Хрестоматия по ботанике
Главная Библиотека Форум Гостевая книга

Алешко Елена Николаевна (составитель)

Хрестоматия по ботанике


ХРЕСТОМАТИЯ
ПО БОТАНИКЕ

ДЛЯ УЧАЩИХСЯ ПЯТЫХ КЛАССОВ
СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ

 

Составитель Е. Н. АЛЕШКО

 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ
УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР

Москва 1959


И. В. Мичурин

ВЫПОЛНИМ ЗАВЕТЫ ВЕЛИКОГО ЛЕНИНА!

С тех пор, когда В. И. Ленин обратил внимание на мои работы и Советская власть обеспечила широчайшее развитие дела улучшения плодово-ягодных растений, над которыми я работаю в течение 57 лет, я постоянно окружён рабочими, крестьянами-колхозниками, студентами, учащимися сельскохозяйственных школ, пионерами и школьниками.
Поток здоровых, жизнерадостных, творчески настроенных детей постоянно льётся в питомник моего имени. Дети посещают питомник, с тем чтобы узнать, как это старый Мичурин работает над тем, чтобы не только объяснить, но и переделать природу растения для того, чтобы оно полнее отвечало потребностям жизни трудящихся.
И то, что я наблюдаю в детском говоре, в пытливых вопросах, в их интересе к моим работам, в понимании ими вопросов общественно-политической жизни, я должен сказать, что при капиталистическом строе я не встречал в детях того изумительного развития, той естественной непринуждённости держаться, осведомлённости и правильности понимания интересующего их предмета, которые могли быть раньше доступными пониманию только взрослого.
...В беседах с детьми меня часто посещает мысль о том, что на протяжении всей истории человеческой культуры дети впервые только нашли своё место для приложения с пользой для общества своих способностей и сил.
Это наблюдается потому только, что социалистический строй, рождённый пролетарской революцией, совершенно освободил детский мозг от того хлама, которым заваливал его строй капиталистический. Среди наших детей нет ни той забитости и беспомощности, ни того морального одичания, которые свойственны детям капиталистического общества с его беспощадной эксплуатацией, религиозными предрассудками и нищетой большинства народонаселения. Капитализм, отдавая все жизненные блага ничтожной частице общества и ввергая в бездну нищеты и отчаяния большинство народов, губит человеческую природу. Существование капитализма несправедливо и преступно.
...В той области, в которой я работаю, я бы желал на следующее десятилетие для детей — пионеров и школьников, маленьких пролетариев и колхозников — всемерно и безостановочно развивать деятельность по плодоводству. В пределах детского понимания, по-моему, нужно осуществить следующее:
Первое — под руководством учителей и вожатых создавать при школах, а ещё лучше при совхозах и колхозах опытные сады и огороды, на которых обязательно выращивать свои дички яблонь, груш, слив и вишен, прививать их лучшими культурными сортами, производить отбор растений на выносливость и лучшее качество плодов и ягод, постоянно отбирать семена лучших овощей и бахчевых культур.
Второе — изучать вопросы селекции (селекция — отбор), создавая для этого при школах, совхозах и колхозах селекционные кружки. Обращать особенное внимание на изучение агротехники: правильно, с большой пользой использовать машины и орудия, вносить удобрения, обрабатывать почву, правильно посеять, прищипнуть, обрезать, привить, полить, собрать урожай, бороться с вредителями и т. д.
Третье — постоянно собирать семена, тщательно их подготавливать к посеву, сохранять. Дети могут в этом отношении сделать многое. Если бы каждая совхозно-колхозная школа имела своё маленькое семенное хозяйство, если бы школьники и пионеры, съедая яблоко, грушу, сливу, вишню, огурец, арбуз, дыню, не выбрасывали семена в лохань, а несли в школу, то это значительно помогло бы общему нашему семеноводческому хозяйству, ускорило бы развитие селекционной работы.
Четвёртое — обязательно наладить поиски новых растений для культуры. На земном шаре очень много растений — несколько сотен тысяч видов. Но человек использует их ещё очень мало. Нам нужны растения для промышленности, питания, озеленения социалистических городов, лекарственных целей.
Советское правительство обратило на дело поисков новых растений для культуры серьёзное внимание, отпуская для этого значительные средства; и мы уже имеем массу новых технических, плодово-ягодных и лекарственных растений, избавляющих страну от ввоза их продукции из-за границы.
Наши леса, степи, горы и болота представляют собой неисчерпаемое растительное богатство. Нужно окультивировать это богатство. Школьники Дальнего Востока, Алтая, Ферганы, Памира, Кавказа, Крыма, Урала, Кольского полуострова, Киргизии, степей Украины, Белоруссии должны постоянно искать в своих маленьких экспедициях под руководством комсомола и учителей новое плодовое, ягодное, злаковое, огородное, техническое и лекарственное растения.
...При выполнении всего этого мы в условиях нашего социалистического хозяйства быстрее выполним завет великого вождя и друга всех угнетённых — Владимира Ильича Ленина — об обновлении земли.

Июнь 1932 г.

ПИОНЕР, ПОСАДИ ДЕРЕВО И ВЫРАСТИ ЕГО!

Брызжет соком спелая груша, под деревом высится груда слив, в корзинах полно яблок, и далеко разносится медовый запах свежих фруктов. По саду по-хозяйски расхаживают ребята, угощая друг друга. Это их школьный сад, выращенный и выхоженный всем коллективом.
Таких школьных садов много. Они есть в посёлке Чоботово под Москвой, в городе Махарафе, в Дубессарском районе Молдавии...
Иван Владимирович Мичурин мечтал, чтобы в нашей стране повсеместно росли плодовые деревья и ягодники. Свою мечту Иван Владимирович завещал молодому поколению. И тысячи юных мичуринцев продолжают благородное дело великого садовода.
В белорусском колхозе недалеко от города Пружаны летом 1954 г. созрели в саду первые плоды. Сад этот колхозный, а вырастили его школьники — юные садоводы пружанской школы № 2.

У ребят есть и свой сад. Они научились там не только искусству садоводства. Главное,— то, что они растут хорошими общественниками. Они во всё вникают, обо всём заботятся: не хватало у населения плодовых саженцев — комсомольцы и пионеры заложили в школе питомник. Только в 1953 г. рабочие и колхозники получили оттуда тысячу двести груш и яблонь-двухлеток.
Пружанские юные садоводы участвовали во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Там показывают свои замечательные достижения по садоводству сотни других пионеров. Быть участником выставки — это самая высокая честь для юных садоводов. Этой чести должны добиваться всё новые и новые школы, пионерские дружины.
Центральный Комитет комсомола, Министерство сельского хозяйства СССР и Министерство просвещения РСФСР объявили Всесоюзный конкурс юных садоводов. В конкурсе могут принимать участие каждая пионерская дружина, все пионеры и школьники – те ребята, которые станут сажать деревья, кустарники и цветы возле своей школы, в городском или колхозном парке, вдоль дорог.
Советам пионерских дружин надо помнить, что правильно выращивать деревья и ягодники ребятам помогут взрослые — специалисты садоводства. У них следует перенимать богатейший опыт, рабочую сноровку, умение добиваться обильных урожаев.
Пусть осенняя уборка спелых фруктов станет непременным делом школьников, их славной традицией.
Пионеры и школьники! Включайтесь во Всесоюзный конкурс юных садоводов, боритесь за то, чтобы в вашей школе, в вашем посёлке, на вашей улице был красивый, самый урожайный фруктовый сад!



По Н. М. Верзилину

СЛАДКИЕ «СЛЁЗЫ» ДЕРЕВА

...Весна. Весной невольно привлекает и радует взор нарядная берёза в серебристо-белой коре, такой яркой в солнечных лучах.
Когда среди мрачного хвойного леса встретишь небольшую молодую рощицу белоствольных берёз, кажется, будто улыбнулся хмурый лес. Солнце, весенний воздух, вид оживающей природы вливают в нас бодрость и радость.
Белоствольная, с развевающимися по ветру зелёными кудрями, весёлая берёза — самое любимое русское дерево. И недаром с глубокой древности у всех славянских народов весной чествовали берёзу.
«Берёзоньку кудрявую» украшали разноцветными лентами и вокруг неё водили хороводы или одевали срубленную берёзу в женское платье и с песнями носили по деревне. Иногда такую берёзку изображала самая красивая девушка, обвитая берёзовыми ветками.
Сколько песен сложено народом о берёзе, сколько посвящено ей русскими поэтами стихов, сколько написано картин, изображающих берёзовые рощи!..
Ранней весной, как только вода начнёт поступать в корень, к почкам берёзы поднимается сладкий сок. Весной, пока из почек не распустились клейкие листочки, берёза даёт и нам сладкий сок. Но люди и особенно дети не знают, как правильно взять его, чтобы не повредить дереву. Ведь сок идёт на питание молодым листочкам, которые только что начинают разворачиваться. Кроме того, в ранку легко проникают споры грибов-паразитов, и полная сил берёза чахнет и гибнет.

В весенний день мальчишка злой
Пронзил ножом кору берёзы,—
И капли сока, точно слёзы,
Текли прозрачною струёй.

Ф. Сологуб.

Не уподобляйтесь злому мальчишке, бесцельно губящему деревья.
Как только соберёте нужное количество берёзового сока, замажьте отверстие воском или варом. И само отверстие не делайте большим, а просверлите шилом.
Кроме берёзового сока, можно весной употреблять в пищу берёзовые почки и молодые листья. Они содержат до 23 процентов белковых веществ, до 12 процентов жира и главное — противоцинготные вещества.
Берёза издавна используется человеком.
Лучшие дрова — берёзовые. Наиболее крепкие приклады, колёса и другие деревянные изделия делаются из берёзы. Сухой перегонкой из древесины получают уксусную кислоту, а из бересты — дёготь и сажу для краски. Из бересты делают посуду и украшения на шкатулках.

М. Пришвин

ЗАРАСТАЮЩАЯ ПОЛЯНА

Лесная поляна. Вышел я, стал под берёзкой... Что делается! Ёлки одна к другой так густели и вдруг остановились все у большой поляны. Там, на другой стороне поляны, были тоже ели и тоже остановились, не смея двинуться дальше. И так кругом всей поляны стояли густые высокие ели, каждая высылая впереди себя берёзку. Вся большая поляна была покрыта зелёными бугорками. Это было всё наработано когда-то кротами и потом заросло и покрылось мхом. На эти взрытые кротами холмики падало семя и вырастали берёзки, а под берёзкой, под её материнской защитой от мороза и солнца, вырастала тенелюбивая ёлочка. И так высокие ели, не смея сами открыто выслать своих малышей на поляну, высылали их под покровом берёзок и под их защитой переходили поляну.
Пройдёт сколько-то положенных для дерева лет, и вся поляна зарастёт одними ёлками, а берёзы-покровительницы зачахнут в их тени.

Березовая роща.

Н. М. Верзилин

ДУБОВАЯ КАША

У многих народов дуб считался самым красивым деревом, и к нему относились с почтительностью и любовью.
Дуб — громадное дерево, в 40 метров высотой, с толстым стволом и извилистыми кряжистыми сучьями, образующими широкий шатёр листвы,— производит действительно впечатление мощности и силы. Это наиболее долговечное растение: иногда дуб живёт до двух тысяч лет, а столетние и трёхсотлетние дубы встречаются очень часто.
Сколько сказок у разных народов о дубе с золотыми желудями, под которыми скрыты богатые клады, под которыми лежит ларец со смертью Кощея; о дубе, на ветвях которого висит хрустальный гроб со спящей красавицей!
Почему именно с дубом связано столько сказок, преданий, легенд, суеверий?
У дуба могучий ствол с извилистыми, толстыми, как мускулистые руки, ветвями, жёсткие, резко очерченные листья. Всё это вызывает представление о мужестве, упорстве, силе.
Особенно яркое впечатление производит это дерево во время грозы на фоне чёрных туч, при свете молнии, не колеблемое ветром.
Жёлудь дуба изумителен по своей форме. Продолговатая форма, «отполированность» и защитный коричневый цвет — всё способствует распространению этих плодов.
Учёных давно поражала правильность «посевов желудей» среди зарослей орешника, черёмухи, молодого сосняка.
Заметили, что дубы посещают «нарядные» суетливые сойки, срывающие жёлуди, и решили, что сойки «прячут» жёлуди в зарослях кустарников или молодого леса в мох и под опавшие листья, а петом якобы забывают о своих запасах.
Советский ботаник Н. Г. Холодный тщательно наблюдал за сойками. Сойки очень пугливы, их ярко-пёстрое оперение на открытых местах заметно для коршуна и других хищных птиц. Схватив в широкий клюв жёлудь, сойки прячутся в густые заросли, чтобы спокойно съесть его. Сев на ветку, сойка кладёт жёлудь под лапку и, взмахнув головкой, ударяет клювом по жёлудю. Но жёлудь выскальзывает из-под лапки и далеко отлетает. Он падает на землю и среди жёлтой листвы в густых зарослях становится незаметным. Сойка снова летит к дубу. История повторяется несколько раз, пока сойке, наконец, удастся удержать жёлудь, расколоть его и съесть.
Могучему дубу в юном возрасте необходим заботливый уход. Всходы дуба не выносят ни заморозков, ни ярких лучей солнца, ни сильного ветра. На открытом месте они гибнут. Но в зарослях, под защитой широких листьев орешника и черёмухи, они выживают, растут.

Подросший дубок крепкими веточками раздвигает кроны соседей. Кругом дубка, как говорят лесники, «шуба» из других деревьев и кустарников. Сверху же, как в оконце, льются солнечные лучи и дождь. Когда окрепнет в этих условиях молодой дуб, он быстро перерастает остальные деревья. Для него уже не страшны ни солнце, ни мороз, ни буря.
В Греции, Испании известны дубы со сладкими желудями. Среди дубов, растущих у нас, особенно на юге, тоже есть такие, которые дают жёлуди совсем не горькие.
И действительно, экспедиции советских археологов, делая в Кировоградской области раскопки Трипольских поселений пяти-тысячелетней древности, установили, что первым и наиболее древним хлебом был хлеб из желудей. На развалинах печи нашли в обломках глины отпечатки желудей. Древнейшие жители юга СССР сушили жёлуди в печах, растирали в муку и пекли из неё хлеб. В наших бескрайних степях с золотой пшеницей когда-то, в давние времена, рос дремучий дубовый лес.
Дубы бывают летние, зимние и вечнозелёные. У летнего рано распускаются красноватые листья и осенью опадают. У зимнего дуба листья с длинными черешками появляются поздно, но осенью не опадают, а засохшие держатся на ветках всю зиму. У дуба, растущего во Франции, Испании, Италии и у нас на Кавказе, зелёные листья не сохнут и не опадают. Это пробковый дуб. Каждые десять лет с него снимают слой пробковой коры 3 сантиметра толщиной. Пробка идёт на изоляцию, изготовление спасательных кругов, шлемов, подошв. Из пробковых отбросов получают бензол, нафталин, светильный газ. С наших дубов тоже снимают кору, которая идёт на дубление кож. Кожи вымачивают вместе с дубовой корой, отчего они становятся мягкими, прочными и не подвергаются гниению. Кору для дубления снимают с молодых дубков, не достигших двадцатилетнего возраста.
Когда я вижу кору дуба, я всегда вспоминаю о великом открытии клеточного строения растений Робертом Гуком. Он так описывает это событие в своей книге «Микрография, или описание маленьких предметов», изданной в 1667 г.:
«Я взял кусочек светлой хорошей пробки и перочинным ножом, острым, как бритва, срезал кусок её прочь и получил таким образом совершенно гладкую поверхность... Тем же перочинным ножом я срезал с гладкой поверхности пробки чрезвычайно тонкую пластинку. Положив её на предметное чёрное стекло (так как это была белая пробка) и осветив её сверху при помощи плосковыпуклой стеклянной линзы, я мог чрезвычайно ясно рассмотреть, что вся она пронизана отверстиями и порами, совершенно как медовые соты... Я сосчитал поры в различных рядах и нашёл, что ряды приблизительно в пятьдесят-шестьдесят этих узеньких клеток умещаются обыкновенно на протяжении 1/18 дюйма (1,4 миллиметра)... или 1 259 миллионов в 1 кубическом дюйме. Это могло бы казаться невероятным, если бы микроскоп не убеждал нас в этом.
Я нашёл, что и сердцевина бузины или почти всякого иного дерева, внутренняя ткань или сердцевина полых стеблей различных других растений, как например укропа, моркови, репы и т. п., в большинстве случаев имеет подобного же рода ткань, какую я только что указал в пробке».
С пробки началось открытие клеточного строения организмов. Но вернёмся к использованию дуба.
Древесина дуба очень прочна, и дубовые брёвна, попав в воду, не гниют, а становятся чёрными и ещё более крепкими. Чёрный дуб особенно ценится в столярных работах.
Дубильные вещества, пропитывающие древесину, предотвращают гниение, поэтому из дуба делают бочки и паркет.
Дуб начинает цвести на открытых местах в двадцать лет, а в лесу — в пятидесятилетнем возрасте. Вместе с листьями появляются повислые серёжки с тычинками, по четыре в каждом цветке. На длинных же стебельках вырастают пестичные цветки по два-три вместе. Из этих цветков после опыления образуются жёлуди. Каждый жёлудь сидит в кругленькой чашечке-плюске.
Для нас особенный интерес представляют жёлуди. В лесу желудями кормятся белки, делающие из них запасы на зиму. По дороге они теряют жёлуди и иногда забывают о своих складах, способствуя этим распространению семян дуба.
Жёлуди очень питательны: в них содержится 57 процентов крахмала, 7 процентов белковых веществ, 10 процентов сахара и до 5 процентов жира. Дубильные вещества придают желудям вяжущий, горьковатый вкус. Если же удалить эти вещества, то из желудей получится питательный продукт, из которого можно делать кашу, лепёшки, оладьи и даже ореховые торты.
Если лепёшки смазать вареньем, творогом, повидлом и наложить стопкой друг на друга, получится вкусный торт. Сверху торт посыпают слегка поджаренными желудями или подсолнечными семечками.
При изготовлении «орехового» торта из муки, жёлуди вполне заменяют орехи. Поджаренные кусочки желудей слегка сладковатые, с ними приятно пить чай, как с сухариками.

Жёлуди употребляются и при изготовлении кофе. В этом случае их не надо вымачивать. Их очищают от кожуры, поджаривают и размалывают. Жёлуди употребляются и для получения спирта. Дубильные вещества легко удаляются вымачиванием. Собирать жёлуди следует зрелыми, когда они в конце сентября выпадают из плюсок, а ещё лучше — после первых заморозков.
Древние греки думали, что дуб появился на земле раньше всех деревьев и доставлял людям главную пищу.

П. Рогозинский

РЕДКОЕ ДЕРЕВО

На берегу Чёрного моря в живописной долине Леран, находящейся между Сочи и станцией Лазаревской, растёт громадное тюльпановое дерево. Называется оно так потому, что весной покрывается цветами, похожими на тюльпаны.
Возраст его, по определению местных краеведов, достигает 400 лет. Оно очень велико. Окружность ствола его у поверхности земли в обхват равна 10,5 метра. Другими словами, на занимаемой им площади свободно уместился бы легковой автомобиль.
В высоту оно имеет 37 метров. Если бы рядом стоял шестиэтажный дом, то вершина дерева была бы вровень с крышей или даже повыше её. Крона дерева довольно правильной круглой формы; поперечник её — около 24 метров.
Родина тюльпанового дерева — Южная Америка. Других таких же тюльпановых деревьев нет в нашей стране. Откуда же оно попало на берег Чёрного моря?
Кавказское побережье издавна посещали купцы-мореходы из средиземноморских стран, которые вели торговлю с горскими племенами Кавказа. Ботаники предполагают, что это дерево было посажено кем-нибудь из высаживавшихся здесь смелых мореплавателей либо выросло из случайно оброненного ими семечка.
В последние годы из семян тюльпанового дерева получены саженцы. Молодые тюльпановые деревья теперь встречаются в садах Сочи. Они быстро растут, дают хорошую древесину, ствол у них прямой и ровный.

Н. М. Павлова

ПОД КУСТОМ
(Сказка)

Старый куст очень не любил, чтобы под ним что-нибудь росло: пусть даже совсем тоненькая травка.
И с самой весны, как только почки на его голых ветках начинали толстеть, куст уже поглядывал вниз. Поглядывал, не выросла ли там какая-нибудь травинка.
И потому, когда он заметил под своей нижней веткой жёлтенький цветочек — гусиный лук,— он очень рассердился.
— О чём ты думал, когда выбрал это место! — крикнул он цветку.
— А я не думал,— сказал цветочек. И это была правда. Он просто радовался, что живёт. Радовался теплу, и солнышку, и небу, и весёлым мушкам, которые садились на его цветы. Он радовался и раскрывал один за другим свои звёздочки-цветочки.

А у куста из почек вылезли листья. И куст, поглядывая вниз, грозился:
— Вот, погоди, гусиный лук! Скоро сам узнаешь, что такое тень!
Но гусиный лук не пугался, по-прежнему радовался, что всё кругом так хорошо. Первые цветочки у него уже отцвели, и в зелёных коробочках росли семена.
А листья на кусте раскрылись. И под кустом поселилась тёмная тень. И не стало видно неба. И от огромного неба остались только маленькие голубые лоскутки.
Жёлтые цветочки гусиного лука уже отцвели,а семена начинали поспевать.
— Как тебе нравится моя тень, гусиный лук? — крикнул куст. — Хорошо ли тебе теперь живётся?
— Я немножко устал,— сказал гусиный лук,— и мне хочется спать.
— Неправда! — сказал куст,— ты просто ослабел и скоро умрёшь. Моя тень убила все травы, которые вырастали там, внизу.
Листья на кусте распрямлялись и росли. А вверху над ними на других деревьях тоже появлялись листья.
И теперь под кустом с каждым днём становилось всё чернее и чернее...
— Жив ли ты ещё, гусиный лук? — крикнул куст.
Но никто ему не ответил.
— Наконец-то погиб,— сказал куст.— И прекрасно! От моей тени нет спасения ни одной травинке.
И до самой осени под кустом не выросло ни единой зелёной былинки. Осенью листья опали. Ветки куста опять стали голыми. И сквозь них снова было видно и огромное небо, и солнце. Только некому было смотреть и радоваться.
Но прошла осень и зима. И опять наступила весна. Старый куст ещё не успел проснуться. А внизу под ним какой-то сильный зелёный росток проколол прелые листья.
Проколол, развернул свои листики, выпустил стебелёк и раскрыл жёлтую звёздочку-цветок.
— Гусиный лук! — крикнул куст. — Ты ожил, гусиный лук?
— Да я и не умирал,— сказал цветочек.
И это была правда. Он не умирал. Он просто был маленькой луковицей это время. Он был маленькой луковицей и спал под землёй. Спал всё лето, и осень, и зиму, чтобы снова вырасти весной.

А. А. Смородинцев,
А. С. Кривиский

ИЗ ИСТОРИИ МИКРОСКОПА

Наш глаз не может различать предметы, размеры которых меньше одной десятой миллиметра... Только изобретение оптических микроскопов позволило человеку заглянуть в неведомый мир малых величин.
Первым человеком, достоверно увидевшим микробы и сообщившим людям об их существовании, был Антон Левенгук, голландец, живший в конце XVII — начале XVIII века. Он не был профессиональным учёным; торговец сукнами, потом сторож судебной палаты, он в свободное время увлекался изготовлением оптических стёкол и достиг совершенства в этом искусстве. Его стёкла, размером с булавочную головку, увеличивали до 200 раз. Левенгук отличался любознательностью и чрезвычайным упорством в своих научных изысканиях. Он рассматривал в свои увеличительные стёкла самые разнообразные тела, описывал и зарисовывал результаты своих наблюдений. Изучая в свои лупы капли дождевой воды из бочки, загнившую настойку сена, он наблюдал огромное количество каких-то мельчайших телец, оживлённо двигавшихся в капле.
«Я исследовал,— пишет Левенгук,— слизь, которая залегает между зубами человека, и увидел, к великому своему удивлению, что в слизи находились крошечные создания, отличавшиеся необычайной подвижностью». Главное же, что поразило его,— это несметное количество этих созданий. «Во всём Соединённом Королевстве (т. е. Голландии) не наберётся столько жителей, сколько находится живых зверьков в моём собственном рту»,— писал Левенгук.
Так впервые простым человеком, учёным-самоучкой были открыты микробы, оказавшиеся представителями наиболее распространённых на нашей планете живых существ.
Открытия Левенгука заинтересовали не только учёных, но и многих любознательных людей того времени. Пётр Первый был первым русским человеком, лично познакомившимся с работами знаменитого голландца. По описанию очевидцев, Пётр в бытность свою в Голландии весной 1698 г. пригласил Левенгука на свою яхту и провёл 2 часа в рассматривании в увеличительные стёкла микроскопических объектов. Пётр прекрасно понял значение микроскопа и микроскопических исследований для познания природы, и по его почину в 1724 г. в Петербурге механиком-конструктором машин и станков Андреем Нартовым (1683—1756) был составлен проект организации мастерских при Академии наук, которые должны были изготовлять и оптические инструменты.
В 1726 г. в мастерские был зачислен зеркальный мастер Иван Елисеевич Беляев, которому «жалованье определено по 4 рубля на месяц, да мундир на три года». Иван Беляев явился родоначальником знаменитой семьи замечательных русских мастеров-оптиков? изготовлявших в России прекрасные микроскопы, ни в чём не уступавшие лучшим заграничным моделям. Этими микроскопами пользовались и первые русские академики, и многие русские люди, интересовавшиеся наукой. С беляевскими микроскопами работал первый президент Российской Академии наук Лаврентий Блюментрост и известный общественный деятель Феофан Прокопович. С такими же микроскопами, изготовленными сыном Ивана Елисеевича — Иваном Ивановичем Беляевым, впоследствии работал и корифей русской науки Михаил Васильевич Ломоносов.
Русская наука, созданная М. В. Ломоносовым, обязана ему также широким внедрением микроскопа как орудия научного исследования. Ломоносов был первым русским учёным, систематически применявшим микроскоп в своих научных работах. Впервые во всём мире он использовал микроскоп и для химических исследований. В течение всей своей жизни Ломоносов широко популяризировал в России сведения о микроскопе и микроскопических открытиях, посвящая им не только свои лекции и научные работы, но даже и поэтические произведения. В своём стихотворении «Письмо о пользе стекла» Ломоносов писал о пользе микроскопа следующее:

Прибавив рост вещей, оно, коль нам потребно,
Являет трав разбор и знание врачебно.
Коль много микроскоп нам тайностей открыл,
Невидимых частиц и тайных в теле жил.

Даже самим термином «микроскоп» вместо старинных «микроскопиум» и «микроскопия» мы обязаны гениальному русскому учёному.
Замечательные мастера-оптики XVIII века внесли много усовершенствований в конструкции современных им микроскопов, часто создавая новые модели, превосходившие по своим качествам заграничные.
По чертежам академика Эйлера в оптических мастерских Российской Академии наук была впервые построена опытная модель усовершенствованного микроскопа, линзы которого не давали расплывчатых изображений, характерных для микроскопов того времени.
В постройке этого микроскопа, кроме И. И. Беляева, принимал участие и знаменитый русский изобретатель-механик Иван Петрович Кулибин, приглашённый в 1769 г. в Петербург на должность руководителя академических мастерских.
Замечательный механик-самоучка, часовщик из Нижнего Новгорода, без чьей-либо помощи и совета, самостоятельно сконструировавший в 1764—1766 гг. телескоп, микроскоп и электрическую машину, Кулибин поднял работу оптической мастерской на большую высоту. За время своей более чем тридцатилетней работы в мастерских (до 1801 г.) он совместно с Беляевым и старшим мастером Василием Воробьёвым построил много отличных по тому времени микроскопов и других оптических инструментов.
Таким образом, уже в то далёкое время русские люди имели в своих руках первоклассные инструменты для наблюдения микроскопического мира, рассматривали микроскопические объекты и изучали их.

Н. П. Болгаров

КАК БОБЫ ПАРОХОД РАЗОРВАЛИ

Если школьнику сказать, что бобы могут разорвать пароход, он не поверит. «Что за ерунда? — скажет он.— Где это видано, чтобы бобы пароход разорвали? Что это — торпеда?»
И все же такой случай с бобами действительно произошёл.
Это было лет двадцать пять назад.
Огромный пароход «Харьков» плыл из-за границы к родным берегам. Все его трюмы до отказа были заполнены бобами. Недалеко от Константинополя случилась неприятность: пароход наскочил на каменистую мель. Проутюжив днищем камни, «Харьков» пошёл дальше; так и дошёл бы до Одессы, если бы не бобы.
Оказалось, прогулка по камням не обошлась благополучно. В днище парохода, под одним из грузовых трюмов, образовалась пробоина, через которую стала внутрь поступать вода.
Будь у парохода обыкновенный груз, не бобы,— ничего бы особенного не произошло. Вода бы заполнила один грузовой трюм, а дальше её не пустили бы водонепроницаемые поперечные перегородки, отделяющие этот трюм от соседних.
Дело кончилось бы тем, что «Харьков» глубже погрузился бы в воду и от этого несколько потерял бы в скорости. Но бобы решили судьбу парохода по-иному. Вода поднималась выше и выше, проникая сквозь все щёлочки между бобами. Как бы плотно ни были насыпаны бобы, дорога воде всегда найдётся. Бобы, впитывая в себя воду, стали разбухать. А разбухшим бобам и места надо больше. Места же в трюме было столько, чтобы вместить сухие, а не разбухшие бобы. Что же оставалось делать бобам в поисках простора? Им оставалось одно: давить изо всех сил на стенки и палубу трюма. А сила разбухших бобов в тесноте — дело нешуточное. Учёные подсчитали, что при 25 процентах поглощённой воды бобы давят на тело, препятствующее их набуханию, с силой 30 килограммов на квадратный сантиметр. Такое давление может испытывать корпус подводной лодки на глубине 300 метров. Но чтобы выдержать такое давление, этот корпус имеет особую цилиндрическую форму, и он очень прочный. От парохода же не требуется погружение на глубину 300 метров. Значит, и корпус его делают не таким прочным, как у подводной лодки.
Понятно, что такое давление бобов кончиться даром не могло.
С оглушительным треском лопнули швы бортов и палубы в районе затопленного трюма. Пароход разломился на две отдельно плавающие части — носовую и кормовую. Вызванный к месту аварии буксирный пароход потащил в Севастополь носовую половинку «Харькова», а затем вернулся и за кормовой.
Моряки долго тогда шутили: «Пароход «Харьков» — самое длинное судно в мире: его нос в Севастополе, а корма в Константинополе». Вскоре обе половинки «Харькова» при помощи электросварки соединили в одно целое.
Так вот что могут наделать безобидные бобы.

По В. Beтлиной

БЕРЁЗОВАЯ РОЩА НА ЛАДОНИ

...У различных растений разные семена. Есть семена-великаны и семена-карлики, семена, окружённые сочной, сладкой мякотью и одетые в крепчайшую, как броня, скорлупу, семена-авиаторы и пловцы, путешественники и домоседы.
Но самое удивительное в любом семечке это то, что оно, такое крошечное и незаметное на вид, может превратиться в огромное дерево с могучим стволом, крепкими корнями и раскидистой кроной, в высокий кустарник или в пышный, красивый цветок.
Крохотных крылатых семечек берёзы в одной вашей горсти наберётся много тысяч. И из каждого семечка может вырасти высокая кудрявая берёзка. Значит, на вашей ладони — целая берёзовая роща.
А маки: в одной маковой головке, наполненной семенами, заключается большое поле будущих маков.

В. Ветлина

ЧТО МОЖНО НАЙТИ В МАКОВОМ СЕМЕЧКЕ

Как же из крохотного семечка-крупинки вырастает целое дерево или яркий мак? Откуда они берутся?
Если рассмотреть как следует любое семя, в каждом из них, какое бы большое или маленькое оно ни было, обязательно найдёшь зародыш.
В маковом семени зародыш такой крошечный, что без лупы его не рассмотреть. Но и он, как и зародыш любого другого семени, состоит из крохотных зачатков корешка, стебелька и листьев. Именно из этого зародыша и вырастает, если семя попадёт в подходящие условия, и могучий дуб, и стройная берёзка, и красивый мак.
Чтобы расти, нужно питаться. Растение получает питание через корни и листья. Но у зародыша семени корешок и листья ещё совсем слабенькие, крохотные, — они не могут самостоятельно добывать пищу.

Ещё заранее, когда семя только образуется, в нём откладывается запас готовой пищи. Две полукруглые семядоли горошины, две продолговатые половинки жёлудя, фасоли, почти целиком зерно пшеницы, ржи — всё это запасы пищи для зародыша.
Для защиты от всяких невзгод зародыш семени и его запасы одеваются кожицей.
Вот, оказывается, как сложно устроено каждое маковое семечко, каждая берёзовая крылатка!
А ведь с виду — простой твёрдый комочек, совсем безжизненный.

В. Ветлина

ПРОБУЖДЕНИЕ СЕМЕЧКА

Сухое семечко и в самом деле почти безжизненно Оно может очень долго — несколько лет — пролежать таким вот твёрдым комочком. И это очень важно для сохранения жизни растения на земле. Сухому семени не страшны ни лютые морозы, ни палящие засухи — оно может переждать их и не погибнет. А как только семя попадёт в подходящие условия, в нём пробудится жизнь, оно начнёт прорастать.
Что же нужно семени для этого? Вода, тепло, воздух Если вам приходилось работать в саду или огороде, вызнаете, что сеять семена нужно в сырую, тёплую и рыхлую землю, тогда всходы появятся скоро и дружно.
Чтобы земля была сырой, после посева обязательно поливают грядки: вода попадает внутрь семян, и тогда только их зародыши начинают пользоваться своими запасами. Крупные семена даже намачивают за несколько дней до посева, и они столько насасывают в себя воды, что раздуваются и становятся вдвое, втрое крупнее, чем были. Зато очень быстро появляются их всходы.
Так человек управляет одним из условий пробуждения семян — водой. Но одной воды мало. А как же обеспечить тепло?
Большинство семян сеют весной, когда земля хорошо прогреется солнцем, но иногда людям нужно, чтобы растения начали расти, когда на дворе ещё холодно и на грядке семена ни за что не прорастут. Для семян таких растений искусственно устраивают тёп. лый климат. Семена сеют в парниках и теплицах, и они прорастают даже тогда, когда кругом завывает вьюга и лежат сугробы снега.

Так люди управляют вторым условием прорастания семян — теплом. Но и этого ещё мало.
Ну, а как можно управлять воздухом?
Перед посевом нужно очень хорошо перекопать почву. В рыхлой почве воздуха будет вполне достаточно, чтобы семена могли дышать. Не следует сеять семена слишком глубоко: на большой глубине воздуха в почве мало и семена задохнутся.
Только когда семя получит всё, что нужно, зародыш пробуждается и начинает расти. Пока подрастут листочки и корешок, он питается готовыми запасами.
Но вот корешок углубился в почву, а листочки на стебельке выбрались на поверхность, к солнечным лучам. Теперь они уже в состоянии добывать пищу сами. Готовые запасы им уже не нужны. Теперь растению нужен солнечный свет, тепло да хорошая понва.
Научившись управлять пробуждением семян, человек может выращивать такие растения и столько, сколько хочет.
А как же в природе?
Трудно попасть семени в такие условия, где было бы всё необходимое для его прорастания. Поэтому очень много семян в природе погибает. Растения не исчезают с лица земли потому, что семян у них образуется в десятки, сотни и тысячи раз больше, чем было самих растений.
Расселению семян помогают ветер, вода, птицы, животные. Но помощь эта невольная, да и сами растения не ждут этой помощи. Просто за миллионы поколений лучше выживали и размножались те растения, у которых семян было больше и приспособления для расселения были лучше. А слабые и неприспособленные гибли, не оставляя потомства.

По Н. М. Павловой

ТЫКВЯТА

Знаете, ребята, даже тыква, самая обыкновенная круглая тыква, может иногда удивить человека.
Наша мама очень любит тыквы и всегда в мае, когда ещё холодно, выращивает тыквенную рассаду на подоконниках.
Но нынче весной у нас заболел корью мой младший братишка, и мама забыла про тыквы. А бабушка ей, конечно, не напомнила. Она сама всё забывает.
И вот настал июнь, на дворе уже стало жарко, и тут только мама вспомнила про тыквы и сказала:
— Эк, какая досада! В прежние-то годы у меня в эту пору уже была рассада, а сейчас и семена-то ещё лежат внутри матушки-тыквы.
Тут она достала с полки большую жёлтую тыкву, которая там пролежала с прошлого года. Тыква уже стала портиться, и один бок у неё провалился внутрь. Мама стала его вырезать и опять вспомнила:
— Раньше у меня в конце мая уже была рассада, а сейчас только выну семена.
Мама сбросила ножом в ведро сгнивший кусок и тут увидела что-то такое удивительное, что крикнула:
— Идите-ка, ребята, сюда! Поглядите-ка!
Мы, конечно, сразу подбежали и смотрим. Вот так раз! В тыкве растут тыквята! И какие славные! Стебельки у них беленькие, толстенькие, пушистые, а на стебельках — вроде утиного клюва два жёлтых листочка — один на другом. А растут тыквята внутри тыквы, как в болоте: на дне тыквы вода.
Мама вытащила одного тыквёнка; у него оказалась целая борода корешков, и все перепачканы в жёлтой тыквенной грязи.
Мама осторожно выбрала тыквят из тыквы и посадила их в бумажные горшочки, чтобы тыквята немного окрепли в комнате.
— Вот у меня и рассада! — сказала мама.— Выручила меня матушка-тыква: сама детишек подрастила.

Н. М. Павлова

УГАДАЙ, ЧЬИ ОНИ

Из садов доносится сладкий аромат лип. А подходишь к ним, такой гул, точно там собралось население всех окрестных пасек.
В траве под липами какие-то всходы — толстые стебельки с парой тёмных блестящих приподнятых листочков. Эти листочки походят на руки с растопыренными пальцами: такие длинные у них по краям зубцы. Чьи это всходы? Ведь, кажется, таких листьев нет ни у одной травы.
А вот рядом лежит пустая скорлупа и сухое крылышко липовых орешков. Неужели это всходы липы? Как не похожи эти первые листья — семядоли — на листья взрослой липы!
Впрочем, это не у одной липы. Вот рядом всходы клёна. Узкие, длинные семядоли, а за ними пара листьев. И они скорее походят на листья липы, чем клёна: по краям только мелкие зубчики.
А вот у второй пары — уже лопасти, настоящие красивые кленовые лопасти. Но у липы и клёна всходы хоть крупные, а вот у берёзы совсем мелкие, крошечные. Просто не поверишь, что из такого растеньица может вырасти могучее дерево.


Из беседы с академиком
В. И. Эдельштейном

ЛЕНТА БУДУЩЕГО

Учёный только что вернулся с опытного участка и теперь сосредоточенно что-то рассматривал на длинной коричневой бумажной ленте.
— Что это за бумага, Виталий Иванович?
— Лента будущего,— улыбаясь, отвечает учёный. И с воодушевлением принимается рассказывать о том, что сулит огородникам эта серая, не примечательная с виду лента.— Частенько мне видится такая картина: накануне весеннего сева к складу подъезжает бригадир колхозных овощеводов. «Отпустите мне, пожалуйста,— просит он,— пять гектаров моркови, десять — капусты, полгектара редиса».
Всё это немедленно грузят в машину, а уже к вечеру колхозные овощные и картофельные поля полностью засеяны. И всего при помощи двух-трёх машин.
— Постойте, как это бригадиру на складе могут выдать пять гектаров моркови? — невольно перебили мы рассказ учёного.
— Слушайте, объясню,— обещает академик.— В самом конце прошлого века, лет этак шестьдесят назад, на Гавайских островах ананасные плантаторы придумали интересный способ борьбы с сорняками. Они сплошь покрывали подготовленные под посадки участки... бумагой! Затем в бумаге делали на определённом расстоянии
дыры и в них сажали ананасы. И вот что у них получилось: пока бумага не сгнивала, плантации были совершенно чисты от сорняков. Мало того, бумага отлично предохраняла почву от пересыхания.
Долго эта новинка так и оставалась достоянием Гавайских островов, не привлекая внимания прочих овощеводов. Ведь расходы на покупку огромного количества бумаги могли покрыть разве только экзотические заморские диковинки, вроде ананасов.
Лишь лет десять назад мы попробовали воскресить опыт гавайских плантаторов и вот почему.
Долгое время у нас в колхозах слабо развивалось огородничество, мало выращивалось овощей. Овощеводство считалось делом невыгодным. Судите сами: чтобы провести первую прорывку и прополку гектара моркови, нужны усилия примерно сорока человек. А уж на десяти гектарах потребуется четыреста человек. И работу эту нужно провести за несколько дней. Если её затянуть, половина посева пропадёт.
Но мириться с нехваткой овощей тоже нельзя. Коммунистическая партия, Советское государство делают всё, чтобы как можно лучше снабжать трудящихся продуктами питания. А без овощей современное питание немыслимо. Овощи дают нам витамины, крахмал, сахар, различные соли и кислоты, без которых человеческий организм не может существовать.
Вот по заданию партии мы и принялись решать задачу — как помочь овощеводам выйти из этого трудного положения: резко увеличить посевы овощей без дополнительной затраты труда. Ведь механизировать обычными способами многие работы на огороде оказалось почти невозможным. Нужно было искать способ, как изменить овощеводство, упростить и облегчить его.
Тут-то мы и возвратились к опыту гавайских плантаторов. Действительно, покрывать десять—пятнадцать миллионов гектаров земли бумагой — дело немыслимое. Для этого ежегодно уходило бы несколько миллионов тонн бумаги. Ведь уже в 1956 г. картофель и овощи занимали у нас около двенадцати миллионов гектаров!
А нужно ли покрывать всю землю под овощами сплошь бумагой? Что, если покрывать лишь узкую ленту земли, где растут овощи, оставляя открытыми междурядья? Ведь в междурядьях сорняки можно легко уничтожить обычными культиваторами.
Тогда-то и появилась у меня на столе такая бумага,— учёный показывает нам рулоны различной ширины, различной плотности.— Конструкторы попытались сконструировать машину, которая бы расстилала ленту бумаги по земле, прокалывала в ней на определённом расстоянии, в зависимости от культуры, отверстия и в них высевала или высаживала растения.
— И удалось такую машину построить?
— Даже несколько, можете с ними познакомиться. Только уже при первом их испытании оказалось, что посев овощей по ленте можно значительно упростить. Пришла мысль пробивать отверстия в бумаге не в поле, а прямо на бумажной фабрике. А когда это сделали, явилась новая мысль. «Нельзя ли как-нибудь прямо на фабрике закреплять в этих отверстиях и семена?»
Сперва попробовали заклеивать их тонкой папиросной бумагой. Получилось. Но потребовалось слишком много дефицитной бумаги. Тогда заменили её более дешёвой, из которой делают бумажные салфетки. Потом на помощь нам пришли химики. Они разработали тонкую плёнку из органических веществ, которой можно заклеивать отверстия в бумажной ленте. Получилось нечто вроде сильно увеличенной пистонной ленты для детского пугача. Между двумя слоями плёнки против отверстий в бумажной ленте оказалось несколько семечек. Плёнка при смачивании водой немедленно растворяется и удобряет почву около семян.
Казалось, решение проблемы найдено. Но творческая мысль продолжала работать. Бумажники изобретали всё более лёгкую и дешёвую бумагу, учились пропитывать её особым составом, который замедляет гниение на 2—2,5 месяца. А у нас тем временем родилась мысль вовсе отказаться от заклейки семян чем бы то ни было. Зачем тратить лишнюю бумагу или органическую плёнку, расходовать лишнее время, труд, деньги, если семена можно попросту приклеивать на кромке отверстия на самой бумажной ленте?..
Разработали состав клея. И та же машина в цехе фабрики, которая пробивает отверстия в ленте, стала наносить на кромку отверстий маленькие капли клея, а в них — по два-три семечка моркови, капусты или помидоров. Клей немедленно застывает, и семена оказываются пригвождёнными на краю отверстия.
Так по сути дела большая часть работы по посеву овощей завершается не на поле, а в цехе фабрики. Теперь мы уже достигли того, что на гектар посева требуется всего семьдесят — восемьдесят килограммов ленты.
Значит, агроном или бригадир овощеводов, придя на склад фабрики, вполне может попросить отпустить ему пять гектаров моркови или десять гектаров капусты.
И хотя этот рассказ может кое-кому показаться фантастическим, ничего невозможного в нём нет. Да и фантастического тоже. Для опытных посевов нам ежегодно фабрики уже изготовляют десятки тонн ленты.

В. Ветлина

ШЕСТЬСОТ КИЛОМЕТРОВ РЖАНОГО КОРЕШКА

Где дерево занимает больше места: над землёй или под землёй? Что у него больше: ствол вместе со всеми сучьями и ветками или корни?
Кажется, что тут спрашивать! Конечно, дерево растёт главным образом над землёй. Ведь на какую большую высоту оно поднимается, как широко раскидывает свои ветки!
А на самом деле, оказывается, что не всегда так!
Двухлетний дубок можно не увидеть среди травы, так он мал, а его корень в это время уже пробрался в глубину почвы на полтора-два метра.
На полях, возле дорог, растут кустики горькой полыни. Сам кустик небольшой — пожалуй, будет он нам по колено, а то и ниже, но корни полыни уходят в землю на пять метров. Это больше, чем расстояние от потолка до пола вашей комнаты.
Особенно глубоко идут в землю корни растений, живущих в сухих, пустынных местах.

В пустыне Кара-Кум растут небольшие кустики. Называются они верблюжьей колючкой. Только верблюды могут жевать это колючее сухое растение, поэтому его так и назвали.
У верблюжьей колючки корень пробирается в глубь сухих песков на пятнадцать—двадцать метров. На такой глубине даже в самое жаркое время прохладно и сыро.
Учёные решили узнать, много ли места занимают в почве корни одного ржаного кустика. Они взяли несколько зёрнышек ржи и в конце лета посеяли их в ящики с землёй.
Ящики поставили сначала на воздухе, возле оранжерей. Здесь появились ржаные всходы. Их оставили зимовать на дворе под снегом.
Весной ящики перенесли в оранжерею, чтобы маленьким кустикам ржи было достаточно света и тепла. В каждом ящике оставили по одному кустику.
Когда растения дали высокие, стройные побеги с колосьями, их вынули из ящиков вместе с почвой, осторожно отмыли корни водой.
Потом начали измерять все корешки одного кустика. Мерили, мерили — и оказалось...
Если положить в ряд все корешки ржаного кустика, выращенного в оранжерее, они протянутся на 623 километра! Иначе говоря, от Москвы до Ленинграда.
Конечно, корни ржаного кустика не тянутся на такую длину в одну сторону. Они густо, словно сеткой, оплетают всю почву вокруг растения, проникая во все промежутки между комками.
Что же говорить о корнях могучих деревьев! Их общая длина, наверно, составляет много тысяч километров.

Б. А. Дижур

УЛОВКА ХИТРОЙ ДИДОНЫ

В очень далёкие от нас времена люди считали, что растение — это перевёрнутое вниз головой животное. В корне, думали они, имеется желудок и рот, и растение, так же как человек, заглатывает и переваривает пищу, добывая её в земле.
На страницах старинных книг вместо корня рисовали маленьких человечков, из головы которых росли зелёные побеги.
В то время ещё ничего не было известно о воздушном питании растений. Но постепенно учёные всё больше узнавали о жизни растений. Стало ясно — растение питается совсем не так, как человек или животное.
Вся пища человека или любого животного состоит из готовых органических веществ: белков, жиров, крахмала, сахара. Растение же само строит белки, жиры, крахмал, сахар из неорганических веществ.
Углекислый газ и солнечная энергия для этого «строительства» доставляется листьями.
Всё остальное добывают корни...
Читая студентам лекцию о корнях, К. А. Тимирязев вспомнил древний миф о Дидоне. Это была очень хитрая и сообразительная женщина. В мифе рассказывается, как она основала город Карфаген. Однажды Дидона попросила царя выделить ей немного земли. Царь долго не соглашался.
«Я прошу у тебя самую малость! — сказала Дидона.— Дай мне клочок земли не больше того, что можно измерить воловьей шкурой».
Царю надоела настойчивость Дидоны.
«Пусть уж будет по-твоему!» — сказал он.
Но ловкая женщина перехитрила царя. Она разрезала воловью шкуру на тончайшие ремешки. Сшила из них длинную ленту и захватила так много земли, что на этом месте можно было выстроить большой город.
«В устройстве корней природа прибегла к уловке хитрой Дидоны!» — говорил Климент Аркадьевич...
Учёные подсчитали, что если все волоски одного мощного куста пшеницы вытянуть в ниточку, то получится дорожка в двадцать километров.
Для чего растению такое устройство корней?
«А для того,— отвечает Климент Аркадьевич,— чтоб подобно хитрой Дидоне захватить как можно больше земли, доставлять растению воду с питательными веществами».

В. Ветлина

ЖИВЫЕ ЯКОРИ

Когда дует сильный ветер, попробуйте удержать за ручку раскрытый зонтик.
Ничего не получится: зонтик вырвется из рук и полетит по ветру, а если уж очень крепко за него ухватиться, потащит вас за собой, а то и сломается.
Во сколько раз столетний дуб больше зонтика?
Трудно сказать. Конечно, во много раз.
Какая же огромная сила нужна, чтобы дуб, берёзу или липу с их толстыми стволами, со всеми сучьями и листьями удержать на месте не только против ветра, но и против урагана, бури? Тут нужна сила могучего великана.
Этой силой обладают корни.

Они не только обеспечивают растения водой и разными веществами, но и прикрепляют их к почве, удерживают, чтобы не свалили их ветер или буря.
Словно на стальных канатах, протянутых во все стороны, держатся на своих корнях растения.
Корни очень крепки. Попытайтесь разорвать хотя бы тоненький корешок толщиной с обыкновенный карандаш. Не легко это сделать. Что же говорить о толстых корнях деревьев! А ведь корней у каждого дерева очень много, и идут они далеко вглубь и вширь.
У растений, живущих в разных местах, корни располагаются по-разному; они приспосабливаются, чтобы лучше выполнять свои обязанности «якорей». У большинства лесных великанов корни идут в глубину. В лесу живётся тесно — в ширину не очень-то разойдёшься. А у горных растений они проникают во все трещины скал, во все щели в камнях. Проникнув туда и разрастаясь, корни постепенно расширяют трещины, разрушают скалы. Так богатыри в сказках раздвигают могучими плечами тесное жилище.
Хорошо держаться, уцепившись за скалы! А как быть в песчаной пустыне? Вместо земли там сыпучий песок. Течёт этот песок между пальцами, как вода, и носится по пустыне, подгоняемый ветром. Сегодня лежат его жёлтые сухие волны здесь, а завтра передвинулись в другое место. Но и к своенравным пескам приспособились растения.
У песчаного кустарника джузгуна из пустыни Кара-Кум корни тянутся вдоль поверхности песков на 15—20 метров.
Как бы ни бушевала песчаная буря в пустыне, как бы ни носились по ней летучие пески, джузгун сидит себе прочно на своём месте. Распластавшиеся корни, как цепкие якори, держат его в песчаных волнах.

Г. Г. Пермяков

ЖЕНЬ-ШЕНЬ ГИГАНТ

Целебный корень жень-шень помогает человеку при многих болезнях. Слово «жень-шень» — китайское и означает по-русски: «ветвистый корень, похожий на человека».
Найти жень-шень очень трудно. Обычно встречается корень весом в 15—20 граммов, корни в 40—50 граммов считаются большой редкостью. Растёт жень-шень до трёхсот лет.
Старый заготовитель женьшеня Иван Фирсович Золотарёв работает в Хабаровске. Он сообщил нам, что в Сучанском районе Приморья недавно был найден крупный корень, весом в 180 граммов. Корень не был изъеден жуками и муравьями, имел длину 20 сантиметров. На ощупь этот жень-шень был плотным, как морковь.
Но когда нашли ещё более крупный жень-шень — весом в 480 граммов, все забыли о сучан-ском корне. Необыкновенно большой корень отыскал охотник в Приморье, притом совершенно случайно. Корень имел желтовато-палевый цвет, имел толщину в руку, длина его превышала 30 сантиметров. Этот колосс, конечно, прожил более ста лет и мог быть ровесником Отечественной войны 1812 года.
Такие таёжные великаны встречаются очень редко и всегда входят в летопись женьшеневедения. Ведь каждый крупный корень жень-шеня имеет свою историю, подобно тому, как имеют собственную историю крупнейшие алмазы, бриллианты, рубины. Найти большой жень-шень — это то же, что найти самородок золота: жень-шень очень высоко ценится в китайской народной медицине, особенно крупные корни.

Н. М. Верзилин

ПЛАКСА ИЗ ЛЕСОВ РЕКИ АМАЗОНКИ

...Между двумя кольцами пустынь лежит полоса экваториальных тропических лесов: леса Бразилии, Конго и Центральной Африки, Индостана, Индокитая и Малайского архипелага. Здесь, как мы видим на карте, произрастает наибольшее количество разнообразных растений. Особенность всех этих лесов — большое количество света, тепла и влаги. Солнечные лучи здесь падают отвесно.
Вода выпадает с дождями в течение года слоем в три метра. Если бы вода не впитывалась почвой, не стекала в море и не испарялась растениями, то за один только год образовалось бы громадное озеро, глубиной в три метра.
Крупный массив тропического леса находится в северной части Южной Америки.
Сплошной лес раскинулся на площади более пяти миллионов квадратных километров, равной половине площади всей Европы. Этот громадный лес рассекает самая многоводная и широкая река в мире — Амазонка (называемая бразильцами Рио-Мар, то есть река-море).
Здесь, в девственных лесах Бразилии, мы и остановимся.
Мы хорошо знаем наши весёлые леса, пронизанные солнечными лучами и наполненные пением птиц.
Леса наши разнообразны: сосновый бор, ельник, дубрава, березняк, осинник, ольшаник. На севере — большое хвойное краснолесье, на юге преобладает лиственное чернолесье.
Особенно привлекательна нежная, постоянно меняющаяся листва наших лесов. Лёгкий, зелёный пух весной, изумрудная зелень летом и яркие, тёплые тона жёлтых, оранжевых и красных листьев осенью. В лесу — приятная прохлада. В нём гуляешь, как в парке, собираешь ягоды, орехи и грибы, не подвергая свою жизнь никаким опасностям.
Совсем другой тропический лес.
В зелёную массу тропического леса трудно пробраться. Приходится прорубать тропинку в зелёной чаще топором или саблей. Таким путём в день можно продвинуться на два километра. Нужно потратить семь часов, чтобы прорубить тропинку, которую можно пройти в пятнадцать минут.
Местные жители стараются пользоваться тропами крупных диких зверей. Есть ещё один способ легко проникнуть в чащу тропического леса — в узкой, лёгкой пироге (челнок из коры). От широко разлившейся реки Амазонки отходят заводи и водяные тропинки, идущие далеко в глубь леса. Их называют здесь «игарапэ».
Сядем в пирогу и, отталкиваясь длинным шестом, не спеша поплывём по тихой игарапэ, наклоняя головы под низко свисающими ветвями и громадными листьями.
Нас окружает полумрак.
Высокие стволы громадных, не ветвящихся внизу деревьев, отстоящих далеко друг от друга, подпирают на высоте пятидесяти метров плотную зелёную массу листвы, сквозь которую не видно неба и ослепительный свет тропического солнца еле проникает в виде неясного сияния или отдельных ярких бликов, отражаемых блестящими листьями.
Однако здесь не так темно, как в нашем еловом лесу. Вверху стоит как бы туман. Воздух влажный и тёплый — трудно дышать, как в бане в парном отделении.
Это не «палящая жара» тропической пустыни. Температура воздуха всего 26°, самое большее 30°, но во влажном воздухе почти нет охлаждающего испарения, нет и освежающего ветерка.
Томительный зной не спадает и в течение всей ночи, не давая человеку отдыха.
В этой атмосфере, постоянно тёплой и влажной, быстро перегнивают органические остатки и прекрасно разрастаются растения.
На небольшом пространстве скапливается большое число разнообразных растений (различных видов и форм), борющихся за землю, за свет, за жизнь.
Каждое растение стремится вверх, стремится разрастись до громадных размеров. Различных древесных пород только на небольшом участке леса около города Буэнос-Айреса ботаники насчитали до семисот. А сколько растений второго и третьего яруса, растений, сплошь покрывающих подножия деревьев! Листья перистые, лопастные, острые, как мечи, округлые, глянцевитые, как зеркало, матовые и мохнатые, покрытые волосками, мелкие и громадные — в несколько метров.
Глаз теряется в многообразии форм. Корни отходят от стволов деревьев, плоские, высотой иногда выше метра, заставляя путешественников перелезать через них, как через заборы.
Стволы деревьев неровные, часто у основания ребристые, с выступами, как будто подпираются толстыми досками. Это хорошая опора для высоких и массивных деревьев на влажной почве.
Коры деревьев почти не видно, так как деревья снизу доверху покрыты зеленью — эпифитами. Различные растения поселились на рыхлой коре деревьев и прямо из влажного воздуха впитывают воду своими воздушными корнями, свисающими вниз вместе с листьями.
Здесь и мхи, и папоротниковые, и кактусы-эпифиллюмы, и орхидеи с цветами, похожими на бабочек и ярких птичек.
В волшебном сумраке в изобилии летают крупные изумительной окраски бабочки, которые и опыляют цветы.
Цветы у многих деревьев появляются не на концах веток, а прямо из ствола. Со стволов свисают и плоды...
...Страшно и неприветливо в этом чужом лесу.
Ни одного знакомого растения; вот разве эти напоминают стрелолист, но во много раз больших размеров, а над ними с высоты одного из деревьев свисают какие-то коричневые верёвки. Поднимем голову: эти «верёвки» спускаются не с дерева, а со стебля растения толщиной с руку, обвившего дерево. Приглядимся к его широким, почти округлым листьям на длинных черешках, снизу цельным, а повыше с отверстиями в листовой пластинке, а ещё выше перисто разрезанным и больше метра в поперечнике. Далеко забирается ввысь по стволу дерева эта лиана и в плотном зелёном шатре листвы пробивает себе дорогу к солнцу. В прорезы и отверстия верхних листьев пробиваются лучи солнца и играют бликами на нижних листьях. Что-то в этих листьях нам напоминает знакомое с детства растение, стоящее на окне в нашей комнате. Да, конечно, это монстера делициоза (просто называемая у нас «плаксой»).
Семена монстеры заносятся птицами на деревья и там на коре, в окружении мхов, прорастают. Сначала монстера растёт, как эпифит, медленно спуская вниз, как верёвки, свои воздушные корни. Они имеют длину свыше шести метров, толщину один-два сантиметра и отходят по одному или по два от каждого крупного листа. У почвы эти корни загибаются и выпускают много боковых корней, покрытых, как пухом, корневыми волосками. При этом свисающие корни натягиваются, как струны.
По этим корням прямым путём к листьям поднимается вода, и если перерезать корень, то из него польётся водянистая жидкость.
Когда корни укрепятся в почве, монстера начинает быстро расти вверх, обвивая дерево-хозяина.
Монстера — типичная лиана бразильских лесов. Её извивающийся зелёный стебель с тёмными пятнами, следами опавших листьев, напоминает змею.
В наших комнатах в пасмурную погоду и в особенности в сырых квартирах с широких листьев монстеры падают большие капли воды.
Чем объяснить появление этих капель, похожих на слёзы?
Объясняется это условиями существования монстеры на своей родине, в амазонских лесах. Там воздух тёплый и насыщен влагой. Испарения почти нет.
Как же растения испаряют влагу, которую они всё время должны впитывать из почвы вместе с растворёнными солями, которые необходимы для роста?
Если рассмотреть тщательно в микроскоп края листьев монстеры, то можно увидеть у окончания жилок специальные отверстия — водные устьица (гидатоды), через которые выдавливается крупными каплями поступающая из корней по сосудам стебля и листа вода. Эти капли сбегают по краю листа к заострённому изогнутому «носику», с которого и капают вниз.
В сухом воздухе листья монстеры, как и большинства других растений, выделяют воду в виде пара.
Листья испаряют воду многочисленными устьицами, расположенными по всему листу (больше с нижней стороны). Через эти устьица происходит и газообмен (питание углекислым газом и дыхание).
Перед дождём, когда в атмосфере накопится много влаги, монстера начинает выдавливать воду каплями из водных устьиц по краям листьев.
Не садитесь в пасмурную погоду под большие листья монстеры: даже в комнате вы рискуете попасть под дождь.
По поведению вашей монстеры, как по барометру, можно предсказать за сутки наступление дождливой погоды.

Н. И. Тарасов

ЛЕС НА ГРАНИЦЕ МОРЯ И СУШИ
(МАНГРЫ)

К мангровым растениям относится несколько пород деревьев и кустарников, не всегда близко родственных друг другу, но имеющих ряд особенностей, одинаковых приспособлений для существования на границе моря и суши.

Мангры в отлив (слева) и прилив (справа).

Мангровые заросли распространены на подверженных приливо-отливным колебаниям плоских илистых морских берегах тропиков. Обитают мангры там, где берега не разрушает могучий прибой, где мангровая растительность укрыта, защищена от него либо изгибами берегов — в заливах и в лагунах, либо барьером кораллового рифа, принимающим удары волн на себя, либо, наконец, играющими такую же роль речными наносами.
Воды, омывающие мангры, большей частью опреснены, но случается, что вода там такая же, как в открытом море по соседству, и даже более солёная...
Подходя к мангровым зарослям с моря, мы видим прежде всего их вечнозелёную кожистую, часто блестящую листву. Затем начинают различаться кустарники и отдельные деревья по преимуществу небольшие, но иногда достигающие 30 метров высоты и до 2 метров в обхвате. Подходя ещё ближе, открываем, что мангровая чаща так густа, что кажется совершенно непроходимой.
От нижних ветвей отходят столбовидные опорные воздушные корни; в отлив обнажаются растущие от основания стволов дугообразные ходульные корни. Перекрещиваясь, они создают своего рода завесу.
Если в этой завесе и обнаруживается щель, то она представляет собой узкий, часто извилистый проход, загромождённый порой не только очень длинными и причудливо изогнутыми корнями, напоминающими лапы гигантских пауков, но и так называемыми дыхательными корнями. Они растут снизу вверх, начинаясь от подземных корней и корневищ, то в виде «свечек» или «спаржи», то извиваясь, как змеи, над обнажившимся при отливе илом. Этот ил лишён кислорода, пахнет гнилью, сероводородом, во многих местах он очень топкий и попасть в него там, где нет возможности ухватиться и вылезть в мангры,— верная гибель.
Ряд мангровых растений «живородящ»; когда плод ещё висит на дереве, семя прорастает длинным, до метра, и тяжёлым корнем, Эта своеобразная дубинка падает затем с дерева, уже имея два листочка, и либо вонзается тут же в ил, укрепляясь и превращаясь в новое растение, либо уносится течениями в другое место, долго сохраняя жизнеспособность в морской воде. У мангрового дереза ризофоры такие плоды порой дают по два, а то и по три жизнеспособных зародыша.
Если такому дрейфующему проростку посчастливится и он попадёт на подходящее место, что бывает порой за сотни или тысячи миль от материнского дерева, он может укорениться. Так мангровые заросли завоёвывают новую площадь, заселяют новые места, Конечно, много ростков гибнет в таких путешествиях.

В. Александрова

НЕУТОМИМЫЙ ПОРТУГАЛЬСКИЙ МУХОЛОВ

Сядем в Ленинградском порту на большой пароход, обогнём Европу и высадимся на Пиренейском полуострове в Португалии.
Летом там жарко и сухо, а дожди идут главным образом зимой. Зима в Португалии напоминает ленинградское лето.
По склонам сухих каменистых и песчаных холмов растёт там небольшое растение с длинными, узкими листьями. Оно называется росолист (ботаники называют его также «дрозофиллум»). Это и есть наш мухолов.
Его узкие, как ленточки, листья густо покрыты липкой слизью. Выделяется эта слизь так же, как у нашей росянки, из особых волосков. Но волоски эти шевелиться и сгибаться не могут. А видом своим они очень напоминают грибы со шляпкой.
Слизь такая липкая и клейкая, что к ней прилипают не только комары и мухи, но и такие крупные и сильные насекомые, как оводы и даже цикады.
Коварный росолист выделяет особое пахучее вещество, привлекающее насекомых своим медовым запахом.
На этот запах прилетает, приползает много насекомых, и все они попадают на обед прожорливому хищнику.
На одном растении бывает до полутораста пойманных насекомых. Одни из них ещё живы, они недавно сели на лист и пытаются ползти по нему, но запутываются в большом количестве слизи. Другие уже не шевелятся и начинают растворяться в кислом соке, который выделяют особые, более мелкие желёзки листа.
А от третьих уже остались только жёсткие надкрылья да усики.
Местные жители хорошо знают, что росолист — неутомимый мухолов.
Португальские крестьяне у себя в домах подвешивают к потолку кустики росолиста и при его помощи избавляются от назойливых мух. Так что росолист — это полезное растение, так же, как и наша маленькая росянка.
Росолист водится ещё и в Северной Африке, в стране, которая называется Марокко.

Н. М. Верзилин

ЦВЕТОК АМАЗОНКИ

Первого января 1837 г. английский путешественник Ричард Шомбург записал в путевом дневнике о замечательном открытии:
«Я задумчиво смотрел на расстилавшуюся вокруг меня водяную гладь, как вдруг какой-то удивительный предмет вдали, у самого южного края реки, приковал к себе моё внимание. Я не мог даже составить себе никакого понятия, что это за предмет, и лишь ускоренно подвигался к нему в своём челноке, весь охваченный удивлением. Скоро я очутился перед одним из чудес растительного мира и забыл все тревоги и горести! Я был прежде всего ботаник и в этот момент чувствовал себя счастливейшим человеком в мире. Передо мной расстилались гигантские листья, имевшие от 5 до б футов (1,5—1,8 м) в поперечнике, сверху ярко-зелёного цвета, снизу светло-фиолетового, грациозно плававшие в воде. Этого мало: я видел окружённые каким-то волшебным сиянием громадные цветы; каждый состоял из бесчисленного количества лепестков, переливавшихся от чисто-белого цвета в нежнейший розово-красный и, наконец, в огненно-пурпурный цвет. Неподвижная гладь воды сплошь была покрыта этими чудными цветами; для меня как бы развернулся новый мир предметов, достойных величайшего удивления. Чашелистики, поддерживающие снизу цветок, были толщиной в один дюйм (2,5 см) и усажены гибкими иглами. Распустившийся цветок имел до одного фута (30 см) в поперечнике и состоял из сотен лепестков. При начале распускания цветок имел по краям нежно-белую окраску, середина же была пурпуровая,— казалось, передо мной лежало ничем не прикрытое бьющееся сердце! Кровь из сердца стремилась наружу, мало-помалу окрашивая окружающие лепестки в нежно-розовый цвет; через день розовая окраска распространялась по всему цветку. Ни с чем не сравнимая прелесть этой водяной лилии соединяется с чудным ароматом».
Шомбург назвал чудесный цветок нимфея виктория в честь английской королевы. Спустя некоторое время нимфою амазонскую стали называть виктория регия (Victoria regia) — виктория царственная.
«Апона» — птичья сковородка — называют индейцы этот цветок за форму круглых листьев с загнутыми кверху краями.
По огромным листьям виктории регии бегают птицы (пиоссоки). В воде, которая собирается на её листьях, птицы купаются, как в ванне. Один лист может выдержать 35 килограммов. Лист поддерживают с нижней стороны толстые жилки-перекладины, расположенные решёткой. Плоды виктории регии величиной с кокосовый орех или небольшую дыню, наполненные мучнистыми семенами, употребляют в пищу. Испанцы, живущие в Америке, зовут викторию регию маис дель аква (Mais del aqua) — водяной маис (кукуруза).
Садовники пытались из привозимых семян выращивать викторию регию в оранжереях. Сооружали бассейны с подогреваемой до 24° по Реомюру водой. После долгих и упорных попыток в течение четырёх лет в английском городе Чадсворте садовникам удалось добиться цветения виктории регии. Впервые на чужбине она зацвела 8 ноября 1?49 г.
Толпы посетителей любовались чудом с реки Амазонки. Художники срисовывали цветок. Фотографы снимали детей, стоящих и сидящих на листьях виктории регии. Посетители вдыхали прекрасный аромат, напоминающий запах ананаса. Ботаники изучали цветок. Они обнаружили, что температура цветка выше температуры окружающего воздуха на 11° по Реомюру.
В ботаническом саду в Сухуми в бетонированном водоёме под открытым небом растёт и цветёт один из видов виктории.
В Ленинграде, в саду ботанического института имени академика В. Л. Комарова, устроена оранжерея, где по соседству с лотосами и рисом растёт виктория регия.
Семена виктории регии приходится высевать каждый год, и это многолетнее на родине растение у нас растёт, как однолетнее.
В газетах обычно печатается объявление, что в такой-то день ожидается цветение виктории регии, и ленинградцы устремляются на Аптекарский остров, в ботанический сад, полюбоваться дивным цветком.

Виктория регия на реке Амазонке.

Н. М. Верзилин

ВЕТКА МЯТЫ, СПАСШАЯ ЖИЗНЬ МЫШОНКУ

Каждый человек постоянно дышит, он вдыхает кислород и выдыхает углекислый газ. Воздух не всегда бывает одинаков. Иногда он содержит много кислорода, как например в лесу после грозы. «Как хорошо дышится!» — воскликнешь невольно, вдыхая всей грудью «вкусный» воздух.
Совсем иной воздух в помещении, где много людей.
В классе к концу урока кислорода становится меньше, и в перемену открывают форточки для притока свежего воздуха. В городах много народу, много печей в ломах, много заводов, фабрик, выделяющих углекислый газ и поглощающих кислород. Население земного шара выдыхает ежедневно около 1 080 000 000 тонн углекислого газа, и около 1 265 000 000 тонн его выделяется в воздух при сжигании топлива, в домнах, на фабриках, паровозах, пароходах.
Увеличение населения и развитие промышленности потребовало сжигания большого количества каменного угля. В связи с этим возрастающее потребление кислорода и выделение углекислого газа вызвало беспокойство учёных в конце XIX столетия. Один английский учёный-физик в 1898 г. вычислил, что через 500 лет будет поглощён весь кислород. Другие же утверждали, что люди погибнут от удушья значительно раньше, то есть тогда, когда в атмосфере накопится углекислого газа до одного процента.

Опыт Пристли.

На выступление английских физиков ответил русский ботаник К. А. Тимирязев статьёй «Точно ли человечеству грозит близкая гибель?»
В этой статье К. А. Тимирязев доказал, что человечеству нечего беспокоиться, потому что на земле существуют растения. Он напомнил об одном открытии химика Джозефа Пристли.
«18 августа 1772 г.— эта дата стоит того, чтоб её запомнить,— пишет К. А. Тимирязев,— он ставит свой знаменитый опыт, который раскрывает взаимное отношение... двух миров, растительного и животного».
Приводим подлинную запись Пристли, поставившего этот опыт:
«Я взял некоторое количество воздуха, совершенно испорченного дыханием мыши, которая в нём погибла; разделив его на две части, я ввёл одну в сосуд, погружённый в воду, в другую же часть его, также заключённую в сосуд с водой, я ввёл ветку мяты. Это было сделано в начале августа 1771 г. Через 8—9 дней я нашёл, что мышь прекрасно могла жить в той части воздуха, в которой росла ветка мяты, но моментально погибала в другой части его... В течение 7 дней пребывания в сосуде с испорченным дыханием воздухом побег мяты вырос почти на 3 дюйма на старых ветвях и, кроме того, образовал несколько новых».
Из этого исторического опыта можно сделать вывод, что растения улучшают испорченный дыханием воздух, в котором стало мало кислорода и много углекислого газа.
Действительно, растения поглощают углекислый газ и выделяют кислород. Гектар леса может поддерживать дыхание 30 человек, гектар поля с кукурузой — 150 человек.
Количество углекислого газа, поглощаемого в течение года растениями земного шара, примерно равно 86 500 000 000 тоннам. Если принять во внимание, что в атмосфере содержится около 1 530 000 000 000 тонн углекислого газа, то для потребностей растений его хватило бы только на 18 лет. Но растениями поглощается и углекислый газ, выдыхаемый человеком и животными, выделяемый при горении топлива и разлагающимися в природе отмершими организмами. Без растений же неминуемо погибли бы человек и животные.
...Исключительное значение для улучшения воздуха имеет озеленение городов. Посадка деревьев на улицах города поэтому имеет целью не только украшение его. Один гектар зелёных насаждений поглощает 8 килограммов углекислого газа за 1 час, то есть столько, сколько выдохнут его за это время 200 человек. В среднем на одного жителя города должно приходиться 50 квадратных метров зелёных насаждений.

И. Васильков

ФАБРИКА ЖИЗНИ

...Шли годы... Учёные всё глубже проникали в тайны природы...
...Учёные установили, что органические вещества образуются в зелёных растениях только тогда, когда на них падает солнечный свет.
Оказалось, что между зелёными растениями и солнечными лучами есть невидимая, но тесная связь. Изучению этой связи посвятил 59 лет своей жизни знаменитый русский учёный Климент Аркадьевич Тимирязев.
Пытливо изучал Тимирязев мир растений. Столетний дуб, колосок ржи, кудрявая берёзка и яркий цветок в поле одинаково привлекали его внимание.
Сколько тайн скрыто в каждой былинке! Кажется, что может быть проще, обычнее листа. Маленькая, зелёная пластинка, сверху гладкая и глянцевитая, снизу матовая, покрытая нежным пушком.
Но вот тот же лист под объективом микроскопа. В плотной кожице листа сотни крошечных отверстий — устьиц. Через них растение дышит, через них же испаряется излишек влаги. А когда влаги мало, устьица закрываются.

Продольный разрез листа растения.

Внутри листа тысячи мельчайших, не видимых простым глазом прожилок-сосудов, по которым движутся плодоносные соки земли; тысячи клеток, слагающих живую мякоть листа. И в каждой клетке зелёные зёрна замечательного вещества — хлорофилла. Зёрен так много, что благодаря им растение приобретает зелёную окраску.
Именно здесь, в зелёных хлорофилловых зёрнах, и происходит образование органических веществ под воздействием солнечных лучей. Этот скрытый процесс Тимирязев исследовал и проверил на сотнях опытов.
В тёмную лабораторию учёный пропускал тонкий пучок солнечных лучей. Здесь при помощи стеклянной призмы солнечный луч разлагался на составные части, на цветные лучи: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый.
В различные цветные лучи Тимирязев помещал запаянные стеклянные трубочки с кусочками зелёных листьев. Кусочки листьев были одинаковой величины, а в каждой трубочке содержалось одинаковое количество углекислого газа.
Через определённое время состав газа в трубочках тщательно исследовался.
Оказалось, что наибольшее количество углекислого газа усваивали кусочки зелёных листьев, которые находились в красных лучах. Следовательно, не все лучи действуют одинаково на зелёные листья. Хлорофилловые зёрна производят свою работу главным образом при помощи красных лучей, обладающих наибольшей энергией.
Растения улавливают энергию солнечных лучей и при её помощи совершают свою удивительную работу — создают органические вещества из неорганических тел природы.
Тимирязев назвал этот процесс фотосинтезом, то есть созиданием при помощи света. Энергия солнечных лучей как бы накапливается в организме растений в виде построенных при её помощи органических веществ. Эта энергия используется потом животными, поедающими растения. Та же солнечная энергия, захваченная растениями и затем с пищей попавшая в тело человека, поддерживает его существование, позволяет жить, двигаться, работать.
Каждый зелёный листочек предстал перед человечеством как необыкновенная «фабрика жизни», которая создаёт из неорганических веществ органические.
А ведь Зелёная страна огромна. И всюду хлорофилловые зёрна, словно миллиарды чудесных машин, улавливают энергию солнца...


СОДЕРЖАНИЕ

Выполним заветы великого Ленина! (И. В. Мичурин) ............................................... 3
Пионер, посади дерево и вырасти его! ........................................................................ 5
Сладкие «слёзы» дерева (По Н. М. Верзилину) ......................................................... 7
Зарастающая поляна (М. Пришвин) .............................................................................. 8
Дубовая каша (Н. М. Верзилин) ....................................................................................... 8
Редкое дерево (П. Рогозинский) .................................................................................... 12
Под кустом (сказка) (Н. М. Павлова) ............................................................................. 13
Из истории микроскопа (А. А. Смородинцев, А. С. Кривиский) .............................. 15
Как бобы пароход разорвали (Н. П. Болгаров) .......................................................... 17
Берёзовая роща на ладони (По В. Ветлиной) ............................................................ 19
Что можно найти в маковом семечке (В. Ветлина) .................................................. 19
Пробуждение семечка (В. Ветлина) ............................................................................... 20
Тыквята (По Н. М. Павловой) ........................................................................................... 22
Угадай, чьи они (Н. М. Павлова) ...................................................................................... 23
Лента будущего (Из беседы с акад. В. И. Эдельштейном) ...................................... 24
Шестьсот километров ржаного корешка (В. Ветлина) .............................................. 26
Уловка хитрой Дидоны (Б. А. Дижур) ............................................................................... 28
Живые якори (В. Ветлина) .................................................................................................. 29
Жень-шень-гигант (Г. Г. Пермяков) .................................................................................. 30
Плакса из лесов реки Амазонки (Н. М. Верзилин) ....................................................... 31
Лес на границе моря и суши (мангры) (Н. И. Тарасов) ................................................. 35
Неутомимый португальский мухолов (В. Александрова) ........................................... 37
Цветок Амазонки (Н. М. Верзилин) ................................................................................... 38
Ветка мяты, спасшая жизнь мышонку (Н. М. Верзилин) ............................................. 40
Фабрика жизни (И. Васильков) ........................................................................................... 42

Учёный-революционер (В. А. Сафонов) .......................................................................... 44
Листопад (По В. Корогодину) ............................................................................................. 49
Деревья-великаны и их семена (А. В. Цингер) ............................................................... 51
Эвкалипты (А. В. Цингер) ..................................................................................................... 54
Секвойи (А. В. Цингер) .......................................................................................................... 59
Бамбук-рекордист .................................................................................................................. 62
Растения-акробаты (По В. Ветлиной) .............................................................................. 62
Растения-душители (В. Ветлина) ...................................................................................... 65
Карлики и великаны (В. Ветлина) ..................................................................................... 67
Вот так стебелёк! (Н. Н. Плавильщиков) ........................................................................ 68
Летопись пня (По Н. М. Верзилину) .................................................................................. 70
Подснежники (С. Николаев) ................................................................................................ 71
Почему подснежники так «спешат»? (В. Ветлина) ...................................................... 74
Вредная трава (Н. М. Павлова) ......................................................................................... 75
Огонь полей (С. А. Котт) ...................................................................................................... 75
«Секреты» сорняков. (С. А. Котт) ..................................................................................... 78
Юбилей сорванного листа (Н. М. Верзилин) .................................................................. 82
Тысяча тридцать пятый клубень (В. Сафонов) ............................................................ 83
Разве это цветы? (Н. М. Павлова) .................................................................................... 84
Волчье лыко (Н. М. Павлова) ............................................................................................. 85
Голубая перелеска (Н. М. Павлова) ................................................................................. 86
Медуница ................................................................................................................................. 87
Есть цветы-гиганты (Н. М. Павлова) ............................................................................... 89
Как облачко (сказка) (Н. М. Павлова) .............................................................................. 91
Есть семена-мореплаватели (И. Грушевицкий) ............................................................ 92
Растения-домоседы (В. Ветлина) ..................................................................................... 94
Дикий арбуз (Н. М. Верзилин) ............................................................................................. 95
Поехали (сказка) (Н. М. Павлова) ...................................................................................... 96
Семена на замке (Н. М. Павлова) ...................................................................................... 97
Удивительные лодочки (Н. М. Павлова) ........................................................................ 98
Растения «стреляют» (Н. М. Павлова) ............................................................................ 98
Семечко-гигрометр (Н. М. Павлова) ................................................................................ 100
Сухопутные пловцы (Н. М. Павлова) ................................................................................ 101
Приключения плодов и семян (В. Корсунская) ............................................................. 102
Растения-хищники (В. Александрова) ............................................................................. 113
Цветочные часы (В. Ветлина) ............................................................................................ 118
Цветы-барометры (В. Ветлина) ......................................................................................... 119
Рекомендательный список литературы по курсу ботаники в V классе .................. 124


Главная Библиотека Форум Гостевая книга

 

Hosted by uCoz