Глава 2 Опальная наука

Глава 2

ОПАЛЬНАЯ НАУКА

Мефистофель. Как ты находишь — хороши?
Фауст. Нет слов сказать, насколько гадки...
Иоганн Вольфганг Гёте. Фауст.
Сцена 6. Кухня ведьмы

Не станем подробно описывать развитие знаний о приматах — это сделано нами в другой книге*. Поговорим лишь о некоторых удивительных особенностях накопления сведений в науке, истоки которой обозначаются в тысячелетней толще времени, а становление, как ни удивительно, относится только к середине XX в.

* См.: Фридман Э. П. Приматы. М., Наука, 1979.

В согласии с общей историей биологии и зоологии мы делим историю приматологии на три периода. Первый — от древних времен до первой трети XVII в. включительно: накопление первоначальных сведений oб обезьянах. Это период очень скудных знаний о приматах: полуобезьяны, как и широконосые обезьяны Нового Света, науке еще неизвестны. Существуют смутные слухи об антропоидах, но их фактически не отделяют даже в целом, группой от низших обезьян. Отрывочные описания приматов обнаруживаются у Аристотеля, Плиния Старшего, Галена, Геснера. Вот и все! А ведь в истории биологии подобный период завершился в XV в. В XVI уже появились научные труды, посвященные рыбам, птицам, насекомым.
Второй период — с 40-х гг. XVII в. до второй половины XIX в.: расширение знаний о приматах и разработка основ их классификации. Произведены учет и описание многих видов низших обезьян и полуобезьян. К середине XIX в. впервые грубо описаны четыре рода человекообразных: орангутан, гиббон, шимпанзе и, наконец, в 1847 г. горилла. Выходили труды Тульпа, Тайсона, Линнея, Бюффона, других естествоиспытателей, закладывавших фундамент науки об обезьянах. Но в то время как подобный период в истории биологии заканчивается к началу XIX в., после чего идет период становления основных биологических наук (до середины XIX в.), ни одного обобщающего труда по отряду приматов еще не создается. Сам отряд, введенный Карлом Линнеем в 1758 г., расчленен позднее на два отряда: двуруких (люди) и четвероруких (обезьяны и полуобезьяны). Ликвидировано и линнеевское название отряда — Primates*. Только в начале 60-х гг. XIX в. единство отряда и термин восстановил Томас Гексли.

* От латинского primas, родительный падеж primatis (один из первых). В католической церкви под этим словом понимались первосвященники: архиепископы, примасы.
** Заметим, что в истории биологии на это время приходится четвертый период: перестройка на основе теории эволюции и дальнейшее развитие уже сложившихся наук.

Третий период начинается во второй половине XIX в. и завершается через 100 лет — это время становления приматологии на основе дарвинизма и ее формирования как науки**. Публикуются не только описания отдельных групп приматов, но и труды по отряду в целом, выходят теоретические исследования, фундаментальные работы по анатомии, филогенезу, систематике, экологии, поведению обезьян. С начала XX в. развивается экспериментальная приматология (опыты на обезьянах). Знания о древнейших из известных человеку животных становятся наукой в 60-х гг. XX в. Будем иметь в виду, что уже к концу XIX в. зоология стала обширной системой знаний, в которой вполне обособились орнитология, ихтиология, герпетология, паразитология, териология. Слово же «приматология» появилось лишь в 40-х гг. XX в., еще в 50-е его брали в кавычки...
Позднее оформление приматологии в современную науку — непреложный вывод из истории изучения обезьян. И, как видим, по сравнению с другими биологическими науками приматология запаздывала в развитии не только в итоге, на финише, но и во все периоды своего становления. Почему?
Трудно и дорого получать живых приматов для исследований, нелегко наблюдать за ними и в джунглях, и в саванне. Все это было во стократ труднее в прежние века. Классик приматологии Роберт Йеркс писал: натуралистам XVIII в. так редко и столь мало попадалось антропоидов, как правило детеныши, что, когда в XIX в. в Европе появились взрослые экземпляры шимпанзе, орангутанов и горилл, ученые растерялись...
Так обычно объясняют затяжное развитие приматологии. Эти объяснения принимаем и мы. Но считаем, что была еще одна причина, о которой надо говорить подробнее, потому что ни один приматолог ни в одном труде никогда ее, эту причину, еще не рассматривал.

* * *

Если не представлять себе особого отношения церкви к обезьянам в прежние времена, трудно понять многие факты истории приматологии. Почему, например, в современной латинской номенклатуре и в общеупотребительных наименованиях приматов так явно выступает религиозная и часто «негативная» терминология? Современный список научных обозначений обезьян и полуобезьян включает целый сонм нечистой силы: сатана (satanas), дьявол (devilli), привидение (spectrum), вельзевул (belzebul), молох (moloch), лемур (lemur)... несколько десятков! Вельзевул — в христианской теософии глава дьяволов — встречается даже дважды: это видовые термины современного краснорукого ревуна (Alouatta belzebul) и длинношерстной коаты (Ateles belzebuth). Дважды можно встретить и молоха: виды гиббона и каллицебуса (Hylobates moloch, Callicebus moloch). Еще более популярен сатана — он встречается трижды: подвиды тупайи и колобуса, вид южноамериканского хиропота. Недавняя статья об обезьянах уакари, возможно, не без юмора названа так: «Бесенята влажного леса»...
Почему обожествлявшееся несколько тысячелетий в Древнем Египте животное стало впоследствии на той же земле именоваться «абу-сина» (по-арабски — отец блуда), откуда выводится и русское «обезьяна»?... Почему книги об обезьянах приходилось выпускать анонимно?.. Почему столь популярный в древнегреческом (и древнеримском) искусстве персонаж обезьяна вдруг исчез из всех сюжетов византийских, раннехристианских художников?.. Зато и в наши дни нет-нет да и появится в газете очередной политический узурпатор в образе чудовищной гориллы, хотя этот славный гоминоид, один из самых близких к нам биологически, весьма спокойного нрава, вегетарианец и ни в каких, конечно, бедах людей не повинен. В странах Латинской Америки властолюбивых генералов до сих пор зовут гориллами...
При изучении истории приматологии немало загадочного всплывает в трудах тех, кто писал об обезьянах в прошлом и недавно. Петербургский диссертант Карла Линнея Христиан Гоппиус в 1760 г. спрашивал с удивлением, как случилось, что человек, столь жаждущий познания, в ту пору не знал высших обезьян и «проявил так мало благоразумия, чтоб изучать Troglodytes*, который наиболее близок к нему самому». Вероятно, Гоппиус не догадывался, что причиной такого упущения как раз являлось «благоразумие»...

* Так именовали тогда в науке человекообразную обезьяну не вполне идентифицированного вида. В современной латинской номенклатуре это видовой термин обыкновенного шимпанзе, родовое название которого Pan.

А вот еще пример. В 1773 г. лорд Монбоддо (Джон Беннет) напечатал в своей знаменитой книге письмо европейца, жившего в Африке, где говорится об обитающей там, но науке не известной человекоподобной обезьяне. Письмо и письмо. Никаких последствий оно не имело. Через 150 лет крупнейшие знатоки обезьян Роберт и Ада Иеркс напишут: «Трудно понять, почему это письмо, будучи опубликованным в такой важной книге, как книга лорда Монбоддо, не побудило натуралистов и искателей приключений к решительному изучению большой обезьяны».
А разве не странно, что даже в наши дни даже специалисты (биологи, антропологи!), разумеется, по инерции идущей из прошлого, роняют такие обмолвки: «человек и приматы...», «человек отличается от приматов...», «человек отделился от приматов...». Да не «отличается» человек от «приматов», нельзя его противопоставлять им потому что он и есть самый настоящий примат, представитель таксономического отряда Приматов! Хотя он, конечно, отличается от других приматов...
И не загадочна ли мысль Ш. Уошберна, упомянутого в предыдущей главе, о том, что, если бы современная идея «молекулярных часов» не затрагивала вопрос о близком родстве человека и африканских антропоидов, она бы была принята «без всяких возражений»?
Корни этих странностей в прошлом.

Популярность и обожествление
обезьян у древних народов

Уже упоминалось, что культ обезьяны продержался в Древнем Египте несколько тысяч лет. Плащеносный павиан, гамадрил (Papio hamadryas) посвящался то богу Солнца Ра, то богу Луны, мудрости и письма Тоту, а то и обоим одновременно. Гамадрил оставался священным во все времена. Он был грозным кумиром в до-династическом Египте (V — IV тыс. до н. э.), почитался в период Древнего царства (III тыс. до н. э.), в годы Среднего царства (XXI — XVII вв. до н. э.), в Новом царстве (XVI — XI вв. до н. э.) и в поздний период (X — VI вв. до н. э.). На каждый из этих периодов приходятся свои памятники материальной культуры, и среди них непременно изображения обезьян.
Известна алебастровая статуэтка Тота-гамадрила (V — IV тыс. до н. э.), хранившаяся в Берлинском музее. Сохранились другие фигурки павианов, рельефы, надгробные украшения, бытовые изделия. Павиан обожествлялся в первом религиозном центре Египта — Гелиополе, где посвящался богу Ра. Кладбище мумий гамадрила найдено в Фивах, оно относится ко времени Нового царства. Живые небожители, фараоны, обладавшие колоссальной властью, украшали себя павианьими хвостами. После смерти царя хвосты прикреплялись к его мумии, и перед богом бывший властелин тоже представал земным олицетворением могущественного гамадрила.
Двадцать павианов на западной стене гробницы Тутанхамона защищают его душу во время загробного путешествия в грядущее. На надгробье фараона Аменхотепа III высечено обращение к всемогущему богу Солнца Амону-Ра с таким панегириком: «Священные обезьяны восхваляют твой восход, они же восхваляют тебя, когда ты заходишь на западе». Из знаменитого парижского папируса явствует, что египетский бог Солнца на десятом часу своего потустороннего шествия принял облик циноцефала (собакоголовой обезьяны, как и ныне называют павиана).
Бог Тот был символом законности, часто изображался величественно восседающим между чашами весов, на которых оценивались души покойников. Тот имел целый список добродетелей и обязанностей, более скромных, правда, чем у грозного бога Солнца, но все же весьма славных. Он провожал покойников в подземный мир, что делал совместно с анубисом (давшим, кстати, наименование одному из пяти видов современных павианов — Papio anubis). Символизировал мужскую сексуальность, считавшуюся у древних народов исключительным достоинством. Существовало убеждение, что гамадрил рождается «обрезанным», тогда как над будущими жрецами этот обряд, заимствованный позже другими религиями, совершался после рождения. Не лишена была святости и самка, некоторые физиологические процессы которой связывались с фазами Луны (следовательно, она «реагировала» на ночное светило). Тот, далее, был искушен в письменности — считалось, что гамадрил обучал письму, священным иероглифам всех богов. Тот был ответствен за службы магии и исцеления, которые у древних, как известно, сочетались. Наконец, гамадрил Тот олицетворял саму мудрость, считался богом мудрости.
Как сказано, приматы обожествлялись и другими народами, а во многих местах обитания почитаются и ныне: в Индии, Японии, Перу, Китае, на Мадагаскаре. Местные жители близ города Таматаве на Мадагаскаре принимают воротничкового лемура, или вари, за священное животное. Они верят, что эта полуобезьяна (варикананда на местном языке) поклоняется Солнцу и приносит ему каждое утро молитвы. Когда появляются первые лучи, говорит легенда, варикананда садится, протягивает руки в направлении к Солнцу и надолго остается в этом положении, как бы вбирая в себя оживляющую силу дневного светила. Подобная поза действительно характерна для этих лемуров. Так же любит нежиться и тоже считается священной на Мадагаскаре другая полуобезьяна — индри.
Один из основателей русской и советской антропологии Дмитрий Николаевич Анучин (его имя носит ныне Институт и Музей антропологии МГУ) писал в 1874 г., что малайское племя орангбирма считает своими прямыми предками обезьян: в «начале вещей» из горных лесов вышли две большие обезьяны унка-путе, потомки которых спустились на равнину и стали людьми. Похожие версии существуют в Африке, Тибете, Южной Америке. Индийские князья в Парбандере с гордостью выводили свой род от лангура ханумана, ставшего героем бессмертной «Рамаяны».
Таким образом, народы, которые непосредственно соприкасались с обезьянами и полуобезьянами, не только не испытывали неприязни к этим животным, но и освящали их.
Культура Древнего Египта оказала колоссальное воздействие на античный мир, где приматы, как сказано, были также популярны. Д. Н. Анучин со ссылкой на других авторов соообщал об обожествлении павианов в Риме, где они посвящались Меркурию — богу знаний. О причастности павианов к культам греков и римлян говорится в блестящих сатирах «Вольтера классической древности» (по Энгельсу) атеиста Лукиана, который писал, что гамадрил Тот отождествлялся с Гермесом (соответственно в Риме — с Меркурием) — богом скотоводства, торговли, вестником Зевса и... покровителем воров.
Вот какую сцену изобразил Лукиан в «Совете богов». Злоязычный Мом, которого считали доносчиком и не любили на Олимпе, получил все же разрешение Зевса высказаться. Конечно, он употребил эту возможность для обличения собратьев-богов. К стоявшему тут же Гермесу Мом обратился следующим образом: «Но ты, египтянин с песьей мордой (павиан ведь собакоголовый! — Э. Ф.), завернутый в полотно, ты кто таков, любезнейший, и каким образом ты хочешь быть богом — ведь ты же лаешь?..» Зевс в этой щекотливой ситуации хочет избежать скандала: «Да, правда, то, что ты говоришь о египтянах, — позор. Но все же, Мом, многое тут — символы, и не слишком ты смейся, раз не посвящен в мистерии». Кляузник Мом неумолим: «А-а, Зевс, нам нужны, оказывается, священные мистерии, чтобы узнать, что боги — это боги, а павианы — павианы...»
Все-таки Мом своего добился: в результате его обвинений было принято постановление, согласно которому всем богам предписывалось заполнить и предъявить, вероятно, одну из первых в истории цивилизаций анкет — «имена отца и матери, сведения, почему и как сделался богом, какой филы и кто товарищи по фратрии»*.

* Лукиан. Избранные атеистические произведения. М., Изд-во АН СССР, 1955, с. 113 — 116.

Есть сведения, что по мере приближения к нашей эре (период Римской империи) обезьяны стали фигурировать в литературе как объекты пародии, смеха, забавы. Появляется притча, что «рыси любимы Аполлоном, как сфинксы (обезьяны) — Дионисом». Намек на употребление вина обезьянами: Дионис — покровитель виноделия.
Итак, мы видим, что обезьяны известны и в ранней религии греков, и в так называемой олимпийской религии (которая сложилась в основном к концу VI в. до н. э.). Ироническое же отношение к обезьяне установлено лишь для сравнительно позднего античного времени, что в известной мере могло быть следствием соперничества антропоморфных богов Греции и Рима с египетским богом-павианом.
Но в любом случае обезьян хорошо знали в классическом мире. Об этом свидетельствуют сотни дошедших до нас памятников: барельефы, рукоятки, амулеты, печати, кулоны, амфоры, вазы, подносы, живопись и изделия из серебра, терракоты, бронзы с изображениями обезьян. Только в книге В. Мак-Дермотта собрано 605 фотографий таких находок! Запомним, что даже в сюжетах, где проскальзывает ироническое отношение к обезьяне (в позднее античное время), оно никогда не было враждебным.
Знаменитый древнегреческий певец легендарный Орфей постоянно изображался в окружении нескольких животных, в их числе была обезьяна. Последняя иногда пародирует Орфея, но пародия здесь дружеская, представленная языческим художником в виде веселой шутки. Вскоре, однако, обезьяна исчезнет из всех сюжетов, связанных с Орфеем... Даже когда старая картина будет копироваться, обезьяну заменят другим животным или человеком.
«Какой вал лег между золотым древним миром и Европой?» — спрашивал проницательный Юрий Олеша, говоря о том, что обезьяна, слухи о которой оборвались «вдруг после конца Рима... стала для Европы загадочным, почти бесовским существом»...

«Боги язычников суть дьяволы...»

Римский медик Клавдий Гален, живший во II в. н. э. и сам изучавший анатомию обезьян, был последней звездой античной науки. После Галена к знаниям по обезьянам более чем за тысячу лет, собственно, ничего не добавилось.
Известно, что христианство зародилось как секта бедняков. В первые века оно и было религией рабов и обездоленных. Но уже во II в. секта разрослась в сильную церковную организацию, с которой в дальнейшем правители Римской империи вынуждены были заключить союз. Христианство стало официальной религией. Более того, оно превратилось в «мировую религию», которая оказала глубокое влияние на мышление, мораль, на жизнь огромных масс людей, особенно в Европе, где закладывались основы естествознания.
Известно также, сколь свирепо расправлялась церковь в средние века с теми, кто дерзал самостоятельно мыслить. Достаточно напомнить жестокость ранних христиан и затем официальных инквизиторов, что, конечно, отразилось на развитии науки. Нечистой силой объявлялась кошка. Существовали представления о дьявольских превращениях людей в зайцев, волков, собак, коров и других. Однако обезьяны третировались больше всех животных.
В книге «Византийское искусство в собраниях Советского Союза» (1965 г.) опубликовано 302 репродукции 191 произведения. Собрания памятников византийских мастеров в нашей стране в совокупности, как сказано в этом капитальном издании, «дают более полное представление о разных этапах византийского искусства, чем собрания любой другой страны». Из книги видно, что прямые наследники древних греков — византийские художники по-прежнему охотно изображают различных
животных. Часто встречаются овцы, собаки, рыбы, птицы, лошади, олени, павлины. Но ни разу не найти здесь обезьяны! Популярнейший прежде у художников персонаж теперь начисто «забыт».
Чем объяснить столь удивительный поворот в отношении к обезьяне? Прежде всего надо учесть, что первые христиане вообще отвергали культовые изображения, характерные для язычников. Но главная причина исчезновения «обезьяньей» темы в искусстве этого периода — резко отрицательное отношение к обезьяне как к одному из прежних богов. Таков один из итогов борьбы утверждавшего себя единобожия, монотеизма, с отжившим свой век язычеством. Вот какой «вал» лег между «золотым древним миром» и Европой...
Дискредитировать и в то же время как-то использовать прежних богов — давняя религиозная традиция. Известный специалист по вопросам религии итальянский профессор коммунист Амброджо Донини пишет, что низведение предшествовавших божественных сил до ранга демонических осуществлялось еще иудаизмом: «Достаточно вспомнить, что ветхозаветный старый и унылый Ваал Зевув, бог мух у ханаан, стал в еврейской религии, а затем и в христинской главой дьяволов Вельзевулом»*.

* Донини А. Люди, идолы и боги. Очерки истории религий. М., Политиздат, 1966, с. 132.

Не нужно обладать большой фантазией, чтобы представить себе, как сложилась судьба обезьяны, если мы вспомним, что Вельзевул дважды фигурирует в таксономической номенклатуре обезьян! Кстати, этим же дьявольским именем («профессор Вельзевул») называли в XIX в. Томаса Гексли профессора Кембриджского университета. Библейское положение «Боги язычников суть дьяволы» в Новом завете не только поддержано, но и усилено, причем не кем-нибудь, а главным евангельским апостолом Павлом. Некогда могущественнейший Юпитер, «римский Зевс», был низведен до категории одного из слуг сатаны. (В средние века римский Колизей считался излюбленным местом дьявола.) Обезьяна же преследовалась еще больше, чем человекоподобные олимпийские боги. Почему? Сначала потому, что была богом Египта, по Ветхому завету, «страны тьмы», из которой бежал Моисей...
В 391 г. в Александрии разразился зверский погром язычников. Были разгромлены дома, убиты сотни людей. Уничтожались произведения литературы и искусства. Серапеум и другие языческие храмы оказались разрушенными, а грамматик Аммоний, который являлся служителем Тота-павиана, был изгнан. Предводитель погромщиков александрийский епископ Теофил приказал сохранить лишь одну статую священного павиана, дабы иметь возможность демонстрировать всему миру, чему поклонялись язычники.
Новые авторы теперь поносят египтян «за глупое и суеверное» преклонение перед обезьяной. По официальным установлениям церкви обезьяна стала олицетворением дьявола — Figura Diaboli, как это записано в первом компендиуме христианской зоологии «Физиологусе» (II в.), где собраны сведения о животных в виде аллегорий, басен, сказок. Такое представление официально существовало вплоть до XIII в., но на деле бытовало и позже. «Физиологус» оказал огромное влияние на мораль и искусство (на Руси он назывался «Физиолог»). А в нем говорилось: «Обезьяна есть лицо дьявола, потому что имеет начало, а конца не имеет, то есть «хвоста».
С утверждением же христианства обезьяна стала признанным врагом церкви. Игнатий Лойола, организатор ордена иезуитов, называл врагов Христа «обезьянами, подражающими человеку». По словам же святого Августина, дьявол — это «божья обезьяна»: коварен, жесток, беспощаден, похотлив. Английский средневековый теолог-схоласт Бартоломей писал, что обезьяна — «дьявольский монстр», который способен поглотить любого рода пищу. Он находит удовольствие во всякой грязи и доходит до того, что поедает паразитов, отыскиваемых в волосах людей. Так «разъяснялся» действительно характерный для приматов груминг — обыскивание друг друга (и людей, если обезьяна дружна с человеком), не только элемент своеобразной гигиены, но и одно из проявлений дружеского общения, имеющее большое значение в стадной жизни обезьян. Как видим, и этот интересный факт биологии, замеченный в XIII в., был использован во вред обезьяне. Приматы выискивают в шерсти и волосах не только насекомых (ведь их близкие родственники — насекомоядные), но и опавшие волосы, луковички которых также поедаются.
Легендарная гиперфертильность павиана, столь ценимая древними, теперь стала одним из «доказательств» зловещей греховности, исходящей от дьявола. Способность копировать действия человека, свойственная некоторым видам обезьян, тоже, конечно, объявлена дьявольской. Книги сновидений, выходившие в IX — XIII вв., толковали явление обезьяны во сне как знак предстоящей неприятности.
Реформатор христианства Мартин Лютер употреблял слова «дьявол» и «обезьяна» как синонимы. С другой стороны, и сам Лютер изображался католическими священниками в виде обезьяны.
Любопытно, что слово «мартышка» попало в Россию из Бельгии, где его фламандское происхождение выводится из широко распространенного в Европе имени Мартин. Существует версия, по которой слово «мартышка» — это эхо религиозной борьбы периода Реформации: в устах католика оно определенно связывалось с негативным отношением к личности именно Мартина Лютера.
Картины страшного суда в средневековье изображались непременно с обезьяной. Любое капище, как правило, включало обезьян. Самые гнусные действия, связанные с черной магией, не обходились без этих «злокозненных тварей». В России даже в 1795 г. в «Любопытном словаре удивительных естеств и свойств животных» живописнейший африканский мандрилл именовался дьяволом, а орангутан назван «лешим» и в научном труде, причем в XIX в.
Так можно ли было в такой обстановке накапливать знания по биологии обезьян? Не логично ли думать, что даже имевшиеся к этому времени, к началу средних веков, сведения о приматах уничтожались как «дьявольские» писания, которые, по-видимому, никогда уже не станут достоянием истории! Иногда они, как предполагал Р. Йеркс, уничтожались заодно с их создателями. В условиях, когда обезьяна оказалась в своеобразном «ореоле» греховности, когда по религиозным иллюзиям за связь с этим живым «дьяволом» душа попадала в «адский огонь» на том свете, а тело — во вполне реальный огонь на этом свете, в костер инквизиции, изучать это животное и даже хранить о нем сведения означало подвергнуть себя смертельной опасности.
Но торможение развития науки — еще не все, чем «обязаны» приматы господствовавшей в средние века идеологии. Сказался и психологический эффект религиозной традиции в отношении к этим «омерзительным» животным, что, как упомянуто, ощущается даже в наши дни.
Поныне обезьяна в некоторых европейских странах является символом пьянства. Предполагается, что такая связь навеяна поведением обезьян, дескать, пьяница ведет себя так же нелепо, как обезьяна.
Вот откуда и сейчас в английском языке поговорка «То suck the monkey» (дословно «сосать обезьяну»), что на жаргоне моряков означает предаваться пьянству. Вот откуда и в немецком языке «быть с обезьяной» — значит, быть пьяным.
Но и причастностью к алкоголизму, увы, не исчерпывается «порочность» нашего сородича. Еще более распространена в связи с обезьянами эротическая символика. И это тоже имеет стародавние корни в религиозной идеологии. Вот одна из средневековых легенд. После изгнания людей из рая господь решил проведать первую женщину на Земле Еву. В числе прочего творец поинтересовался величиной ее семьи. У Евы было так много детей, что в глазах господа это могло выглядеть просто неприлично — создавалось впечатление, будто, обретя познание плотских радостей, Ева предалась им без удержу. Страшась подобного мнения, она утаила часть потомков. Но от бога ничего не скрыть. Разгневанный владыка превратил некоторых ее детей в демонов и обезьян...
Как сообщают Р. и Д. Моррис, в XV в. слово «обезьяна» было в Европе «абсолютным символом» распутной женщины. Обезьяны стали традиционной принадлежностью итальянских куртизанок. Короли и герцоги дарили своим фавориткам мартышек, и это имело тайный смысл. В Южной Европе разнообразные эквиваленты наименований самок обезьян — «мартышка», «мона», «обезьяниха» (singesse) — использовались в разговорном языке вместо слова «проститутка». Отсюда бесчисленное множество историй о невероятной «страстности» обезьян, об их особом вирилизме, о любовных похождениях и даже сожительстве с людьми. Подобный сюжет попал и в «Тысячу и одну ночь». Любовники-обезьяны являются действующими лицами «Кандида» Вольтера, ревнивец-орангутан действует у Р. Киплинга, а гигантский монстр-горилла Кинг Конг, которому приносили в жертву красивых девушек, стал героем голливудского фильма.
Обезьяна — зловещий образ многих литературных сюжетов. «Шекспировская злая обезьяна» (слова из пьесы Б. Шоу) — роковой символ. У Эдгара По орангутан перерезает бритвой горло женщине. В. Джекобс обыгрывает страшный талисман — обезьянью лапу, которая исполняет желания людей ценой несчастья. Помимо упомянутой в эпиграфе сцены на кухне ведьмы, где обезьяны вызывают омерзение у Фауста, В. Гёте поместил еще в пятое действие своей трагедии копошащихся лемуров, которые, по собственному истолкованию великого автора, являются «тормозящими силами истории», «мелкой нечистью». Страдают, как видим, не только обезьяны, но и полуобезьяны... Не случайно на балу у сатаны М. Булгаков использует беснующийся обезьяний джаз. Еще Элиан (III в.) рассказал об обезьяне, которая погубила ребенка в кипятке (видела, как няня купала дитя). В разных вариациях эта история, как и множество других подобных, передавалась из века в век. Так подчеркивалась «порочность» обезьяны, ее злой нрав. В результате и сегодня бытует английская поговорка «То get one's monkey up» («разозлить чью-то обезьяну», разгневать кого-либо).
Третирование художников в средние века отражено, в частности, в формуле «The ape of truth» — «обезьяна правды», ибо живопись считалась искажением действительности, иллюзией для одурачивания зрителя. Стало афоризмом: «Искусство — это обезьяна действительности».
Нередко в живописи обезьяна — придворный льстец, глупый наставник, уродливый плут, вертопрах. Вполне четкое амплуа отведено этому животному в картинах на религиозные темы. Среди ранних европейских миниатюр (XV в.) известен сюжет сотворения богом животных. Все звери обычно расположены по левую сторону от господа. Причем первым всегда изображался мифический единорог — любимец всевышнего, который держит это стройное благостное животное за рог (есть мнение, что единорог олицетворял Христа, а его рог — крест, жертвенную смерть спасителя). Далее стоят слева же другие животные. И только одна обезьяна находится справа от бога. При этом единорог и обезьяна пространственно размещены на одном плане, олицетворяя, таким образом, антагонизм сил добра и зла. В картину Лукаса Мозера «Мария с младенцем», как и в его же «Последнее общение Марии Магдалины» (алтарь), специально введена обезьяна как антипод светлого и чистого образа Христа. Таков же смысл «Мадонны с обезьяной» великого Альбрехта Дюрера: младенец сидит на руках с птичкой, обезьяна расположена с другой стороны, конечно, у ног богоматери, опять же как противопоставление. На картине И. ван Меккенема «Явление Христа народу» обезьяна прикована цепью к решетке окна тюрьмы и размещена на переднем плане на одной линии с Христом, но напротив него. Здесь она — не только греховная его противоположность, но и некая причастность к трону языческого тирана Понтия Пилата.
Знаменита «Лаокоонова карикатура», где троянский герой окружен обезьянами. Подозревается, что Тициан (по другой версии Николо Болдрини) высмеял нападки на Везалия за разоблачение ошибок Галена, о чем мы расскажем далее. По иному толкованию, сюжет пародирует классическое искусство, знаменитую статую Агесандра, Полидора и Атенодора «Лаокоон и его сыновья». Известны «обезьяньи» сатиры Хогарта, Микеланджело, Тенирса Младшего, Ватто, Гойи, Грандвиля и других великих художников...
С наступлением эпохи Возрождения, а более определенно уже в XVI в., официальное преследование обезьян церковниками несколько ослабляется. Есть мнение, что это связано с крахом бытовавшей до того идеи «сексуальность — грех». Некоторое смягчение наблюдается и в отношении католической церкви к другим религиям. Этот либерализм, конечно, связан с духом Ренессанса. Появляются изображения обезьян даже в соборах (правда, крайне редко) в Кельне, Лондоне, Монсе. Именно с этих времен обезьяна все чаще не дьявол, но его жертва, грешник, падший ангел. В литературе и искусстве обезьяна теперь фигурирует преимущественно в виде простака, шута, вертопраха.
Но не «сексуальная терпимость» — главная причина внешнего «примирения» с приматами. Новая обстановка периода Возрождения означала, между прочим, и безраздельную, устойчивую победу монотеизма над прежними религиями и их богами, которые теперь уже перестали беспокоить лидеров христианства. Поэтому
и обезьяна как бывший бог (вместе с прекрасноликими олимпийскими богами) утратила свою опасность. Но только как бывший бог.

«Смешные копии людей...»

Уместно спросить: почему же другие многие животные, составляющие обширный пантеон египетских богов (несколько десятков), не подверглись столь свирепому гонению, как обезьяна, и в итоге не «пострадали» столь заметно, как приматы? Ответ на этот вопрос кроется, как ни парадоксально, в биологии обезьян, в их необыкновенном физическом сходстве с человеком, что повредило им не меньше, чем принадлежность к языческим богам.
В самом деле, если нужно наглядно представить дьявола, который ведь должен быть уродливо похож на человека, то даже и при непредвзятом отношении к делу нельзя не изобразить нечто сходное с обезьяной. В известной мере эту мысль выразил еще Клавдий Гален, который и называл обезьян «смешными копиями» человека: «...Если бы живописец или скульптор, изображая кисть человека, ошибся в своем изображении достойным осмеяния образом, его промах имел бы лишь тот результат, что он воспроизвел бы кисть обезьяны».
Мы переходим к главным причинам отрицательного отношения церкви к обезьяне.
С того времени, когда эмоции против языческих божеств поулеглись, все ярче выступает — сначала как будто стихийно, затем все более «обоснованно» — враждебность монотеистической религии к обезьянам именно на почве их сходства с человеком. Что в то время обезьяна далеко еще не «прощена», говорят многие факты. Как раз в XVI в. обезьяна изображается христианскими художниками в Эдеме, в сцене грехопадения, хотя по Библии обезьяны в этом эпизоде нет. Любопытна логика привнесения нового персонажа в сюжет, где, по Библии, Действует только змей-искуситель: обезьяна ведь похотлива, любит фрукты и не признает ничего святого — кому же еще, как не ей, подбивать перволюдей вкусить запретный плод! Как упомянуто, в 90-х гг. XVI в., в период религиозных распрей, обезьяна была своеобразным клеймом, которым пользовался и Лютер, и его противники. Есть и другие примеры не такого уж далекого по
времени взгляда на обезьяну как на дьявола. Так что «примирение» церкви с обезьяной в XVI в. и даже в XVII в. весьма и весьма относительно.
Последствия всех этих событий были достаточно печальными для науки. Сейчас мы уже не сможем, конечно, учесть все конкретные препоны на пути познания обезьян. Но вот один из возможных примеров. Что должен был испытывать благочестивый миссионер (а ведь именно миссионеры чаще других были первопроходцами в местах обитания обезьян), когда он сталкивался с человекоподобной обезьяной или получал какие-то сведения о ней? С огромной, в рост человека, бесхвостой и загадочно разумной? Или с шимпанзе, которому, как мы теперь точно знаем, ничего не стоит схватить палку для отражения нападения врага, укрыться листьями во время дождя, очистить ветку и, смочив ее слюной, выуживать термитов на обед. Или совершать иные действия, сходные с человеческими...
Даже если посланец церкви преодолевал собственный страх и предубежденность, сообщить о таком существе означало обречь себя на подозрение в связи с дьяволом, что могло привести ко всем последствиям, возможным в эпоху инквизиции. Ведь попал же в 1616 г, Лючилио Ванини, рассказывавший, что атеисты выводят родословную эфиопов от обезьян, на «очищающий» костер инквизиции. В средние века, замечу, при сожжении еретика предавалась казни, вешалась и обезьяна, если была под рукой.
С грузом предубеждений, страха и отвращения к обезьянам вступил «цивилизованный мир» в XVIII в. — век бурного развития естествознания. О первых шимпанзе, завезенных в Европу, весьма серьезные авторы писали, что эти животные «ужасно злые и созданы, кажется, для того, чтобы делать зло». Вот почему открытие гориллы в XIX в. потрясло не только общественность, но и самих ученых.
Важнейшей, однако, причиной враждебного отношения клерикалов к приматам, многие века скрытой, но остро проявившей себя тогда, когда началось научное сопоставление анатомии человека и обезьян, было несоответствие выводов ученых основополагающим догмам Библии.
Обратимся опять к истории приматологии. Все, кто интересовался обезьянами или изучал их в разные
времена, поражались удивительному сходству этих животных с человеком, а многие народы, имевшие контакт с приматами, считали их людьми, иногда предками людей. Это сходство, особенно некоторых видов, бросалось в глаза даже непосвященным. О нем писали Гераклит, Аристотель, Квинтилиан. Древние греки не могли отнести непонятного им хилофагойя, в котором можно предполагать шимпанзе, ни к человеку, ни к обезьянам. Плиний Старший преувеличивал сходство обезьян с людьми. Оно ввело в заблуждение классика античной медицины Галена. Когда один из ранних воителей христианства Арнобий поносил язычников — греков и римлян — за человекообразность богов, он вполне резонно подчеркивал, что при желании столь же высоко можно поставить обезьяну, имеющую так много общего с человеком. Это сходство возмущало в III в. Энния («О, сколь схожа на нас зверь гнусный обезьяна») и позже беспокоило теологов, в частности святого Августина, просвещенного Магнуса. Его, это сходство, видели Мишель де Монтень и Леонардо да Винчи. Оно приводило в смятение даже естествоиспытателей: Виллиса, Тайсона, Линнея, Бюффона, Гердера, Вик д'Азира, наконец, Ламарка. Его подчеркивали философы Нового времени — Кант, де Kfметри, Дидро, Монбоддо. Слова для обозначения обезьян, simia и pithecus, пришедшие к нам из древности, стали синонимами сходства (производное similar — по-английски означает «сходный», близко к нему и имеющее латинский корень слово «ассимиляция» — уподобление), а вошедшее в употребление с XVI в. английское слово monkey (низшая обезьяна) служило, по сведениям британских филологов, для обозначения опять же сходства с человеком и подражания его действиям.
Таким образом, рассматривать, изучать обезьян неминуемо означало сосредоточивать внимание на этом сходстве.
В свете сказанного любопытно почти полное отсутствие в Библии всяких упоминаний об обезьянах, тогда как только в Ветхом завете насчитывается примерно 50 видов упоминаемых не один раз других животных. В различных местах Библии можно встретить собаку, кошку, осла, орла, чибиса, но только не обезьян! О них вскользь сказано лишь в сообщении о времени царя Соломона: «Корабль привозил золото и серебро, и слоновую кость, и обезьян, и павлинов».
Только впоследствии, когда обезьяна стала дьяволом (примерно с III — IV вв.), она появляется в религиозных текстах христиан, в раввинистической литературе, толкующей и дополняющей положения Библии, а позже и в исламских сочинениях, но уже вполне определенно в «бесовской» роли. Теперь это богопротивное создание причастно к опьянению Ноя, к наказанию людей за высокомерную попытку строить Вавилонскую башню («люди превратились в обезьян»); фигурирует в любопытном сопоставлении, согласно которому «обезьяна похожа на человека, как человек на бога» (Талмуд), и в проклятии «Будьте обезьянами презренными» (Коран), и в разных враждебных монотеизму ситуациях. Повторяю, по самому тексту Библии обезьяны в этих сюжетах отсутствуют.
О редкости упоминания обезьян в Библии говорится в книге «Очерки из библейской географии» протоиерея Н. А. Елеонского, опубликованной в 1897 г. Удивляясь обожествлению в Египте «столь отвратительного существа», как павиан (!), Елеонский писал: «...В Библии, за исключением истории Соломона, об обезьянах нигде не упоминается; это доказывает, что вообще они не имели доступа в Палестину». Вероятно, пишет Елеонский, «их распространению в Святой Земле противодействовали представители религиозной жизни Израиля, опасаясь, что склонный к идолопоклонству народ и обезьян сделает предметом суеверного почитания, по примеру как египтян, так и жителей Офира».
Вот вам еще одно признание неприязни со стороны древних представителей единобожной религии к обезьянам как к животным, причастным языческому идолопоклонству. Но ведь и сам Елеонский сообщал, что израильтяне были осведомлены о разных видах обезьян, не об одном только священном павиане Египта или о таком же обожествляемом ханумане Индии. Причем эти разные виды обезьян были известны в Палестине и до и после царя Соломона, да и узнавали о них не только через египтян, но и через соседнюю Ассирию, они попадали в Палестину и из Индии, с жаркого побережья Красного моря. И вот что не менее любопытно: целый список животных, символизировавших прежних египетских богов (змея, орел, ибис и т. д.), вполне уживаясь с религиозными принципами составителей Библии, не один раз фигурируют в ее книгах. Так в чем же дело?
Почему только обезьяна стала «исчадием ада», проклятым, ненавистным, омерзительным животным?
Думаю, не в одном идолопоклонстве дело. Сходство обезьяны с человеком дискредитировало библейскую версию о божественном творении и «божьем подобии» людей. Мог же в VII в. до н. э. Анаксимандр говорить, что «первоначально человек произошел от животных другого вида», а Гераклит в VI в. до н. э. сопоставлять обезьяну с человеком! Да и христианские теологи, как мы видели, нередко ощущали это сходство и прибегали к ухищрениям для его объяснения.
Между тем свидетельства биологического сходства человека с остальными приматами, несмотря на усердие инквизиторов, накапливались. По времени получение первых подлинно научных сведений в приматологии (XVII в.) практически совпало с началом освобождения науки от теологии. Казалось бы, теперь-то открыт путь к познанию обезьян, как всех других объектов живой природы, и беспрепятственному развитию науки об этих животных. На деле же все было совсем непросто...
В отличие от всех других животных приматы оказались перед лицом еще более сильной, чем раньше, клерикальной оппозиции теперь уже по главному пункту своей «богопротивности» — как претенденты на обоснованное анатомо-физиологическое родство с человеком, а то и на первородство. Конечно, костер инквизиции уже не мог оставаться главной силой убеждения, как прежде, хотя нет-нет да и вспыхивал не только в XVII, но еще и в XVIII в. В Новое время церкви необходимо было опираться на иные средства борьбы с материализмом. И вот, пожалуй, самая отличительная особенность истории изучения приматов: в Новое и Новейшее время, когда формировались современные науки, когда отмечался значительный прогресс в познании природы, приматология развивалась мучительно трудно, с отступлениями и зигзагами не в последнюю очередь в результате влияния церкви.

«Может быть, я должен был бы это сделать согласно науке»

Мне уже приходилось писать о «парадоксах Галена». Великий медик древности (Клавдий Гален жил в 130 — 201 гг.) оставил загадки, которые едва ли будут разгаданы до конца. Подумайте: Гален — классик средневековой медицины, можно было пострадать только за «несоответствие Галену», некоторые ученые открыто говорили, что лучше ошибаться «вместе с Галеном», чем быть правым против него... И оказывается, знаменитый Клавдий Гален описал строение человека, исходя из анатомии обезьян и скрыл это! В 1543 г. Везалий установил, что Гален допустил почти 200 ошибок: он не знал о существовании у человека мышцы, противопоставляющей большой палец руки, неправильно описал саму кисть руки, а также сердце, легкие, печень, полую и непарную вены, крестцовую кость, слепую кишку... Эти ошибки — следствие того, что Гален перенес данные из опытов на низших обезьянах, которых многократно вскрывал (чаще других макака магота), на человека. Значит, он был твердо убежден, что обезьяны — копия людей?
Другой «парадокс Галена». В «Анатомических процедурах» он писал: «...Из всех живых существ больше всего похожа на человека обезьяна по внутренностям, мышцам, артериям, нервам, так же, как и по форме костей. В силу этого она ходит на двух ногах и употребляет передние конечности как руки». А вот цитата из книги «О назначении частей человеческого тела»: «Из всех живых существ один только человек имеет руки, органы, приличествующие главным образом существу разумному». Более того, в этом труде, где Гален подчеркнуто идеалистически трактует явления жизни и на каждом шагу славословит Творца (Демиурга), постоянно противопоставляется анатомия обезьян и человека! Автор даже обращается к «знаменитым софистам», которые остались, замечу, неизвестными истории, к «ловким презирателям природы», как он говорит, с таким вопросом: «...Как осмеливаетесь говорить, что обезьяна во всем похожа на человека?»
Где же правда? Что в действительности думал о сходстве приматов Гален? Почему ошибался и так противоречил сам себе? Об этом мы можем только догадываться. Кое-что могут прояснить некоторые особенности второй книги. Гален считает человека «единственным божественным созданием» на Земле, твердит о «совершеннейшей благости» Творца — Демиурга, который дарует каждому существу только ему подходящую внешность, и клеймит атеистов: «Если бы я захотел тратить больше слов для таких скотов... то рассудительные люди стали бы порицать меня за то, что я нарушаю святость его произведения, которое я передаю как религиозный гимн в честь Творца». Как видим, «рассудительные люди», враги атеизма, имели немалое влияние на книгу Галена. Римский врач еще полемизирует с библейским Моисеем, но уже оставляет «подобно Моисею, начало творения создателю».
Сейчас непросто объяснить противоречивое мировоззрение Галена, его парадоксы в описании приматов. Последователь родоначальника идеализма Платона — Гален далек от идей развития природы. Не забудем также, что он был врачом не только гладиаторов, но и римской знати, и самих императоров. Большой знаток идеологии Галена профессор Б. Д. Петров считает, что античный классик свои материалистические высказывания нередко прикрывал формальными ссылками на Платона, иными словами, лукавил. Не обусловлены ли парадоксы Галена в приматологии крепнувшими к концу II в. единобожными взглядами правителей Рима? Если он не прятался за удобную броню этих взглядов, что можно допустить, то, видимо, искренне заблуждался вследствие религиозности.
Но то, что еще мог позволить себе Клавдий Гален, уже не могли делать средневековые ученые. А если «позволяли», то отправлялись на костер инквизиции, как Сервет и Ванини. Либо их ждала судьба Везалия, также погибшего в результате преследований инквизиции.
Фундаментальный вклад в приматологию внес Карл Линней (1707 — 1778). И в наши дни его классификация приматов остается в главном верной. Это он впервые, как упомянуто, дав само название «приматы», объединил в еще весьма небезопасное время человека, обезьян и полуобезьян в один отряд, да к тому же присвоил ему термин, использовавшийся в церковной иерархии. Напомню, что род Homo у Линнея включал наряду с видом человека разумного — Homo sapiens, вид человекообразной обезьяны — Homo troglodytes, или с 10-го издания Homo sylvestris. Вот насколько он считал их сходными! А ведь Линней был верующим человеком и побаивался столкновений с клерикалами. Можно представить себе, каких душевных сил стоила ему верность науке.
Создавая «Систему природы» в 1735 г., Линней еще понимал ее в виде «четкой цепи произведений Творца». К концу жизни Линнея роль Творца в системе существенно сократилась. Изменение взглядов Линнея прослеживается на примере развития им классификации приматов. 14 февраля 1747 г. он писал петербургскому натуралисту Иоганну Гмелину: «Не угодно (не нравится) то, чтобы я помещал человека среди антропоморфных; но человек познает самого себя. Давайте оставим слова, для меня все равно, каким бы названием мы ни пользовались; но я домогаюсь (узнать) от тебя и от всего мира родовое отличие между человеком и обезьяной, которое (вытекало бы) из основ естественной истории. Я самым определенным образом не знаю никакого; (о) если бы кто-либо мне указал хоть единственное. Если бы я назвал человека обезьяной или наоборот, на меня набросились бы... все теологи. Может быть, я должен был бы это сделать согласно науке». Вот ведь какие соображения терзали великого классификатора природы!
Известно, что еще за 15 лет до этого письма Линней внес в свой «Лапландский дневник» (11 июля 1732 г.) довольно дерзкие мысли о «нашем собственном виде». Если рассматривать особенности наших зубов, рук, пальцев и ногтей, писал молодой Линней, то невозможно не осознать, «в каком близком родстве мы находимся с павианами и другими обезьянами, дикими людьми лесов...» Значит, еще в первой трети XVIII в. Линней видел огромное сходство человека с обезьянами и, надо думать, прошел через немалые сомнения, прежде чем решился — через 26 лет, в 1758 г. — использовать слово «приматы» для обозначения единого отряда млекопитающих, куда вместе с человеком отнесены обезьяны и полуобезьяны!
Конечно, церковники не остались в долгу. В Папской области сочинения Линнея были запрещены, в Риме их обсуждение разрешено только с 1773 г. Задумаемся, что означали для религиозного Линнея, для его близких подобные ограничения со стороны официальной, почитаемой церкви?
Давление церкви болезненно отразилось на творчестве Жоржа Бюффона (1707—1788), которому принадлежит заметная роль в истории приматологии. Бюффон известен не только своей гигантской, 44-томной «Естественной историей», где отведено немало места описаниям обезьян (полтора тома и дополнение). Это был прогрессивный для своего времени натуралист, один из предшественников Дарвина на пути к теории развития организмов, что уважительно отмечал сам Дарвин. Бюффон, собственно, первым описал и изобразил гиббона, правильно употребляя термин «орангутан», дал весьма грамотное описание шимпанзе (под названием Жокко), подытожил знания о других обезьянах. Он не только признавал сходство и родство обезьян с человеком, но даже утверждал, что могло иметь место скрещивание человека с обезьянами, «приплод от которых влился в один и другой вид» (замечу, что последнее поныне не известно науке).
И тот же Бюффон впервые назвал человека «двуруким» (bimane) в отличие от «четвероруких» обезьян. Ни анатомически такое разделение не оправдано, как сегодня хорошо известно, ни сам Бюффон не ставил себе задачу так расчленить отряд приматов. Но это уже сделали другие.
Немецкий анатом-креационист И. Блуменбах в 1775 г. вместо единого отряда приматов ввел два отряда: Bimanus (двурукий), куда отнесен только человек, и Quadrumana (четверорукие) — обезьяны и полуобезьяны, что вскоре закрепил законодатель естествознания того времени и главный креационист Европы Жорж Кювье. На 100 лет «не стало» отряда, «не стало» линнеевского слова «приматы», «не стало» родственной связи между человеком и остальным животным миром.
Повторим: не повинен в этой акции Бюффон. Однако объективно он ее предварил, а в его трудах немало противоречивого и об обезьянах. Отмечая их близость с человеком, он в другом месте сообщает, что они «льстивы, похотливы, лукавы, маниакальны, отвратительны» и сходство с человеком у них только кажущееся, а по «темпераменту и интеллекту» слон и собака к нему даже ближе, чем обезьяна...
Как понять такую непоследовательность? Полагаю, только исходя из обстановки того времени — ведь Бюффон был управляющим королевским Ботаническим садом!
Известно, что по настоянию богословов Бюффон был вынужден в 1751 г. отречься от всего в своих трудах, что противоречит Библии. С тех пор он, занимая высокий пост, побаивался клерикалов. Э. Д. Уайт, автор книги «Борьба религии с наукой», утверждал, что Бюффона «погубили теологи». И, несмотря на отречение Бюффона, писал современник, «ханжи взбешены и хотят заставить сжечь ее (книгу Бюффона.— Э. Ф.) рукою палача».
Об «отважном лавировании» Ж. Бюффона в опасной игре с отцами Сорбонны (Парижского университета, котором в то время полностью господствовали теологи) говорили разные авторы. При жизни ученого раздавались упреки в том, что о душе он говорит с Сорбонной, а о материи — с философами. Советским историком науки И. И. Канаевым показано, как Бюффону не однажды приходилось прибегать к дымовой завесе, чтобы иметь возможность хотя бы иносказательно изложить свои идеи. Довольно часто это касалось родства приматов.
Бюффон пишет: «Можно сказать, что обезьяна из семейства человека... что человек и обезьяна имели общее происхождение». И тут же следует его же возражение: «Но нет. Из Откровения несомненно, что все животные в равной мере причастны благодати творения», что они вышли «вполне сформированными из рук Творца». Не раз писал Бюффон, что обезьяну можно по физическим признакам счесть за «разнообразие вида человеческого», но всегда после таких заявлений следуют ссылки на Творца, на его мудрость в создании человека и животных. Значит, и Бюффон, как видим, думал о более тесном таксономическом группировании человека и антропоморфных, чем в действительности, с оглядкой на «Творца», утверждал.
Двусмысленности эти не преминули использовать реакционные толкователи Ж. Бюффона после его смерти. Имеется в виду не только «законодательное» разделение приматов на два отряда. Пьер Бланшард (русский перевод 1814 г.) в сокращенном варианте «Бюффон для юношества» отмечал, что «даже нельзя и думать ни о каком сравнении между ими» (человеком и обезьяной).
Пострадали и труды Бюффона в России, где они вышли в 10-ти томах, а перевод завершен после Великой французской революции (1789 — 1794 гг.), в период наступления политической реакции. Само издание по политическим мотивам было прекращено. Переводчик Бюффона ругает Линнея за то, что он поместил человека в один «порядок с обезьянами и мартышками», ибо какое бы сходство между ними ни обнаруживалось «в зубах, волосах, сосцах, млеке и плоде живорождаемом, однако сие неоспоримо, что человека, по природе его, не должно смешивать ни с каким видом животного». Об обезьянах на русском языке говорится в IX томе (1806 г.), где, разумеется, уже нет опасных рассуждений о родстве и сходстве их с человеком. Не менее примечательно и следующее: всем обезьянам, которых, как утверждается в тексте, «великое число пород» (в оригинале, напомним, им посвящено полтора тома плюс дополнение), в переводе отведено всего три страницы.
Можно возразить, что на русском языке издан не весь Бюффон, а только сокращенный вариант «Естественной истории». Но все-таки нельзя не заметить, что описанию, скажем, льва (один зоологический род) в сокращенном издании отведено 28 страниц, тигр описывается в разных местах двух томов, целому же отряду обезьян отпущено, повторяю, три страницы! У Бюффона в оригинале обезьяны идут вслед за человеком, в переводе же описываются в разделе «Животные Нового материка». Видимо, чтобы оправдать подобную неловкость, сказано, что в Новом Свете обезьян нет. («Итак, можно сказать, что в Америке нет настоящих обезьян».)
Современный читатель понимает, что эта информация, мягко говоря, ошибочна... После изложенного надо ли удивляться, что орангутан в русском переводе назван «лешим»? «Леший, Satyrus, или лесной человек» — так начинается краткое, в несколько строк описание азиатского антропоида. И при такой сжатости издатели успевают неодобрительно прокомментировать, что «г. Бюффон желает здесь лешего сравнить с человеком». Вот такие знания о приматах получил из книг Бюффона русский читатель после Французской революции!
Сурово пострадал от теологов один из классиков биологии — Жан Ламарк. Пострадали и его труды, в частности, когда он в них касался обезьян («четвероруких»!). Ламарк одним из первых сопоставлял анатомию человека и антропоида и, вероятно, первым на эволюционной основе, пусть сжато, малодоказательно, утверждал, что происхождение человека связано с высшими обезьянами. В своей «Философии зоологии» (1809 г.) он дал квалифицированную на то время сводку по приматам (часть видов, напомню, тогда была неизвестна, а гориллы еще не открыты). Но вот как ученый излагает свои идеи: «Допустим, в самом деле, что какая-нибудь порода четвероруких — вернее всего, совершеннейшая из них, — отвыкла, в силу тех или иных внешних условий или по какой-нибудь другой причине, лазать по деревьям... Несомненно, в этом случае согласно с приведенными наблюдениями в предшествующей главе наши четверорукие обратятся в конце концов в двуруких».
Далее Ламарк впервые в науке излагает, как сказали бы мы сегодня, три этапа антропогенеза, т. е. исторического развития человека из обезьяноподобной формы: вертикальное хождение, уменьшение челюстей, развитие представлений и речи. Но заканчивает рассуждения так: «Вот каким могло бы выглядеть происхождение человека, если б оно не было иным».
Секрет такой двусмысленности давно раскрыт крупнейшими знатоками Ламарка (академиком В. Л. Комаровым, профессором И. М. Поляковым): ученый боялся теологов. В условиях наступившей во Франции реакции в начале XIX в. материалисту Ламарку приходилось маскировать свои взгляды, не раздражать отцов церкви. Ламарк даже приписывал богу создание времени, пространства, материи и движения...
Как известно, компромиссы Ламарка ни к чему не привели. Реакционеры вполне разобрались в антирелигиозной направленности его трудов, и великий ученый умер в нищете и забвении...
Если бы мы стали рассказывать об идеологических борениях, вызванных появлением трудов Чарлза Дарвина, нам пришлось бы привести обширные обзоры и даже библиографические указатели специально по данной теме, столь богата мировая литература в этой области! Ведь Дарвин произвел переворот в мышлении людей и целых обществ, что повлекло перестройку наук, большие сдвиги в воззрениях своего и последующих времен. В нашем же этюде интересно проследить борьбу идеологий вокруг величайшего биолога мира конкретно в сфере изучения приматов.
В книгах и статьях Дарвина можно найти много познавательных сведений об обезьянах. Например, при описании вторичных половых признаков он приводит особенности 25 видов обезьян. Он первым обратил внимание на сходство болезней человека и обезьян, на причину этого сходства (родство тканей и химизма) и возможность проведения исследований на последних. Но в трудах Дарвина и важнейшие теоретические положения современной приматологии. Дарвин закрепил восстановление линнеевского отряда приматов, произведенное Томасом Гексли: «Мы должны будем признать верность этой классификации». Он высказал предположение, что человек и высшие обезьяны составляют «может быть, даже только подсемейство». Дарвин показал истоки сходства человека с обезьянами — общее происхождение. Дарвин обосновал филогенетическую компактность отряда приматов как цельной, родственной группы, следовательно, классификация отряда начала с Дарвина строиться на естественной системе. Приматология стала, наконец, на путь современной, теоретически обоснованной науки.
Сам Дарвин называл себя «агностиком», но он же писал в автобиографии, что «постепенно перестал верить в христианство как божественное откровение» и что в конце концов «стал совершенно неверующим».
Известно, какую бурю вызвала его симиальная теория (вспомним слово «симия»), или, если дословно перевести термин на доступный язык, «обезьянья теория» (в Англии, когда хотели назвать ее пренебрежительно, так и говорили: «The ape theory»). Конечно, восстали в первую очередь церковные теоретики — клерикалы. Необыкновенное волнение началось и в кругах широкой общественности, воспитанной в духе библейских традиций.
Сознавал ли Дарвин взрывчатость своих идей? Еще как сознавал! Недаром же он говорил, что если бы его труд вышел 200 лет назад, он был бы с наслаждением «поджарен на костре». Ведь уже первая его гениальная книга — «Происхождение видов» (1859 г.) протягивала «нить аналогии» к человеку и стала, по выражению современного нам калифорнийского профессора У. Ирвина, «своего рода антибиблией», «трактатом религиозным и этическим, а со временем также политическим и социологическим». А уж труд о происхождении самого человека, естественно, не мог быть принят богословами более благожелательно. Уже в наши дни, в 1982 г., научная работа о борьбе креационистов с дарвинизмом на Западе названа так: «Заставил ли Дарвина это сделать дьявол?»...
Книга Ч. Дарвина «Происхождение человека» вышла в свет в 1871 г. Но ведь к идее естественного происхождения современного Гомо сапиенса от вымерших высших обезьян третичного периода Дарвин пришел еще в 30-х гг. XIX в., о чем свидетельствует он сам. И выходит, что более 30 лет Дарвин ничего не печатал и и заявлял публично по острейшему вопросу о происхождении человека. И это в обстановке, когда в 50 — 60-х гг. XIX в. шли ожесточенные споры об этом, когда Т. Гексли вел открытые диспуты с епископом С. Уилберфорсом, с крупнейшим английским анатомом Р. Оуэном. Дарвин десятилетиями молчит. Чем объяснить это? Конечно надо знать и учитывать научную добросовестность Дарвина, который стремился быть во всеоружии фактов их анализа, да еще по такой важной проблеме. Но только ли поэтому он молчал?
Связанный через семью и друзей с «добропорядочной» буржуазной средой старой, викторианской Англии мягкосердечный Дарвин остерегался — не без оснований — выступлений против религии и ее устоев. Годами он высказывал свои «богохульные» идеи об общем предке высших приматов строго по секрету. Есть и прямые доказательства его опасений. Известно, что в 1857 г готовя книгу о происхождении видов, он писал А. Уоллесу: «Вы спрашиваете, буду ли я обсуждать «человека». Думаю обойти весь этот вопрос, с которым связано столько предрассудков». И это говорится в условиях, когда сам Дарвин понимает, что как раз «обсуждение человека» является наивысшей и самой увлекательной проблемой для натуралиста.
Сын его Френсис после смерти ученого тоже с большой осторожностью публиковал извлечения из писем отца и его первой записной книжки, не желая, чтобы всуе упоминалось имя Чарлза Дарвина.
Обратим внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, несмотря на то что Дарвину приходилось, по словам профессора У. Ирвина, «дипломатически расшаркиваться» перед церковью, ряд мест в его трудах искажался еще при его жизни. Так, знаменитая фраза в конце «Происхождения видов» «...прольется свет на происхождение человека и его историю», усиленная Дарвином в последующих изданиях («будет пролито много» света...), была, например, в первом переводе на немецкий язык опущена редакторами. Аналогичные купюры делались и в других странах.
Во-вторых, ценные записи Дарвина об обезьянах, частью вошедшие в книгу «Происхождение человека», фактически оставались неопубликованными около 130 лет. Речь идет о сведениях из второй и третьей записных книжек, относящихся как раз к 1837 — 1839 гг. Это описания обезьян, данные о географическом распространении полуобезьян и обезьян, о сходстве обезьян с человеком и т. д. Очень важные 202 страницы этих книжек опубликованы только в 1967 г.*!

* См. об этом: Рубайлова Н. Г. Мысли Чарлза Дарвина о происхождении человека в записных книжках о трансмутации видов 1837 — 1839 гг. — Вопросы антропологии, 1972, № 40, с. 32 — 44.

Прямым нападкам церковников и их приверженцев в науке подвергся Томас Гексли (1825 — 1895), «дарвинский бульдог», как он сам называл себя, и «главный апостол евангелия сатаны», как шутя назвал его Дарвин. Вокруг Гексли идеологические страсти в приматологии бушевали с особой силой. Еще бы! Ведь это он — еще до второй книги Дарвина — дал анатомическое обоснование необыкновенного сходства и родства высших обезьян и человека, из чего, собственно, нетрудно сделать вывод и об их общем происхождении.
Это Гексли путем скрупулезного анатомического разбора показал, что задняя конечность обезьян — никакая не рука, а нога, и, следовательно, нелепа реакционная альтернатива «двурукие — четверорукие» с делением их на два отряда. Он доказал, что анатомически человек и антропоиды более сходны, чем последние с низшими обезьянами. Он обнаружил те образования в строении обезьян, которых «не заметили» маститые анатомы (например, «британский Кювье» Ричард Оуэн; крупнейший ученый российский академик Карл Бэр). Гексли заявил, что отличия человека и антропоида с точки зрения систематики не более чем отличия двух родов по мозгу, чем двух семейств по скелету и зубам, как же их можно было размещать в разных отрядах? Ведь отличий между гориллой и орангутаном не меньше — что же, их тоже следует разводить по разным отрядам?
Томасу Гексли принадлежат слова, которые означали конец одной и начало другой эпох в истории приматологии, и не только приматологии: «Таким образом, оправдывается мудрое предвидение великого законодателя систематической зоологии Линнея, и через целое столетие анатомических исследований приходим мы обратно к заключению, что человек есть член того же отряда (за ним следовало удержать линнеевское название приматов), к которому принадлежат обезьяны и лемуры».
Мы часто забываем еще один подвиг Гексли. Своими открытыми, мужественными и талантливыми выступлениями он подготовил общественность к восприятию идей второго великого труда Дарвина — о происхождении человека. Сам Дарвин очень удивился относительно спокойной реакции на выход его книги, научно отрицающей версию о «сотворении» людей. В этом была заслуга Гексли.
Ну как же после стольких деяний остаться небитым или по крайней мере не атакованным!
Рассмотрим кратко обстановку, в которой действовал выдающийся сподвижник Дарвина.
Открытие гориллы в 1847 г. вызвало чрезвычайное возбуждение в сознании людей. Огромное человекоподобное существо с руками и ногами, с пристальным взглядом, нередко с позами и жестами человека, но молчаливое, как вековая тайна, произвело сильнейшее впечатление. Скелет первой гориллы из числа попавших в Европу демонстрировался на Всемирной выставке. Горилла приковала к себе внимание не только естествоиспытателей, но и философов, историков, психологов. Печатались статьи и монографии о сходстве горилл с человеком. А тут еще появились данные по геологической истории Земли, из которых явствовало, что Земля на протяжении многих миллионов лет отнюдь не оставалась неизменной, как это надо было понимать по Библии. Наконец, вышел труд Ч. Дарвина «Происхождение видов» (1859 г.), и стало ясно, что живые организмы тоже видоизменялись со времени зарождения жизни на Земле.
Вполне естественно, что многие стали задумываться над происхождением самого человека. В Англии и других странах началась полоса бурных дискуссий. Однако реакционеры не доверяли научным спорам (не без основания, потому что даже Р. Оуэн, виднейший анатом, терпел в них поражение). В борьбу включились непосредственно церковные деятели и профессиональные политики.
Знаменитый спор между Томасом Гексли и вполне эрудированным в вопросах анатомии оксфордским епископом Сэмюэлем Уилберфорсом в 1860 г. хорошо известен историкам науки. Елейный Сэм, как прозвали епископа, был ярким полемистом, легко расправлялся со своими оппонентами благодаря красноречию и саркастическому складу ума. Через полгода после выхода «Происхождения видов» Уилберфорс затеял дискуссию перед аудиторией в 70 человек, где Гексли оказался случайно, не собираясь выступать. Но епископ под конец блестящей речи обратился именно к Гексли, притворно-смиренно стремясь выяснить: по милости ли своего дедушки или бабушки ученый претендует на происхождение от обезьяны? Это был скандальный вызов.
Как вспоминал сам Гексли, поднявшись, он про себя прошептал: «Господь бог направил его в мои руки». Гексли ответил, что он внимательно выслушал речь епископа, стараясь отыскать в ней какие-либо аргументы против эволюционной теории, но ничего такого не нашел, кроме, правда, вопроса, который касается его, Гексли, лично. Ему бы, продолжал ученый, не пришло в голову выдвинуть для дискуссии тему, связанную с его собственной персоной, но если его высокопреподобие настаивает, то он, Гексли, готов поговорить и об этом. Далее Гексли спокойно высказался в том смысле, что если бы перед ним встал вопрос о том, хотел ли бы он произойти от жалкой обезьяны или от человека одаренного, обладающего большим влиянием на людей и пользующегося своими способностями и влиянием, для того чтобы превращать в балаган серьезную научную дискуссию, то он, Гексли, не колеблясь, выбрал бы обезьяну.
В зале раздался смех, после которого ученого выслушали с большим вниманием и сочувствием. Елейный Сэм был посрамлен. Но конечно, противники дарвинизма после этого знаменитого диспута оружия не сложили.
Хочу обратить внимание на то, что, хотя до второй книги Дарвина (о происхождении человека) еще оставалось более 10 лет, уже «Происхождение видов» заставило задуматься над родословной людей, и многие не сомневались, что предком будет «избрана» именно обезьяна. (В конце 1859 г. профессор А. Седжвик, которого Дарвин считал своим учителем в области геологии, с обидой подписался в письме к ученику: «Ныне один из потомков обезьяны, а в прошлом — ваш старый друг».)
В 1864 г. группа ученых-естественников в Англии выступила с сожалением, что «исследования научной истины превращены некоторыми в орудие сомнения в истинности и подлинности священного писания». Пасторы Пруссии устроили съезд для выработки мер борьбы с «ложной наукой». Крупнейший медик того времени Р. Вирхов говорил: «Мы не имеем права учить, что человек происходит от обезьяны». И сам же пояснил почему: «Дарвинизм прямо ведет к социализму».
Сент-Джордж Майварт, давший определение физических признаков принадлежности к приматам (это определение используется и в наши дни), был одним из ранних сторонников идеи естественного отбора, но после выхода первой книги Дарвина объявил, что его религиозные убеждения несовместимы с представлениями об эволюции. Немедленной реакцией на выход книги Карла Фохта «Человек и его место в природе» (1863 г.) была подстрекательская, провокационная брошюра некоего Ф. фон Ружемона «Человек и обезьяна, или современный материализм».
Томас Гексли стал читать свои знаменитые лекции в Лондоне (которые, не забудем, посещали К. Маркс и В. Либкнехт) в феврале 1860 г. С этого времени он публикует и ряд статей о гомологии органов человека и животных. В 1863 г. он выпустил свою знаменитую книгу о месте человека в живой природе. Гексли отлично представлял себе, что идеи книги, как он предупреждал об этом Дарвина в январе 1862 г., лишат покоя многих. Так оно и случилось.
Р. Оуэн, относившийся к «Происхождению видов» Дарвина двойственно, после выхода книги Гексли стал решительным антидарвинистом. Семь лет длился его спор с Гексли (с 1857 по 1863 г.), закончившийся открытым признанием Оуэном своих ошибок. История этой полемики сама уже стала предметом науки — к описанию борьбы крупнейших ученых Англии XIX в. неоднократно обращались исследователи. Основные пункты спора — это вопрос об архетипе (Оуэн исходил из платоновской идеи, что все животные суть предусмотренные Творцом вариации идеально заданного архетипа; Гексли опроверг эту теорию в 1858 г.) и положении человека в системе живых организмов, его отличия от высших обезьян.
Отдадим должное Ричарду Оуэну: он внес большой вклад в изучение приматов. Еще в 1830 г. (т. е. когда Гексли было 5 лет от роду) Оуэн опубликовал важную статью «Об анатомии орангутана» (где в действительности речь идет о шимпанзе, но так называли в то время человекообразных). В 1851 г. появилось его же «О черепе взрослой гориллы» — первое научное описание черепа открытого недавно антропоида. Через 4 года Оуэн опубликовал работу «О человекообразных обезьянах и их родственности человеку». Наконец, Оуэну принадлежит классическая монография о горилле (1865 г.). Это был авторитетнейший анатом своего времени.
Многие годы Оуэн утверждал, что в головном мозге антропоидов в отличие от человеческого отсутствуют третья (затылочная) доля, задний рог бокового желудочка, так называемая птичья шпора, и теменная кора. Это было явным заблуждением, возможно преднамеренным. Но на основании таких «отличий» Оуэн выделял человека не только в отдельный от обезьян отряд, но и еще выше — в отдельный подкласс Archencephala.
Небезынтересно отметить, что, критикуя Гексли за его статью «О видах и расах», Оуэн заявил, что это такая вещь, «которая привела Францию к падению».
В нескольких блестящих статьях и в устных выступлениях Гексли не оставил камня на камне от надуманных аргументов Оуэна. В статье «О зоологических связях человека и низших животных» (1860 г.) Гексли показал, что третья доля была описана еще в 1825 г., причем не только у антропоида, но даже у павиана. Это сделано в Англии при описании коллекции Хантера. Ее каталог, писал Гексли, составил один авторитет, «который профессор Оуэн, я уверен, примет как неоспоримый», ибо он был составлен не кем иным, как самим Оуэном... Далее Гексли привел литературу, свидетельствующую, что то же образование мозга установлено у гиббона и шимпанзе.
Затем Гексли показал, что и задний рог бокового желудочка и «птичья шпора» вполне четко описаны видными анатомами Тидеманном, ван дер Кольком, Вроликом и Томпсоном. Т. Гексли и сам был авторитетным анатомом. В статье «О мозге Ateles paniscus» (1860 г.) на основе собственных исследований он отметил, что упомянутые признаки обнаружены им даже у южноамериканской обезьяны. Гексли не отказал себе здесь в удовольствии сделать иронический комментарий к поискам Оуэна: птичья шпора не только существует у этой обезьяны, но и относительно больше, нежели у человека...
После того как он доказал, что названные мозговые образования вовсе не являются присущими только роду Homo, человеку, он предоставил читателю самому решить судьбу придуманного Оуэном подкласса Archencephala, который зиждился на существовании именно этих отличительных признаков.
Ч. Дарвин высоко ценил участие Т. Гексли в защите дарвинизма от нападок. Он писал ему о необычайной важности показать миру, что передовые люди не боятся высказать свое мнение, и с присущей ему скромностью добавил, что без такой помощи его книга «абсолютно ничего не сделала бы».
Нелегко судить в наше время о причинах грубых ошибок Оуэна, столь крупного специалиста-анатома. Нельзя исключить, что «британский Кювье» был сознательным противником атеистических «выпадов» Гексли, такое допущение, в частности, делает упоминавшийся профессор У. Ирвин. Возможно также, что Оуэн был «пассивной» жертвой идеологической обстановки своего времени и своих же теологических взглядов. Но в любом случае остается фактом, что оппозиция Оуэна по отношению к Гексли, отнюдь не продиктованная только личной неприязнью этих ученых, как считают некоторые зарубежные авторы, сыграла в истории приматологии вполне реакционную роль. Особенно если учесть, в каких условиях «дарвинскому бульдогу» приходилось сражаться против антидарвинистов.
Против Гексли выступил и другой классик мировой науки — наш отечественный академик К. М. Бэр (1792 — 1876), ученый с мировым именем, открывший яйцеклетку в системе размножения млекопитающих.
Напомню, что материалистические тенденции в русской науке, как известно, счастливо сказались на восприятии дарвинизма в России. Здесь сложилась первая школа эволюционистов до Дарвина — школа К. Ф. Рулье (Московский университет). Благодаря деятельности Рулье и его учеников, усилиям И. М. Сеченова, А. О. Ковалевского, А. Н. Бекетова и других труды Ч. Дарвина выходили на русском языке почти сразу после опубликования в Англии, а его книги «Происхождение человека» (первый том) и «О выражении ощущений у человека и животных» напечатаны в России в те же годы, что и на родине автора (соответственно в 1871 и 1872 г.).
Но было бы заблуждением считать, что в России не приходилось преодолевать препоны на пути распространения дарвинизма главным образом со стороны царской цензуры, представителей казенной науки, деятелей церкви. Ведь и в России профессор-натуралист П. Ф. Горянинов не оставлял человека не только в одном отряде с животными, но даже в одном классе. Дарвинист Г. Зейдлиц писал Э. Геккелю в 1868 г., что тезисы, приложенные к его диссертации, «привели в бешенство староверческий Дерпт» (имеются в виду профессора университета). В первых двух тезисах Зейдлица утверждалось, что задняя конечность обезьяны является ногой, но не рукой, и что род человека вместе с родом обезьян относится к одному семейству. Наконец, известно, что русский перевод «Естественной истории миротворения» Геккеля, где популярно излагалась теория Дарвина, в 1873 г. цензурой сожжен.
Обратимся же к К. М. Бэру. Его противоречивое мировоззрение вызывает споры и по сей день. Один из крупнейших анатомов своего времени, выдающийся эмбриолог, фактически неверующий в обычном церковном смысле, Бэр допускал до удивления угодные церкви трактовки.
Стремясь опровергнуть Гексли, Бэр подробнейше описывал анатомию обезьян, но во всех системах и органах пытался отыскать «принципиальные» различия организма человека и остальных приматов. Часто приводил он полноценные факты, и тогда его выводы полностью противоречили его же конкретным данным, отчего критика становилась и вовсе неубедительной... Но российская реакция, не отличаясь в принципе от реакции других стран, не ограничивалась одной лишь научной критикой в борьбе с материализмом в естествознании.
В условиях революционного брожения в стране, в год «гражданской казни» Н. Г. Чернышевского и осуждения его на многолетнюю каторгу была произведена «незаметная» фальсификация беспокойной книги Т. Гексли, что обнаружилось только через 100 лет*.

* См.: Фридман Э. П. Об одной «небольшой» фальсификации российской реакции в литературе по антропологии.— Вопросы антропологии, 1965, № 21, с. 187 — 188.

Первый русский перевод книги Гексли вышел в Петербурге в начале 1864 г. под редакцией профессора А. Н. Бекетова и имел название «Положение человека в ряду органических существ». Успех книги оказался велик — ее сразу же раскупили, потребовалось второе издание. Пришлось в том же году выпустить второй перевод, осуществленный Ю. Гольдендахом. На этот раз книга вышла в Москве в издательстве Московского университета. Название второго издания книги даже смелее, чем петербургского, — «Место человека в царстве животном». Но дело не в названиях. Оба перевода выполнены с известного немецкого перевода видного естествоиспытателя В. Каруса. Многие страницы первого и второго изданий вполне сходны, однако во втором обнаруживаются удивительные пропуски! Отсутствуют десятки строк итогового характера — все выводы о сходстве у высшей обезьяны и человека головного мозга, зубов, рук, ног. Нет строк о систематике единого отряда приматов, о правоте Линнея...
Кто это сделал? Переводчик, редактор, цензор? Боюсь, что никогда мы уже этого не узнаем. Напуганные резонансом первого издания, реакционеры выпустили книгу на этот раз без крамольных выводов об «опасном» сходстве человека и антропоидов, без утверждения, что анатомические отличия человека и высших обезьян менее значительны, чем последних и низших обезьян.
Разумеется, такая примитивная операция не могла полностью закрыть дорогу к научным знаниям о высших приматах, об их родстве и сходстве; но подобные действия тормозить развитие этих знаний вполне могли. «В споре рождается истина», — говорит пословица. В приматологии, как видим, родившаяся истина упрятывалась, и не в одном случае, на 100 лет и более. Сколько раз и на сколько лет она оказывалась еще сокрытой в других, менее явных ситуациях?
Наступал XX век — самый разумный, самый просвещенный, самый прогрессивный из всех веков, которые нам с вами, читатель, дано узнать, ведь он — итог всех предыдущих тысячелетий. Людям, встретившим его, казалось, в XX в. уже не будет места мракобесию и предрассудкам, ну хотя бы в научном познании. Казалось...

Accerrina proximorum odia *

Чарлз Дарвин писал 21 сентября 1871 г.: «Дорогой Гексли, будет еще продолжительная борьба и после того, как мы умрем и исчезнем». Как выяснилось, дар прозорливости не изменил великому ученому и на этот раз.
На границе XX в. началось, как известно, наступление на материализм «по всему фронту» (Ленин). Антидарвинизм в биологии не стал исключением. Он как бы «опомнился» после победоносного шествия идей Дарвина в XIX в. и вплоть до 30-х гг. XX в. агрессивно пытался взять реванш. Самая давняя и самая массовая форма идеализма — религия продолжала атаки на антропологию, приматологию...

* Самое ужасное — ненависть близких (с лат.).
** В 1908 г. на жизнь Э. Геккеля, яркого дарвиниста, было совер-шено покушение верующим фанатиком.

В 1891 — 1893 гг. голландский антрополог Эжен Дюбуа открыл питекантропа (обезьяночеловека), существование которого предсказал Эрнст Геккель**. Давление клерикалов на Дюбуа оказалось столь массированным, что позже он отказался от первоначального определения питекантропа как звена на пути к человеку. Без всяких оснований он впоследствии «признал», что найденные им костные остатки принадлежат гигантскому гиббону, обитавшему некогда на Яве.
Создательница первого в мире питомника шимпанзе (1906 г., Куба) Розалия Абрё осмеивалась не только противниками дарвинизма, но и собственными друзьями. И не одним лишь насмешкам подвергалась Абрё. В 20-х гг. известный биолог, впоследствии один из главных организаторов Сухумского питомника обезьян профессор Илья Иванович Иванов просил Абрё разрешить в ее обезьяннике провести эксперименты по гибридизации высших приматов. Владелица питомника поначалу согласилась предоставить условия для опытов. Но перед самым отъездом И. И. Иванова на Кубу она известила ученого о невозможности проведения исследований в связи с боязнью «скомпрометировать себя» в глазах людей ее круга. По этому поводу И. И. Иванов писал в Академию наук, что, как он предполагает, все это дело рук Ку-клукс-клана: Р. Абрё получила от куклуксклановцев письма с угрозами, которые касались и его, — защитники веры не допускали «богопротивных» экспериментов*.

* См.: Иванов И. И. Докладная записка в Конференцию Академии наук СССР от 24 марта 1927 г. — Архив ИЭПиТ, д. 7, л. 105.

Печально знаменит «обезьяний процесс» в США летом 1925 г. В 1922 г. в штате Теннесси законодательное собрание приняло закон Бутлера, запрещавший изучение дарвинизма в школах и колледжах. Аналогичные законы были приняты в 20-х гг. во всех штатах страны. После нарушения запрета преподавателем колледжа в Дейтоне Джоном Скоупсом последнего арестовали, уволили и предали суду. Главным обвинителем выступил лидер Всемирной ассоциации фундаменталистов, бывший государственный секретарь США и дважды кандидат на пост президента Уильям (Билл) Брайан. Стремясь заручиться поддержкой верующих и влиятельных людей, Брайан широко рекламировал тезис, что «эволюционная теория — угроза для цивилизации не менее страшная, чем для религии». Добропорядочные присяжные города Дейтона не только осудили Скоупса, но заодно разделались и с дарвинизмом, «признав» теорию эволюции «несостоятельной».
События в Дейтоне взбудоражили мировую общественность. Газеты пестрели, как писал современник, карикатурами и фельетонами «во славу обезьян и американского обезьянства». На «обезьяний процесс» откликнулись видные писатели, общественные деятели. Б. Шоу заявил, что современные инквизиторы недалеко ушли от средневековых. Он писал: «Не часто бывает, чтобы одна какая-нибудь страна сделала целый континент посмешищем, а один человек заставил Европу спрашивать, была ли когда-нибудь Америка вообще цивилизована. Но штату Теннесси и мистеру Брайану удалось вызвать оба события».
Эхо «обезьяньего процесса» давало себя знать в разных формах. Профессор Роберт йеркс, получив после долгих мытарств первую пару шимпанзе для изучения, назвал их в память о процессе Биллом (по имени Брайана) и Двиной (Дарвинией). Не многие знают, что обложку современного международного приматологического журнала «Folia Primatologica» по сей день украшает портрет шимпанзе по кличке Дейтон — кличку дал антропоиду профессор Адольф Шульц после судилища в Дейтоне. Журнал учрежден в 1963 г., и Шульц был его первым редактором.
«Обезьяний процесс» имел, конечно, и иные последствия. Здесь надо сделать небольшое отступление. Нередко американские ученые пытаются свести действия религиозных фанатиков против учения Дарвина к чудачествам одиозных личностей, не оказавших существенного влияния на дальнейшее развитие науки. В таком духе, например, рассуждает автор фундаментальной монографии об «обезьяньем процессе» С. Л. де Кэмп. В статье «Конец обезьяньей войны» де Кэмп пишет, что хотя некоторых учителей действительно «изводили» и увольняли (этакая шалость!), но подобных фактов, «кажется, было мало». Сопротивление новым идеям, считает де Кэмп, — всеобщая человеческая черта, и «страна может быть благодарна тому, что это дело не приняло более зловещей формы».
За «чудачествами» клерикалов, однако, следовали законодательные запрещения преподавать дарвинизм в школах и колледжах, в результате чего в США, как признает и сам де Кэмп, изложение теории эволюции «тормозилось более 40 лет».
Далее. Многие годы в тех же Соединенных Штатах наука финансировалась в основном через благотворительные фонды. В советах этих фондов заседали почтенные, богатые и весьма нередко верующие джентльмены, многие из которых были в дружбе либо с самим У. Брайаном (сколько же влиятельных друзей мог иметь бывший государственный секретарь!), либо с ему подобными, либо с им сочувствующими. Попробуем представить себе, как эти члены советов реагировали на просьбу отпустить средства для развития исследований, объективно укрепляющих дарвинизм!
Но и фантазировать нет необходимости. Даже в правительственных органах такие исследования не встречали сочувствия. Об этом мы имеем прямое свидетельство западного ученого. Тот же профессор Адольф Шульц открыто сказал об этом на торжественном заседании в 1966 г., посвященном старейшему американскому приматологическому центру — Йерксскому: «В 1925 году, когда Уильям Дженнингс Брайан и Дарроу (адвокат Скоупса. — Э. Ф.) возбудили общественное мнение во время известной антиэволюционной попытки в Дейтоне, едва ли возможно было добиться правительственных ассигнований на «испортивших» себе репутацию обезьян, претендующих на ближайшее родство с человеком». Йерксский центр был создан в 1930 г.
А вот пример иного свойства. В 1924 г., как помнит читатель, Раймонд Дарт открыл первого австралопитека. Связывание этого примата с родословной человека вызвало угрожающие письма в адрес ученого. Как писал недавний директор Йерксского центра приматов профессор Джеффри Боурн, общий «климат для восприятия этого открытия был неподходящим». Боурн имеет в виду обстановку «обезьяньего процесса» и после него. Требовалось немалое мужество для оценки этого выдающегося открытия.
Крупнейший американский антрополог и приматолог Уильям К. Грегори саркастически описывал в 1927 г. новый вид фобии (боязни), распространившейся среди американской общественности. Он может быть назван, писал Грегори, «... питекофобия, или боязнь обезьян, особенно антропоидов, в качестве родственников или предков... Д-р Осборн и я пытаемся провести конкурирующую профилактику и терапию наших пациентов. Мой метод вкратце состоит в инокуляции пациента дарвиновской теорией происхождения человека. Метод проф. Осборна заключается в устранении причины — в упразднении обезьян или, точнее, в опровержении их претензии на тесное физическое и умственное родство с нами. Чувствительные души смогут теперь слышать слово «горилла» без содрогания». Примечательно, что эти слова У. Грегори привел в статье, посвященной его памяти, классик современной биологии Джордж Симпсон. Западный мир с трудом и нежеланием «принимал» существование человекообразных обезьян. Однако, даже приняв его, пишет американец Ю. Линден (1974 г.), Запад пытался объяснить это существование без подрыва традиционного мировоззрения «и без потери особых привилегий человека».
О трудностях создания первого питомника обезьян в США сообщал его организатор Роберт Иеркс. Он вспоминал, что, когда просил средства (конечно, в советах частных фондов и у отдельных благотворителей), возникало «два недоразумения», а фактически ему ставились два условия: во-первых, обезьяны должны были изучаться только как существующие биологические объекты (без какого-либо сопоставления с человеком), во-вторых, питомник не должен был стать центром «сбора сведений в поддержку дарвинизма». Добиваясь создания питомника в течение 15 лет, Р. Йеркс при обосновании своей программы в печати не упускал случая успокоить общественность, что исходит «из факта господствующего влияния религии и других социальных условий и институтов» на развитие знаний о жизни человекообразных обезьян.
Так что тот, кто хочет говорить о невинных «чудачествах», не оказавших воздействия на развитие науки, не может не задуматься над подобными фактами из истории приматологии. Даже в 50-х гг. в Музее естественной истории Нью-Йорка не было зала, посвященного происхождению человека. Когда одного из американских антропологов спросили о причине столь удивительного для такого научного учреждения пробела, ученый ответил: «Сенаторы не любят обезьян».
Нельзя согласиться и с укоренившимся на Западе мнением, будто негативное отношение к приматам в прошлом и затем к теории Дарвина объясняется карикатурным сходством обезьян с человеком. Дескать, это обстоятельство очень «раздражало» не только обывателя, но даже естествоиспытателей. Если в человеке действительно заложено инстинктивное, мистическое неприятие «карикатурного» сходства с ним обезьян, то почему это же самое сходство не «раздражает» людей сегодня, в период бурного развития приматологии, когда известно, что оно, сходство, гораздо больше, чем мы знали раньше?
Сами же апологеты церкви не раз давали свидетельства иных мотивов неприязни к обезьянам. Кардинал Меннинг в Англии объявил дарвинизм «скотской философией» и разъяснил почему: выходит, что «бога нет, а обезьяна — наш Адам». Российский профессор А. Тихомиров, считавший учение Дарвина «английской болезнью XIX в.», писал в 1912 г., что эволюционист, утверждающий животное происхождение человека, «вступает в прямую борьбу с христианством». Да это же всегда было очевидно для всех, особенно для людей науки! Прекрасно сознавал это, как мы уже говорили, и сам Чарлз Дарвин. Хотя спор касался как будто науч-
ных проблем, пишет шведский профессор А. Еллегард, в действительности он определялся скрытой или открытой идейной борьбой.
Иначе и быть не могло! Не личные отношения Гексли и Оуэна, имевшие, возможно, какое-то частное значение, определяли существо векового спора, не «чудачества» выживающих из здравого ума фанатиков, не «обида» за обезьянью генеалогию человека, за родство с этими «уродливыми копиями» людей, нет... И не была в целом борьба в приматологии выражением «обычного» сопротивления новым идеям, как не был главным действительно дававший себя знать многовековой психологический груз отрицательного отношения к приматам (насаждавшийся, не забудем, также церковниками) — он, конечно, сказался и в науке, и в литературе, и искусстве.
Главная причина ожесточенной борьбы с симиальной теорией, с мнением об особом сходстве и родстве человека с обезьянами кроется в другом. Теория происхождения человека естественным, эволюционным путем нанесла тягчайший удар по религиозному антропоцентризму, по «божьей», платоновской исключительности человека. Это был удар по самой распространенной форме идеализма — религии. Фактически по трем религиям, игравшим в истории человечества колоссальную роль. Равный по силе удар трудно сыскать в истории цивилизации. Вероятно, только идея гелиоцентрической системы мира может быть сопоставлена с ним по мощи воздействия на устои теологии. Торжество эволюционизма, естественного происхождения организмов, предрешало крах фундаментальных основ Библии, а с ним столь долго и жестоко оберегавшейся религиозной картины мира.
Книга Дарвина, пишет известный американский биолог Т. Добжанский, «содержала, возможно, самую революционную из когда-либо высказанных научных идей, касающихся природы человека...» Теория эволюции Дарвина была настоящей революцией не только в знаниях, но и в сознании. Вовсе не случайно, что сам Дарвин вынашивал идею трансмутации видов и естественного происхождения человека во второй половине 30-х гг.— именно в те же самые годы, когда он, по его признанию, терял веру в Ветхий завет (1836 — 1839)! *

* См.: Дарвин Ч. Воспоминания о развитии моего ума и характера (Автобиография). М., Изд-во АН СССР, 1957, с. 98.

Подобные совпадения неизбежны были в сознании многих людей.
Вот откуда ненависть клерикалов к дарвинизму, а заодно и к «гнусным праотцам» человека — обезьянам. Приматология оказалась в фокусе яростной борьбы идеализма с наступательными материалистическими положениями естествознания. Конечно же, это обстоятельство не могло пройти бесследно для науки о ближайших родственниках человека. Поэтому наряду с обычно принимаемыми причинами замедленного развития приматологии (трудности завоза и содержания обезьян, наблюдения их на воле) мы вправе считать существенной еще одну, не учитывавшуюся ранее приматологами, а именно: влияние церкви на развитие науки о приматах.
Оно сыграло отрицательную роль и в истории медицинских исследований на обезьянах. Изучать обезьян как таковых, как объект зоологии — еще куда ни шло, с трудом, но все же можно было как-то в новейшее время. Изучать же их как модель человека, ставить на них медицинские опыты, в которых надо исходить из родства и генетической близости с человеком, было вовсе не просто. Между прочим, не случайно старейшее на Земле из ныне существующих учреждений медицинской приматологии — Сухумский питомник обезьян (создан в 1927 г.), или иначе Институт экспериментальной патологии и терапии АМН СССР, находится в стране, где третирование дарвинизма, разумеется, невозможно.
Можно спросить: как же случилось, что не столь уж скрытое враждебное отношение церкви к приматам в раннем средневековье, на всем протяжении средних веков, в Новое время осталось без должного освещения? Как случилось, что опубликованные в 1935 г. ламентации Линнея, противоречивые мысли о приматах Бюффона, очевидная маскировка Ламарка и других ученых, поразительный в истории науки факт ликвидации отряда Primates и разделение его на два отряда, изнурительная и достаточно известная борьба Гексли и другие подобные примеры остались без внимания тех ученых, которые хоть и изредка, но освещали историю приматологии в 20 — 60-х гг. XX в.?
Вот как это произошло. Отдельные книги о фактах третирования обезьян (главным образом в эпоху средневековья) вышли сравнительно недавно (в 1938 — 1952 гг.) и никак не были связаны с историей развития приматологии. Не имели прямого отношения к приматологии и те авторы, которые освещали, скажем, нападки на Гексли и Дарвина или «обезьяний процесс». Главный же в прошлом труд по истории изучения приматов — монография Роберта и Ады Йеркс «Большие антропоиды» — вышел в 1929 г., но, как подчеркивали сами авторы, они не стремились воссоздать историю приматологии (самого слова, напомню, тогда еще не существовало), оставляя это, как они писали, будущим исследователям. Они лишь дали описание ценных, неизвестных до того фактов из редких источников, которые добывали для Йерксов не один год несколько библиографов и переводчиков. Многие же исторические экскурсы последующих авторов, как правило, повторяли то, что опубликовали Роберт и Ада Йеркс.
Надо помнить также, что еще сравнительно недавно простое изучение приматов ставило исследователя в положение некоего идеологического борца, и это не устраивало многих ученых, настроенных сугубо «академически», связанных с религией если не лично, то через семью и социальную среду. Ни Роберт Йеркс, ни другие авторы не хотели осложнять свое положение или судьбу дела, которому себя посвятили (у Йеркса — это колония шимпанзе), опасными дискуссиями с клерикалами. От них, как сказано, иногда зависело финансирование исследований. Ведь еще в 1941 г. видный английский ученый Э. Монтегю призывал к осторожности при использовании термина «приматы», употребляемого в церковной иерархии*, а физиолог Дж. Фултон подчеркнул, что Теодор Ру (США), напечатавший новое слово «приматология» в 1941 г., отказался от «богословских терминов» в именовании обезьян.

* Монтегю мотивировал свое предостережение латинским изречением, вынесенным в название данного раздела.

Да что сорок первый год! Известный немецкий ученый Ганс Хеберер в 1963 г. говорил, что нужно отдать должное видному английскому антропологу сэру Уильяму Ле Грос Кларку, который в 1958 г. заявил: «Все еще является большим моральным мужеством рассматривать и защищать проблему происхождения человека». Нобелевский лауреат Г. К. Мюллер на столетнем юбилее «Происхождения видов» сказал так: «Сто лет без Дарвина — достаточно! Позаботимся, чтобы начавшийся в 1959 г. новый век был с Дарвином».
Известно, что даже в наши дни, несмотря, на отмену Верховным судом США 12 ноября 1968 г. «обезьяньих законов», которые объявлены неконституционными, в различных штатах США запрещается изложение теории Дарвина, если столько же времени не будет уделено изучению Священного писания, и даже продолжаются «обезьяньи процессы». Дарвинизм упорно именуется «одной из гипотез». До сих пор, по мнению американских ученых, «религиозную травму» вызывает обнаружение способностей к языковому общению у шимпанзе, и критика этих опытов, как пишет Юджин Линден (1974 г.), объясняется не только научными соображениями.
Но как бы то ни было, а в наши дни в мире имеются десятки приматологических центров. Достижения естествознания и техники, биологии и не в последнюю очередь медицинской приматологии открыли глаза на истину миллионам людей. Трансплантация органов, в том числе и от обезьян, спасение детей от полиомиелита и других болезней, которые изучались в опытах на обезьянах и не могли быть исследованы на других животных, оказываются нередко убедительнее, нежели многовековые мифы.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие............................................................................................................................................................. 3
От автора .................................................................................................................................................................. 4

Глава 1

ИСТОРИЯ ПРЕДЫСТОРИИ ................................................................................................................................ 7

Глава 2

ОПАЛЬНАЯ НАУКА ........................................................................................................................................... 34

Популярность и обожествление обезьян у древних народов ....................................................................... 38
«Боги язычников суть дьяволы...» ................................................................................................................... 42
«Смешные копии людей...» ................................................................................................................................. 49
«Может быть, я должен был бы это сделать согласно науке» .................................................................... 63
Accerrina proximorum odia ..................................................................................................................................... 71
Глава 3

ПЕРВЕЙШИЕ, КНЯЗЬЯ ..................................................................................................................................... 80
Игрунки — самые, самые ....................................................................................................................................... 92
В семействе пестром капуцинов ........................................................................................................................... 95
Безухая, зато глазастая дурукули ............................................................................................................................ 96
Ревуны ...................................................................................................................................................................... 97
Обезьяны, похожие на пауков ................................................................................................................................ 99
Мартышки, бывшие кочкоданы, или заморские кошки ....................................................................................... 101
Всем известные макаки .......................................................................................................................................... 104
Павианы, мандриллы, гелады ............................................................................................................................... 109
Не надо ловить колобусов! .................................................................................................................................... 114
Друг Рамы — лангур хануман ............................................................................................................................... 116
Гилобатес — значит, «бегущие по ветвям» ......................................................................................................... 120
Самые подобные человеку .................................................................................................................................... 123

Глава 4

ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ СХОДСТВО ....................................................................................................................... 129

Таблицы к книге


 

Hosted by uCoz