Газетные утки в клюквенном лесу
Главная

Газетные утки в клюквенном лесу

Как сварганить фальшивую реальность в домашних условиях

(часть 2)

Начало здесь.

Глава четвертая

ПОГОНЯ ЗА ПРИЗРАКОМ

Забегая вперед, скажу, что ученые все же ухитрились отыскать самую-самую первую праобезьяну. То есть, это они так говорят. Считают небольшого зверька тупайю из тропических лесов Юго-Восточной Азии самым древним известным науке родичем обезьян. Правда, за миллионы лет этот «родич» так и не захотел отчего-то эволюционировать, оставшись зверьком величиной с крысу, мало похожим на обезьяну и питающимся исключительно насекомыми. Почему так стряслось, ученые не объясняют — а впрочем, палеонтология, сиречь наука о наших древних «предках» — дисциплина настолько своеобразная (мягко выражаясь), что разобраться в ней без помощи толкового психиатра дело безнадежное... (стр. 204)

К сожалению, Бушков своим комментарием попал не в «яблочко», а в «молоко». Современная тупайя никак не может быть одновременно предком ископаемых приматов. С тех пор, как разошлись эволюционные линии полуобезьян и обезьян с одной стороны, и тупайи с другой стороны, в каждой группе независимо происходили свои изменения, связанные с приспособлением к характерному для группы образу жизни. Тупайя сравнительно мало изменилась, поскольку живёт в относительно стабильной среде обитания, а не потому, что «не захотела» это делать. В любом учебнике по теории эволюции, не говоря уже о научной литературе более высокого уровня, приводится такое объяснение, и потому слова Бушкова о том, что этого «учёные не объясняют» – наглая ложь. Или тупость. К тому же современная тупайя по сравнению с современными же обезьянами не древняя, а примитивная, то есть, менее специализированная и более близкая к общей предковой форме. А это, как говорится, «две большие разницы». Подмена понятий, стало быть, в наличии…
Так что Бушкову я опять говорю: не лезь туда, где ни черта не смыслишь – не позорь себя.
Кроме того, область интересов палеонтологии не ограничивается исключительно поиском древних предков человека, и распространяется на все доисторические организмы независимо от степени их родства с людьми. И к чему тут психиатры – ума не приложу. Конечно, несведущий человек, не привыкший напрягать мозги, от неосторожного умственного усилия может и повредиться малость. Тогда уж без психиатра точно не обойтись… Но это нетипичный случай. Обычно люди, которые не понимают той же палеонтологии, либо вникают в неё постепенно (если действительно хотят чего-то узнать), либо просто закрывают книгу и ставят обратно на полку, благополучно забыв несколько случайно прочитанных в ней слов уже полчаса спустя. Не знаю, может, Бушков свой опыт вспомнил? Во всяком случае, мне опыт познания фактов в области палеонтологии доставляет удовольствие, а не головную боль и приступы сумасшествия. Но люди-то бывают разные. Кому-то, как видно, сильно не повезло с этим делом.

Итак, к началу последнего десятилетия девятнадцатого века дарвинистов развелось, как собак нерезаных. А с вещественными доказательствами дело обстояло по-прежнему крайне кисло, то есть никак. И потому наиболее практичные защитники теории эволюции выдвинули простой тезис: «Хватит болтать, копать надо!» (стр. 204)

У теории эволюции доказательства не ограничиваются только ископаемыми костями. Можно многое узнать и из современного положения дел в природе. Нужно только снять шоры с глаз и посмотреть повнимательнее. Разные группы современных организмов своими особенностями строения и поведения демонстрируют различные стадии эволюционного процесса. Даже если просто взять и почитать дедушку Чарльза Дарвина (чего ни Бушков, ни подавляющее большинство его единомышленников не делает), можно заметить, что его книга буквально набита фактами, на основе которых он делает выводы. Причём значительная часть фактического материала относится к современным видам живых существ.

Руки у них чесались добыть наконец из земли кости самой первой обезьяны, чтобы окончательно спихнуть Господа Бога с корабля современности. И никто не думал, что занятие это порой чревато самыми трагическими последствиями.
В чем, например, на собственном горьком опыте успел убедиться незадачливый русский помещик Костомаров, отец знаменитого историка. Был он, так уж карта легла, воинствующим безбожником и ярым поклонником французских материалистов вроде Вольтера и прочей мелкой нечисти. Причем настолько подвинулся на этих идеях, что пропагандировал их даже среди своих крепостных.
На чем и погорел — его с целью вульгарного ограбления пристукнули собственный кучер и двое лакеев, как оказалось, весьма близко к сердцу принявшие поучения барина. На следствии один из убивцев так простодушно и рассказывал: «Сам барин виноват, что нас искусил: бывало, начнет всем рассказывать, что Бога нет, что на том свете ничего не будет, что только дураки боятся загробного наказания, — мы и забрали себе в голову, что коли на том свете ничего не будет, то значит, все можно делать». Согласитесь, логика безукоризненная, не правда ли? (стр. 204 – 205)

Безукоризненная. Для обезьяны – совершенно безукоризненная. Для верующего, скорее всего, тоже. На форумах, где идёт ожесточенный спор между атеистами и верующими, я часто видел рассуждения подобного рода. Обычно верующие обвиняли атеистов в том, что, мол-де, при отсутствии религии как сдерживающего фактора можно безнаказанно грабить, убивать и всё такое. И это, мол, последствия атеизма. На что атеисты вполне резонно отвечают, что процент атеистов среди преступников довольно низок, зато доля верующих очень высока. Вспомним, какие злодеяния совершались именно верующими фанатиками – Библия постоянно призывает к уничтожению всех, кто стоит на пути веры, и Коран от неё не отстаёт. Тут и уничтожение «язычников», и резня «неверных», и сжигание библиотек, и уничтожение культурных ценностей и целых культур.
Кстати, обратите внимание на один факт. Сам «Господь Бог» своими руками ни одного человека не убил – ни за атеизм, ни за эволюционизм. Всё от его имени делали, увы, простые люди, а даже не сказочные ангелы, духи и демоны. И как делали-то – свирепо, люто, не дрогнувшей рукой:

«А в городах сих народов, которых Господь Бог твой даёт тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию: Хеттеев и Аморреев, и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, и Гергесеев, как повелел тебе Господь Бог твой.» (Второзаконие 20:16-17).

«Итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя» (Числа 31:17-18).

«Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой, даёт тебе для жительства, что появились в нём нечестивые люди ... говоря: "пойдём и будем служить богам иным, которых вы не знали", … то … порази жителей того города остриём меча, предай заклятию его и всё, что в нём, и скот его порази остриём меча; всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнём город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему …» (Второзаконие 13:12-16).

«Если твои родные призывают тебя поклоняться иным богам …то убей их … побей их камнями до смерти» (Второзаконие 13:6-10).

«Если найдётся среди тебя … мужчина или женщина, кто … пойдёт и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному… то побей их камнями до смерти» (Второзаконие 17:2-5).

«И предал Господь, Бог наш, в руки наши и Ога, царя Васанского, и весь народ его; и мы поразили его, так что никого не осталось у него в живых… и предали мы их заклятию, как поступили с Сигоном, царём Есевонским, предав заклятию всякий город с мужчинами, женщинами и детьми» (Второзаконие 3:3-6).

«И поразили они его и сынов его и весь народ его, так что ни одного не осталось живого, и овладели землёю его …» (Числа 21:35).

«И предали заклятию все города, мужчин и женщин и детей, не оставили никого в живых» (Второзаконие 2:34).

Нетрудно понять, что эти фразы взяты из Библии. Кому-нибудь хочется встать на пути людей, выполняющих подобные «божественные заветы»? Мне – нет.
Даже внешне мирные кришнаиты, не кушающие мяса и регулярно медитирующие, замечены в нетерпимости к тем, кто стоит между адептом и Кришной. И Кришна им повелевает устранять таких персон столь же категорично и беспощадно, как его ближневосточные «коллеги» Аллах и Иегова/Яхве.
Атеисты резонно замечают, что при таком раскладе атеист стоит намного выше верующего, поскольку верующего сдерживают от преступления строки священного писания (то есть, фактор, привнесённый извне), а атеист сформировал в себе внутреннее убеждение о ценности человеческой жизни и осознание прав другой личности, не позволяющее преступить закон. В примере Бушкова окаянные смертоубивцы были не атеистами. Увы. Помните шутки на тему ленинской фразы «социализм есть советская власть плюс электрификация всей страны»? Ну да, при этом особо остроумный шутник делает вывод, что советская власть – это социализм минус электрификация всей страны. Вот, в этом примере видно, что верующий минус его вера есть существо, не скованное никакими ограничениями. Но это никоим образом не атеист, поскольку ожидаемый от такой «арифметики» вывод о повышенной криминогенности и агрессивности атеистов противоречит наблюдаемым в наше время и в историческом аспекте явлениям. Сейчас по колониям и зонам строятся церкви, а богатые воры жертвуют на церковные нужды энные суммы, замаливая прошлые деяния. И в истории хоть бы одна зараза вспомнила атеистическую войну с верующими. Зато одних только крестовых походов была куча, не говоря уже о джихадах разной степени агрессивности.
Считать общественную мораль и способность регулировать межличностные отношения достижениями иудаизма, христианства или ислама – это в корне неверно. Определённые нормы отношений между людьми складывались и вне указанных религий. Как доказательство этого я могу привести заповеди, сложившиеся у пигмеев Экваториальной Африки (Итури). Их список приведён в книге Арнольда Ньюмена «Лёгкие нашей планеты»:

«Своеобразный кодекс пигмеев — «18 грехов человеческих», включающий шесть законов об охране окружающей среды, — дает представление о характере этих людей. Вот этот список:

1. Жестокое обращение с детьми
2. Убийство
3. Бессмысленное уничтожение животных
4. Неуважение к родителям и старшим
5. Отказ в помощи раненому или заблудившемуся пигмею
6. Порча пищи
7. Загрязнение воды
8. Колдовство
9. Прелюбодеяние
10. Трусость на охоте
11. Битье мужа
12. Битье жены
13. Рубка крупных деревьев
14. Богохульство
15. Заманивание животных в ловушки как проявление расточительства и коварства
16. Воровство
17. Поедание яиц — «семян жизни»
18. Наговор»

Многие ли христиане или прочие правоверные могут похвастаться тем, что соблюдают подобные заповеди? Если не считать некоторых бытовых аспектов, этот список осуждаемых деяний во многом перекликается со знаменитыми библейскими заповедями, хотя сложился независимо от них. Да, и ещё одна тонкость в вопросе. Если говорить про высокую степень моральности и общечеловечности этих пресловутых десяти заповедей из Библии, то стоит выбросить из них пять, касающихся сугубо правил поклонения еврейскому верховному/единственному божеству Яхве, поскольку ему поклоняется не всё человечество. Остаётся… Верно, совсем немного остаётся, намного меньше, чем у проклятых дикарей-язычников.
Но вообще, как логически связать историю господина Костомарова и последствия поисков древних обезьян – это я уразуметь не могу. Бушков, видимо, может. Тут получается, как в советских агитках против поклонения буржуазной культуре: «от саксофона до ножа – один шаг».

Но вернемся к нашим баранам... точнее, палеонтологам. Хотя, строго говоря, самого этого термина еще не существовало, энтузиасты-первопроходцы уже появились.
Первым из них на скрижалях палеонтологии числится голландский медик Эжен Дюбуа. Голландцы — народ в большинстве своем крайне флегматичный, но исключения на то и существуют, чтобы подтверждать правило. Сей молодой человек к тридцати годам так упоенно читал Дарвина, Геккеля и прочих основоположников единственно верного учения, что в конце концов решил сам поискать вожделенного питекантропа. (стр. 205)

В принципе, дальше читать историю открытия, сделанного Эженом Дюбуа, пересказанную Бушковым, на редкость противно. Грубость и откровенно тупое изложение соответствующей главы из книги В. Ларичева «Сад Эдема» лично меня глубоко отвратило. Если кому-то интересно читать материал не в хамском изложении, милости просим сюда: щёлк!
Кроме того, Бушков заострил своё внимание на «клюквенных» подробностях изложения этой истории, пропуская существенные детали. Естественно, обладая компетентностью, приближающейся к нулевой, Бушков старательно избегает изложения особенностей анатомии найденного Дюбуа образца. Зато истории про забытые в ресторане кости и определение принадлежности костей питекантропа путём голосования вызывают неподдельный интерес у Бушкова. Оно и понятно – на большее при таких исходных данных сложно замахиваться. Вот его «перлы»:

Зато антропология (специально это они, что ли?) битком набита всевозможными комическими моментами, достойными увековечения в кинокомедиях...
Если обратиться к истокам, то уже возвращение Дюбуа в Европу очень быстро обернулось сценой из кинокомедии. (стр. 207)

Это про кости, забытые в ресторане.

А потом, как я и говорил, последовала откровенная клоунада. Рубите мне голову, но назвать иначе то, что разыгралось, я не в состоянии...

Именно таким образом, в результате некоторого перевеса голосов, питекантроп и был признан питекантропом. Интересная наука антропология, вам не кажется? Своеобразная... (стр. 207; 209)

Это, нетрудно догадаться, про голосование по его (питекантропа, а не Бушкова, хотя хотелось бы…) костям. В принципе, всё остальное можно прочитать у Ларичева – у него в книге то же самое написано гораздо более подробно и менее похабно. Но тут уж каждый думает в меру своей испорченности. Кому-то два слова нельзя связать, не вставив между ними краткое матерное слово – сам видел таких людей и слышал их речь.
Если же проводить параллели, которые не всем нравятся, то я лишний раз припомню пример, когда одному еврейскому мальчику, родившемуся где-то на границе новой эры (точная дата неясна, но событие разделило хронологию на «до новой эры» и «новую эру») после его смерти голосованием был выбран папа. Причём этот папа происходил из числа еврейских же богов (точнее, был единственным оставшимся к тому времени богом еврейского народа). Естественно, евреев не спросили, было ли у их бога такое дело с женщиной – просто приписали и проголосовали. А потом так же, путём голосования, мама того же самого мальчика была признана девственницей, зачавшей непорочно. Чувствуете, какая комедия получается? А вы лезете с костями ископаемого существа, жившего много тысяч лет назад. Тут голосованием, можно сказать, религия была создана…
Если определение принадлежности питекантропа названо «клоунадой», то что же происходило на двух самых первых Вселенских соборах? Обезьянник? Я прямо задал вопрос об отношении к такому явлению в истории церкви одному религиозному фанатику, окопавшемуся на атеистическом сайте. Он не ответил на прямой и достаточно чётко сформулированный вопрос и заявил, что отказывается говорить на эту тему.
Насчёт предложения рубить голову. Не кажется ли вам, Бушков, что ваш бедный словарный запас может привести к вашей казни по вашему же согласию?

Ну, а поскольку я обещал форменную комедию, читатель ее получит... (стр. 211)

Далее следует рассказ про неандертальцев, такого же «клюквенного» качества, с упором не на особенности неандертальцев, а на шумиху и недоразумения, окружавшие в те времена эти ископаемые остатки. Вспомнил Бушков очень многое – кривые ноги «монголоидного казака», плоский череп «дебила»… Только не упомянул Бушков, к сожалению, о том, что объём черепа у неандертальца был больше, чем у современного человека. Видать, клюквенный лес своим шумом мешает сосредоточиться на более важных вещах…

Господа антропологи по примеру Геккеля срочно нарисовали родословную: от питекантропа и других обезьяночеловеков произошел неандерталец, а от неандертальца — современный человек. Эта родословная несколько десятков лет считалась самой что ни на есть научной истиной, и лишь в конце двадцатого столетия было неопровержимо доказано: неандертальцы представляли собой отдельный биологический вид, который никак не мог дать потомства при скрещивании с кроманьонцем, настоящим человеком каменного века (хотя не исключено, что в незапамятные времена отдельные эксперименты на этот счет все же имели место). Неандерталец — не наш предок, а некая боковая ветвь. Пусть даже он мастерил каменные оружия, хоронил своих покойников и, не исключено, владел членораздельной речью...
(Запомните эту деталь, она нам впоследствии понадобится: некое первобытное существо, «не дотягивающее» до человека, умело изготовлять каменные топоры и достаточно сложные инструменты из кости. Имело, очень похоже, некие представления о загробном мире — хоронило своих покойников, забрасывая могилу цветами, украшая ее рогами горных козлов. Не исключено, ходило в подобии одежды. Не исключено, умело членораздельно говорить. И при всем при том не было предком современного человека. Это важно. К этому обстоятельству нам еще предстоит возвращаться.)
А впрочем... В 1999 году в Португалии найдено захоронение четырехлетнего мальчика. В его скелете соединялись черты как неандертальца, так и кроманьонца. Причем считается, что в те времена, когда этот мальчик жил, неандертальцы вроде бы уже четыре тысячи лет как вымерли. Сколько-нибудь внятного объяснения этой загадке не имеется... (стр. 213 – 214)

Что ж, это хорошо, что нашли подобное захоронение. Оно никоим образом не отменяет данных антропологии, а лишь позволяет уточнить их. Я не могу на 100% отрицать того, что между кроманьонцами и неандертальцами не было культурных контактов, ибо не жил в их время, не слушал их разговоров, и не видел, кто из них, куда и зачем ходил. И я также не могу отрицать, что между ними не происходила гибридизация. Ведь с биологической точки зрения неандерталец и кроманьонец – это два подвида одного вида, или же два близких вида, вне сомнения имевших общего предка. Поэтому появление гибридов между ними вполне возможно. Каковы были причины этого явления – неизвестно: у давно умерших людей не возьмёшь интервью. Возраст находки также не представляет «смертельного удара» для антропологии: современные методы определения абсолютного возраста ископаемых остатков пока несовершенны и дают некоторый разброс по результатам. Кроме того, не всегда ископаемые остатки вида могут сохраняться – последние представители вымирающих неандертальцев могли жить разрозненными малочисленными группами в условиях, не благоприятных для захоронения ископаемых остатков. И палеонтологическая летопись неандертальцев могла оборваться намного раньше, чем фактически умер последний представитель этой группы людей. Поэтому находка из Португалии лишь помогает уточнить время существования этих людей.
Насколько большими бывают пробелы в палеонтологической летописи, показывают такие существа, как колибри. Ныне существует множество родов и видов этих птиц, но по состоянию на 80-е гг. ХХ века науке был известен 1 (один) вид ископаемых колибри. Сами понимаете, что между этим видом и всеми современными существует колоссальный пробел в летописи окаменелостей, связанный с тем, что колибри живут в условиях, крайне неблагоприятных для захоронения. Но ещё более замечательный пример – современные латимерии, «старина-четвероног». Сейчас известно два вида этих рыб – один с Коморских островов, второй (открытый совсем недавно) с Сулавеси. Так вот, пробел в палеонтологической летописи между этими видами и самыми «молодыми» из их родственников, известными по ископаемым остаткам – около 65 миллионов лет: самые молодые ископаемые кистепёрые датированы концом мелового периода. Вполне естественно, что в кайнозое латимерии столь же нормально существовали в природе, коль дожили до наших дней. Но их кайнозойских остатков не найдено. И никто не делает из этого трагедии или комедии.

Да, вот кстати! Вирхов и его коллеги, принявшие неандертальца за дегенерата-казака, конечно, заслуживают насмешки, но примерно в то же самое время в подобную же лужу уселись и французы…
1850 год. Департамент Верхняя Гаронна. В тех местах как раз начали прокладывать дорогу, требовалась масса строительного камня, и местный каменотес болтался по окрестностям, отыскивая подходящие для каменоломни места. Он и обнаружил пещеру, где находилось целых семнадцать скелетов, ничуть не отличавшихся от современных. А также — множество зубов животных и какие-то странные просверленные кружочки...
Немцы по крайней мере почти сразу же послали за учеными. У французов на это не хватило разумения. Обсудив находку, местная общественность припомнила, что в этих местах много лет назад обитала шайка фальшивомонетчиков. Моментально родилась убедительная версия: эти фальшивомонетчики были еще и душегубами, ловили путников на дороге, грабили, резали, а тела прятали в пещере...
Мэр близлежащего городка Ориньяк, чтобы погасить страсти, велел быстренько похоронить все скелеты на приходском кладбище в общей могиле для бедных. Зубы и странные диски так и валялись десять лет в чьей-то кладовке. (стр. 214)

Напомню, что книга Дарвина, о которой так тепло отзывался Бушков, вышла только в 1859 году, то есть, позже, чем были сделаны данные находки. Поэтому ошибка людей, чьё сознание не выходило за рамки библейского, была вполне естественна и простительна.
Потому Вирхов, несмотря на своё упорство и отказ от принятия питекантропа и неандертальца за ископаемые разновидности людей, также не заслуживает насмешки. Ляпая подобные суждения в адрес людей, живших очень давно, нужно не взирать на них по-жирафьи свысока, с позиций современного знания, а понимать, в каком мире они жили, и каков был уровень тогдашних представлений в той или иной области знания. Вирхов был продуктом своей эпохи. А вот Бушков в своём дремучем невежестве явно «застрял» где-то на перепутье времён. И живёт, вроде, в наше время, но суждения его (впрочем, большей частью не его, конечно, а списанные из второсортных лженаучных книг) ажно мохом поросли. Вот он-то как раз и заслуживает самой едкой насмешки.

А потом в те места чисто случайно угодил проездом известный французский ученый Лартэ. Услышав о находке, он осмотрел то, что осталось — и, надо полагать, долго матерился на чем свет стоит (французский язык не хуже многих других дает к тому немалые возможности).
Какие там, на хрен, фальшивомонетчики-душегубы... Зубы, специалист определил сразу, принадлежали по-настоящему древним животным, в том числе пещерному льву и пещерной гиене. А «кружочки» оказались остатками ожерелья, подобные уже находили на стоянках людей каменного века...
Лартэ кинулся искать место, где похоронили «жертв разбойников», то бишь несомненных кроманьонцев — но за десять лет все уже начисто забыли, где располагалась эта самая могила для бедных. Тем дело и кончилось...
Я же вам говорю, антропология — наука веселая... (стр. 214 – 215)

Ой, да полноте, полноте, Сан Саныч… Если подбирать факты так же, как это делаете вы, да ещё приукрашивать рассказ разного рода выдуманными «подробностями», то любую науку можно представить как развесёлый балаганчик. Например, Ньютону на голову упало яблоко. Домысливаем: яблоко вряд ли было хорошим. Нормальные, крепкие и ядрёные яблочки просто так с дерева не падают. Значит, оно было червивое. Ньютон – один из столпов физики. Запишите себе в кляузную книжечку: «Физика – наука червивого яблока». Берём химию. Менделееву периодическая система элементов, помнится, приснилась. Кекуле увидел во сне структуру молекулы бензола. Пишем в ту же кляузную книжечку: «Химия – сон науки». И я уже не говорю о том, что математика вообще не имеет дела с реальными объектами. Она полностью погружена в мир объектов и величин, совершенно оторванных от нашего материального мира. Пальцы тянутся к перу? Перо к бумаге?

Но вернемся в первую четверть двадцатого столетия, когда, окрыленные признанием питекантропа, антропологи кинулись искать прочие «промежуточные звенья».
И, как легко догадаться, вновь началась откровенная комедия...
В 1932 году в Индии нашли небольшой обломок челюсти — опять-таки и не вполне обезьяньей, и не совсем человеческой. Основываясь исключительно на этом единственном обломке, срочно придумали этому созданию имя «рамапитек», торжественно объявили прямым предком человека и в этом качестве внесли во все ученые труды, учебники и научно-популярные книжки. И рамапитек красовался там более пятидесяти лет...
Ну, а потом нашли другие его кости. Моментально оказалось, что рамапитек к предкам человека имеет примерно такое же отношение, как выхухоль или ежик. Что это всего-навсего прародитель азиатских человекообразных обезьян, в частности орангутанга. Пришлось разжалованного «предка» срочно изымать из всех родословных и ученых трудов. Остается только гадать, сколько народу успело на рамапитеке сделать научную карьеру и получить вполне конкретные материальные блага. Надо полагать, немало.
Кстати, потом та же история повторилась с «предком» по имени сивапитек: торжественно вписали в родословную гомосапиенса, много лет там числили, а потом оказалось, что сивапитек — не более чем племянничек или дядя рамапитека. Пришлось и его разжаловать из предков... (стр. 215)

Что вы, что вы… Надо же, слово «выхухоль» без ошибки написали.
Я, конечно, прицеплюсь к этой самой фразе. Ах, какой же я, всё-таки, легко поддающийся на провокации человек. Знаю, знаю, любит Бушков высказывать своё мнение, специально выстраивая его так, чтобы оно было в пику сложившемуся в обществе. Наверное, он испытывает от этого своего рода возбуждение, но не мне об этом судить. Я же поговорю о рамапитеке. Начнём с того, что он был достоин самостоятельного названия уже хотя бы потому, что отличался от ранее известных находок ископаемых обезьян. В данном аспекте степень его отношения к человеческой родословной не имеет значения.
«Изгнание» рамапитека из родословной человека – это одна из любимых волынок креационистов. Палеонтологи же не делают из этого никакой трагедии – просто более новые находки внесли дополнительную информацию, на основании которой предыдущие выводы были пересмотрены. И даже исключение рамапитека из ряда гоминид – тоже польза науке: это событие ещё больше приблизило научное мнение к познанию истинного положения вещей. Я лишь замечу, что рамапитек, хоть и красуется теперь среди предков орангутанга, намного ближе к предкам человека, чем упомянутые Бушковым зверьки.
Можно, кстати, поржать ещё немного. Роберт Кэрролл в своей пользительной для ума книге «Палеонтологии и эволюции позвоночных» (том 3, глава 20) пишет, что рамапитека как такового уже не признают отдельным родом и относят к роду Sivapithecus, списывая отличия этих животных на половой диморфизм, имеющий место у разных видов обезьян. Бывает и такое.

В 1924 году антрополог по фамилии Дарт нашел в Южной Америке очередную странную черепушку — не человек, не обезьяна. И как вы уже догадались, объявил на весь мир, что откопал «недостающее звено» во исполнение заветов великого Дарвина. Это, конечно же, предок! — горячился Дарт. Ведь рядом с ним обнаружены орудия труда!
«Орудия труда», вот незадача, представляли собой самые обыкновенные кости животных. Но Дарт, как это принятое среди его собратьев по профессии, принялся плести откровенные фантазии. Австралопитеки, мол, эти самые кости в качестве орудий труда и использовали: зубы — как пилы, длинные кости — как удины, рога антилоп — как кинжалы, лопатки — как лопаты. Доказательства? Извольте. А чего ж эти кости лежат рядом с австралопитеком? Орудия труда, ясен пень!
Это уж было чересчур даже для записных фантазеров антропологов: они еще готовы были признать австралопитека предком человека, но вот касаемо орудий труда сошлись на том, что Дарт все же чуточку подзагнул. Странный вывод для антропологов, прямо скажем. Обычно они принимают на веру любые сказки, лишь бы укладывались в концепцию... В общем, сошлись на том, что австралопитеки орудиями труда вроде бы не пользовались... но могли пользоваться. Так и записали. (стр. 216)

Ну, если бы Раймонд Дарт действительно нашёл эти остатки в Южной Америке, это перетряхнуло бы не только антропологию, но ещё и биогеографию. Однако, вопреки «светочу знаний» в лице Бушкова, находки Дарта всё же были сделаны в Южной Африке. Это на другом берегу Атлантического океана, если кто забыл.
А что сами антропологи-то об этих находках говорят? И самое главное – почему Дарт считал именно так? Я просто предлагаю любознательному читателю припасть к истокам, и снова ознакомиться с книгой В. Ларичева «Сад Эдема», с которой Бушков списывал очередной абзац для последующего вербального извращения. Вот здесь: глава ««Бэби» Раймонда Дарта».
Есть сейчас вполне обоснованное предположение о появлении «остеодонтокератидной культуры». В том, что в пещерах оказались собранными только рога, челюсти и кости конечностей животных, сейчас обвиняют… дикобразов. Эти грызуны очень любят грызть твёрдые кости и потому стаскивают их в свои укрытия – в данном случае в пещеры. Так что австралопитеки и впрямь оказались непричастными к этой «культуре». И сам вывод-то, как видим, оказался вовсе даже не странным, а вполне аргументированным. Поэтому просто неясно, почему Сан Саныч трющит удивлённое личико. Логичное (а главное – проверяемое!) объяснение в наличии, и чего тут неясного?
И далее – пусть австралопитеки всё же не умели изготавливать орудия труда «многоразового пользования», но будет ли это являться препятствием для признания их предками человека с точки зрения анатомии?
А вот с тем, кто и какие сказки готов на веру принимать, можно очень долго спорить. Антропологи строят свои выводы и умозаключения на основе фактов – данных из областей палеонтологии, анатомии, физиологии и генетики. Изменение совокупности фактов приводит к необходимости уточнения или пересмотра выводов. Это вполне нормальный процесс в науке. Но, помимо этого, существует некая теория о создании человека из «праха земного» творческим усилием некоего неосязаемого и вообще волшебного существа, называемого «бог». И тут уже неважно, каковы факты, предоставляемые наукой – если они не вписываются в эту систему взглядов, они игнорируются и отбрасываются с беспощадной жестокостью. А сама теория, поставленная «во главу угла», любовно охраняется, как роза под стеклянным колпаком.

Ну, а по поводу питекантропа кто-то из светил высказался со всей присущей антропологии логической убедительностью: «Несмотря на то, что орудия питекантропа до сих пор не обнаружены, нет ни малейших сомнений в том, что орудия у первых людей имелись. Данный вывод можно сделать на основании того, что, как известно, физическое строение питекантропа позволяло ему такие орудия создавать».
Каково? Творчески развивая данный тезис, я пришел к выводу, что антропологи излишне скромничают. Лично мне представляется несомненным, что питекантроп еще и работал на ноутбуке. Доказательства долго искать не нужно: известно ведь, что физическое строение питекантропа вполне позволяло ему лупить по клавишам ноутбука. Скажете, нет? То-то. А ноутбуков не нашли потому, что их утащили австралопитеки — а потом где-то потеряли. В Лемурии, должно быть. Там они и лежат, на дне Индийского океана. Вот и объясните мне теперь, чем эти теории отличаются от того, что несет развеселая наука антропология? (стр. 216 – 217)

Не более развесёлая, чем физика с теплородом и химия с трансмутацией «золота» ночного в золото червонное. Во всём можно дойти до идиотизма.
Если же глубоко вдохнуть, медленно выдохнуть, успокоить буйствующее сознание и всё же попробовать ответить на ехидный вопрос Бушкова, то можно сказать так: все научные теории и гипотезы создаются на основе фактических находок и их особенностей, которые могут быть реально изучены. Различные косвенные построения должны обязательно опираться на прямые данные. Например, умение создавать орудия труда оценивается по развитию отделов мозга (а эти особенности изучаются по строению внутренней части черепной коробки) и по особенностям анатомии руки (форма костей позволяет оценить свободу движения и возможность противопоставления большого пальца, например). Обезьянье строение руки, к слову, даёт ей чисто физическую возможность столь же ловко стучать пальцами по клавишам ноутбука. Но помимо руки ей необходима ещё одна составляющая – мозги. И вот строение мозгов как раз и не позволяет ей этого делать. То же самое можно сказать про ископаемых людей, которым Бушков приписывает такое же умение. А при отсутствии остатков ноутбука или аналогичных приборов в плейстоценовых отложениях, а также при отсутствии следов Лемурии на геологических картах можно отклонить умопостроение Бушкова сразу по двум основополагающим пунктам. И интеллектуальное творчество Бушкова будет хорошо описываться его любимым термином «мозгоблудие». Ответ дан? Думаю, да.
А как же орудия питекантропов? Ответ Бушков мог бы найти сам, вместо того, чтобы превращать книгу в какой-то вербальный обезьянник. Честно. Дело в том, что у него в списке так-и-не-использованной-по-уму литературы под номером 70 указана книга Д. Ламберта «Доисторический человек». И там на страницах 130 – 131 чётко и подробно рассказано, какие именно орудия изготавливал Homo erectus. Причём приводится даже описание реконструированной техники их изготовления. Позволю себе процитировать отрывок:

Около 1,6 миллиона лет назад в Восточной Африке появился новый своеобразный тип каменных орудий. Это так называемое ручное рубило состояло из куска камня размером с кулак, которому была придана форма, напоминающая ладонь или сплющенную грушу; острые кромки камня были образованы путем скалывания отщепов с обеих сторон. Эксперименты показывают, что это орудие использовалось главным образом при разделке туш, которые были предварительно освежеваны при помощи острых каменных отщепов, имевших форму топоровидных лезвий (кливеров).
Самые первые ручные рубила появились примерно в то же время, что и Homo erectus. Поскольку для изготовления подобных однотипных орудий требовалась немалая сообразительность, можно заключить, что их вероятным изобретателем был именно этот высокоразвитый гоминид.
К числу орудий древнего каменного века относятся рубила, топоровидные кливеры, скрёбла и отщепы; они называются ашельскими по находкам в Сент-Ашёле на севере Франции; их возраст насчитывает 300 тысяч лет. Ашельская технология изготовления орудий распространилась в Индии и Европе, где она продолжала существовать примерно еще 100 тысяч лет назад, но, очевидно, так и не дошла до Индонезии и Китая.
Между тем культуры изготовления более грубых рубящих орудий (чопперов), принадлежащие к тому типу, который называется олдованским, распространились в Европе и Азии от Ближнего Востока до
Явы, Филиппин и Чжоукоудяня в Северном Китае. К местным вариантам относятся клэктонская культура из Клэктона-он-Си в Англии (где двухконусные каменные ядрища, грубые рубила — чопперы, толстые отщепы и зазубренные отщепы появились еще до ашельской технологии) и тайякская культура из Тайяка во французском департаменте Дордонь.
В одних местах ашельская технология и изготовление чопперов из ядрищ существовали бок о бок, а в других местах способы изготовления орудий, вероятно, зависели от тех материалов, которые имелись в наличии в том или ином месте, либо от того конкретного вида работы, для которой они предназначались.
К остаткам других орудий человека прямоходящего относятся «наковальни» (рабочие плиты) и ударники (отбойники). Некоторые из первых известных нам свёрл, лезвий и зубил и ранние образцы костяных и деревянных орудий происходят из Амброны и Торральбы в Испании; остатки деревянной чаши найдены в Ницце во Франции.

Примитивная техника обработки камня (А, 1—3).
1. Ударами каменного молотка по одной из сторон заготовки получали ряд глубоких, примыкающих друг к другу сколов.
2. Заготовку переворачивали и наносили удары по выступающим гребням, отчего появлялся еще один ряд сколов.
3. В итоге обработки получалось ручное рубило
с грубым волнистым режущим краем, образованным многочисленными наложенными друг на друга сколами.
Усовершенствованная техника обработки камня (Б, 1—4).
1. Отколов верхнюю часть заготовки, получали плоскую ударную поверхность.
2. Откалывали длинный тонкий отщеп с одной из боковых сторон заготовки.
3. Следующим ударом готовили новую верхнюю площадку.
4. Ударом по этой площадке откалывали длинный тонкий отщеп с противоположной боковой стороны заготовки.
В результате получался узкий и более прямой режущий край, нежели при примитивной технике обработки.
Обработка камня с помощью палки (В).
Рубила, изготовленные с помощью каменных ударников и техники, изображенной в серии рисунков Б, подвергались дальнейшей обработке ударами, которые наносились упругой костью, рогом или деревянной палкой. С использованием этой техники можно было, не повредив заготовки, отделить от ее поверхности мелкие отщепы и придать изделию необходимую форму.

Ну-с, и каково теперь? Я не знаю, как смотрел бы Бушков своими бесстыжими глазами в глаза читателей после такого пассажа, если бы устроить ему очную ставку. Впрочем, есть категория людей, для которых даже продукт нормальной работы человеческих почек – «всё Божья роса».

Вот вам совершенно научный отчет об исследованиях 1986 году в африканском Олдовае, где был найден очередной, мать его, «предок» по имени «хабилис». Оказывается, означенный хабилис приносил на свою стоянку камни, найденные им километров за пятнадцать. Доказательства? Именно в 15 километрах находятся выходы скальных пород, откуда эти камни происходят. А на стоянке — черепа хабилисов.
Между прочим, упомянутые камешки — величиной примерно с кулак — не имеют ни малейших следов обработки. Отчего же ученые решили, что их принес хабилис? Да исключительно потому, что они отыскались рядом с костями хабилиса. И всё. И — не более того... Черт побери, на что только уходят денежки налогоплательщиков! Ни одна живая душа не видела, чтобы хабилис пер камни за пятнадцать километров. Сам хабилис ни мемуаров, ни рисунков не оставил. И тем не менее... Что, прикажете считать вот это серьезной наукой? Ну, воля ваша... (стр. 217)

Бушков, дубина ты стоеросовая… Давай сразу и криминалистику объявим «несерьёзной»? А что? Не будет же Жора Косорылый, имеющий за душой пять «ходок», во время очередного «дела» просить людей побыть свидетелями? Типа, так: «вы, гражданин в шляпе, внимательно смотрите, как я сейчас взломаю этот самый сейф. Вот здесь встаньте, справа. Тут лучше видно, как я буду взламывать замок. А вы, гражданочка в мини-юбке, посмотрите: я оставляю отпечатки пальцев здесь, здесь, и ещё вот на этом бокале красного вина. Так их гражданину следаку снять легче, и они выглядят лучше. А я фотогеничнее выгляжу в профиль, обратите внимание на мои особые приметы».
Ага, щазз… Свидетелей не будет. Или не останется. Но, если не мешать правоохранительным органам умственными излияниями а-ля Бушков, Жора Косорылый вполне сможет в шестой раз любоваться панорамой колымской тайги и считать годичные кольца на тамошних соснах с помощью топора. Как же они докопаются до истины, если «ни одна живая душа не видела…»? Но докапываются ведь? Стало быть, есть основания для построения соответствующих выводов.
А чем антропология хуже? Естественно, картина событий далёкого прошлого может быть ещё менее полной ввиду гораздо меньшего количества сохранившихся «вещественных доказательств», и многое придётся предполагать по аналогии с уже имеющимися фактами.
Если же говорить о тех самых камешках, то я уже упоминал как-то в начале своих комментариев о неких кристаллоидных формах жизни с планетных систем далёкого Ахернара. И, если это не они, придётся каким-то образом думать, как отдельный камешек мог оказаться очень далеко от материнской породы при отсутствии следов мирового катаклизма, которым мог протащить этот камешек так далеко. И страус в желудке своём не мог унести эти камешки (хотя числится за этими птицами такая привычка) – они были бы весьма окатанными от постоянного трения и находились бы, как минимум, рядом с костями страуса, поскольку камешек такого размера естественным путём из пищеварительного тракта страуса не выйдет...

А еще хабилис, оказывается, мастерил из веток нечто вроде укрытия от солнца. Доказательства? На пресловутой «стоянке» там и сям разбросаны обглоданные хабилисом кости — но в одном месте их нет. Антрополог, понаторевший в решении загадок миллионнолетней давности, вмиг делает вывод: «вполне вероятно», костей там нет именно потому, что в незапамятные времена это место было занято тем самым пологом от солнца, ветвями, которые хабилис старательно натыкал в землю…
Люди добрые, честное слово, я ничего не придумываю! Тот бред, что я вам тут излагаю, и зовется наукой антропологией! На полном серьезе пишется и с трибун научных конференций произносится... (стр. 217 – 218)

Нет, там просто стояла летающая тарелка. Та самая, в которой прилетели к нам марсиане (венерианцы, аборигены Тау Кита, разумные обезьяны с Сороры, что близ Бетельгейзе, и т. д.), которые с помощью хитрых трансмутаций делали из резвящихся в окрестностях обезьян разного рода человеков. Обезьяны, осчастливленные превращением в людей, глодали кости и бросали их вокруг тарелки, но под саму тарелку не могли бросить – им мешало силовое (не исключаю, что даже вполне торсионное) поле. Даже если они кидали костями в квадратный иллюминатор тарелки, как в мишень, кости по силовому полю соскальзывали вниз, образуя чётко видимую границу между «чистой» и «грязной» землёй. Почему в квадратный? Ну, может, и не в квадратный, а в круглый. Но я знал, что по поводу всего остального у вас нет возражений.
Так вот, очертания укрытия были всё же обнаружены. И они представляют собой круг из камней, между которыми имеются следы ямок, обозначавших места, где в землю были воткнуты ветви. Смотрим книгу Д. Ламберта и удивляемся.

Далее я опять пропускаю огромный пласт бушковской пошлости. Скажу лишь, что речь идёт опять о вещах, которые стали историей антропологии. На сей раз объектами внимания Бушкова стали череп «бэби из Таунга», забытый Дартом в такси, и история «пилтдаунского человека». Обе вещи списаны из Ларичева, и потому я не стану лишний раз цепляться к пошлостям, которые отпускает в их адрес Бушков.
Единственное, что заслуживает внимания, это возможная концовка «пилтдаунского дела», которой нет у Ларичева:

Кто был этот шутник, так и осталось неизвестным. Грешили на Даусона, мало того, на самого Вудворда. Подозревали и Тейяра де Шардена, и профессора Кизса, и даже... сэра Артура Конан Доила, который жил неподалеку от Пилтдауна. Предполагали, что творец Шерлока Холмса таким вот изощренным способом отомстил профессиональным ученым, высмеивавшим его любительские занятия палеонтологией.
В 1996 году вроде бы забрезжил свет в конце туннеля. В хранилище Британского музея нашли ящик с какими-то костями и написанными внутри инициалами М. А. К. X. Кости, что интересно, принадлежали современному человеку, но были состаренными с помощью тех же химических соединений, что и череп «первого англичанина».
Довольно быстро выяснили, что М. А. К. X. — это Мартин А. К. Хайтон, весьма известный в свое время ученый, который в 1936 году стал хранителем отдела зоологии Британского музея. Ну а в 1912 году он работал в том же музее, но так называемым «добровольцем», или, по-нашему, внештатником, чей труд никак не оплачивался. Решив, что он заслуживает большего, Хайтон попросил Вудворда зачислить его на жалованье. Вудворд отказал, считая, что «добровольцу» еще рановато быть полноправным служителем храма науки. Вот тогда-то Хайтон и решил пошутить, выставить Вудворда на посмешище — а потом, когда дело приобрело небывалую огласку, просто побоялся выступить с разоблачениями. Кости в найденном ящике вполне могли оказаться теми, на которых Хайтон тренировался.
Впрочем, англичане пишут, что и эту версию нельзя считать исчерпывающей, объясняющей все неясности и темные места. Так что, вполне может оказаться, подлинного имени пилтдаунского шутника мы еще не знаем или не узнаем вообще. (стр. 222 – 223)
Тот самый «пилтдаунский человек»: сверху - реконструкции облика; слева - карикатура по итогам обследования образца: «Похоже, придётся удалять всю челюсть».

Хорошо. Завтра всей учёной общественности представляют фотографии, на которых «мистер Х» подробно запечатлел моменты своей работы: подпиливания зубов и окраски образцов хромпиком. Вопрос: какое влияние окажут эти фотографии на состояние современной антропологии? Я полагаю, совершенно никакого. Генеалогическое древо человека уже давно избавлено от пилтдаунской находки, и даже не слишком сильно напоминает то, что было принято лет 30 назад, с «линейным» чередованием предковых видов человека. Так что завершение истории с «пилтдаунским человеком» будет представлять интерес лишь для истории науки, но не для современных представлений об эволюции человека. Забавный казус, и только.

Но каковы корифеи! И что это за науки, палеонтология с антропологией, если безымянный шутник сорок лет водил за нос «мировую научную общественность»? (стр. 223)

Разоблачить его удалось, однако же, только тогда, когда появились иные методы изучения ископаемых находок.

Ученые, конечно же, с безмятежным видом твердят, что это — совершенно нетипичный случай, по которому еще нельзя судить о всей науке в целом. Ну, не скажите...
В 1922 году в США, в штате Небраска, геолог-любитель по фамилии Кук нашел какой-то странный зуб и, не разобравшись самостоятельно, отправил его крутому профессионалу Осборну, директору Американского музея естественной истории (тоже, знаете ли, не кружок юных биологов при средней школе).
Крутой профессионал сделал вывод, что зуб в равной степени сочетает как человеческие, так и обезьяньи черты, а отсюда вытекает, что принадлежал он «недостающему звену». И американцы стали раскручивать кампанию под лозунгом «Наш ответ Пилтдауну». Моментально отыскались горячие головы, которые стали вещать, что «первый настоящий человек» появился не в Англии, а как раз в США. Существо, от которого имелся один-единственный зуб, быстренько окрестили для солидности «гесперопитеком», то есть «западной человекообезьяной», по заведенному обычаю вписали во все родословные, подрисовали на всех эволюционных ступеньках... (стр. 223 – 224)

Ну-с, Бушков, по-гречески “pithecos” – это не «человекообезьяна», а просто «обезьяна». Не преувеличивайте. В той луже навозной жижи, где вы по ходу дела наблюдаетесь, лишнее враньё не сделает вас чище, даже в таких мелочах.

Увы, утереть нос британцам не получилось. Если эоантроп просуществовал неразоблаченным сорок лет, то его американский собрат уже буквально через пару-тройку годочков был с треском вышвырнут за дверь. Оказалось: крутой профессионал Осборн не распознал зуб одного из видов американской дикой свиньи. Профессионал, ага... (стр. 224)

Дык! Кстати, Сан Саныч, какое значение имеет этот казус для современной антропологии? Вообще, не знаю, кто как, а я лично узнал об истории с неудавшимся «гесперопитеком» в первую очередь из креационистской литературы, хотя прочитал до того немало книг по антропологии. И в Интернете гесперопитек «гнездится» исключительно на сайтах по «христианской биологии», старательно обходя научные сайты и статьи.
От ошибок не застрахован никто, даже Осборн. И вот некий Бушков, например, тоже лепит их по-чёрному в одной из своих книг. Также напомню, что палеоантропология в начале ХХ века была очень молодой наукой, и потому ошибки на её начальных этапах становления были вполне возможны, поскольку фактического материала было собрано довольно мало.
Кстати, ваш «первоисточник» слегка врёт – то был зуб не свиньи, а пекари – её очень дальнего родственника, который настолько же близок к свинье, насколько макака близка к человеку. Впрочем, это мелочи. Даже если вы поправитесь в одном из следующих изданий (хоть бы его не было, хоть бы его не было, хоть бы его не было…), «гесперопитек» не станет роднее для нашего брата.

И относительно недавно, всего-то в 1976 году, известный антрополог Милфорд взялся по каким-то своим побуждениям обследовать коллекцию костных останков неандертальцев из местечка Крапина в Хорватии, считающуюся одной из самых обширных в Европе. И испытал нешуточный шок от того, что обнаружил. Оказалось, господа палеонтологи натаскали в эту коллекцию черт знает какого хлама, не имеющего никакого отношения к неандертальцам. Фрагмент нижней челюсти принадлежал... пещерному медведю, к неандертальцам, согласитесь, имеющему мало отношения. А «неандертальский зуб» оказался резцом ископаемой антилопы... (стр. 224)

Что ж, не исключены такого рода ошибки, бывает… Тем не менее, остатки 35 человек разного возраста, найденные в пещере Крапина, точно не спутаешь с медвежьими или антилопьими. Естественно, при определении фрагментарных остатков, особенно повреждённых, возможны ошибки. Но наука тем и отличается от религии, что сама исправляет собственные ошибки, а если это нужно, отбрасывает теорию, не соответствующую фактическому материалу, безжалостно и бестрепетно. Религия же скорее отбросит факты, если они бросят тень на святое и любовно лелеемое.

Посему возникает тот же закономерный вопрос, что уже вставал в связи с «кладом Приама»: сколько еще подобного мусора хранится в антропологических и палеонтологических коллекциях? Сколько вполне солидных теорий, до сих пор кочующих из учебника в учебник, на деле представляют собой пустые фантазии, возникшие в результате ошибки, прямой фальсификации или попросту небрежности ума? Кто бы ответил... (стр. 224)

Успокойтесь, Сан Саныч. «Мусор» находится не на музейных полках, а в первую очередь у вас в голове.
Ошибки, конечно, есть, и я уверен, что ещё будут, и не раз. Особенно часто они встречались на ранних этапах развития науки, а сейчас остались только там, где данных ещё слишком мало, либо где открывается совершенно новая область знания. Например, на основании строения огромных 70-сантиметровых когтей терезинозавра представляли или чудовищным гигантским хищником, или чем-то мелким, вроде муравьеда, с непропорционально крупными когтями. Обе этих гипотезы высказаны в книге Корабельникова и Ивахненко «Живое прошлое Земли». Оба товарища, знаете ли, тоже не с улицы – очень известные палеонтологи. Только на тот момент от указанного динозавра были известны лишь огромные когти, и больше ничего. Лишь в последнее время стал известен полный облик терезинозавра – довольно крупного длинношеего страусообразного ТРАВОЯДНОГО динозавра с огромными передними лапами-«граблями». Так что правильный ответ (о его рационе) не угадал никто. Птерозавры ранее считались разновидностью летучих мышей. На старинной гравюре можно увидеть их с длинным клювом и… огромными ушами летучей мыши. Теперь, однако же, лишь в старых книгах осталось то, о чём я говорил выше. Сейчас вероятнее всего встретить такие ошибки и неоправданные допущения в популярной литературе. Научная же литература описывает только то, что известно. Известна от рептилии Lagerpethon только нога – и описывают в книге по палеонтологии только эту ногу, отличающуюся от ног похожих рептилий, не пытаясь сфантазировать на тему особенностей строения головы этого существа. В научной литературе нет места голословным домыслам – только выводы, основанные на фактах. А учебник – это заведомо более упрощенное изложение научных данных, где что-то заведомо опущено или сокращено. Наверное, именно поэтому на них любят ополчаться разного рода бахвалы типа Бушкова, строящие из себя грозных и беспристрастных ниспровергателей науки.

В конце-то концов, можно вспомнить, что до сих пор в иных родословных человека разумного, научных трудах и учебниках присутствует очередное «промежуточное звено» по имени синантроп, которого, строго говоря, не существует вовсе...
«Синантропа», то есть «китайского человека», откопали в 1927 — 1929 годах в одной из многочисленных пещер гор Чжоукоудянь. Четырнадцать черепов, несколько нижних челюстей и кости скелетов. Как водится, объявили искомым «промежуточным звеном», внесли в родословные, удостоили всяческих похвал...
Раскопки продолжались до 1937 года — а потом в Китай вторглась японская армия, захватила Пекин, и всем стало не до науки. Ценные находки было решено эвакуировать в США. Два ящика с костями синантропов передали какому-то молодому американскому врачу, очень кстати оказавшемуся поблизости, он погрузил их на борт американского корабля, идущего в Гонолулу...
Дальше — сплошной туман. Вроде бы корабль был торпедирован японской подлодкой, затонул вместе с грузом и бесценные для науки косточки давным-давно изничтожила морская вода. Но есть смутные упоминания, что кости целехонькими всплыли после войны в какой-то американской частной коллекции и никто их по старой европейской традиции не собирался возвращать коммунистическому Китаю — перебьются и без синантропа... Болтают еще, что ящики захватили японцы, действовавшие отнюдь не из чисто научного интереса. Нашлись японские ученые, выдвинувшие версию: «желтая раса» произошла отдельно от прочих — и гораздо раньше всех прочих. И якобы именно синантроп это каким-то боком доказывает.
Как бы там ни было, в распоряжении науки синантропа нет — одни только муляжи китайских находок, так что никакие самые современные анализы костей, естественно, невозможны. Но на этих муляжах по-прежнему основываются разнообразные теории, которые за отсутствием четких доказательств следует принимать исключительно на веру. Правда, впоследствии раскопки в тех местах возобновились и вроде бы нашли что-то еще, но об этом говорят довольно невнятно: да, мол, кое-что откопали, но какое-то оно... не вполне... старые кости из первых находок были гораздо убедительнее... (стр. 224 – 226)

А я ещё раз припомню две высоких-превысоких башни, которые стояли когда-то на Манхэттене. И пару самолётов. И злого бородатого дядю ближневосточного антропологического типа. И ещё – корабли Колумба не существовали! Их сейчас нет, поэтому логично предположить, что и раньше их не было. И ещё не было никогда «семи чудес света» – от большей части их ничего не сохранилось, а потому их также не было, а свидетельства о них – сильно преувеличенная выдумка, к которой прицепили некоторые настоящие сооружения (пирамиды, например), чтобы придать истории правдоподобность. Продолжить список того, чего не было? Не стану, не просите. Ведь это – лишь творческое развитие и продолжение «вывихнутой логики» Бушкова.
Кстати, Бушков, кости динозавров в музеях – также не настоящие, а муляжи. Что скажете? Смотрите только, слюной не захлебнитесь. Видите, как я о вашем здоровье забочусь? Загодя предупреждаю…

А тем временем стал сыпаться и австралопитек. При раскопках в Южной Африке выяснилось, что этот, с позволения сказать, «предок» обитал параллельно с... людьми современного вида (экспедиция А. Кейсера, 1992 год). Как же тогда быть с генеалогическим древом, на котором австралопитек якобы предшествует современному человеку?
Те же самые выводы сделали после работ в Кении (2001 год): австралопитек и якобы происшедший от него человек и там преспокойно соседствовали (ну, может, не совсем и спокойно, но, главное, обитали они в одно время).

А вас не ужасает одновременное обитание на Земле в наши дни зебр (примитивных представителей рода Equus), ослов (более продвинутых членов того же рода) и настоящих лошадей (самых высокоорганизованных видов всё того же рода Equus)? Та же самая ситуация, однако… Но приступов паранойи у зоологов я не вижу. И Бушков, гляжу, по этому поводу не расстраивается. Я даже больше скажу: наряду с современными оленями, имеющими, к слову, рога разной степени развитости, на Земле благополучно обитают представители древнего семейства оленьков, от которых упомянутые олени и произошли. Ужасть, правда? Австралопитек как современник человека на этом фоне выглядит весьма обычно хотя бы потому, что сосуществование оленьков и оленей длится на много миллионов лет дольше, чем «возмутительное» существование последних представителей рода Australopithecus на фоне появления ранних Homo sapiens. Смотрите, Бушков, на свои слова: «древо». Повторяю: «древо»… Не дошло? Тогда отвечаем на простой вопрос: как могут на одном дереве существовать одновременно левая и правая ветки? Дошло? Нет? Тогда ещё более простой вопрос: если вы родились, то почему ваши предки, в данном случае ваши родители, всё ещё живы?

Да и с питекантропом та же история: оказалось, что он опять-таки обитал бок о бок с другими видами, которые якобы от питекантропа как раз и происходили. А потому японские и индонезийские ученые всего два года назад пришли к выводу: питекантроп вообще не имеет отношения к человеку современному. Питекантроп жил-поживал себе на протяжении многих лет бок о бок с гомо сапиенс, а потом тихонько вымер в относительно недавние времена... Всего-навсего человекообразная обезьяна, разновидностей которых в прежние времена имелось гораздо больше, чем теперь. (стр. 226)

Без комментариев. Про «обезьяну»-питекантропа см. выше. Честно говоря, это бушковское невежество порядком надоело… Хотя здесь это больше похоже не на невежество, а на попытку не мытьём, так катаньем навязать читателю своё убогое мнение.

Дальше — хуже. Я имею в виду, хуже для «классических» антропологов с их обветшавшими теориями и левой ногой нарисованными «родословиями». В Африке, в Танзании, на окаменевшем вулканическом пепле обнаружена цепочка следов (на протяжении 115 метров, около 50 отпечатков), оставленных существами, которые прошли там на двух ногах около четырех миллионов лет назад.
Следы полностью идентичны следам современного человека и не имеют ничего общего со следами австралопитеков и прочих обезьянок. И тем не менее официальная наука признала эти следы... следами австралопитека. Потому что современному человеку «не положено» быть таким древним. Не положено, и все тут. Если факты не укладываются в гипотезу, тем хуже для фактов... (стр. 226 – 227)

Знаем, знаем… Следы из Лаэтоли. Вокруг этих следов креационисты устраивают настоящую камарилью, силясь доказать, что они «совершенно идентичны» следам человека современного типа. И вполне очевидно, что Бушков в своём антидарвинистическом экстазе «проглотил» это мнение, не жуя и не задумываясь о его «съедобности», в смысле, корректности. Если, однако, всё же взглянуть на следы из Лаэтоли, то различия между ними и следами человека оказываются хорошо различимыми.
Во-первых, их размер. Следы из Лаэтоли значительно меньше человеческих, но как раз соответствуют размерам австралопитеков – рост существ, их оставивших, оценивается в 120 – 140 см, что маловато для современного человека.
Во-вторых, форма следов. На них отсутствует характерный для человека свод стопы; стопа существ из Лаэтоли более плоская и принадлежит существу, менее специализированному к двуногому передвижению. Большой палец на следах из Лаэтоли направлен несколько в сторону и больше отстоит от группы пальцев с II по V.
Так что следы не считаются человеческим вовсе не потому, что чего-то там «не положено», а на основании вполне объективных причин – их оставили существа, отличающиеся от человека особенностями анатомии. Тем хуже для теорий креационистов.

А чуть позже в Чаде обнаружили останки существа, которое, как установлено после долгих компьютерных исследований, тоже передвигалось на двух ногах — но целых семь миллионов лет назад. Оно никак не укладывалось в классическую схему, потому что на несколько миллиончиков лет было старше всех питекантропов и австралопитеков, вместе взятых. Лицо у этого существа, кстати, больше человеческое, чем обезьянье, как и зубы. (стр. 227)

Ах, ну да… Это про Sahelanthropus tchadensis. Знаем, знаем. Как не знать столь замечательную находку… Только не путает ли его Бушков с другим существом – Kenyanthropus platyops, также новой находкой, но уже из Кении? Знаете, почему я так подумал? Просто у сахелантропа физиономия вовсе не тянет на человеческую – череп приплюснутый и очень малой ёмкости, а над глазами растут очень большие козырьки надбровных дуг. Но зато его нашли именно на территории Чада, что даже отражено в его видовом названии. А вот кениантроп как раз похож на человека своим более плоским лицом. И именно это обстоятельство заставило некоторых (не всех!) учёных осторожно предположить, что человек мог вести родословную от кениантропа, минуя австралопитеков. Только это пока не есть устоявшееся мнение, поскольку от кениантропа (и, замечу, от сахелантропа) по состоянию на конец 2007 года был известен только череп – 1 шт., плюс немного крайне фрагментарных и разрозненных остатков скелета, на основании которых его пропорции и особенности строения не реконструируются. Лишь положение большого затылочного отверстия на черепах этих видов указывает на определённую степень приспособления к двуногому передвижению. Но, судя по положению этого отверстия, они ходили на задних ногах лучше гориллы, но явно хуже австралопитеков, которые считаются факультативно (буквально «не обязательно», «не исключительно») двуногими… А сходство в строении лицевой части черепа вполне могло быть результатом хорошо известного явления параллелизма в эволюции. Для однозначного решения этого вопроса необходимо изучение пока отсутствующего скелета кениантропа и его непосредственных предков. Есть, правда, изрядная доля перца в том, что сам по себе кениантроп может оказаться не отдельным родом, а лишь одним из представителей вездесущих и таких зловредных (для креационистов и их умопостроений) австралопитеков.
Стоит также отметить, что в последнее время уже найден очень полный скелет ардипитека, другой человекообразной обезьяны. Она примитивнее сахелантропа по строению черепа, но уже демонстрирует явственные черты приспособленности к двуногому хождению, хотя ступня этого примата ещё сохраняет характерные черты ступни древесного жителя с отстоящим большим пальцем.

Так что, вопреки старым теориям, прежняя «цепочка предков» на глазах превращается в фикцию, а едва ли не каждая новая находка отодвигает возраст двуногих прямоходящих на миллионы и миллионы лет назад. И потому не первый год выдвигаются более рациональные версии — о том, что все перечисленные виды (и, не исключено, другие, пока что не открытые) не имеют друг к другу никакого отношения и никогда один от другого не происходили. Что все они обитали параллельно. И подавляющее их большинство представляло собой никаких не «предков», а обычных человекообразных обезьян. То, что некоторые из этих обезьян пользовались примитивными орудиями, еще не делает их предками человека. Вспомним еще раз: довольно-таки совершенный неандерталец пользовался не такими уж примитивными орудиями, не исключено, владел членораздельной речью, содержал старых и увечных соплеменников, хоронил мертвецов по особому ритуалу, с украшением могил, носил, очень может оказаться, одежду... но при всем при том ни малейшего отношения к предкам современного человека не имеет. Так почему же в эти предки зачисляют любую обезьяну только на том основании, что она научилась использовать вместо дубины длинную кость и кидать каменюки? Осьминог, кстати тоже пользуется чем-то вроде инструментов: зафиксированы случаи, когда он не щупальцами раздвигал створку раковины, а разжимал острым обломком камня. А одна тропическая птичка, словно заправский маляр, зажимает в клювик пучок травы, макает его в жидкую глину и обмазывает свое гнездо. Будем зачислять их в предки человека, или как? (стр. 227 – 228)

Нет, читая некоторые мысли, в том числе такого рода, я иногда жалею, что никто не включает в родословную человека баранов. Догадаетесь, почему, или оправдаете такое предположение?
Родословная линия от обезьян к человеку осталась прежней, просто благодаря новым находкам она протянулась глубже в геологические эпохи. Находки сахелантропа, кениантропа, а также почему-то не помянутых (ну, и славненько!) Бушковым ардипитека и оррорина лишь уточнили время отделения ветви, ведущей к человеку, от прочих антропоидов. Виды разных родов в определённом порядке сменяют друг друга в пространстве и времени. «Накладка» времени существования последних представителей вида-предка и первых представителей вида-потомка не противоречит теории эволюции, поскольку в новый вид превращается лишь часть популяции старого, но не весь он (исключения достаточно редки, хотя и существуют – это виды, не дифференцированные на более-менее отграниченные популяции). Так что прежняя гладкая «цепочка предков» превратилась не в «фикцию», а в ветвистое древо, лишний раз показывая, что современный человек – это лишь продукт одной из множества родословных линий гоминид, которой удалось выжить, а не «закономерный результат» и «венец творения». И эволюция гоминид далеко не была «направлена» на неизбежное появление в природе человека.
Зачислять в «обезьяны» признанные наукой виды рода Homo – это враньё со стороны Бушкова, которое не прибавляет ему престижа в глазах читателей, более осведомлённых, чем он сам.
И есть тут ещё одно лукавство. Вначале Бушков говорит, что умение обращаться с орудиями труда ещё не делает обезьяну предком человека. При этом не говорится, какой вид человека имеется в виду. Затем Бушков говорит про неандертальца и современного человека, и говорит, что первый не был предком второго. Но заметим, что в первом случае речь шла об отношениях между родами «предковая обезьяна» и Homo, а во втором – об отношениях разных видов внутри рода Homo, о более частном случае родства или неродства.
Неандерталец, несмотря на заверения Бушкова, всё же имеет отношение к предкам современного человека – два вида людей, Homo sapiens и Homo neanderthalensis произошли от общего предка, несомненно принадлежавшего к тому же самому роду Homo. Кроме того, не все учёные признают неандертальца самостоятельным видом, считая его лишь специализированным подвидом нашего вида. Фигурально выражаясь, он имеет такое же отношение к предкам современного человека, как родной брат любого из читателей к его, читателя, родителям.
Кроме того, к предкам человека, к вящему разочарованию Бушкова, должно отнести обезьян и прочих не по признаку «рукодельности» (от тех же сахелантропов и кениантропов неизвестно никаких орудий – ни каменных, ни костяных, ни деревянных, не говоря уже о револьверах системы «Кольт»), а по признакам анатомии. Увы, и здесь Бушков врёт. Орудийная деятельность животных может принимать разнообразные формы, но, к сожалению, не может считаться определяющим фактором в причислении их к предкам гоминид, поскольку носит инстинктивный характер: пользование предметами наследственно запрограммировано и каждая особь лишь реализует наследственные поведенческие программы, оттачивая навык индивидуальным опытом. У тех же шалашников (запомни, Бушков, птица называется «шалашник» и живёт в Австралии и Новой Гвинее) сложная орудийная и строительная деятельность – это всего лишь своеобразное проявление вторичных половых признаков. Об этом я уже писал в работе «Почему все тараканы не человекообразны?», и не собираюсь повторяться здесь. У человека же (а также у высших обезьян) орудийная деятельность лежит полностью в области приобретённого поведения, а навык передаётся от учителя к ученику.

А ведь тут еще большая политика примешивается, сводящая на нет всякую научную достоверность! Китайцы совсем недавно посчитали, что происходят они не из Африки (как принято считать в антропологии, объявляющей Африку прародиной всего нынешнего человечества), а из своего родного Китая. И в доказательство представили реконструкцию синантропа, как две капли воды похожего на современного китайца, разве что жившего миллион лет назад. Тут с первого взгляда ясно, что фишка не в научной точности, а именно что в большой политике: «В то время как по европейским лесам бродили примитивные обезьяночеловеки, еще миллион лет назад на китайских равнинах...» В точности как в Англии после Пилтдауна. (стр. 228)

А ведь в своё время Адольф Гитлер (знаем такого?), провидец этакий, не желал выводить представителей «арийской расы» от неандертальцев. И от обезьян не желал. А тех, кто от этих самых «бизян» всё же ухитрился произойти, называл практически ругательным словом «аффлинги», которое изобрёл бывший монах Ланц фон Либенфельс. Но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что поиск истины не зависит от политических устремлений и заказов «сверху». Так что китайские аналоги Бушкова могут делать какие угодно умопостроения. Но в случае, если эти литературные шедевры не будут подтверждены (или того хуже – будут опровергнуты) последующими находками, получится интеллектуальный конфуз, подобный «Планете призраков».

И еще одно неприятное обстоятельство. Сплошь и рядом в массовом сознании оседает именно дутая сенсация — а вот ее последующее разоблачение многие и многие пропускают мимо ушей. Поскольку разоблачения сплошь и ярдом обставлены менее звонко и не приобретают такой всеобщей огласки, как завлекательные сенсации... (стр. 230)

Золотые слова, Сан Саныч! Только вы их почему-то не вспоминаете, когда рассыпаете на страницах книги очередную порцию «жареных» фактов. В принципе, я вас понимаю. Взглянув на список использованной вами литературы, я увидел там множество книг «сенсационного» характера. В своё время, будучи школьником, я прочитал у своего одноклассника, увлекавшегося научной фантастикой, некоторые похожие книги, изданные ещё в конце 80-х годов. И сейчас, читая (точнее, пролистывая в магазине) книги такого же рода, но уже нашего времени, первого десятилетия XXI века, я вижу в них похожие истории. В связи с этим у меня возникает весьма устойчивое предположение, что авторы книг «про разные клюквенные сенсации» просто переписывают «ух-ты-какие-интересные-и-идущие-вразрез-с-официальной-наукой» истории друг у друга, не утруждая себя проверкой этих историй на предмет наличия продолжения. И здесь я хотел бы немного попенять представителям науки. Разного рода истории типа собранных М. Кремо и его последователями, должны хотя бы раз получить хороший научный комментарий (более похожий на хорошую взбучку). Я понимаю, что «лев мышей не ловит», но однажды «мышей» может стать слишком много, и они могут просто загрызть «льва» до костей, просто куснув его по одному разу. Один раз эти истории должны быть проанализированы, и к ним должно быть написано продолжение. Тогда можно надеяться, что тиражирование этих историй прекратится, либо станет гораздо меньшим.

Ничего удивительного, в общем, что теорию Дарвина в последнее время стали в буквальном смысле слова ставить с ног на голову. В 1982 году вышла книга Д. Гриббина и Д. Шефраса «Обезьянья загадка», где авторы не эпатажа ради, а предельно серьезно рассмотрели некоторые «странности», связанные с шимпанзе: 98 процентов генов у шимпанзе и человека совпадают, чего нельзя сказать ни об одном другом виде человекообразных обезьян; шимпанзе используют орудия труда; шимпанзе способны овладеть зачатками человеческой речи; шимпанзе способны к намеренному обману, чего не встретишь у других видов обезьян. И выдвинули свою версию: а не являются ли шимпанзе всего-навсего деградировавшими родственниками человека?
Это не столь уж безумная гипотеза, как может показаться на первый взгляд. Отчего-то у всех народов, обитающих в тех местах, где живут обезьяны, испокон веков сохраняется стойкое поверье, что обезьяны... бывшие люди, однажды в силу тех или иных причин деградировавшие! Такое убеждение сохраняется и у африканских племен, и в Юго-Восточной Азии. Народный фольклор или отголоски каких-то невероятно древних знаний? (стр. 230)

Не всегда, не скажите. Например, индийские раджи с гордостью выводили свой род от Ханумана, который был типичной обезьяной, причём даже не человекообразной.
Идея «деградации» человека в обезьяну, увы, не нова. В России, например, она выросла в так называемую «теорию инволюции», по которой уже вышло несколько книжек. Доказательная сила у них не выше, чем у книги Бушкова «Планета призраков», в чём можно убедиться здесь. Чтобы доказать упомянутое предположение Гриббина и Шефраса, необходимо не только уметь сказки слушать, но и одну вещь сделать: найти у шимпанзе особенности строения, которые могут развиться только из состояния, характерного для строения человека. Смысл ясен? Простого сходства недостаточно – нужны признаки, которые отсутствуют у прочих обезьян, но присутствуют у человека и видоизменяются у шимпанзе как его «потомка», сохраняя какие-то человеческие черты, отсутствующие у прочих обезьян. И шимпанзе, будь он потомком человека, должен быть буквально «нашпигован» такими признаками в анатомии и физиологии. Но их нет. И тазовые кости шимпанзе имеют форму, исключающую недавнее происхождение от полностью двуногого существа, и ступня не несёт следов специализации, характерной для человека.

Самые последние известия: то самое невероятное сочетание констант, благодаря которым и возникла жизнь на Земле, по ту сторону Атлантики уже оформлена в концепцию «разумного дизайна». Создатели этой теории считают, что это невероятное сочетание необходимых для существования жизни параметров свидетельствует именно о том, что Космос был создан тем, кого они политкорректности ради именуют Разумным Конструктором. В американских школах сейчас собираются преподавать «теорию разумного дизайна» в качестве альтернативы теории эволюции — чтобы ознакомить школьников со всеми точками зрения, а не одной-единственной, к тому же изрядно траченной молью... (стр. 230 – 231)

Что ж, могу порадоваться за издателей американских географических карт и лишь посочувствую производителям американских глобусов. Ибо ради политкорректности потребуется на уроках географии знакомить учеников школ не только с концепцией шарообразной Земли, но и с взглядом Библии на Землю как на вполне плоский объект, по четырём углам которого бог расставил ангелов. Но также, ради той же политкорректности потребуется ознакомить американских школьников с папуасской народной версией размещения Земли на спине огроменной такой свиньищи, которая чешется об ствол совершенно невдолбенной по размерам астральной пальмы, отчего на Земле происходят землетрясения. А также с версией размещения Земли на трёх китах или четырёх слонах. Удачи им в этом нелёгком, но очень политкорректном деле.
Правда, про идею “Intelligent design” отечественные учёные однозначно высказываются в том плане, что это тот же самый креационизм, только в другой «упаковке». Те же яйца, только в профиль, иными словами.

И совершенно правильно: дарвинизм сегодня остается не более чем гипотезой, строгих научных доказательств, увы, не имеющей. Вот уже лет пятнадцать, как в ряде штатов США в учебники по истории и биологии включают уточнение, что теория эволюции — это прежде всего «противоречивая теория». В одном из них написано, быть может, чуточку цинично, но безусловно верно: «Никто не присутствовал в момент возникновения жизни на Земле. А следовательно, все утверждения о тех или иных формах возникновения жизни должны рассматриваться лишь как гипотезы, а не как факты». (стр. 231)

Ой, да ладно… Американцы из чувства политкорректности вполне литературное слово «негр» заменяют уродливой словесной конструкцией «афроамериканец». И что – всем так же поступать? В Африке тогда кто жить будет – «афроафриканцы», или всё же негры? Это я к тому, что приступы политкорректности не всегда уместны. В науке, например, существует только одна истина. Остальное – НЕ истина. Предпочтение оказывается теории, наиболее адекватно описывающей явления окружающего мира, и, стало быть, в наибольшей степени приближающейся к этой самой истине.
Вся щекотливость ситуации основана на том, что научное мировоззрение позволяет реконструировать более ранние события, не опираясь на разного рода богов и демонов (и на прочие недоказуемые сущности типа Летающего Макаронного Монстра, придуманного атеистами в пику сторонникам «разумного дизайна»). Теория эволюции доказывает свою верность, обладая предсказательной силой. Нашли же архаичных китов с ногами, которые вели земноводный образ жизни! А кроме них – значительное число звероящеров и существ, сочетающих черты птиц и рептилий, либо рептилий и земноводных. Кроме того, в науке имеют значение факты, и разного рода предположения строятся именно на интерпретации этих самых фактов. Религия, в свою очередь, не сможет доказать даже то, что бог был один – это говорят только жрецы, которые есть люди, а потому имеют лишь своё субъективное мнение. Если я буду столь же упорно настаивать на том, что богов-создателей было трое, причём один из них был зооморфным и обладал свиным рылом и ослиными ногами, ни один священник не сумеет доказать обратное. Религия проигрывает не только науке – она ничего не может сделать даже просто против другой религии. Так что на небе (или где там они живут?) Уицилопочтли, Кукулькан, Зевс и Яхве равны. А правильность выбора для поклонения одного из указанных богов доказывалась, увы, людьми, причём чаще всего с помощью оружия.
А поскольку Моисей (как автор книги Бытия) также заведомо не присутствовал при сотворении мира с помощью Яхве (1 шт.), Библия в плане информативности ничуть не превосходит книги «Пополь-Вух» майя, «Кодзики» и «Нихоги» японцев, или «Голубиную книгу» славян. Поэтому подменять теорию эволюции ТОЛЬКО библейской точкой зрения – это, извините, нечестный приём борьбы. Пускай сначала сторонники библейского взгляда докажут индуистам, синтоистам, зороастрийцам и представителям всех прочих религий, что они, христиане, являются самыми правильными. А мы, атеисты, материалисты и эволюционисты, пока в сторонке постоим, увёртываясь от летящих в разные стороны фрагментов одежды, волос и жидкой фракции экскрементов спорщиков.

И в самом деле, Церковь с самого начала заявляет, что доказательств не приводит, а опирается исключительно на веру. Дарвинизм же, объявивший себя наукой, грозился представить «веские, неопровержимые» доказательства. Но поскольку таковых так и не явил миру, обязан смириться с существованием исключительно в виде гипотезы...
Вот только «классики» категорически не согласны отказаться от своих фантазийных «генеалогий» и надуманных схем — даже когда соприкасаются с фактами. Сплошь и рядом, вместо того чтобы вспомнить о той самой беспристрастной научной истине, идут на явные и несомненные подлости...
В Мексике еще в 1962 году археолог Синтия Ирвин-Вильямс обнаружила каменные орудия труда, в том числе и наконечники копий, очень похожие на те, какими пользовались кроманьонцы в Европе. Находка была бы совершенно рядовая, даже скучная, ничем не примечательная, если бы не возраст. Профессиональные эксперты из Геологической службы США достаточно быстро датировали слои, в которых все это было обнаружено. Слоям было 250 тысяч лет...
Согласно официальной версии, человек появился на американском континенте 12—15 тысяч лет назад. Мало того, по той же версии возраст современного человека — не более 40 тысяч лет. Археолог настаивал на своем, геологи настаивали на своем — и в результате неправильные находки исчезли где-то в пыльных запасниках... Как многие и многие, им подобные. (стр. 231 – 232)

Что ж, я тут поспрашивал как-то специалистов… Обращался с этим вопросом на сайт “Ask a Biologist”. Очень полезный ресурс, доложу вам. И ответ получил достаточно быстро. Паоло Вискарди (Horniman Museum, Лондон) ответил мне буквально следующее:

your question is more archaeological than biological in nature, so we may not be the best people to ask about this.

However, I would say that when humans appeared in the New World has relatively little to do with evolution and it certainly doesn't negatively impact on evolutionary thought. As scientists we formulate theories to fit the observed evidence. If anatomically modern Homo sapiens can be shown unequivocally to be present in the Americas 250,000 years ago then we need to rethink the currently held theories on human speciation and dispersal. It's perfectly all right for scientists to change their minds in order to fit the facts - we are not claiming to be omnipotent!

Part of scientific method is that data must be considered in the context of a larger dataset. If something is reported in isolation (for example a successful fusion reaction in water) but then it cannot be supported by other experiments or observations, it will generally be ignored. Errors creep into experimentation very easily and it is only by looking at a large number of results that conclusions can be drawn.
Since there have been no other reports of similarly aged material from the Americas the dates obtained by Cynthia Irwin-Williams should be considered spurious. The Uranium dating technique used was relatively new in the 1960's and many improvements to the technique have been made. Contamination of the sample by particles of sediment or leaching of elements into the bone during early diagenesis may have skewed the results.

As to specimens disappearing in a museum depository, I wouldn't be surprised. I work in a museum myself and one of the biggest challenges to face curators is knowing what is in the collection. Historically, documentation within museums has always been hit-or-miss. Some curators were very thorough when accessioning and others less so. Only now - in this age of computers - are we begining to really keep track of collections (and we still have difficulty finding things sometimes). I would guess that the material will come to light in some documentation project in the future and then the material could be re-tested.

Ваш вопрос скорее археологический, нежели биологический по своей сути, и потому мы можем быть не самыми подходящими людьми, чтобы ответить на него.

Тем не менее, я бы сказал, что вопрос о том, когда люди появились в Новом Свете, имеет небольшое отношение к эволюции и он, конечно же, не нанесёт ущерба эволюционной мысли. Как учёные, мы формулируем теории, чтобы они соответствовали наблюдаемым свидетельствам. Если будет неопровержимо показано, что анатомически современный Homo sapiens существовал в обеих Америках 250 000 лет назад, то мы должны заново переосмыслить принимаемые в настоящее время теории о видообразовании и расселении человечества. Для учёных совершенно в порядке вещей менять свою точку зрения, чтобы она соответствовала фактам – мы же не утверждаем, что мы всемогущи!

Часть научного метода – это то, что данные должны рассматриваться в контексте большего массива данных. Если о некоем явлении сообщается в отрыве от прочих данных (например, об успешном термоядерном синтезе в воде), но далее оно не может быть подкреплено другими экспериментами или наблюдениями, оно в целом будет игнорироваться. Ошибки очень легко вкрадываются в эксперименты, и выводы можно делать только в том случае, если принимать во внимание большое количество результатов.
Поскольку никаких других сообщений о материалах подобного возраста, происходящих из обеих Америк, не было, датировки, полученные Синтией Ирвин-Вильямс, следует рассматривать как фиктивные. Использованный урановый метод датировки был относительно новым в 1960-ых годах, и к этому методу [в дальнейшем] было добавлено много усовершенствований. Возможно, результаты исказило загрязнение образца частицами осадка или выщелачивание элементов в кость в течение ранних стадий формирования осадочного слоя.

Что касается образцов, исчезающих в хранилище музея, я бы не удивился. Я сам работаю в музее, и один из самых больших вызовов, с которыми сталкивается куратор, это знание того, что находится в коллекции. Исторически так сложилось, что документация в пределах музеев всегда была неполной. Какие-то кураторы проявляли большую скрупулёзность при пополнении коллекции, какие-то – меньшую. Лишь теперь - в наш век компьютеров – мы начинаем действительно отслеживать судьбу коллекции (и иногда у нас всё ещё возникают трудности с поиском объектов). Я бы предположил, что материалы обнаружатся в процессе выполнения какого-нибудь документационного проекта в будущем, и далее материал можно будет перепроверить.

 
Второй пример еще печальнее для «классиков» — потому что возмутителем спокойствия оказался не какой-нибудь любитель, создатель шальных теорий, а человек насквозь свой, один из самых знаменитых палеоантропологов того времени Луис Лики, самый яростный противник всевозможных «еретиков» (за что, должно быть, судьба над ним зло посмеялась).
Еще в 1913 году немец Рек обнаружил в знаменитом Олдовайском ущелье, в очень древних слоях, скелет человека совершенно современного вида. В 1931 году на место находки приехал Луис Лики, изучил саму находку, место ее залегания и пришел к поразительному выводу: скелету полмиллиона лет.
«Классики», естественно, взвились. Заговорили о том, что это попросту и есть самый современный человек — вот только, когда его хоронили, зачем-то вырыли невероятно глубокую могилу, дорывшись до тех самых слоев полумиллионного возраста. И произошло это... ну, максимум, 20 тысяч лет назад.
Рек (которого, по сути, обвинили в низкой профессиональной квалификации) защищался отчаянно. Он настаивал, что во время раскопок не нашел никаких следов «могилы» — слои вовсе не были нарушены или перемешаны. Мало того, меж несколькими пластами почвы находилась прослойка из твердого известняка. Если допустить гипотезу о «похоронах», получается, что загадочные древние могильщики зачем-то несколько месяцев рыли могилу, больше напоминающую шахту. Причем «месяцы» — это только в том случае, если у них были железные ломы, а если нет — срок еще больше. Ни у одного известного истории народа Африки, говорил Рек, нет традиции хоронить так глубоко... (стр. 232 - 233)

Сразу слабое звено данного утверждения: а как оно у пока НЕИЗВЕСТНЫХ ИСТОРИИ народов? Впрочем, это лишь придирки к словам а-ля Бушков…
Кроме того, в этой истории вызывает подозрение наличие абсолютной датировки отложений. Во времена Река методики определения абсолютного возраста отложений ещё не было, и возраст пород (в миллионах лет, а не по принадлежности к определённой эпохе) определялся чисто умозрительно. И в 30-х годах методики определения возраста пород были далеки от совершенства, что давало разброс результатов.

Но критиков было слишком много, и они напирали нешуточно — поскольку под угрозой оказались основы. В конце концов и Рек, и Лики махнули рукой и отступили. Об этом перестали говорить, и загадочный скелет потихоньку перенесли в запасники Мюнхенского музея. Уже в семидесятые годы решили определить его возраст радиоуглеродным методом. Но скелет куда-то пропал. Кое-какие его — или вовсе не его? — фрагменты потом нашли, подвергли анализу, и анализ точно показал вполне «правильный» возраст – 17 тысяч лет. Но уже не было гарантии, что обнаруженные кости принадлежат именно тому скелету... (стр. 233)

Собственно, про этот скелет Река говорилось уже достаточно давно. в своё время мне пришлось вести дискуссии с А. Милюковым, сторонником креационизма, ровно на эту же тему. И в интернете удалось найти страницу (ныне не существующую), где как раз и приводилась схема захоронения «скелета Река».

Вот схема местоположения находки по отношению к отложениям в Олдувае. Человек был похоронен в слое II (возрастом в 1,15 - 1,7 млн. лет, а вовсе не в полмиллиона лет), который на момент похорон не был ничем закрыт. О том, что это были похороны, говорит согнутая поза скелета, не характерная для естественного захоронения, но часто встречающаяся в захоронениях разных культур и эпох (вплоть до неандертальцев). Поскольку поверх слоя II не отложилось никаких других слоёв (точнее, они были уничтожены выветриванием, поскольку присутствуют в других местах), могила была засыпана исключительно отложениями слоя II. Рек утверждал, что слои выше места находки были нетронутыми. Но они отложились позже, чем было сделано захоронение: на схеме видно, что поверх этого слоя отложился слой V, соседствующий со слоем обломков из смеси слоёв III и V. Сам Рек, хотя и ввёл нумерацию для слоёв в Олдовае, ошибся в идентификации слоёв IV и V, и данная ошибка была исправлена в ходе позднейших исследований.
Так что никакой сказки тут нет... Кстати, сам Рек позже согласился с тем, что скелет принадлежал человеку, жившему позже, чем время отложения слоя II, где он был обнаружен. Здесь можно почитать про эту находку немного подробнее (на английском языке).

А судьба-злодейка продолжала подшучивать над «правильным» Луисом Лики. Он вскоре обнаружил уже собственноручно в том самом Олдовайском ущелье, в самых глубоких его слоях, нижнюю челюсть, опять-таки неотличимую от челюсти современного человека. И все бы ничего, но возраст слоев на сей раз составлял уже не полмиллиона, а два миллиона лет...
Вот тут буря разразилась еще почище, чем в предыдущем случае. Луиса Лики довольно прозрачными намеками обвиняли чуть ли не в фальсификации наподобие пилтдаунской. Он отбивался, ссылаясь на мнение геологов и свой научный опыт. Однако возраст находки был столь шокирующим, что «еретическую» челюсть волевым решением упрятали с глаз подальше, она, как говорится, выпала из научного оборота, и где находится теперь, неизвестно... (стр. 233)

Может, всё было проще? Возраст «сенсационной» челюсти могли просто определить заново, и она по-прежнему осталась в коллекции, только более молодая. Олдовайское ущелье известно сложностями определения возраста находок. Так, возраст одного из черепов был уточнён по сопровождавшим его ископаемым остаткам животных, которых сравнили с надёжно датированными остатками тех же самых видов из других районов Африки. Так что «сенсационность» находок могла развеяться вовсе даже не путём стыдливого упрятывания находки куда подальше.
Что же касается челюсти, найденной Л. Лики (так называемая «челюсть из Канджеры»), то она принадлежит современному человеку, похороненному в древних отложениях. Та же история, что и со «скелетом Река».

Африка становилась для «правоверных» антропологов каким-то дьявольским местом. В 1965 году — очередной неприятный сюрприз. В Кении найдена плечевая кость, по своему строению если и не идентичная аналогичной у современного человека, то очень к ней близкая. Возраст — около четырех миллионов лет. «Неправильную кость» волевым решением...
1972. Сын Луиса Лики Ричард, избравший ту же профессию, нашел в Кении череп, мало отличимый от современных. В слоях, чей возраст составлял 2,9 миллиона лет. Путем хитрых манипуляций «правильные» ученые назвали другую цифру — миллион лет. Но и она была чересчур еретической. Поэтому в ход вновь пошло волевое решение...
1973. Ричард Лики обнаружил фрагменты костей ног, которые считал мало чем отличавшимися от костей современного человека. Возраст — 2,6 миллиона лет. Естественно, волевым решением...
1974. Неподалеку от того места, где Р. Лики сделал свою шокирующую находку, откопали лодыжку, идентичную той же кости современного человека. Известный антрополог, профессор Вуд, определил ее возраст: от полутора до двух с половиной миллионов лет... Вам объяснять, что произошло и с этой находкой, или сами догадаетесь? Вот то-то и оно. Все «неправильное» очень быстро куда-то пропадает, как не бывало... (стр. 233 – 234)

Знаете что, товарищ Бушков? Я понимаю, можно долго и гневно говорить о разного рода фактах подобного рода, терзая клавиши компьютера (или на чём вы там мастерите свои книги). Но есть одно обязательное требование, которое вам будет очень трудно выполнить, поскольку вы не антрополог: указывайте номер находки. Это нетрудно сделать, поскольку в Интернете существует много научно-популярных сайтов, на которых номера образцов указаны. Тогда просто намного легче будет понять, о чём идёт речь. А ещё будет гораздо легче уличить любителей «клюквы» во лжи. Пока же все эти истории, не подкреплённые фактами, гроша ломаного не стоят.
«Неправильное» не пропадает. Закон сохранения материи справедлив и в отношении костей ископаемых гоминид. Их также не растирают в порошок, который используется в тайных обрядах секты Антропологов, Верящих В Разумную Обезьяну. Просто их отправляют на дополнительное изучение, поскольку аномальный возраст означает одно из двух: либо ошибку датировки, либо ошибку идентификации.
Ошибка идентификации легко объяснима, если вспомнить, что австралопитеки со своими вполне обезьяньими головами с плоским лбом и вытянутыми вперёд челюстями обладали очень даже «человеческим» телом двуногого прямоходящего существа со сравнительно небольшими отличиями от анатомии собственно человека.

В Германии обнаружен каменный скребок со следами вещества, которое и сегодня применяется при дублении кожи. Ничего особенного, какой-то древний человек выделывал шкуру... вот только возраст этого скребка примерно 220 тысяч лет. Человеку, согласно классическим взглядам, тогда еще «не полагалось» существовать, но он тем не менее существовал и даже нахально обрабатывал шкуры, потому что не хотел ходить голым... (стр. 234)

А вы, кажется, утверждали как-то выше, что человек плёл одежду из травы? Ну?
Впрочем, даже не Бушков так говорил, а Честертон. Бушков просто выёживался с апломбом. И чего? Сам же и хоронит такую-нетрадиционную-и-просто-замечательно-недарвинистическую версию. Молодец. Со всеми бы своими версиями так.

В Марокко обнаружена вылепленная из глины фигурка, которая никак не может оказаться игрой природы. Возраст — от 300 тысяч лет до полумиллиона.
Канадский антрополог А. Брайан обнаружил в Бразилии череп гомо эректус. Самый обыкновенный, ничем не привлекательный череп — но ему опять-таки «не полагалось» там быть. Теория гласит, что на Американском континенте никогда не было крупных человекообразных обезьян. Естественно, череп самым таинственным образом исчез из Бразильского музея, куда его поместили... (стр. 234 – 235)

«Тайны» такого рода раскрываются обычно без помпы – мелким текстом в конце книги. Это вам не Пильтдаун. Кстати, номерок находки не укажете? Тогда его судьбу проследить гораздо проще. Я не исключаю, что его история оказалась более прозаичной, и он остался в том же музее, только табличка поменялась. Но проверить это нельзя, так как информация уже изначально подана так, чтобы не дать возможности отследить правду – только «клюквенная» часть.

Иногда мне думается, что следовало бы создать «научную полицию» — как существует налоговая, дорожная, морская. В задачу научной полиции как раз и входило бы присматривать за деятельностью ученых вроде археологов, палеонтологов и антропологов — чтобы при защите своих устоявшихся теорий не переходили к грязным методам. А параллельно не мешало бы принять особый раздел уголовного кодекса, касающийся как раз ученых махинаций: запретить законодательно скрывать «неудобные» находки и притеснять тех ученых, кто осмеливается высказывать нестандартные точки зрения.
В самом деле, получается как-то странно. Есть законы, карающие за злоупотребление властью — но касаются они исключительно государственных чиновников и сотрудников силовых структур. Есть законы, карающие врача или строителя за профессиональные ошибки, повлекшие за собой тяжелые последствия. Но в то же время ученые мужи преспокойно сломают при нужде и жизнь, и карьеру автору «неудобных» находок или гипотез, но при этом не существует статьи, по которой их можно притянуть к суду.
Человека, который украл чужой бумажник, в любой стране мира отправляют в тюрьму. Человека, который скрыл «неудобную» находку и тем, без преувеличений, ограбил все человечество, лишив его возможности получить полную информацию, не оштрафуют даже на копейку. Неправильно получается... (стр. 235)

Это очень хорошо. Справедливо. По-умному. Я бы даже сказал, прямо, остро и открыто. Вопрос ребром, можно сказать. Я рад, что Бушков поднял этот вопрос, можно сказать, открытым текстом, товарищи! Ура!
Итак, довожу до сведения Вашего Сиятельства, что в настоящее время имеют место обстоятельства, напрямую связанные с указанными явлениями…
Что, почуяли что-то недоброе? А то! Хорошие вещи в такой форме до сведения не доводятся…
Итак, о чём я? Идея очень хорошая – она пойдёт только на пользу науке. Радея за правду, и отвергая всяческие проявления двойных стандартов, я, со своей стороны, прошу ради справедливости обратить внимание на заявления креационистов. Эта братия усиленно ставит палки в колёса науки и наводняет сознание обывателя совершенно абсурдными умопостроениями, которые непрофессионал принимает за правду из-за особенностей их подачи. Кроме того, они замечены в приписывании учёным (не называя по именам, а адресуя мысль на счёт «учёных» вообще) заявлений, которые никто из специалистов и авторитетов в науке не высказывал. Ради придания правдоподобности собственным построениям креационисты могут идти на откровенный обман, игнорируя или избирательно цитируя сведения, изложенные в научной литературе, которой пользуются для «доказательства» собственных построений.
Кроме того, я прошу обратить особое внимание на сторонников не-симиальных теорий происхождения человека (тех, кто считает, что не от обезьяны), сторонников наличия на Земле разного рода супердревних цивилизаций и авторов различных «запрещённых археологий». Их построения, не имея твёрдой доказательной базы, и одновременно являя множество внутренних противоречий и нестыковок с данными смежных наук, публикуются огромными тиражами и тем самым наносят вред мировоззрению подрастающего поколения, формируя в их сознании заведомо ложную картину мира. Одна из этих книг, как видно из всего настоящего анализа – книга А. Бушкова «Планета призраков».
Есть также один вопрос на засыпку: а кто повяжет колокольчик на шею кота? В смысле, кто будет определять, где истина, а где ложь?
Ответственность должна быть обоюдной. И я очень желаю видеть на «скамье подсудимых» таких личностей, как М. Кремо, Х. Яхья, С. Головин, Д. Гиш, Дж. Сарфати и прочих. Догадываетесь, что их объединяет? То-то же… Один самобытный красноярский писатель, гордый своим дилетантизмом, также вполне может угодить на эту же самую скамью из-за книги, главу из которой я тут разбираю уже не одну страницу.

Предмет, конечно, крайне деликатный, возможны судебные ошибки и тому подобные печальные инциденты. Но разве из-за того, что в нынешней системе правосудия судебные ошибки случаются до сих пор, закон перестал бороться с преступниками?
Существует строгий контроль за дорожным движением, оборотом оружия, плаванием по воде на маломерных суденышках, медицинской практикой, техникой безопасности при строительстве и множеством других сфер человеческой деятельности. И только в некоторых научных дисциплинах царит махновская вольница, тамошние злоупотребления остаются совершенно безнаказанными, хотя безусловно представляют собой нешуточную общественную опасность: в демократическом обществе недопустимо утаивание какой-либо информации только потому, что информация эта противоречит чьим-то научным теориям или устоявшимся взглядам той или иной научной школы... (стр. 235 – 236)

С целью повышения демократизации общества рекомендую выстроить на Красной площади мечеть, синагогу, пагоду, капище Перуна, храм богини Кали и святилище культа вуду. Ибо демократия, и необходим равный доступ к информации религиозного плана. В школах требую переписать учебники географии, снабдив их в равной степени описаниями плоской Земли по библейской картине мира и мнению Косьмы Индикоплова, земли на спине огромной свиньи (согласно папуасским верованиям), а также земли на рогах огромного быка, стоящего на спине рыбы Багамута (если приверженцы учения Мухаммеда не врут). Впрочем, земля может стоять и на спинах четырёх быков, если добавить к этому старинные славянские верования. Всю кашу хорошенько перемешать, приправить солёными комментариями и большими порциями загружать в неокрепшее и некритичное сознание учеников средней школы.
Что же касается какой-то «вольницы», которую Бушков открыл в науке, я могу сказать только одно. Всякая наука основана на некоторой совокупности фактов, которые выстраиваются в определённого рода систему. И «вольница» находится строго в рамках этих фактов. Игнорирование фактов в науке – верный путь на обочину и в забвение. Естественно, что появление новых фактов заставляет пересматривать толкование всего массива предыдущих фактов, прямо или косвенно затрагиваемых в ней. И потому неудивительно, что мнения так часто пересматриваются – это нормальный процесс постоянного поиска, но никак не «вольница».

Поскольку странных, «неправильных» находок за последние два столетия накопилось предостаточно, им будет отведена вся следующая глава, куда отобраны примеры, наиболее заслуживающие доверия и беспристрастного рассмотрения. (стр. 236)

Подведу небольшой промежуточный итог. Думаю, вполне очевидным будет тот факт, что на заре развития антропологии количество находок ископаемых гоминид было небольшим. Ясно, что, если поиски начаты сравнительно недавно, фактического материала из области палеонтологии (про другие области науки специально не говорю) было немного. И построение модели эволюции человека в виде прямой линии без «ветвей» не противоречило фактическому материалу. Позднее, когда появились новые находки, пришлось пересматривать ранее устоявшиеся взгляды. В этом нет ничего страшного – отказ от прежней модели по причине появления новых фактов не является чем-то экстраординарным. Появление новых находок ископаемых людей и гоминид лишь увеличивает знания в области палеоантропологии и приближает к истине. Вообще, построение родословного древа людей (и любых других живых организмов, на любом уровне) можно сравнить с построением графика в математике. Представьте себе, что вам дали некую плоскость, на которой расположены две точки. И попробуйте построить по ним график функции, и заодно вывести формулу этой самой функции. Ясно, что эти две точки лишь приблизительно описывают график – мы знаем лишь то, что график проходит через эти точки. Но его поведение при иных значениях переменной может быть совершенно непредсказуемым.

Глава пятая

ТО, ЧЕГО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ

Уже девятнадцатый век оказался довольно богат на странные находки. Одно немаловажное уточнение: в те времена еще не знали, что эти находки «неправильные», поскольку нынешние теории происхождения человека и его возраста еще просто-напросто не появились на свет. А это, согласитесь, повышает доверие к подобным находкам: они ничему еще не противоречили, а значит, не могли быть умышленной фальсификацией ради сенсации. Это во времена «пилтдаунского человека» хронологическая шкала уже была составлена и объявлена единственно верной... (стр. 237)

Эта глава, как я могу предположить, списана Бушковым из книг Майкла Кремо и его последователей. Я, конечно, не Шерлок Холмс, чтобы проводить следствие по каждой находке, и потому приветствовал бы труд людей, которые отважатся на это. Пока же я лишь отмечу, какие черты сообщений Кремо/Бушкова и пр. вызвали у меня определённый скепсис.

1) Годы, когда сделана та или иная находка. Большинство находок датировано концом XIX века и началом ХХ века, и тут же указан оцениваемый возраст находки в миллионах лет. В это время абсолютная геохронологическая шкала ещё не была известна, и возраст находок в миллионах лет определялся чисто умозрительно, с огромным разбросом. Вызывает подозрение тот факт, что никогда не указывается горизонт, в котором была сделана та или иная находка. Между тем, шкала относительной датировки в то время уже существовала, хотя определённую трудность представляло собой соотнесение отложений Южной Америки с отложениями Старого Света. До сих пор в научной литературе предпочитают пользоваться местными, южноамериканскими названиями ярусов отложений. Но в любом случае, нет никакой привязки находки к конкретным отложениям. Глубина находки в метрах не имеет значения – в зоне интенсивного осадконакопления относительно молодые отложения могут иметь большую толщину.

2) Звери, в смысле, иные животные, находимые рядом со скелетами и орудиями, также не названы. «Носорог», «олень», «морская корова», «кит»… Это, знаете ли, «на лугу пасутся ко…», как в давешней детской песенке. Соответственно, по таким названиям также невозможно сделать привязку к определённому геологическому периоду. Время существования тех или иных родов крупных животных уже достаточно хорошо известно, и по нему можно было бы проверить «привязку» слоя отложений к тому или иному геологическому периоду.

3) «Неправильным» во всех перечисленных Бушковым (вслед за иными господами, полагаю – сам он вряд ли собрал бы столько «клюквы») случаях оказывается только одно существо – человек. Если бы «ниспровергатели» в наши дни нашли, допустим, в несомненных юрских отложениях скелет (даже неполный) современной вороны, это оказалось бы гораздо более чувствительным ударом для теории эволюции, чем «аномальные» находки, которые сейчас уже не проверишь и не изучишь. Пока же прочие животные вполне согласуются с палеонтологической летописью, в определённом порядке сменяя друг друга, и только человек выделяется на этом фоне, как бельмо на глазу. Списков «аномальных» ворон, мышей и кроликов (специально перечисляю широко распространённые роды животных) пока нет.

4) Разброс оценок возраста. «От 2 до 55 миллионов лет», «55 — 38 миллионов лет назад», «от 250 тысяч лет до почти двух миллионов», «от 33 до 55 миллионов лет», «от 360 до 408 миллионов лет», «Минимальный возраст пласта — 286 миллионов лет. Максимальный — 320 миллионов», «от 9 до 55 миллионов лет»… Хочется добавить: «от нуля до плюс (или минус – кому как нравится) бесконечности». Сами понимаете, современные методы абсолютной датировки дают куда более точный результат, без подобного разброса (в иных случаях в десятки раз!). Ясно, что для очень древних отложений погрешность в несколько десятков миллионов лет простительна, но для кайнозоя – увольте-с… Тем не менее, нигде нет связи с относительной датировкой, которая, как ни парадоксально, точнее абсолютной указывает на период образования пласта с «аномальной» находкой, точнее сказать, на его положение относительно остальных пластов.
Значительное количество находок приходится на США. Вполне объяснима и эта тенденция: молодое государство, не имевшее на тот момент собственной многовековой истории, утверждалось на мировой арене. Поэтому могу предположить, что для тогдашних геологов и археологов найти нечто, делающее это государство «самым-самым» - дело чести.

5) Строгая дозировка материала – не больше и не меньше, чем в первоисточнике, с которого списывался «неописуемый случай» (© Е. Петросян). Ни одна история не имеет продолжения типа: «… в 199_-м (200_-м) году учёные Х-ского университета исследовали данную находку, и выяснили: ХХХХХХХХ». У этих находок есть только прошлое – тысяча восемьсот, или тысяча девятьсот лохматый год – но нет настоящего. Где они сейчас, куда ведут их следы? Почему из книги в книгу кочуют лишь старательно копируемые схематичные чёрно-белые рисунки? Почему нет «свежих» фотографий и результатов исследований? Вряд ли здесь подходит слово «сокрытие». Скорее всего, авторы «клюквенного» источника пропустили написанные мелким шрифтом статейки, где подробно рассказано о результатах исследований, не оставляющих права на жизнь таким «сенсациям».

6) Резкое прекращение поступления околоантропологической «клюквы» во второй половине ХХ века. Стоит заметить, что «кошерные» кости мамонтов в отложениях плейстоцена и кости динозавров в мезозойских отложениях по-прежнему встречаются в большом количестве, и даже в большем, нежели в XIX и начале XX века. Ведь ведутся массовые раскопки, открываются целые месторождения ископаемых живых организмов, появляются новые методики изучения. И в таких условиях «аномальные» находки людей (если, конечно, они имеют место быть как объективный факт) должны встречаться намного чаще. А заодно и изучаться должны тщательнее.

Следует особо подчеркнуть: все перечисленные находки были сделаны не шарлатанами или «джентльменами-любителями», а достаточно серьезными профессионалами, сплошь и рядом с учеными званиями, сотрудниками престижных научных учреждений. Однако «правильные» ученые относились к ним именно как к шарлатанам.
Порой случаются вещи совершенно сюрреалистические. В 50-х годах XX столетия антрополог Национального музея Канады Т. Ли нашел каменные орудия первобытного человека в слоях, согласно единодушному мнению нескольких серьезных геологов, имевших возраст от 70 до 125 тысяч лет. Поскольку находка предстала жуткой ересью, открывателя, когда он принялся упорствовать, быстренько уволили из музея. Директор музея поначалу пытался протестовать — тогда уволили обоих. Тонны найденных каменных инструментов канули в запасники. А сюрреализм тут в том, что после всего этого место раскопок... сделали туристической достопримечательностью! Вот только датировки повсюду уже были проставлены «правильные»...
Главный критик «еретической датировки», антрополог Мичиганского университета Гриффин, быстренько сформулировал критерии, которым должна отвечать «правильная» находка:
1. Ее изучение проводится сразу несколькими геологами.
2. На месте раскопок должны быть обнаружены различные орудия и следы их обработки, а также хорошо сохранившиеся останки животных и скелетные останки человека.
Горький юмор тут в том, что едва ли не все «правильные» находки никак не отвечают «стандарту Гриффина!» Там, где находят каменные орудия, сплошь и рядом нет костей человека или животных, и наоборот. А геологи (тем более в количестве «нескольких») далеко не всегда присутствуют на раскопках. К слову, Дюбуа работал при полном отсутствии геологов на сотню миль вокруг. Как и многие другие корифеи и основоположники, чей авторитет Гриффин ничуть не оспаривает... (стр. 241 – 242)

А вот тут стоит немного поправить Бушкова, поскольку он явно завирается… В кухонных кучах древнего человека находят достаточно остатков животных и растений, а также обломки орудий труда. На стоянках австралийских и мадагаскарских аборигенов находят кости местных животных, опалённые огнём и поцарапанные каменными орудиями. Даже на раскопках Эжена Дюбуа встречаются и кости животных, и кости человека прямоходящего в одних и тех же отложениях. Это описано хотя бы в книге Ларичева «Сад Эдема», которую Бушков включил в список использованной литературы.

1958 год, штат Техас. Обнаружены каменные орудия, наконечники копий из кремня, а также кострища, возраст которых — 38 тысяч лет. Мнение «правильных» ученых: либо подлог, либо ошибка с радиоуглеродным анализом. Открыватель, Г. Александер, горько пошутил по этому поводу: «Прежде чем делать какие-то спорные заявления по древним людям, сначала нужно заручиться поддержкой адвоката...» (стр. 242)

А каково современное состояние дел вокруг этой находки, первоисточники не сообщают? Тем более, радиоуглеродный анализ в то время использовался для определения возраста гораздо более молодых находок.
В книге А. Н. Олейникова «Геологические часы» (Л., «Недра», 1987), глава «Совсем недавно», сказано следующее:

Радиоуглеродный метод прочно вошел в практику геохронологических исследований. Первоначально с его помощью удавалось более или менее достоверно датировать только те отложения, возраст которых не превышал 20 тыс. лет. Сегодня же в массовом масштабе проводятся анализы, позволяющие осуществлять датирование в пределах последних 50-60 тыс. лет. А разработанные приемы обогащения проб радиоуглеродом и использование высокоточной техники открывают перед этим методом еще более широкие перспективы и разрешают изучать события, произошедшие до 70 тыс. лет назад. Определился и верхний предел действия метода - около 1000 лет; объекты моложе этого возраста дают слишком большие погрешности.

Обращаем внимание на год находки, и делаем соответствующие выводы. Естественно, что о современном состоянии дел с данной находкой Бушков стыдливо умалчивает… А жаль.

Еще несколько примеров «неправильных» изделий человеческих рук.
1872 год, Англия. Найдено изрядное количество акульих зубов, определенно представлявших собой остатки древнего ожерелья — посередине каждого зуба была просверлена дырочка. Это очень напоминало работу туземцев Южных морей, в то время мастеривших именно такие ожерелья. Достаточно серьезные специалисты привели убедительные аргументы в пользу того, что это — изделие человеческих рук, а не работа, скажем, моллюсков. Одна незадача — просверленные зубы были найдены в слоях, возраст которых составлял от двух до двух с половиной миллионов лет. А потому нетрудно представить себе последствия. (стр. 242 – 243)

Могу предположить, что сработало нечто вроде «испорченного телефона»: зубы действительно могли быть древними и принадлежать акулам, жившим в означенное время. И находить их можно в слоях отложений соответствующего возраста. А просверлили их вполне обычные, не «аномально древние» первобытные люди, причём не все когда-либо найденные зубы данного вида акул, а лишь те, которые пошли на изготовление злополучного украшения. Примеры использования людьми ископаемых остатков достаточно известны. Например, индейцы Северной Америки брились ископаемыми акульими зубами. Не исключено, что здесь имеет место тот же самый случай.
Опять-таки, находка весьма давняя, и вполне возможна изначальная ошибка в определении возраста. Тем более, в XIX веке не умели определять абсолютный возраст находок. Поэтому безоговорочно доверять таким сведениям не стоит – есть вероятность просто повторить и растиражировать ошибку прошлого уровня развития науки. А более новых сведений по этой же находке нет, что полностью обесценивает сообщение.

1874 год. Фрэнк Калверт (тот самый, с которым мы уже знакомы по «делу Шлимана») раскопал в Турции кость дейнотериума (ископаемого животного, напоминавшего слона) с вырезанными на ней фигурками животных. И тут же — каменные орудия и разломанные кости. Уточнение: дейнотериум обитал от 25 миллионов до 5 миллионов лет назад.
Самое смешное, что «стоянка Калверта» в точности отвечала всем стандартам «правильных» раскопок: поскольку рядом с костями обнаружились и каменные орудия. Однако «правильные» заявили, что именно это идеальное соответствие всем стандартам... «слишком идеально, чтобы быть правильным». Другими словами, правило игры они меняют на ходу, исключительно в свою пользу.
(стр. 243)

Стоп-стоп-стоп! Притормозите, пан Бушков! «Дейнотерий» не названного вида из Турции вполне мог быть моложе, чем приписываемый ему возраст (от 25 до 5 миллионов лет). Хотя бы то, что он был современником австралопитеков и человека умелого, делает его «моложе»: по данным «официальной науки», он жил в Африке и в плейстоцене (заведомо позже 5 миллионов лет), и его кости вполне могли нести на себе следы ударов орудий человека, о которых говорится в первоисточнике. Загляните ради любопытства в книгу Ламберта «Доисторический человек. Кембриджский путеводитель» (№ 70 в вашем списке использованной литературы. Вы её всё-таки использовали, или как?), и на странице 117 увидите дейнотерия, упомянутого среди представителей плейстоценовой фауны (2 – 1,5 млн. лет назад). Что до фигурок, вырезанных на нём… Мамонт тоже вымер, а его бивни и поныне используются для резьбы и изготовления разных произведений искусства. В Италии на одной могиле этруска нашли окаменелый ствол давно вымершего саговника рода цикадоидея. Но ведь не сажали же на его могилу этот самый саговник!

Парочка самых любопытных примеров из этого необозримого множества.
1912—1914 гг., Аргентина. Флорентино Амегино, серьезный геолог с мировым именем, тогдашняя «суперстар», обнаружил грубо обработанные кремневые орудия, надрезанные и обожженные кости, следы древних костров — в ненарушенных скальных породах возрастом примерно в 3,5 миллиона лет. Там же он нашел шейный позвонок, который сам посчитал принадлежащим кому-то из предков, но знаменитый антрополог Горчичка определил в нем человеческий и, кстати, именно на этом основании объявил открытия Амегино фальсификацией — теория против! Человеку современного типа жить в столь седой древности не полагается!
Наученный горьким опытом, Карлос Амегино, родной брат Флорентино, едва обнаружив каменные орудия, вызвал комиссию из четырех самых авторитетных геологов Аргентины, занимавших важные посты. Тщательно обследовав место находки, высокие персоны пришли к выводу: раскопки велись в полностью ненарушенных слоях возрастом от двух до трех миллионов лет.
Уже после отъезда комиссии Амегино раскопал интереснейшую вещь: бедренную кость токсодонта (вымершего животного вроде носорога), в которой накрепко застрял каменный наконечник метательного орудия. Кость находилась в слое, который сформировался опять-таки три миллиона лет назад. Чуточку позже обнаружился кусок позвоночника той же зверюги, в котором засели сразу два наконечника.
Никто эти сенсационные находки не объявлял фальсификацией. О них просто помалкивают вот уже почти сто лет — ну не вписываются они в схемы и теории, что тут поделаешь...

Почему помалкивают? Говорят, и вполне чётко говорят. Только не всем это нравится. В частности, не нравится любителям «нетрадиционной антропологии».
Токсодон был одним из последних представителей нотоунгулятов – эндемичного южноамериканского отряда млекопитающих. Предполагается, что последние токсодоны жили около 16 500 лет назад, и, в принципе, могли стать жертвами первых людей, добравшихся до Южной Америки (в Северной Америке человек появился гораздо раньше; специалисты называют цифры до 38 000 лет назад). Во вполне официальной литературе упоминается, что ископаемые остатки токсодонов часто сопровождаются находками наконечников древних стрел. Кроме того, исчезновение вида из палеонтологической летописи происходит несколько раньше, чем фактическое вымирание последних живых представителей данного вида. И потому не исключено появление ещё более молодых находок, нежели ранее установленные.
Кроме того, в 1912 – 1914 годах ещё не было разработано точных методов абсолютной датировки возраста горных пород. А отложения Южной Америки, помимо прочего, не соотносятся с периодами, выделяемыми для кайнозойской эры (палеоцен, эоцен, олигоцен, миоцен, плиоцен, плейстоцен, голоцен) на остальных материках. До сих пор для них применяют устоявшуюся систему местных названий (сравните с предыдущими периодами: риочикий, касамайорий, мустерсий, дивисадерий, десеадий, колеуапий, сантакрусий, фриасий, часикий, уайкерий, монтеэрмосий, чападмалалий, укий, энсенадий, луханий). Попытки связать по времени южноамериканские отложения с отложениями Старого Света часто оказывались ошибочными. Очевидно, здесь также имеет место использование ошибочной датировки из какой-то старой книги, неправомерно «состарившее» позднеплейстоценовые отложения.
Кроме того, Флорентино Амегино, несмотря на свою известность, также ошибался. Например, он считал, что представители ряда групп млекопитающих Старого Света впервые появились в Южной Америке. Так, среди находок появились Archaeopithecus (досл. «древняя обезьяна», фактически копытное), Notopithecus (досл. «южноамериканская обезьяна», фактически копытное), Notohippus (досл. «южноамериканская лошадь», фактически копытное отряда нотоунгулятов), Archaeohyrax (досл. «древний даман», фактически копытное отряда нотоунгулятов).
Есть ещё одна пикантная деталь в работах Флорентино Амегино… О ней рассказал в интервью для радио «Свобода» доктор биологических наук Александр Кузнецов, сотрудник Зоологического музея. Вообще, интервью его довольно интересно для нас. Странно, что Бушков им не воспользовался при написании своего пасквиля. Итак…

Но Флорентино Амегино еще в 1884 году написал теоретическую работу, в которой примерно описал, как должны выглядеть предки человека и разбил на стадии, дал названия. Непосредственного предка человека он назвал протогомо – дочеловек, который до него был – это дипротогомо, который еще до него - это трипротогомо и самый задний во времени тетрапротогомо. А перед этим шли уже не «гомо», а кто-то обезьяны какие-то. Еще приятный момент был в том, что раз Флорентино Амегино решил, что эволюция дошла от обезьян до человека в Южной Америке, то оттуда человек расселялся по всему миру. Более того, самое забавное при таком подходе приходится принять, что горилла, шимпанзе и орангутанг, то есть человекообразные обезьяны, высшие самые обезьяны - это не какие-то ступени рядом с человеком, но не дошедшие до него, а это уровни деградации. Он считал, что примерно 20 миллионов лет назад по мосту, а тогда была теория не континентов, а мостов сухопутных, по мосту из Южной Америки в Африки перебрались предки тетрапротогома и трипротогома, что-то в таком духе. В общем они начали переселяться в Африку, потом переселились по всему Старому свету и там уже некоторые из них деградировали и превратились к нашему времени в горилл, шимпанзе и орангутангов. Такую написал прямолинейную схему. И потом, как он стал директором музея естественной истории, начали обнаруживаться находки этих стадий прямо в Аргентине, а не где-нибудь в Африке или еще. То есть в самом начале предсказал, потом стал находить. Причем находить не то, что в новых экспедициях, а среди старых ящиков, костей.

Первое, что он нашел, как раз самого старого тетропротогомо. В 1907 году он это опубликовал. Обнаружилась сразу бедренная кость в музее Буэнос-Айреса с точки Монте-Эрмосо, как утверждается, черного цвета и рыжего цвета первый позвонок, то есть атлант, в музее Лаплаты, который это уж точно не он собирал, потому что в Лаплату его коллекции не поступали, это была первоначально конкурирующая организация, и кости от Карлоса туда не поступали никогда. Вот когда они стали дружить, превратившись в официальные организации достаточно, нашелся в музее Лапланты атлант, который он посмотрел и думает, что вот как раз то, что я ожидал увидеть для тетрапротогомо, и бедро, что я описал для тетрапротогомо. Еще через два года в 1909 году в Буэнос-Айресе нашлась крыша черепа дипротогомо. То есть трипротогомо и протогомо не нашлись, а вот «тетра» и «ди» нашлись. От «тетра» бедро и атлант из Монт-Эрмосо, а от дипротогомо крыша черепа из самого Буэнос-Айреса, которую нашли при рытье доков.

… главный физический антрополог того времени, работавший в Соединенных Штатах Алеш Грдличка, по происхождению чех, европейское образование получил, через год после публикации работы по дипротогомо, в 1910 году он выехал на место, чтобы разобраться и лично с Амегино все смотрел, делал слепки, увез с собой слепки, все фотографировал, такой дотошный человек исключительно. И в общем-то практически во всем, что было на тот момент, он разобрался. Приехал он туда в 1910 году, опубликовал большую книжку про это дело в 1912 году. Вот он приехал, за два года подготовил опровергающую работу, в 1912 году он ее опубликовал, но беда была в том, что в 1911 году умер Флорентино Амегино и опровержения официального он не увидел. То есть, конечно, Алеш Грдличка держал его в курсе дела, он не скрывал, что он не согласен, а он не согласен в итоге анализа своего стал, хотя сначала он питал оптимизм по поводу теории Амегино. И это была беда. Потому что к тому времени, как я уже упомянул, политикам аргентинским идея очень понравилась, что человек произошел у них, коренной аргентинец это открыл, и они устроили прославление Амегино, которое никому на пользу не идет. И в момент этой славы выходит мощное опровержение, причем сразу после смерти Флорентино Амегино и в ужасную ситуацию попадает Карлос Амегино, который никогда в общем-то статей не писал, а только копался в земле. Ему приходится отстаивать честь брата, и он продолжает писать в том же духи статьи, только уже не такие объемистые, как старший брат, а маленькие, поскольку писать он не привык.

Интересно, верно? Сначала выходит работа с «протогомо», «дипротогомо, «трипротогомо» и «тетрапротогомо», а затем они ищутся… Напоминает Геккеля, верно? Вот только Геккеля с его бедным «питекантропом» Бушков обсмеивает, как может, а на старика Амегино с ажно четырьмя (!) столь же теоретически выведенными «предками человека» почему-то даже зубом не клацнет. Предвзято, очень предвзято… А ещё забавно, что Бушков указывает дату обнаружения «аномальных» образцов – 1912 – 1914 годы, тогда как сам Флорентино Амегино умер в 1911 году. Есть повод поржать. Что молчим?

Отдельный разговор — об интереснейших находках, сделанных в Калифорнии во времена «золотой лихорадки». Поначалу там, как описано у Брет Гарта и Джека Лондона, одиночки сидели со своими лотками по берегам рек и речушек. Но потом появились крупные компании и повели дело на широкую ногу: били шурфы, прокладывали в горных склонах туннели, а то и настоящие шахты протяженностью в сотни метров, на большой глубине.
Тут-то и посыпались сюрпризы...
Рудокопы стали обнаруживать каменные орудия — многие сотни! — а также человеческие кости. В одном из шурфов Столовой горы на глубине более 60 метров нашли каменную ступку и пестик — в слоях возрастом от 33 до 55 миллионов лет. Стали вести горизонтальный проход от вертикального шахтного ствола — и на глубине 55 метров нашли человеческую челюсть. На глубине 18 метров, в фавии, лежащем под твердыми базальтами — каменный топор.
Овальный предмет из темного сланца, с вырезанной на нем дыней и листочками (от 33 до 55 миллионов лет).
Каменные ступки и тарелки, обсидиановые наконечники копий, мраморная бусина и человеческие кости... Находок было превеликое множество — и все до единой в слоях насчитывавших многие миллионы лет.
Проще всего объявить это очередной подделкой. Но, во-первых, «неправильных» находок было слишком много, а во-вторых, что гораздо важнее, их обнаружили люди, для которых все это было лишь досадной помехой, то есть золотоискатели — люди совершенно неромантичные и стремившиеся в первую очередь нажить себе капиталец, побыстрее отыскать драгоценный желтый металл. Трудно представить, чтобы они в массовом порядке отвлекались от поисков золота ради вульгарного розыгрыша, который не принес бы никому из них ни цента прибыли. Телевидения и бульварных газет с миллионными тиражами тогда не существовало, никто не платил горнякам денег за интервью, никто не пытался покупать у них находки хотя бы за мизерные суммы. Для розыгрыша не было ни малейших внятных стимулов. Вряд ли золоторудная компания пришла бы в восторг, узнав, что ее рабочие и инженеры, вместо того чтобы заниматься делом, за которое им платят длинный доллар, в массовом порядке изготавливают сотни подделок, а потом их «обнаруживают» с единственной целью подшутить над учеными мужами. К тому же, повторяю, в середине XIX века никто и не знал, что эти находки — «неправильные»... (стр. 245 – 247)

Мало того. Тогда даже работа Дарвина ещё не вышла в свет, не говоря уже о возможностях датировки возраста горных пород, которые появились только в следующем, XX веке. Поэтому есть основание считать эту информацию фальшивкой, состряпанной позже.

Интересно, что к калифорнийским находкам весьма серьезно относился сам Альфред Уоллес, основоположник и столп. Он писал по этому поводу: «Правильным отношением к свидетельствам, говорящим о более глубокой древности человеческого рода, должна быть их регистрация... И ни в коем случае нельзя, как сейчас часто поступают, их игнорировать как нечто недостойное нашего внимания, подвергать авторов этих открытий дискриминационным обвинениям в мошенничестве или называть их самих жертвами мошенничества». Правда, с восхитительной нелогичностью он тут же уточнял: «А использовать их надо выборочно, то есть тогда, когда они согласуются с существующей теорией». Цинично и откровенно. Именно так и будут поступать в будущем ученые мужи — если факты противоречат теории... Бедные факты! (стр. 247)

Так и поступают сторонники «запретной истории человечества» - используют только то, что подходит под их теорию. При этом на одну «принятую» находку приходится множество отброшенных, не принятых во внимание. А ведь по идее, подход должен быть прямо противоположным: должно приниматься множество находок, согласующихся, как минимум, друг с другом, и с подозрением следует относиться к «выродкам», находкам, выпадающим из общей картины. Но это не значит, что их следует отбрасывать или молоть в порошок и использовать в ритуальных жертвоприношениях секты атеистов-дарвинистов. Их надлежит подвергать особенно вдумчивому изучению, при котором заодно будет установлена причина их «аномальности».

Еще одна подборка «еретических» находок.
Франция, 1786—1788 годы. Рабочие, добывавшие в каменоломне известняк, между его пластами на глубине 12— 15 метров под одиннадцатью пластами камня, в слое мягкого песка, обнаружили куски каменных колонн, обработанный известняк, монеты и окаменевшие деревянные инструменты — что было подробно описано в вышедшем тогда же труде графа Бурнона «Минералогия».
Вот это, по-моему, достовернейшее свидетельство. В конце восемнадцатого века вообще никто не занимался еще вычислением хронологии существования человека — а потому о подделке и речи не идет. Подделывают то, что имеет соответствия существующим теориям (или им же противоречит)...
1830 год, США, Филадельфия. В каменоломне, распилив мраморную глыбу, добытую с глубины не менее двадцати метров, обнаружили странные вырезы, напоминавшие рельефные изображения букв.
1844 год, Шотландия. В глыбе песчаника, имевшей возраст от 360 до 408 миллионов лет, обнаружен вмурованный в породу железный гвоздь.
1844 год, Англия. В каменоломне, в слоях возрастом не менее 300 миллионов лет, обнаружена вмурованная в породу золотая нить.
1852 год, США, Массачусетс. В карьере при взрывных работах найдем металлический сосуд, разломанный взрывом пополам. Как следовало из результатов осмотра, он был вмурован в цельную породу на глубине около пяти метров.
1871 год, США, Иллинойс. При бурении колодца на глубине 35 метров найдена круглая металлическая пластинка с грубыми изображениями и непонятными знаками. В том же округе найдены медное кольцо и багор (с глубины 36,5 метров). На меньших глубинах — железный резак наподобие гарпуна, гончарные изделия и каменные трубы. Возраст слоев — самое малое 50 тысяч лет, но встречаются и каменные пласты, которым сотни миллионов лет.
1889 год, США, Айдахо. При бурении скважины (при этом был пройден слой твердого базальта) с глубины в 97 метров извлекли множество странных глиняных шариков, а потом и сделанную из такой же самой глины грубую фигурку женщины. Привлеченные специалисты отметили, что налет окислов железа на фигурке (в том числе и в труднодоступных местах) исключает подделку. Возраст пластов — 2 миллиона лет. Сверху статуэтка упасть не могла — при бурении в скважину тут же забивали чугунные трубы.
1891 год, США, Иллинойс. В глыбе каменного угля, добытой из пласта возрастом не менее 260 миллионов лет, извлечена золотая цепочка.
1912 год, США, Оклахома. Кочегар муниципальной электростанции, разбив молотом большой кусок угля, обнаружил внутри железную кружку, самого обыкновенного вида. Она до конца сороковых годов валялась в частном «музее» некоего собирателя курьезов. Возраст угольного пласта, откуда происходила глыба — 312 миллионов лет.
1922 год, США, Невада. Видный горный инженер и геолог Джон Рэйд, занимаясь разведкой полезных ископаемых, нашел странный кусок камня, на котором отчетливо виднелся отпечаток с подошвы, сохранившейся примерно на две трети. По периметру отчетливо различались стежки, скреплявшие рант с подошвой. Определив возраст окаменелости примерно в 5 миллионов лет, Рэйд привез ее в Нью-Йорк и показал людям серьезным — доктору геологических наук и двум профессорам. Те, посовещавшись, осторожно заметили, что имеют дело с «великолепной имитацией предмета искусственного происхождения». Тогда Рэйд обратился к людям менее титулованным, но тоже знатокам своего дела — обувщикам. Обувщики столь же осторожно сказали, что «данный предмет» имеет вид «сшитого вручную башмака».
Слово самому Рэйду: «Я обратился к специалистам по микрофотографии и химическому анализу из Фонда Рокфеллера, которые в частном порядке сделали фотоснимки находки и подвергли ее анализам, результаты которых подтвердили (зачеркнуто)... каких-либо сомнений в том, что речь идет о подошве обуви, подвергшейся окаменению во время триасового периода... Микрофотографии, сделанные с двадцатикратным увеличением, отчетливо показывают мельчайшие детали перекрученных нитей стежков, их деформации и перекосы, тем самым убедительно подтверждая, что это — именно ручная работа, а не ее природная имитация. Все особенности нитей можно без труда рассмотреть даже невооруженным глазом, да и сами контуры подошвы определенно симметричны. Внутри них, строго параллельно, проходит линия, состоящая из мелких отверстий, проделанных, очевидно, для пропускания стежков. К этому могу добавить, что по меньшей мере двое видных геологов, чьи имена еще не пришло время предать гласности, определили находку именно как подошву обуви, подвергшуюся природному процессу окаменения в триасовый период».
Дополнение: это во времена Рэйда считалось, что триасовый период имел место пять миллионов лет назад. По современным теориям, триас гораздо старше — как минимум 248 миллионов лет... Конец 20-х годов XX века, США, Оклахома. По непроверенным сообщениям, рабочие шахты в городке Уилбертон рассказывали, что нашли в шахте слиток серебра «в форме бочонка, с отпечатками бочарной клепки», а также несколько отполированных бетонных блоков. В пластах каменного угля, возраст которого — не менее 300 миллионов лет. (стр. 247 – 250)

«По непроверенным данным»… Очень хорошо, что сказали. Есть совершенно полное основание отбросить это сообщение. Впрочем, все прочие сообщения тоже. Поскольку:

1) В указанное время абсолютный возраст пород определять не умели;
2) Отсутствует указание на дальнейшее изучение данных находок, да и следы находок таинственным образом пресекаются.
Честно говоря, истории без продолжения порядком надоедают. Причём их набор – на редкость однообразен: все они списаны у М. Кремо.

На протяжении последних десятилетий южноафриканские шахтеры находили сотни странных металлических шаров, из которых по меньшей мере один имел три ряда параллельных глубоких насечек по «экватору». Рульф Маркс, хранитель музея города Клеркедорп: «Шары эти — полная загадка. Выглядят они так, как будто их сделал человек, но в то время, когда они оказались вмурованными в горную породу, никакой разумной жизни на Земле еще не существовало. Я никогда не видел ничего похожего».
Шар с насечками найден в слоях, которым примерно 2,8 миллиарда лет. Самое время вспомнить слова дона Рэбы, сказанные в совершеннейшей растерянности: «Я даже не пытаюсь заглянуть в пропасть, которая вас извергла. У меня кружится голова, и я чувствую, что впадаю в ересь...»
Действительно... Многие находки выглядят так, что голова кружится — точнее, она начинает кружиться, когда речь идет о миллионах, сотнях миллионов лет и даже миллиардах... (стр. 250 – 251)

Голова кружится… Сильно кружится… Вспоминается статья Иосифа Виссарионовича Сталина «Головокружение от успехов»… Уважаемые господа «археологи»! Да-да, именно «археологи», и без кавычек никак не могу вас называть. Вы задумывались над одним простым вопросом: что кушал человек 2,8 миллиарда лет назад? Я уже не спрашиваю о том, чем он тогда дышал… Из чего одежду делал? Чем доменную печь (нашли её, или пока нет?) топил, чтобы те самые шары сварганить? Ни дров, ни угля тогда не было – слишком рано для появления наземной древесной растительности. Далее, как он эти шары такой правильной формы делал? Зачем они нужны были? Что у них внутри находится?
Напомню слова Бушкова из самого начала «антропологического» раздела книги:

Процент кислорода в земной атмосфере опять-таки по какой-то странной «случайности» подгадан под жизнь на Земле. Будь он пониже, горение чего бы то ни было оказалось бы полностью невозможно. Неразумный животный и растительный мир от этого не пропали бы, а вот человек разумный, чья цивилизация держится исключительно на реакции горения в разных ее видах, существовать бы не смог. (стр. 190)

Если эти самые шары нашли в архейских отложениях, которые свидетельствуют о практически бескислородной атмосфере, я вообще удивляюсь, как могла развиваться человеческая цивилизация… Хотя бы сама выплавка этих самых шаров превратилась бы в сплошное мучение, особенно без топлива в виде хотя бы угля, которому суждено отложиться через многие миллионы лет после архея.
Вопросов масса… Пока же эта сенсация выглядит очередной историей без продолжения.
И откровением звучат следующие слова Бушкова:

Никаких сомнений: в каких-то из вышеперечисленных случаев речь непременно идет об умышленных подделках, фальсификациях, газетных «утках» и вымыслах любителей приврать. Но только в некоторых. Очень уж много «еретических» находок, разбросанных по всему свету — и многие из них сделаны при обстоятельствах, которым безусловно верится. Или прикажете признать, что на Земле вот уже двести с лишним лет существует глубоко законспирированное тайное общество фальсификаторов, которые изготовили многие сотни странных, загадочных предметов, а потом на протяжении опять-таки двухсот лет мастерски подбрасывали их в шахты и раскопы, причем ухитрялись обставить все так, что серьезные специалисты, как ни приглядывались, не находили никаких следов фальсификации? Признать, что это общество начало действовать еще в конце восемнадцатого в века, когда о теории эволюции и разговора не было, а современных хронологий человеческого рода попросту не существовало? По-моему, это уже боевик в мягкой обложке, с аляповатой картинкой... (стр. 251)

Я напомню бравые слова Бушкова, высказанные ранее, в самом начале главы:

Следует особо подчеркнуть: все перечисленные находки были сделаны не шарлатанами или «джентльменами-любителями», а достаточно серьезными профессионалами, сплошь и рядом с учеными званиями, сотрудниками престижных научных учреждений. Однако «правильные» ученые относились к ним именно как к шарлатанам. (стр. 241)

Хорошо. «Особо подчеркнули», чтобы как следует «припечатать» тех, кто настроен скептически: вот, мол, не труха эти истории, а самое что ни есть «то самое». А затем начинаются обезьянские ужимки и прыжки – возможны подделки, «утки», фальсификации, типа того… Каким словам Бушкова верить – первым или вторым? Я больше верю вторым, только вместо слова «некоторые» поставил бы «подавляющее большинство случаев», не исключая того, что небольшая часть находок может быть всё же корректной хотя бы в плане того, что они действительно подлинные. Другой вопрос – датировки.
По поводу боевиков Бушков заведомо знает лучше меня: он и настрочил в своё время много-много таких боевиков, как раз в мягкой обложке с аляповатой картинкой. Ныне эти боевики пачками соседствуют со слащавыми любовными романами на лотках скупщиков старых книг. Так что здесь мы читаем оценку специалиста…
Общества фальсификаторов, скорее всего, также нет, а есть ненормальное психическое состояние под названием «паранойя». Но всегда существуют люди, которым хочется стать известными хоть на час. И они вполне могут подбросить такую «утку», и не одну. Есть также вполне естественные случаи непреднамеренных ошибок специалистов, и такую вероятность нельзя сбрасывать со счетов – человеку свойственно ошибаться. Вообще, если сравнить два подхода («утка» и подделка) по трудоёмкости, то окажется, что пустить «утку» гораздо дешевле. Толпе не обязательно показывать «те самые» находки – вдруг среди них окажется ушлый специалист, который сможет легко изобличить шарлатанов? А пустить «утку», снабдив её некими туманными «выходными данными», значительно проще – след находки может «затеряться», её могут «задвинуть», и так далее. Короче говоря, найдётся много поводов «не показать» объект, вызвавший сенсацию, специалистам. Главное – создать общественный резонанс. А далее люди, «проглотившие» эту информацию, станут добровольными, хотя и невольными, распространителями этой информации.
Бушков, если уж взялся за такой труд, как «виртуальные раскопки» столь сомнительной и противоречивой информации, мог бы принести учёному сообществу гораздо больше пользы, если бы не просто констатировал, что часть его «аргументов» является откровенной лажей, а докопался бы до истины в каждом конкретном случае. Пока же его слова об «умышленных подделках, фальсификациях, газетных «утках» и вымыслах любителей приврать» просто обесценивают всю его писанину, поскольку у читателя возникает вполне закономерный вопрос «а где меня пытаются надуть?», и ответа на него у самого Бушкова не найти.

Гораздо логичнее и разумнее будет принять другую гипотезу: Дарвин и его последователи сконструировали чисто умозрительную схему, которая имеет мало общего с реальностью. История человека разумного гораздо длиннее, сложнее и интереснее, чем представляют нам дарвинисты. (стр. 251)

Но что-то свежих подтверждений такой точки зрения пока не видать. Замерло всё на уровне XIX – начала XX века, в то время, как археологические изыскания продолжаются и в наши дни (прямо сейчас, например), и дарят нам новые открытия. И эти открытия почему-то не хотят вписываться в предлагаемую Кремо и примкнувшим к нему Бушковым схему.

В пользу этой гипотезы, сдается мне, гораздо больше доказательств, чем имеется у дарвинистов. Или по крайней мере не меньше...

Увы, неправильно вам «сдаётся». Меньше, намного меньше. «За» теорию эволюции горой стоят абсолютно все находки доисторических живых организмов. А за новоявленную «теорию» - лишь немногие истории, рассказанные М. Кремо, подкреплённые сомнительной свежести находками, недоступными для изучения в силу «пропажи». Даже простое «голосование находками» будет не в пользу данного умопостроения.

1855 год, Англия. Рабочие каменоломни нашли окаменевшую человеческую челюсть. Усмотрев любопытный курьез, ее у них за кружку пива купил местный аптекарь и показал свое приобретение жившему в Лондоне американскому врачу Коллиеру. Тот, в свою очередь, заинтересовавшись, купил челюсть у аптекаря и отправился в ту каменоломню, где ее обнаружили на глубине около пяти метров. Возраст пласта насчитывал около двух с половиной миллионов лет.
Коллиер показал свою находку английским ученым — и тут-то на него, словно лайки на медведя, кучей навалились дарвинисты с самим Гексли во главе — в те времена все еще молодые, задорные, полные энергии и желчи. Основной аргумент был один: челюсть ничем не отличается от челюсти современного человека, а потому нисколько не древняя, современный человек, как учит великий Дарвин, не мог жить миллионы лет назад... (стр. 253)

До опубликования Чарльзом Дарвином книги «Происхождение видов…» (1869 год) остаётся 14 лет… Откуда же появились дарвинисты? И ещё одна тонкость… Абсолютного возраста отложений тогда всё ещё определять не умели, отложения лишь делили на первичные, вторичные, третичные и четвертичные. Откуда циферки-то??? Могу предположить, что позднейшее дополнение, делающее сомнительной всю историю.

1860 год, Италия. Профессор геологии Рагаццони из Политехнического института города Брешия (тоже не дилетант) отправился «в поле» за окаменевшими раковинами моллюсков. И тут...
«Я собирал раковины вдоль коралловой отмели, как вдруг моя рука наткнулась на верхнюю часть черепа, который заполняли кусочки кораллов, сцементированные типичной для той формации зеленовато-голубой глиной. Пораженный, я продолжил поиски и, помимо верхней части черепа, обнаружил и другие кости, в частности грудной клетки и конечностей, принадлежавших, по всей видимости, человеческому существу».
Профессор показал кости двум коллегам-геологам. Те, поразмыслив, решили, что он наткнулся на недавнее погребение очередной «жертвы разбойников». Рагаццони не поверил: «Обнаружил-то я их среди кораллов и морских раковин, и что бы там ни утверждали двое уважаемых ученых, кости, покрытые кораллами, раковинами и глиной, выглядели так, словно их принесло морскими волнами».

Дарвинисты, разумеется, взвыли, как кот, которому отдавили лапу: лодки в плиоцене? Люди современного типа в плиоцене, миллионы лет назад? Ересь! Еще великий Дарвин... (стр. 254 – 255)

До опубликования Чарльзом Дарвином книги «Происхождение видов…» (1869 год) остаётся 9 лет…

… Уинслоу удалось заполучить фрагмент черепа, найденный в другом туннеле под Столовой Горой, на глубине 55 метров, рядом с костями «доисторического» мастодонта. Нашел этот обломок некий мистер Хаббс, человек солидный, бывший государственный чиновник, к шуткам и розыгрышам не склонный – в горизонтальном штреке, отходящем от вертикального ствола шахты, так что «сверху» кость упасть не могла. Хаббс рассказал, что фрагмент черепа пришлось «очищать» от золотоносного гравия. Возраст пласта – от 9 до 55 миллионов лет…» (стр. 258)

Выдержим драматическую паузу… А теперь посмотрим на вещи более трезвым взглядом.
Речь идёт о Калифорнии, время действия – около 1873 года. Да, сразу бросается в глаза возраст пласта. Во-первых, слишком велик разброс, и любой геолог легко сумел бы гораздо точнее определить относительный возраст по характерным отложениям и остаткам живых организмов. А во-вторых, это XIX век, время, когда абсолютную датировку отложений ещё не научились делать.
Наконец, Бушков вслед за первоисточником упоминает о находке остатков мастодонта в тех же местах. Это хорошо. Это сразу даёт в руки некий ключик. Начать стоит с того, что хоботные появились в Африке. Соответственно, до Северной Америки им надо было ещё дойти. Лишь в раннем миоцене Африка соединилась с другими материками и хоботные двинулись на завоевание мира. Лишь в позднем миоцене они добрались до Северной Америки (род Mammut). Соответственно, миоцен закончился около 5 млн. лет назад. То есть, даже при самом благоприятном раскладе кости мастодонта едва вписываются в указанный временной промежуток. И, наконец, мастодонты жили на Земле до конца плейстоцена и были современниками древнего человека. Поэтому нет ничего удивительного в находке их рядом.

1921 год, Аргентина. В тех самых местах, где не так давно раскопали «неправильные» кости доисторического зверя с застрявшими в них каменными наконечниками, найдена нижняя челюсть человека современного вида — в напластованиях, которым, с геологической точки зрения, 2—3 миллиона лет. Реакция та же: человеку современного вида «не положено» жить в столь далекие времена...
Как видим, тенденция налицо: «неправильные» скелеты обнаруживаются в пластах, которым от нескольких сотен тысяч лет до нескольких миллионов — за что насмерть готова стоять геология. Но для дарвинистов геология, похоже, стоит в одном разряде с хиромантией и уфологией... (стр. 261)

Полноте, полноте. Геология для сторонников теории эволюции – как раз один из первейших помощников. Ибо ископаемые остатки живых организмов вполне логично распределены по геологическим эпохам. Нет ни докембрийских кроликов, ни юрских ворон ни триасовых воробьёв. Увы.
Есть другая тенденция – перепроверять все находки, которые имеют «аномальный» возраст. И в этот момент красивая сказка, которую хорошо продавать под цветастой обложкой, уступает место унылой (для некоторых) яви, которая печатается в толстых книжках мелким шрифтом и находит спрос только у специалистов.

А теперь, пожалуй, самое интересное.
1938 год, США, Кентукки. Профессор Бэрроус, декан факультета геологии колледжа города Берреа, сообщил, что на песчаном пляже в округе Роккасл обнаружены окаменевшие следы, да что там, длинные цепочки следов некоего существа, которое передвигалось на двух задних конечностях. Мало того, следы чрезвычайно походили на человеческие: «Каждый след имел пять пальцев и ярко различимый характерный прогиб. Пальцы были широко расставлены, что свойственно человеку, никогда не носившему обуви... Подобно человеческой ноге, ступня существа, оставившего следы, прогибалась назад к пятке, которая тоже выглядела, как у человека».
Это была не просто сенсация — нечто совершенно ошеломительное, не лезущее ни в какие рамки...
Подобных случаев известно уже несколько, и всякий раз официальная наука, не особенно и утруждая интеллект, списывала такие следы на динозавров. Мол, давным-давно там прошагал, естественно, не гомо сапиенс, которому в столь седой древности неоткуда взяться, а обыкновенный двуногий динозавр, оставивший обыкновенные трехпалые следы. За миллионы лет оба боковых пальца — точнее, их отпечатки — стерлись, след среднего чуточку деформировался, вот и получилось нечто похожее на след человеческой ноги, принятый шарлатанами, дилетантами и любителями нездоровых сенсаций за «доказательство» существования людей в невообразимо древние эпохи...
Вот только на сей раз такое объяснение категорически не проходило. Его даже теоретически выдвигать было нельзя... Ужас ситуации заключался в том, что слой окаменевшего песчаника, на котором отпечатались следы, датировался примерно 320 миллионами лет. В те времена на Земле еще не было динозавров. Никаких. Вообще. Не только двуногих, но и четвероногих. Первая рептилия, передвигавшаяся на двух ногах, появилась лишь сто с лишним миллионов лет спустя. Это было ящерообразное создание с лирическим имечком «псевдозухийский текодонт», которое умело бегать на задних лапах, а следов хвоста не оставляло, так как держало его на весу.
А в то время, когда следы были оставлены, планету населяли исключительно четвероногие амфибии, которые не в состоянии были сделать на задних лапах хотя бы пару-тройку шажков, так уж были устроены — как не может пройти и пару метров на задних ногах не приспособленная к тому корова.
Так что ситуация сложилась скандальнейшая: следы были насквозь неправильные, но объяснить их оказалось нечем. Кандидатура динозавра оказалась бы не менее еретической, нежели человека...
А между тем выяснилось, что подобные следы обнаружены не только в Роккасле, но и в нескольких округах в Калифорнии. Мало того, Бэрроусу прислал письмо доктор Гилмор, куратор отделения палеонтологии позвоночных животных Смитсоновского института, который сообщал, что схожие цепочки следов обнаружены в штате Пенсильвания и Миссури... (стр. 261 – 263)

Следы ископаемых организмов – штука полезная. Если их изучить, можно многое узнать. Например, походка ископаемых рептилий реконструируется по следам очень хорошо. Можно рассчитать усилие мышц во время прыжка, выяснить особенности поведения (найдены следы крадущегося динозавра), и так далее. Можно узнать многое из того, что узнал бы опытный следопыт – с поправкой на степень сохранности следов.
Насколько «еретической» является ситуация, упомянутая Бушковым? Вряд ли стоит искать в отложениях такой древности человека. А вот к самим следам стоило бы присмотреться повнимательнее. 320 миллионов лет назад – это где-то середина карбона. Четвероногих тогда было уже достаточно: разнообразные амфибии и рептилии, причём нескольких родословных линий. Специализированных видов с трёхпалыми (вроде птичьих), двупалыми (как у страуса или каких-то парнокопытных) и однопалыми (как у лошади) следами из той эпохи неизвестно. Практически все четвероногие той эпохи обладали четырьмя или пятью (а то и больше!) пальцами на лапах. Теперь представим себе пятипалое четвероногое, ковыляющее по земле. Задние лапы наступают на отпечатки передних ног; когти задней лапы смазывают задний край отпечатка передней лапы, а задний край отпечатка задней лапы «продляет» изначально короткий след и придаёт ему сходство с отпечатком пятки на следах человека. Так следы накладываются друг на друга и у современных животных – у того же ежа, например. Далее привлекаются процессы выветривания, снижающие чёткость отпечатка, и фантазия в дозах от умеренных до ударных, чтобы «дорисовать» утраченное. Вот вам и «человек» каменноугольного периода.

Собственно, после нескольких минут поиска в Интернете удалось обнаружить пресловутые следы Phenanthropus mirabilis. Фото опубликовано в журнале Scientific American 162 (1) (January 1940): 14. На фото видно, что следы совершенно не похожи на человеческие. Да, на них пять пальцев. Но форма ступни совсем не человеческая: отсутствует характерный изгиб, связанный с наличием на стопе свода-амортизатора. На одном из следов (правое нижнее фото) большой палец и мизинец практически не отличаются по размеру. На другом следе (левый верхний рисунок) мизинец выглядит так, словно его подрисовали в последний момент. На левом нижнем фото пальцы на следах расположены нехарактерным для человека образом и пропорции ступни в целом искажены. В целом фотографии производят впечатление неаккуратно ретушированных (в соответствии с желанием?) следов какого-то реального животного, но никоим образом не подлинные человеческие следы.
Поиск в Интернете выявил и другую вещь: фактически следы были обнаружены в 1931 году. В чём причина такой задержки с объявлением об открытии на несколько лет?

После недолгого шока «эволюционисты» кинулись в бой. Некий специалист по индейцам предположил, что эти следы вырезаны краснокожими в старые времена — для каких-то своих ритуальных целей.
Бэрроус изучил следы под микроскопом и пришел к выводу: «Песчинки внутри следов расположены ближе друг к другу, чем вне их, вследствие давления ног неизвестных существ на почву. По периметру следов видны бороздки песчаника, сформировавшегося в результате выдавливания песка ногами». А для надежности профессор обратился к скульптору-профессионалу, который уже в 1953 году тщательно изучил увеличенные фотографии микроструктуры следов, снимки в инфракрасных лучах, а потом заявил: какие бы то ни было признаки «искусственного воздействия» отсутствуют.
Дарвинистов это, понятно, не убеждало. Некоторые заявления с позиций здравого смысла просто невозможно понять. Геолог А. Инголс писал: «Если допустить существование в любом виде людей, или их обезьяноподобных предков, или даже отдаленных предшественников человекообразных обезьян в эпоху каменноугольного периода, то следует признать геологию не наукой, а сплошным шарлатанством и всех геологов заставить переквалифицироваться в водителей грузовиков. Следовательно, наука — по крайней мере на данном этапе ее развития — должна категорически отвергнуть пусть даже красивую сказку о том, что таинственные отпечатки оставило в грязи каменноугольного периода человеческая нога».
Почему он так кипятился, совершенно непонятно — ведь геология вовсе не занимается человеком и его предками, и для нее эти следы не представляют никакой угрозы, не посягают ни на какие основы... (стр. 263)

Ну, тут как раз всё понятно. В геологии есть понятие «руководящие ископаемые». Это остатки характерных живых организмов, которые позволяют идентифицировать отложения, не прибегая к дорогостоящему и долгому анализу. И если окажется, что эта система идентификации отложений неверна, это как раз и потрясёт основы, причём очень основательно. Нужно будет срочно разрабатывать совершенно новые методики проведения геологических изысканий, а геологические карты, составленные на основании прежней методики, можно будет сдавать в макулатуру пачками. А это всё упирается в деньги. В том числе – в деньги добывающих компаний, которые напрямую заинтересованы в точности изысканий и прогнозов. Так что угроза тут самая прямая.
Впрочем, если бы это было так, об этом бы все узнали ещё в далёком XIX веке. Тем не менее, никто пока не отменял понятие «руководящие ископаемые», и отложения каждой геологической эпохи надёжно и нерушимо связаны со вполне определённым набором характерных живых организмов.

А чтобы хоть как-то успокоить расстроенные нервы, Инголс предположил, что следы оставила «неизвестная амфибия» — доказательств существования которой нет и по сей день.
Сам Бэрроус так и не решился идти до конца. Он в конце концов написал обтекаемо: «Существа, оставившие эти следы, еще не идентифицированы». Подобрал им название, конечно, по-латыни, «фенантроп мирабилис», что примерно означает «замечательный, похожий на человека». И далее продвигаться не рискнул. Самое смелое его заявление, сделанное в 1953 году, звучало так: «Они похожи на человеческие. Потому-то они особенно интересны, ведь человек, согласно некоторым учебникам, появился на земле лишь полтора миллиона лет назад».
Стоит ли упрекать солидного человека за то, что ему не хотелось «дразнить гусей» и вступать в бой с ордой разъяренных дарвинистов, о которых давно было известно, что они готовы на любую подлость?
Как бы там ни было, следы существуют по-прежнему, объяснения с точки зрения официальной науки по-прежнему не имеют, а потому о них стараются не вспоминать... (стр. 264)

Ну, мил человек, не стоит всех так мести – под одну гребёнку. Я вот читал много работ креационистов, и воочию видел, что они как раз и обладают указанными вами отрицательными чертами. Прикрываясь именами мифических и полумифических персон, они вполне могут и соврать, и факты исказить, и приписать оппоненту такие глупости, которые даже по пьяни сложно выдумать. Почитайте любые работы по критике креационизма – там цитаты креационистов совершенно подлинные.
Кстати, есть ещё одна гниловатая деталь... Доктор Вильбур Грили Бэрроус был главой факультета геологии Berea College. Этот колледж изначально был создан как религиозная организация, и на рубеже XIX - XX веков был вовлечён в активную антиэволюционистскую деятельность, поэтому сообщение о таких древних «следах человека» могло быть элементарным «социальным заказом». Есть также подозрение, что песчаники, в которых найдены эти следы, не карбоновые, а пермские. Местность вокруг города Берреа славится отложениями пермского периода, в которых богато представлены следы животных. Поэтому не исключено, что следы могли оставить какие-то зверообразные рептилии или крупные наземные амфибии.

Отдельная, не менее увлекательная тема — следы обитавших в давние времена карликов и великанов.
Фольклор самых разных народов на всех континентах прямо-таки переполнен сказками и легендами о крохотных или, наоборот, исполинских «братьях по разуму». Настолько, что проще перечислить те народы, у которых их нет, чем составлять длиннейший список тех, у кого они есть...
В том-то и загадка, что это не только легенды.
Достаточно давно известны загадочные «кремни пигмеев», о которых официальная наука старается вспоминать пореже. Это крошечные каменные орудия, очень похожие на обычные инструменты первобытного человека — вот только размеры... «Кремни пигмеев» настолько крошечные, что порой не достигают сантиметра в длину. В попытке отыскать мало-мальски правдоподобное объяснение еще в XIX веке была выдвинута теория, что это «игрушки доисторических детей». Однако не только сами камни, но и сколы на них настолько крошечные, что сделать их могли лишь руки существа размером с белочку. В одном из научных журналов восьмидесятилетней давности так и писалось: «Сколы настолько тонки, что разглядеть следы обработки можно только в лупу».
Что же: древние детишки пользовались увеличительными стеклами? Плохо верится... (стр. 264 – 265)

Даже навскидку выражение «кремни пигмеев», набранное в поисковых системах, выводит сугубо на книгу Бушкова и источники, ссылающиеся на неё. В принципе, антропологам известны каменные изделия, которые носят название «микролиты». Это как раз орудия труда очень небольшого размера. Антропологи не видят в них никакой загадки, поскольку эти изделия использовались в качестве лезвий в различных составных орудиях труда, изготовленных из разных материалов. И вспоминаются они достаточно часто в нужных местах соответствующих изданий. В книге Ламберта «Доисторический человек. Кембриджский путеводитель» (№ 70 в списке использованной Бушковым литературы) показаны примеры орудий труда, в которых применяются такого рода микролиты. На стр. 198 изображена женщина, срезающая дикие злаки примитивным серпом с кремнёвыми лезвиями, а на страницах 176 – 177 подробно рассказано о микролитах и их использовании, а также показаны основные типы этих изделий. И нигде ни слова о разного рода карликах или разумных белочках или сусликах.

Совсем недавно, в 2004 году, на острове Флорес в Восточной Индонезии англо-австралийская антропологическая экспедиция обнаружила черепа и скелеты древних гоминидов, рост которых не превышал 90 см. Поначалу их приняли за обезьян, но вскоре обнаружили каменные и костяные орудия. Эти карлики, названные в честь героев известного романа хоббитами, вымерли всего 12 тысяч лет назад — то есть обитали там параллельно с людьми современного типа, жившими на Флоресе еще 35 тысяч лет назад. А может быть, и не вымерли окончательно — в тропических зарослях индонезийских островов и по сей день кое-кто клянется, что встречал живехоньких «карликов»... Как бы там ни было, из этого факта вытекают два весьма важных вывода. Во-первых, появилось вполне научное подтверждение того, что сказки о карликах — вовсе и не сказки. Во-вторых, как и в случае с неандертальцем, выясняется: «хоббиты» тоже были параллельным видом. Умели пользоваться орудиями труда — но с человеком не состояли ни в каком родстве... (стр. 265)

Вот только череп у флоресского человека (Homo floresiensis – так его правильно звать-величать, а «хоббита» оставим неграмотным журналюгам) совсем не обезьяний, хотя и маленький. Я не понимаю, почему из факта их существования делаются такие умопостроения. На Земле сейчас обитает множество видов антилоп – о, ужас, одновременно! Но зоологи не пугаются, несмотря на то, что современные антилопы намного разнообразнее, чем гоминиды в пору наибольшего расцвета. И я уже не говорю про современных насекомых, среди которых род долгоносиков Curculio насчитывает несколько тысяч современных видов. На таком фоне три, четыре или пять видов гоминид, живущих одновременно в разных местах Земли, вовсе не выглядят чем-то необычным.
Впрочем, я понимаю Бушкова с его дилетантским взглядом на антропогенез. Это немного похоже на священное негодование креационистов по поводу эволюции лошади. Наличие в природе единственного современного рода лошадей может вызвать иллюзию направленной и линейной эволюции от предка к потомку. В упрощенном виде эволюция лошадей так и изображается в школьных учебниках. И именно в эту упрощенную схему креационисты вцепляются всем когтями и зубами, гневно доказывая, что, мол-де, всё было совсем не так. И ни ума им взглянуть в более подробные книги и учебники уровнем выше школьных, где ясно показана составленная эволюционистами совершенно правильная и «ветвистая» схема эволюции лошадей, которую они и сами не брезгуют срисовать, чтобы показать «как оно на самом деле».
То же самое с эволюцией человека. В природе существует только один современный вид людей, и это создаёт ощущение (увы, обманчивое!) того, что эволюция людей проходила линейно, и виды сменяли друг друга последовательно, полностью превращаясь один в другой (так называемая «филетическая эволюция»). И потому, когда палеонтология являет миру находки, указывающие на параллельное существование нескольких видов человека, среди людей, знакомых лишь с «линейной» схемой антропогенеза, возникает некое подобие истерики. Почему же раньше такая схема существовала? Это же элементарно… Находки тех времён, когда она, эта схема, появилась (середина ХХ века), были заведомо менее полными, чем современные. И «линейная» схема антропогенеза удовлетворяла именно представлениям, сложившимся на основе тех находок. Соответственно, в наши дни найдено уже достаточно много видов гоминид, и родословное древо человечества по данным на начало XXI века оказывается весьма ветвистым, что лишний раз говорит о том, что биологическая эволюция людей не отличается принципиально от таковой у любой из известных групп животных. И лишь то, что люди – единственный современный вид этой группы, заставляет некоторую часть наших современников с каким-то подсознательным ужасом относиться к тому, что когда-то людей был не один вид, а несколько. Да, в этом случае религиозные воззрения на «исключительное положение» человека в природе (точнее – над природой) оказываются грубо попранными суровой объективной реальностью, не зависящей от нашего о ней познания. И незачем было выделять слово «параллельным» этаким жутким курсивом. Никого ведь не пугает одновременное и такое же параллельное существование в ближайшем лесопарке сразу нескольких видов синиц?
Ой, кто бы говорил, что является «сказками», а что – нет… Если вспомнить описание любого мало-мальски типичного гнома (см. описание в сказках хотя бы тех же братьев Гримм), то окажется, что он был намного ниже ростом, чем самый низкий флоресский человек. К тому же карликовый человек найден на острове в Индонезии, до которого… Хотел написать «как до Китая ползком», но фактически – дальше, чем до Китая. А сказки о гномах, карликах и прочих «полуросликах» (© Толкиен) распространены по всему миру, в том числе по Европе, где и слыхом не слыхивали об острове Флорес. Гномы, кобольды, калликанцары и прочие крохотные существа бродят по европейским мифам и легендам, а их прообраз – не далековато ли живёт?

Да, кстати, о неандертальцах. Принято считать, что самый «молодой» неандерталец был найден на Пиренеях, и возраст его останков — 29 тысяч лет. Однако не какое-то бульварное издание, а вполне солидный и авторитетный научный журнал «Нейчур» еще в 1908 году опубликовал сообщение о находке весьма странного скелета — в одной из средневековых могил, вместе с остатками кольчуги и железными наконечниками копий. Автор находки утверждал, что обнаружил именно неандертальца — который, если рассудить, вполне мог прижиться в каком-нибудь средневековом военном отряде, в том коллективе, где особый интеллект не требовался, а вот физическая сила и боевой дух, наоборот, приветствовались. К этому интересным образом примыкают сообщения арабских путешественников раннего Средневековья, которые писали, что русы использовали в бою каких-то мохнатых великанов: привязывали его за ногу цепью, давали в лапы серьезную дубину, и заросший шерстью верзила с превеликой охотой крушил противника... (стр. 265 – 266)

А Геродот писал о золотоносных муравьях величиной с собаку, премного ославленных впоследствии стариком Хоттабычем устами Вольки на экзамене. И ещё об одноглазом племени аримаспов, которые живут на Кавказе и воруют золото у грифонов, обитающих там же.
Я не исключаю того, что в какой-то могиле (где? Какой эпохи?) мог быть найден скелет рослого человека. Поскольку подробностей больше не сообщается, можно лишь гадать, как выглядели этот скелет и, соответственно, его обладатель. «Мохнатые великаны» арабских путешественников вполне могли быть кем-то вроде берсерков – людей, одевших в ритуальных целях медвежьи шкуры и одурманенных напитком, в состав которого входили мухоморы. Викинги с удовольствием использовали таких воинов, а молва могла им рост увеличить и дикости приписать поболее, чем наблюдалось.
А теперь серьёзно. Хорошо. Давайте на минуту представим, что вид людей-великанов действительно существовал. Тогда к нему должны быть применимы все законы природы, определяющие возможность/невозможность существования в природе любого вида живых организмов. Великаны кушают – значит, им нужна определённая территория, способная прокормить такого верзилу. Далее, реально существующие (не волшебные) великаны размножаются путём совокупления с особями противоположного пола, значит, их должно быть больше, чем один. А поскольку они представляют собой особый вид, численность этого вида должна быть достаточно высокой, чтобы избежать инбредной депрессии и вырождения в людишек обычного роста и силы, к тому же отягощённых кучей синдромов, возникающих в таких случаях. Соответственно, нужно также как-то компенсировать потери от болезней и голода, и справляться с прочими радостями материального существования в реальном мире. То есть, тут будет мало даже нескольких семей великанов. Должна существовать их популяция, насчитывающая не менее тысячи особей: такой предел устанавливают биологи для крупных животных. Соответственно, они должны занимать определённую, и весьма обширную территорию. Поскольку великаны не обладают коммуникативными способностями китообразных и не умеют летать, популяция должна проживать сравнительно компактно, а не быть «размазанной» по одному великану на несколько сотен квадратных километров. Кроме того, если великанам приписывают определённую разумность, это означает, что они должны проживать не поодиночке, а некими поселениями, где можно было бы общаться и передавать опыт подрастающему поколению.
Таким образом, мы должны ожидать от популяции великанов несколько большего, чем имеем на настоящий момент. Должны часто находиться могилы этих существ, или же кухонные кучи с отбросами в виде костей усопших родственников (если предположить новогвинейский вариант утилизации трупов). Должны находиться следы деятельности великанов в виде орудий труда и иных предметов материальной культуры, трупики утонувших в реке или болоте великанов. Наконец, палеонтологи должны представить общественности кости ископаемых видов великанов, которые должны встречаться лишь чуть реже, нежели кости крупных и очень крупных медведей.
Возникает закономерный вопрос: где это всё?
А нигде. Только добрый волшебник Фотошопъ™ позволяет нам увидеть скелеты и черепа великанов, типа, выкопанные где-то в далёкой Долбодыри.

Еще о великанах. В Шотландии найден каменный топор, которым обыкновенному человеку махать было бы затруднительно: длина его 17 дюймов, а ширина — 9 (у широкого конца-обуха).
В США, в штате Огайо, в древнем кургане найден медный топор столь же солидных габаритов: 22 дюйма в длину, 38 фунтов весом.
В штате Висконсин обнаружен еще более впечатляющий топор, на сей раз каменный: длина — 28 дюймов, ширина — 14, толщина — 11, вес — 300 фунтов.
Я специально не переводил данные в более привычную для нас метрическую систему — пусть читатель сделает это сам. Фунт — 400 граммов, дюйм — 2,54 сантиметра. Вот и считайте, это совсем несложно... (стр. 266)

Что ж, современный человек может и уступать в силе своим предкам. Сейчас люди более рослые, чем были много сотен лет назад, но одновременно более хрупкого телосложения. А что до физической силы… Даже современный шимпанзе, существо ростом ниже среднего человека, намного сильнее физически, нежели среднестатистический хомо сапиенс образца второй половины прошлого века, ещё не испорченный сидением за компьютером.
Каменный топор из Шотландии имел размеры чуть более 43 см в длину и почти 23 см в ширину. Плотность гранита – 2,9 г/куб. см. Толщина топора, к сожалению, не указана. Если принять его форму за близкую к равнобедренному треугольнику, а толщину взять хотя бы 8 см (от балды взята цифра!), то вес топора будет около 11 кг. Сумка средней домохозяйки после похода в супермаркет весит примерно столько же.
Огайский топор весит около 15 кг. Кувалда у дорожных рабочих весит примерно столько же, и ничего, работают ею, так же взмахивая и нанося удары.
Висконсинская находка весит 120 кг, но есть глубокое сомнение в том, что это именно топор: толщина изделия практически равна его высоте. Вряд ли это изделие могло использоваться как рубящее орудие. Каково его назначение? Сложно сказать. Возможно, это охотничье приспособление – часть ловушки на крупную дичь типа бизона, где этот груз, подвешенный на высоте, обрушивался на жертву. Или же источник каменных отщепов. При откалывании их вполне могла получиться болванка, похожая на топор по форме. Это при условии, что поверхность изделия неполированная, разумеется.
И в любом случае остаётся ещё одно вполне рациональное объяснение наличия таких изделий: вера. С ритуальными целями человек способен создавать такие вещи, которые в реальной жизни вряд ли были бы востребованы. Те же египетские пирамиды, например.

В штате Невада, кстати, нашли в слое песчаника окаменевшие следы человека. Мало того, что они «неправильного» возраста, они еще и «неправильного» размера: 18 — 20 дюймов в длину. Комментарий дарвинистов, как нетрудно догадаться, гласил, что человеческому существу они принадлежать не могут, потому что «слишком большие»... (стр. 266)

Капитан Очевидность подтверждает: слишком большие для человека современного вида. И для любого ископаемого гоминида тоже.
Уточнить даже можно: нашли в конце 1870-х годов в Карсон-Сити во дворе тюрьмы при земляных работах. H. W. Harkness из Калифорнийской Академии наук в Сан-Франциско определил их как следы человека и оценил их возраст как позднеплиоценовый. В 1936 году их возраст был оценен в 50 тысяч лет.
При ближайшем рассмотрении (фото слева) оказывается, что на следах отсутствуют отпечатки пальцев и свода стопы. ЛеКонте в 1882 году, Дэвидсон в 1883 и Марш в 1883, изучив следы, установили, что они принадлежат гигантскому наземному ленивцу милодону (рисунок справа). Изучение следов Честером Стоком (1917, 1920, 1926) подтвердило правильность вывода ЛеКонте. Гигантский ленивец как раз и ходил, опираясь преимущественно на внешний край ступни, что и придаёт следам характерную форму. Он мог пройти некоторое расстояние на задних лапах, а на цепочке следов, кроме того, найдены отпечатки его передних лап, что, соответственно, исключает «человеческое» происхождение следов.

И напоследок — о парочке достаточно свежих находок, опять-таки противоречащих теории эволюции. В 1969 году в долине реки Пелукси, неподалеку от городка Глен Роуз (штат Техас), ливни смыли часть осадочных пород и обнажили известняковый слой, возраст которого, согласно датировкам, принятым в современной геологии, составляет примерно 108 миллионов лет. Обнажилось большое количество следов динозавров... и людей современного типа, оставивших их одновременно. Иногда след человека перекрывается следом динозавра, а иногда — наоборот. Уютная версия о «деформировавшихся со временем следах динозавров» не проходит. Во-первых, непонятно, почему одни еле деформировались, а другие остались в неприкосновенности, во-вторых, что гораздо существеннее, четко различимы пятипалые следы, почти идентичные отпечаткам современных ступней... Позже в тех же слоях были найдены окаменевшие человеческие зубы и палец. Ничего удивительного, что одно из газетных сообщений было озаглавлено: «Следы ног на теории эволюции»... Между прочим, в тех местах сейчас устроено что-то вроде национального парка, так что желающие могут проверить сенсацию лично. (стр. 266 – 267)

В общем-то, учёных понять несложно. Незачем приписывать следы каким-то великанам, которые водятся только в сказках (что, нашли кости? Где, когда, номер находки? Нету? Значит, только в сказках…), когда в природе водилось вполне достаточно кандидатов на то, чтобы оставить подобные следы? В Новом Свете в плейстоцене водились многочисленные и очень разнообразные представители группы наземных ленивцев. Эти животные передвигались по земле, опираясь на край ступней, отдалённо похожих на человеческие. Но, учитывая размер таких животных (некрупные виды размером с корову, крупные достигали величины слона), можно вполне резонно предположить, что не человек «наследил» в древней Неваде.
А уж следы в Пелукси – это вообще смех. Ни одной прорисовки (в отличие от следов в Лаэтоли), ни одной чёткой «официальной» фотографии от креационистов… Доверчивого читателя «кормят» только тем, что эти следы сами по себе, вроде как, существуют. Авторитетный зоолог, сэр Дэвид Эттенборо, в книге «Жизнь на Земле», изданной в 80-х гг. ХХ века (заведомо позже открытия следов), писал о следах динозавров в Глен Роуз. И никаких упоминаний о следах «человека».
Нет, я не хочу сказать, что следов в Глен Роуз нет. Они там есть. И хорошие, надо сказать. Вот только не человечьи. На следах, которые выдают за человечьи, отчётливо видно, что это обычные трёхпалые следы динозавров, которые шагали, «крадучись», и потому их пятка, обычно приподнятая над землёй, оставляла отпечаток на мягкой поверхности земли. А отпечатки пальцев просто заплыли грязью, и осталась лишь ямка, отпечатанная пяткой динозавра и центральной частью трёхпалой ступни.
Чёткие фотографии следов из Пэлюкси, а также карты и прорисовки вы не найдёте на креационистских сайтах Зато масса фотографий и зарисовок имеет место на зарубежном сайте http://paleo.cc/paluxy.htm Очень интересно, рекомендую ознакомиться. На большинстве фотографий человеческие следы угадываются лишь при включении фантазии, а так – чётко заметны трёхпалые лапы динозавров. Пятипалых следов человека нет. Единственные пятипалые следы такого рода (подлинные) – это следы передних лап динозавров, похожие на ладонь человека. Чётко различимые пятипалые следы – это, увы, подделки, коих там разобрано великое множество.
Кстати, следы в Глен Роуз не в известняке отпечатались, а в аргиллите, производном глины. Тут прослеживается явный след первоисточника – я могу предположить, что Бушков взял сведения об этих находках из книги Головина про «всемирный потоп». Во всяком случае, как раз там говорится именно про следы на «известковой эмульсии». Вообще, уже появляются статьи креационистов-доброхотов, которые НЕ рекомендуют использовать следы из Глен Роуз в качестве аргумента при беседах с эволюционистами. Не все к ним прислушиваются, увы.

Коли уж речь зашла о динозаврах... С ними опять-таки далеко не все ясно. По крайней мере, есть серьезные подозрения, что последние представители этого вида вымерли вовсе не в «незапамятные» времена — а успели пообщаться с человеком (с переменным успехом как для них, так и для человека).
Тему африканских динозавров я трогать не буду — исключительно потому, что об этом написано достаточно много и обширно. Меня в первую очередь интересовали европейские сообщения, которые, как мне представляется, могут относиться исключительно к динозаврам. Причем я намерен отступать от нашего времени все дальше и дальше в прошлое — чтобы завершить рассказ эффектным финалом, подлинным посланием, дошедшим к нам из каменного века... (стр. 267)

Как говорится, «не хвались, на рать поезжаючи…»

Старые британские хроники, по сообщению достаточно серьезного ученого из Симферополя С. Л. Головина, прямо-таки пестрят упоминаниями о чудовищах по имени «афанк» и «каррог», некогда во множестве обитавших на территории Уэльса. Утверждается, что один из последних афанков был убит неким Эдвардом Ллойдом в 1693 году — можно сказать, с исторической точки зрения, почти вчера... (стр. 267 – 268)

Слово «афанк» далеко не всегда означает дракона/динозавра. Афанк (afanc) также изображается в виде гигантского бобра или же крокодила. Буквальный перевод слова с валлийского означает «бобр». И есть одна особенность афанка – он падок на невинных девиц, которые могут укротить его, как единорога. Также он обладает чудовищной силой и умеет говорить. В случае с «афанком-динозавром» реальные черты существа могли быть принесены в жертву ради красоты пересказа, и осталась лишь мифическая шелуха, в которой те, кому надо, легко увидят динозавра.
А бобров в Англии и впрямь поистребили давно, но уже в историческое время.
Слово «каррог» (“carrog”) в Уэльсе означает «ручей», «течение», «стремительный поток» (сравните с английским “current”). Значение слова отлично ищется в различных Интернет-ресурсах и означает, как видим, вполне приземлённые и вовсе не сказочные вещи. Ну, что ж, кто-то привык всю жизнь жить в мире сказок с могучими невидимыми волшебниками… Их трудности. Добро пожаловать в реальный мир!

В хрониках английского Кентерберийского храма отмечено, что 16 сентября 1449 года на границе графств Чаффолк и Эссекс многие жители наблюдали схватку двух гигантских рептилий. (стр. 268)

Без комментариев. Слишком мало данных, чтобы делать какие-либо выводы. Здесь можно привлекать множество версий, вплоть до явления фата-морганы, но все они будут одинаково подходить… или не подходить к этой истории. Не исключена также ошибка перевода летописи.

Во времена Ивана Грозного на Руси объявлялись некие «крокодилы», достаточно крупные, чтобы представлять угрозу. О них сообщают и псковские летописи, и посол Священной Римской империи Сигизмунд Герберштейн, видевший труп этакого чудовища своими глазами.
Ранее Средневековье опять-таки пестрит сообщениями о монстрах, больше всего напоминающих не мифологические создания, а реальных рептилий. В озере Волхов под Новгородом некогда, если верить летописям (а почему мы должны им не верить?), обитало какое-то создание, больше всего похожее на крупного ящера, или, как выражались наши предки, «лютого зверь крокодила». Этот «крокодил» не изрыгал огонь и не требовал себе для прокорма красных девиц, вел себя гораздо более прозаически: нападал на суденышки, некоторые переворачивал, а людей пожирал. В конце концов его нашли на берегу дохлым — и поторопились закопать. Единственная сказочная деталь — та, что этого монстра полагают князем-чернокнижником Всеславом, в силу злобности характера развлекавшегося именно таким образом. Но, согласитесь, это еще не основание, чтобы считать всю историю вымыслом... (стр. 268)

Записки Сигизмунда Герберштейна очень ценны для историков, поскольку содержат массу ценного исторического и этнографического материала. Тема «ящеров» в его записках нет-нет, да попадается в книгах, сочинённых любителями исторической и палеонтологической «клюквы». Но правда гораздо прозаичнее вымыслов, хотя от этого не становится менее интересной. Ещё стоит добавить к этому мотив «ящера», весьма распространённый в русском фольклоре и даже в старинных играх. Несомненно, прототип у «ящера» должен быть, и его всё-таки обнаружили. Правда, он оказался значительно безобиднее того, которого раздули пересказчики старинных преданий и переписчики «клюквенных» историй. Но он есть.
Для начала я предложил бы почитать самого Герберштейна:

Эта область изобилует рощами и лесами, в которых и поныне очень много идолопоклонников, которые кормят в своих домах неких змей на четырёх коротких лапках, напоминающих ящериц, с чёрным жирным телом, не более трёх пядей в длину; называются они Giwotes, другие зовут их Jastuka, иные же Szmya. У них есть (определённое) время, когда они кормят своих богов: посреди дома ставится молоко, а сами они располагаются на коленях по лавкам; тут появляется змея и шипит на людей, как рассерженный гусь, и тогда люди молятся и поклоняются ей со страхом до тех пор, пока те, насытившись, не вернутся на своё место. Если с ними случается какое-либо несчастье, они приписывают это тому, что плохо кормили и принимали домашнее божество.

(цит. по книге Г. К. Панченко «Каталог монстров», М. «Олма-Пресс Экслибрис», 2002 г., стр. 167)

Кандидат на прообраз крупного «чудовища» рептильного облика есть, и он вполне реален. Это гигантская саламандра (на фото), которая сейчас живёт на Дальнем Востоке. В общем, нет ничего удивительного и из ряда вон выходящего в возможности существования на территории Европы гигантской саламандры, родственной современным китайскому и японскому видам. Плейстоценовая фауна Европы при ближайшем рассмотрении несёт в себе некоторые черты китайской и восточноазиатской – в это время, совершенно недавно с геологической точки зрения, на территории Европы жили енотовидная собака и малая панда. Южнее жили тапиры и слоны рода Elephas (к которому относится нынешний индийский слон), а на территории Молдавии на Кавказе встречались макаки. В Средней Азии обитали павианы, а в Забайкалье жили тонкотелые обезьяны. Напомню также, что современная голубая сорока обитает на Пиренейском полуострове и на другом краю Евразии – на Дальнем Востоке и в Китае. Эти факты указывают на былое распространение некоторых животных, характерных ныне для экзотичного Китая. Вполне естественно, что оледенение уничтожило значительную часть холодолюбивых животных на севере, или заставило их отступить на юг. Саламандра как холодолюбивое существо продержалась дольше, и жила в эпоху Древней Руси, давая своим обликом повод для легенд о Ящере.
А размеры? Вы же знаете, как растёт размер рыбы, сорвавшейся с крючка. А какими подробностями обрастают рассказы о «снежном человеке» на Кавказе и в Средней Азии? Тут и горящие глаза, и рост огроменный, и чуть ли не способность летать и становиться невидимкой. «Вай, да так же интереснее!» - сказали как-то местные жители очередной группе энтузиастов, занимавшихся поисками «снежного человека».

В средневековом Париже бытовала легенда, что по ночам некое чудовище выползало из Сены и пожирало трупы на окрестных кладбищах (снова насквозь «приземленное» поведение, не имеющее ничего общего с мифологией). Избавление от этой твари народная традиция связывает со святым Марселем, который подстерег чудовище у очередной могилы и поразил посохом. Снова ничего сказочного — посох вполне мог быть длиной метра в полтора, с острым железным наконечником. Трудно отказаться от версии, что речь и здесь идет о какой-то рептилии — подобные млекопитающие трупоеды, ведущие водный образ жизни, зоологии, по-моему, неизвестны. (стр. 268 – 269)

А мог быть и иной сюжет. Борьба святого с чудовищем (например, со злым медведем по имени Труссепой в той же Франции, с драконами, со змеями) – это аллегорическая форма описания борьбы с древним культом какого-либо животного. Дракон в Европе символизирует противников христианства, поэтому каждая такая «эпическая битва» может означать очередное разрушение толпой фанатиков языческого храма или иного святилища. К слову, даже в сказке про Красную Шапочку проглядывает зловещий языческий подтекст: маленькую девочку мог расспрашивать о месте жительства бабушки не волк (которые, как известно, не разговаривают), а жрец, одетый в волчью шкуру и имитирующий часть повадок волка – это черта, характерная для языческих обрядов поклонения животному-тотему. Так что не настоящий чешуйчато-огнедышащий дракон мог промышлять на кладбище, а какой-то язычник, оставляющий после себя имитацию следов деятельности того или иного животного, чтобы сбить с толку или напугать случайных свидетелей. А дальше в дело вступает народная молва, добавляющая необходимые детали к образу таинственного существа.

Легенд о поединках рыцарей с драконами слишком много, и они опять-таки полны насквозь приземленных, бытовых деталей — так что имеет смысл задуматься над ними серьезно. Когда-нибудь, выбрав время, я обязательно напишу об этом отдельную книгу, материала предостаточно. (стр. 269)

Хотите добрый совет совершенно бесплатно? Не пишите эту книгу. Я больше чем уверен, что она будет посвящена доказательствам реальности существования динозавров в эпоху человека, а ведь вы, Сан Саныч, абсолютно ничего не смыслите в биологии. В части, касающейся сказочных особенностей драконов, текст будет слово в слово списан из разных книг и опошлен, пардон, «отягощён насквозь приземлёнными и бытовыми деталями в стиле Бушкова». Да и сами рыцари могли, скорее всего, не существовать вне страниц рыцарских романов. Вообще, если говорить о средневековом рыцарском романе, в нём толика правды причудливо переплетается с вымыслами. Так, вполне реальный конь Александра Македонского Буцефал в романах обзаводится рогом единорога и павлиньим хвостом. И в родственниках у него единороги ходят. Я уже не говорю о том, с какими монстрами приходилось сражаться самому Александру… Например, с мохнатыми человекообразными дикарями, у которых во лбу торчал один рог. Есть среди его жертв и одонтотиран – страшный трёхрогий змей из реки Ганг, способный слопать слона целиком. Вот и пример – с одной стороны, реально историческое лицо, а с другой стороны – совершенно вымышленные «подробности» из его жизни, вплоть до облика его лошади.
Были или не были эти самые монстры? Я полагаю, вопрос этот имеет вполне однозначный ответ. Попробуем представить себе дракона как реальное животное, и посмотрим, чего ему надо для жизни. Поскольку дракон, будь он реальным, не зарождается самопроизвольно из гниющей болотной тины под воздействием мочи пьяной черепахи, будет вполне закономерно полагать наличие у него папы и мамы. Папа и мама также не могут быть единственными представителями вида, поскольку, если от болезни или несчастного случая кто-то из них погибнет, история вида закончится даже раньше, чем погибнет вторая особь. И даже нескольких десятков драконов не вполне достаточно для поддержания численности вида, поскольку в такой малой популяции генетическое разнообразие будет со временем снижаться, что вызовет, в конце концов, инбредную депрессию, снижение жизнеспособности и восприимчивость к разным болезням и вирусам. Так что популяция драконов, будь они реальными, должна насчитывать, по крайней мере, несколько тысяч особей. С учётом полиморфизма драконов из народных легенд (амфиптер, гивр, виверн, линдворм, геральдический дракон, разнообразные китайские драконы, плюс местные драконы не западноевропейских народов, включая Змея-Горыныча), можно сделать вывод о том, что на Земле должно одновременно обитать несколько видов драконов. Учитывая размеры и хищный нрав животного, оцениваем его охотничью территорию, богатую крупной добычей (не мышей же он кушать будет?). Сведя все вышесказанные условия воедино, приходим к выводу, что драконов-то должно быть очень и очень много, а в отложениях поздних геологических эпох должны регулярно встречаться остатки драконов и скорлупа их яиц. И где оно всё это?

Есть интересные сообщения и с той стороны океана. Некоторые археологи считают, что «змея-птица», точнее, рельеф с ее изображением, найденный в развалинах города майя Эль-Тахин, как две капли воды похожа на летающего ящера птерозавра. (стр. 269)

Образ «пернатого змея» распространён в культурах Мезоамерики. Но это существо, к сожалению, не имеет ничего общего с образом птерозавра. У птерозавра крупная голова с клювом (у поздних форм нет зубов), довольно тщедушное тельце и огромные хрупкие крылья, натянутые на длинный прочный безымянный палец (мизинца нет). Покровы тела птерозавра реконструируются как тонкие шерстевидные образования, или же кожа рептилии изображается голой. А «пернатый змей» Мезоамерики – это типичная безногая змея, только покрытая зелёными перьями. У ацтеков перья этого существа – перья птицы кетцаля, а само существо носит имя Кетцалькоатль. Ничего общего с реконструкциями птерозавров – даже крыльев нет.

А если мы вернемся в Европу и откроем книгу «отца истории» Геродота, то обнаружим, что древний грек написал кое-что интересное о существах, которых он именовал «аравийскими летучими змеями» — и эти создания не ассоциируются ни с одним известным сегодня животным, а вот на динозавров подозрительно похожи... (стр. 269)

Прежде, чем путешествовать вместе с Геродотом и верить ему безоговорочно, я напомню, что сурки в его рассказах превратились в золотоносных муравьёв размером с собаку, коих ославил старик Хоттабыч устами Вольки на экзамене, столь красочно описанном в соответствующей книге Л. Лагина. Вот слова самого Геродота:

В их земле есть песчаная пустыня, и в песках ее водятся муравьи величиной почти с собаку, но меньше лисицы. Несколько таких муравьев, пойманных на охоте, есть у персидского царя. Муравьи эти роют себе норы под землей и выбрасывают оттуда наружу песок, так же как это делают и муравьи в Элладе, с которыми они очень схожи видом. Вырытый же ими песок — золотоносный, и за ним-то индийцы и отправляются в пустыню.

Когда индийцы приедут на место с мешками, то наполняют их [золотым песком] и затем как можно скорее возвращаются домой. Муравьи же тотчас, по словам персов, по запаху почуяв их, бросаются в погоню. Ведь ни одно животное не может сравниться с этими муравьями быстротой [бега], так что если бы индийцы не успели опередить их (пока муравьи соберутся), то никто бы из них не уцелел.

И на этой радостной ноте…

Слово Геродоту. «Есть в Аравии местность, расположенная примерно у города Буто. Туда я ездил, чтобы разузнать о крылатых змеях. Прибыв на место, я увидел кости и хребты в несметном количестве. Целые кучи хребтов лежали там — большие, поменьше и совсем маленькие; их было очень много. Местность, где лежат кучи костей, имеет вот какой вид: это узкий проход, ведущий из горных теснин, в обширную равнину. Равнина же эта примыкает к египетской равнине. Существует сказание, что с наступлением весны крылатые змеи летят из Аравии в Египет. Ибисы же летят им навстречу до этой теснины и, не пропуская змей, умерщвляют их».
Геродот дает и достаточно точное описание: «А крылатые змеи видом похожи на водяных змей. Крылья же у них перепончатые, а не из перьев, скорее всего похожие на крылья летучих мышей». (стр. 269 – 270)

Обратим внимание: Геродот увидел кости в земле, а не живых существ. Далее он дополнил свой рассказ тем, что «существует сказание…». Кости могли принадлежать реальным ископаемым животным не понятного по рассказу возраста, и этому я верю. В той же Сахаре обнаруживали останки динозавров, и они вполне могли послужить прообразами драконов. А вот схватку ибисов с летучими змеями он не видел, и живого либо мёртвого, но свежего змея во плоти – тоже нет. Описание Геродота также не может считаться достоверным, поскольку описаний химерических существ в античной культуре существует очень много, но не все они имели реальных прототипов.

Читатель вправе сам решать, кого ему напоминает это описание. Я же приведу еще одно сообщение Геродота: «Крылатые змеи во множестве встречаются только в Аравии и более нигде... Деревья, дающие ладан, стерегут крылатые змеи, маленькие и пестрые, которые ютятся во множестве около каждого дерева... Арабы... добывают касию (еще одно растения, дающее благовония. — А. Б.) следующим образом. Они обвязывают все тело и лицо, кроме глаз, бычьими шкурами и разными кожами и в таком виде отправляются за касией. Она растет, правда, в мелком озере и вокруг него, а в этом озере живут крылатые звери, очень похожие на летучих мышей. Они испускают громкие крики и храбро нападают на людей. Арабам приходится отгонять этих зверей, защищая свои глаза, и таким образом срывать касию». (стр. 270)

В библейском словаре Брокгауза и Ефрона слово «касия» означает корицу, кору дерева Cinnamomum cassia, по-еврейски «кидда» и «кециа». Соответственно, в озере коричное дерево не растёт, что уже заставляет задуматься над соотношением правды и вымысла в словах Геродота.

В книге Геродота немало откровенного баснословия. Но вот рассказ об «аравийских летучих змеях» на сказку не похож ничуть, очень уж он реалистичен. Некие существа, крайне похожие на летучих мышей, но повадками от летучих мышей отличающиеся, и весьма. Угрозы для жизни человека они явно не представляют ввиду малых размеров, но нрав у них скверный, и куснуть могут чувствительно... Интересно, кто это был такой? Похожий на летучую мышь, с голыми перепончатыми крыльями, в отличие от летучей мыши нападающий днем, с громкими воплями... (стр. 270)

Интересно, что это за животное, которое бегает по деревне на двух ногах и кричит «ку-ка-ре-ку!»?.. Указанные приметы и кое-какие знания биологии могут помочь в решении заданного Бушковым вопроса. Даже в наши дни на территории Израиля обитает один вид крыланов – крупных представителей рукокрылых. Они гораздо больше летучих мышей, обитающих в тех же местах, активны днём, и имеют большие перепончатые крылья. Что касается агрессивности, которая приписана этим существам, то она вполне может быть плодом воображения. Ведь сами понимаете, что с крючка у рыбака срывается такая рыба, что рук не хватает, чтобы размеры показать, а добыча какого-нибудь трофея на модных ныне сафари сопровождается жутким рассказом об опасностях, хотя делов-то было всего лишь метко всадить в животное пулю из крупнокалиберной винтовки с оптическим прицелом, причём с безопасного расстояния. А в древние времена животным вообще приписывали баснословные свойства. Например, безобиднейшая ящерица сцинк превратилась в страшную змею по имени сепс. Причём яд сепса был настолько силён, что, укусив копьё рыцаря, рептилия отравляла самого рыцаря вместе с лошадью. Спастись от этого можно было, только вовремя отрубив себе руку. Также в легендах присутствует змея парий, которая передвигается на кончике хвоста, держа тело вертикально. Есть страшная змеюка амфисбена, которая имеет головы на обоих концах тела. Есть хитрющий аспид, который прикрывает себе голову хвостом, чтобы не слышать музыку, с помощью которой его выманивают из норы (а ведь змеи глухи в привычном понимании этого слова). В свете такого рода басен переполох потревоженных на отдыхе крупных крыланов вполне мог превратиться в устах незнакомых с их повадками людей в жуткое нападение. А зачем арабы обвязываются шкурами? Просто потревоженные рукокрылые от испуга испражняются.

Интересно, что и Библии прекрасно знакомы «летучие змеи», которые, как явствует из книги пророка Исайи, гнездятся в развалинах разрушенных городов, где кладут яйца и высиживают потомство. В Библии (Второзаконие, 14, 19) есть даже запрет употреблять в пищу летучих пресмыкающихся — из чего следует, что эти создания были реальными, прекрасно известными древним обитателям Палестины. Будь эти твари мифологическими, священная книга вряд ли стала бы включать их в список запретной еды...
Вообще, в Библии можно отыскать прекрасно выполненные портреты весьма интересных существ, которых без особой натяжки можно отождествить с динозаврами. (стр. 270 – 271)

Пропускаю целый пласт бушковских излияний, связанных с библейским динозавроведением: истории про Левиафана, Бегемота, морского змея и вавилонского динозавра, убитого пророком Даниилом. Эти истории практически слово в слово списаны (с добавлением бушковского «циничного», сиречь хамоватого мировосприятия) с книги С. Головина «Всемирный потоп: миф, легенда, или реальность?». Эти примеры разобраны мною в отдельной работе «Охота на большого динозавра», и я не собираюсь лишний раз повторяться. Бушков просто не привнёс в них ничего нового, лишь ещё раз пересказал старые-старые креационистские сказки.

Точно так же пророк Исайя, отроду живший в Палестине, мог знать о «летучих змеях» не по рассказам, а видеть их собственными глазами. Поскольку дает весьма реалистичное описание: «Там угнездится летучий змей, будет класть яйца и выводить детей, и собирать их под тень свою» (Исайя, 34,15). Речь в этом фрагменте идет о городах, которые оказываются заброшенными и постепенно там поселяется всевозможная живность — «летучих змеев» пророк называет в ряду совершенно реалистических зверей: ежей, филинов, ворон, коршунов и шакалов... (стр. 273)

Геродот тоже давал реалистичное описание обитающих на Кавказе грифонов, которые накапливают в своих гнёздах золото. И ещё он упоминает про племя одноглазых аримаспов, которые это самое золото у них похищают, чем и живут. Но на Кавказе неизвестно ни одного племени одноглазых людей-циклопов, а вместо грифонов летают грифы, не имеющие ничего львиного в строении тела и интересующиеся падалью больше, чем золотом. Так что басен может быть великое множество.

Кроме Левиафана, Библии прекрасно известен и морской змей: «...хотя бы сокрылись от очей Моих на дне моря, и там повелю морскому змею уязвить их» (Амос, 9,3).
С этой точки зрения, несомненный интерес представляет и книга пророка Ионы — которого во время морского путешествия проглотил «большой кит», но потом «изверг из чрева». Киты в Средиземном море — гости редкие, да и человека проглотить не в состоянии, потому что глотка у них очень уж маленькая. А вот какой-то хищной морской рептилии такое деяние вполне по плечу... (стр. 274)

Тпрууууууууу… Придержите своих пегасов, Бушков. Больно борзы они у вас. Начнём с того, что, кроме усатых китов есть зубатые. Большинство зубатых китов слишком мало, чтобы проглотить человека (это всем известные дельфины), или питается там, куда человек живым не попадёт – на больших глубинах. Причём во рту некоторых крупных зубатых китов не так уж и много зубов – иногда лишь одна пара в нижней челюсти. Это делает их непохожими на библейское чудо-юдо. Но есть среди китов одно существо, крайне примечательное своими повадками. Это кашалот. У него и зубов много (правда, только в нижней челюсти), и нрав весьма крутой. В эпоху развитого китобойного промысла кашалоты часто разбивали вельботы и (самое примечательное!) глотали моряков целиком (зубы у этого кита конические, они не позволяют откусить кусок) и даже живьём. И были зафиксированы случаи, когда эти киты потом выплёвывали проглоченного человека, и он изредка оставался в живых после такого происшествия. Один из таких людей жил в 19 веке в США и зарабатывал тем, что показывал себя на ярмарках. Так что не стоит приписывать какие-то, возможно, реальные случаи каким-то непонятным существам, которые, вероятнее всего, могут оказаться собирательными образами, «слепленными» из особенностей разных морских животных с изрядной долей вымысла и слухов.
Кроме того, понятие «морской змей» появляется, скорее всего, в Синодальном переводе Библии, а его аналог на иврите может означать нечто более прозаическое. Например, там, где в Синодальном переводе упоминаются «морские чудовища», на иврите присутствует выражение, означающее всего лишь «большие рыбы». А уж названия животных с одного языка на другой даже сейчас переводятся в иных книгах крайне скверно (несмотря на издание специальных пятиязычных словарей). Что уж говорить о древних временах, когда уровень развития зоологии был совсем иным?

И, наконец, переходим к обещанной «жемчужине», переносимся в каменный век, когда на планете уже обитал современный человек — и украшал стены пещер многочисленными изображениями самых разных животных, выполненными с поразительным сходством...
Рис. 1 мне попадался и раньше, но, каюсь, серьезно я к нему не отнесся. Поскольку приведен он был в книге, вышедшей в серии, к которой особого доверия я не питал: очень уж много там было откровенных «уток» и предельно шизофренических сенсаций. А потому я и опасался пользоваться чересчур уж легковесными источниками
Но потом мне в руки попала книга не в пример более «каноническая» — «Большой иллюстрированный атлас первобытного человека», толстенный том в пятьсот с лишним страниц, где имелось более 900 фотографий: орудия первобытного человека, наскальная живопись, рельефы, скульптуры людей и животных. Составил этот труд чешский ученый Ян Елинек, как говорилось в аннотации, «пользующийся международным авторитетом». Что ж, тем лучше...
Вот он, оригинал, с которого сделана была прорисовка: рисунок из пещеры Лос Казарес в Испании (рис. 2). Елинек, как нетрудно было догадаться, не подвергает сомнению его достоверность: вот только без малейших колебаний заносит в графу «фантастические существа». Есть такая графа в подобных насквозь ученых трудах. Все, что в той или иной степени противоречит устоявшимся гипотезам, заносится в рубрику «фантастические существа». А вот и ученый комментарий: «В Лос Казарес была открыта гравюра, которую Брейль истолковал как изображение жаб или рыб. Большая круглая голова с большим глазом, представленная в профиль, заканчивается клювовидным ртом. От круглого, почти сферического тела отделяются две конечности, подобные рукам. Совершенно очевидно, что моделью художнику не могло послужить ни одно реальное животное».
Так-таки и не могло?! Я в невежестве своем полагаю это изображение весьма точным портретом семейки динозавров, которых первобытный художник, конечно же, наблюдал живехонькими и здоровехонькими — конечно, с приличного расстояния, потому что, согласитесь, вид у них весьма свирепый и угрожающий, что-то ни капельки они не похожи на травоядных ящеров, так умиливших малолетних героев «Парка юрского периода». Это динозавры, и динозавры хищные, что художник очень точно передал несколькими скупыми штрихами...
Нельзя же говорить всерьез, что это «жабы» или «рыбы»! И на жаб, и на рыб они похожи примерно так же, как Уинстон Черчилль на балерину! И потом, ученый муж Елинек откровенно, с неуклюжестью начинающего шулера передергивает: ну где вы видите «круглое, почти сферическое» тело?! Ведь ничего подобного! Положительно, за совершеннейших дураков нас держат господа дарвинисты... (стр. 274 – 276)

А вот на только что вылупившихся птенчиков эти существа очень даже похожи… Крупная голова на слабой шее, короткий клюв с широким разрезом рта, крупные глаза, короткая гузка, не похожая на длиннющий динозавровый хвост, и тонкие слабые конечности… Во всяком случае, на динозавров эти существа не похожи. У хищных динозавров с массивной головой не было остроконечного клюва, а у динозавров с клювом головёнка была очень крошечная по сравнению с размерами туловища. И уж совсем не было у динозавров любого вида крохотного «огузка» на месте хвоста. Да и задние лапы у двуногих динозавров были достаточно сильными и крупными.
А самое главное – в отложениях, соответствующих времени жизни людей (четвертичный период – плейстоцен и голоцен) не найдено ни одной косточки динозавров, способной поддержать такую гипотезу.

Еще парочка зверей, зачисленных в «фантастические» (рис. 11). Очень уж они не похожи на известных науке медведей и волков... А кто поручится, что науке известны все без исключения виды первобытных хищников? (стр. 279)

Виды-то ладно… Но у нас два существа – медведь с волчьей головой и волк с медвежьей. И тут возникает вопрос не о видовой принадлежности данных существ, а о принадлежности их к тому или иному семейству, группе гораздо более высокого уровня. Из настоящих хищников семейства миациды (Miacidae), нимравиды (Nimravidae) и амфиционы (Amphicyonidae) вымерли в третичный период, а прочие семейства сохранились до наших дней, хотя их представители, вне всяких сомнений, на родовом и видовом уровне эволюционировали исправно. Новые семейства хищных млекопитающих обнаружить маловероятно (особенно в столь недавних отложениях), хотя, в принципе, ограничений для этого нет. Кроме того, о реальности изображённых существ можно говорить однозначно лишь при одном условии. Догадались, при каком? Правильно, когда найдут кости или иные остатки этих самых животных, но не ранее. Пока что бравые слова Бушкова о реальности данных существ – это лишь переливание из пустого в порожнее.

«Вымышленное животное с бычьими рогами и головой лося» из французской пещеры. (Рис. 12). Может быть, не вымышленное, а опять-таки не найденная пока разновидность? (стр. 280)

См выше.

Но вернемся к динозаврам, которых первобытный художник наверняка мог видеть. Представляет несомненный интерес и рисунок из французской пещеры Комбарелль (рис. 13), в котором тот же неутомимый аббат Брейль «видит половой акт».
Ну, не знаю... Справа действительно изображен человек, а то, что у него между ног, крайне похоже на фаллос. Но вот фигура слева... Голова, передние конечности, контуры фигуры — все это напоминает скорее крупную рептилию, динозавра, стоящего по колено в воде, чем человека (кстати, если уж следовать идее Брейля о половом акте, то символический смысл вполне может оказаться и в том, что таким образом первобытный охотник выражает свое отношение к динозавру: да трахал я, мол, его...).
Это изображение, конечно, может служить предметом для дискуссий. Но вот рис. 2, мне представляется, не таит никаких двусмысленных толкований: кто это, если не динозавры? Ведь вылитые... (стр. 280)

Тому, кто хочет увидеть в этом существе динозавра, оно действительно напоминает такового. Только хвост у этого «динозавра» коротковат, тогда как в природе неизвестно пока двуногих бесхвостых динозавров. Не хвост, а так – пупочка. Поэтому нельзя исключать того, что на стене пещеры изображён человек с искажёнными пропорциями. Конечно, лучше всего об этом рассказали бы авторы рисунка, но они тысячи лет как мертвы.

Вот изображения бизонов и лошадей, пораженных стрелами (рис. 15, 16, 17). Глубокомысленный комментарий Елинека: «Но это, конечно, не стрелы, так как в то время ни оперенных стрел, ни гарпунов не было и быть не могло. Длинные зубатые гарпуны появились лишь в конце мадлена».
Наш ученый муж, разумеется, не летал в каменный век на машине времени и не мог знать точно, когда появились стрелы. В науке просто-напросто считается, что до определенного периода не было ни стрел, ни гарпунов, а это вовсе не факт. Но написать «мы полагаем» для ученых словно бы унизительно — и вот следует безапелляционное «не было!». Поэтому изображенные стрелы, нам объясняют, вовсе и не стрелы, а «символы». Чего именно? Ну, тут, как обычно, следует заигранный комментарий: «Сегодня трудно сказать, что означает сочетание некоторых символов с изображениями зверей, также невозможно вскрыть смысл самих этих обозначений». Прелестно! Переводя на нормальный человеческий язык — это не стрела, а символ, наука не в состоянии ответить, что это за символ, но все равно это символ, потому что стрел тогдашнему человеку «не полагается»... Забавная все же наука, вам не кажется?
А не проще ли предположить, что это именно стрелы? И художник изобразил реалистическую сцену — пораженное стрелами животное? Он в те времена еще не знал, что высокомудрые ученые дяди четко распишут, что ему, первобытному, «полагается», а что «не полагается»...

А вы, дорогой Сан Саныч, никогда не задумывались над тем, каким образом делаются выводы о том, что «полагается», а что «не полагается»? Нет, не «от балды». Это только у вас книга так написана в части, не списанной из других книг. В типичном же случае вначале делаются археологические находки, и лишь затем на их основании делаются выводы. И, если рисунок датирован более ранним временем, чем самые первые из найденных наконечников или других частей стрел, то вывод приходится делать именно такой, увы.
Конечно, не исключено, что лошади на рисунках поражены именно стрелами, и историю стрелы можно отодвинуть дальше в прошлое. Но изображения бизонов в этом плане выглядят как-то сомнительно. При качественной прорисовке деталей изображения самого животного (волосяная борода, изгиб рогов, горб, удлинённая шерсть на спине) «стрелы» изображены как-то неряшливо – тремя штрихами, выходящими из одной точки и направленными вниз и немного в стороны. Символическая трактовка допустима, по крайней мере, для изображений бизонов, поскольку знаки на их боках могут изображать кровь, льющуюся из ран. Автору комментария приходилось видеть в одной из книг фото рельефа, изображающего бизона. Рельеф был расположен под сталактитом, и в боку изображения бизона в месте падения капель воды было сделано небольшое углубление, из которого вода вытекала струйкой по боку животного, символизируя его кровь.
То же самое можно с уверенностью утверждать в отношении изображений, заимствованных Бушковым у Елинека. Нарисованные кровоточащие раны нанесены в область грудной клетки. Очевидно, при охоте на настоящего зверя охотники метили именно в эти участки тела, стараясь поразить сердце или лёгкие добычи.

То же самое — и с хижинами, которые на самом деле вовсе не хижины. Изображения из французских пещер (рис. 18). С одной стороны, ученые признают, они «сильно напоминают» круглые хижины каменного века, остатки которых обнаружены на территории Украины. С другой — им такое сходство отчего-то не по нутру, и вновь начинается словесная эквилибристика: «Они как бы действительно изображают хижину». Действительно, но как бы... А потому «выдвигалась гипотеза», что перед учеными мужами вновь «символ», на сей раз — ямы-ловушки. Аргументов — никаких. Просто по каким-то загадочным соображениям ученые не хотят признавать хижину хижиной, вот и извращаются...
А по-моему, это больше всего похоже именно на хижины — тем более что они, сами ученые признают, чертовски похожи на украинские из Межерича... (стр. 284)

Опять-таки, лучше всего о том, что тут нарисовано, рассказали бы авторы рисунков, а вовсе не Бушков. Может быть, где-то действительно изображены хижины. Но рисунок в самом центре вряд ли изображает хижину. Во всяком случае, сложно представить себе, что делает в хижине мамонт, изображённый целиком. Хижина должна быть весьма нехилого размера, чтобы этот зверь влез в неё. К тому же, «крыша» этой самой «хижины» почему-то не образует единого свода, разломленная пополам. Поэтому толкование рисунка как ямы-ловушки представляется вполне логичным. Показан вид ямы «в разрезе», и попавший в неё мамонт поднимает на себе настил, маскировавший её.

Но жаргон, жаргон! «В последнее время Леруа-Гуран разделил эти и большинство других обозначений на символы мужского и женского элементов: как женские символы он рассматривает тектиморфные, ректангулярные, колокольчатые и клавиформные знаки, как мужские — стреловидные обозначения».
К чему все это поэтическое словоблудие? Да чтобы облегчить себе жизнь. В случае, если попадется нечто непонятное и не укладывающееся в очередные чисто теоретические умствования, можно с загадочным видом изрекать: «Ничего необычного, классические тектиморфные ректангуляры, о которых сам Леруа-Гуран писал еще в тыща девятьсот...» С одной стороны, бред собачий. С другой, вроде бы и убедительное определение есть. На интеллигента, привыкшего испытывать трепет перед наукообразными заумными словообразованиями, может и подействовать... А уж что за процессы происходили в голове знаменитого Леруа-Гурана и не имели ли они что-то общее с терзавшими на склоне лет Шимана и Дюбуа — история темная...

Вот что, Бушков… Думаю, все, кому надо, уже узнали о вашем IQ всё, что можно было узнать. А если бы вы владели хотя бы толикой знаний научного «жаргона», вы бы поняли, что «тектиморфный» означает «крышеобразный», а «ректангулярный» – «прямоугольный». Эти слова могут показаться непонятными, но тем, кто имеет с ними дело, они вполне понятны. Это обобщающие термины, обозначающие некую совокупность предметов, объединённую общим признаком. Тут спорить – всё равно, что обвинять Карла Линнея в том, что он выбрал для названия и описания видов живых организмов мёртвый латинский язык, а не иврит, например. Так что «поэтическим словоблудием» смело можно называть построения Бушкова. А специалистам по физической и коллоидной химии, а также по ядерной физике и математическому анализу стоит приготовиться и в ужасе гадать, на чей специальный лексикон обрушится наш воинственно настроенный профессиональный дилетант.
Кстати, если уж Бушков в следующих главах книги преподносит себя как знатока разного рода народных поверий, он должен бы знать, что грибы с выпуклой шляпкой в народе считали «мужскими», а с вогнутой «женскими». Я думаю, параллель с формой знаков-символов достаточно очевидна.

Отдельная песня — «каменные орудия» первобытного человека. Трудно отрицать, что предмет с рис. 19 — и в самом деле обработанный человеческой рукой камень, точнее, каменный нож. Как невозможно отрицать, что предметы с рис. 20 — изготовленные человеком украшения.
Но когда нам втюхивают черт знает что...
На рис. 21 якобы — «простейшее раннепалеолитическое грубое орудие». Ну, а где гарантии, что это не обычный булыжник, малость изуродованный в результате какого-то природного процесса? Да никаких гарантий! Просто эта каменюка чьей-то прихотью «введена в научный обиход». Как и другая — «Грубое орудие из виллафранкского слоя пещеры Валлоне в Южной Франции», (рис. 22)
И снова — никаких гарантий, что это не обычный булыжник, в результате случайного удара принявший именно такую форму.
Правда, тут есть своя фишка: первое «орудие» открыто в Чехии чехами, второе — во Франции французами. Подозреваю, и те, и другие в первую очередь хотели доказать: в то время, как в остальных частях света жили лишь тупые обезьяны, самый первый чешский (вариант — французский) обезьяночеловек уже мастерил себе каменные орудия... Те же мотивы, что и в случае с «пилтдаунским человеком», очаровавшим всю Англию.
Ну ладно, пусть себе чехи с французами и дальше считают, что происходят от обезьяночеловека с каменюкой в лапе. Честное слово, ничего не имею против и даже аплодирую... (стр. 287)

Вообще, говорить о существовании обезьяночеловека в эпоху раннего палеолита уже как-то странно. Тем более, вне Африки. Путает что-то мэтр изящной словесности Бушков. Впрочем, как можно спутать то, чего он и не знал никогда? Пределы Африки покинули уже настоящие люди из рода Homo, пусть и архаичные. И сравнивать их с пилтдаунской находкой бессмысленно уже хотя бы потому, что в данном случае никто не искал «переходную форму». Ах, да, забыл… Бушков-то человека прямоходящего всё ещё обезьяной считает…
А Бушкову стоит всё же объяснить, в результате каких природных процессов круглая окатанная галька оказалась расколота двумя ударами, нанесёнными с разных сторон, но с одного бока? Да, ударов было, как минимум, два, поскольку режущий край, образованный сколами, вогнут, что указывает на наличие такого же скола на противоположной стороне, обращённой от зрителя. В отношении другого орудия также предстоит послушать интересные объяснения, поскольку с одного бока окатанной гальки, на стороне, обращённой к зрителю, видны следы примерно шести или семи сколов. Типа, другие камни так удачно попадали в время камнепада? А если таких камней найден не один (случайность?), не два (совпадение?), а больше? И не в одной пещере, а в разных? Тогда стоит задуматься…

Кстати, о том самом «обезьяночеловеке». Не угодно ли еще одну милую шутку? Ах, пардон, вполне серьезную научную «реконструкцию»...
На рис. 23 череп рамапитека, нарисованный в те времена, когда означенный рамапитек был еще не разжалован из предков человека. В распоряжении ученых было только два обломка верхней и нижней челюстей (выделены темным цветом). А все остальное они придумали из головы лет восемьдесят назад, когда не было компьютеров, так что «реконструкция» гроша ломаного не стоит... (стр. 288)

А что, уже приценивались?
Боюсь, Бушков в очередной раз демонстрирует лишь свои воинственные ужимки и прыжки, не желая вникать в суть вопроса. Тем не менее, стоило бы пошевелить мозгами хотя бы чуть-чуть.
Начнём с того, что зубы на этих самых челюстях растут вполне обезьяньи (специалист это легко определяет). Стало быть, его обладатель – обезьяна. Глубокомысленно, правда? Даже больше можно сказать – по зубам можно отличить человекообразную обезьяну от низшей – мартышкообразной или широконосой. Также человекообразные обезьяны отличаются по строению зубов от людей. Сопоставив данные по строению черепа современных и известных на тот момент ископаемых человекообразных обезьян, и исходя из сравнительно невысокой степени изменчивости признаков строения черепа животных данной группы (сравним, например, с рогатыми или утконосыми динозаврами), можно предположить, что череп рамапитека будет незначительно отличаться от черепов данных обезьян и будет обладать общими для обезьяньих черепов признаками в строении носовой области, глазниц, и т. д. Известные данные могут помочь в определении пропорций черепа – например, кривизна фрагмента челюсти. А наличие диастемы позволит реконструировать клыки, даже если сам клык не сохранился. Наделять примитивного дриопитека крупной мозговой коробкой явно нелогично – такое сочетание признаков не наблюдается у известных видов, и исключения маловероятны.
Так что бушковское «гыыыы!» в данном случае (как и во многих других) – это всего лишь продукт его собственного невежества. Кстати, при чём тут компьютер?

На рис. 24 та же, простите за выражение, хреновина. Черным выделены те кости австралопитека, что реально имелись в распоряжении ученых. Остальное — дофантазированное... Обратите внимание: за исключением одного-единственного большого пальца правой лапы (точнее, половины такового) вообще не имелось костей «рук» и «ног» — но их тем не менее все же изобразили из головы... (стр. 288)

Неужели логичнее было бы предположить, что у австралопитека росли ослиные копыта? Вот строение стопы долгое время оставалось неясным и её вполне могли рисовать предположительно. Однако, следы из Лаэтоли позволяют реконструировать ступни австралопитека. И новые находки показывают, что ступня австралопитека была достаточно сходной с человеческой – лишь большой палец отстоит сильнее.
Если же говорить о скелете в целом (а изображён хрестоматийно известный скелет знаменитой Люси), то Бушков в очередной раз блестит ослоумием. Что такого, что у скелета отсутствуют половина таза, бедро одной ноги и голень другой? Есть такое слово – симметрия. Логичнее предположить, что правая половина тела есть зеркальное отражение левой, и потому легко можно восстановить утраченные кости зеркальными дубликатами имеющихся. А кости рук и ног (точнее – кисти и ступни) будут с огромной долей вероятности близки по строению к таковым у близких видов.

А уж какие пикантные факты из славной истории собственной науки поведал Елинек!
«Предполагается», что гигантопитек, очередная то ли обезьяна, то ли предок, был ростом в два с половиной метра... но, «разумеется, это нельзя ни утверждать с уверенностью, ни отрицать, пока не будут найдены другие кости». Какие такие «другие»? Да дело в том, что в распоряжении ученого мира имеются лишь несколько зубов и парочка обломков челюстей означенного гигантопитека. Откуда же тогда взяли, что он ростом выше двух метров? «Если» его челюсть соотносилась с размерами тела так, как у гориллы, отвечают ученые. А если не соотносилась? (стр. 288 – 289)

… тогда получилась бы либо крохотная обезьянка с огроменными челюстями а-ля Щелкунчик, либо чудовищных размеров обезьянища с крохотной головёнкой. Как вам такие уроды?

С «предком» по кличке «ореопитекус бамболи» дело обстоит и того смешнее. Или — удручающе. В конце 60-х годов XIX века его отыскали — и поначалу решили, что обнаружили вымерший вид павиана. Еще через 70 лет швейцарский палеонтолог Гюрцеллер за павиана обиделся — и с ходу зачислил ореопитекуса в человеческие предки. А еще через тридцать с лишним лет выяснилось, что швейцарский умник, как пишет Елинек, «по ошибке принял за затылок два раздробленных позвонка», а потому его «реконструкцию» следует отослать в туалет для более прозаического употребления... ах, пардон, вечно я со своими вульгарностями! На самом деле следует «скорректировать реконструкцию скуловых дуг и восходящей ветви нижней челюсти». Смысл, собственно, тот же, но у Елинека, согласитесь, выражено не в пример изящнее. (стр. 289)

… А если учесть тот факт, что ореопитек вообще не относится даже к человекообразным обезьянам, излияния Бушкова оказываются просто сотрясениями воздуха или мануальным изнасилованием клавиатуры в извращённой форме. Но работа палеонтологов – это постоянный поиск новых свидетельств. А то, что написано в книгах, может быть верным лишь по состоянию дел на момент написания книги. Новые находки постоянно заставляют пересматривать существующие взгляды. В одних случаях они подтверждают ранее сделанные предположения, в других – уточняют и даже опровергают их. Таковы реалии научного поиска.
Ошибки вроде обсмеянной Бушковым встречаются часто – в процессе окаменения кости вполне могут деформироваться, не говоря уже о частичном разрушении, и тогда принять одни кости за другие вполне возможно. Но Бушков, не обладая даже элементарными познаниями в палеонтологии, конечно, хочет выглядеть и умным, и остроумным одновременно.

Вот так и трудятся представители сей славной лженауки, как две капли воды похожей на «уфологию». Методика совершенно та же: «уфологи», узрев в небесах нечто насквозь непонятное (и в девяноста девяти случаях из ста объясняющееся причинами, не имеющими ничего общего с космосом и иным разумом), тут же начинают сочинять красивые сказки про своих любимых инопланетян. Точно так же забавники под названием «антропологи» и «палеонтологи» на пустом месте плетут фантазийные небылицы, составляют ни гроша не стоящие «реконструкции», которые потом приходится потихонечку «подвергать корректировке», а проще говоря, признавать истине не соответствующими. (стр. 289)

Но вся проблема состоит в том, что существует большое различие между уфологией и антропологией. Уфологии не располагают ни одним натуральным образцом – нет у них ни тушки инопланетянина, ни обломка НЛО. А вот антропологам в этом плане повезло куда больше. У них есть, в первую очередь, самый что ни на есть натуральный объект для изучения – странное двуногое млекопитающее вида Homo sapiens, численность которого в наши дни перевалила за шесть миллиардов особей. Кроме того, у антропологов есть ископаемые остатки разного возраста, которые на самом деле ничуть не более редкие, чем остатки животных сходных размеров и численности. Есть и близкие родичи странного двуногого млекопитающего – человекообразные обезьяны, изучая поведение которых, можно понять мотивы и особенности поведения наших ископаемых предков. То есть, в отличие от уфологов, антропологи делают свои выводы на основе фактов. То же самое можно сказать про палеонтологов.
А что до истины, так ведь процесс уточнения того, что изначально известно не полностью, всегда будет происходить. Вывод признан ошибочным? Что ж, тем лучше для науки – ведь он не просто отброшен, а заменён другим, который объясняет ранее известные факты плюс новый факт, «отменивший» предыдущий вывод.

Над этим бесполезным умствованием, не основанным даже на капле реальности, еще в 1925 году вдоволь потешался прекрасный английский писатель Г. К. Честертон в эссе «Вечный человек»:
«Изобретатель может понемногу создавать аэроплан, даже если он складывает цифры на бумаге или куски металла у себя во дворе. Когда он ошибется, аэроплан его поправит, свалившись на землю. Но если ошибется антрополог, рассуждающий о том, как наш предок жил на деревьях, предок, ему в поучение, с дерева не упадет... Когда занимаешься прошлым, надо полагаться не на опыт, а на свидетельства. Однако свидетельств так мало, что они не свидетельствуют почти ни о чем... Но ученые так привыкли делать выводы, что и здесь они придерживаются привычки, оправдавшей себя в других, более плодоносных краях. О гипотезе, сложенной из кусков кости, они говорят, как об аэроплане, сложенном из кусков металла... Гипотезы множатся столь быстро, что их лучше назвать выдумками, а никаким фактом их не поправишь. Самый честный антрополог не может знать больше антиквария. У него есть лишь обломки прошлого, и он может держать их так же крепко, как держал его дальний предок обломок кремния. Причина у них одна и та же — это их единственное орудие, единственное оружие. Антрополог нередко потрясает им гораздо яростнее, чем ученый, который может собрать и приумножить факты. Порой он становится почти таким же опасным, как собака, вцепившаяся в кость. Собака хотя бы не высасывает из кости теорий, доказывающих, что люди и к собакам не годятся».
Резковато? Вряд ли — а как еще относиться к фантазерам и шарлатанам, с комической важностью и нешуточным запалом требующим признать их «настоящими учеными»? Тем более что жизнь доказала правоту Честертона, а не его противников... (стр. 289 – 290)

Может быть, Честертон был хорошим писателем – не мне судить, поскольку я не являюсь поклонником его творчества. Но, боюсь, он всё же не знал ничего о работе антропологов, или имел о ней самые смутные представления. Да, понятно, что для непосвящённого человека работа антрополога с костями и окаменелостями кажется чем-то странным и оторванным от реальной жизни. Да и говорит он о ситуации, которая сложилась в первой четверти прошлого века. Давненько, надо сказать, сложилась-то. А к нашему времени она успела сильно измениться. Не вина Честертона в том, что он пишет такие вещи об антропологах. Вина тут целиком и полностью на Бушкове, который, прикрываясь словами и именем Честертона, пытается представить ситуацию в антропологии такой, словно она не менялась последние восемьдесят с лишним лет.
Когда антрополог изучает кости в наши дни, он может извлечь из них информации намного больше, чем могли извлечь раньше. Современные технологии позволяют извлечь из ископаемых костей следовые количества ДНК и провести анализ степени родства представителя того или иного вида к современным людям. Накопившиеся материалы позволяют определить степень изменчивости признаков того или иного вида и выделить у него подвиды. Строение костей позволяет узнать пол и возраст индивида, а изотопный состав помогает приблизительно определить его рацион. Царапины на зубах позволяют заключить, что индивид кушал мясо, зажимая край большого куска в зубах и отрезая кусочек каменным ножом. А направление этих царапин позволяет заключить, был ли человек правшой или левшой. Характер ранений, оставшихся на черепах древних павианов, бывших добычей человека, позволяет предположить, какими орудиями пользовался древний охотник. А местоположение ран позволяет заключить, что удар наносил правша. Строение черепа позволяет реконструировать мягкие ткани рта и глотки и предположить, какие звуки могли издавать древние люди.
Иными словами, кости могут многое порассказать, если их «расспросить» хорошенько. Шерлок Холмс порадовался бы за антропологов. Честертон ошибался, утверждая, что антропологи «высасывают из кости теории». Они, если угодно, «расспрашивают» кости, и кости охотно раскрывают свои секреты, если вопрошающий знает язык, на котором нужно говорить с древними костями.
Конечно, мы никогда не сможем узнать полностью все тайны прошлого. Но те вещи и кости, которые находят учёные, позволяют раскрыть хотя бы часть тайн прошлого. И за каждой теорией или гипотезой в науке обязательно стоит нечто материальное – в частности, особенности строения самих костей. В противном случае это не наука, а простое пустопорожнее умствование.

Цитируем далее: «Однако наше невежество с успехом искупается наглостью. Наши утверждения так безапелляционны, что ни у кого не хватает духа к ним присмотреться; вот почему никто до сих пор не заметил, что они ни на чем не основаны. Еще недавно ученые доверительно сообщали нам, что первобытные люди ходили голыми. Ни один читатель из сотни, наверное, не спросил себя, откуда мы знаем, что носили люди, от которых осталось несколько костей. Они могли носить простые и даже сложные одежды, от которых не осталось следа. Плетения из трав, к примеру, могли делаться все искуснее, не становясь от этого прочнее... Я и не думаю доказывать, что первобытные люди носили одежду. Я просто хочу сказать, что мы не вправе судить об этом. Мы не знаем, украшали они себя или нет».
Честертон не мог знать, что пытливая мысль тех, кого он справедливо вышучивал, вознесется вовсе уж в заоблачные пределы фантазии. Я уже писал о некоем немецком штукаре... ах, пардон, профессиональном антропологе, который на одном из сборищ представителей этой профессии с видом пророка вещал, что питекантропы, изволите ли видеть, переплывали через морские проливы на плотах, которые искусно связывали, а то и на бурдюках из звериных шкур, которые сшивали. Не сохранилось ничего, даже отдаленно похожего на иглы питекантропов, не говоря уж о плотах. Ученый немец, как в этом ремесле принято, попросту фантазировал из головы — но ученое собрание-то не санитаров звало, а рукоплескало новой, оригинальной мысли, проливающей свет... и т. д. стр. 290 – 291)

А-а-а-а, так вот откуда Бушков взял «контраргумент», что люди могли из травы плести одежду… Сам-то он бы наверняка не додумался до такого.
При всём уважении к Честертону я попросил бы сторонников его идеи указать, какими реальными находками можно подтвердить умение первобытных людей плести одежду из травы. Одежда из шкуры, причём цельной, применялась довольно долго. Например, в книге М. Семёновой «Мы – славяне!» приводится интересная история одежды под названием «порты» (и заодно слова). В частности, прямо указывается на то, что в качестве одежды такого рода использовалась шкура, снятая с соответствующей части тела животного. Даже название такой одежды напрямую связано со словом «пороть». Лучшим контраргументом этому была бы находка одежды из остатков растений, растительные волокна, остатки плетения. Зачем? А затем, что наука оперирует фактами. Нет фактов – не на что опереться. Нет остатков травяной одежды (хотя бы пыльцы и фрагментов волокон) – нет вывода о наличии плетёной одежды. А вот наличие игл и скребков для шкур указывает на то, что шкуры не были «отходами производства» при разделке добычи, а специально использовались. Тут стоит вспомнить, что про скребок для шкуры говорил выше и сам Бушков. К тому же недавно обнаруженный «ледовый человек» Эрци оказался, зараза, одетым в костюмчик из шкур.
Увы, Честертон неправ, утверждая, что от первобытных людей осталось лишь «несколько костей». Или же утрирует. Не знаю, почему он это говорит, но следов материальной культуры первобытного человека найдено достаточно, чтобы утверждать очень многое.
А то, что люди себя украшали, даже Бушков признаёт, приводя в своём «труде» скопированные из атласа Елинека рисунки украшений первобытных людей.

Пикантная деталь: в «Атласе» Елинека на почетном месте, как и следовало ожидать, красуется снимок той бедренной кости питекантропа, что отыскал на Яве Дюбуа. С Елинека, в общем, спрос невелик: он свой труд выпустил в 1972 году, за год до того, как было неопровержимо доказано, что эта кость принадлежит не древней обезьянке, а вполне современному туземцу. Но его «Атлас» переиздавался в СССР в 1982 и 1983 годах, когда с костью не осталось никаких недомолвок. Но мы не найдем ни в первом, ни во втором издании на русском языке ни единого примечания, пояснявшего истинное положение дел. Чем тогда занимался научный редактор? Запятые расставлял, и не более того?
Безусловно, в любой науке существуют вещи, которые так и остаются необъясненными даже сегодня. Биологи, к примеру, не в состоянии объяснить, как так выходит, что майский жук летает. По всем законам аэродинамики он права не имеет продержаться в воздухе пару секунд — но ведь летает стервец... (стр. 291 – 292)

Вообще, я ту самую шутку слыхал про шмеля, а не про жука. У майского-то жука крылья по отношению к телу достаточно велики, если их расправить – крупнее, чем у шмеля. Но «это только присказка, сказка впереди» ((с) В. С. Высоцкий). На самом деле материал по данному вопросу вполне изучен, и биологи в состоянии объяснить, как это происходит. Как говорится, читаем умных книг. Могу порекомендовать книгу «Беспозвоночные. Новый обобщённый подход» Р. Барнса, П. Кейлоу, П. Олива и Д. Голдинга, изданную на русском языке в 1992 году. На страницах 337 – 338 в ней вполне подробно объяснено, как летают насекомые с такими маленькими крылышками. Кому интересно, открываем и смотрим. Скажу лишь, что ожидаемый способ полёта насекомого оказался не таким, как действительный. Отсюда и несоответствие расчётов реальной действительности.
Зачем я отвлёкся на эту тему? Знаю, знаю, полёт насекомых имеет очень малое отношение к антропологии. Просто Бушков, потрясая своей книгой, играет на моём поле, нападая на биологические науки. И я лишний раз хочу показать, что Бушков откровенно глуп, а его личное невежество – не лучший аргумент для спора, и уж конечно не повод считать ту или иную тему «невдолбенной и неразрешимой проблемой» той или иной отрасли знания.
Я продолжу рассуждения про кость, найденную Дюбуа. Она не только в старых атласах и сводках, но и во вполне современных руководствах упоминается именно как кость Homo erectus. Например, можно посмотреть у Ламберта в «Доисторическом человеке…». Если по бушковским словам высчитывается 1973 год как время переосмысления принадлежности той самой бедренной кости, то в книге Ламберта, изданной в 1987 году и переведённой на русский язык в 1991 году, косточка-то всё равно причисляется к остаткам Homo erectus. И на современных сайтах в Интернете, посвящённых антропологии, кость эта упорно причисляется к остаткам эректусов. Кстати, если не секрет, в каком источнике указано на принадлежность данного образца «вполне современному туземцу»? Пока я встречал такие упоминания только в материалах сторон, прямо заинтересованных в доказательстве невдолбенной древности рода человеческого.

И таких примеров масса. Но если физик, химик, биолог, астроном или представитель другой настоящей науки не может того или иного факта объяснить, он честно так и пишет (разумеется, и в этих науках случаются вещи... не вполне джентльменские, но все же процент их ничтожен по сравнению с теми шарлатанскими дисциплинами, которым я посвятил эту книгу). Если антрополог или палеонтолог не может объяснить того или иного факта — он в подавляющем большинстве случаев, ничуть не смущаясь, сочиняет из головы какую-нибудь благоглупость, для солидности приправляет ее какими-нибудь «тектиморфами» или «ректангулярными символами» — и преспокойно требует, чтобы его придумки считались святой истиной...
Давайте отвлечемся ненадолго. Поговорим о вещах, по-настоящему необъяснимых пока что, потому что это и в самом деле интересно...
Еще в СССР на стоянке раннего каменного века Сунгирь были найдены два длинных копья из бивней мамонта — очень длинные и совершенно прямые. Хотя бивни мамонта изогнуты чуть ли не в кольцо...
Объяснений тут два: либо первобытные люди старательно выискали неких мамонтов-мутантов, уродов с прямыми бивнями, либо, что гораздо вероятнее, они уже в каменном веке знали некое средство, размягчавшее мамонтовую кость...
Между прочим, Плутарх, описывая грандиозные строительные работы в Афинах, среди мастеров, которых нанял государственный деятель Перикл, называет и «размягчителей слоновой кости» — без тени восхищения экзотикой упоминает, наряду с прозаическими плотниками, чеканщиками, медниками. Как бы там ни было, следы древнего умения размягчать бивни прослеживаются — и вряд ли стоит привлекать в качестве объяснения вездесущих инопланетян, якобы поделившихся с земными аборигенами своими высокими технологиями... (стр. 292)

Выдвигаю третью версию. Кость – импортный товар: очень даже прямые и достаточно длинные бивни мастодонта ананкуса. Их выменивали по десять сочных молодых женщин за бивень. Но на полпути к продавцам данного товара женщины были захвачены первобытными племенами Тибета, после чего через девять месяцев породили племя ло-ло, о котором упоминает в своих капитальных трудах по тибетоведению Э. Р. Мулдашев. Устроит такое объяснение? Меня – нет. Это была шутка.
На самом деле секрет размягчения бивней (и, мимоходом замечу, костей) в наши дни не представляет секрета, хотя открытие это было сделано совершенно случайно. О нём русским по белому упоминается в книге чешских авторов Ярослава Малины и Ренаты Малиновой «Природные катастрофы и пришельцы из космоса». Позволю себе привести текст соответствующей главы полностью:

Выпрямление бивней мамонта

С древнейших времен наряду с камнем наши предки использовали для изготовления орудий труда кости, рога, бивни мамонтов и слонов. При изготовлении простых орудий из кости они ограничивались скалыванием и шлифовкой, для получения более сложных предметов, а также украшений сырье сначала необходимо было размягчить, затем придать ему определенную форму и наконец вновь сделать твердым. Уже охотники раннего палеолита умели путем размягчения выравнивать бивни мамонта. Этот способ обработки кости был известен ремесленникам и более поздних эпох истории развития человечества, однако никаких письменных свидетельств до нас не дошло. Очевидно, секреты производства сохранялись в глубокой тайне. Соучек считает наличие такой технологии еще одним доказательством существования в далеком прошлом знаний очень высокого уровня, причем таких, которые нам приходится как бы вновь открывать для себя. Но на вопрос, откуда могли взяться такие знания, он отвечает: «К сожалению, мы не можем даже предположить, откуда они взялись».
Однако мы не только предполагаем, но и точно знаем откуда. О том, как сделать кость мягкой, стало известно в 1953 году, когда польский археолог Казимеж Журовский высказал свою идею, возникшую совершенно случайно. Все началось с любимейшего блюда Журовского — бифштекса по-татарски, который он всегда ел с горчицей. Однажды в блюдце с горчицей он забыл ложечку из слоновой кости, а когда через некоторое время вынул ее оттуда, она оказалась мягкой, как резиновая. Журовский понял, что причиной размягчения является кислота, содержащаяся в горчице. От коллег-археологов он узнал, что при раскопках они часто находят растения, содержащие щавелевую кислоту, а в одном из городищ обнаружили яму, полную заготовок из рогов оленей, которая явно походила на резервуар для их размягчения. Журовский сделал настой из листьев щавеля и погрузил в него кости, рога и кусок бивня слона. Спустя шесть недель их можно было резать, как дерево. Вынутые из раствора, они через четыре дня вновь затвердели.

Как видим, хитроумных жителей Проксимы Центавра или Тау Кита и впрямь не следует привлекать для объяснения таких случаев. А мамонтов-мутантов по евразийским степям бродило не так уж и много. Всё объяснимо вполне земными причинами, и даже, как видим, свидетельства этого найдены. 1953-й год… Полста лет…

Далее я пропускаю огромный пласт бушковских мыслеизлияний – пересказ саги о плавании Майл Дуна. Примерно десять страниц текста, добавленного сугубо для придания книге объёма и разлива «воды». Ну, в самом конце этого унылого пересказа Бушков признаётся, что на него это всё произвело впечатление чего-то реального. Интересно, был ли это камешек в огород науке, такой непостижимой для Бушкова?
Но это уже его проблемы восприятия.

Но вернемся к нашим баранам, то бишь ученым мужам, представляющим, если называть вещи своими именами, призрачную науку. Мираж, только притворяющийся реальностью.
Разбирая по косточкам это шарлатанство, я вовсе не собираюсь примитивно кого-то игнорировать, устраивать эпатаж ради эпатажа: староват я для таких забав... Просто-напросто стараюсь добросовестно претворить в жизнь методику, чеканно сформулированную знаменитым философом Карлом Поппером. (стр. 303 – 304)

Вот именно, что идёт эпатаж чистой воды. Смесь «газетных уток» и «клюквы» под примитивным соусом невежества. И возраст в данном случае – не помеха.
И кто бы говорил о том, что «я вовсе не собираюсь примитивно кого-то игнорировать»? На протяжении всей главы идёт именно банальное игнорирование всего, что не вписывается в бушковские умопостроения, всего, что подтверждает теорию эволюции. Достаточно просто взглянуть в те же самые книги, которые Бушков, типа того, «использовал» при написании своего капитального труда, чтобы убедиться, что имеет место обыкновенное искажение фактов.

«Научный интерес появится лишь в том случае, если вы скажете: «Существуют теории, которых ныне придерживаются некоторые ученые. Эти теории утверждают, что при таких-то обстоятельствах должны наблюдаться такие-то вещи. Давайте посмотрим, действительно ли их можно наблюдать». Иными словами, если вы выбираете ваши наблюдения в свете научных проблем и общей ситуации в науке данного момента времени, то вы можете внести какой-то вклад в науку». (стр. 304)

Смотрим… Предсказала теория эволюции китообразных с ногами? Найдены Pakicetus, Ambulocetus, Kuthicetus, Rhodocetus…
Продолжать? Предсказаны четвероногие сирены? Пожалуйста, на Ямайке открыт Pezosiren.

Воспроизводимость результатов эволюции смачно (именно так, сочно и со вкусом) демонстрируют хоботные. Сами смотрите: в одинаковых условиях на небольших изолированных островах закономерно возникали карликовые формы хоботных:

Остров Врангеля (Северо-Восточная Азия) – мамонт;
Острова Санта-Роза (Северная Америка) – колумбов слон (= колумбийский мамонт);
Остров Флорес (Юго-Восточная Азия) – стегодон;
Острова Крит, Мальта, Кипр (Средиземноморье) – разные виды слонов рода Paleoloxodon (на рисунке - карликовый мальтийский слон).

К этому списку добавим разные карликовые островные формы других животных:

Остров Флорес – карликовый флоресский человек;
Острова Средиземноморья – карликовые бегемоты, олени (с пуделя) и носороги;
Остров Хатег (южная Европа, меловой период) – карликовые формы растительноядных и хищных динозавров.

Убедил? Надеюсь, что да. Подробнее о законах развития биологических систем см. в очень полезной для ума книге Н. Ф. Реймерса. Стало быть, у теории эволюции есть вполне реальный объект изучения, воспроизводимый и наблюдаемый. Просто процесс эволюции идёт в таких масштабах пространства и времени, которые не подвластны человеку. Мы можем лишь наблюдать результаты «экспериментов», проводимых самой природой (образное выражение, предупреждаю!). То, что мы не можем воспроизвести экспериментально эволюционные процессы в их масштабе и времени, вовсе не означает того, что эволюции нет. В Средневековье не могли воспроизвести опыты, демонстрирующие существование и свойства элементарных частиц, но это ещё не означает, что элементарных частиц тогда не существовало. А мы пока ещё не умеем зажигать сверхновые звёзды, что, однако, не мешает развитию астрономии и, в частности, пониманию эволюции звёзд.

И далее: «Правильной рекомендацией будет такая: «Пытайся освоить то, что ныне обсуждается в науке. Постарайся найти, где возникают трудности, и попытайся заинтересоваться расхождениями. Именно этими вопросами ты должен заняться».
И наконец, первый из десяти предложенных Поппером тезисов относительно методики научного познания мира звучит так: «Не существует первичных источников знания. Нужно приветствовать каждый источник, каждое предложение, но каждый источник, каждое предложение открыты для критической проверки. Если исключить историю, то обычно мы проверяем сами факты, а не источники нашей информации».
Формулировки прямо чеканные. Одно уточнение: лично я вовсе не собираюсь «вносить какой-то вклад в науку». Я просто-напросто не хочу принимать на веру то, что нам вещают «источники нашей информации», а исследую сами факты. И делаю выводы. Поскольку, согласитесь, в отличие от будней многих других наук, вопрос о происхождении человека касается непосредственно каждого из нас, и меня в том числе. По большому счету, нас с вами совершенно не касаются вещи вроде звездного альбедо, валентности, скорости застывания вулканической лавы или доказательства теоремы Ферма. А вот вопрос происхождения человека каждого должен волновать. Потому что касается и его непосредственно. И нужно четко определить для себя, чью точку зрения человек намерен принимать — авторов Библии или чудаковатого английского джентльмена с дипломом богослова, отмеченного явными психическими... интеллигентно выразимся, девиациями... (стр. 304 – 305)

Оп-паньки! У Библии всё же были авторы? И кто же они? А то жрецы Яхве вещают нам, что Библия «богодухновенна», или как там они это называют…
А если говорить серьёзно, то Бушков как раз и не делал того, о чём говорил Поппер – не производил критическую проверку источников, с которых списывал данные, не осваивал ничего из того, с чем сейчас работают учёные-эволюционисты. Фактов он также не исследовал, поскольку даже слону понятно, что фактическим материалом в области биологии наш воинствующий дилетант просто не владеет. Плохую шутку сыграла тут поистине свинячья всеядность Бушкова в отношении источников информации вкупе с некритическим подходом – вместо фактического материала по теме читатель по его воле окунается в смесь домыслов и чудовищного невежества, замешанную на дозированной полуправде, которая придаёт рассуждениям некоторую наукообразность.
Ах, если бы Бушков обладал хоть половиной, даже третью или четвертью тех знаний, которыми владел Дарвин! Разве б мы увидели тогда это бумагомарание?

В чем все же разница меж наукой и лженаукой? Можно ли найти четкое определение?
Легко!
Сошлюсь на собственный немаленький опыт. Представители настоящих наук (физики, химики, биологи, астрономы и т. д.), как правило, готовы рассуждать с дилетантами на самые «скользкие» темы и давать соответствующие пояснения. Конечно, если видят, что имеют дело именно с любознательным дилетантом, а не психом. Если у них есть свободное время (и в особенности, если у вас найдется хороший коньяк), сплошь и рядом что-то объяснят и прояснят. Наверняка испытывая про себя чувство превосходства, но это уже вторично. В общем, помнят, что кто-то из великих физиков (кажется, Энрико Ферми) наставлял своих сотрудников: вы, ребята, должны уметь доходчиво и внятно объяснить любой уборщице, чем вы занимаетесь в заведении, где она наводит чистоту...
Совершенно иная картина со служителями мутных, откровенно шарлатанских дисциплин (истории, уфологии, антропологии и пр.). Они либо вместо объяснений ссылаются на авторитет уважаемых жрецов данной секты (сам великий Икс Игрек-оглы сказал!), либо отказываются от объяснений вовсе, заученно тараторя что-то про то, что есть некий загадочный, волшебный, прямо-таки мистический научный метод, который могут понять только профессионалы. И требуют слепой веры в то, что ими написано и изречено. (стр. 305)

Что ж, стоит всё-таки убрать из списка историю и антропологию, несмотря на то, что у Бушкова растёт зуб на обе этих науки. Не знаю, каков Бушков как историк (есть, однако, некое гаденькое чувство…), но как антрополог он более напоминает, э-э-э-э… Ладно, натравит ещё адвоката, и буду ущемлённые честь и достоинство ему оплачивать, хотя по прочтении книги глубоко сомневаюсь в наличии у него таковых.
А вот в списочек мутных дисциплин стоит добавить богословие, поскольку оно как раз полностью соответствует указанным признакам: ссылка на авторитеты «святых отцов», уход от объяснений гниловатых вопросов и требование слепой веры.

А ведь помянутые полушарлатанские забавы в корне отличаются от точных наук. Это эксперимент физиков по поводу микромира ни один дилетант повторить не в состоянии, хотя бы потому что не умеет вертеть нужные ручки, а следовательно, не в состоянии оценивать мастерство физиков в обращении с упомянутыми ручками и кнопочками. В той же антропологии ситуация качественно иная: нет нужды быть «специалистом», чтобы отличить камень, безусловно обработанный человеческими руками, от обычного неведомо при каких обстоятельствах надколотого булыжника, который выдают за «орудие труда». Не нужно быть специалистом, чтобы определить: изображенное на стене пещеры Лас Казарес динозавроподобное существо на «рыбу» или «лягушку» похоже не более, чем Новодворская на стриптизершу. Практически всякий разумный человек, владеющий логическим мышлением (а научиться логике — это чисто технический процесс вроде освоения велосипеда или ноутбука) вправе (и способен) усматривать логические прорехи в рассуждениях... (стр. 305 – 306)

Что ни говори, а до того, как будет препарирован первый натуральный экземпляр инопланетянина, уфологию можно на полном серьёзе рассматривать только как околонаучную забаву. Но в отношении прочих наук можно очень долго спорить. Я не собираюсь говорить об истории – пусть люди, компетентные в этом отношении, выскажут свою точку зрения о выкладках Бушкова.
Распитие спиртных напитков, вообще-то, не является определяющим критерием научности. Любой уфолог или специалист по торсионным полям, не говоря уже о представителях т. н. «креационной биологии», охотно просветит вас, Сан Саныч, в области своего интереса, да если за стаканом да под закусь, и особенно за ваш счёт... Но его выкладки от этого научнее не станут, даже если при вашем невежестве они легко уложатся на слишком свободные полочки в глубинах вашего сознания.
Что касается бушковского примера из области физики, то здесь он не сказал самого главного: дилетант не представляет себе основ того, с чем имеет дело. Крутить ручки сможет не только дилетант рода человеческого, но и просто умная обезьяна. Но ни дилетант, ни обезьяна не скажут одного – зачем они это делают. И главное в опыте – не только умело повернуть нужную ручку, но и извлечь информацию из результатов опыта. А порядок кручения ручек – это суть опосредованное приборами взаимодействие макромира с микромиром, создание условий, в которых проявляется какое-то ожидаемое явление микромира, либо открывается нечто новое.
И самого главного Бушков так и не сказал… А именно – не дал определения лженауки, не показал её основных признаков, не очертил отличий. В принципе, я могу это сделать за него, но ему это не понравилось бы. Впрочем, какая мне разница?
Оба понятия были чётко определены в статье А. В. Бородулина «Торсионная лженаука», размещённой на сайте «Научный атеизм». Позволю себе некоторую копипасту из статьи, опустив лишь ссылки на первоисточники:

Для начала следует определиться с понятиями. Наука – одна из центральных тем нашего обсуждения. Мы принимаем определение науки […] и будем понимать под наукой сферу человеческой деятельности, функция которой – выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Это определение отражает основную черту научной деятельности: стремление на основе построения аксиоматических (логико-математических) систем познать объективно существующие законы природы, человека и общества, постичь в конце концов, сущность мироздания.
Применяя философский метод, то есть, рассматривая всеобщее содержание «науки», для ответа на вопрос, что такое «наука», современная философия науки […] рассматривает несколько атрибутов «науки» как особого теоретического объекта, имеющего основания во всеобщих характеристиках сознания:

– во-первых, наука есть результат деятельности рациональной сферы сознания (в этом смысле она противостоит иррациональному во всех его проявлениях);

– во-вторых, наука – объективный тип сознания, существенно опирающийся на внешний опыт;

– в-третьих, наука в равной степени относится как к познавательной, так и к оценочной сфере рационального сознания.

Итак, наука с точки зрения всеобщих свойств сознания является рационально-предметной деятельностью человека, цель которой – построение и изучение на основе внешнего опыта свойств мысленных (в т. ч. математических) идеализаций и моделей объектов изучения. Отсюда следует, что источником научного знания не может быть ни чувственный опыт сам по себе, ни художественное воображение, ни религиозно-мистическое откровение, ни экзистенциальные переживания, а только мышление – либо в форме построения эмпирических моделей чувственного опыта, либо в форме конструкций теоретических объектов.

С этой точки зрения науке противостоит лженаука. Поскольку мы часто будем прибегать к этому понятию, следует особо уточнить, что употребляться оно будет в том смысле, какой вкладывает в него А. М. Хазен в своей специально посвященной этой теме работе «О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке»: «Лженаукой является введение в процесс научной работы, научных публикаций и обсуждений политических и религиозных установок, преднамеренной фальсификации экспериментов, прямой или косвенной цензуры, а также методов уголовного мошенничества, использующих научную терминологию, научные степени и званий, в частности, при рецензировании научных работ» […].

В. Б. Губин […] приводит ряд существенных признаков лженауки. Перечислим их.

1 – резко сниженная самокритика, «…без которой нет достаточных побуждений как можно полнее проверять свою теорию на согласованность со всем другим знанием»;

2 – плохая ориентация авторов в критериях правильности научной теории; в особенности часто нарушается основополагающий принцип согласованности новых гипотез с установленным знанием, что необходимо в силу того, что все теории «говорят об одном и том же мире и, следовательно, не должны противоречить друг другу»;

3 – обрывочные представления о современном состоянии научной области, в которой «работают» лжеученые, а так же общего процесса исторического развития науки и конкретных исторических фактов (лженаучными зачастую становятся теории «…уже неоднократно выдвигавшиеся и давно отвергнутые» как непродуктивные). Сюда же можно отнести и случаи преднамеренного искажения при изложении научных фактов и теорий (например, случаи с ЭПР-парадоксом и вакуумом, с которыми мы познакомимся ниже);

4 – рассуждения лжеученых зачастую нелогичны. В противном случае авторы часто упускают из виду тот факт, что сама по себе логика ничего не говорит о мире физических фактов: это совокупность правил корректного мышления, наполняющихся конкретным физическим смыслом только благодаря эмпирии. Следовательно, правильная научная теория должна быть органическим целым, состоящим из установленных фактов, объясняемых логически;

5 – «культ математики» в естественных науках, то есть неверное понимание роли математики в построении формальной модели действительности. «…правильность математического утверждения проверяется не сравнением с природным образцом, а проверкой правильности формального построения, т.е. фактически по наличию точки в конце доказательства». Предмет математики – структура рассуждений; в сущности, математику все равно, о чем он говорит, основной вопрос математики в этом отношении – не «Что я говорю?», а «Как я говорю». Каким бы четким ни было формально-математическое представление, оно вовсе не обязательно отвечает рассматриваемой области действительности, а если это и так, то, согласно геделевской неполноте, бесконечно сложная реальность a priori сложнее модели […];

6 – отсутствие исторического взгляда на проблему: зачастую – а именно так действует команда Акимова-Шипова – производятся попытки сломать все исторически преемственное здание теоретической физики, якобы пребывающей в тупике, кризисе, и на его месте «…построить что-нибудь правильное и несомненно эффективное».

Более понятно, чем у Бушкова, верно? И главное – точно и универсально.
Что же касается антропологии, то специалистом тут надо быть. Без этого никуда. В противном случае возможны самые нелепые ошибки. Нужно уметь отличить зуб человека от зуба человекообразной обезьяны, не говоря уже о зубе низшей обезьяны – мартышки или бабуина. Нужно разбираться в анатомии человека, чтобы отличить на раскопках кость человека от кости оленя или антилопы соответствующего размера. И речь идёт не о характерных костях типа кости черепа или бедренной кости, а о рёбрах, костях пальцев, и т. д. Причём определить их надо, когда они находятся в сильно разрушенном виде. А ещё их надо реконструировать, и тут пустая голова вовсе не помощник. Нужно оценивать развитие прогрессивных и примитивных признаков найденного образца, сравнивать его с уже известными находками, и т. д. Увы, некоторые вещи недоступны людям со слабой подготовкой. А пустоголовым профанам типа Бушкова я бы вообще посоветовал держаться подальше от разного рода научных тонкостей. В противном случае получится слон в посудной лавке или ещё кто похуже. Увы, мнение специалиста в области антропологии означает для научной общественности неизмеримо больше, чем мнение недоучившейся школьницы Маши Шрайбер или воинствующего дилетанта Саши Бушкова. Ибо мнение специалиста основано на знаниях, а мнение двух указанных персон – это просто кич, пиар, попытка крыловской лягушки надуться до размеров вола.

А в общем, к антропологии уже невозможно относиться не то что уважительно, но и вообще серьезно. Поскольку вот уже несколько лет она собой представляет труп, кадавр, привидение...
Еще в марте 2003 года серьезнейший американский журнал «Сайенс» сообщил о завершении работ, которые вела группа японских и индонезийский ученых под руководством заведующего отделом антропологии японского Национального музея науки Хисао Баба (надо полагать, не шарлатан и не дилетант). Японцев, кстати, представляли специалисты Токийского университета — тоже не общество по изучению летающих тарелок...
Сначала с помощью компьютерной томографии было доказано, что разновидность ископаемых гоминидов, к которым относится питекантроп, не является звеном эволюции человека. Потом долго исследовалась ДНК — и эти исследования окончательно доказали, что питекантроп, синантроп, австралопитек и прочие родственные им облизьяны составляют опять-таки отдельную ветвь приматов, не имеющую отношения к современному человеку. (стр. 306)

Вопрос можно? Откуда нашли ДНК этих самых «облизьян» («бизян» и т. д.)? Я просто поясню, что, если из остатков недавно живших неандертальцев можно получить ДНК, то с костями австралопитеков и древних представителей рода Homo такой фокус не проходит. Их ископаемые остатки – это результат медленного замещения органического материала костей минеральным веществом. Своего рода естественный слепок получается, и органикой в нём практически не пахнет – разве что, следовые количества остаются. Опять-таки замечу, что называть представителей вида Homo erectus «обезьянами» некорректно, но неучам типа Бушкова я великодушно прощаю. Однако, когда неуч начинает поучать, ему неплохо бы врезать дверью по физиогномии – так, для острастки. Кроме того, я дюже сомневаюсь, что Бушков верно изложил суть исследований и их результаты. Какой из него антрополог – все уже поняли.
Если продолжать конструктивную часть беседы, то можно отметить, что даже боковые ветви эволюции проясняют направление магистральных. Кроме того, на момент разделения филогенетических ветвей даже не было ясно, какая из них боковая, а какая нет. Это уже потом, пост фактум было выяснено. Так вот, боковая ветвь, отходя от общего ствола, накапливает какие-то специализации, из-за которых её не признаЮт непосредственным предком вида, родословную которого восстанавливают – в данном случае, предком современного человека. Но каждый из «отщепенцев», отделяясь от «генеральной линии», уносит с собой набор признаков, сформировавшийся у эволюционирующей филогенетической линии на момент его отделения. И дальнейшая специализация этого вида происходит уже на основе данного набора признаков.

Эти работы (опровержения которых не последовало), по сути, закрывают теорию эволюции в ее классическом дарвиновском виде, как ветхую пивнушку. Повторяю, сделаны они три года назад, почти уже четыре, доведены до сведения широкой научной общественности... (стр. 307)

Да хоть десять раз повтори. В отличие от речений и жития преподобно-неправдоподобного Акакия Сионистского или Сосипатра Египтянина (или какие там пророки и святые старцы были?), теория Дарвина не есть неизменный и непреложный канон, возведённый в ранг идола и требующий непременного жертвоприношения обезьян на алтаре в Олдовайском ущелье в день рождения Дарвина. Наука меняется, и во многом она давно отошла от классических дарвиновских представлений. Это нормально, и никто не плачет от того, что наука ещё больше постигает истину, даже в ущерб бытовавшим представлениям.
Кроме того, как изменения в воззрениях на эволюцию всего лишь одной группы позвоночных животных могут повлиять на данные по эволюции всех остальных групп живых организмов? Я уже не говорю о процессе эволюции как таковом.
Изменения взглядов на ход эволюции тех или иных групп живых организмов происходят всегда. Например, тех же китов от кого только не выводили! Несмотря на то, что отмечается сходство в строении белков китообразных и парнокопытных (даже в книге издания 1965 года!), в предки китам «назначали» то креодонтов, то насекомоядных, то хищников… Лишь в последнее время выяснили, что предками всё же действительно были архаичные парнокопытные. И ничего, жива теория эволюции!

И тем не менее уже после этого российские студенты изучают антропологию по уже упоминавшемуся мной учебнику «История первобытного общества», написанному некими Алексеевым и Першицем, а консультантом у них был профессор и член-корреспондент Российской академии наук Арутюнян. Это все равно как если бы на кафедре астрономии сегодняшним студентам на полном серьезе объясняли, что Земля плоская, как блин, а Солнце вертится вокруг нее...
Это не учебник, а песня какая-то. Точнее, гимн перевозбужденной фантазии.
«Предполагается, что австралопитеки охотились на павианов и черепа их раскалывали с помощью острых камней». (стр. 307)

Приведу одну цитату, которая, надеюсь, знакома Бушкову:

«И вот, когда я усадил в автомобиль последнюю пару гостей и потащился, как иголка к магниту, по направлению к гардеробу, меня внезапно осенило: павианы! Они могли быть тем источником пищи, который позволил антропоидам освоить Трансвааль. Я вспомнил о черепе павиана, доставленном мне Жозефиной Сэлмонс. Ведь его нашли в том же самом карьере Таунгс, где обнаружен череп и окаменевший слепок мозга. Я вспомнил о круглом отверстии, пробитом на правой стороне черепа павиана. Что, если этот удар нанесла крупная обезьяна с большим мозгом? Она была определенно достаточно умна и сильна, чтобы поймать павиана и убить его.»

«Прежде всего он вновь обратил внимание коллег на примечательную особенность черепов павианов, найденных в пещерных отложениях: они имели пробоины с радиально расходящимися трещинами. Такой неизменно повторяющийся дефект вряд ли мог появиться случайно, скорее всего это результат сильного и целенаправленного удара тяжелым предметом. Затем, судя по проломам на макушке или со стороны основания черепа, следовала «операция» по извлечению мозга, который съедали. Для подтверждения своих давних выводов Дарт внимательно изучил 42 черепа павиана, найденные при раскопках в Таунгсе, Стеркфонтейне и Макапансгате. И сразу же обнаружилась некоторая закономерность: 26 черепов (64 %) оказались проломленными ударами спереди, 7 черепов — ударами с левой стороны. Те же особенности прослежены на черепах австралопитеков и слепках их мозговой полости. Удары наносились справа и спереди, а иногда слева. Вмятины обнаружены также на затылочной части черепов с правой их стороны. На полдюйма в глубь коробки погружены раздробленные фрагменты кости одного из черепов австралопитека. А до чего же впечатляющ был вид нижней челюсти из Макапансгата! Можно лишь подивиться, с какой поразительной точностью и даже аккуратностью пришелся удар в левую сторону челюсти. Несмотря на свою массивность и величину крепких зубов, челюсть оказалась буквально сплюснутой от удара страшной силы. Незаросшие трещины на челюсти и черепах показывали, что жертвы умерли после «неистовой атаки» охотников за головами.
Для уточнения и проверки своих наблюдений Дарт решил показать череп с вмятинами и трещинами на поверхности эксперту судебной медицины доктору Макинтошу. В качестве образца он выбрал черен павиана, доставленный ему 25 лет назад Жозефиной Сэлмонс. Макинтош не замедлил с ответом: «Поверьте мне, дорогой профессор, за свою жизнь я достаточно насмотрелся на черепа людей, изуродованные сходным образом. Так выглядит кость, когда в нее попадает пуля. Поскольку «недостающие звенья» были не настолько цивилизованными, чтобы палить друг в друга из карабинов и пистолетов, то остается предположить, что они дрались деревянными дубинками или увесистыми трубчатыми костями крупных животных...»

Я думаю, Бушков должен знать, откуда эти цитаты. По крайней мере, в списке виденной им литературы эта книга стоит под номером 74. Это В. Ларичев «Сад Эдема», глава 4 ««Бэби» Раймонда Дарта». Вот и ответ на его недоумённые вопросы. Однако же, ответ явно ускользнул из поля зрения Бушкова. Это в очередной раз проявляется хорошо знакомый феномен «избирательной слепоты», характерный для писателей подобного пошиба.

«Вместе с камнями в качестве орудий могли использоваться деревянные палки и палицы...» А могли и не использоваться. Поскольку ни единой палицы не сохранилось.
«Спорным является вопрос о знакомстве австралопитеков с огнем, на чем настаивают некоторые южноафриканские и английские специалисты». Французские и голландские, надо полагать, не настаивают? Имеют совесть?
«Возможно, что некоторые находки относятся к началу среднего плейстоцена». А возможно, и нет, и им на пару миллионов лет меньше, чем полагает очередной фантазер...
Владел ли «предок человека» огнем? Тут тоже безудержный полет фантазии.
«Искусственное добывание огня, вероятно, было связано с простейшими операциями по выделке орудий». А вероятно, и нет.
«При оббивании одного камня другим, например, кремня и пирита, летели искры, от которых могли воспламениться сухой мох, трава и листья». А могли и не воспламениться.
«При изготовлении деревянных орудий дерево могло самовозгораться от трения». А могло и нет... (стр. 307 – 308)

Продолжу список…
В нормальных условиях чистая вода закипает при ста градусах Цельсия. А может и не закипеть.
Волга впадает в Каспийское море. А может и не впадать.
Дважды два – четыре. А бывает, что и не четыре.
Иными словами, совершенно тупой способ вести спор – чисто механическое подвергание сомнению всего подряд. И хрен с ним, что на стоянке Терра Амата найдены остатки деревянных копий с обожжёнными для прочности наконечниками. Никого не волнуют находки камней пирита и кремня со следами частого употребления. И никому нет дела до того, что при ударах этих камней друг об друга действительно летит много искр, которые могут воспламенять трут и другие горючие вещества. И даже существование огнива никого не волнует. И совершенно смешными выглядят попытки Я. И. Перельмана в книге «Занимательная физика» рассчитать эффективность добывания огня методом сверления древесины… Даже если по его расчётам получается, что это возможно, даже если у народов Океании «огневой лук» употреблялся сравнительно недавно – плевать на это. Мы же настроились – тупо отрицать всё. И даже то, что эти строки написаны на русском языке – это ведь тоже не факт, и это надо доказывать!

Вроде бы достаточно давно доказано, и совершенно недвусмысленно, что неандертальцы ни в коей степени не родственники современного человека. Однако авторы учебника как ни в чем не бывало утверждают, что лишь «некоторые» западноевропейские специалисты защищают такой «известный пережиток», как мнение о чуждости неандертальца нашим предкам. И вещают бравурно: «все отечественные и многие зарубежные антропологи» как раз убеждены, что неандерталец — наш предок... Черт побери, должны же быть какие-то пределы нахальству! (стр. 308)

Хе-хе-хе! Представим себе такую ситуацию: сидит человек десять лет за некое преступление. И вот, когда прошли 9 лет 364 дня и 23 часа его срока заключения, дорогой и уважаемый Президент всея Руси утверждает новые правовые нормы, и за это преступление дают уже двадцать лет. Представляете себе ситуацию? Заходит в камеру к человеку гражданин начальник, и объявляет: хорошо вы сидели, и сидеть, мол, вам ещё столько же – новый закон принят только что.
К чему я это говорю? А к тому, что новые открытия, увы, не имеют обратной силы. То есть, могли хоть сто лет писать, что неандерталец был предком человека, если фактические данные на момент написания книги не противоречили этой гипотезе. А затем, когда каким-то новым методом получают сведения, что неандерталец НЕ был предком человека современного вида, это никаким образом не повлияет на содержание книг, выпущенных до этого открытия. «Давно доказано» – это когда? И когда критикуемый учебник был выпущен? Исследования ДНК проводятся со сравнительно недавнего времени, и часть учебников могла просто быть издана раньше. Кроме того, неандерталец неандертальцу рознь. Были поздние «классические» неандертальцы массивного сложения из Европы, и были более легко сложенные ранние переднеазиатские неандертальцы. И ясно, что поздние массивные неандертальцы, современники ранних Homo sapiens sapiens (нашего подвида человека), не могли быть нашими предками.

Подводя итоги, можно резюмировать: вообще-то антропология все же дала какие-то конкретные результаты. Она, например, доказала со всей непреложностью, что сотни тысяч и миллионы лет назад разновидностей человекообразных обезьян было гораздо больше, чем теперь. И только. Но потом зачем-то принялась пристегивать этих обезьянок к генеалогическому древу человека... (стр. 308)

Ещё антропология доказала существование нескольких видов и подвидов ископаемых людей, доказала, что на некоторых этапах истории человечества на Земле могло обитать одновременно несколько видов людей, и что история человечества, таким образом, представляет собой не один ряд последовательных изменений, а типичное «древо», не отличающееся от родословных древ других групп животных вообще, и млекопитающих в частности. Таким образом, антропогенез на своих ранних этапах принципиально не отличается от эволюции животных, и лишь на поздних его стадиях человек научился компенсировать действие естественных факторов отбора (климат, хищники, ограниченность инстинктов, и т. д.) с помощью разума. Впрочем, отдельные представители ныне существующего вида людей не в состоянии воспользоваться этим эволюционным преимуществом, что ставит их едва ли не вровень с обезьянами, несмотря на прямохождение и способность к устной и письменной речи.

Впрочем, как сто раз говорилось, на этой проблеме тренировало свою буйную фантазию немало народу. Еще лет двести назад директор Датского национального музея Кристиан Томсен выдумал «каменный», «бронзовый» и «железный» века. Именно ему выпало руководить подготовкой к серьезной выставке искусства первобытного человека, и он в целях любви к порядку собрал на одном стенде предметы из камня, на втором — из бронзы, на третьем, соответственно, железные. Идея понравилась и как-то незаметно превратилась в твердое убеждение, что в истории человечества действительно существовали такие «века». Хотя предметы из бронзы и железа сплошь и рядом относятся к одним и тем же историческим периодам. А каменными топорами, как неопровержимо установили археологи, дрались не только в незапамятные времена, но и в битве при Гастингсе, каковая имела место в 1066 году после Рождества Христова. Почти вчера по меркам Большой Истории. И ничего удивительного тут нет: каменный топор (не путать с привязанным к палке булыжником!) — оружие в сильной руке жуткое. Что я лично могу подтвердить на собственном опыте: археологи мне как-то подарили каменный топор, к которому старательно приделали деревянную рукоятку. Так вот, хотя я, безусловно, не Шварценеггер, но эксперимента ради я этим топором насквозь пробил полную, запечатанную банку тушенки. Наверняка так бы дело обстояло и со средневековой кольчугой... (стр. 308 – 309)

Самое интересное, что учёные до сих пор применяют эти понятия для обозначения периодов развития материальной культуры. Вспомним, как пишут про разные племена из джунглей: «это племя и поныне живёт в каменном веке». Это, однако, не означает, что, добираясь до этого племени, мы перешагиваем невидимую границу пространства-времени, и оказываемся волшебным образом отброшенными назад во времени на несколько десятков тысяч лет. «Племена каменного века» вполне нормально существуют в наши дни, лишь их культурное развитие замедлилось. Другой пример: в Центральной Африке железный век начался гораздо раньше, чем в Европе. Но это означает лишь то, что африканские племена начали выплавлять железо из болотных руд, и вовсе не располагает к ожиданию увидеть чернокожих африканцев в железных латах или кольчугах. Ещё добавлю, что «бронзовый век» Европы приходился не на первобытные времена, а на высокоразвитую в культурном отношении античную эпоху. Я не говорю уже о «железном веке»… Но это уже так, к слову.
У разных цивилизаций границы смены этих «веков» могут различаться по времени. Кроме того, они были нечёткими. Поэтому не стоит делать трагедии из находок бронзовых и железных предметов, которые использовались одновременно. Кстати, и сейчас в обиходе используются предметы из бронзы, и даже из камня. Мало того, осваиваются даже новые методы обработки традиционных материалов – например, каменное литьё. И керамика со стеклом не ушли в прошлое с появлением дешёвой жестяной и пластиковой посуды. Продолжать, или уже страшно стало?

Но достаточно, пожалуй, о шарлатанах от науки. Думается, мне удалось все же показать, что они собой представляют. А мы теперь обратимся к еще более интересному предмету. Попытаемся реабилитировать настоящего ученого Кювье, того самого, что был горячим сторонником теории катастрофизма, считал, что мир наш вовсе не был неизменным, а сотрясался, причем не однажды, грандиозными катаклизмами. А потом перейдем к тому катаклизму, что в отличие от всех прочих был подробно описан человеческой рукой — к Великому Потопу... (стр. 309)

Эх, размахнись, рука, раззудись, плечо! На эту тему можно говорить бесконечно, ибо, как говорил Эйнштейн, «Две вещи не имеют границ: человеческая глупость и Вселенная. Причём насчёт второй я не уверен».
Если говорить о явлении, которому в Библии присвоено название «Всемирный Потоп», то я должен отметить, что у разных народов встречается множество версий этого мифа. Причём некоторые говорят о том, что потопов было несколько. Например, индейцы Огненной Земли считали, что во время первого потопа шаманы недоглядели, вода поднялась высоко, и часть людей превратилась в тюленей. А во второй раз они были начеку, и волшебным могуществом остановили распоясавшуюся стихию. У китайцев люди просто осушили землю, выкопав каналы. Естественно, в Библии нет упоминания ни об одном из этих событий. Даже потоп там всего лишь один. Я уже не говорю о том, что в книге народа майя «Пополь-Вух» утверждается, что, помимо потопа, мир уничтожался другими катастрофами, в том числе огнём. В Библии этого нет, что ставит под сомнение полноту и достоверность одного из источников информации, причём не факт, что именно книги «Пополь-Вух». У нас сейчас демократия, поэтому все источники знаний равны. И если мнение тупой школьницы-недоучки либо писателя-профана является для некоторой части населения столь же важным, как мнение множества учёных, извольте принимать как равные разные «священные книги». Эпоха монополии Библии закончилась, однако.
Я вновь пропускаю пласт бушковских мыслеизлияний. Начало главы 6 под жутковатым названием «Когда небо рушилось на землю» посвящено бушковскому взгляду на теорию катастроф Кювье. Естественно, Бушков вполне согласен с Кювье, поскольку воззрения Кювье согласуются с библейскими мифами. Естественно, что на дарвинистов и противников катастрофизма тут же выливаются тонны грязи без всяких попыток выяснить, являются ли их аргументы корректными.
Несколько страниц посвящены обсуждению возможности возникновения глобальных катастроф из-за падения крупных метеоритов. Мало с чем я хотел бы спорить. Но не потому, что Бушков прав – я больше, чем уверен, что материал списан из других книг и лишь немного подредактирован в плане стиля изложения. Кроме того, я не обладаю специальными познаниями и интересом к этой теме. Но кое-что хотелось бы обсудить поподробнее…

От «сказок отсталых племен», конечно, можно отмахиваться. Но как прикажете поступить с южноамериканским же озером Титикака, которое преспокойно существует в реальности, кое у кого самим фактом своего существования вызывая скрежет зубовный? Но поскольку это самое настоящее, огромное озеро, его технически невозможно упрятать в запасники музеев, как это проделывалось с «неправильными» костями и «неудобными» предметами...
Предельно странное озеро. Оно расположено в нескольких сотнях километров от моря, на высоте в четыре с лишним километра над уровнем моря — но тамошние рыбы и ракообразные принадлежат скорее к морскому, чем пресноводному типу, и есть мнение, что совсем еще недавно вода в озере была чисто морской. Кусочек моря в сотнях километров от берега, на высоте четыре километра... Мало того, прежняя, древняя береговая линия расположена под углом к нынешней — словно вся окружающая местность когда-то пережила жуткий катаклизм, не только выперший кусочек моря в его нынешнее место, но и порядочно исковеркавший земную поверхность. (стр. 319 – 320)

Как прикажу? Право же, я польщён такой возможностью… Сейчас попробую приказать… Рядовой Бушков! СМИР-Р-Р-Р-РНААААААА! За книги – бегом марш! Я сказал – БЕГОМ!!!
Бушков достоин только таких приказов, подкреплённых стимулирующим действием кованого сапога в область ягодиц. Заодно с ним этого же достоин автор, у которого он списал такого рода «измышлизмы» (списал, стопудово списал, ибо по причине узости кругозора он не способен на самостоятельно выдвижение каких-то новых теорий – его же книга убеждает в этом). Ибо всё оказывается настолько прозаичным, что просто хочется ругаться скверными словами, тыкая в книги лицами персон, придумавших такие заковыристые сказки для непродвинутых взрослых. Кстати, если не секрет, в каком первоисточнике говорится про озеро Титикака как доказательство «всемирного потопа»?
Но я не вижу ничего удивительного ни в существовании озера Титикака, ни в его обитателях. Начнём с того, что Анды – геологически молодой район Земли. Из-за расширения Атлантики Южная Америка сдвигается на запад и при этом постоянно подминает под себя океаническую кору, образующую дно Тихого океана. Перуанский жёлоб вдоль тихоокеанского побережья материка – видимый след этого процесса. Анды – второй такой след. Вулканы Южной Америки по-прежнему активны, и в этом регионе часты землетрясения, в том числе огромные по своим масштабам. В них и стоит искать корни наклона долины озера Титикака. То же самое касается отложений солей на плато Альтиплано – они могли отложиться на равнинной местности, а затем были подняты в результате горообразовательных процессов. Находят же в Гималаях морские отложения с ракушками.
Расстояние до океана – не помеха: Байкал ещё дальше. А вот по высоте, на которой оно расположено, это озеро действительно держит пальму первенства. Его возраст оценивается как плейстоценовый, а Анды начали подниматься раньше. Ранее возраст этих гор оценивался в 7 миллионов лет (поздний миоцен), но в 2009-м году появились сведения, что формирование Анд началось даже 25 миллионов лет назад (поздний олигоцен). Само существование озера – это доказательство его молодости, поскольку озёра, вообще, живут достаточно недолго в геологическом плане. Немногие исключения здесь – Байкал и Великие Африканские озёра, расположенные в рифтовых зонах и постоянно расширяющиеся. Прочие озёра за несколько десятков или сотен тысяч лет заполняются речными осадками и превращаются в болота, а затем просто в равнины.
Что же касается, по крайней мере, рыб, то здесь я готов поговорить очень подробно, благо, некоторое время назад я сильно интересовался ихтиофауной озера в связи с совсем другой необходимостью. Я позволю себе привести список видов рыб, обитающих в озере Титикака, ибо на русском языке источники крайне редки, а в Интернет не всякий полезет, очертя голову. У всех этих видов нет обиходных русских названий, поэтому «звиняйте хлопцы, нема бананиев», учимся читать по-латыни. Итак:

Отряд Карпообразные, подотряд Харациновые, семейство Аностомовые (Anostomidae):

Leporinus obtusidens
Встречается также в бассейнах рек Парана, Ла-Плата и Сан-Франциско.

Отряд Атеринообразные, семейство Атеринопсовые (Aterinopsidae):

Basilichthys (Odontesthes) bonaerensis
Распространение: Южная Аргентина, Рио де Ла Плата.

Отряд Сомообразные, семейство Ванделлиевые сомы (Trichomycteridae):
Trichomycterus rivulatum
Высокогорные водоёмы на плато Альтиплано, в т. ч. озеро Титикака.

Отряд Карпозубообразные, семейство Гамбузиевые (Poeciliidae):
Род Orestias – по недавней ревизии 43 вида, из них 23 вида обитают непосредственно в озере, прочие в соседних реках и озёрах. Вот список видов, если кому-то интересно:
Orestias agassizii Valenciennes, 1846
Orestias albus Valenciennes, 1846
Orestias ascotanensis Parenti, 1984
Orestias chungarensis Vila & Pinto, 1987
Orestias crawfordi Tchernavin, 1944
Orestias ctenolepis Parenti, 1984
Orestias cuvieri Valenciennes, 1846
Orestias elegans Garman, 1895
Orestias empyraeus Allen, 1942
Orestias forgeti Lauzanne, 1981
Orestias frontosus Cope, 1876
Orestias gilsoni Tchernavin, 1944
Orestias gracilis Parenti, 1984
Orestias gymnotus Parenti, 1984
Orestias hardini Parenti, 1984
Orestias imarpe Parenti, 1984
Orestias incae Garman, 1895
Orestias ispi Lauzanne, 1981
Orestias jussiei Valenciennes, 1846
Orestias lastarriae
Orestias laucaensis Arratia, 1983
Orestias luteus Valenciennes, 1846
Orestias minimus Tchernavin, 1944
Orestias minutus Tchernavin, 1944
Orestias mooni Tchernavin, 1944
Orestias mulleri Valenciennes, 1846
Orestias multiporis Parenti, 1984
Orestias mundus Parenti, 1984
Orestias olivaceus Garman, 1895
Orestias parinacotensis Arratia, 1982
Orestias pentlandii Valenciennes, 1839
Orestias polonorum Tchernavin, 1944
Orestias puni Tchernavin, 1944
Orestias richersoni Parenti, 1984
Orestias robustus Parenti, 1984
Orestias silustani Allen, 1942
Orestias taquiri Tchernavin, 1944
Orestias tchernavini Lauzanne, 1981
Orestias tomcooni Parenti, 1984
Orestias tschudii Castelnau, 1855
Orestias tutini Tchernavin, 1944
Orestias uruni Tchernavin, 1944
Orestias ututo Parenti, 1984

А теперь начинаем потихоньку чесать в за…тылке. А вы о чём подумали? Правда? И там тоже можно – самое время.
Харациновые рыбы не переносят осолонения воды, поэтому искать их родственников в морской воде – дохлое дело. Тем более, различные виды лепоринусов водятся в бассейне Амазонки. Базилихтис относится к атериновым рыбам, представители которых встречаются большей частью в морской воде. Ура?!!! Нет. В тропиках пресноводных атериновых рыб достаточно большое количество, а ряд морских атеринообразных заходит в пресную воду и вполне может расселиться в верховья рек самостоятельно, даже не дожидаясь, пока озеро будет чудесным образом «вознесено» над океаном. Сам базилихтис чаще встречается в пресной воде, хотя водится и в морской. И есть ещё одно немаловажное обстоятельство… Он заселён в озеро Титикака человеком, поэтому «морской след» ихтиофауны в его лице, увы, не получается. Большинство сомообразных совершенно не переносит морскую воду, за исключением ариевых и угрехвостых сомов. Сом из озера Титикака не относится ни к одному из указанных семейств, а в тропических и субтропических районах Южной Америки у него огромное количество родственников. Живородящие карпозубые также являются пресноводными видами (вспоминаем гуппи, пецилий, меченосцев и моллиенезий). Некоторые из них (моллиенезии, например) заходят в солоноватую воду и лишь крайне редко могут выходить в море, но зато в таких случаях могут встречаться даже далеко от берега. Но наибольшее их разнообразие всё равно сконцентрировано в пресных водах. Род Orestias встречается только в озере Титикака и окружающих водоёмах, и более нигде. Эндемизм на уровне рода вместе с большим количеством видов указывает на сравнительно длительную изоляцию. На это же указывает отсутствие родственных морских или солоноватоводных форм. Кто мне покажет корявым пальчиком, какая рыба несомненно свидетельствует о происхождении рыб озера Титикака от морских предков?
Ракообразные озера Титикака представлены многочисленными бокоплавами рода Hyalella, который включает большое количество переходных вариантов, что указывает на сравнительно недавнее вселение и ранние этапы адаптивной радиации. Мелкие ракообразные озера представлены ветвистоусыми рачками – дафниями и близкими формами. Эти животные легко расселяются – их яйца прилипают к ногам птиц. Поэтому наличие их в озере не является указанием на морское происхождение фауны озера и вполне адекватно объясняется заносом птицами с других водоёмов.
Гниловато, правда? Ни один вид рыб озера Титикака не имеет морских родственников, зато связь с пресноводными рыбами – самая что ни есть прямая. Само озеро – очень молодое. Связи фауны рыб и ракообразных с морем – никакой. В итоге никакого «скрежета зубовного» не получается… Хочется порой взять авторов таких измышлизмов, сунуть их головами в упомянутое озеро, и не вынимать, пока они не представят однозначных доказательств в свою пользу. Общество только выиграет – количество вралей резко сократится, а те, у кого изредка просыпается зуд пускать разного рода «газетных уток», станут гораздо осмотрительнее.

Но и это еще не все. Поблизости находятся развалины древнего города Тиауанако, который когда-то несомненно был портом с протяженными причалами. Вот только «поблизости» составляет около двадцати километров. Порт, отделенный от озера (или бывшего морского берега) двадцатью километрами суши. То ли озеро основательно высохло, то ли это последствия того же катаклизма. И ведь обнаружились два еретика с профессорскими званиями, которые набрались наглости утверждать, что, согласно их многолетним исследованиям, город Тиауанако построен пятнадцать тысяч лет назад, когда городам вроде бы еще существовать не полагалось. Не стану приводить их обширные аргументы, упомяну лишь, что в свое время для проверки в те места отправилась представительная международная экспедиция (Потсдамская и Ватиканская обсерватории, Боннский университет и Потсдамский институт астрофизики) и после трехлетней работы смущенно пролепетала нечто вроде: сами-то они, как серьезные ученые, в это не верят, но профессора «в основном правы»... Дело происходило еще в 1930 году. Как водится, применили «фигуру умолчания» и потихонечку об этой истории забыли. А зря... (стр. 320)

Я не историк и не культуролог, поэтому оставлю без комментария сведения о наличии порта в Тиауанако. Пусть не смущает вас то, что он далёк от озера – вспомните хотя бы современное Аральское море. Корабли, построенные лет двадцать – тридцать назад, лежат сейчас в солончаковой пустыне, а до моря куда дальше двадцати километров. Понимаю, что по своим масштабам это не плато Альтиплано, зажатое со всех сторон Андами, но всё же этот факт наглядно свидетельствует о возможности значительного колебания уровня воды в замкнутых водоёмах. Но вот пятнадцать тысяч лет назад – это перебор. В это время по Северной Америке ещё бродили мамонты, лошади и местные верблюды, на которых охотились кочевые племена, а Южная Америка даже не была до конца заселена (это произошло, по данным из Ламберта, около 11 тысяч лет назад).
И к тому же сами события, связанные с оценкой возраста города, происходили достаточно давно – в первой половине XX века, а потому я не исключаю вероятности ошибки в оценке возраста построек. Более свежих данных не найдётся?

Кстати, сам Дарвин, как ни ломал голову в свое время, так и не смог объяснить причин гибели мамонтов, в чем чистосердечно признался. Это был еще один источник вечного раздражения: получалось, что мамонт, согласно теории Дарвина гораздо более «приспособленный», тем не менее исчез начисто, а слоны остались. Тогда, последователи Дарвина выдвинули довольно уродливую гипотезу: мамонты, мол, когда суша стала постепенно опускаться, «ушли в горы» и там «погибли в болотах». Правда, они сами не могли объяснить, как это происходило при том, что любые изменения, согласно их же собственным утверждениям, были медленными-медленными, постепенными-постепенными, незаметными стороннему наблюдателю, безразлично, человеку или мамонту... Еще позже стали на полном серьезе уверять, что мамонтов истребил человек — но подобные хохмы я здесь рассматривать не намерен, поскольку мне не известна хотя бы одна-единственная находка костей мамонта с прижизненными повреждениями, причиненными орудиями первобытного человека. (стр. 335)

Ах, Сан Саныч, Сан Саныч… Я всё ещё не понял, как вы, не имея знаний в области общей биологии, вообще умудрились написать эту книгу. Вы же ни черта не знаете элементарных вещей… Так вот, всякое приспособление в природе – относительно. Оно хорошо действует только тогда, когда для этого есть соответствующие условия. А при отсутствии таковых оно становится лишь обузой, и его носитель вымирает. Мамонты благоденствовали в условиях ледникового периода – сухих, холодных и относительно малоснежных. В центральной части Евразии сложились определённые природные сообщества, которые называют «мамонтовая степь». Они включали мамонтов, носорогов, лошадей, бизонов и быков разных видов. Высокие, как в Серенгети, травы обеспечивали кормом весь этот доисторический зверинец. А малое количество снега позволяло продвигаться на север сайгаку особого вида, и даже страусам, остатки которых найдены в плейстоцене Забайкалья.
Мамонты вовсе не являются какими-то волшебными животными, на которых не действуют (или наоборот, действуют в усиленном режиме) законы природы. Позволю себе процитировать отрывок из уже упоминавшейся книги Ярослава Малины и Ренаты Малиновой «Природные катастрофы и пришельцы из космоса»:

Печальный конец мамонтов

Тот факт, что многие животные не смогли приспособиться к изменившимся в конце ледникового периода природным условиям, мы не считаем какой-то загадкой. Но то, что погибли именно мамонты, многие авторы, например Великовский […], Горбовский […] или Соучек […], связывают с большой природной катастрофой — с падением метеорита, отклонением земной оси и неожиданным, почти молниеносным изменением климата. Многие страницы своих книг и статей они посвятили мамонтам и утверждают, что их гибель невозможно объяснить никакой естественной причиной, ибо:
а) мамонты погибли в невероятно короткий срок. Датировка возраста их костей и трупов, как правило, указывает на 10-е тысячелетие до н.э.;
б) останки тысяч тел мамонтов были найдены в одном месте;
в) животных находили вмерзшими в ледяные глыбы в стоячем, полустоячем или полулежачем положении, некоторых разорванными на куски. В желудках была непереваренная пища, а в пасти даже остатки травы;
г) находка семимесячного мамонтенка, обнаруженного в 1977 году в Якутске, доказывает, что мамонты умирали неестественной смертью. Вероятно, они погибали очень быстро и мгновенно вмерзали в лед. Это объясняет и совершенную консервацию их тел, поскольку размороженное мясо мамонтов можно употреблять в пищу даже в настоящее время.
А сейчас Зденек Кукал познакомит нас со своей точкой зрения […].

Сформулированные подобным образом аргументы достаточно убедительны и создают впечатление, что мамонты действительно погибли в одно мгновение. Упомянутые авторы считают, что это случилось в результате крупной катастрофы, вызванной, возможно, падением метеорита; могло произойти отклонение земной оси, затем подул ветер, налетели снежные бури, температура упала ниже точки замерзания; не исключается и скопление над землей ядовитых газов.
Но в действительности все было по-другому и все упомянутые «причины» и «следствия» содержат искаженную информацию. Это всего лишь полуправда, а иногда и просто выдумка. Так давайте поочередно их проанализируем.
а) Мамонты погибли отнюдь не моментально. Данные радиоуглеродного исследования показывают, что возраст их останков колеблется от 40 000 до 10 000 лет. К «самым молодым» мамонтам периода 12 — 10-го тысячелетий до н. э. относится знаменитая находка в Березовке.
б) Большое количество мамонтовых костей находят обычно в речных отложениях, где под действием течения накапливается гравий и другой рыхлый материал. Погибали же мамонты в другом месте — болотах, озерах, в вечной мерзлоте. А их останки уносились водой туда, где их и обнаруживают сейчас.
в) Некоторые мамонты, вероятно, погибали во время местных катастроф, например при обвале берега, или попадая в ледовые трещины. Мамонт из Березовки был найден стоящим на коленях со сломанной ногой. Если же тела животных были разорваны, то это случалось либо под действием льда, либо замерзающей или тающей почвы, а возможно, в результате перемещения (быстрым течением воды) в другое место. Большинство мамонтов все же погибало вследствие естественных причин — от старости.
г) Ни один из мамонтов не был найден в отдельной ледяной глыбе, как об этом часто пишут упомянутые авторы. Чаще всего их находят в вечной мерзлоте, а это большая разница. Не следует забывать, что эти гиганты жили в районах распространения мерзлоты, где грунт состоит из илистых и песчаных частиц, соединенных льдом; летом он подтаивает с поверхности и превращается в сплошные болота и озера. Попадая в такие места, мамонты просто проваливались в трясину, которая зимой замерзала. Так происходила быстрая консервация их тел.
Ситуация, как мы видим, резко меняется, и обнаруживается, что мамонты погибли вовсе не одновременно вследствие катастрофы. Более того, оказалось, что за 20000 лет до гибели у них начали проявляться признаки вырождения. Например, у древних мамонтов (37 — 34-е тысячелетия до н. э.) длина передней ноги составляла 210 сантиметров, а у более молодых (12 — 10-е тысячелетия до н.э.) — только 170 сантиметров […]. Наихудшая ситуация для этих животных сложилась во время последнего ледового максимума, завершившегося 20 000 лет назад. Сильные снежные бури препятствовали их миграции, в результате чего погибали целые стада. В тундру попадало очень мало лёссовой пыли, и почва теряла свое плодородие. Вместо трав росли мхи, и животные страдали от недоедания. Человек тоже стал серьезным врагом мамонтов, уничтожая их стада тысячами. Некоторые исследователи даже приходят к выводу, что именно человек, наш предок, уничтожил мамонтов. Другие более осторожны и объективны: к человеческому фактору они добавляют изменение природных условий, к чему мамонты не смогли приспособиться.

(ссылки в цитате опущены)

Как видим, на самом деле в вымирании мамонтов нет ничего чудесного и необъяснимого. Убираем немного заведомого вымысла – и вот она, вполне реалистичная картина исчезновения вида. Какими бы медленными не были изменения природы, если вид исчерпал возможности дальнейшего изменения (например, стал очень узко специализированным), он рано или поздно вымрет.
Насчёт истребления мамонтов и сопутствующей им мегафауны я бы не стал хохмить – материала по этому поводу в Интернете вполне достаточно, надо лишь поискать. Величайший аргумент нашего записного дилетанта «мне не известно…» не может, к сожалению, являться веским доказательством в научном споре. Если «не известно», то можно, наконец, просто взять, и узнать. А узнать можно вот что: в газете «Наука в Сибири» N 21 (2407) 6 июня 2003 г. (то есть, до выхода в свет бушковского опуса) размещено сообщение о находке мамонта с прижизненными повреждениями, оставленными в результате охоты на него.

Местонахождение мамонтовой фауны Луговское известно с конца 50-х годов XX века. За последние 10 лет здесь было обнаружено более 5 тысяч костей, принадлежащих 13 видам животных. Доминирующим видом являлся мамонт (более 98%). Время образования этого природного «кладбища» животных оценивается по данным радиоуглеродного анализа от 30 до 10 тысяч лет назад. Первый исследователь местонахождения, заведующий палеонтологическим отделом Музея природы и человека (г. Ханты-Мансийск) Александр Павлов в 1999 году обнаружил среди костей несколько осколков камня со следами деятельности человека.

Разглядывая очередную находку — позвонок мамонта — исследователи обратили внимание на необычное отверстие в теле позвонка. После того, как оно было очищено, стало видно, что по бокам от отверстия в кости застряли осколки камня. Сомнения не было — это был след от вкладышевого наконечника копья или дротика, брошенного в зверя рукой палеолитического охотника. Размеры и морфология каменного вкладыша из Луговского полностью совпадают с характеристиками вкладышей костяного наконечника из стоянки Талицкого на Урале (возраст — 18,7 тысяч лет назад.) и вкладыша из барабинской стоянки Волчья Грива, также расположенной на месте кладбища мамонтов (возраст от 17 до 11 тысяч лет назад).
По заключению Е. Мащенко, позвонок принадлежал взрослой некрупной самке (старше 22 лет). Очевидно, зверь, наступив в зыбучие породы отложений ручья, не смог выбраться из топкого места и стал легкой добычей охотников. Хотя, конкретно это ранение не было серьезным, можно сказать, что охотник промахнулся. Когда могло произойти это драматическое событие? Прямое радиоуглеродное датирование позвонка в Германии позволило установить его возраст — около 13, 5 тысяч лет назад и, соответственно, подтвердить факт обитания человека в устье Иртыша в этот период времени. Сама по себе находка кости мамонта, пораженной охотничьим оружием, является уникальной. Для территории Евразии это вторая находка (и первая в Сибири) кости мамонта с повреждением, нанесенным метательным оружием человека позднего палеолита. Она подтверждает непосредственную охоту человека на мамонта.

Как видим, находка-то даже не первая… Можно и почитать было.
Ещё любопытные свидетельства об охоте людей на мамонта приводит Баз Эдмеадес в своём очерке «Величие и реконструкция природы» (эту работу можно найти в Интернете в русском переводе):

Некоторые останки, как, например, мамонт, найденный в 1953 году в Нако близ мексиканской границы США, все еще содержат каменные наконечники копий между костей животного.
Вероятно, эти наконечники надевались на составные метательные копья, которые охотники бросали в цель.

Мамонт из Нако, которого ударили копьем в живот, смог уйти и умер там, где его так и не нашли охотники. Мы знаем это, поскольку на костях животного не осталось ни одного следа надрезов, которые всегда видны на останках разделанных и съеденных животных. Не менее восьми других неповрежденных наконечников копий культуры «Кловис» были найдены рядом с тазовыми костями этого мамонта из Нако.

Также Эдмеадес сообщает о находке останков, по крайней мере, одного гомфотерия (крупное хоботное) в кухонных кучах возле поселения первобытного человека во Флориде.
В фильме производства телекомпании BBC «Первобытная Америка» показан образец скелета мастодонта с раной, нанесённой оружием с каменным наконечником.
Кроме того, вряд ли крупному животному удавалось часто уйти от охотников, чтобы погибнуть где-то своей смертью, сохранив в себе свидетельства охоты. Поэтому находки мамонтов и других животных с прижизненными повреждениями, оставленными охотниками, действительно редки. В поисках свидетельств логичнее будет взглянуть на другой этап потребления крупных животных – а именно, в отбросы со стола, в так называемые «кухонные кучи» и другие остатки добычи. И выясняется удивительная вещь. В книге Дэвида Ламберта «Доисторический человек. Кембриджский путеводитель» (напомню, номер 70 в списке использованной Бушковым литературы), на стр. 151 показано соотношение костей животных, найденных на стоянках неандертальцев. И 14% костей принадлежит мамонту, 5,4% - бизону и 2% шерстистому носорогу. Мамонт здесь – на втором месте после северного оленя (72% костей). Также Ламберт в нескольких местах упоминает о наличии костей мамонтов на стоянках палеолитического человека нашего вида в Европе, в том числе о массовой охоте на мамонта в Чехословакии.
А ещё я позволю себе обратить внимание на странную (для Бушкова в свете его утверждений) зависимость между вымиранием крупных видов животных и появлением в разных местах Земли человека. Причём самое интересное здесь – источник информации. Это, опять-таки, книга Дэвида Ламберта «Доисторический человек. Кембриджский путеводитель». Там, на странице 188, написано:

В период от 12 до 5 тысяч лет назад словно огромной волной вымирания было сметено много крупных животных Северной и Южной Америки. Ее жертвами стали семь доисторических разновидностей слонов (четыре вида мамонтов и три вида мастодонтов), три вида верблюдов, длиннорогий бизон, лошадь, некоторые вилорогие антилопы и мускусные быки, гигантские наземные ленивцы (мегатерии), гигантские броненосцы (глиптодонты) и саблезубые кошки.
Пик вымираний приходится на период от 12 до 10 тысяч лет назад – на то время, когда палеоиндейцы завладели обоими континентами. Поэтому некоторые ученые считают, что эти виды животных могли быть истреблены человеком. Согласно этой теории массового уничтожения, избиение животных было совершено копьями с каменными наконечниками, которые метались с помощью специальных приспособлений. Один специалист утверждает, что 100 человек, продвигаясь из Канады на юг со скоростью 10 миль (16 км) в год, могли размножиться за 300 лет до 300 тысяч человек, достигнуть Мексиканского залива и уничтожить по дороге за это время 100 миллионов крупных животных.

Это, как вы понимаете, типичный случай «избирательной слепоты», выражающейся в наглом игнорировании сведений, если они не соответствуют построениям автора.

Кстати, и существование разного рода окаменелостей лишь подтверждает теорию внезапного, мощного катаклизма. В самом деле, животное, умершее своей смертью посреди «благостной», не нарушенной никакими катастрофами природы, не в состоянии сохраниться в качестве окаменелости или отпечатка по причинам насквозь прозаическим: за труп моментально примутся разнообразные падальщики, от мелких животных до микроорганизмов — и очень быстро не оставят от него ни следа. В животном мире «утилизируется» все, даже кости.
И тем не менее известна не одна находка окаменелой рыбки, у которой изо рта торчит другая рыбка — некая древняя щука сцапала древнего пескаря, но не успела заглотнуть целиком, как грянуло нечто жуткое, вмиг «запечатавшее» охотницу с торчащей изо рта добычей в слои осадочных пород. Известны останки самки ихтиозавра, погибшей в момент рождения детенышей. Известны деревья, окаменевшие вертикально, так что они пробили несколько слоев, которые, не будь этих деревьев, преспокойно отнесли бы к разным временам. Собственно говоря, практически любые дошедшие до нас останки древних животных — следы катастрофы. Потому что, повторяю, тех, кто умер бы в «спокойные» времена, очень быстро растаскали по косточкам прожорливые падальщики... (стр. 336)

Знакомая, знакомая аргументация… Головин, книга про «всемирный потоп». Угадал? Да ладно бубнить и отпираться, я же читал эту книгу… Ничего нового сверх того, что в ней написано – то же самое, только другими словами. Ничего, ничего, я вполне понимаю конфликт узости кругозора и свербящего в одном месте желания сказать «что-нибудь умное». «Продолжайте, граф Мефодий» (из анекдота).
Вся беда подобных рассуждений заключается в том, что палеонтологическая летопись изначально в достаточной степени выборочна и далеко не репрезентативна. Сохраняются остатки только тех животных и растений, которые могли попасть в условия, благоприятные для захоронения, или же постоянно обитали там. Например, жители степей и пустынь сохраняются достаточно хорошо, а вот лесные жители после смерти бесследно пропадают в пасти падальщика или их кости растворяются почвенными кислотами. Главное при захоронении – сразу скрыть остатки живого существа от возможных падальщиков и кислорода воздуха. В мессельских сланцах в Германии найдена богатейшая фауна, в том числе редко встречающиеся в ископаемом виде летучие мыши. Сланцы отложились на дне вулканического озера, которое время от времени выпускало углекислый газ. Попадая в слой углекислого газа над поверхностью озера, зверёк задыхался и падал в воду. Его труп опускался на дно, где сохранялся в слое тонкозернистого ила, образовавшего со временем сланец, при отсутствии кислорода, что замедляло разложение. К слову, археоптерикс (тот самый берлинский экземпляр) тоже найден в сланцах, образовавшихся в водоёме…
Глобальная катастрофа типа потопа оставила бы после себя совсем другие следы. Это были бы немногие (фактически – единственная!), но изумительно полные выборки «предкатастрофной» фауны одного возраста, обитателей всех без исключения биотопов. А палеонтологическая летопись располагает лишь остатками живых организмов, обитавших в определённых условиях, о которых я уже сказал. Но зато эти остатки распределены более-менее равномерно в широком промежутке времени и показывают постепенность и основные тенденции развития органического мира.
А что же те самые окаменелости, о которых говорит Бушков (точнее, говорит Головин, а Бушков лишь копипастит)? Бедная хищная рыба, ославленная посмертно, просто подавилась добычей. Такое часто случается в наше время – спросите любого аквариумиста, который держит хищных рыб, питающихся только живой добычей. Он подробно расскажет вам, как внимательно надо подбирать кормовых рыб, и, может быть, вспомнит, как кто-то из его питомцев так же погиб, подавившись по недосмотру слишком крупной добычей. Самка ихтиозавра погибла, скорее всего, от неправильных родов, как сейчас гибнут киты, чья туша благополучно оказывается на берегу моря.
Полистраты, деревья, вертикально «проткнувшие» несколько слоёв пород, известны науке. И это – особая история. Начать надо с того, что полистрат не «протыкает» отложения разных геологических эпох – все слои, которые окружают ствол дерева, относятся к одной эпохе и отложились далеко не одновременно. Геологическая колонна и характер отложений каждого периода уже давно изучены достаточно хорошо, поэтому нет смысла приписывать учёным каких-либо фантастических деяний. А деревья тех или иных видов могут нормально расти, даже если их засыплет наполовину. В книге Эдвина Менинджера «Причудливые деревья» есть особая глава, в которой он приводит примеры растений, которые могут годами существовать в таких условиях, давая нормальный прирост. Кому интересно – вот она, эта глава. Кроме того, дерево явно могло пережить несколько подобных «всемирных катастроф» на протяжении своей жизни. В книге Мельхиора Неймайра «История Земли» приводится рисунок одного такого полистрата. Так вот, в одном из слоёв, который он пронзил своим стволом, находятся остатки древних хвощеподобных растений каламитов, которые успели нормально разрастись, прежде чем новая «всемирная катастрофа» (да сколько же их было-то???) захоронила их прямо в вертикальном положении. После этого поверх слоя со стволами каламитов отложилось ещё несколько слоёв. Так что не единая мощная катастрофа вырисовывается, а ряд катастрофических, но местных событий, разделённых, возможно, годами. Возникает закономерный вопрос: почему сейчас подобные вещи – редкость? Ответ этого следует искать в особенностях флоры карбона. Тогда растительность концентрировалась преимущественно по берегам водоёмов, а значительные пространства суши были лишены даже трав, или травянистые растения не образовывали цельной дернины, как современные злаки. Поэтому смыв почвы во время дождей и отложение больших толщ грунта в низинах не были какими-то экстраординарными событиями.
В некотором роде человек, у которого Бушков списал тезис о катастрофическом происхождении ископаемых находок, был прав: обычно падальщики быстро добираются до мёртвого животного, и его останки становятся их пищей. Так, не известно ни одной находки кайнозойских медуз, хотя нет сомнений, что они жили в кайнозое. А вот гораздо более древние протерозойские медузы сохраняются на удивление хорошо и в большом количестве. Просто в протерозое суша была безжизненной, и медуза, выброшенная на берег, имела реальные шансы на захоронение.
Быстрое захоронение живых существ часто (но не во всех случаях, известных науке) возможно именно во время катастрофы – наводнения, извержения вулкана, засухи и песчаной бури… В песчаной буре погиб монгольский динозавр овираптор, защищавший кладку от песка. Тысячи птиц конфуциусорнисов гибли во время извержения юрского вулкана в Китае, равно как в кайнозое Северной Америки целое стадо носорогов нашло свою смерть в вулканическом пепле. И плейстоценовые находки из местечка Триниль на Яве (вспоминаем Эжена Дюбуа и питекантропа…) также происходят из отложений, переслоенных вулканическим пеплом и камешками-лапилли, как в Помпеях. Летучие мыши Месселя гибли от выброса углекислого газа и навсегда тонули в безжизненном и лишённом кислорода иле озера, сохранившем их хрупкие скелеты. А у животных, обитавших недалеко от места этих событий, вообще не было шанса уцелеть в ископаемом виде. И совсем другой вопрос – были ли катастрофы, столь живописуемые креационистами и примкнувшим к ним Бушковым, «всемирными»?

В последние годы западная наука столкнулась с интересным «парадоксом динозавров». Останки крупных ящеров, включая тираннозавров, найдены примерно в тысяче километров южнее Северного полюса, на Аляске и в Австралии — но исследования с помощью изотопов кислорода показывают, что в те времена климат там был практически таким же, как теперь на Аляске. Но динозавры-то там тем не менее обитали! О находках вблизи Северного полюса (тысяча километров — это именно что «вблизи») британский геолог Стивен Драри явно смущенно пишет: «Довольно странно, ибо на этих высоких широтах темно три месяца в году». Тогдашняя Австралия была расположена очень близко к тогдашнему полюсу — но там тоже бродили динозавры. Как это объяснить, никто не знает. То ли принять сюрреалистическую картину — тираннозавр, бродящий по колено в сугробах долгой полярной ночью (но динозавры вроде бы были холоднокровными рептилиями, не способными жить при минусовых температурах). То ли признать, что с этими изотопами кислорода малость поспешили, признав этот метод надежным. То ли там не было темно три месяца в году и сугробов не было? Поди пойми... (стр. 368)

Что ж, дадим ответ? Тем более, он есть. В Интернете можно найти заметку «Земля тетануров» (тетануры, «жесткохвостые» - название хищных динозавров по современной классификации). И там есть глава «Почему динозавры не зябли?», отрывок из которой я позволю себе процитировать:

То, что динозавры обитали в Антарктиде — факт, но он противоречит данным о древнем климате континента, который, как полагают, был далек от тропического уже во времена криолофозавров. Хуже всего, однако, приходилось ящерам мелового периода. Они жили в приполярных широтах при среднегодовой температуре +5°С и были знакомы со сменой времен года. Зимой температура воздуха снижалась до –6° С, а лето стояло прохладное и влажное. Антарктида 100 млн. лет назад, как и сейчас, погружалась на несколько месяцев в году в полярную ночь. Не случайно у одного из обитателей Восточной Гондваны — лиэлленозавра были огромные глазницы, что говорит о его способности видеть в темноте.
В то время материк населяли как минимум десяток семейств ящеров: от гигантов зауропод и утконосых динозавров до мелких хищников и растительноядных. Но приполярные условия совсем не подходят теплолюбивым рептилиям, которые просто не выжили бы в холоде. Как же существовали антарктические динозавры в конце мезозоя? Может быть, они были теплокровными? Эту идею активно обсуждают в научных кругах, особенно в применении к мелким животным, которые переносят стужу гораздо тяжелее. По этой версии, они должны были бы иметь сильно развитую вторичную костную ткань, богатую кровеносными сосудами, что присуще теплокровным. Подобные признаки — много гаверсовых каналов в костях — найдены у динозавров из Австралии, с юга Аргентины и Аляски, где климат конца мезозоя был столь же суров. Напротив, крупные рептилии могли не иметь системы, поддерживающей температуру тела постоянной. Днем тело огромного динозавра нагревалось, и этого тепла хватало, чтобы не замерзнуть ночью. Так что скорость процессов обмена в организме не снижалась и, следовательно, сохранялась активность животного. Чем питались растительноядные динозавры в течение полярной ночи, когда зеленый покров сильно уменьшался? Возможно, ящеры переходили на подножный корм, поедая кору, ветви, выкапывая лишайники и мхи из-под снега, как это делают животные полярных областей сейчас. По другой гипотезе, динозавры, да и другие рептилии, могли впадать в спячку на несколько зимних месяцев.
В любом случае динозавров Антарктиды нельзя считать обычными рептилиями, поскольку они сумели приспособиться к холоду. Но с этим выводом согласны не все ученые. Например, Джеймс Мартин из Горной школы Южной Дакоты полагает, что антарктические динозавры разгуливали по субтропикам и потому в теплокровности не нуждались. О мягком климате материка говорят остатки теплолюбивых двоякодышащих рыб и мозазавров, найденные на юге Австралии, входившей наряду с Антарктидой в состав Восточной Гондваны.

Динозавры в Антарктиде. В центре - криолофозавр.

Как видим, морозной зимы а-ля Сибирь или Аляска с огромными сугробами там точно не было. Темно было – Земля даже в те далёкие времена имела форму шара со всеми вытекающими отсюда последствиями, и, в частности, полярным днём и полярной ночью. Динозавры были теплокровными, хотя механизмы их теплокровности ещё являются предметом обсуждений.
Вот, к примеру, что написано в книге Р. Кэрролла «Палеонтология и эволюция позвоночных» о возможной теплокровности у динозавров.

Современные исследования наводят на мысль о том, что по метаболическому режиму динозавры занимали не просто промежуточное положение между эктотермными и эндотермными животными, но отличались от них принципиально (Regal, Gans, 1980; Spotila, 1980).
Наиболее своеобразной чертой динозавров был их гигантский размер. Лишь несколько видов весили менее 5 кг, а масса многих достигала тонны и больше. Почти все птицы, млекопитающие и современные рептилии намного мельче. Одна из наиболее важных корреляций связывает размер тела с получением и потерей тепла. Из-за большого отношения поверхности тела к его объему и отсутствия теплоизолирующих покровов большинство современных эктотермов, включая амфибий, ящериц и змей, легко теряют тепло. Быстрая теплопередача делает их эффективными эктотермами, но затрудняет приобретение эндотермии.

Животные с размерами, свойственными большинству динозавров, могут достигать такой же степени температурного контроля, как и млекопитающие, сохраняя типично рептилийный уровень метаболизма. Такое явление называется инерциальной гомойотермией (Hotton, 1980). Столь высокая и постоянная температура тела дает многие преимущества эндотермии млекопитающих, не требуя больших затрат.

У крупных динозавров уровень метаболизма мог быть гораздо ниже, чем у большинства млекопитающих, но достаточным для поддержания активности значительно выше уровня типичных рептилий в средах, где значительных скачков температуры ни вверх, ни вниз не было. Такой характер метаболизма согласуется с нашими представлениями о климатических условиях мезозоя. Соотношение изотопов кислорода в морских карбонатах свидетельствует об относительно высокой и постоянной температуре на протяжении большей части этой геологической эры, что было обусловлено низменным рельефом большинства материков и обширными эпиконтинентальными морями, которые обеспечивали на большей части планеты морской, а не континентальный климат. В таких условиях динозаврам не надо было приспосабливаться к экстремальным значениям или быстрым перепадам температуры. Хоттон (Hotton, 1980) считает, что они могли совершать крупные миграции, следуя за наиболее благоприятными климатическими условиями. Этим можно объяснить находки их костей в Арктике, выше 70 ° с. ш., где большую часть Года было темно, даже если температура не опускалась ниже точки замерзания.

Мелкие динозавры и неполовозрелые особи всех видов не могли быть инерциальными гомойотермами. Они быстро теряли тепло и не сохраняли высокую температуру тела без внешнего нагревания, если только не отличались относительно высоким уровнем метаболизма или хорошей теплоизоляцией. Для некоторых динозавров известны отпечатки кожи без каких-либо признаков теплоизоляционных тканей, хотя по большинству видов таких данных нет. Детеныши динозавров, по-видимому, были эктотермами, но быстро достигали размеров, при которых могли поддерживать высокую температуру тела за счет его крупного объема.

Динозавр каудиптерикс, демонстрирующий развитое оперение.

Для ряда видов динозавров указывается возможность наличия оперения. Это открытие было сделано позже выхода в свет книги Кэрролла, поэтому он не упоминает о такой существенной особенности этой группы животных. Есть непосредственные находки отпечатков перьев при скелете животного (например, каудиптерикс) и косвенные – например, наличие на костях передних лап велоцираптора ямок для прикрепления перьев, сходных с таковыми на крыльях птиц. Это прямое указание на наличие у динозавров теплоизоляции, что говорит об их теплокровности. Причём наличие оперения указывается как раз для мелких видов динозавров, хотя оно также было найдено у достаточно крупного бейпиаозавра, представителя терезинозавров.

Бейпиаозавры среди многочисленных оперённых динозавров (Китай)

Я не исключаю также способности динозавров впадать в спячку и мигрировать в тёплые районы – есть находки некрупных динозавров, погибших в норах, и есть исследования палеонтологов, показывающие возможность сезонной миграции динозавров.
Снова Бушков громоздит всякие нелепые домыслы, не взявшись за труд хотя бы чуть-чуть покопаться в имеющихся на настоящее время сведениях. Глупо.

Ну, а сегодня, как уже неоднократно доказывалось на неопровержимых примерах, сочиненная дарвинистами теория эволюции не имеет никакого отношения к реальным процессам. Все эти австралопитеки, синантропы, питекантропы и прочие тварюшки — не предки человека, и даже не его дальние родственники, а попросту обитавшие сами по себе (иногда одновременно с человеком разумным) полуобезьяны, разве что способные иногда с грехом пополам выбить булыжником мозги собрату или ухлопать подходящим дрыном зазевавшегося зайчика. (стр. 372)

Смело, смело вы о своей аргументации говорите, Бушков. Как я неоднократно показывал выше, все ваши «неопровержимые примеры» являются либо весьма сомнительными фактами (скорее всего, «газетными утками»), либо тенденциозно подобранной «клюквой», аккуратно обходящей действительные факты, либо откровенными домыслами невежественных в биологии людей. Реальные процессы, происходящие в живой природе в наше время и реконструируемые по ископаемым находкам, подтверждают верность теории эволюции. Время и наука расставляют всё по своим местам. Вполне естественно, что Дарвин не во всём мог быть прав – научные знания в его время не могут сравниться с нынешними. Но он строил свою теорию на анализе реальных фактов, наблюдаемых в природе. И опровержение, и подтверждение различных пунктов теории Дарвина также происходит на основании фактов, вне обращения к разного рода книгам, которым разные народы приписывают свойство «священных», а также к сверхъестественным существам, наличие которых в природе невозможно доказать. Среди современных учёных, как ни парадоксально, существуют эволюционисты, которые одновременно являются антидарвинистами. То есть, они признают процесс эволюции, происходящий в природе и реконструируемый на основании многочисленных научных данных, но в отношении механизмов этого процесса не поддерживают дарвиновскую модель. То есть, если человек не согласен с Чарльзом Дарвином, его ещё рано записывать в антиэволюционисты, и тем паче в креационисты. Конфуз может выйти.
Относительно родства человека с питекантропами и синантропами я уже говорил выше, причём много раз. Трудно, конечно, считать представителя рода Homo «обезьяной», и даже «полуобезьяной». Но, как говорили инквизиторы, «цель оправдывает средства». Поэтому ещё один раз соврать на фоне не менее, чем 70%-ного, а временами и сплошного вранья в главе про «обезьяньего пиарщика» и далее – это вполне возможно. Только как на это посмотрит боженька, который явно представляется альтернативой теории эволюции – это уже совсем другой вопрос. Но глава конкурирующей конторы, обычно изображаемый с рогами и хвостом, очень рад каждому случаю книжного вранья, и у себя на огненном троне под жалобные стоны грешников с удовольствием вострит большой шампур, на котором после смерти будет поджариваться один из таких вралей… Если, конечно, жрецы боженьки не врут.

Более того. Можно говорить всерьез, что роду человеческому — миллионы лет. Что на нашей планете в незапамятные времена существовало несколько последовательно сменявших друг друга цивилизаций, быть может, достигавших крайне высокого уровня развития.
Вот только нынешнему человеку эти люди, очень похоже, опять-таки не являются даже отдаленными родственниками. (стр. 372)

Когда выпадает возможность побеседовать на тему разных «древних-предревних цивилизаций, существовавших в незапамятно-доисторические времена», я ставлю собеседникам один простой вопрос: почему палеонтологическая история полёвок известна очень хорошо, а от «древних цивилизаций, предшествующих нашей» не осталось ничего? История полёвок или какой-то другой группы мелких нелетающих млекопитающих, имеющих хотя бы какой-то шанс сохраниться, известна достаточно подробно, несмотря на ледниковые периоды, волнами набегавшие на Северное полушарие. Но про «архидревние цивилизации» такого не скажешь. Где многочисленные и несомненные следы этих самых цивилизаций?
Золото нетленно – и что, от «древнейших цивилизаций» осталась только сомнительная золотая нитка в куске породы? Кстати, куда она делась, можно полюбопытствовать? Не исключено, что туда же, куда остальные «артефакты» – на ферму газетных уток.
Ботинок (почему-то пропущено упоминание о том, что под ним был найден раздавленный трилобит) также делается в мастерской, и появлению первого ботинка с прошитой подошвой предшествует большое количество других форм обуви. Почему-то археологи находят ранние типы обуви в отложениях, соответствующих нашей цивилизации, но у «палеозойского ботинка» нет ни предшественников, ни последователей.
Железная кружка в куске породы… Это та самая, что из Оклахомы, 1912 года находки. Что ж, забавно. Только для того, чтобы эта кружка родилась, нужно очень многое. Нужны шахты, где добывают руду, металлоплавильные заводы, где производят железо, заводы, на которых эту самую кружку сделали вместе со многими другими изделиями подобного рода. Оглядываясь на историю современной человеческой цивилизации, я могу предположить, что в истории искомой «працивилизации» промышленность, которая породила железную кружку, проходила через те же самые (или близкие) этапы, что и человеческая цивилизация нашего времени. Железо в самородном виде очень редко, поэтому кружка, предшествовавшая той самой железной, явно была сделана из более доступного материала – возможно, из керамики. Тогда в слоях, более древних, чем те, где был добыт уголь, в котором нашли кружку, должны находить остатки кружек, сделанных из иного материала, постепенно оформлявшихся в кружку того вида, который был найден. Ага, бред эволюциониста… Щаззз, разбежались… Посмотрите на любые вещи и на их изменение во времени. Самые первые из них имели совсем не такую форму, как современные. Те же кружки, например, имеют разную форму и разный материал в разное время и у разных народов. И до того, как на заводе отштамповали первую железную кружку, было вручную изготовлено множество керамических и стеклянных кружек. Кружку из железа кустарным образом делать не будут – это слишком трудоёмкий процесс. А если и сделают, то выглядеть она явно будет не как современная, являющаяся продуктом массового производства. Далее ниточка логических рассуждений тянется к следам промышленного производства, а также к следам горнодобывающей промышленности – именно они делают рентабельным массовое производство кружек из дешёвого железа. А когда железо дорого (например, так было в Древнем Египте), кружку проще сделать кустарно и из другого материала, пустив железо на что-то более дельное. Вы понимаете, господа «запретные археологи», что я настоятельно попросил бы вас указать находки, свидетельствующие о выплавке в массовом количестве дешёвого железа в далёкую-предалёкую доисторическую эпоху. Я материалист, и полагаю, что и вы тоже материалисты, и не верите в единовременное сотворение одной-разъединственной кружки добрым волшебником по имени Яхве, или как там его ещё зовут. То же самое можно сказать про любую «аномальную» находку. Если взглянуть на истоки нашей цивилизации, то оказывается, что они вполне логично прослеживаются от каменных рубил прошлого до изделий промышленного производства наших дней непрерывной цепочкой находок. А «аномальные находки» потому и называются «аномальными», что являются как бы вырванными из контекста – у них нет ни предшественников, ни потомков в смысле преемственности технологии цивилизаций, создавших их. Естественно, у части культур нашей цивилизации тоже может не быть потомков – некоторые культуры угасали и гибли вместе с их носителями. Но материнская культура-то была в любом случае. А здесь – сироты без роду-племени.


Что ж, практически всё, что я столько лет хотел сказать про эту бушковскую книжицу, я сказал. Не исключено, что кому-то захочется дополнить эту историю какими-то сведениями в защиту науки, сведениями, о которых предпочитают умалчивать «охотники за сенсациями». Для таких дополнений я всегда держу двери открытыми, и готов с радостью и удовольствием включить их в этот очерк.
Не знаю, понравилось ли читателю то, что мне удалось написать. Понравится, или нет, самобытному красноярскому писателю – это дело десятое.
Бушков с таким «багажом», который он попытался вывалить на читателя, не выглядит каким-то грозным пророком и ниспровергателем. У меня сложился совсем другой образ этого человека. В этой книге Бушков видится этаким маленьким человечком, который, словно муха в варенье, увяз в сомнительной информации. Вместо того, чтобы анализировать её, он бездумно «проглатывает» всякие непроверенные заявления, слепо руководствуясь лишь тем, что они идут вразрез с теорией эволюции. При этом он похваляется собственным невежеством, что, увы, не идёт ему на пользу. Если бы он был не дилетантом, а именно любителем в «английском» смысле этого слова, человеком, самостоятельно постигшим теорию эволюции и достигшим вершин в этом постижении, он сам отбросил бы многое из того, что вошло в его книгу. Бушков в этой книге – заложник собственного тщеславия. Он захотел выглядеть грозным критиком, но оказалось, что «не по Сеньке шапка». Без специальных знаний трудно грамотно опровергнуть сложившееся и поддерживаемое тысячами учёных, причём не за счёт слепой «веры в великого Дарвина», научное представление. Бушков поставил себе цель – показать, что что-то не является тем, чем считается. И это стало для него роковым. Будучи заложником этой цели, Бушков просто вынужден слепо подбирать всё подряд, что противоречит эволюционным представлениям, не брезгуя даже сомнительными и откровенно ложными построениями. В противном случае может получиться глава, полностью противоречащая замыслу книги, что не соответствует условию задачи. Вот только кто ставил ему задачу написать такой гнусный пасквиль? Если сам додумался, то пусть и получает заслуженное, и хлебает полным ртом.
Завершить свой труд я бы хотел словами Чарльза Дарвина, написанными в его книге «Происхождение человека и половой отбор»:

Что до меня касается, я бы скорее желал быть потомком храброй маленькой обезьянки, которая не побоялась броситься на страшного врага, чтобы спасти жизнь сторожа; или от старого павиана, который, спустившись с горы, вынес с триумфом молодого товарища из толпы удивленных собак, чем быть потомком дикаря, который наслаждается мучениями своих неприятелей, приносит кровавые жертвы, убивает своих детей без всяких угрызений совести, обращается со своими женами как с рабынями, не знает никакого стыда и предается грубейшим суевериям.

Трудно выразить всю суть прений между креационистами и эволюционистами лучше, чем это сделал Дарвин. Потому и добавить больше нечего.

Волков Павел Иванович

г. Владимир, 2007 - 2010 гг.

Главная
Hosted by uCoz