Земля камней и пыли

 

Путешествие в неоцен

 

31. Земля камней и пыли

 

 

 

Ближневосточные земли в эпоху неоцена остались во многом похожими на тот мир, который был известен людям за 25 миллионов лет до этого времени. Но всё же за время отсутствия на планете человека здесь произошли значительные превращения земной коры. Движение Африки и Аравийской плиты на северо-запад «закрыло» Красное море, а на месте Персидского залива теперь возвышаются молодые горы. Этот район сейсмически активен – здесь часты землетрясения, а иногда случаются извержения вулканов.
Здесь всё так же сухо летом, хотя зимой дождь выпадает гораздо чаще, чем раньше. Климат этих районов во многом определяется особенностями окружающих местностей. С юга эти места омывает Индийский океан, а с севера – огромное солоноватое бессточное озеро Четвероморье. На западе простираются обширные солёные болота Средиземноморской низменности, а с востока – Гималайские горы.
Зимой холодные северные ветры приносят дожди с Четвероморья, давая влагу, нужную для роста растений. Деревья и травы здесь впадают в состояние покоя летом: у трав отмирает надземная часть, а листва деревьев сильно редеет. Так растениям легче сохранить жизнь, когда солнце накаляет эту местность, словно огромную сковородку.
Западный ветер здесь имеет свой особый горько-солёный вкус: он несёт облака соли с солончаков Средиземноморской низменности, поэтому флора западных районов Ближнего Востока богата растениями, устойчивыми к накоплению солей в почве. В горах, куда не может попасть разносимая ветром соль, произрастают густые вечнозелёные леса из древовидного можжевельника, кипариса, сосен, платанов и лавров. Во влажных речных долинах встречаются заросли тополей и ив. Значительная часть горных склонов покрыта кустарниками и травами, но особенно отвесные склоны лишены растительности.
Многие травы в засушливом климате выработали специальное приспособление, чтобы переживать жаркое лето: у них есть клубни и луковицы. Летние месяцы такие растения проводят в состоянии покоя, не растрачивая запасы влаги. Но зато в конце зимы и в начале весны они начинают свой бурный рост.
В это время даже казалось бы, голые и безжизненные каменистые склоны преображаются: после обильных тёплых дождей за несколько дней отрастают травы. Длинные листья лука и злаков, пушистые разрезные листья мака, высокие стебли лилий – вся растительность старается максимально полно использовать недолгое время, особенно благоприятное для роста.
В это время унылые коричневые, серые и желтоватые тона окружающего пейзажа сменяются яркими красками. На фоне сочной зелени эффектно смотрятся крупные алые цветки мака, на которых копошатся испачканные обильной пыльцой пчёлы и жуки. Бабочки и пчёлы аккуратно облетают розовые шаровидные соцветия разных видов лука, собирая обильный нектар. В весеннюю пору унылый пейзаж приобретает множество ярких красок, но всё это великолепие длится не очень долго – в начале лета многие растения завершат вегетацию и спрячутся под землю до следующей весны.
Обитатели гор, пользуясь кратким сезоном изобилия еды, стараются максимально полно использовать это время. У некоторых из них весной проходит брачный сезон, у других – появляются на свет детёныши.
В горной долине среди кустарников движется бронированная спина какого-то довольно крупного четвероногого существа. Время от времени она останавливается, а ветки кустарников начинают шевелиться – таинственный житель гор кормится молодыми листочками. Постепенно существо выходит из зарослей, и теперь его можно разглядеть более отчётливо. У него широкое плоское тело на толстых когтистых лапах, очень большая голова и короткий широкий хвост. Всё тело существа покрывают поперечные пояса костяных пластинок, защищающие от врагов, но одновременно позволяющие свободно двигаться. Когда существо зевает, видно, что его пасть очень широкая, но зубы мелкие и одинаковые, конической формы. Это рептилия – крупная ящерица панголиния.
Осмотревшись, панголиния продолжает щипать листву кустарников. В это время становится заметным удивительный хвост этого существа – широкий и короткий, он покрыт с краёв длинными чешуями, торчащими в стороны, словно павлиний хвост. Если бы не эти чешуи, хвост и голову панголинии можно было бы легко спутать. Но это – самец, и его хвостовые чешуи особенно развиты.
Из кустарников выходит второй самец. Заметив соперника, самец, спокойно щипавший листву, преобразился: он задрал вверх короткий хвост так, что тот стал ещё больше похож на павлиний. Подняв голову, он раздул яркий полосатый горловой мешок и повернулся к сопернику, кося на него одним глазом. Соперник также начал демонстрировать свою силу и мощь - сейчас брачный сезон, и лишние конкуренты никому не нужны.
Два бронированных существа кружатся друг около друга, словно танцуют вальс. Но каждый из них буквально гипнотизирует противника взглядом. Иногда они разевают пасть, устрашая конкурента громким шипением. Пришлый самец мельче, и он вскоре сдаётся: опускает голову и хвост, поджимает лапы под себя и закрывает глаза. Когда победитель приближается, побеждённый демонстрирует высшую степень покорности: сворачивается в шар. Обхватив лапами голову, он накрывает её хвостом, словно крышкой. Пластинки по краю хвоста подвижны: в их основании есть мускулы. Они срабатывают как защёлки, удерживая ящерицу в свёрнутом виде без лишних усилий. Рептилия-победитель попросту выкатывает побеждённого конкурента со своей территории, словно мяч, поддевая его головой и толкая боками.
Агрессию самца панголинии понять легко: недалеко отсюда в зарослях есть траву самка. Она ещё не готова к спариванию, но сезон размножения скоро наступит, и лишние самцы рядом с ней просто ни к чему. Эта панголиния немного массивнее самца, и горло у неё окрашено не столь контрастно. Время от времени самец подходит к ней и пытается произвести впечатление, демонстрируя ярко окрашенное горло и хвост, похожий на веер. Но самка лишь отворачивается от него, а то и вовсе пытается укусить ухажёра. Но солнце пригревает всё жарче, ускоряя жизненные процессы рептилий, и вскоре она примет ухаживания самца.
Засушливые и жаркие районы – рай на земле для рептилий разных видов. В этих местах они очень многочисленны, и некоторые их виды приобретают совершенно неожиданный облик.
С веток одного из кустарников слышится пронзительная раскатистая трель. В ответ из соседнего кустарника раздаётся такой же звук. Видно, как среди ветвей передвигается прыжками какое-то существо. Но это не сверчок и не кузнечик – размер этого животного слишком велик для насекомого. Когда существо вылезает на самую высокую ветку, становится ясно, что это позвоночное животное. У него крупные блестящие глаза, широкая плоская голова и цепкие лапы. Задние лапы животного намного длиннее передних: может быть, это какая-то лягушка? Но что делать ей в засушливой местности в полуденный зной? Любая лягушка высохла бы на солнце и погибла бы здесь за полчаса. Но это животное прекрасно чувствует себя на солнцепёке. Оно здесь не одно: когда неуклюжая панголиния бредёт через кустарники, у неё из-под ног выскакивает несколько таких же созданий. В это время их сходство с лягушками усиливается до чрезвычайности: они спасаются от панголинии длинными прыжками. Одно из таких созданий вскакивает на разогретый солнцем камень, и его можно хорошо рассмотреть. Тело этого существа покрыто чешуёй, а сзади у него торчит короткий прямой хвост. Это существо – ящерица пустынная попрыгушка.
Громкие трели издают самцы этого вида, заявляющие о правах на территорию. Забравшись на самую высокую ветку облюбованного куста, самцы пустынной попрыгушки кричат, пытаясь привлечь самок своего вида. Чтобы быть более заметными, они раскачивают ветку, на которой сидят. Самки-попрыгушки видят таких самцов, и предпочитают спариваться с тем из них, кто громче кричит – у такого кавалера и территория обширнее, и сам он намного сильнее соперников. Кроме того, он занимает самое безопасное место – в середине зарослей кустарников. Это очень важно для того, чтобы остаться в живых: иногда на голоса самцов приходят совершенно нежелательные гости.
Среди камней затаилась большая серая птица. Круглый жёлтый глаз внимательно следит за зарослями, где самцы попрыгушек раскачиваются на ветках, словно обезьянки. Мускулы на ногах напряжены – птица готова в нужный момент совершить бросок. Но пока она ждёт.
Брачный сезон у попрыгушек в самом разгаре: воздух наполнен треском голосов самцов, а между кустами прыжками или странной неуклюжей рысью движутся самки. Возле некоторых кустов, где сидят особенно голосистые кавалеры, собираются толпы поклонниц. Ящерицы поглощены брачными играми, и похоже, что никто из них не следит за окрестностями.
Ящерицы сурово поплатились за свою неосторожность: из-за камней выпрыгнула серая птица, которая долго следила за ними. На длинных ногах она помчалась прямо на собравшихся попрыгушек, которые заметили появление хищника лишь в последний момент.
Спасаясь от хищника, попрыгушка во многом полагается на свою скорость, но, подобно большинству ящериц, старается найти подходящее укрытие от врага. Её мускулы не способны работать длительное время – это общая черта всех рептилий. Поэтому, совершая длинные прыжки, пустынная попрыгушка старается найти какое-то укрытие. Зато их преследователь может бегать долго и неутомимо – у птиц на ногах мощные красные мышцы.
Попрыгушки отчаянными скачками пытаются спастись от пернатого чудовища. Одни успевают укрыться под кустами, другие залезают в норы. Одной попрыгушке не удаётся спастись: мощный удар клюва сбивает её в прыжке, и на землю падает уже мёртвое тельце.
Одна из рептилий нашла отличное убежище в узкой щели между камнями, но острый глаз птицы заметил её, когда попрыгушка протискивалась в убежище, судорожно дёргая задними лапками. Длинноногая птица обошла вокруг камней, заглядывая одним глазом в расщелину. Затем она вскочила на камень и попыталась ногой откатить от него соседний. Но птичьих сил явно не хватит, чтобы раздвинуть увесистые булыжники. Поэтому пернатый хищник оставляет попрыгушку в покое, по крайней мере, на сегодня. Птица бродит по полю битвы, разыскивая убитую дичь. Нападение было не очень удачным: удалось добыть всего одну прыгающую ящерицу.
Когда большая серая птица находит её, можно догадаться, от кого она унаследовала манеру поедать добычу. Стоя на одной лапе, птица подносит добычу к клюву, и начинает отщипывать от неё небольшие кусочки мяса. Точно так же поедали пищу её предки – султанские курочки (Porphyrio), болотные птицы эпохи голоцена. Эта большая птица, гаруда - их потомок. Она предпочитает искать добычу на земле, хотя отлично летает, и даже может разыскивать падаль, словно гриф, паря в восходящих потоках воздуха. Но пока мелкая добыча в изобилии, птице нет нужды взлетать – она достаточно быстро догоняет мелких зверей и рептилий бегом. Когда-то в раннем кайнозое такой же эволюционный путь проделали древние журавлеобразные птицы, превратившись в Phorusracidae – бегающих хищников Южной и Северной Америки. Эти птицы процветали много миллионов лет, и исчезли на Земле лишь незадолго до появления человека разумного.
В неоцене в Евразии появились подобные им птицы. Наиболее крупные из них обитают в степях, занимая экологическую нишу волка и гепарда, а гаруда, самый мелкий вид бегающих хищных птиц, обитает в горах. Здесь невыгодно быть крупным – великану очень трудно было бы передвигаться по пересечённой местности, и добыча здесь не столь обильна: крупные животные встречаются сравнительно редко. Основную пищу гаруды составляют мелкие млекопитающие и рептилии.
Несмотря на преследование со стороны пернатых хищников, пустынные попрыгушки выживают и даже процветают. Этот вид ящериц – один из самых многочисленных в этих местах.
Весна в самом разгаре – попрыгушки начинают откладывать яйца. Кое-где ещё слышны трели самцов, но большинство самок уже не интересуется ими, подыскивая себе место для кладки яиц. Разные виды ящериц откладывают яйца в разных местах. Гекконы предпочитают прятать их под корой деревьев и в дуплах, другие ящерицы просто закапывают их в землю. Но попрыгушки нашли превосходный инкубатор для своего потомства – листья одного интереснейшего растения горной пустыни.
На каменистых склонах произрастают зелёные веера листьев одного из самых важных растений в этой местности. Эти листья могут служить самым настоящим компасом: они расположены почти точно в одной плоскости по линии север – юг. Это предохраняет их от самых жарких полуденных лучей солнца, но позволяет полно использовать утренние или вечерние лучи. За своеобразную форму растение получило название «пустынная свирель». И оно отчасти оправдывает это название, когда под дуновениями горных ветров в его листьях рождается звук – негромкое гудение.
Листья этого растения на редкость удивительны: у них своеобразная бокаловидная форма. Такая форма листа одновременно позволяет увеличить поверхность газообмена и фотосинтеза, и уменьшить поверхность листа, находящуюся под прямыми лучами солнца. Внутри листа складывается своеобразный микроклимат: немного более влажный и прохладный, чем снаружи. Это охотно используют разнообразные мелкие животные: в листьях «пустынной свирели» поселяются одиночные осы, крупные жуки, пауки и скорпионы. А иногда в листе «пустынной свирели» селится мелкая ящерица – сцинк или геккон.
В конце весны полуденное солнце беспощадно светит с безоблачного неба, раскаляя камни до такой степени, что пустынным попрыгушкам приходится аккуратно бегать по ним на шипованных снизу лапках, не рискуя коснуться камня животом или коротким хвостом. Но они не боятся солнца. Напротив, рептилии охотно греются в жарких лучах солнца. В это же время краски окружающего пейзажа бледнеют и блекнут: растения высасывают корнями остатки весенней влаги, запасая её впрок для периода летнего покоя. Листья мака давно завяли, и из почвы торчат длинные стебли с торчащими на них коробочками. Во время ветра коробочки гремят созревшими семенами, как погремушки. Листья лука давно засохли, и только шаровидные головки на сухих цветоносах обозначают место, где весной кормились пчёлы и бабочки. Эти насекомые давно улетели туда, где есть свежие цветы, богатые нектаром – в долины рек.
Но зелень на горных склонах всё равно осталась – кожистым листьям «пустынной свирели» не страшны суховеи и жаркое солнце. Корни этого растения выполняют важнейшую роль в поддержании природного равновесия в горах: пронизывая каменистые склоны, они укрепляют их, снижая опасность оползней и накапливая почву. После сильных обвалов в горах на бесплодных каменистых завалах первыми появляются растения «пустынной свирели». От нескольких кустов-первопоселенцев за несколько лет в разные стороны расползаются прочные волокнистые корневища, на которых появляются дочерние растения.
Спустя несколько лет осыпь покрывается почти сплошным ковром из жёстких листьев «пустынной свирели». Но она не просуществует вечно: «пустынная свирель» очень светолюбива и не терпит затенения. Поэтому, когда в зарослях этого вида накопится достаточно почвы, высокие травы и кустарники вытеснят этот вид.
На южных склонах гор этот вид растений процветает: здесь долгое время не может закрепиться ни один другой вид растений. Даже на очень крутых склонах корни «пустынной свирели» заполняют трещины скал, и в нишах, заполненных жалкими крохами почвы, раскрываются веера трубчатых листьев этого растения. В разных местах между розетками растений поднимаются высокие цветоносы, на которых распускаются собранные в кисть ароматные цветки, привлекающие пчёл и редких бабочек.
Не только мелкие животные проявляют непосредственный интерес к этому растению: в зарослях «пустынной свирели» можно увидеть и ящериц пустынных попрыгушек. Эти странные существа появляются в зарослях «пустынной свирели» в конце весны и в начале лета с одной целью – вывести потомство. Листья «пустынной свирели» - прекрасный инкубатор для их яиц. Здесь нет таких колебаний температуры, как в верхнем слое почвы, а влажность намного выше, чем в песке, где яйца рептилий в особенно сухое лето могут полностью высохнуть и погибнуть.
Самки пустынных попрыгушек выбирают для откладывания яиц самые широкие листья «пустынной свирели». Но прежде всего следует убедиться, что лист никем не занят. Самка попрыгушки осторожно заглядывает внутрь, прежде чем доверить растению яйца для инкубации. Хорошо, если из листа выскочит один-два испуганных жука. Мелкая ящерица вполне может стать приятной закуской, но если в тени скрывается серый мохнатый паук или поблёскивающий мощными клешнями скорпион, то попрыгушке лучше ретироваться самой. Но рано или поздно ящерица находит никем не заселённый лист, либо изгоняет из него прежнего постояльца.
Прежде всего, попрыгушка внимательно осматривает лист изнутри, убеждаясь, что он действительно пуст. Забравшись сверху на такой лист, самка цепляется кончиками пальцев задних ног за край трубчатого листа и аккуратно опускает заднюю часть тела внутрь листа, после чего откладывает в него небольшие яйца в известковой скорлупе.
Когда все яйца отложены, самка пустынной попрыгушки не уходит: в течение всего периода инкубации она будет находиться на страже своего потомства. Охранять яйца придётся от многих незваных гостей: яйцами могут полакомиться насекомые или ящерицы других видов. Особенно опасны огромные жуки с сильными челюстями. Им не составит труда разломать скорлупу яйца рептилии. Поэтому попрыгушка с яростным шипением набрасывается на жука, покусившегося на её кладку.
А иногда самке приходится защищать кладку даже от собственных сородичей.
Молодая самка попрыгушки отложила яйца в крупный лист «пустынной свирели». Она сидит на вершине листа, всем своим видом демонстрируя решимость защищать гнездо. Когда в небе парит огромная ширококрылая гаруда, либо проносятся стремительные птицы других видов, рептилия скрывается в соседнем с кладкой листе. Когда опасность уходит, она осторожно выползает из укрытия и вновь заступает на стражу.
Куст «пустынной свирели», который облюбовала эта попрыгушка, немного крупнее соседних: он вырос там, где подземные воды подходят близко к поверхности. И его широкие глубокие листья очень привлекательны для попрыгушек. Но этой самке удалось отогнать от него всех возможных конкурентов… кроме одного.
По земле короткими прыжками движется очень крупная зрелая самка этого же вида. Она ещё не отложила яйца, и пока подыскивает себе место для кладки. Её не привлекают небольшие кусты «пустынной свирели», растущие на сухих каменистых местах. Но роскошный куст, возвышающийся, как средневековый замок, над окружающими растениями, привлёк её внимание. И самку не смущает то, что куст уже занят. Одним прыжком она заскакивает на крайний лист, и как по лестнице, передирается на вершину, где её уже встречает молодая конкурентка.
Обе ящерицы вначале стараются запугать друг друга: они шипят и стрекочут, надеясь произвести впечатление на соперницу. Но время на исходе: взрослой самке нужно отложить яйца. И она атакует молодую, пытаясь изгнать её. Молодой самке есть, что защищать: в одном листе находится её кладка. И между рептилиями разыгрывается жестокая драка.
Победителем из неё выходит взрослая самка: она сильнее молодой. Молодая самка покидает свой бывший дом: она серьёзно ранена. А победительница первым делом старается избавиться от конкурентов: она забирается в лист растения и одно за другим поедает яйца молодой самки. Только одно из яиц прежней хозяйки куста уцелело: оно находилось в самом низу кладки, и широкая голова взрослой самки просто не смогла пролезть к нему. Ещё не родившись, один из детёнышей уже выиграл первую схватку в борьбе за жизнь, но эта схватка – явно не последняя: уцелевшее яйцо молодой самки оказывается буквально погребённым под десятком яиц, отложенных взрослой самкой.
Несмотря на активную защиту со стороны родителей, не все кладки пустынных попрыгушек выживают. Иногда яйца гибнут от животных, которые специально их не разыскивают. Но они столь велики, что самка - попрыгушка просто ничего не может с ними поделать.
На краю зарослей «пустынной свирели» пасётся огромная панголиния. Эта гигантская ящерица любит сочные листья «пустынной свирели», и на растениях порой остаются характерные следы кормления панголинии: она выламывает из середины «веера» растения молодые листья, оставляя грубые волокнистые старые листья нетронутыми.
Невозмутимый великан неторопливо шагает через заросли, откусывая по пути сочные листочки «пустынной свирели». Но на очередном растении панголиния встречает сопротивление в лице пустынной попрыгушки, которая кажется крохой по сравнению с бронированной рептилией. Попрыгушка отчаянно пытается защитить кладку яиц: она громко стрекочет, и с соседних кустов ей отвечают сородичи. А когда панголиния, совершенно не обеспокоенная этими голосами, приближается вплотную, маленькая рептилия прыгает ей на голову. Но она бессильна что-либо сделать, оказавшись на бронированной голове гиганта, выдерживающей даже атаку разъярённой гаруды. Когда попрыгушка, бегая по голове панголинии, задевает чувствительное веко бронированной рептилии, та одним движением головы сбрасывает попрыгушку на землю.
Если для попрыгушки вторжение панголинии на её территорию – это событие из ряда вон выходящее, то панголиния воспринимает отчаянные попытки попрыгушки защитить своё гнездо как какое-то мелкое недоразумение. Бронированная рептилия подходит к кусту «пустынной свирели», где отложены яйца попрыгушки, и с удовольствием съедает молодые листья растения вместе с кладкой. Она не разыскивала специально яйца попрыгушки, но они внесли приятное разнообразие в меню панголинии.
Панголиния, покрытая бронёй до самых кончиков пальцев – не единственное травоядное животное в горах. В более прохладных местах, в высокогорных лесах, обитают довольно крупные представители травоядных млекопитающих.
На высоте каменистая пустыня, выжженная южным солнцем, смягчает свой нрав, позволяя расти деревьям. Здесь по утрам бывают густые туманы, оседающие на остывших за ночь камнях обильной росой. Благодаря этому проростки деревьев могут спокойно окрепнуть и развиться достаточно, чтобы успешно противостоять дневной жаре. Горные вершины покрыты густыми лесами из хвойных деревьев. Особенно многочислен в таких лесах огромный древовидный можжевельник. Нижняя оконечность таких лесов занята засухоустойчивой сосной, а на верхних границах, на большой высоте, произрастает опять-таки сосна, но уже другая: карликовая стелющаяся форма, выдерживающая холодные ветра горных вершин.
В тенистых горных лесах рептилий мало, зато млекопитающие находят здесь кров и пищу. Землю здесь ковром покрывают стелющиеся кустарники и широколистные травы – обильный корм для небольших стад животных размером с козу. Их шерсть коричневого цвета, а вдоль длинной морды проходит тёмная полоска, раздваивающаяся на лбу. Задние ноги у них длиннее передних – так удобнее пастись на склоне. Эти звери – не копытные, которые в неоцене стали очень малочисленными, а потомки зайцеобразных. Они приходятся близкими родственниками гималайскому снежному скакуну, но, в отличие от него, они не меняют цвет шерсти на зиму, да и сама шерсть у них не столь густая и длинная – сказывается жаркий климат. Это каменные скакуны, экологические аналоги горных козлов и баранов.
Отчасти горные леса развиваются столь пышно именно из-за того, что в них живут не копытные, а потомки зайцев: у них нет острых копыт, повреждающих корни растений, поэтому деревья и травы могут развивать поверхностную корневую систему, собирая росу из-под камней.
Стадо каменных скакунов движется по лесу, объедая траву и кусты. Звери не трогают можжевельник – его горькие веточки им явно не по вкусу. Зато когда на нём созреют синие «ягоды», каменные скакуны будут охотно объедать их, распространяя семена растения.
В стаде скакунов соблюдается иерархия, которую время от времени приходится поддерживать. Самцы этого вида время от времени затевают небольшие потасовки между собой: встав на задние ноги и согнув передние, они толкаются грудью и шумно фыркают. Вне сезона размножения самки очень равнодушно глядят на их поединки: у них есть более важные заботы. Одни из них беременны, а возле других уже резвятся детёныши. Поэтому самки стараются хорошо питаться: они выбирают самые сочные листья и траву. Несколько детёнышей, которым лишь неделя от роду, пытаются кормиться травой. Но пока это им явно не по вкусу: жирное молоко матери – гораздо более вкусная и питательная еда. Благодаря ему они быстро набирают вес, готовясь к будущей самостоятельной жизни.
Малышам предстоит ещё многое узнать: они должны хорошо представлять себе, кто в горах друг, а кто враг. И жизнь преподносит им один такой урок.
В поисках прохлады в заросли древовидных можжевельников забредает огромная бронированная панголиния. Большое тело ящерицы может легко перегреться, поэтому панголинии предпочитают проводить самое жаркое время дня в укрытиях. Крупная ящерица нашла подходящее место в тени огромного можжевельника, и с наслаждением растянулась на прохладной земле. Она совсем не обращает внимания на проходящих мимо каменных скакунов – по опыту панголиния научилась не впадать в панику лишний раз, когда эти звери разгуливают рядом. Взрослые каменные скакуны тоже не обращают внимания на безобидную рептилию. Зато детёныши, видя, что взрослые не боятся странного существа, решают познакомиться с ним поближе.
Когда двое особенно любопытных детёнышей подошли к панголинии, рептилия приоткрыла глаз и стала искоса наблюдать за ними. Видя, что она не движется, детёныши-скакуны обнюхали костяную броню, а затем один из них ткнул в бок ящерицы ногой.
Мгновенно вскочив на все четыре лапы, громадная ящерица с поразительным проворством развернулась к ним головой, разинула пасть и зашипела. Испуганные детёныши опрометью бросились под защиту стада взрослых каменных скакунов, отчаянно крича. Несколько взрослых зверей насторожились, по-заячьи задрав уши, но тут же успокоились, когда увидели, что детёнышей напугала медлительная рептилия.
В самое жаркое время дня пустыня словно вымирает: жужжание мух и жуков над немногочисленными цветами растений – пожалуй, единственный признак жизни в это время. Их привлекает растение, которое зацветает именно в середине сухого знойного лета – огромный камневидный лук. В некоторых местах среди камней торчат луковицы этого растения. Они покрыты плотной бронёй из высохших чешуй прошлых лет, которые защищают луковицу от перегрева. Летом листья растения начинают понемногу желтеть и отмирать, но, словно наперекор судьбе, камневидный лук зацветает, выбрасывая вверх высокий цветонос с зонтиком огромных ароматных цветков. Их нектаром спешат полакомиться многочисленные серебристо-серые осы, блестящие золотом и бронзой жуки, а вечером их сменяют шуршащие крыльями бабочки-бражники.
Крупные животные днём прячутся в тени и всеми силами пытаются охладиться. Взрослая гаруда отдыхает в тени скал, отдавая избыток тепла через набухшие «серьги». Это очень эффективный способ охладиться – когда «серьги» по углам клюва наливаются кровью, их поверхность увеличивается, а кровь, циркулирующая в сосудах под тонкой кожей, излучает тепло. Если нужно, гаруда может увеличить эффективность охлаждения ещё одним способом: мощными ногами птица переворачивает плоские камни, и ложится на них шеей и грудью. Низ камня холодный, и птица с наслаждением лежит на нём, полураскрыв крылья. Но её мучения не вечны: когда солнце клонится к закату, воздух заметно свежеет, хотя камни ещё долго остаются горячими. Вечером у гаруды есть несколько часов, чтобы найти себе пищу.
Гаруда не оставляет без внимания ни живую добычу, ни падаль. Даже мумифицированное тело на жаре ящерицы или грызуна будет с аппетитом съедено этой прожорливой птицей. Но свежая добыча гораздо вкуснее старой высохшей падали. Поэтому, когда на пути голодной гаруды появляется панголиния, птица атакует. В очередной раз скорость птицы и реакция рептилии вступают в противоборство. И похоже, что победа в этот раз останется за рептилией: вовремя заметив длинноногую птицу, ящерица падает набок и моментально сворачивается в шар. Ноги защищают тело с боков, голова закрывает живот, а сверху, словно крышка, опускается хвост. Краевые щитки хвоста прижимаются к голове и ногам – и решительно атакующую гаруду встречает нечто вроде костяного шара.
Панголиния не пытается убежать: с её короткими ногами это очень трудно сделать. Но зато она чувствует себя в полной безопасности от гаруды. Птица несколько раз обходит вокруг свернувшейся ящерицы, внимательно осматривая её панцирь. Если на нём есть раны или больное место, где роговой слой сошёл из-за инфекции, гаруда легко расклюёт рану и панголиния погибнет, истекая кровью. Зато гаруде на несколько дней хватит такой добычи. А нежное белое мясо панголинии – лакомство для гаруды.
Но сейчас птице явно не повезло: она не может найти ни малейшей трещины в панцире рептилии. Толкнув ногой, птица перекатывает панголинию на другой бок. Но и там – ни малейшего уязвимого места. Заскочив на панголинию сверху, гаруда несколько раз клюёт броню рептилии, но это не оказывает ни малейшего эффекта. Драгоценное время вечерней охоты уходит зря, пока птица пытается взломать этот живой сейф. И гаруда оставляет панголинию – на сегодня ящерице повезло.
Момент, когда гаруда уходит, не остался незамеченным: ящерица наблюдала за птицей из-под собственного хвоста. Поэтому, когда гаруда ушла достаточно далеко, костяной шар зашевелился: вначале приподнялся хвост, затем тело развернулось, хвост выгнулся, упёрся в землю, и ящерица легко встала на все четыре ноги. Убедившись, что гаруды поблизости нет, ящерица затрусила в кустарники.
В горных лесах есть тень и прохлада. Но там не хватает самого главного для жителей пустыни – воды. Поэтому раз в несколько дней каменные скакуны вынуждены покидать лес и спускаться в долины, где протекают ручьи и ещё остались небольшие озёра.
Утолив жажду в наполовину пересохшем озере с мутной водой, каменные скакуны отдыхают перед дорогой домой. Некоторые из них объедают листья с прибрежных ив, торчащих в пересохшей грязи, другие поедают остатки тростника, а один из скакунов стоит на страже стада. Это доминирующий самец, и его обязывает высокое положение в иерархии. А молодняк продолжает исследовать мир, и тяга к знаниям приводит нескольких подростков к луковицам камневидного лука, на вершинах которых торчат вполне свежие на вид листья. Одно из животных пробует на вкус эту зелень, которая кажется такой соблазнительно свежей. И сразу же молодой скакун понимает, почему эти листья никто не съел.
Из повреждённых зубами зверя листьев начинает сочиться жидкость с едким запахом. А летучие вещества вызывают у находящихся поблизости зверей резь в глазах. Во рту у неопытного каменного скакуна, попробовавшего лист лука, начинается настоящий «пожар». Животное бросается к воде прямо через грязь, и начинает жадно пить, чтобы хоть как-то унять это ощущение. А его сородичи, находившиеся поблизости, обильно плачут: едкие летучие пары лука вызвали у них обильные слёзы.
Молодые скакуны отходят от растения, но камневидный лук не отпускает их от себя так просто: растение цепляется поникшим цветоносом за шерсть одного из зверей. А когда животному удаётся вырваться из цепких «объятий» лука, на его шерсти остаётся висеть несколько маленьких воздушных луковичек. Когда-нибудь на отдыхе зверь вычешет их из шерсти, и даст растению шанс прижиться на новом месте.
Детёныши каменных скакунов уже вдоволь набегались за пустынными попрыгушками. Когда они впервые увидели этих странных ящериц, те вызвали у них страх, когда внезапно выскакивали из-под самых ног. Но потом, убедившись, что попрыгушки совершенно не опасны, молодые каменные скакуны начали охотно играть с ними, гоняя злополучных ящериц от куста к кусту.
Но возле очередного куста они нашли нечто более интересное, отчего попрыгушки мгновенно были забыты (к большому удовольствию самих попрыгушек). Ветки, покрытые пожелтевшими листьями, зашевелились, и из куста вышла молодая панголиния. Она не достигла и половины длины взрослой рептилии, и потому очень уязвима и осторожна. Когда молодые каменные скакуны приблизились к панголинии, ящерица мгновенно свернулась в плотный бронированный шар и замерла, уповая на прочность брони. Но каменные скакуны не питаются панголиниями, поэтому ей ничто не угрожает. Но на какое-то время ящерица становится объектом игр для детёнышей скакунов. Малыши по одному запрыгивают на свернувшуюся ящерицу, пытаясь удержаться на ней. А когда выясняется, что её легко можно столкнуть с места, рептилия превращается в футбольный мяч. Толкая её грудью или боком, юные каменные скакуны перекатывают панголинию между кустами, забыв обо всём на свете. Пока взрослые щиплют траву недалеко отсюда, молодняк беззаботно играет.
Но игра заканчивается самым трагическим образом: серой молнией из кустарника выскакивает затаившаяся гаруда. Она давно наблюдала за стадом каменных скакунов, дожидаясь удачного момента. И пока скакуны пили воду на пересыхающем озере, хищная птица заметила в их стаде молодняк – прекрасную добычу. Вообще, гаруда легко может справиться и со взрослым каменным скакуном, но у этих зверей мощные резцы и крепкие копытовидные когти на мускулистых ногах.
За какие-то секунды всё было кончено: гаруда мощным ударом клюва убила наповал одного из детёнышей каменного скакуна, а остальные разбежались.
При появлении свирепой птицы стадо каменных скакунов охватила паника. С громкими тревожными криками взрослые звери побежали вверх по склону. На своём опыте они знают, что так хищнику труднее преследовать их. Во время бегства они подают сигнал «общей тревоги», задирая на спину хвост. При этом белая изнанка хвоста становится видимой издалека. Самки, чьи детёныши оказались столь близко к хищной птице, не спешат убегать: они чередуют тревожный крик с призывным, давая детёнышам возможность найти родителей. Постепенно пары животных воссоединяются и убегают вслед за стадом. И лишь одна самка тревожно оглядывает окрестности, тщетно пытаясь найти своего малыша.
Гаруда пирует: после нескольких неудачных атак она сполна вознаграждена сытным обедом. Острый клюв, словно нож мясника, срезает с костей добычи всё мало-мальски пригодное в пищу мясо. А тем падальщикам, которые найдут останки детёныша скакуна, достанется лишь голова и немного мяса между рёбрами.
Панголиния, которой с упоением играли детёныши скакунов, лежит в кустах. В последний момент она откатилась туда, и теперь наблюдает за пиршеством гаруды. Когда птица насытится и уйдёт, возможно, панголиния сможет полакомиться мясом того, кто около получаса назад играл ею, как мячом.
Стадо скакунов уходит в горные леса. Конечно, там тоже небезопасно, но зато там есть, где спрятаться от хищников. Скакунов также спасает их ловкость: от гаруды легко спастись среди камней, где птица не может развить большую скорость. А если она нападает с воздуха, то лучше спрятаться около больших камней, которые массивная птица будет облетать, чтобы не разбиться при неудачном приземлении. Но есть одна опасность, от которой так просто не скрыться – это сама природа.
Горы Юго-Западной Азии – молодые, поэтому в этих местах часто бывают землетрясения. Кое-где из-под земли бьют горячие источники, в которых от воды пахнет сернистыми испарениями, а некоторые горы представляют собой настоящие вулканы. Всё это – внешние проявления колоссальных тектонических процессов, происходящих глубоко под континентальными литосферными плитами.
По неощутимым приметам живые существа загодя чувствуют приближение землетрясений. Рыбы стаями покидают горные ручьи, спускаясь в широкие озёра и низовья рек. Птицы улетают в более безопасные места, и звери стараются по возможности укрыться на равнинах, где нет опасности обвала.
В ночь накануне землетрясений горы словно вымирают: в воздухе стоит полная тишина. Комары и мошки стаями толкутся в воздухе, кузнечики и сверчки не трещат, а молча сидят на стеблях трав. Только кое-где одинокая пустынная попрыгушка скачет среди травы, или панголиния бредёт сквозь кустарники, всецело надеясь на свою броневую защиту.
И незадолго до рассвета начинается то, к чему так напряжённо готовились практически все живые существа – землетрясение. Вначале последовал один слабый толчок, затем словно судорога прошла по земной коре – сейсмическая волна встряхнула, кажется, всю горную страну, прокатившись от местности, бывшей когда-то Красным морем, до восточных берегов Четвероморья. В течение предрассветных часов ещё несколько мощных толчков сотрясло горы, и вскоре всё стихло.
Землетрясение в горах – значительное бедствие. Во время толчков земной коры целые горные склоны съезжают в долины, перегораживая реки и срезая вековые леса, словно огромной каменной бритвой. Во время таких стихийных бедствий гибнет множество животных.
После этой бедственной ночи пейзаж в некоторых долинах преобразился до неузнаваемости. Горный можжевеловый лес на одном из хребтов буквально «съехал» по склону на несколько десятков метров вниз. Пласт почвы, пронизанный корнями деревьев, почти не рассыпался, а корни вековых деревьев по большей части сохранились. Поэтому такой лес приживётся на новом месте, хотя на это уйдёт около пяти лет. В горной долине обвал перегородил путь ручью, и там, где среди камней бежала струя кристально чистой воды, через несколько лет образуется мутноватое озеро.
Несмотря на мудрость инстинктов, некоторые животные всё же стали жертвами землетрясения. Утром камни на одной из новых осыпей зашевелились, и из-под них показалась широкая треугольная голова: панголиния была захвачена обвалом, но сумела выбраться. Работая лапами, рептилия выползает из каменной тюрьмы. Она довольно легко отделалась: на боку ящерицы виден обширный кровоподтёк, несколько чешуй на краю хвоста сломано, а правая задняя лапа вывихнута. Но ящерица жива, и это главное.
А одинокому каменному скакуну не повезло: во время перехода к безопасным горным долинам он попал в ловушку, застряв ногой между камней. А во время толчков земли обвал смёл его вместе с несколькими крупными валунами и ворохом кустарников. И теперь раздавленное камнями тело каменного скакуна – лишь приманка для многочисленных мух. На запах смерти слетается также несколько жуков, но они скрываются под камнями, когда длинноногая гаруда, пережившая землетрясение на равнине, возвращается на свою территорию и находит там обильную поживу. Сильными ногами птица разгребает небольшие камни, и принимается клювом отрывать куски мяса погибшего каменного скакуна. Всё, что она не съест, достанется жукам. А потомки этих жуков, возможно, когда-нибудь съедят и эту самую гаруду, когда она погибнет от старости или от несчастного случая. Горы – опасный мир, но для многочисленных видов животных и растений это родной дом.

Бестиарий

Панголиния павлинохвостая (Manisoma pavonipyga)
Отряд: Чешуйчатые (Squamata)
Семейство: Сцинковые (Scincidae)

Место обитания: Нагорья ближнего востока

Среди обитателей пустынь всегда присутствуют в значительном количестве разнообразные рептилии – змеи, черепахи и ящерицы. Благодаря особенностям физиологии они легко обходятся небольшим количеством корма, могут подолгу не пить и спокойно переносят жару, которая убьёт млекопитающее сравнимого с ними размера.
Среди ящериц гор и пустынь характерны представители семейства сцинков (Scincidae). И один их представитель, павлинохвостая панголиния, обитает на сухих и жарких ближневосточных нагорьях. Это настоящий апофеоз в развитии ящериц – это животное напоминает одновременно панголина (Manis), ископаемого броненосца глиптодона (Glyptodon) и панцирного динозавра анкилозавра (Ankylosaurus).
Длина тела ящерицы – около 1,5 метров вместе с хвостом. У рептилии огромная широкая и плоская голова, широкое туловище на сильных лапах с хорошо развитыми пальцами и очень короткий хвост. Тело покрывают пояса толстых окостеневших чешуй, а голова закрыта практически сплошным панцирем из окостеневшей кожи. Живот ящерицы покрыт достаточно тонкой и эластичной кожей. Примечательная черта этого вида – хвост. Он плоский, а при взгляде сверху выглядит почти как равносторонний треугольник со слегка выпуклыми боковыми сторонами. Он окаймлён подвижными массивными чешуями длиной по 15 – 20 см каждая, расходящимися в стороны в виде веера. Такой хвост используется самцами этого вида для брачных демонстраций, весной и в начале лета в нём накапливается запас жира, но его основная роль – защитная.
При нападении крупных хищников ящерица сворачивается в шар: вначале она прижимает к брюху лапы, затем прикрывает их головой, а сверху прижимает хвост. Торчащие в стороны хвостовые чешуи снизу покрыты бороздками и шипиками. Когда мышцы прижимают их к телу свернувшейся рептилии, они работают как замки, поэтому ящерицу совершенно невозможно развернуть.
Окраска верха тела у этой рептилии неброская – «пустынного цвета»: желтовато-коричневая. Хвостовые чешуи имеют более тёмную окраску. Зато низ тела окрашен ярко – на белом фоне голубые продольные полосы. Слизистая оболочка рта у самца окрашена в ярко-красный цвет и используется для брачных демонстраций. Во рту рептилии – острые конические зубы.
Этот вид ящериц – преимущественно вегетарианец, но при возможности охотно ест беспозвоночных, разоряет птичьи гнёзда и ест падаль.
Данный вид живородящий: после спаривания в начале сухого сезона самка долго вынашивает и в конце зимы следующего года рождает двух крупных детёнышей (длиной до 30 см), вполне самостоятельных с первых минут жизни. Через 4 года они становятся половозрелыми. Продолжительность жизни – до 50 лет.

Пустынная попрыгушка (Ammobatrachus saltatus)
Отряд: Чешуйчатые (Squamata), подотряд Ящерицы (Lacertilia)
Семейство: Saltagamidae (Saltagamidae)

Место обитания: Нагорья ближнего востока

В пустынях голоценового периода водились немногочисленные виды лягушек и жаб, которые отличались своеобразными приспособлениями для выживания сухой сезон, длящийся порой несколько лет. Но смена геологических эпох вызвала вымирание эти видов, а им на смену пришли более выносливые существа.
Пустынная попрыгушка – это не лягушка, как может показаться вначале, а своеобразная ящерица из особого семейства Saltagamidae, потомок одного из видов агам (Agamidae) эпохи голоцена. У неё короткое плоское тело, широкая голова и сильные задние ноги. Она движется большей частью прыжками – это приспособление для того, чтобы максимально сократить время соприкосновения с горячим пустынным песком и камнями. Во время прыжка тело животного обдувается ветром и успевает немного остыть. Кроме того, чешуя на ступнях этой ящерицы образует торчащие вниз шипы, помогающие избегать соприкосновения с раскалёнными песком и камнями. От лягушки эту ящерицу отличить легко: у неё есть когти, короткий толстый хвост (длиной в половину туловища) и чешуя. В хвосте откладывается запас жира, помогающий выжить в холодное время года. По спине рептилии проходит гребень из крупных чешуек. Передние лапы у попрыгушки сильные – с их помощью ящерица может лазить по кустам и рыть норы. Задние лапы более чем в два раза длиннее передних.
Окраска тела – песочно-жёлтая с коричневыми крапинками, на голове – коричневое V-образное пятно. В сезон размножения (в начале лета) самцы этого вида становятся более заметными: голова приобретает кофейно-коричневый цвет, а тело и ноги становятся бледно-коричневыми. Самец забирается на куст и демонстрирует себя, сопровождая это звуками, похожими на стрекотание сверчка.
После спаривания самка откладывает 4 – 6 крупных яиц в защищённом от жары месте, иногда выбирая для этого листья пустынной свирели, растущей в недоступном для травоядных животных месте. Детёныши выводятся осенью и зимуют в щелях между камнями. На 2-м году жизни они становятся половозрелыми.

Гаруда (Gharuda montana)
Отряд: Журавлеобразные (Gruiformes)
Семейство: Пастушковые (Rallidae)

Место обитания: Нагорья ближнего востока

Рисунок Алексея Татаринова

Вымирание в раннем неоцене большого количества видов хищных зверей и птиц привело к тому, что их место заняли потомки совсем других живых существ, которые, возможно, сами были пищей этих хищников. Одним из таких существ стал потомок султанской курочки (Porphyrio) - крупная плотоядная птица гаруда, названная в честь Гаруды – царя птиц в индийской мифологии. Султанские курочки освоили вначале сухие луга, а затем некоторые из их потомков поднялись по долинам рек в горы, где и развились в больших плотоядных птиц.
Гаруда - очень крупная птица, весящая до 15 кг. Телосложением она похожа на дрофу: у неё крупное тело на длинных мускулистых ногах – рост птицы достигает 150 см. Это одна из самых крупных птиц неоценовой Земли, способных летать. В жарком климате гор легко образуются сильные восходящие потоки воздуха, позволяющие птице парить на широких крыльях (размах крыльев до 2 метров) без лишних усилий, высматривая падаль или мелких животных, с которыми можно легко справиться. Но для того, чтобы подняться в воздух, тяжёлая птица вынуждена разгоняться бегом.
Благодаря мускулистым ногам птица может быстро бегать, а широкие крылья помогают ей совершать резкие повороты, охотясь на стремительную добычу – ящериц и змей. С помощью ног птица ест – убив добычу клювом, она подносит её ко рту, зажав в пальцах. Такую привычку она унаследовала от султанских курочек.
Окраска оперения гаруды светлая (в отличие от предков): это снижает опасность перегрева. Основной цвет оперения серый с голубоватым оттенком, перья на голове темнее. Ноги гаруды фиолетово-красные, у самца ярче, чем у самки.
Голова очень крупная, на длинной подвижной шее. Клюв толстый и сильный, в углах клюва растут кожистые лопасти, похожие на петушиную «бородку». Это приспособление для усиления теплообмена: в жару лопасти набухают от крови и вытягиваются в длину. Кроме того, «лицо» птицы совершенно голое, покрытое жёлтой кожей – только на темени есть хохолок из подвижных перьев, и затылок птицы покрыт мелкими перьями. Передняя часть головы гаруды покрыта толстым красным роговым щитком. Кончик чёрного клюва тоже ярко-красный.
Гаруды живут в одиночку или парами. Гнездо располагается в скальной нише или между камнями, где значительную часть дня тенисто. В кладке 3 – 4 яйца, насиживают и ухаживают за птенцами оба родителя. Птенцы вылупляются зрячими и покрытыми чёрным пухом. Несколько дней после вывода они проводят в гнезде, после чего покидают его и держатся вместе с родителями. Родители первые дни кормят птенцов из клюва – в это время красный кончик родительского клюва служит птенцу указателем пищи. Птенцов птицы выкармливают вначале насекомыми, позже – кусочками крупной добычи. Птенцы начинают оперяться в недельном возрасте, а трёхмесячные птицы уже становятся самостоятельными.

Каменный скакун (Lepotragus saxicola)
Отряд: Копытные зайцевидные (Ungulagomorpha)
Семейство: Зайцелопы (Lagolopidae)

Место обитания: Нагорья ближнего востока

Рисунок Александра Смыслова

В связи с массовым вымиранием травоядных копытных млекопитающих в позднем голоцене и раннем неоцене их место в экосистемах голоцена заняли потомки представителей других отрядов. В Новом Свете это потомки южноамериканских грызунов, а в Старом Свете – зайцеобразных. В Евразии и Африке зайцеобразные образовали ряд видов, конвергентно сходных с антилопами, оленями, и даже с быками. Данный вид – аналог горных козлов, близкий родственник гималайского снежного скакуна. Это быстро бегающее млекопитающее размером с козу, но с более длинными ногами.
Обитание в сухом и жарком климате наложило отпечаток на внешность зверя: он имеет более короткую шерсть, чем его гималайский родственник. К тому же шерсть каменного скакуна не меняет цвет на зиму, сохраняя ржаво-коричневую окраску. На переносице зверя есть продольная кофейно-коричневая полоса, вилкообразно раздваивающаяся на лбу. Глаза каменного скакуна сдвинуты в верхнюю часть головы, позволяя пасущемуся животному видеть далеко вокруг себя. Они обведены кольцом желтовато-белой шерсти. Живот серый, а внутренняя часть ягодиц и низ хвоста имеют ярко-белую окраску. Это используется для подачи сигнала тревоги: задранный на спину хвост открывает участок белой шерсти, хорошо заметный издали.
Уши каменного скакуна шире и длиннее, чем у гималайского вида: в них проходит густая сеть кровеносных сосудов, усиливающих теплоотдачу. У этого вида также нет характерных «бакенбардов», зато на холке самцов растёт грива длинных светлых волос, использующихся для установления отношений доминирования.
Задние ноги зверя немного длиннее передних: это облегчает пастьбу на склонах. Это пальцеходящее животное; когти направлены вниз, образуя надёжную опору при лазании по крутым горным склонам. Голова каменного скакуна достаточно длинная и узкая, а глаза сдвинуты вверх, позволяя свободно обозревать окрестности при кормлении.
Животные держатся группами по 10 – 20 животных, внутри которых формируются семьи из одного самца и 3 – 5 самок, а также живут одиночные неполовозрелые и холостые животные.
Сезон спаривания – середина лета. Весной самка рождает двух развитых зрячих детёнышей, покрытых однотонной бежевой шерстью. В годовалом возрасте самка уже готова к спариванию. Самец созревает в этом же возрасте, но он имеет реальный шанс оставить потомство лишь в возрасте 3 – 8 лет, пока не появятся молодые сильные конкуренты. Продолжительность жизни не превышает 12 – 13 лет.

Гербарий

Пустынная свирель (Sansevieriopsis tubifolius)
Отряд: Спаржецветные (Asparagales)
Семейство: Спаржевые (Asparagaceae)

Место обитания: Нагорья ближнего востока

Среди неприхотливых и экологически пластичных растений засушливых районов Африки и Азии есть виды, хорошо известные любителям цветоводства – сансевьеры. Толстые корневища и розетки плотных кожистых листьев – вот их характерные черты. Выносливость и способность размножаться даже кусками отдельного листа позволила им быстро восстановить численность после экологического кризиса на рубеже голоцена и неоцена.
Пустынная свирель – потомок одного из видов этого рода. От предковых форм она отличается в первую очередь формой листьев. Лист этого растения свёрнут в виде трубки – такая форма позволяет избежать перегрева поверхности листа, а во время дождя направляет воду непосредственно под корни. Новые листья растут, прорывая нижнюю часть предыдущего листа. Именно из-за формы листьев этот вид получил своё название: листья-трубки располагаются в одной плоскости по линии север-юг, напоминая античную тростниковую свирель. Такая форма роста оставляет открытыми для жаркого полуденного солнца лишь несколько крайних листьев. Высота листа – до 80 см, но на бесплодных горных склонах растение образует кустистую карликовую форму высотой всего около 25 – 30 см.
Стебель этого вида – длинное ветвистое ползучее корневище. Оно растёт на глубине около 10 – 15 см, давая вверх боковые побеги с розетками листьев. Благодаря такой форме роста одно растение и его отпрыски быстро захватывают территорию около 20 – 30 квадратных метров. Этот вид выполняет очень важную роль закрепителя горных склонов, предотвращая оползни.
Растение цветёт в середине весны. Крупные белые цветки, собранные в кисть на цветоносе высотой до 2 метров, распускаются ночью и испускают приятный сильный аромат. При этом из них обильно сочится нектар, привлекая ночных бабочек и даже мелких млекопитающих. Но наутро цветы вянут и вскоре высыхают. Плод этого вида – сухая коробочка, семена разносят птицы и млекопитающие.

Камневидный лук (Petroallium petrops)
Отряд: Спаржецветные (Asparagales)
Семейство: Амариллисовые (Amaryllidaceae)

Место обитания: Нагорья ближнего востока

Особая стратегия выживания в пустыне – умение накапливать воду и сохранять её. Для этой цели одни растения используют листья, другие – толстые корни и клубни, третьи – толстые стебли. А ещё пустыня – это место обитания разнообразных луковичных растений.
Камневидный лук – типичный обитатель пустыни. Это растение в засуху не прячется под землю, его огромная ребристая луковица толщиной до полуметра и высотой почти метр торчит над камнями и почвой. Весной и летом она украшена сверху пучком длинных поникающих трубчатых листьев. Засохшие луковичные чешуи прошлых сезонов образуют плотный многослойный покров, почти непроницаемый для крупных травоядных животных. Кроме того, они отлично маскируют луковицу, делая её похожей на крупный камень. Если же кто-нибудь из зверей или ящериц попытается добраться до сочного содержимого луковицы, его встретит буквально завеса из остро пахнущих веществ, раздражающих слизистые оболочки – лук не только не расстался в процессе эволюции с химическим оружием, но и значительно усилил его действие. Даже листья этого растения уже издали пахнут характерным для лука образом.
В середине лета, в самую жаркую погоду, листья отмирают. Но растение и не собирается впадать в состояние покоя: наоборот, летом оно зацветает, выпуская на двухметровую высоту из середины луковицы огромный зонтик ярко-розовых ароматных цветков. Цветение продолжается около недели, затем цветки быстро увядают и сохнут. Но даже тогда, когда ни один цветок не превратился в плод, у растения есть шанс размножиться: в основании отмирающих цветков начинают расти спящие почки, превращающиеся в крошечные воздушные луковички. Их листья и корни видоизменены в крепкие крючки, позволяющие прицепляться к перьям птиц и шерсти зверей.

Следующая

На страницу проекта