Н. Плавильщиков "Жизнь пруда"
Главная Библиотека Форум Гостевая книга

Николай Николаевич Плавильщиков

Жизнь пруда


 

ШКОЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Н. ПЛАВИЛЬЩИКОВ

ЖИЗНЬ ПРУДА

Государственное Издательство Детской Литературы
Министерства Просвещения РСФСР
Москва 1952 Ленинград


СОРОК ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ВОДОЕМОВ

Весной талые воды стекают в овраг, бегут по его дну. Проходят дни ранней весны, и обсохший овраг зеленеет травой. Он остается сухим до новой весны, и только в ливни его склоны размывают дождевые потоки да на дне его, в низинах, на неделю застаивается дождевая вода.
Много весенней и дождевой воды стекает в овраги и балки, размывает их. Овраг растет, растут и промоины на его склонах, превращаются в маленькие овражки. Увеличивается овражная сеть — уменьшается площадь степи, площадь поля.
Вода смывает верхние слои почвы, навсегда уносит их с поля. Поле теряет почву.
Задержать талые и дождевые воды — это не только остановить рост оврагов и сберечь немало плодородной почвы, смываемой водой. Задержанная вода — источник влаги для полей.
Когда-то была в Каменной Степи балка Озерки. Весной ее наполняли талые воды, текли по ней в дальнюю речку. Летом балка стояла иссохшая, шурша бурьяном.
В. В. Докучаев (1846—1903) предложил запрудить балку, чтобы задержать в ней воду. Балку перегородили плотинами — земляными валами. Весенняя вода осталась в балке. Образовались пруды.
С тех пор прошло пятьдесят лет, Пруды в балке Озерки существуют и сегодня. Появились в Каменной Степи и новые пруды.
Кто слышал о Каменной Степи пятьдесят лет назад! Знало ее местное население, знали географы, некоторые почвоведы. В наши дни о Каменной Степи узнала не только вся Советская страна — о ней услышал весь мир. В Каменной Степи человек впервые победил засуху: бесплодная, выжженная солнцем степь превратилась в поля, приносящие богатый урожай. Конечно, не одними прудами, устроенными в балке, была побеждена засуха. Но и они приняли участие в этой победе.
Осенью 1948 года партия и правительство по инициативе И. В. Сталина приняли постановление «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР». Этот грандиозный план народ назвал именем его творца — Сталинским планом преобразования природы.
Сталинский план преобразования природы — программа наступления на засуху. Он претворяет в жизнь вековые мечты земледельца об избавлении от засухи, о покорении стихийных сил природы человеком.
Пройдет немного лет, и на пути несущих гибель урожаю суховеев встанут стены государственных лесных полос. Сеть полезащитных полос покроет бескрайные поля степной полосы и лесостепи: от берегов Черного моря до орловских и тамбовских полей, от кавказских предгорий до Уфы, от Днестра и Дуная до Уральских гор. Она не только задержит суховеи, укрепит склоны оврагов и балок, не даст ветрам выдувать и уносить верхние, плодородные слои почвы, но и даст полям необходимую для них влагу.
Лес накапливает влагу в почве, увеличивает запас грунтовых вод, повышает их уровень под собой и на смежных полях. Зимой лес копит снег, а весной — талую воду. Лесные полосы помешают талой и дождевой воде смывать верхние слои почвы.
Около 6 миллионов гектаров займут полезащитные полосы — «магазины влаги», как называл лес В. В. Докучаев.
Почва получит влагу, климат станет мягче.
Травопольная система земледелия повысит плодородие почвы.
Лесные полосы не задержат потоков талых и ливневых вод, стекающих в балки и овраги. Эту воду тоже нужно удержать и направить на орошение полей.
44 280 прудов и водоемов должно быть создано по Сталинскому плану в степной и лесостепной полосе. Они соберут талые и ливневые воды. Их вода послужит для орошения полей, а гидроэлектростанции, построенные на запруженных малых реках, дадут электрическую энергию.
Пруды и водоемы — не просто скопление воды, которую можно использовать для орошения и получения электроэнергии. Они войдут в состав сельскохозяйственных угодий колхозов и совхозов. Задержанная в балках и оврагах, вода не только повысит урожай полей, она принесет и свой «водяной урожай» — тысячи и тысячи тонн рыбы, тысячи тонн утиного мяса.
По Сталинскому плану уже создано много прудов и водоемов. Они заселяются рыбой, на них разводятся утки. Но прежде чем человек пустит в пруд карпов или другую рыбу, прежде чем по нему поплывут утки, его заселят водные растения и мелкие водные животные.
Природное население водоема велико и разнообразно. Оно различно в разных водоемах. Особенно заметна разница между жизнью диких, беспризорных водоемов и водоемов культурных, жизнью которых управляет человек.
Управлять жизнью водоема необходимо: не все население его полезно для человека и его хозяйства. Население водоема — корм для рыбы и уток. Но среди этого населения есть враги рыбы или тех животных и растений, которыми она кормится. Есть и враги самого человека.
Чтобы разобраться в сложных взаимоотношениях природного населения водоема, нужно знать жизнь каждого из членов этого водяного сообщества, знать место и значение каждого водного животного и растения в общей жизни водоема. Нельзя управлять тем, чего не знаешь.
Жизнь искусственного водоема начинается со дня его образования. И с первых же дней его существования за водоемом следит человек, управляет развитием жизни в нем. Мало создать вместилище для воды — нужно создать культурный водоем.

* *
*

Как заселяется новый водоем? Откуда попадают в него разнообразные водные животные и растения?
Был овраг, по дну которого весной бежали талые воды, летом текли воды в дни проливных дождей.
Овраг запрудили. Земляная насыпь закрыла сток весенней воде. Вода осталась в овраге.
Возник новый водоем, созданный человеком. И раньше чем успела отстояться в запруженном овраге мутная весенняя вода, в нем началась водная жизнь.
Трудно сказать, кто был первым обитателем этого нового пруда. Пруд велик, а первые обитатели его — крошки, и их еще очень мало. Может быть, они и не обогнали травяных лягушек, но разве сама лягушка, забравшаяся в воду, чтобы отложить икру, «обитатель»? Такие лягушки — не население водоема, а головастиков еще нет. Пока они выведутся, в пруде окажется не один десяток видов всяких микроскопически малых животных и растений. Да и не только их.
Вообразим, что мы сумели накрыть наш пруд стеклянным колпаком в первый же день его появления. Доступа к воде нет. Никто и ничто не может попасть в нее, и все же живое в водоеме появится. Правда, это живое разыщет только микроскопист.
Пыль, которую разносит ветер, — необязательно пыль, поднятая вихрем на проселочной дороге. Она есть в воздухе всегда, и в ней всюду найдется живое. И не только «зародыши» микробов всех сортов: бактерий, плесеней, дрожжевых грибков.
Высохла застоявшаяся вода в канаве или в болотинке. Подсохло дно, и ветер уносит «пыль» — частицы грунта этого дна. По ветру летит не только «мертвая пыль» — мельчайшие частицы глины, высохшие пылинки ила и многое другое. Вместе с «мертвой пылью» ветер уносит с высохшего дна и «живую пыль».

Различные виды коловраток (сильно увеличено).

Положите в банку с прокипяченной водой пучок травы, сорванной на лугу, или просто клок сена. Пройдет немного дней, и вы найдете в этой банке богатое население: бактерии, одноклеточные водоросли, разнообразные инфузории и другие простейшие.
Там могут оказаться и более высоко организованные животные, например коловратки. Они крохотные, и длина большинства их измеряется десятыми долями миллиметра. Неопытный наблюдатель примет их за каких-то странных инфузорий. Но это многоклеточные животные сложного строения.
У коловраток есть сложные ротовые органы, кишечник, нервная система, органы размножения, выделения, даже слюнные железы. Рот окружен кольцом ресничек. Реснички быстро двигаются, и кажется, что на голове коловратки находится какое-то вращающееся колесо из ресничек. Это орган движения, а также и добывания пищи: двигаясь, реснички гонят ко рту коловратки микроскопическую пищу.
Откуда взялось население нашей банки? Ответ может быть лишь один: оно попало в воду вместе с травой или сеном. Все эти живые существа были в числе тех «пылинок», которые унес ветер со дна высохшей болотинки.
Когда высыхала болотинка, для обитателей ее воды настали тяжелые времена. И вот разнообразные инфузории и другие простейшие образовали цисты — защитные оболочки. В цисте инфузория переносит засуху, зной, мороз. Попадет циста в воду, и животное оживет: покинет размокшую цисту, станет жизнедеятельным, начнет питаться и размножаться.
При высыхании воды многие коловратки не погибают: они съеживаются, превращаются в бесформенные комочки. Высохшая коловратка, как и циста, может лежать многие месяцы, даже годы. Попав в воду, высохшая коловратка набухает, снова становится жизнедеятельной.
Споры водорослей, яйца некоторых мельчайших водных животных, цисты простейших, высохшие коловратки, споры бактерий — чего только нет в той пыли, которую ветер унес со дна высохшей болотинки! Эта пыль носится в воздухе, оседает тут и там. Попав в воду, цисты раскрываются, споры прорастают, из яиц вылупляются личинки.
Из пыли, осевшей на десяток кустиков травы, в нашей банке появилось разнообразное население. Сколько же такой «живой пыли» окажется в залитом водой овраге! А ветер несет и несет новую пыль...
Дикие утки летают с озера на пруд, с пруда на болото. К их ногам и перьям прилипают и зеленые лепешечки ряски, и липкие семена, и зимующие почки водных растений. Разносит некоторые семена и ветер.
Плавунцы, водолюбы и другие водяные жуки летают. Летают стрекозы, комары, ручейники, водяные клопы. В первое же лето некоторые из них появятся в новом водоеме, заселят его. Водяные птицы занесут на себе икру улиток, яйца мелких рачков. Яйца некоторых рачков попадут сюда и с пылью, занесенной ветром.
Конечно, не сразу заселят новый пруд улитки, водяные жуки, пиявки и другие мелкие обитатели стоячей воды. У каждого из них свои требования к жизни, свои условия существования. Все они живут в воде, но это еще не означает, что для них годится любая вода.
Может ли жить в пруде хищник, если здесь нет для него добычи? Могут ли размножаться здесь водяные улитки, если нет еще водных растений?
Лишь постепенно заселяется постоянными жильцами новый пруд. Появились в нем водные растения — могут жить в нем теперь и улитки. Может быть, и до этого попадала, икра улиток в пруд и выводились из нее молодые улиточки. Но водных растений не было, и улитки не приживались в таком пруду: нет еды. Прилетал к пруду большой жук-водолюб, плавал в нем, но не остался: голодно. Да если бы и отложил он здесь яйца, его личинки не выжили бы. Главная еда личинки водолюба — улитки. А их еще нет.
Не каждый день садятся дикие утки на пруд, и не каждый день к ним прилипают семена растений или икра улиток. Мало, чтобы условия жизни в новом пруде оказались подходящими для улитки, — нужно еще попасть в этот пруд.
Не один год пройдет, пока пруд, устроенный из запруженного оврага, заселят разнообразные водные животные и растения.
Пруд, устроенный на запруженной речке, заселится гораздо скорее: он будет заселен с первого же дня. Ведь в речке уже было свое население. Речные животные и растения, для которых окажется подходящей средой жизни стоячая вода речного пруда, быстро здесь размножатся. Другие обитатели стоячих вод попадут сюда теми же путями, как и в копаный или наливной пруд.

ЖИЗНЬ В ВОДЕ

Жесткие узкие листья осок густой щеткой покрывают болотистый берег пруда. Кое-где видны стебли сусака с раскидистым зонтиком нежных розовато-белых цветков. Белеют зонтики ядовитого веха. Из мелкой воды поднимаются листья стрелолиста и заросли водяной сосенки. Местами эта зеленая рама пруда так широка, что к воде не подойдешь.
Не так отлог берег, ступенькой обрывается он к воде, и зеленая прибрежная рама разорвалась. Теперь у самых ног вода, и в ней видны подводные заросли. Стебли, усаженные то маленькими листочками, то словно игольчатым кружевом, тянутся вверх, лежат у самой поверхности воды.
С первого же взгляда заметишь, что и подводные стебли и длинные черешки листьев кубышек и кувшинок очень гибки. Они поднимаются вверх в воде, как бы «стоят» в ней, но стоит вытянуть стебель из воды, и он сразу обвисает. В воздухе такие, черешки и стебли прямо не держатся.
Вода гораздо плотнее воздуха, и она «держит» эти гибкие стебли: здесь они могут быть более тонкими и более мягкими, чем воздушные стебли. Они не только могут, но и должны быть такими. Всколыхнувшаяся вода «ударит» растение много сильнее, чем воздушная волна: вода в шестьсот раз тяжелее воздуха. Сопротивляться ей трудно: сломает, разорвет. Уступить — изогнуться по волне. Гибкие стебли и черешки уступчивы. Изгибаясь по волне, они выдерживают напор воды, не ломаются при ударах «подводного ветра».
Плотность воды резко отличает водную среду от воздушной. Передвигаться в воде совсем не то, что передвигаться в воздухе, на суше. Ни одно животное не живет взвешенным в воздухе, плавая в нем. Каким бы хорошим летуном ни была птица, она не может «висеть» в воздухе целыми сутками. В воде же многие организмы живут в толще воды, никогда не опускаясь на дно, никогда ни на что не присаживаясь.
Удельный вес играет огромную роль в жизни водных организмов. Вынутое из воды растение или животное как бы тяжелеет. Стебель подводного растения на суше падает, обвисает. Рак на суше куда менее подвижен, чем в воде: он стал тяжелее. Любое водное животное, способное передвигаться и по суше, в воде более ловко и подвижно: здесь оно легче, чем на берегу.
При удельном весе, равном единице, организм висит в воде. Больше единицы удельный вес — и организм тонет; меньше единицы — вода словно выталкивает его из себя, и он всплывает.
У воды есть как бы подъемная сила. Эта сила облегчает передвижение: в воде легче подняться, чем в воздухе. Здесь некоторые животные поднимаются вверх, совсем не затрачивая силы: вода сама их поднимает. Наоборот, опуститься в воде вниз часто труднее, чем в воздухе. Погружаясь в глубину, животное должно преодолеть подъемную силу воды.
Вода более вязкая среда, чем воздух. Она гораздо сильнее, чем воздух, сопротивляется движущемуся предмету. Бежать по колени в воде много труднее, чем по берегу. Бежать по горло в воде не сможет ни один чемпион бега: здесь и быстро идти-то нельзя.
Сказать о водном животном, хороший ли оно пловец, можно с первого взгляда: сама его внешность укажет
на это. Обтекаемая форма тела, всегда так или иначе суженного впереди, — обязательный признак хорошего подводного пловца. Сильно развитые органы передвижения — второй признак. И у жука-плавунца и у жука-водолюба хорошо обтекаемое тело, но водолюб плавает хуже плавунца: его тело более выпуклое и его плавательные движения менее сильны. Карасю не догнать щуку, голавль обгонит леща или плотву: форма тела каждой из этих рыб сама скажет, кто из них лучше плавает.
Обитателю воды необязательно быть хорошим пловцом. Многие из животных, населяющих толщу воды, очень плохие пловцы. Такому животному нужно удержаться в толще воды, и оно удерживается — как бы «висит» в воде. Чем больше поверхность тела, тем легче удержаться в воде. Разнообразные длинные выросты на теле, да еще усаженные длинными щетинками или волосками, — верный признак «парашютиста». Быть парашютистом необязательно: многие мельчайшие организмы «висят» в воде просто потому, что их удельный вес равен единице.
Вода растворяет воздух. Не обладай она этой способностью, нельзя было бы жить в водной толще. Множество водных животных пользуется для дыхания кислородом, растворенным в воде. Этот кислород поступает в воду из атмосферы; поступает он и от зеленых водных растений. Кислород, входящий в состав самой воды, не может быть использован животными: разложить воду на кислород и водород они не в состоянии.
При помощи тех или иных органов дыхания водные животные используют растворенный в воде кислород. В прокипяченной воде они жить не могут: кислорода в ней нет, он выделился при кипячении.
Летом вода гораздо богаче кислородом, чем зимой. Лед, покрывая пруд, отгораживает воду от атмосферы, и кислорода из атмосферы больше не поступает. Большинство водных растений на зиму отмирает. Зеленеющие и зимой растения меньше выделяют кислорода: под лед проникает мало света, вода холодная.
Недостаток кислорода, света и тепла заметно сказывается и на водных животных. Многие из них на зиму засыпают, некоторые умирают, отложив яйца.
В верхних слоях воды кислорода больше, у дна — меньше. И не только потому, что верхние слои ближе к атмосфере; у дна много кислорода расходуется на процессы гниения.
Разница в количестве кислорода сказывается и на распределении животных. Обитатели дна и обитатели верхних слоев воды пруда живут на разных «кислородных пайках». Животное, живущее за счет кислорода, растворенного в воде, не может существовать вне воды: его органы дыхания непригодны для жизни на суше. Но в воде живут и животные, дышащие атмосферным воздухом. Для дыхания они поднимаются на поверхность воды. В далеком прошлом предки многих таких животных были обитателями суши. Переселившись в воду, животные сохранили органы воздушного дыхания. Но у многих из них развились и приспособления для дыхания водного. Личинка стрекозы всю свою личиночную жизнь дышит кислородом, растворенным в воде. Жук-плавунец дышит атмосферным кислородом, но он может дышать и кислородом, растворенным в воде, пока его достаточно.
Вода растворяет не только воздух: в ней растворены самые разнообразные вещества. В природе нет химически чистой воды: такая бывает только в химических лабораториях. Вода в природе — всегда раствор тех или иных веществ, и в этом одна из особенностей жизни в воде.
Многие водные растения получают нужные им минеральные вещества не из грунта дна, а из воды. Эти вещества поступают в растение не только через корни, но и через листья, стебли. И многие водные растения, обитатели тихих мест, живут без корней: держаться за грунт дна им не нужно — в тихом месте вода не унесет. Микроскопически малые водоросли находят в воде все, что им нужно для жизни. Эти водоросли и бактерии служат пищей крохотным рачкам, а рачки — более крупным животным. Вода богата мельчайшими организмами, в ней много и мельчайших органических частиц. Многие водные животные кормятся, захватывая эту «пищевую кашицу». Нет на суше животного, которое могло бы прокормиться, сидя на месте и разевая рот. В воде можно прокормиться, не сходя с места и ловя находящуюся вокруг «пищу». Поэтому в воде могут жить и неподвижные животные, всю свою жизнь проводящие на одном месте.
Вода прозрачна, и солнечный свет проникает в нее.
Но он не проникает очень глубоко: в озерах с кристально чистой водой глубже 170 метров — мрак. Да и на глубине 160—170 метров темно: свет здесь так слаб, что только фотографическая пластинка отмечает — полной темноты еще нет.
На глубину 1 метра проникает лишь половина света, на глубину 7 метров — только треть его. На глубине 5— 10 метров в самый яркий солнечный день — сумерки. Зато в очень мелком водоеме светло. На дне лужи, на дне мелкого прибрежья пруда — везде, где воды не наберется и по колено, яркий свет проникает до дна. Но и здесь в воду проникает не весь солнечный свет: его хоть на немного, а меньше, чем на берегу.
Жизнь зеленого растения тесно связана с солнечным светом. Густые подводные заросли мелководья редеют с глубиной. В озере на глубине 30 метров обычно нет зеленых растений.
От дна и до самой поверхности вода заселена. Одни из животных не покидают дна, другие держатся в толще воды, третьи — на ее поверхности. Обитатели любого «этажа» приспособились к своей среде, и население «подвала» не уживется на «чердаке», а житель «водяной крыши» не сможет жить на «первом этаже».
Обитатели дна носят общее название бентос; по-русски их можно назвать донниками или ползающими, хотя и необязательно, чтобы они только ползали. Некоторые улитки, личинки ручейников ползают по дну; беззубки, перловицы, мотыль закапываются в грунт дна — кто целиком, кто наполовину. А некоторые из донников и совсем неподвижны. Такова, например, пресноводная губка — бадяга.
Множество мельчайших организмов — животных и растений — плавает в толще воды. У одних из них нет органов передвижения, и таково большинство микроскопически малых водорослей. У других такие органы есть, но они слабы, и животное не может плыть «куда захочет». Даже легкая волна, даже едва заметное течение «несет» этих животных.
Такие организмы носят общее название планктон.
По-русски их можно назвать взвесь: они взвешены в воде. Можно назвать их и носимые водой. Это необязательно крошки. Самые разнообразные мелкие животные значатся в составе морского планктона, и даже огромные медузы северных морей — тоже планктон: они носятся по воле волн.
Обитатели дна малоподвижны, и они защищаются от нападения врага не бегством. Раковины моллюсков, домики ручейников, панцыри крупных раков — защита от врага, большинство планктонных организмов беззащитно. Огромное потомство, быстрое размножение — их способ борьбы за существование вида. Их приспособления к «взвешенной» жизни — разнообразные выросты, слизь и другие образования, увеличивающие поверхность тела и тем самым уменьшающие его удельный вес.
Они не все лишены способности передвижения, эти крохотные существа, взвешенные в воде. Дафнии, циклопы и другие мелкие рачки, разнообразные инфузории и многие иные очень мелкие животные открытой воды обладают органами передвижения. В тихом месте, там, где нет ни волны, ни течения, эти животные передвигаются достаточно активно. Но противостоять течению, волне они не могут.
И, наконец, третья группа — животные, передвигающиеся активно. Рыба плывет и против течения; жука-плавунца не снесет мелкой волной. Таким обитателям воды присвоено общее название нектон, что означает: пловцы.
Не всякое водное животное всю свою жизнь принадлежит к какой-нибудь одной группе. Личинка жука-вертячки живет на дне — она бентос. Жук-вертячка плавает по поверхности воды, ныряет — он нектон. Личинка пресноводной губки-бадяги плавает, сама бадяга — неподвижное донное животное. В морях множество животных, кончая рыбами, часть своей жизни принадлежит к планктону, часть — к нектону или бентосу.
Многие обитатели пресной воды проводят в воде только часть своей жизни. Как правило, они живут здесь в дни молодости; взрослая форма у таких животных покидает воду.
Стрекозы, комары, ручейники и еще ряд насекомых свою личиночную жизнь проводят в воде. В воде проходят свое развитие наши земноводные: лягушки, жабы, тритоны.
В обоих случаях в воде живет личинка. Но прошлое и тех и других животных различно.
Родина земноводных — вода. Их далекие позвоночные предки были полностью водными животными. Выйдя из воды на сушу, земноводные сохранили кусочек своей прошлой жизни: они развиваются в воде, на сушу выходит взрослая форма. Земноводные — выходцы из воды. Ручейники, комары, стрекозы, водяные жуки и водяные клопы, все насекомые, хотя бы часть жизни проводящие в воде, — вселенцы в воду. Их далекие предки были наземными животными. Переселившись в воду, разные насекомые по-разному приспособились к новой жизни. Одни проводят в воде всю жизнь, другие живут там только личинками.
Вселенцы в воду и цветковые растения. От своих далеких сухопутных предков они сохранили ряд особенностей наземной жизни. И самая заметная из них — почти все подводники цветут над водой. Лишь немногие из них так приспособились к водной жизни, что и цветут под водой. Роголистник стал подлинно подводным обитателем: он не бывает на воздухе.
Животные-вселенцы не порвали связи с сушей. Каждое водное насекомое обязательно проводит часть своей жизни вне воды: или на суше живет взрослая форма, или на суше оказывается куколка, или водное насекомое на суше зимует, или оно, наконец, просто перелетает из водоема в водоем. Жук-плавунец, жук-вертячка развиваются в воде, сами жуки живут в воде, зимуют в воде, но их куколка находится вне воды.
Наземные животные, вселившись в воду, встретились с совершенно новыми условиями жизни. Изменяясь под воздействием этих условий, они постепенно приспособлялись к ним, становились иными. Однако, сохранив органы воздушного дыхания, эти животные остались связанными с сушей, пусть лишь в отдельные периоды своей жизни.
Все обитатели водоема связаны друг с другом, так или иначе зависят один от другого. У всякого свои условия жизни, и эти условия — не только требования организма к неживой среде, не менее важна и среда живая.
Слишком чиста вода — мало в ней бактерий: А мало бактерий — не будет здесь много и инфузорий, коловраток. В такой «голодной» воде трудно жить личинкам комаров. Нет добычи для хищников — мало и хищников: жуков, клопов, личинок стрекоз.
Любой организм питается. Не питаясь, он не может жить: все жизненные отправления связаны с тратой веществ тела организма. Лишенный питания, организм тратит «самого себя», истощается и погибает.
Пищевые связи между организмами сложны и многообразны. И все они начинаются со связей между животными и растениями. Как бы и чем бы животное ни питалось, в конечном счете его кормилец — растение.
Мало растений в водоеме — и животная жизнь в нем не будет богатой и разнообразной. Здесь, в воде, важны не только густые подводные заросли, но и мельчайшие водоросли, особенно те, что мириадами плавают в водной толще.
С водорослей планктона и начинается питательный ряд в водоеме. Эти водоросли — пища инфузорий и других простейших, а теми и другими питаются крохотные рачки, коловратки, личинки комаров и многие иные обитатели воды. Планктон — пища рыбьих мальков. Нет его — нет и пищи для рыбьей молоди, только что выклюнувшейся из икры.
Умирая, планктонные организмы оседают на дно. Здесь остатки их служат пищей всяким илоедам. В чистом песке или глине дна не найдешь красных мотылей, не найдешь и многих других личинок.
Растительный планктон богат не в любом водоеме. У водорослей планктона есть свои требования, им необходимо наличие известных условий жизни: вода должна содержать азотистые и фосфористые соли, зеленым водорослям нужен солнечный свет. Богата вода необходимыми для питания водорослей солями, достаточно солнечного света — и планктонных водорослей будет много. А много их — больше и тех крохотных животных, которые ими питаются, больше животного планктона. Больше его — богаче и разнообразнее прочий животный мир водоема.
Не всякий пруд или озеро богаты питательными солями, необходимыми для растений. Откуда-то эти соли должны попасть в пруд. Основной источник — вода, стекающая в пруд. Богата такими солями почва вокруг пруда — богат ими и пруд. Бедна ими окружающая пруд земля — бедна ими и вода пруда. А в таком пруду мало растительного планктона, бедны подводные и прибрежные заросли. Беден растительный; мир — беден и мир животный.

В ПОДВОДНОМ ЛЕСУ

Элодея

Без подводных растений пруд — не пруд. Разве уж очень густо затянет воду ряска. Под ее плотным покровом темно, и там подводники пышно не разрастутся.
У самого берега начинаются заросли элодеи — «водяной чумы», как ее еще называют. И называют за дело.
Элодея — чужеземка: ее родина — Канада. В 1842 году ее впервые заметили в Шотландии; как она туда попала, конечно никто не знает. Прошел десяток лет, и элодея распространилась по всей Англии, перебралась отсюда на материк. Теперь водяную чуму увидишь у нас и на Украине, и под Москвой, и даже в Западной Сибири. Разрастаясь с изумительной быстротой, элодея заполняет водоемы, глушит другие растения, мешает рыболовству. Подлинная «чума».
Очень неприхотливая, элодея живет и в мелких и в глубоких водах, заселяет и чистые и загрязненные водоемы. Ее длинные стебли усажены мелкими продолговатыми листочками, собранными мутовками, по три листочка в каждой. Обломки стеблей элодеи хорошо укореняются. Боковые ветви ее легко становятся самостоятельными растениями. В мутовках листьев образуются особые зимние почки. Они легко пристают ко всевозможным предметам. Их уносят из водоема на ногах и перьях утки, цапли. Обломок стебля, боковая веточка, зимняя почка — все служит началом нового растения. Неудивительно, что элодея и расселяется и разрастается так быстро.
Семян у наших элодей не увидишь. Иногда элодея цветет, но она двудомное растение, а в Европу попали только особи с пестичными цветками. Все элодеи, заселившие стоячие и медленно текущие воды Европы, произошли путем вегетативного размножения.

Роголистник.
Уруть.

Заросли элодеи густы. Среди них можно ползать, но быстрому пловцу — водяному клопу-гладышу — пути здесь нет: тесно.
Немногим просторнее в зарослях роголистника. Его листья разделены на несколько узеньких долек — рогулек. В густой заросли образуется чаща из рогулек, и рогульки эти мало податливы. Корней у роголистника нет, воду с растворенными в ней минеральными солями всасывают клетки кожицы. Роголистник словно притягивает к себе всю «муть» воды. Там, где он растет, вода прозрачна, но сам роголистник покрыт грязным налетом.
Роголистник так далеко зашел в приспособлении к водной жизни, что и цветет под водой. Его цветки мелки и невзрачны: приманивать к себе некого. Пестичные и тычиночные цветки сидят на одном и том же растении. Пыльцу переносит вода. В пыльниках есть полости с воздухом. Созревший пыльник отдаляется от тычиночной нити и всплывает. В это же время он раскрывается, и пыльца попадает в воду. Ее удельный вес такой же, как и у воды. Пыльца не тонет, не поднимается вверх — она остается на той глубине, на которой выпала из пыльника. Водяные струйки переносят ее с места на место, да ей и недалеко плыть. Рыльца пестиков клейки, пыльца прилипает к ним.
Расти роголистник поодиночке — и пыльник всплыл бы до поверхности воды. Плавая по воде, пыльца не попала бы на рыльца: ведь они-то там, под водой, В зарослях пыльники застревают, и только немногие из них успевают всплыть вместе с пыльцой. Жить в куче оказалось выгодным.
Улитки не едят роголистник. Его листья-рогульки усажены мелкими зубчиками, а главное, содержат дубильное вещество — танин. Невкусный лист!

Рдест.

Уруть похожа на роголистник, но достаточно дотронуться до нее рукой, чтобы почувствовать разницу. Роголистник упругий, словно роговой, уруть — мягкая. У вынутого из воды роголистника листья не слипаются, дольки листьев урути слипаются в кисточки. Да и сами листья разные.
Уруть имеет корни, но оторванный стебель ее подолгу живет и без корней. Цветет она над водой. Ее цветки мелки и собраны в колоски. Низ колоска — пестичные цветки, верх — тычиночные.
Дальше от берега, где поглубже, растут рдесты. Их встретишь не во всяком водоеме: в болотной луже, в маленьком прудке рдестов нет. Только у некоторых рдестов есть плавающие листья, обычно же листья подводные. Длинные, по нескольку метров, стебли крепко держатся за грунт: у рдестов есть корневище. В зарослях рдеста многие рыбы мечут икру; здесь же скрывается рыбья молодь.
Пузырчатка не привязана ко дну: у нее нет корней, и она плавает. Во время цветения она заметна издали: высоко над водой поднимаются желтые цветки. Не цветет пузырчатка — и, глядя на пруд, не сразу скажешь, есть ли она в нем. Вынутая из воды пузырчатка — слипшаяся сеть темных нитей. От длинных и более толстых нитей отходят тонкие, короткие, а на них — пузырьки. Толстые нити — стебли, тонкие и короткие — листья. Пузырьки наполнены воздухом. Благодаря им пузырчатка плавает. Но роль пузырьков этим не ограничивается.
Пузырек — это ловушка. При помощи пузырьков пузырчатка добывает себе пищу: ловит мелких рачков и иных водных животных.

Пузырчатка.

Вход в пузырек закрыт клапаном. Он открывается только внутрь и легко захлопывается: клапан — словно дверь с пружиной. Толкнет в эту дверь крохотный рачок — и она откроется, рачок попадет внутрь пузырька. Но дверь тотчас закрывается — рачок пойман.
Стенки пузырька усажены множеством желёзок. Они выделяют пищеварительные соки. Пойманная добыча переваривается.
Ловушка всегда насторожена, и в ней найдется место не одному рачку. За сутки пузырек может наловить с десяток рачков, а то и больше. Он будет ловить их до тех пор, пока открывается дверь. У битком набитого пузырька дверь не откроешь: некуда ей открываться, «комната» полна.
Животная пища доставляет пузырчатке азотистые вещества, которых в воде содержится сравнительно мало. Положите пузырчатку в банку с чистой водой. Животной пищи нет, и. пузырчатка растет плохо. Возможен другой опыт, и такие опыты делали. Пузырчатке не давали животной пищи, но зато в воде были растворены все соли, необходимые для нормального питания растения. И пузырчатка прекрасно росла, она даже обогнала в росте обычные пузырчатки. Мало того, у нее постепенно исчезли пузырьки. Изменившиеся условия жизни отразились на строении растения.
Есть пузырчатка, у которой все нитевидные листья укорочены и несут пузырьки. А есть и такая, у которой только часть стеблей с пузырьками: стебли верхнего этажа усажены мелко рассеченными листиками без пузырьков. Эти стебли выглядят мохнатыми по сравнению со стеблями нижних этажей, имеющими пузырьки. У каждого вида свои особенности, есть они и у разных видов пузырчатки.
В сильный ветер пузырчатку рвут волны. Ее рвет ногами проплывшая утка. Да и мало ли что может разорвать тонкие стебли! Обрывок стебля не гибнет: из него развивается новое растение.
Заросли пузырчатки — плохое место для крохотных рыбьих мальков, только что вышедших из икринки. В чаще нитей хорошо укрыться от врага, но сама-то пузырчатка легко может оказаться врагом. Ее пузырек мал для малька, но, засунув туда голову, он не всегда сможет освободиться. Случается, что малек попадает в пузырек хвостом. Захлопнувшийся клапан придавливает хвост.
Недавно выклюнувшийся из икринки малек очень слаб и нежен. Пытаясь освободиться, он быстро выбивается из сил и гибнет.
В пруду, устроенном для нереста рыбы, пузырчатку оставлять нельзя. Она ловит мелких рачков — корм мальков; губит и самих крохотных мальков. Да и в любом рыбном пруду пузырчатка вредна, как истребительница мелких рачков.

* *
*

В подводных зарослях множество мелких водных животных, особенно ползающих. Хорошему пловцу тесно в этой чаще, ползуну — хорошо.
В подводном лесу всегда найдутся водяные ослики. Это странное название дано небольшому рачку, похожему на тощую длинноногую мокрицу. У него шесть пар ходильных ног и две пары усиков: пара коротких и пара очень длинных. Если враг схватит ослика за ногу, она отрывается. Несмотря на это, рачок не остается калекой: при ближайшей линьке утраченная нога восстанавливается. Эта способность очень важна для рачка: враг часто хватает его именно за ногу. А врагов у водяного ослика много: и паук-водянка, и личинки стрекоз, и плавунцы. Для всякого подводного хищника он — добыча. Пища водяного ослика — гниющие вещества. Он не откажется и от нежных листочков молодого побега. Такой еды везде хватает, и водяного ослика найдешь чуть ли не в любой болотной луже. В пруду, в озере он — обычный обитатель.

Водяной ослик (увеличено).

Яйца самка ослика носит на себе, на груди. Первые четыре пары грудных ног у нее с листовидными придатками. Налегая друг на друга, они образуют покрышку, под ней — выводковая сумка. Пошевеливая листочками покрышки, самка вызывает ток воды: вода в сумке богата кислородом.
В выводковой сумке выводятся из яиц личинки ослика; здесь же они находятся некоторое время, три раза линяют. Наружу из сумки выползают уже ослики. Они еще крошки, всего в полтора миллиметра длиной. Им нужно расти и расти: длина взрослого ослика почти 20 миллиметров. Развиваются и растут ослики очень быстро: в течение лета они становятся взрослыми и начинают размножаться.

* *
*

В воде живет множество моллюсков. На дне держатся двустворчатые: крупные перловицы и беззубки, маленькие шаровки и горошинки. По растениям ползают разнообразные улитки — брюхоногие моллюски. Их первая примета — завитая спиралью раковина.
Прудовика увидишь и просто сидя на берегу пруда. То он ползает по подводным растениям, то скользит по поверхности воды. Он не высовывается из воды, его тело и раковина остаются в воде. Улитка полает «вверх ногой», скользя подошвой своей ноги по поверхности воды.

Прудовик большой.

Такой прудовик напоминает муху, ползающую по потолку, хотя «водяной потолок» совсем не то, что потолок в комнате.
На свободной поверхности воды, как и всякой жидкости, действует особая сила, так называемое поверхностное натяжение. Создается нечто вроде натянутой пленки — своеобразный «водяной потолок» для живущих в воде, «водяной пол» для спускающихся на воду, передвигающихся по поверхности воды. Поверхностная пленка чрезвычайно тонка и легко прорывается.
Прудовик — не маленькая улитка, у него большая раковина. Как же он удерживается на «водяном потолке», почему не тонет?
Мягкое тело моллюска прикрыто кожной складкой — мантией. Между телом и мантией промежуток — мантийная полость. Края мантии срослись, осталось лишь отверстие, ведущее в мантийную полость. Стенки мантии богаты кровеносными сосудами, а сама полость наполнена у прудовика воздухом. Она работает как легкое, и таких улиток называют легочными.
Когда легкое наполнено воздухом, удельный вес прудовика меньше единицы, улитка становится легче воды. Толкните ползущего по «водяному потолку» прудовика — он чуть погрузится и тотчас же всплывет, словно пробка. Толкните сильней — прудовик погрузится гораздо глубже, утонет, выпустив несколько пузырьков воздуха: он выдавил воздух из легкого и стал тяжелее воды.

Прудовик
малый
(сильно
увеличено).

Ползти по тончайшей поверхностной пленке воды... Прудовик выделяет много слизи, и подошва его ноги скользит по слою слизи. Приглядитесь к поверхности воды сзади ползущего прудовика: вы увидите «след» — полоску слизи.
В теплой летней воде прудовик поднимается на поверхность воды, чтобы подышать, примерно каждые десять минут. Так делают прудовики, живущие на мелких местах. Но прудовик может и не подниматься наверх: он дышит и кожей. При таком дыхании он получает меньше кислорода и менее подвижен. Наконец, легкое может работать и как жабра: прудовик наполняет, мантийную полость водой и усваивает кислород, растворенный в воде.
Раковина у прудовиков вытянута в длинный конус из нескольких оборотов. Это хорошо заметно у самого крупного из прудовиков — прудовика обыкновенного.
Маленький прудовичок, так называемый прудовик усеченный, — опасный враг скотовода. Эта улитка живет не только в прудах и озерах — она заселяет и совсем маленькие водоемы. В болотных лужах, в канавах с водой, в крохотных озерках и лужах на заливном лугу — всюду встретишь этого прудовичка, раковинка которого не бывает больше 1 сантиметра.
Он не так уж боится высыхания лужи. Пока на дне есть хоть чуть-чуть воды, улитка ползает по дну. Воды не осталось — прудовичок прижимается устьем раковины к влажному грунту, приклеивается к нему слизью. Иные зарываются в еще мокрый, мягкий грунт.
Сильнее и сильнее подсыхает дно бывшей лужи — глубже втягивается моллюск в раковину, больше и больше съеживается.
Обычно прудовичок не успевает погибнуть от чрезмерной суши. Выпадет дождь — и жирный грунт дна пропитается водой. Сколько-нибудь воды окажется и в бывшей луже: улитка «оживает». Пусть через несколько дней лужа высохнет снова: прудовичок успел пополнить свой запас воды, он готов к новой засухе. Приспособленность к переживанию засух делает этого прудовичка еще опаснее: он может заселять пересыхающие болотинки на пастбищах.

Печеночный сосальщик и его плавающие личинки:
первая (вверху) и взрослая (сильно увеличено).

Прудовик усеченный — промежуточный хозяин червя-сосальщика двуустки печеночной. Этот паразитный червь живет в печени домашнего скота, может оказаться и у человека. Особенно страдают от него овцы.
Яйца сосальщика не развиваются в теле животного, зараженного этим паразитом. Вместе с испражнениями больного животного они попадают на землю. Стоит яйцу оказаться в воде, и из него выйдет крохотная личинка паразита. Личинка плавает в воде. Для дальнейшего развития ей нужен прудовичок. Встретив прудовичка, личинка проникает обычно в его легочную полость.
В теле прудовичка личинка изменяется. Она не просто растет и развивается здесь — она размножается, и число личинок, теперь уже совсем иного строения, увеличивается.
В конце концов из прудовичка выходят в воду взрослые личинки сосальщика. Поплавав, они прикрепляются к растениям и одеваются плотной оболочкой — цистой. В цисте будущий паразит остается живым очень долго. Лужа или болотце высыхает, крохотная циста с паразитом остается на траве. Личинка может попасть на траву и во время разлива.
На подсохшем лугу пасут скот. Он ест траву и с травой глотает цисты с паразитами. В кишечнике циста растворяется, молодой паразит освобождается. Через желчный проток он проникает в печень. Здесь паразит растет, становится взрослым сосальщиком.
Без прудовика усеченного печеночная двуустка не может проделать свой жизненный круг. И там, где этого прудовика нет, печеночного сосальщика не бывает. Первая личинка сосальщика заселяет иногда и других водяных улиток, но дальнейшего развития личинки в таких улитках не происходит: жизненный круг сосальщика обрывается.
Человек заражается печеночной двуусткой, проглатывая цисты со взрослыми личинками. Это может случиться при питье воды из болотных луж. Легко проглотить цисту и при жевании травинок, сорванных на берегу пруда, озерка, на болотинке заливного луга.

* *
*

У прудовика раковина вытянута в длинный конус, у катушки она имеет вид диска и закручена в одной плоскости. Самая крупная из наших катушек — катушка роговая. Ее раковина раза в полтора больше пятака и во много раз толще его.

Катушка роговая.

Катушка малая.

Катушка роговая зависит от поверхности воды меньше, чем прудовик: ее легкое вмещает большой запас воздуха. У края мантии есть тонкая складка кожи, пронизанная кровеносными сосудами. Она работает как жабра.
В холодной воде катушка, лежа на дне, выдавливает пузырь воздуха из легкого. Пузырь не отрывается от ее тела. Воздух пузыря обогащается кислородом, растворенным в воде. Выдавливая и втягивая такой пузырь, улитка обновляет воздух в легком.
Казалось бы, прожить зиму подо льдом такой улитке нетрудно: она может и не подниматься на поверхность воды, может жить за счет водного дыхания. Нет! Зимой катушка зарывается в ил на дне, глубоко втягивается в раковину и засыпает. Этот зимний сон глубок: сердце катушки сокращается в восемь-десять раз реже, чем летом. Прудовик ползает под ледяным покровом, катушка — спит. У всякого свои повадки.
Разных катушек много. Обычно другие катушки гораздо мельче роговой: они с десятикопеечную, самое большее — с двадцатикопеечную монету величиной. Их раковины тонки и очень плоски, оборотов у спирали много. Обитатели мелких водоемов, они дышат атмосферным воздухом, поднимаясь на поверхность воды.
Кто захочет подсмотреть, что делается внутри раковины, пусть найдет маленькую улитку — катушку завитую. Ее раковина так прозрачна, что сквозь ее стенки видно бьющееся сердце улитки. Смотреть нужно в лупу.
Прудовики и катушки встречаются почти в любом водоеме — были бы в нем водные растения. Они питаются, соскабливая с растений мелкие водоросли. Большой прудовик скоблит и листья водных растений. В аквариуме, богато засаженном растениями, этот прудовик может причинить немало огорчений: растения с нежными листьями будут поедены.
Прудовик не откажется и от мертвечины: скоблит мертвых головастиков, тритонов. Катушки и маленькие прудовички довольствуются водорослями. В аквариуме они очистят от зеленого налета стекла, очистят от водорослей и растения. Яйца прудовики и катушки откладывают кучками на всякие подводные предметы. У разных видов прудовиков и катушек эти кучки яиц различны по форме: то это лепешечки, то полоски, то валики, то комочки. Но всегда яйца окружены прозрачной, студенистой массой. Многие аквариумисты называют их икрой. Из яйца выходит крохотная улиточка. У нее уже есть раковинка. Растут молодые улиточки очень быстро. Даже у такой крупной улитки, как обыкновенный прудовик, выведшаяся весной из яиц молодь к концу лета становится взрослыми прудовиками с раковинкой в 6—7 сантиметров длины.

* *
*

Лужанка.

Лужанка держится на дне водоема: здесь она питается илом, поедая заодно и его мельчайших обитателей — живых и мертвых. Ей не надо подниматься на поверхность воды: ее органы дыхания — водные. В мантийной полости, на спине моллюска, помещается большая гребенчатая жабра. Вода, втягиваемая в мантийную полость, омывает жабру.
Лужанке нужна более чистая вода, чем прудовику или катушке. В загрязненной воде, в воде, бедной кислородом, этой улитке не прожить.
Раковина лужанки — короткий конус. Она не одноцветная, как у прудовика или катушки. Вдоль сильно вздутых завитков по зеленоватому или буроватому фону тянутся три темные полосы. Можно узнать лужанку и по другой примете: у нее есть крышечка. Это округлая пластинка, помещающаяся на нижней стороне ноги. Когда лужанка втянется в раковину, крышечка плотно закрывает вход в нее.

Шаровка.
Горошинка.

Хищному плавунцу далеко не всегда удается овладеть лакомой добычей. Лужанка пуглива и при малейшей тревоге втягивается, в раковину, закрывается крышечкой. Такая улитка недоступна для плавунца.
Голодный жук чует добычу. Он усаживается на раковину, ждет. Случается, что улитка вскоре же высунется из раковины. Тогда жук бросается на нее, впивается в голову.
Чаще бывает иначе. Чувствуя что-то на своей раковине, лужанка не высовывается. Плавунец ждет, ждет, но дышать нужно, и он оставляет лужанку, поднимается на поверхность воды.
Посадив лужанок в аквариум, не ждите, что они отложат яйца. Лужанка — живородяща. Уследить за появлением на свет крохотной улиточки трудно. Тот, кому удастся сделать это, увидит, как из лужанки выпадет наружу студенистый комочек. Это разбухшая оболочка яйца. Внутри — крохотная лужанка, уже в раковинке. Улиточка разрывает оболочку, выползает. Она выглядит мохнатой: ее раковинка усажена щетинками. Позже они отпадут.
Полное название лужанки — лужанка живородящая. Называют ее и просто живородкой.
На дне даже маленьких водоемов можно найти раковинки двустворчатого моллюска — горошинки. Раковинка очень тонка и нежна: ее размер всего 4—5 миллиметров, она с зернышко чечевицы. Как и все двустворчатые моллюски, горошинка дышит жабрами. Ее нога длинная и узкая. Она хороша для ползания по мягкому дну, но на растения с ней не взберешься.
Шаровка роговая покрупнее, ее раковина бывает и побольше сантиметра. Створки круглые и очень выпуклые: она и правда почти шарик, эта раковина.
И шаровка и горошинка не откладывают яиц: они развиваются в теле матери. Из материнской раковины выходят уже маленькие моллюски.
Карп не откажется ни от шаровки, ни от горошинки. Раковинка не помеха: она тонка, и карп легко раздавит ее своими глоточными зубами.

* *
*

Нижняя сторона листа кубышки или кувшинки — хорошее место. Здесь, у самой поверхности, вода прогрета солнцем. Есть где ползать, а для охотника всегда найдется добыча: для кого — в воде, под листом, для кого — тут же, на листе.

Улитковая
пиявка
с яйцами
(увеличено).

Прудовики и катушки ползают по нижней стороне листа: соскабливают с нее мельчайшие водоросли. И тут же ползает охотник за ними — улитковая пиявка-клепсина. Она ползает наподобие гусеницы-землемера: изгибает свое тело дугой. Присосется передней присоской и подтянется к ней, высоко взгорбившись. Затем присосется задней присоской и вытянется вперед. Опустит передний конец тела, присосется передней присоской, взгорбится... И так раз за разом: взгорбится, вытянется, взгорбится, вытянется...
Клепсина не плавает, как другие пиявки, она — ползун. Держится на растении она крепко, не оступается, не падает. А уж если случится упасть — падает, свернувшись кольцом. А потом ползет и ползет, взбираясь куда-нибудь. Добыча клепсины малоподвижна, ее всегда догонишь. Доползет пиявка до улитки — зашагает по ее раковине. Пусть втянется улитка в раковину — ей не уйти от охотника. Упадет улитка на дно, клепсина остается на раковине: она крепко присосалась к ней. Ползая-шагая по раковине, пиявка добирается до отверстия. Лужанку спасает крышечка: этой двери пиявке не преодолеть, У прудовиков и катушек такой крышечки нет.
Добравшись до улитки, клепсина выдвигает изо рта мясистый хоботок. У нее нет челюстей, а хоботок — это выпяченная наружу глотка. Плотные толстые покровы мягкому хоботку недоступны. Покровы улитки тонки и мягки, их хоботок клепсины пробуравит.
Напав на улитку, клепсина высасывает ее. Улитки — обычная добыча клепсины. Поэтому и прозвали ее улитковой пиявкой.

Ползающая пиявка.

Клепсина — маленькая пиявочка, всего 2—3 сантиметра в длину. Ее тельце плоское и широкое, буроватое, в желтых крапинках. Крапинки расположены поперечными рядами, и пиявка выглядит так, словно она в поперечных светлых черточках.
Отложив яйца, улитковая пиявка носит их на себе — на нижней, брюшной, стороне тела. Яйца лежат как в ложке: так выгнута брюшная сторона тела пиявки. Присосавшись к чему-нибудь, она прикрывает собой яйца, а потревоженная, свертывается в клубок. Тогда яйца закрыты ее телом со всех сторон.
В середине лета из яиц выводятся молодые пиявочки. Присосавшись задними присосками, они остаются на матери, вернее — под нею. Крохотные, прозрачные «ниточки» то высовываются из-под матери, то прячутся под нее. Мать ползает вместе с ними, охотится на улиток. Так проходит не один день. Окрепшие пиявочки покидают мать.
Летом на нижней стороне листа кувшинки нередки буро-коричневые овальные кокончики. Это коконы с яйцами малой ложноконской пиявки. На листе же можно увидеть и саму пиявку. Она похожа по окраске на улиточную пиявку, но вдвое больше ее.
Малая ложноконская пиявка не столько ползает, сколько сидит на месте. Прикрепившись задней присоской к растению, она вытягивает свое тело в воде. В такой позе пиявка дожидается добычи — мелкого водного животного. Добыча покрупнее не для нее: челюсти у этой пиявки развиты слабо.

Малая ложноконская пиявка.

Рыбью пиявку можно узнать не только по пятнистой окраске: светлые пятна и звездочки по темному фону. Ее длинное тельце очень узкое, и присоски на нем выглядят большими лепешками. Особенно заметна задняя присоска, при помощи которой пиявка держится на растении.
Добыча этой небольшой пиявки (ее длина всего 5 сантиметров) — не медлительные улитки, а такие хорошие пловцы, как рыбы. И пиявка не только подстораживает добычу, но и догоняет ее вплавь. Не важно, к какой части тела рыбы успеет присосаться пиявка: достаточно попасть на рыбу. А там пиявка доползет до своего излюбленного места — до жабер.
Если в пруду развелось много рыбьих пиявок, то карпам живется плохо. Десятками набрасываются пиявки на рыбу, истощают ее. Из всех пиявок, нападающих на прудовую рыбу, рыбья пиявка наиболее вредна.
Иной раз вместе с водными растениями сачок вытащит из воды и крупную ложноконскую пиявку. Это та пиявка, которую все знают и которой многие боятся, хотя для человека она ничем не опасна. Добыча ложноконской пиявки — все водные животные, кожа которых доступна ее слабым челюстям. Она нападает на моллюсков, червей, личинок насекомых, причем мелкую добычу пожирает целиком. Нападает на рыб, тритонов, лягушек, охотится за малыми ложноконскими пиявками.
Эта пиявка хорошо ползает, быстро «шагая». Волнообразно изгибая свое тело, она прекрасно плавает. Крупная ложноконская пиявка поползет и по суше, если окажется вне воды, но медленно. Малая ложноконская пиявка ползает по суше гораздо проворнее.

Рыбья пиявка.

Чтобы отложить яйца, ложноконская пиявка пробуравливает ходы в сырой, рыхлой земле выше уровня воды. Здесь она делает кокон из слизи, внутрь которого и откладывает десяток-полтора яиц. Яйца крохотные, их мало, но губчатый кокон с яйцами все же с жолудь величиной.
Поместив несколько ложноконских пиявок в стеклянную банку с водой, можно заметить, что их поведение изменяется сообразно погоде.
Банку нужно закрыть стеклом или завязать марлей. Воды наливают примерно на две трети банки и раз в неделю меняют ее.
Перед хорошей погодой пиявки держатся в воде, лежат спокойно на дне, присасываются к стеклу или «играют».
Перед сильным ветром они быстро и беспокойно плавают.
Если в ближайшие двадцать четыре часа будет дождь, то они или лежат в воде, или, наполовину высунувшись из воды, висят, как бутылки, одна возле другой.
Перед грозой пиявки начинают судорожно извиваться и присасываются к стеклу над водой или даже к стеклянной крышке банки (если она закрыта стеклом и стекло сухое).

* *
*

На листьях кувшинки, а то и на ряске сидят гидры. Улиточную пиявку на вынутом из воды листе заметишь сразу; гидру на таком листе разглядеть трудно, особенно если вздумаешь искать ту гидру с распущенными щупальцами, которую знаешь по рисунку в книге. Потревоженная, гидра съеживается, а вынутая из воды, она и совсем сжимается. Легко ли заметить крохотный комочек на большом листе!
Присосавшись своей подошвой, гидра словно висит под листом, распустив длинные щупальцы. Мелкие рачки — циклопы, дафнии и другие, — маленькие личинки, даже мальки рыб — все годится для хищницы.

Передвижение гидры.

Задел крохотный малек за щупальце — и в него вонзаются ядовитые нити, выброшенные стрекательными клетками. Другие щупальцы пригибаются к добыче, новые и новые «стрелы» впиваются в малька. Яд парализует малька, он перестает вырываться, затихает. Щупальцы пододвигают его к ротовому отверстию гидры. Добыча велика? Ничего! Гидра заглатывает и добычу куда крупнее себя самой. Гидра может плавать, может переползать с места на место. Поочередно присасываясь то подошвой, то передним концом тела с щупальцами, она ползает подобно гусенице-землемеру. Она может ползти и по-другому: словно кувыркаясь через голову.
Стрекательные клетки — оружие нападения и защиты гидры. Конечно, не от всякого врага они спасают. Натолкнется на гидру большой прудовик — гидра сожмется в комок. Прудовик ползет и скоблит своим языком-теркой поверхность листа. Он «соскоблит» и гидру. Гидра легко восстанавливает утраченные части тела. Даже сильно израненная, превращенная в лохмотья, она выживает. Уцелеет от терки прудовика хоть кусочек туловища — и гидра восстановится.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Сорок четыре тысячи водоемов ..........................................
3
Жизнь в воде ............................................................................
9
В подводном лесу ....................................................................
17
На воде .......................................................................................
34
Личинка стрекозы ......................................................................
42
Плавунец и водолюб .................................................................
51
Дыхательная трубка ...................................................................
66
Комары .......................................................................................
74
Домик ручейника .......................................................................
80
Подводный колокол ..................................................................
83
В воде и на берегу .....................................................................
88
Весенняя лужа ...........................................................................
95
Среди лета .................................................................................
99
Подо льдом .................................................................................
110
Два водоема ............................................................................... 117

 

Hosted by uCoz