоритурами, иногда даже сочно-контральтового тембра, Даррелл и кинооператор услышали хриплый, резкий хохот кукабурры, крик австралийской трещетки (напоминающий свист и щелчок пастушьего бича) и звук, который можно сравнить лишь с дребезжанием набитой камнями жестяной банки, катящейся вниз по скале. И ведь что удивительно: все эти странные, немелодичные звуки так искусно сочетались с основной темой, что ничуть ее не портили, а только украшали. Четверть часа Спотти изливал свою душу в песне. Но вот прозвучала восхитительная завершающая трель, после чего он опустил хвост, поправил крылья и величаво удалился с площадки в кустарник!
Отдельные самцы-лирохвосты устраивают на своей территории две-три, иногда до пяти-шести токовых площадок, которые посещают ежедневно. Самка, ответившая на призывные песни самца, устраивает поблизости крытое гнездо, с боковым входом, откладывает в него одно единственное яйцо и через неделю начинает насиживание. Позже на участке самца, продолжающего свои концерты, появляется другая самка, а там и третья...
Несмотря на выдающуюся способность лирохвостов к звукоподражанию, говорящими птицами их не считали. Славились они только как пересмешники, обладающие замечательной способностью к голосовой имитации чужих песен и различных звуков. И лишь недавно оказалось, что лирохвосты способны копировать и слова человеческой речи.
Один инженер приехал из Польши в Австралию монтировать польское оборудование на лесопильном заводе. Поселили его в домике в вековом лесу, возле, лесопильного завода. Однажды днем инженер услышал голос своей маленькой дочки:
— Мама, ходзь ту! (Мама, иди сюда!).
Инженер удивился: голос доносится откуда-то из лесной чащи, в то время, как Анелька спокойно играет возле дома со щенком Динго. Вскоре из леса вновь раздались те же слова:
— Мама, ходзь ту!
Кто же это балуется? Инженер обошел вокруг дома, прошел в лес, но никого из людей не обнаружил. И лишь позже выяснилось, что эти слова произносила птица-лира. Загадку помог разгадать старый австралиец, который пояснил, что птица-лира любой звук воспроизводит не хуже магнитофона. Спустя некоторое время лирохвост четко копировал еще одну польскую фразу:
— Пшепрашам пана бардзо (деликатная форма обращения, вроде нашего «извините, пожалуйста»). Знакомые австралийцы были в восторге: они и за год не смогли выговаривать столь сложную фразу.
Как видим, лирохвосты заслуживают того, чтобы о них рассказать наряду с другими говорящими птицами. Правда, произносят и копируют человеческие слова они находясь на воле. Могут ли они научиться произносить слова и фразы при содержании их в неволе, таких сведений пока нет. Будущее покажет.

Миленькие птички

Года три тому назад, в начале зимы, меня пригласили в школу № 47 города Уфы на вечер, посвященный охране природы. Пришел туда и известный уфимцам большой знаток и любитель певчих и декоративных птиц Н. А. Васильев со своими певучими канарейками. А они у него действительно мастера петь: на конкурсе пернатых вокалистов в Москве один из его питомцев заработал бронзовую медаль.
Клетки с канарейками поставили на столе в ярко освещенном школьном зале. Маленькие желто-золотистые птички, несмотря на шум в зале и хождение ребят, быстро осмотрелись, освоились и начали демонстрировать свое вокальное искусство. Вытянув шейку и раскрыв клюв, кенар, как бы с упоением, выводил свою нежную переливчатую трель. Видно было, что в песню он вкладывал всю свою силу — на раздутом горлышке трепетали перышки. Школьники окружили стол с певцами и с удовольствием слушали их чудесные трели.
Началась официальная программа вечера. Когда мне предоставили слово для рассказа о диких и прирученных животных, в зале установилась тишина. Ее нарушала лишь песня кенарей, которая стала как бы звонче и отчетливей. А так как я стоял недалеко от стола с клетками, то своей песней канарейки почти заглушали мой голос. И смех, и грех.
— Такую конкуренцию мне не выдержать! — пошутил я под громкий смех ребят.
Пришлось хозяину птиц прикрыть клетки на время темным чехлом и канарейки угомонились.
Канарейки — самые любимые и самые распространенные певчие птицы. Поклонники их пения имеются почти во всех странах мира. И неудивительно — эти маленькие певцы круглый год радуют людей своими песнями-трелями. К тому же они великие мастера подражания и великолепно вплетают в свою песню песни других птиц и даже звучание музыкальных инструментов. Поют у них только самцы — кенары.
Канарейки, или точнее канареечные вьюрки, относятся к отряду воробьиных птиц. У нас они содержатся и размножаются только в клетках, подобно настоящим домашним птицам. В диком состоянии канарейки водятся на Канарских и Азорских островах и на островах Мадейра в Атлантическом океане, откуда их пять столетий назад испанцы завезли в Европу.
Канарские острова находятся в ста милях от северо-западных берегов Африки. Всего в этой группе двенадцать больших и маленьких островов, главные из которых — Тенериф, Пальма, Гомеро, Гран-Канария, Лансароте и другие. С 15-го века острова принадлежат Испании.
Испанские завоеватели прибыли на Канарские острова в 1478 году. Хороший, ровный и мягкий климат, пышные вечнозеленые леса, чистые речки, богатый животный мир — все это» очень понравилось испанцам. Внимание их привлекли стайки серо-зеленых с желтизной птичек, величиной чуть меньше воробья. Особенно понравилось мелодичное пение этих птиц, в котором слышится то журчание воды, то скрип деревьев, то трели других пернатых соседей. Птиц отлавливали и вместе с другими богатствами островов стали вывозить в Испанию. Так в Европе появились канарейки. Первоначально они служили украшением домов у богачей, развлекавшихся их песнями. Светские модницы завели даже обычай, принимать гостей не иначе как с канарейкой на указательном пальце. В таких позах знатные доньи изображались на старинных фамильных портретах тех времен.
Долгое время, почти столетие, Испания была единственной страной, поставлявшей в Европу канареек. Позже они появились на острове Мальте в Средиземном море. Этому помог несчастный случай. Испанский корабль, нагруженный специально отобранными для королевского двора канарейками, плыл в Ливорно. У берегов Италии внезапно разразилась жестокая буря. Потеряв управление, судно наткнулось на подводные камни и разбилось. Оставшихся в живых канареек сильным ветром загнало на остров Мальту. Здесь они прижились и своим пением привлекли внимание итальянцев. Вскоре канарейки распространились по всей стране благодаря стараниям предприимчивых торговцев живым товаром. В конце XVI века из Северной Италии канарейки попали в городок Имст в Тирольских горах.
В Имсте любители домашних певчих птиц занялись разведением канареек и поставили это дело на широкую коммерческую основу. Здесь велась работа по облагораживанию пения канареек, изменению их окраски. Из Имста торговцы канарейками отправлялись в Англию, Голландию и в другие страны Европы, а также в страны Ближнего Востока. В середине XVII столетия канарейки появились и на Руси. Тирольские торговцы завозили их в Москву тысячами. Вскоре маленькая чужеземная птичка с мелодичным голосом распространилась по всей стране.
За пять столетий, прошедших со времени одомашнивания канареек, любители-кенароводы вывели много различных пород этих певучих птичек. Они отличаются песнями, окраской и даже формой тела (экстерьером). Кстати, кроме классических желтых канареек есть красные, красно-вишневые, нежно-розовые, муаровые, белые, шафрановые, зеленые. Первоначальный цвет канареек изменялся и в результате скрещивания их с такими птицами, как чиж, щегол, коноплянка, зеленушка, овсянка.
Ставшие настоящими домашними птицами, канарейки в наших условиях на воле жить не могут. Об этом в свое время хорошо рассказал Д. Н. Мамин-Сибиряк в «Сказке про Воронушку — черную головушку и желтую птичку Канарейку». Удравшая из клетки канарейка не вынесла трудностей жизни на воле и погибла от голода и холода.
Содержание и кормление канареек не столь сложно, но требует большого внимания, опыта и определенных знаний. В клетке для канарейки должны быть три жердочки: одна вверху и две параллельно друг другу внизу. Расстояние между ними должно быть 14 см — птицы легко преодолевают его воздушным прыжком без помощи крыльев. Сидя на жердочке птичка не должна касаться ни клювом, ни хвостом стенок клетки. Дно клетки посыпают промытым речным песком. Следует учитывать, что проглоченные мелкие камешки и песчинки помогают птице лучше перетирать пищу в желудке — служат своего рода жерновами. К стенке клетки подвешивается поилка с чистой водой. Канарейки любят купаться. Поэтому им в клетку нужно ставить неглубокую ванночку с водой. Клетку нужно подвешивать в светлом месте помещения.
При кормлении канареек, нужно учитывать, что по своей природе они — птицы зерноядные. Поэтому в их рационе всегда должна быть зерновая смесь, состоящая из канареечного, льняного и конопляного семени, проса, овсяной крупы, семян рапса, мака. Такой смеси канарейкам дают по одной чайной ложке в сутки. Давленого конопляного семени дают не более 5 — 6 зерен в сутки. Если давать его много, то канарейки жиреют, самцы перестают петь, а самки откладывают неоплодотворенные яйца. В рацион канареек можно включать гречневую крупу и семечки подсолнечника. Канарейкам нужно обязательно давать и мягкие корма: тертую морковь, различные каши (без соли), размоченный в молоке белый хлеб. Круглый год у канареек должны быть зеленые витаминные корма, овощи, ягоды и фрукты.
Канарейки в неволе неплохо размножаются. Правда, за сотни лет жизни возле людей самки разучились самостоятельно устраивать себя гнезда. Поэтому в их клетках подвешивают готовое гнездо или его каркас. Внутреннюю выстилку его делает сама самка из подложенного в клетку мягкого материала. О том, как нужно правильно заниматься разведением канареек можно прочитать в специальных руководствах.
Среди домашних канареек четко выделяются две основные группы: певчие и декоративные. Канарейки певчих европейских пород подразделяются на два типа: гарцкие канарейки или роллеры и русские, овсяночного напева. Гарцкие канарейки выведены кенароводами в небольшом немецком городке Андреасберге, куда из Имста перешел центр европейского кенароводства. Гарцкие канарейки поют низким голосом с закрытым клювом и при раздутом зобе. В их песне много глухих журчащих и басовых напевов-раскатов. За это их называют роллерами (слово роллер означает катить-раскатывать). А так как в песне роллеров много звуков флейты и низких свистов, то их называют канарейками дудочного напева. В песне роллеров часто слышно и звучание маленького колокольчика.
Русские кенароводы тщательно отбирали канареек с нежным звучанием песни, использовали для их обучения местных певчих птиц, а также специальные металлические дудочки. В пении русских канареек появлялись трели обыкновенной овсянки, овсянки-дубровника, различных синиц и других певчих птичек. К концу прошлого столетия была создана отечественная разновидность певчих канареек овсяночного напева. Поют они с широко раскрытым клювом. В чудесных трелях нашего кенаря можно уловить звонкую россыпь стрекочущего кузнечика, звучание малиновых бубенцов, напевы лесной или садовой овсянки, теньканье синицы.
Среди канареек есть особо талантливые птицы, которые не только хорошо исполняют свою наследственную песню, но мастерски подражают пению других птиц и музыке. Некоторые любители обучают своих канареек петь под музыку, для чего используют магнитофонные записи различных арий. Несколько лет тому назад московское центральное телевидение в передаче «В мире животных» демонстрировало поющих канареек, обученных харьковским учителем-пенсионером Ф. А. Фоменко исполнять целый ряд музыкальных напевов. Они пели под музыку мотив романса Шостаковича из кинофильма «Овод», напевали вальс Штрауса, арию песни «Соловей» Алябьева, «Полонез» Огинского. Было очень приятно смотреть и слушать этих чудесных вокалистов.
Продолжая работу с канарейками, Ф. А. Фоменко создал из них настоящий вокальный коллектив, с которым нередко дает концерты в Харькове и в пригородных санаториях. Восемь маленьких пернатых певцов дружно и слаженно выводят мелодии «Катюши» и «Калинки», «Чардаша» и «Сказок венского леса», «Полонеза» Огинского и «Соловья» Алябьева. Успех выступлений этого великолепного ансамбля всегда исключительный. Искусство и труд его создателя заслуженно отмечены многими Почетными грамотами и медалями ВДНХ.
У симферопольского натуралиста П. Г. Болтоусова молодой кенар, живший рядом с соловьем, выучился соловьиным трелям. И когда он попал на выставку певчих птиц, это очень смутило и всполошило строгих судей — педантичных любителей и ценителей типичного пения канареек. Потом этот кенар попал к одному из судей-экспертов, который использовал его для обучения соловьиным трелям других молодых кенаров. Благодаря этому в одном из харьковских театров появился кенар, выступавший в концертах. Особым успехом пользовался знаменитый «Соловей» Алябьева с участием этого пернатого певца.
Среди певчих птиц канарейки занимают одно из первых мест по активности и длительности пения. Здоровые птички энергично поют целыми днями почти круглый год. Интересные наблюдения над канарейкой провели моряки ледокола «Ленин», плававшего в водах Арктики под командой известного капитана Ю. С. Кучиева. На материке желтенькая птичка, как и полагается, привыкла днем петь, а ночью спать. А тут солнце почти совсем не заходило за горизонт и постоянно царил день. Канарейка, потерявшая временные грани дня и ночи, надрываясь, пела круглые сутки в каюте ледового капитана. И только когда клетку стали закрывать куском черной материй и устраивали для канарейки «ночь», она стала наконец спать.
Выдающиеся способности канареек к подражанию привели к тому, что они попали в разряд говорящих птиц. В 1966 году в «Ленинградской правде» появилось сообщение, удивившее даже самых опытных птицелюбов. В газете писали, что у известного натуралиста А. М. Батуева жила канарейка, которая научилась произносить свое имя и повторять фразу: «Вот какие миленькие птички, маленькие птички, чудненькие птички». Затем в Ленинграде появилась новая знаменитость — говорящая канарейка Пинчи.
Ленинградские ученые-орнитологи заинтересовались говорящими канарейками и провели тщательное изучение соответствующей литературы. Оказалось, что такие уникумы среди канареек были известны еще в прошлом столетии. Об этом писал Карл Русс в своей книге «Канарейка, ея естественная история, разведение и уход за нею». Он привел сведения о всех говорящих канарейках, которые были известны в прошлом столетии. Первая такая канарейка объявилась в Лондоне в 1858 году. Позже стала известна канарейка из Берлина, которая произносила фразу: «Где же ты моя крошка, где же ты?» В 1877 году в Брауншвейге была канарейка, вставлявшая в свою птичью песню такую фразу на немецком языке: «Ведь ты моя милая цыпка, ты мой Ванечка, мой милый Ванечка, мой Ванечка, Ванечка». Из всех 12 говорящих канареек, известных Карлу Руссу, ему удалось слушать только одну — так редко встречаются эти удивительные птицы.
Молодой кенар Пинчи принадлежал ленинградке И. Г. Двужильной. Он перенял от своей хозяйки целые фразы и вплетал их в свою канареечную песню, исполнявшуюся удивительно тонким голоском. В его репертуаре были такие слова: «Вот какие птички, миленькие птички, воть, воть, воть какие птички, Пинчи, Пинчи, Пинчи». Затем кенар снова переходил на свою трель перемежая ее этими же словами.
Песню кенара Пинчи, содержащую слова человеческой речи, записали на ленту магнитофона, а затем и на грампластинку. Копии этой пластинки были приложены к книге А. С. Мальчевского с соавторами — «Птицы перед микрофоном и фотоаппаратом». Когда я прослушивал запись песни Пинчи, создавалось впечатление, что его разговор это только песня, в которой слова человеческой речи вплетались наряду с родовыми трелями и другими благоприобретенными звуками. Иначе говоря, Пинчи выступал в основном как типичный пересмешник, имитировавший слова своей хозяйки. Конечно, это очень большое достижение — обучение канарейки произносить слова, важное достижение в познании природы живых существ, птиц. Однако, по сравнению с попугаями и другими птицами, которые умеют произносить слова и фразы весьма удачно, к месту и по обстоятельствам, и даже вести «разговор» со своим хозяином-воспитателем, Пинчи выглядит всего лишь простым звукоподражателем. Он только пел словами хозяйки, а это еще далеко не разговор. Разумеется, полностью исключить возможность того, что канарейки смогут вести и «разговор», как это делают попугаи и некоторые другие птицы, пока нельзя. Новые опыты покажут, на что способны обучающиеся птицы и обучающие их люди.
Тесное общение с прирученными и воспитанными людьми птицами показывает, что способности их к произношению слов далеко не все еще раскрыты. Об этом свидетельствует опубликованное в 1976 году в газете «Сельская жизнь» сообщение о говорящей мухоловке. Весной 1975 года в квартире руководителя Ленинградского клуба юннатов Г. М. Беркан появился желторотый птенец мухоловки. Вообще мухоловки редко живут в неволе — кормить их трудно, и они быстро погибают. Но этого приемыша удалось выкормить и он быстро привык к хозяевам дома. Вскоре молодая мухоловка стала проявлять удивительные способности. Так, она научилась «кормить» свою воспитательницу: размахивая крылышками и попискивая, она настойчиво совала ей в рот семечки. Потом стала громко петь, издавая трели на все лады. А еще позже мухоловка, ко всеобщему удивлению, заговорила. Она внятно произносила слова «здравствуй», «иди сюда» и некоторые другие. Жаль только, что в газетной заметке не было указано к какому виду принадлежала эта мухоловка. В семействе мухоловок насчитывается около 360 видов, из которых в СССР встречается 14 видов. В Ленинградской области встречаются серая мухоловка, мухоловка-пеструшка и малая мухоловка.

О птицах в клетках

Несколько лет тому назад из редакции газеты «Советская Башкирия» мне переслали письмо и просили ответить его автору. Юный читатель газеты — школьник из Чекмагушевского района — делился своим планом заняться воспитанием диких птиц и спрашивал:
— С какого возраста брать галок для приручения?
Сейчас, когда я написал эту книжечку о говорящих птицах„ я вспомнил о том письме школьника, и своем ответе на него. И вот почему, Я боюсь, чтобы юные читатели, да и взрослые, прочитав эту книжку, не стали ловить птиц и тащить их домой, задавшись целью приручать и обучать их говорить.
Вспомнился мне и такой случай. Один школьник, как сообщалось в газетной статье, надумал приручить скворцов и научить их разговаривать. Воровато озираясь, он забрался на дерево, сорвал с него шест со скворечником, вытащил из него двух птенцов и спрятал за пазуху. В это время его увидели другие школьники и побежали к дереву. Мальчик уронил скворечник, спустился с дерева и убежал. Доброе, на первый взгляд, намерение школьника — приручить скворцов — имело трагические последствия: семья скворцов была разорена, а скворчата, оказавшиеся в плену у мальчика — в ящике под кроватью, — также вскоре погибли. Ведь мало что-то захотеть, еще нужно хорошо знать можно ли это делать, а если и можно, то нужно знать, когда, где и как это лучше сделать. Поэтому мне и хочется поговорить немного о любви к природе, о ловле птиц и содержании их дома, в клетках.
Любовь к природе — хорошее, благородное человеческое чувство. Знать, любить и охранять природу, растительный и животный мир Земли — долг каждого человека.
Нередко люди стремятся реализовать чувства любви к живому путем содержания в доме различных зверей и птиц. Однако любить животных — вовсе не значит ловить их где попало, тащить домой и запирать в клетки. Наблюдать и изучать животных, дружить с ними лучше и интереснее, если они находятся на свободе, в лесу. Лес — их дом. И пусть они живут там по законам, предписанным им их матерью-природой.
Чаще всего в домах содержат певчих птиц из наиболее богатого видами отряда воробьиных. Это — чижи, щеглы, дрозды, коноплянки, варакушки, овсянки, зарянки, чечетки, соловьи, жаворонки, снегири, скворцы, канарейки и многие-многие другие. К сожалению, ставшее модой содержание этих птиц в клетках нередко наносит большой урон птичьему населению лесов, садов и рощ вокруг городов и даже сел. Несколько лет тому назад в газете «Советская Башкирия» сообщали, что только в Уфе в клетках у любителей содержалось 7.000 певчих птиц. Это по далеко не полным данным. А ведь приживаются не все птицы. Значительно больше их погибает при отлове, транспортировке и в результате неумелого, неправильного содержания и кормления. У каждой птицы своя привычная пища, а в неволе полностью обеспечить ее такой пищей трудно. Содержание птиц у себя в доме, в клетке, — не простое времяпрепровождение и не ребячья забава. Это занятие требует большой любви к животным, немалого труда, терпения и определенных знаний.
Замечено, что особенно часто погибают птицы, пойманные весной. Причем, пойманные неделю-две тому назад птицы живы, здоровы и даже песни распевают, а пойманные позже — невеселы, не едят, не пьют и через два-три дня умирают. Весь секрет этого заключается в том, что прилетевшие с зимовья птицы еще не обзавелись парами, не построили гнезд и не начали выводить птенцов. Пойманные в это время, они сравнительно легко переносят неволю. Но если у птички уже есть гнездо, а в нем яички или птенцы, то будучи посаженной в клетку, она не переносит неволю. Тоска по родному гнезду и детям, усиленная рефлексом свободы, приводит беднягу к гибели. Ловить в такое время птиц — двойное преступление. Свердловский писатель-натуралист Н. Т. Никонов справедливо пишет, что птиц от пары может ловить только подлец или браконьер.
Не спорю, среди любителей певчих птиц немало тонких знатоков, которые великолепно разбираются в песнях птиц, любят их, умеют за ними ухаживать. И все же очень часто эта любовь — однобокая, любовь для себя: пусть птичка будет в моей клетке, в моем доме, пусть она поет только для меня. А разве не лучше было бы, если бы эта пичужка пела свои песни на свободе, оживляя леса и сады, тешила и радовала сердца тысяч истинных любителей природы, любителей живого? К тому же нередко бывает и так, что в той или иной роще осталась пара соловьев, несколько щеглов, чижей или других певчих птиц — и тех вылавливают коммерсанты-птицеловы. И навсегда замолкает лес. Не скоро в нем услышат люди пение птиц. Так уже получилось вокруг многих городов и других населенных пунктов.
Поучительную историю, связанную с массовым отловом соловьев, рассказал устами крестьянки Н. А. Некрасов. В.роще возле села люди соловьев ловили, а те «испугалися сетей, да мимо нас и прокатили». И когда роща без птиц стала как немая, взяла крестьян тоска большая.

И положили меж собой —
Умел же бог на ум наставить —
На той поляне, в роще той
Сетей, силков вовек не ставить.

И понемногу соловьи
Опять привыкли к роще нашей,
И нынче, милые мои,
Им места нет любей и краше!

Туда с сетями сколько лет
Никто и близко не подходит,
И строго-настрого запрет
От деда к внуку переходит.

Как видим, некрасовские крестьяне, прекрасно поняли вред, и пагубные последствия ловли птиц. А вот некоторые наши современные «птицелюбы» не хотят понять этого. Они упорно стремятся «приблизить природу в свое жилище» и ратуют за содержание птиц-пленников. Иногда такие птицелюбы ссылаются: на книги страстных любителей природы М. Н. Богданова и Д. Н. Кайгородова, много писавших о ловле и содержаний певчих птиц. Но эти писатели-натуралисты жили и писали в то время, когда, скажем для примера, в Уфе было всего 50 тысяч жителей. А сейчас в этом городе миллион жителей. И если соответственно умножить число отлавливаемых птиц в 20 раз, то станет ясно, что в окрестных лесах никакой живности не останется. Стоит подумать о числе городов, домов и квартир в них, чтобы стало ясно насколько вредны в настоящее время попытки возродить ловлю птиц. К тому же и леса сейчас не такие, как прежде. Условий для жизни и размножения в них птиц и различных зверей стало гораздо меньше — сказывается деятельность человека, наступление его на природу. Поэтому назрела настоятельная необходимость приучать людей к охране животных в наших лесах, лугах и рощах, чтобы не допустить полного исчезновения их. Большое значение в этом отношении будет иметь строгое выполнение специального Закона СССР «Об охране и использовании животного мира», принятого в июне 1980 года на сессии Верховного Совета СССР.
Ловля птиц — занятие не только отжившее, вредное, но и не благородное. Оно обедняет нашу природу, лишает леса и сады их защитников. Кроме того, содержание птиц в неволе имеет и еще одно отрицательное значение для живой природы. Часто любители певчих птиц кормят своих питомцев муравьиными «яйцами» — куколками. Для того, чтобы набрать такого корма для пленных птиц на целую зиму, они разоряют и губят муравейники. Такие люди забывают, что только одна муравьиная семья ежедневно уничтожает многие тысячи вредных насекомых и защищает от них примерно четверть гектара леса. Поэтому здесь не лишним будет напомнить слова специалистов-зоологов, которые говорят так: тот, кто срубил дерево — браконьер, а тот, кто разрушил муравейник — браконьер во сто крат, он оставил без защиты многие сотни деревьев.
Разумеется, полностью запретить содержание певчих птиц в домах любителям нельзя. Но сократить масштабы этого занятия давно пора. Я бы, например, разрешил это лишь немногим опытным знатокам птиц, коллекционерам, ведущим с ними специальную работу по особой программе. Да еще ученым-орнитологам, которые изучают различные вопросы биологии и поведение птиц на воле и в неволе. Таких людей не так уж много и особого ущерба птичьему поголовью в лесах и садах они не принесут. Всем остальным, желающим иметь певчих птиц у себя дома, можно рекомендовать содержать канареек, волнистых попугайчиков или красочных тропических ткачиков. Эти птицы, как мы уже говорили, давно стали объектом для разведения и содержания в неволе и могут жить в наших местах только возле людей. Содержание их в доме — интересное и полезное занятие для взрослых и детей. Для взрослых уход за птицами и общение с ними представляет своего рода разрядку после трудового дня, доставляет им эстетическое удовлетворение. Детей уход за птицами приучает к труду, способствует проявлению любознательности, интереса к животным, помогает накапливать биологические знания, воспитывает у них любовь и бережное отношение ко всему живому. Такие ребята будут любить не только свою канарейку или попугайчика, но и всех других птиц и зверей, живущих на свободе.
Многих, наверное, интересует, как же я ответил на вопрос школьника из Чекмагушевского района Башкирии — «с какого возраста брать галок для приручения?» Мой ответ был таков: специально из гнезда не нужно брать ни галок, ни сорок, ни грачей, ни каких-либо других птиц. В тех случаях, когда птенец по неосторожности, или пробуя свои силы, выбрался из гнезда и упал на землю, еще не умея летать, его нужно подобрать и постараться вернуть в гнездо. Если же этого сделать нельзя, то его можно и даже нужно взять домой и попытаться выкормить и воспитать. Иначе он может погибнуть: птицы обычно кормят лишь тех детей, которые находятся в гнезде.
Нередко ребята ловят птенцов-слетков и приносят их в дом, думая, что они потеряли своих родителей и могут погибнуть, В большинстве случаев такое мнение ошибочно. Слетки — это только что покинувшие гнездо и еще не умеющие хорошо летать птенцы. У многих птиц они держатся неподалеку от своего гнезда и заботливые родители продолжают кормить их. Даже когда птенцы уже могут летать, родители в первые дни все еще опекают их и подкармливают. Я не раз видел, как это делают скворцы и грачи. Быстро окрепнув, птенцы вместе с родителями отправляются кочевать и вскоре сами добывают себе корм.
Поймать слетка — дело не трудное. И совершенно не нужное, особенно если поблизости от него находятся его родители. Не следует думать, что взятому в дом слетку будет хорошо. Ведь выкормить его не так просто, как кажется. А вот и пример. Скворцы-родители прилетают к гнезду с кормом от 200 до 300 раз в день. Если в гнезде находится пять птенцов, то это значит, что каждый из них получает корм не менее 40 — 60 раз в день. Судите сами, легко ли справиться людям с такой работой? Не следует забывать и того, что принятыми у нас законами об охране природы категорически запрещается разорять птичьи гнезда, брать из них яйца и птенцов, а также ловить слетков.
Бывает, что в беду, попадает взрослая птица — раненая, голодная, замерзающая. Ее нужно взять к себе, оказать ей помощь, накормить и выпустить на волю. В тех же случаях, когда птица не может сама летать и добывать себе корм, ее нужно оставить дома до полного выздоровления или передать в живой уголок. Также поступают и с осиротевшими птенцами. Часто они очень хорошо приручаются и остаются жить у людей.
Иногда люди выпускают долго живших у них птиц на волю. О таком давнем обычае писал еще поэт И. С. Никитин:

Вчера я растворил темницу
Воздушной пленницы моей.
Я рощам возвратил певицу,
Я возвратил свободу ей.

Все это очень трогательно и, на первый взгляд, гуманно. Как же — зиму синица, щегол или соловей провели в клетке, в неволе, а тут вдруг их выпускают на свободу. А на воле так хорошо! Летай и радуйся, птаха! Увы, радость птицы от обретенной свободы кончается очень скоро. В неволе птица привыкла жить в клетке, на готовых кормах и разучилась сама себе добывать пищу. У нее притупились, а то и вовсе угасли многие врожденные рефлексы, особенно такие важные для жизни, как пищевые, оборонительные, ориентации на местности и сменились приобретенными в неволе условными рефлексами. Привыкнув получать корм из кормушки, птица не умеет охотиться за насекомыми и добывать себе другую пищу. Поэтому, полетав на воле, она стремится вернуться назад, к привычной клетке с кормушкой. Случаи возвращения птиц к людям далеко не редкость. К сожалению, выпущенные на волю птицы, попав в незнакомую обстановку, большей частью не могут найти свой дом и кормушку и погибают. Одни погибают от голода и холода, другие — от хищников, они же разучились, а то и вовсе не научились узнавать их, бояться их и увертываться от них. Поэтому опытные натуралисты говорят, что человек, взявший к себе в дом птицу, навсегда связал себя с ней, и о выпуске ее на волю не может быть и речи, особенно после длительного содержания в клетке. Ведь это значит выгнать птицу на погибель. И уж если иногда приходится выпускать птиц из клеток, то это нужно делать не ранней весной, когда для них в природе еще очень мало пищи, а летом. В это время повсюду летает и ползает много всяких насекомых и птицы постепенно могут привыкнуть к жизни на свободе и вновь научиться добывать себе корм. Однако не все и не всегда. Все это нужно учитывать, прежде чем браться за содержание птиц у себя в доме. И никогда не следует забывать слова замечательного человека, автора поэтической сказки «Маленький принц», французского писателя и летчика, маркиза Антуана де Сент-Экзюпери: «Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил».
Птицы — наши друзья и помощники, украшение природы. И пока они совсем не перевелись в наших лесах, рощах, садах и парках, их нужно всячески охранять и беречь. Это — долг каждого из нас.


СОДЕРЖАНИЕ

В сказках и наяву (Вместо предисловия) ............................................................................................... 3
Жучка, ляг! ................................................................................................................................................ 5
Зовут, предупреждают, угрожают, дразнят .......................................................................................... 13
Как они поют и разговаривают ............................................................................................................. 20
Папские петухи ........................................................................................................................................ 28
Жако, Кузя и Куконя ................................................................................................................................ 39
Полиглоты и сквернословы .................................................................................................................... 53
Маленькие австралийцы ......................................................................................................................... 61
Галка вызывает хозяйку ........................................................................................................................... 78
Воронуша и Роу ........................................................................................................................................ 86
Тайна Гансла ............................................................................................................................................. 97
Грачи—синантропы ................................................................................................................................ 103
Яшка из Симферополя ............................................................................................................................. 110
Красивая, крикливая и может говорить ................................................................................................. 122
Чика и посетители .................................................................................................................................... 128
Мама, ходзь ту! .......................................................................................................................................... 133
Миленькие птички .................................................................................................................................... 137
О птицах в клетках .................................................................................................................................... 143


Иван Филиппович Заянчковский

ГОВОРЯЩИЕ ПТИЦЫ

Редакторы Г. Зайцев Ю. Андрианов
Художественный редактор В. Ковалев
Художник М. Гайсин
Технический редактор И. Зарипова
Корректор К. Шилина

ИБ № 1563

Сдано в набор 30.10.80. Подписано к печати 13.01.81. Формат
бумаги 60 X 84 1/16. Бумага тип. № 2. Гарнитура литературная..
Печать высокая. Условн. печ. л. 8,83. Учетн.-изд. л. 9,24. Тираж
50000. П03113. Заказ № 288. Цена 30 коп.

Башкирское книжное издательство, Уфа-25, ул. Советская, 18.
Уфимский полиграфкомбинат Госкомиздата Башкирской АССР.
Уфа-1, проспект Октября, 2.

Hosted by uCoz