Верхолазы лесов и гор

 

Путешествие в неоцен

 

Верхолазы лесов и гор

 

 

 

Территория Юго-Восточной Азии представляет собой обширную горную страну в условиях тропического климата. Горные хребты образовались примерно в ту эпоху, когда Индостан, бывший некогда островом, пересёк Индийский океан и врезался в южное побережье Азии.
Большая часть территории, на которой в историческую эпоху располагалось государство Китай, покрыта горами. Восточные области этой территории в неоцене представляют собой обширную равнину. В этих районах почва сложена легко размывающимся лёссом, поэтому реки и озёра постоянно «блуждают», непрерывно меняя свои очертания. Восточный Китай – это также область болот и сравнительно небольших участков тропического леса. Но в западной части Китая господствуют горы. Они встают препятствием на пути влажных ветров с Тихого океана, и здесь берут своё начало реки, текущие на восток, на болотистые равнины, где они широко разливаются и петляют, питая сеть озёр, болот и стариц. Лишь немногие тучи преодолевают горы и попадают в сухие районы Монголии, заросшие в неоцене кустарниками.
Климат эпохи неоцена более тёплый и влажный, чем в голоцене, поэтому горы Китая поросли влажным тропическим лесом. Эта местность не заболочена: вода, попадающая сюда с обильными дождями, собирается в ручьи, сливающиеся в быстрые прохладные реки. Лес задерживает часть воды, и под кронами, словно в теплице, формируется особый микроклимат – влажный и тёплый. В подлеске горных тропических лесов обильно произрастают папоротники и мхи, а на упавших деревьях произрастают причудливые грибы, часто отличающиеся яркой расцветкой.
Горные реки быстрые и прохладные, с изумительно чистой водой: на дне, кажется, видны все камушки. На пути к равнинам реки встречают много препятствий, и часто прерываются водопадами разной высоты. На особенно высоком водопаде река почти рассыпается мелкой водяной пылью, прежде чем достигнуть дна водопада. В солнечных лучах над водопадом всегда играет радуга. В воздухе клубится водяная пыль, делая условия особенно благоприятными для произрастания разнообразных влаголюбивых растений. Скала близ водопада покрыта, словно пушистым ковром, мхом, среди которого произрастают мелкие орхидеи с яркими цветками. Немного дальше моховой покров сменяется ползучим видом фикуса с кожистыми тёмно-зелёными листочками.
По стремнинам стелются длинные листья водяных растений, развевающиеся на течении, словно знамёна. Листья некоторых растений, обитающих в быстро текущей воде, могут достигать длины двух, и даже трёх метров. Независимо от родства растений, их листья удивительно сходны: листовая пластинка лентовидная, извитая и покрытая ямками. Такое приспособление увеличивает площадь листа, но не даёт возможности течению сорвать лист.
Камни по речному берегу покрыты мхами, а пряди водяного мха тянутся по течению, словно зелёные волосы сказочных водяных жителей. Водяной мох может, однако, расти не только под водой, но и во влажной атмосфере по берегам реки. Здесь он развивается в виде пушистого покрова и образует спороносные коробочки. Под водой на камнях сидят личинки мошек, а под камнями прячутся плоские личинки подёнок и толстые личинки ручейников, строящие домики из склеенных паутиной песка и мелких камушков. Но насекомые – не единственные жители горных ручьёв. На камнях под водой ползают плоские головастики – потомство одной местной амфибии, ручьевой плоской жабы. Они кажутся маленькими и слабыми, но успешно противостоят течению, перекатывающему по дну ручья даже небольшие камни. Головастики удерживаются на течении благодаря множеству небольших присосок, образованных кожей на нижней части плоского туловища. Они соскребают с камней ороговевшей нижней челюстью водяные мхи и водоросли, обрастающие камни на солнечных местах. Головастики не покинут этих мест даже тогда, когда вырастут.
С головастиками не конкурируют взрослые особи, обитающие по соседству. Взрослые бесхвостые амфибии всех видов являются хищниками, и плоские ручьевые жабы здесь не исключение. Они поедают личинок насекомых, обрастающих камни – разных мошек, мух и комаров. Переворачивая камни и подлезая под них, плоская ручьевая жаба добывает личинок более крупных насекомых. Благодаря уплощенному телу эта амфибия испытывает совсем небольшое сопротивление потоку воды, а широкая голова работает как руль глубины. Чтобы удерживаться на течении, плоская ручьевая жаба прикрепляется к гладким камням с помощью присосок, растущих на кончиках пальцев. Даже в тёмных щелях между камнями эта амфибия может отыскать добычу – у неё на челюстях растут короткие кожные усики, богатые нервными окончаниями. В поисках добычи эта лягушка может отодвигать камни, весящие больше её самой. Эта амфибия никогда не покидает воду, и даже редко всплывает подышать – холодная вода в ручьях богата кислородом, и кожное дыхание почти полностью обеспечивает дыхательные потребности амфибии.
Головастики плоской ручьевой жабы держатся в ручьях с сильным течением. А там, где река становится шире и течение близ берегов не такое сильное, у этих амфибий появляются другие соседи. Близ берега в более спокойной воде обитают головастики близкородственного вида – моховой плоской жабы. Они менее специализированы для жизни на бурном течении: у них отсутствуют дополнительные присоски на брюшке, и они держатся на течении исключительно с помощью ротовой присоски. Поэтому головастики моховой плоской жабы предпочитают участки реки подальше от ревущего водопада. В этом есть некоторое преимущество: они избегают конкуренции с головастиками плоской ручьевой жабы.
В отличие от плоской ручьевой жабы, моховая плоская жаба проводит в воде лишь личиночную стадию, и возвращается в воду только для размножения. Но при такой разнице в образе жизни оба этих вида – близкие родственники. Даже присоски на лапах плоской ручьевой жабы – это наследство, оставшееся от лесных предков.
После метаморфоза молодые плоские моховые жабы сразу покинут этот ручей и отправятся в лес, где эти амфибии проводят почти всю жизнь. Выйдя на сушу, они будут по велению инстинкта искать стволы деревьев и забираться на них. Место обитания этих амфибий своеобразно: это мир косых лучей света и полутени на полпути между подлеском и пологом тропического леса.
Стволы тропических деревьев поднимаются на высоту до 40 – 50 метров и выше. А на расстоянии от земли до высоты 20 – 25 метров у дерева может не быть ни одной боковой ветви. Лишь на достаточно большой высоте появляются первые большие боковые ветви, и разнообразие животных и растений, обитающих на дереве, сразу заметно возрастает.
Стволы крупных тропических деревьев – это достаточно сложное для жизни место. Эпифитные растения редко произрастают здесь, поскольку кроны деревьев перехватывают весь солнечный свет. А если травянистая растительность отсутствует, источников питания для обитателей стволов остаётся совсем немного. На стволах деревьев мало съедобных частей: листьев здесь нет, а стволы покрыты грубой несъедобной корой, которую могут переварить очень немногие животные. Соответственно, обитателям стволов приходится или кормиться в кронах деревьев и возвращаться на ствол после кормёжки, или осваивать скудные местные ресурсы. Самый распространённый из здешних пищевых ресурсов – кора деревьев. Но она же наименее доступна для потребления.
Немногие живые существа умеют переваривать этот корм, но даже на древесную кору находятся свои едоки. Термиты умеют питаться самой труднопереваримой пищей, и переваривание древесной коры не является для них чем-то сложным. Как и миллионы лет назад, в кишечнике термитов обитают одноклеточные жгутиконосцы. Эти простейшие помогают термитам расщеплять химические вещества коры деревьев – лигнин и суберин.
Термиты точат кору, проделывая в ней ходы. Но они повреждают не только кору, но и слой камбия – живых делящихся клеток ствола дерева. Чтобы каким-то образом уменьшить вред, причиняемый деятельностью насекомых, растения миллионы лет ведут с ними беспощадную химическую войну: кора одних деревьев пахнет луком или чесноком, другие деревья буквально пропитаны едким млечным соком или заливают ходы, пробуренные насекомыми, смолистым соком.
Война растений и насекомых идёт давно, и насекомые за миллионы лет научились обходить химическую защиту растений. Но чаще всего они на повреждают все деревья подряд, а точат лишь старые и погибающие экземпляры. Под корой крупных деревьев селятся целые колонии термитов. Они протачивают в стволе множество тоннелей, причём делают это очень искусно: повреждённое ими дерево внешне не отличается от здорового. Термиты очень избирательно выедают ткани ствола, сохраняя те, на которые приходится наибольшая нагрузка. Конкуренции среди пожирателей древесины и коры немного, зато численность преуспевших в этом насекомых может быть очень высокой. Их воспроизводство идёт очень быстро, поскольку насекомые сами по себе являются кормом для разнообразных хищников, и вынуждены компенсировать естественную убыль численности.
Насекомые – практически неисчерпаемый источник корма, поэтому быть насекомоядным животным выгодно. Среди потребителей насекомых на стволах деревьев постоянно или временно встречаются птицы и мелкие млекопитающие, а также хищные насекомые других видов. Некоторые земноводные, постоянно обитающие на стволах, питаются исключительно насекомыми.
Один участок коры начинает шевелиться. Это не обман зрения, вызванный влажной и жаркой атмосферой тропического леса: то, что несколько минут назад казалось наростом на коре, приподнимается, и, как по волшебству, превращается в широкую и плоскую бесхвостую амфибию. Это существо – моховая плоская жаба. Она начала свою жизнь на мелководье реки, прорезавшей этот лес, но во взрослом состоянии река будет интересовать её только для размножения – несколько дней в году. Моховая плоская жаба довольно широкая и коротколапая. Ей нет смысла уметь прыгать: соседнее дерево отстоит от того, на котором она живёт, на добрый десяток метров. Такое расстояние ни одно земноводное не покроет одним прыжком, поэтому амфибия вполне резонно променяла скорость прыгуна на цепкость верхолаза. Её лапки достаточно сильны, чтобы каждая из них могла выдержать двойной вес взрослой жабы. Поэтому не всякий хищник сможет оторвать от коры моховую плоскую жабу. Эта амфибия питается термитами. Для того, чтобы поесть, жаба затаивается около разлома в коре, возле которого постоянно держатся термиты, и просто слизывает языком показавшихся оттуда термитов одного за другим.
Термиты неохотно показываются из своего убежища днём – это влаголюбивые животные. Моховая плоская жаба сталкивается с такой же проблемой – у неё влажная кожа, которая может легко высохнуть. Чтобы восполнить запасы воды, жаба ищет мох, напитывающийся водой. Это несложно сделать: кора тропических деревьев в некоторых местах покрыта зелёными ковриками мха и серыми пятнами лишайников. Эпифиты больше характерны для крон деревьев, где освещённость выше. А на стволах, в мире постоянного полумрака и редких косых лучей света, могут расти немногие виды растений. Для стволов тропических деревьев характерны в основном тёмно-зелёные мхи, карликовые папоротники с нежными кружевными листьями и разноцветные лишайники. Их масса может быть довольно большой, поэтому деревья, как могут, борются с этими нежелательными сожителями: верхний слой их коры регулярно шелушится и спадает вниз. Но так делают не все деревья, и на некоторых из них мох свисает со ствола длинными прядями. Мхи нетребовательны к освещению, и процветают в условиях недостатка солнечного света. Но им важно научиться сохранять воду от дождя до дождя: на стволах деревьев вода не задерживается, поэтому мхи должны уметь не терять момент. Их стебли образуют густые подушки, которые напитываются водой, словно губка. Эта вода и привлекает земноводных, обитающих на деревьях.
Найдя заросли мха, жаба забирается в него, и замирает, а тонкая кожа на её брюшке начинает впитывать влагу. Чтобы ускорить процесс увлажнения, моховая плоская жаба одной передней лапкой растирает воду по голове и плечам. Затем удивительно подвижной задней лапкой она растирает воду по спине. Посидев среди мха около получаса и восстановив запасы воды, жаба покидает мох и отправляется на новую охоту.
Кора на стволе вовсе не кажется чем-то безжизненным, отторгнутым деревом. На ней прячется множество животных. ночные бабочки, проводящие здесь день, и плоские моховые жабы – это далеко не все обитатели коры. Кора на стволе дерева образует причудливые наплывы там, где соседнее дерево, источенное временем и насекомыми, упало и повредило ствол. И один из наплывов также слегка шевельнулся. На несколько секунд на нём открылся небольшой жёлтый глаз, оглядел окрестности и снова закрылся. Этот невидимка тропического леса – птица, которая называется королаз. Он буквально распластался по коре дерева, раскрыв крылья и прижавшись животом к небольшому углублению в стволе. Птица сохраняет полную неподвижность, судорожно вцепившись лапками в кору дерева. Она совершенно незаметна для хищных птиц, изредка пролетающих здесь. Закрыв глаза, королаз может сидеть так несколько часов, затаившись практически на ровном месте. Но это не может происходить постоянно. Слышится шорох коротких крыльев, и на стволе появляется другая такая же птица. Она садится на ствол рядом с затаившимся королазом. В редких лучах солнца становится полностью видна удивительно «противоречивая» окраска этой птицы: яркая нижняя сторона тела контрастирует с маскировочным верхом. В окраске живота птицы сочетаются роскошный яркий красный цвет груди и нижней части головы, и ослепительно белое брюшко. Прилетевший королаз суетливо скачет по стволу: птица является представителем семейства поползней, и унаследовала от них ловкость в лазании по деревьям. Первая птица осторожно шевелится, оглядывается, и, убедившись, что опасности нет, покидает углубление в стволе дерева, где сидела последний час. На несколько секунд становится видна причина неподвижности и осторожности этой птицы – углубление является гнездом, и в нём уже сидит птенец. Он ещё не полностью оперился, и выглядит неряшливым: у него уже начал вылезать ювенильный пух, а взрослое оперение ещё не развернулось. Птенец ещё далеко не стал самостоятельным, но уже цепляется за жизнь в буквальном смысле слова. Он прочно вцепился хорошо развитыми когтями в кору, и сидит в углублении ствола вертикально. Когда насиживающая птица слетела с гнезда, это служит для него сигналом к кормлению. Птенец вытягивает голову, раскрывает широкий розовый рот и просит корм, слегка похлопывая крыльями. Прилетевшая птица отрыгивает запасённых в зобу насекомых, торопливо кормит его, и занимает место первой. Немного поёрзав на месте, птица приоткрывает крылья, вытягивает шею вверх, и замирает. Для того, чтобы уменьшить тень, падающую от головы, птица растопыривает в стороны «бакенбарды» из мелких перьев, растущие по бокам нижней челюсти. «Смена караула» и кормление занимают меньше минуты. Первая птица, затаившаяся на время кормления рядом, вспархивает и улетает кормиться вверх, в полог леса. Лишь её грудка вспыхнула в лучах солнца красным огоньком, и птица исчезла в листве.
Ствол заселён несколькими гнездящимися парами королазов. Через несколько минут другая такая же птица прилетает из полога леса к трещине в коре дерева несколькими метрами ниже, и так же сменяет другую птицу. Королазы кормятся в пологе леса на ветвях и стволе, отыскивают и склёвывают обитающих там насекомых. Они часто ворошат гниющие плоды растений, привлекающие насекомых. Но для этого иногда даже не надо улетать со ствола дерева, приютившего этих птиц.
Цветы и плоды у деревьев тропического леса можно найти не только высоко в кроне. Некоторые деревья могут образовывать их даже там, где у деревьев нет веток – на стволе. Это явление под названием каулифлория весьма характерно для тропических деревьев. Избегая конкуренции за опылителей и распространителей семян в кронах, некоторые деревья тропического леса пользуются услугами животных, обитающих на их стволах. У некоторых видов тропических деревьев на стволах раскрываются сильно пахучие цветки. Они привлекают разные виды ночных бабочек, и эти насекомые зачастую остаются на день рядом с цветками. Они сидят на коре дерева, а их передние крылья, сложенные крышеобразно, окрашены под цвет коры. Поэтому бабочку трудно отличить от бугорка на коре дерева. Цветки, пользующиеся успехом у ночных бабочек, особенно ароматны по ночам, когда эти насекомые активны.
Одно из растений, демонстрирующих явление каулифлории, принадлежит к обширному семейству сложноцветных. Когда-то в голоцене эти растения были преимущественно травянистыми, но в неоцене в разных местах Земли они всё чаще приобретают облик деревьев. Растение называется стрелосемянник, и это имя связано с интересными особенностями его семян. Его соцветия сохраняют характерные для сложноцветных особенности: это широкие корзинки (диаметром около 20 см) с мясистым цветоложем, окружённые плотными листочками обвёртки. Когда они раскрываются, то становятся похожими на соцветия культурного подсолнечника, который когда-то разводили люди. Только соцветия стрелосемянника имеют белую окраску краевых язычковых цветков при тёмной середине соцветия. Такая расцветка соцветия делает его хорошо заметным в полумраке тропического леса. Соцветия стрелосемянника пахнут мёдом, но к нему примешивается слегка гнилостный оттенок, что делает их особенно привлекательными для ночных бабочек. Стрелосемянник не прекращает зазывать опылителей даже днём: на этом растении охотно кормятся жуки. Но, кроме насекомых, его посещают более крупные опылители – позвоночные животные, обитающие на стволах. Птицы вроде королаза лишь случайно оказываются на этих цветках, а моховую плоскую жабу растительная пища вообще не интересует. Зато другие жители стволов часто интересуются содержимым соцветий стрелосемянника. Эти животные ловко лазают по коре, цепляясь за неё острыми когтями. Это небольшие млекопитающие, чья шерсть коричневатая покрыта прерывистыми продольными полосками. Когда этот зверёк сидит на стволе, его совершенно не видно. Но даже тогда, когда эти животные оживляются и начинают бегать по стволу, хищнику совершенно невозможно поймать их – животные проявляют поразительную ловкость, перемещаясь по стволу. Когда же непоседливый зверёк замирает, становится видно, что это белка, но не слишком похожая на многочисленных белок эпохи голоцена. У неё относительно короткий, но широкий хвост. Самой замечательной особенностью этого зверька является его шерсть, точнее её видоизменение. Живот и нижняя часть уплощенного хвоста этой белки покрыты многочисленными роговыми чешуйками, отклоняющимися назад. Эта особенность определила название зверька – чешуебрюхая белка.
Чешуебрюхие белки постоянно обитают на вертикальных стволах, и роговая чешуя помогает им лазать по дереву. Они специализированы к использованию такого своеобразного биотопа, как вертикальные стволы. Эти зверьки успешно выживают при слабой конкуренции и небольшом количестве хищников – на них могут напасть только какие-то случайные хищники, в то время как полог леса и подлесок буквально кишат самыми разнообразными хищниками. Конкурентов у чешуебрюхих белок также практически нет: большинство животных сравнимого с ними размера появляется на стволах случайно. В пологе леса можно встретить представителей другой группы лазающих растительноядных млекопитающих – приматов. Но на толстых стволах деревьев приматы не конкурируют с ними: они крупные и слишком тяжёлые для того, чтобы цепляться за кору. И они не могут лазить по стволу – он слишком толстый, чтобы обхватить его лапами. Эти обстоятельства идут на пользу чешуебрюхим белкам и их соседям, которые могут не опасаться этих умных, но слишком крупных существ. Однако специализация несколько ограничивает область распространения своеобразного сообщества стволов тропического леса: животные, составляющие его, встречаются только на участках сформировавшегося дождевого леса в условиях относительно постоянного климата, избегая мест с сезонным климатом или участков повреждённого и молодого леса.
Обитатели сумрачного мира под пологом леса научились по-особому ценить солнечный свет. Найдя место, где через полог леса пробивается солнечный луч, чешуебрюхая белка принимает солнечные ванны. Она просто зацепляется роговыми чешуями за трещины коры, слегка страхуется коготками передних лап, и просто свободно повисает, расслабив задние лапки. Чешуебрюхие белки живут на стволе парой – самец и самка. Заметив, что самка принимает солнечные ванны, самец присоединяется к ней. Когда он устраивается рядом с самкой, его отличия от самки становятся явно заметными: самец немного крупнее, а шерсть у него на голове длиннее, чем у самки, и образует белый хохолок. Солнце движется по небу, и освещённый участок на коре понемногу сдвигается. Пара чешуебрюхих белок перемещается вслед за ним, пока солнечный луч не теряется в листве окружающих деревьев.
Чешуебрюхие белки относятся к числу мелких животных, и уровень обмена веществ у них очень высокий. Поэтому грызуны нуждаются в большом количестве корма. Стволы деревьев предоставляют им совсем небольшой выбор, поэтому чешуебрюхие белки всеядны и непривередливы. Нектар цветков – это довольно редкое, но приятное разнообразие в их меню. Соцветия стрелосемянника, торчащие без ножек прямо на стволе дерева, доступны для этих грызунов. А большое количество нектара, которое они выделяют, позволяет чешуебрюхой белке получить его, не будучи специализированной к добыванию нектара. На стволе стрелосемянника одновременно находятся соцветия на разных стадиях развития – от едва готовых распуститься до уже высохших, из которых высыпались все семена. По запаху чешуебрюхая белка определяет соцветие, находящееся на нужной стадии цветения. Когда белка приближается к соцветию, несколько потревоженных ею ночных бабочек взлетают прямо из-под её когтей, кружатся в воздухе и снова садятся на кору, но подальше от белки. Белка не обращает на них внимания, хотя в иное время она охотно съела бы нескольких насекомых. Она осторожно обнюхивает цветок, а затем начинает вылизывать нектар. Нектар выделяется в средних цветках соцветия, и, чтобы дотянуться до них, белка должна забраться на само соцветие. При этом пыльники касаются её шерсти, и грудь зверька приобретает желтоватый цвет из-за обильной пыльцы. Стрелосемянник – самостерильное растение, и его собственная пыльца не воспринимается рыльцами цветков. Поэтому белки лакомятся нектаром без пользы для дерева. Зато насекомые типа жуков или бабочек исправно опыляют это дерево.
Стрелосемянник цветёт круглый год, и круглый год созревают его семена. Способ распространения семян у стрелосемянника очень своеобразен. Семена этого растения очень узкие и длинные, в плотной и гладкой оболочке. Расселяться этому растению помогают обитатели стволов. Корзинки стрелосемянника при созревании семян высыхают, но не опадают, а остаются на стволе. Они ничем не привлекают животных, которые могут посетить эти соцветия только случайно. Листочки обвёртки утратили ярко-зелёный цвет, и превратились в твёрдые острые лопасти, сдавливающие высохшее соцветие со всех сторон. Когда белка пробегает по стволу мимо такой спелой корзинки, она случайно наступает на сухое соцветие лапой. На это следует моментальная реакция растения: из ссохшихся ячеек соцветия «залпом» выбрасывается целый «салют» острых длинных семян дерева. Они отлетают очень далеко от родительского дерева – некоторые падают на расстоянии до 15 метров от него. Если проростку повезёт, и он получит шанс для роста, то через два – три века он будет столь же высоко вздымать свою крону, как это делает материнское растение. Но большая часть семян стрелосемянника даже не успевает дозреть – их повреждают разные животные. Недозрелые семена и корзинки этого растения – лакомство для чешуебрюхих белок, и на некоторых деревьях нельзя найти не повреждённых этими грызунами соцветий.
Но не все растения сами разбрасывают семена. Многие растения доверяют распространение семян разным животным тропического леса. Вокруг ствола стрелосемянника обвивается крупная лиана с толстым одревесневшим стволом, покрытым грубой серой корой. Это один из видов лиан семейства виноградных. Они очень характерны для тропического леса, а их семена распространяются птицами и другими растительноядными позвоночными. Много лет назад семечко такой лианы упало на лесную подстилку с помётом птицы, проросло, дотянулось до ствола стрелосемянника, уже тогда бывшего солидным деревом, и начало быстро расти, обвиваясь вокруг него. Лианы растут очень быстро, вытягиваясь иногда на полметра в день. Но, пока лиана была молодой, произошло ещё одно событие. На её стебель присела какая-то птичка, и просто почистила свой клюв после того, как полакомилась сочным плодом одного из местных растений. После того, как она улетела, молодая верхушка этой лианы осталась испачкана мякотью плода, в которой оказалось несколько мелких семян. Одно из них сумело прорасти и внедриться в ткани на верхушке лианы.
Прошли годы. Лиана превратилась из тонкого побега в ствол толщиной около 20 см, а вместе с ней рос нежелательный поселенец, которому птица дала шанс на выживание. На стебле лианы в нескольких местах заметны крупные бугристые наросты – это следы внедрения паразитического растения микрораффлезии. Достигнув определённого возраста, этот паразит расцветает, пробив кору наростов бутонами. Бывает, из одного нароста развивается одновременно до полудесятка бутонов. Цветки этого растения красные с белой каймой на лепестках. Сами лепестки толстые, с бугристой поверхностью и рыхлой сердцевиной. В середине цветка возвышается шарообразная ловушка для насекомых, закрывающая пестик и тычинки. Вход в неё – это небольшое отверстие в верхней части цветка, снабжённое множеством гибких волосков. Плоды микрораффлезии созревают рядом с новыми цветками. Они сочные и сладкие, что не осталось незамеченным птицами. Многие из плодов уже давно расклёваны птицами, и в них копошатся личинки плодовых мушек. На остатках одного из плодов королаз разыскивает насекомых. Птица тычет тонким клювом в мякоть плода, пытаясь извлечь оттуда личинку мухи. Ей удаётся это сделать, но растение берёт плату за эту услугу: «бакенбарды» на голове королаза испачканы мякотью с несколькими мелкими семенами. Возможно, королаз перелетит на другое растение, где почистит клюв. Возможно, это растение окажется нужного семейства. Возможно, его покровы будут достаточно нежными, чтобы проросток смог пробить их. И тогда через много лет на другом стволе разовьются причудливые цветки, привлекающие десятки мух. Чешуебрюхая белка также спешит принять участие в дегустации этого редкого лесного лакомства. Ради него она нарушает границы соседней территории. Зверёк быстро, пока его не обнаружили соседи, перепрыгивает со ствола на лиану и бежит по ней, стараясь не попадаться на глаза сородичам. Достигнув нароста, образованного растением-паразитом, он выбирает один из спеющих плодов, и торопливо поедает его, пока его не заметили законные хозяева территории.
Чешуебрюхие белки постоянно живут на стволах тропических деревьев, и питаются только тем, что могут найти там. Они редко поднимаются в крону деревьев – здесь слишком велика конкуренция. Но изредка им приходится делать это: некоторые деревья плодоносят сезонно и нерегулярно. Поэтому по мере отцветания и плодоношения разных видов деревьев чешуебрюхие белки переселяются на соседние деревья, которые только вступают в пору цветения. Иногда они селятся так, что буквально наблюдают за своей прежней территорией. При переселении с дерева на дерево чешуебрюхие белки не обращают внимания друг на друга и даже путешествуют вместе, но, как только заселят постоянную территорию, сразу превращаются в агрессивных домоседов. Эти животные селятся на стволе парами, и каждая пара ревностно защищает свою территорию. Границы своих территорий чешуебрюхие белки помечают, подгрызая кору и поливая погрызы мочой.
Белки, обитающие на стволах гигантских древовидных фикусов, находятся в гораздо лучшем положении по сравнению с теми, что живут на других деревьях. Фикусы плодоносят круглый год, а их сочные съедобные соплодия созревают прямо на стволах. Чешуебрюхие белки охотно поедают их. Каждая пара белок постоянно инспектирует свою территорию, выбирая созревающие соплодия. Найдя поспевшие соплодия фикуса, белка задерживается на стволе прямо под гроздью, и начинает дёргать самое спелое соплодие передними лапами. При этом она держится за кору только когтями задних ног и роговыми чешуйками на нижней стороне тела. Роговые чешуйки обеспечивают лёгкому зверьку хорошую опору, и белка не рискует упасть. Она поедает плод, придерживая его передними лапками.
Расселение с помощью белок невыгодно фикусам: их мелкие семена фактически не разносятся, а остаются в помёте грызуна на стволе дерева. Фикусы могут гораздо успешнее расселяться с помощью птиц, но не могут как-то ограничивать доступ белок к своим соплодиям, и ловкие грызуны процветают на стволах фикусов. Кроме того, фикусы часто растут сразу несколькими стволами, и чешуебрюхие белки могут беспрепятственно расширять свои территории. Эти грызуны очень территориальны: пищевые ресурсы в местах их обитания достаточно ограниченные. Все пригодные для их обитания стволы многократно помечены и разделены на множество индивидуальных территорий. Если же сосед переступит границу чужих владений, драки не миновать. А нарушить границы можно по разным поводам. На чужой территории и плоды кажутся слаще, и их больше. Поэтому один самец решается на вторжение и кражу. Осторожно, прячась за широкими грибами-трутовиками, он спускается к границе территорий, на которой заманчиво растут спелые красновато-коричневые соплодия фикуса. Он осторожно крадёт одну «ягоду», затем ещё одну, а потом, не получив отпора, смелеет, и начинает открыто поедать плоды, прицепившись к коре прямо под гроздью. Но несколько минут спустя наглец слышит за спиной угрожающее шипение: законный хозяин территории заметил его, и желает прогнать со своей территории. Пришлый самец разворачивается к нему, и начинает угрожать, оскалив острые резцы. Но на стороне хозяина – его территория. Чувствуя запах чужих пограничных меток, чужак ведёт себя не столь заносчиво. Зато законный хозяин разошёлся не на шутку: он приподнялся на задних лапках, раскрыв хохолок белой шерсти на голове. И когда ему показалось, что чужак реагирует недостаточно быстро, самец-хозяин наскочил на него, и с помощью передних лап нанёс удар ему по носу. На несколько секунд между зверьками завязывается драка, похожая на бокс. Этого хватило для того, чтобы чужак резво развернулся и бросился вверх по стволу, прочь из чужих владений.
Чешуебрюхие белки едят не только растительный корм, но время от времени ловят мелких животных. Всеядность чешуебрюхой белки доставляет много неприятностей жителям стволов деревьев, которые слабее белки. Этот грызун часто проверяет птичьи гнёзда в дуплах, поедает насекомых и пауков, селящихся на стволе. Королазы, поселившиеся по соседству с парой чешуебрюхих белок, находятся в весьма невыгодном положении: они регулярно отражают попытки белок разорить их гнездо и съесть птенца. Одна из птиц должна постоянно дежурить на гнезде, готовая отразить грабительский набег со стороны белок.
Когда одна белка приближается к гнезду королазов, насиживающая птица начинает угрожать ей: она приподнимается над гнездом, и старается держаться между гнездом и белкой. Когда белка делает очередную попытку добраться до гнезда, королаз резко и визгливо кричит, угрожающе раскрыв крылья. Чешуебрюхая белка на какие-то секунды отступает, а на крик прилетает вторая птица из пары. Теперь они пытаются отогнать белку уже вдвоём. Так у них гораздо больше шансов: одна из птиц может атаковать грызуна сзади. Белка демонстрирует королазам резцы, но, похоже, птиц это не пугает. Одна из птиц постоянно держится вне зоны их досягаемости, заставляя белку сражаться на два фронта. На отчаянные крики пары королазов прилетает ещё несколько птиц, и положение белки становится вовсе безнадёжным: из агрессора она превращается уже в жертву. Королазы щиплют и клюют белку острыми клювами, а одна из птиц постоянно держится сзади, и дёргает белку за хвост. Уколы острого клюва королаза могут быть весьма опасны для мелких животных, и на шерсти белки на спине уже сочится струйка крови. Похоже, это последний аргумент птиц в этом сражении, и белка отступает. Она поищет другую пищу, с которой легче справиться.
Плоские моховые жабы вполне могут стать жертвой белки. Эти амфибии в процессе эволюции практически утратили ядовитые железы на коже, и в случае опасности могут рассчитывать только на совершенство своей маскировки. Но чешуебрюхая белка охотится за жабой с помощью обоняния. Грызун идёт по следу амфибии, словно собака-ищейка. Жаба слишком медлительна, чтобы спастись от белки, но у ней в запасе есть хорошая стратегия. Спасаясь от преследования белки, жаба начинает спускаться по коре вниз. В этом случае белка не может преследовать её быстро: она вынуждена развернуться головой вниз, чтобы преследовать жабу. Но при этом она теряет одно из главных своих преимуществ: белка не может цепляться за кору роговыми чешуйками на животе, и вынуждена цепляться за кору всеми лапками. Моховая плоская жаба, спасаясь от белки, пересекает границу владений белок и прячется под прядями мха. Законные хозяева не заметили появление на своей территории земноводного, зато воспринимают вторжение преследующей её белки как посягательство на собственность – семейная пара дружно атакует вторгшуюся белку. Жаба лишена эмоций, поэтому не может злорадно воспринимать звуки весьма жёсткого конфликта, разгоревшегося между белками. Чешуебрюхие белки шипят друг на друга, но у одиночки нет шансов в противоборстве с семейной парой. Моховая плоская жаба не видит белок, скрывшись во мху, но слышит их голоса. Когда белки решают свой территориальный спор, амфибия флегматично покидает укрытие и продолжает охотиться на насекомых.
Изгнанная из чужих владений белка поднимается вверх по стволу дерева. Но, пока она охотилась за моховой плоской жабой, на её территории появился ещё один обитатель стволов деревьев. Белка не замечает его, но это существо напряжённо следит за её движениями. И когда белка оказывается слишком близко, ранее малоподвижное существо оживляется.
Белка скакала по давно знакомой территории. Она жила здесь последние несколько недель, и превосходно знала, где растут съедобные грибы, а где созревают соплодия фикуса. Она также знала, что по стволу вьётся лиана, по которой можно незаметно пробраться на территорию сородича, живущего выше. Но белка не обратила внимания на то, что на стволе дерева появилось нечто, похожее на болезненный нарост, вызываемый паразитическими грибами. Такие наросты развиваются достаточно долго, но нескольких часов для этого не хватило бы. Однако чешуебрюхая белка слишком глупа, чтобы задумываться над этим. И эта глупость через несколько секунд стоила жизни одной из белок.
Нарост на дереве неожиданно ожил и стремительно развернулся в змею. Белка успела лишь заметить чёрно-белый пятнистый рисунок на нижней части головы атакующей змеи. Длинные зубы проткнули её голову и шею, рывок сильного тела оторвал зверька от ствола, тугие кольца мускулистого тела обвились вокруг тела белки и множество острых колючек вонзилось в грызуна. Всё это слилось практически в одно движение и произошло за считанные секунды.
Чешуебрюхая белка стала жертвой существа, стоящего на вершине пищевой пирамиды в экосистеме, сложившейся на стволах деревьев. Место верховного хищника в мире небольших животных заняла интересная змея, владеющая навыками древолаза – шипобрюх. Эта не очень крупная змея с уплощенным телом проводит день на стволе, свернувшись зигзагом. Она очень легко держится на стволе, упираясь в кору толстыми шипообразными чешуями, торчащими на боках. Благодаря этим чешуям шипобрюх умеет лазить по дереву в поисках добычи – грызунов, птиц и амфибий. Убивая жертву, змея обвивается вокруг неё, и эти колючки просто закалывают мелкое животное, сжатое в её «объятиях». Окраска верхней стороны тела шипобрюха удачно имитирует кору дерева, не вызывая подозрений у мелких животных. Они могут подойти к змее, открыто сидящей на коре дерева, практически в упор.
Когда пойманная белка перестал биться, шипобрюх широко разинул рот и проглотил тело грызуна с головы. В отличие от млекопитающих, змеи отличаются сравнительно медленным обменом веществ, поэтому одной проглоченной белки хищнику хватит на неделю. Но добычу нужно переварить где-то в укромном месте, и змея поднимается в крону огромного фикуса. Сердцевина ствола прогнила и разрушилась, и в ней образовались удобные дупла. Даже если в них кто-то поселился, это существо обязательно уступит место змее, или дополнит её обед. Шипобрюх начинает подъём по стволу. Змея изгибается зигзагом и прижимает петли своего тела к коре дерева. При этом роговые колючки, торчащие на её боках, вонзаются в кору, обеспечивая змее надёжную опору. При каждом движении змеи около половины её колючек остаётся воткнутыми в кору, удерживая рептилию даже на гладкой коре. Отталкиваясь ими и извиваясь, змея скрывается в кроне.
Опустевшая после гибели белки территория недолго останется ничейной: постепенно соседи этого зверька поймут, что могут расширить владения, и поделят этот участок ствола.
Лес в горной местности – это причудливое единство скал и деревьев. С высоты птичьего полёта они выглядят как сплошной зелёный ковёр: ползучие растения перебрасывают побеги с камней на деревья, а эпифиты селятся среди мха, обильно разрастающегося на камнях. Растительный покров иногда бывает таким плотным, что даже с земли трудно отличить заросшие скалы от замшелых старых деревьев. Дожди и водопады снабжают водой это своеобразное растительное сообщество.
В таких условиях неудивительно, что некоторые лесные животные переходят к жизни в горах, а горные жители переселяются в лес. Жители горных ручьёв, плоские ручьевые жабы, не утратили способностей верхолаза, унаследованные от лесных предков. Они предпочитают не покидать воду, но способны сделать то, на что отважатся немногие существа – подняться вверх по бурному водопаду. У плоских ручьевых жаб есть причины для этого поступка: на камнях водопада водятся личинки двукрылых, которыми они питаются. Насекомых привлекают водоросли: на постоянно орошаемых брызгами камнях водоросли образуют зелёные и коричневатые плёнки. Личинки некоторых видов комаров, живущие на водопаде, питаются этими водорослями. Чтобы не быть смытыми, личинки прикрепляются к камням на прочной страховочной нити паутины, которую выделяют слюнные железы. Личинка объедает вокруг себя водоросли на небольшом расстоянии, а затем просто прилепляет новую паутинку и съедает старую – паутина состоит из белков, и личинка старается максимально полно использовать пищевые ресурсы. На камнях сидят и кормятся десятки этих личинок, а плёнка водорослей несёт на себе следы их работы: заметно, что в ней были проедены, а затем заросли круглые проплешины. В центре каждого пятна сидела личинка, позже переселившаяся куда-то в сторону.
Личинки мух также поедают водоросли, но они не связаны с камнем страховочной паутинкой, а полагаются на развитые присоски на обоих концах тела. Они держатся там, где поток воды не столь сильный – по краю водопада.
Такое обилие корма привлекает плоских ручьевых жаб под самые струи водопада. Небольшие плоские амфибии ползают по камням, присасываясь к ним всеми лапками сразу. В бурном потоке эти жабы утрачивают обычную скорость и вёрткость. Каждый шаг они делают осторожно, аккуратно отлепляя лапки от камня по одной. Если жаба будет сорвана потоком, вода унесёт её, и, возможно, насмерть разобьёт об камни на дне водопада, или оглушит, сделав лёгкой добычей для рыб, живущих ниже по течению.
Добраться до сидящих под водопадом личинок сложно, но те, кто может это сделать, рассчитывают на сытный обед. Ползая по камням, плоские ручьевые жабы соскребают нижней челюстью личинок насекомых. Им не угрожает опасность высохнуть: на кожу этих земноводных попадают брызги водопада.
Увлечённые поиском личинок плоские ручьевые жабы даже не догадываются, что не только они рассчитывают на хороший обед. Для одного из существ, которое также нашло себе место под водопадом, личинки насекомых ничего не значат, но зато привлечённые ими земноводные – прекрасная добыча. Хищник притаился там, откуда плоские ручьевые жабы просто не ожидают нападения, и внимательно наблюдает за ними. И когда одна из жаб проползает по камню, соскребая личинок, сверху, из-под каменного карниза, на неё бросается широкая плоская голова на длинном туловище. Смелый хищник, не боящийся ревущего водопада – это гекконовая змея, один из местных видов змей. Шум водопада ей не страшен – змеи вообще отличаются плохим слухом. Но она ощущает всю мощь стихии, прикасаясь телом к камням, вибрирующим от потока воды.
Схваченная плоская ручьевая жаба не спешит расставаться с жизнью: она крепко вцепилась всеми пальцами в камень. Но змея также терпелива, к тому же преимущество на её стороне: она нанесла жабе укус, и земноводное истекает кровью. Скручиваясь, словно пружина, змея пытается оторвать жабу от камня. Земноводное теряет силы, и вскоре вначале передние, а потом задние лапы отпускают камень. Змея поднимает добычу под скальный карниз, и начинает неторопливо заглатывать её. Ни одна змея другого вида не смогла бы так же справиться с земноводным, снабжённым мощными присосками. Секрет гекконовой змеи определил её название: брюшные щитки этой рептилии имеют примерно такие же свойства, как пальцы ящериц гекконов. На брюшных щитках змеи по краям есть участки, покрытые микроворсинками, с помощью которых рептилия прочно зацепляется за камни, которые кажутся гладкими на ощупь. Зацепилась щитками за карниз снизу, гекконовая змея просто ожидала удобного момента для атаки. Эти рептилии часто охотятся на лягушек и жаб, но поедают также мелких ящериц и птиц.
Проглотив добычу, гекконовая змея выползла из-под водопада: ей сейчас важнее всего погреться на солнце. К тому же на склонах гор намного безопаснее, чем под струёй воды. Благодаря особому устройству брюшных щитков змея может одинаково легко как прикрепляться, так и скользить. Когда ей нужно двигаться, особый мускул выгибает щиток наружу, и участки с ворсинками просто не касаются опоры. Гекконовая змея отползает от водопада на сухие, прогретые солнцем камни, сворачивается в тени кустарника, и замирает. Её окраска, серая с узором в виде цепочки тёмных пятен, делает её незаметной для хищников. Впрочем, хищники не всегда рискнут охотиться там, где живёт этот вид – на почти отвесных скалах. Зато здесь гнездятся разнообразные птицы, а их яйца и птенцы составляют лакомство для гекконовой змеи.
Тропический лес вечнозелёный, но разные виды растений всё равно живут по одним им ведомым циклам. Деревья разных видов зацветают и отцветают с разной периодичностью, поэтому чешуебрюхие белки, обосновавшиеся на них, рано или поздно вынуждены переселяться на другие растения. Они кочуют на небольшие расстояния – в лесу деревья растут достаточно плотно, и очень разнообразны, поэтому у зверьков больше вероятность найти подходящее кормовое растение где-то недалеко от прежнего места жительства.
Покинув ствол, на котором прожили несколько недель, и даже месяцев, чешуебрюхие белки попадают в совсем другой мир – в полог леса. Это место сильно отличается от привычного зверькам мира: здесь не всегда есть возможность двигаться вверх или вниз, и вообще, это трёхмерный мир, в отличие от двухмерного мира поверхности ствола дерева. Поэтому чешуебрюхие белки, попав в непривычную для себя обстановку, меняют своё поведение. Они утрачивают былую задиристость, становятся очень осторожными и стараются как можно меньше показываться на глаза другим животным. Полог леса населён гораздо плотнее, чем стволы деревьев, и многие его обитатели просто незнакомы белкам.
Чешуебрюхие белки парой перебегают с дерева на дерево. Они жили на стволе одного тропического дерева, которое даёт прекрасные вкусные плоды, но плодоносит крайне нерегулярно – с перерывами в несколько месяцев. Когда белки сгрызли последние съедобные плоды, а те, что они не успели съесть, свалились на землю, перед грызунами встал серьёзный выбор: либо погибнуть с голоду, либо переселиться туда, где есть пища. Выбор был сделан в пользу жизни, и белки покинули обжитую территорию. В пологе леса они чувствуют себя очень неуютно. Под лапами – только лиана, под ней около тридцати метров до земли, и очень небольшой выбор: бежать вперёд или назад. Поэтому пара чешуебрюхих белок держится очень осторожно. Грызуны постоянно оглядываются, а самец топорщит хохолок белых волос навстречу каждой пролетающей птице. Белки принюхиваются, пытаясь отыскать среди множества запахов тропического леса запах дерева, пригодного для жизни. Почувствовав его, грызуны быстрыми перебежками по лианам устремляются к заветной цели. Но запах – ещё не гарантия того, что их поиски закончены: дерево вполне может оказаться обжитым сородичами, и белкам придётся искать другое место для жизни.
Странствуя в пологе леса, эти белки могли бы встретить самых разнообразных животных: других грызунов, птиц, мелких обезьян, мелких ящериц и лягушек. Менее желательна для них, но очень вероятна встреча со змеёй или какой-нибудь крупной хищной птицей. Тогда путешествие чешуебрюхих белок закончилось бы гораздо раньше, и совсем не лучшим образом. Поэтому грызуны стремятся как можно быстрее покинуть этот мир узкой специализации и жёсткой конкуренции. А некоторые другие животные, наоборот, только начали осваивать жизнь в пологе леса, но уже добились в этом деле немалого успеха.
Желанное дерево, чей запах привлекает чешуебрюхих белок, уже близко: это огромный фикус. Он раскинул в стороны длинные ветви, с которых к земле уже много лет тянутся воздушные корни. Корни вросли в землю и стали очень толстыми: теперь они служат дереву как дополнительные стволы. А самое заманчивое обстоятельство – наличие на стволе и ветвях дерева гроздьев красноватых соплодий, по которым изголодались белки. Но, чтобы достигнуть этого дерева, нужно преодолеть одно препятствие – перейти отрезок пути в пять или шесть метров по толстому стеблю лианы. Белки уже побежали по лиане, когда из кроны фикуса навстречу им выступило несколько совершенно неожиданных зверей. Точнее сказать, в другом месте обитания, например, где-то среди скал, они были бы вполне уместными, но не в пологе тропического леса. Целое стадо копытных животных в кронах деревьев на высоте нескольких десятков метров от земли – совершенно необычное зрелище. Животные невелики – это всего лишь существа величиной с зайца, коричневые с чёрными полосками и белыми отметинами на груди и животе. На их ногах вместо когтей растут острые прочные копытца, а сами ноги покрыты жёсткой щетинообразной шерстью, образующей своего рода «чулки». Звери хрупкого телосложения, древесные козочки-крошки, явно не чувствуют себя чужаками в кронах деревьев. Они уверенно карабкаются по стволам и веткам деревьев, упираясь копытами и цепляясь за кору жёсткой шерстью на ногах. Похоже, что древесным козочкам-крошкам, в отличие от чешуебрюхих белок, жизнь в кроне фикуса совсем не по вкусу в буквальном смысле: жёсткие листья этого растения пропитаны латексом, густеющим на воздухе в вязкий каучук, и их просто невозможно жевать. Поэтому древесные козочки-крошки не слишком задерживаются в кроне фикуса. Они одна за другой прыгают на лиану, и вереницей бегут по ней, не обращая внимания на огромную высоту. Чтобы избежать встречи с ними, чешуебрюхие белки вынуждены переползти на нижнюю сторону лианы, и повиснуть на ней вниз спиной, судорожно вцепившись в стебель всеми четырьмя лапами. Когда всё стадо перебежало на соседнее дерево, чешуебрюхие белки бросились к кроне фикуса и исчезли в его листве.
Козочки-крошки – одни из самых мелких копытных в истории Земли. Это недавние мигранты в полог тропического леса, которые ещё не приобрели особых черт строения, характерных для лесного жителя. И вообще, они останутся, скорее всего, лишь «любителями», сильно уступающими в специализации к древесному образу жизни другим лесным млекопитающим. Они обитают преимущественно на покрытых густой растительностью скалах, но по лианам могут заходить в лес и более-менее долго оставаться на деревьях. Специализация к лазанию по скалам оказывается не менее полезной в пологе леса: животные умеют точно и ловко скакать по веткам, а также проворно карабкаются по стволам. Часто детёныши древесных козочек-крошек, родившись в лесу, проводят в кронах деревьев почти всю жизнь.
Семья древесных козочек-крошек поднимается по лианам в полог леса. Здесь они могут передвигаться совершенно свободно по веткам и толстым лианам. Животные находят дерево со съедобной листвой, и стадо рассыпается по его ветвям. Взрослые животные, сохраняя невозмутимость, ощипывают листья с толстых ветвей, а молодняк может достать самые нежные листочки, растущие на молодых ветках. Неспособность лазить по веткам оказывает влияние на рацион этих копытных: они не любят пастись на деревьях с гибкими длинными ветками, хотя любое животное вроде обезьяны свободно могло бы найти пищу на таком дереве. Зато дереву, на котором пасутся древесные козочки-крошки, есть даже некоторая польза от их деятельности: звери естественным образом прореживают его крону, удаляя мелкие и слабые ветви. Кроме листвы, древесные козочки-крошки поедают эпифитные растения, обильно разрастающиеся на ветвях крупных деревьев. Изредка масса эпифитных растений бывает причиной падения крупных деревьев от незначительного ветра, поэтому прожорливость древесных козочек-крошек выгодна для деревьев.
Слегка наклонный ствол служит стаду древесных козочек-крошек своеобразной лестницей: упираясь острыми копытцами в трещины коры, животные поднимаются по нему на верхние ярусы кроны. Даже если подъём оказывается слишком крутым, животные могут его преодолеть: достаточно лишь самого небольшого уклона. Животные перемещаются по коре дерева, как по крутому горному склону, аккуратно ставя ноги «по струнке». А «чулки» жёсткой шерсти на ногах увеличивают трение об кору, не давая животному соскользнуть вниз и разбиться. Некоторые семьи этих животных настолько приспособились к жизни в лесу, что даже ночуют в дуплах, как полноправные жители полога леса.
У мелких животных много врагов, особенно в тропическом лесу, где разнообразные животные конкурируют за пищу и место под солнцем. Для древесных козочек-крошек опасны хищные птицы и крупные рептилии. Самая главная защита от них – это собственное проворство и чуткость. Пока стадо пасётся среди ветвей, взрослые животные оглядываются, стараясь заранее обнаружить хищника и подать сигнал тревоги. Но эволюция хищников также не стоит на месте: им невыгодно, чтобы жертва могла обнаружить их на большом расстоянии, особенно во время охоты. Поэтому не всякая опасность может быть обнаружена заблаговременно.
Древесные козочки-крошки кормятся среди ветвей, ощипывая пряди мха и обрывая побеги эпифитных орхидей. И они совсем не замечают, что рядом с ними притаилось существо, способное в иное время проглотить детёныша этих животных. Прямо на стволе, слегка заслоненный от козочек раскидистыми папоротниками, устроился взрослый шипобрюх. Эта змея сейчас не охотится: шипобрюх удачно ограбил птичье гнездо, и теперь наслаждается сытостью, покоем и теплом. Но соседство суетливых подвижных зверей ему вовсе не по нраву: шипобрюх чувствует кожей живота стук твёрдых копыт по коре дерева. А когда одно молодое животное, играя, чуть не наткнулось на него, шипобрюх решил прогнать этих зверей, доставляющих ему беспокойство. Змея напрягает мускулы, и, словно пружина, выбрасывает переднюю часть тела из папоротника навстречу древесным козочкам-крошкам.
Зрелище змеи, внезапно появившейся из-за растений, может испугать и более крупных, чем козочка-крошка, животных. Сейчас шипобрюх не охотится, а просто демонстрирует себя: змея не старается укусить, а лишь сильно раздувает горло. На нижней части головы шипобрюха кожа окрашена в белый цвет с чёрными пятнами, и потому заметна даже для животных, не различающих цвета. В брачный сезон шипобрюхи демонстрируют друг другу раздутое пузырём горло, и стараются оттолкнуть друг друга от самки, «боксируя» головами. Раздражённый шипобрюх также прибегает к подобной демонстрации, пытаясь отогнать беспокоящих его зверей. Но испуганным его внезапным появлением древесным козочкам-крошкам некуда отступать: змея отрезала им дорогу к стволу дерева. Поэтому один из взрослых самцов переходит в наступление и показывает готовность к самозащите. Он встаёт на задние ноги и пытается ударить змею острыми копытами передних ног. Взрослая древесная козочка-крошка крупновата для этой змеи как добыча, даже если змея голодна, и такое поведение самца вполне может остаться безнаказанным. В ответ на выпады со стороны копытного змея поворачивается к нему боком, и выставляет роговые шипы, растущие по бокам тела. При этом шипобрюх держит горло раздутым, хотя голова предусмотрительно отогнута назад – удары копыт маленького зверя могут причинить серьёзные раны. Кроме того, шипобрюх сыт, и нуждается в покое. Поэтому змея пытается избежать конфликта. В конце концов, змея «сдувается», раскрывает пасть и демонстрирует острые зубы. Она делает несколько ложных выпадов в сторону самца древесной козочки-крошки, но постепенно отступает и поднимается выше по стволу дерева. Самец козочки также не желает надолго задерживаться по соседству с хищником, поэтому, как только змея достаточно отступила, он бросился по стволу к своему стаду, собравшемуся на одной крупной ветви. Следом за ним поле боя покидают несколько молодых животных, которые в иное время могли бы стать хорошей добычей для шипобрюха.
Когда древесные козочки-крошки скрылись в ветвях, шипобрюх успокоился. Змея свернулась зигзагом на нагретом солнцем участке коры, и замерла, переваривая свой сегодняшний обед.
Ветер с востока несёт с собой грозовые тучи. Они образовались за тысячи километров отсюда, над Тихим океаном. Пролетая над болотистыми равнинами, тучи собрали ещё больше водяного пара. Когда же они буквально врезаются в горы, начинается дождь. Дождь в тропическом лесу – это одновременно и долгожданное, и нежелательное явление. Он начинается очень быстро, и часто достигает невероятной силы. За считанные минуты даже ближние деревья скрываются в серой пелене, и любое живое существо, рискнувшее выбраться из укрытия, рискует полностью промокнуть за несколько минут. Поэтому все лесные жители стараются переждать дождь в более-менее защищённом от воды месте. Королаз не может спрятаться от дождя никуда. Птица продолжает греть птенца, лишь ещё сильнее вжавшись в углубление на стволе дерева. Древесные козочки-крошки сбиваются вместе в широком дупле. Вместе гораздо теплее, к тому же никто из хищников не нападёт на них – они сами прячутся от дождя. На стенке дупла над головами козочек сидит чешуебрюхая белка. Этот самец нашёл себе, может быть, не самую богатую кормом территорию, зато с удобным укрытием от дождя.
Некоторым животным дождь не страшен. Моховые плоские жабы не прячутся от него, а ползают по стволу в поисках пищи. Они наслаждаются тёплым дождём и струями воды, стекающими по стволам. Кроме того, некоторые ночные бабочки, намокшие под дождём, просто прилипли к коре и представляют собой лёгкую и беспомощную добычу для этих земноводных.
Мох и лишайники усиленно впитывают дождевую воду, а заодно с ней растворённый помёт птиц и других животных, населяющих стволы деревьев. Некоторые эпифитные растения собирают воду в розетки листьев, другие впитывают её губчатой поверхностью воздушных корней. Дождь даёт жизнь растениям, растениями кормятся травоядные животные, а их, в свою очередь, едят хищники. Таков устоявшийся порядок в природе, и он навряд ли будет пересмотрен даже через миллионы лет.

Бестиарий

Моховая плоская жаба (Platybufosoma bryodermata)
Отряд: Бесхвостые земноводные (Anura)
Семейство: Плоские жабы (Platybufonidae)

Места обитания: Южная и Юго-Восточная Азия, дождевые леса. Обитает на стволах деревьев.
Дождевые тропические леса – идеальное место для жизни амфибий: изобилие разнообразного корма, множество разнообразных мест обитания и обильные дожди способствуют их процветанию. В тропических лесах можно встретит как самых больших, так и самых маленьких лягушек и жаб. Они освоили разнообразные пищевые ресурсы и заселили тропический лес от корней до самых высоких крон.
В бытовом понимании «лягушка» - это нечто более прыткое и подвижное, нежели «жаба». Но в тропическом лесу живут земноводные, которые совершенно не вписываются в такое положение вещей: в лесу можно найти жаб, которые столь же проворны и ловки, как лягушки. Один из таких видов – моховая плоская жаба, живущая на высоких деревьях тропического леса.
Эта жаба имеет весьма примечательную и запоминающуюся внешность: всё её тело, включая голову и лапы, сильно сплющено. Это земноводное постоянно живёт на коре деревьев, спускаясь в воду только для размножения. Длина тела моховой плоской жабы – около 10 см при толщине примерно 2 см. Эта амфибия отличается крупной головой и относительно короткими ногами. Прыгать она, разумеется, не умеет: места её обитания находятся на высоте около 20 метров над землёй, и неудачный прыжок может стать роковым для неё. Зато эта жаба – превосходный верхолаз: на её пальцах развились присасывательные диски, и даже на кистях передних лап есть сильные присоски. Благодаря специальным мускулам присоски могут как присасываться, так и отлипать от поверхности, что позволяет моховой плоской жабе быстро бегать по стволу дерева. По скорости передвижения моховая жаба не уступает ящерицам.
Моховая плоская жаба селится на старых деревьях, кора которых покрыта ковром мха и лишайника. В таких местах дольше задерживается вода, и влажная кожа земноводного не пересыхает. Окрашена эта жаба под цвет среды обитания: на серо-коричневом фоне проходят светлые продольные полосы неправильной формы, а на спине и лапах есть тёмно-зелёные пятна, имитирующие лишайник. Крупные глаза этой жабы тоже хорошо замаскированы: радужная оболочка окрашена в светло-коричневый цвет с серыми штрихами. На веках жабы есть небольшие наросты, похожие на кустики лишайника.
Однако, как ни хороша их маскировка, а хищники всё же замечают этих земноводных. Поэтому моховые плоские жабы всегда начеку, готовые спрятаться в подходящем укрытии: среди мха, в зарослях эпифитных растений, либо просто под отставшей от ствола корой. Плоское тело позволяет им протиснуться даже в очень узкие щели.
Эти земноводные питаются преимущественно мелкими насекомыми: мухами, термитами и муравьями, а также пауками и слизнями. Для ловли добычи им служит длинный язык, способный высовываться изо рта на половину длины тела. Обычно моховая плоская жаба кормится общественными насекомыми, устроив засаду возле их тропы и слизывая одного за другим бегущих по ней муравьёв или термитов. Но, подобно всем мелким обитателям крон, это земноводное избегает нападать на бродячих и просто крупных муравьёв: эти насекомые могут свирепо расправиться с врагом такого размера.
Самец отличается от самки меньшими размерами (до 8 см) и развитым голосовым аппаратом: готовый к размножению самец издаёт звуки, похожие на трель певчей птицы. Его раздувающийся горловой мешок окрашен очень ярко: он оранжевый с мелкими чёрными крапинками. Поющих самцов можно встретить в кронах деревьев круглый год: в дождевом лесу у большинства видов животных нет ярко выраженной сезонности в размножении.
Когда самка со зрелой икрой выказывает своё благорасположение к самцу, он забирается к ней на спину, и пара земноводных начинает спуск на землю. Здесь плоские жабы чувствуют себя не очень уютно: они не могут передвигаться по рыхлой почве столь же проворно, как по твёрдому и гладкому стволу дерева. Поэтому амфибии проделывают рискованное путешествие к ручьям ближе к вечеру, когда дневные хищники уже наелись и отдыхают, а ночные ещё не вышли на охоту. Жабы ищут по запаху подходящие места размножения: их икрометание происходит в быстрых ручьях с чистой водой.
В воде самец и самка этого вида проводят немного времени: брачные игры происходят очень быстро и бурно. Пара сразу же находит заросли мелколистных растений, и заплывает перед ними так, чтобы растения оказались прямо позади нерестящихся жаб. Самка находит какую-нибудь опору (корягу, стебель растения) и хватается за него передними лапами. После этого самка вымётывает икру, а самец осеменяет её. Икра, склеенная в слизистые сгустки, уносится течением, и попадает на листья растений. Приклеившись к ним, она развивается в течение примерно недели. Икрометание повторяется несколько раз, после чего пара жаб распадается, и земноводные выплывают на берег. Они хорошо помнят местность, и уже через один – два дня их можно найти на тех же деревьях, где они жили до нереста.
Головастики первые несколько часов после выклева висят неподвижно на растениях. У них мощный рот-присоска, и течение не может их оторвать и унести. После того, как рассосётся желточный мешок, они начинают расползаться по укрытиям: листьям и корягам. Там, где лесные ручьи имеют каменистое дно, головастики сидят между камней. Они питаются бактериальным и водорослевым налётом на подводных предметах, соскребая его ртом. Спустя примерно неделю после выклева тело головастиков меняется: оно становится широким и плоским, словно пуговица. Хвост головастика очень длинный: вдвое длиннее туловища. В это время они становятся более смелыми: выходят на середину ручья и держатся в местах с сильным течением. Благодаря особой форме тела течение просто прижимает их ко дну. Примерно через 2 месяца после выклева они достигают длины около 6 см и готовятся к метаморфозу. Для этого головастики забиваются в прибрежные заросли, где течение не такое сильное.
Метаморфоз проходит очень быстро: за четыре-пять дней отрастают конечности, а хвост рассасывается. Готовые молодые жабы длиной около 2 см покидают воду и начинают искать себе подходящее для жизни дерево. На следующий год они достигнут длины 6 – 7 см и уже смогут принять участие в размножении.

Ручьевая плоская жаба (Depressobufo potamophyla)
Отряд: Бесхвостые земноводные (Anura)
Семейство: Плоские жабы (Platybufonidae)

Места обитания: Южная и Юго-Восточная Азия, горные ручьи с прохладной водой.
Родственные виды живых существ обязательно должны отличаться друг от друга: именно наличие таких различий изначально обусловливает разделение некогда единого вида на несколько. Различия могут касаться особенностей поведения, предпочтений в рационе или среде обитания. В природе нет двух видов с абсолютно одинаковыми жизненными требованиями.
В семействе плоских жаб, эндемичном для Индо-Малайской и Восточной зоогеографических областей, большинство видов обитает на деревьях, предпочитая деревья разных видов. Но один из представителей этого семейства вообще порвал с образом жизни, типичным для семейства: ручьевая плоская жаба поселилась в быстрых холодных горных ручьях и выходит на сушу только в случае крайней необходимости.
Эта амфибия превосходно приспособлена для обитания в реках с быстрым течением. Её голова очень крупная (до 1/3 длины всего тела), широкая и уплощённая. Она служит рулём глубины, а также помогает удерживаться на дне. Глаза жабы очень маленькие, сдвинуты к краям головы.
Лапы плоской ручьевой жабы сильные, короткие, с цепкими пальцами. На пальцах передних лап развиты присасывательные диски – это приспособление, унаследованное от древесных жаб, оказалось весьма полезным для жизни на быстром течении. Задние лапы плоской ручьевой жабы гораздо длиннее передних, на пальцах хорошо развиты плавательные перепонки: эта жаба очень хорошо плавает, и легко может удерживаться на месте даже в самом быстром потоке. Но она зачастую не плавает, а передвигается по дну «шагом», присасываясь к камням.
Туловище плоской ручьевой жабы имеет округлые очертания, его ширина лишь немного меньше длины. Длина тела самки этого вида достигает почти 20 см, самец гораздо меньше – около 11 – 13 см.
Кожа этой амфибии серого цвета с белыми крапинками, живот более светлый.
Прохладная ручьевая вода богата кислородом, и плоская ручьевая жаба приспособилась дышать преимущественно растворённым в воде кислородом. Для неё жизненно важно кожное дыхание, и у этого вида развилось приспособление, увеличивающее его эффективность: кожа на боках и животе покрыта многочисленными складками, пронизанными кровеносными сосудами. Лёгкие этой жабы сильно редуцированы: на сильном течении постоянно всплывать за воздухом небезопасно – течение легко может унести животное.
Плоская ручьевая жаба питается теми живыми существами, которые обильно населяют чистую воду ручьёв: личинками мошек и подёнок. На верхней челюсти этого земноводного растут многочисленные кожные ворсинки, а по краю челюсти торчит около десятка коротких конических щупальцев. Эти приспособления, богатые рецепторами, помогают определить местонахождение добычи, скрывающейся под камнями. Найдя крупную личинку подёнки, жаба вытаскивает её из-под камней пальцами передних лап, словно пинцетом. А сидячих личинок мошек она поедает особым способом: нижняя челюсть у плоской ручьевой жабы короче, чем верхняя, и край нижней челюсти амфибии образует нечто вроде скребка, которым легко оторвать от камней прочно прилепившихся личинок.
Жаба поедает также упавших в воду насекомых. Когда жук или бабочка падает на поверхность воды, амфибия делает резкий бросок, переворачивается вверх брюшком под самой поверхностью воды, засасывает ртом плывущее насекомое и так же быстро погружается на дно и возвращается на свою территорию.
Когда наступает время дождей, жабы готовятся к размножению. Мощным стимулом для них в этом случае служит небольшое снижение температуры воды и изменение её химического состава. В организме земноводных начинаются изменения: начинают бурно функционировать половые железы, и самки заметно полнеют от большого количества икры. А самцы под воздействием избытка половых гормонов начинают петь брачные песни. Но они делают это весьма своеобразно. На быстром течении находиться на поверхности воды довольно небезопасно, поэтому самцы этого вида научились петь под водой. Набрав в лёгкие небольшую порцию воздуха, поющий самец вцепляется лапами в камень, и начинает «петь», перегоняя воздух из лёгких в ротовую полость и обратно. Его песня напоминает мурлыканье кошки и далеко раздаётся под водой. Самцы поют «хором», но держатся на почтительном расстоянии друг от друга. Иногда конкурирующие самцы могут сталкивать друг друга мордой с особенно удобного для пения камня.
Когда самка, привлечённая пением самца, приближается, самец издаёт особую трель, мелко вибрируя при этом всем телом. Это своеобразное приглашение к образованию пары. Если самка не уходит, самец переползает к ней на спину, и пара плавает вместе в течение дня.
Ближе к вечеру начинается откладывание икры. У этого вида она клейкая, и развивается на твёрдом субстрате – камнях и корягах. Для икрометания пара выбирает относительно спокойный участок ручья. На выбранном месте самка начинает по одной приклеивать икринки к субстрату, а самец так же по одной оплодотворяет их. У этих жаб кладка состоит из 30 – 40 икринок, но зато они очень крупные, и из них выводятся крупные головастики, сразу способные жить в таких сложных условиях, как постоянное сильное течение. Капсула из плотной слизи защищает икру от поедания улитками и личинками насекомых.
Инкубация икры продолжается около двух недель. Выклюнувшиеся головастики обладают сильной присоской, и сразу же могут противостоять слабому течению. Головастики имеют плоское туловище и сильный мускулистый хвост. Первые дни они питаются бактериями, с возрастом переходят на кормление водорослевыми обрастаниями. В связи с таким рационом у них развился скребущий рот: нижняя челюсть короче верхней, и на её краю растёт своеобразный роговой скребок. На брюшке по краям тела расположено 2 ряда кожных ямок-присосок, при помощи которых головастик надёжно фиксируется даже в быстром потоке воды.
Метаморфоз у головастиков плоской ручьевой жабы начинается поздно – при достижении ими в общей сложности длины взрослой особи (считая вместе с хвостом, составляющим около 2/3 длины личинки). Крупный хвост служит запасом питательных веществ на этот период времени. Головастики с лапами предпочитают держаться ближе к берегу, забившись в заросли растений, где течение не такое сильное. Всё превращение проходит бурно и занимает около недели.
После метаморфоза молодые плоские жабы продолжают держаться в прибрежной зоне, по мере роста переходя в быстротекущие воды.

Шипобрюх древесный (Spinopleurophis dendrobius)
Отряд: Чешуйчатые (Squamata), подотряд Змеи (Serpentes)
Семейство: Ужеобразные (Colubridae)

Место обитания: дождевые леса Юго-Восточной Азии, стволы крупных деревьев.
Змеи – относительно консервативная в плане анатомии группа рептилий. На протяжении всей их эволюционной истории форма тела этих животных почти не менялась. Но при таком сравнительно однообразном строении образ жизни может варьировать очень широко: от подземных роющих до морских и древесных форм. В голоцене были известны даже «летающие» змеи – рептилии, которые могли совершать планирующие прыжки с дерева на дерево, раскрывая в стороны рёбра и делая тело плоским, как лента. В неоцене ряды необычных змей пополнило несколько видов-альпинистов, которые освоили жизнь на вертикальной поверхности толстых стволов деревьев дождевого леса и скал.
На стволах складывается своеобразный биоценоз: в зарослях эпифитных растений водятся насекомые, за ними охотятся ящерицы и лягушки, живущие на коре, а их поедает особая змея, стоящая на вершине пищевой пирамиды – древесный шипобрюх.
Интересен образ жизни этого вида: змея встречается на стволах крупных деревьев, изредка заползая на ветви. Можно сказать, что мир этой змеи лежит в вертикальной плоскости. Однако, благодаря особенностям строения тела, эта змея передвигается по вертикальным стволам деревьев столь же свободно, как любое другое животное – по ровной земле. Шипобрюх встречается на деревьях, поднимаясь до высоты 30 – 40 метров.
Это змея длиной до 2 метров. Туловище шипобрюха сильно уплощённое – этим достигается максимальная поверхность соприкосновения с опорой. Брюшные щитки несколько отогнуты наружу, позволяя змее цепляться за неровности коры. На каждом брюшном щитке имеется бахрома из кератиновых волосков, которая улучшает сцепление с поверхностью. Чешуи, прилегающие с боков к брюшным щиткам, увеличены и утолщены. Они имеют вид слегка изогнутых колючек и образуют дополнительную опору, цепляясь за неровности коры при движении змеи по стволу дерева. Это не единственное приспособление к такому месту обитания: окраска шкуры шипобрюха имитирует узор древесной коры. По серо-коричневому фону шкуры проходит узор из прерывистых волнистых коричневых полос, между которыми беспорядочно разбросаны чёрные крапинки. Радужная оболочка глаза также имеет маскировочную окраску. Зрачок змеи горизонтальный, щелевидный.
Сверху, на взгляд стороннего наблюдателя, эта змея отлично замаскирована, поэтому, когда она неподвижно сидит на коре дерева, её трудно заметить. Зато на горле змей этого вида имеется хорошо различимый чёрно-белый рисунок из пятен, сильно варьирующий индивидуально. У молодых змей такого узора нет и горло чисто-белое. С возрастом, к моменту полового созревания, на горле молодой змеи появляются пятна. Эта особенность окраски позволяет змеям опознавать друг друга.
Каждая змея имеет индивидуальную территорию, которую защищает от сородичей. Пищу этого вида составляют преимущественно ящерицы (гекконы), лягушки и крупные насекомые, встречающиеся на коре деревьев. Шипобрюх пьёт росу, которую слизывает по утрам, и дождевую воду, скапливающуюся в листьях растений. Во время линьки змея находит дупла, в которых скапливается вода, и принимает ванну, чтобы верхний слой эпидермиса размягчился и легче отслаивался.
В брачный сезон самцы раздувают горло пузырём, демонстрируя себя самке и возможным соперникам. При этом контрастный чёрно-белый узор становится хорошо видимым со стороны даже при относительно слабом освещении. Если этой демонстрации недостаточно, чтобы соперник удалился, змеи «боксируют» друг друга раздутым горлом. Во время драки каждый самец старается залезть выше, чем его противник, и бить сверху. Часто просто более высокого положения на стволе хватает, чтобы соперник обратился в бегство.
Самки этих змей толще самцов, зато у самца относительно более длинный хвост. Спаривание шипобрюхов происходит в дупле и длится несколько часов. Это яйцекладущий вид, самка откладывает до 20 небольших удлинённых яиц, закапывая их в труху на дне какого-нибудь дупла. Первые несколько дней самка держится рядом с дуплом или в самом дупле, отгоняя возможных хищников, потом теряет интерес к кладке и бросает её. Инкубация длится до 45 – 50 суток. Молодые змеи держатся на горизонтальных ветвях и лианах, питаются преимущественно насекомыми и слизнями, позже начинают поедать мелких позвоночных. Половая зрелость у них наступает в возрасте полутора лет, продолжительность жизни достигает 30 лет и более.

Скальная гекконовая змея (Gekkonogaster montanophilus)
Отряд: Чешуйчатые (Squamata), подотряд Змеи (Serpentes)
Семейство: Ужеобразные (Colubridae)

Место обитания: Юго-Восточная Азия, скалы с зарослями растений, в том числе практически отвесные склоны.
Среди змей есть большое количество видов, приспособившихся к лазанью. Они имеют очень длинные тела и сильные мускулы, и даже могут ползти вверх по собственному телу. В неоцене среди змей появился вид, обладающий ещё одной своеобразной адаптацией к лазанью – гекконовая змея из Юго-Восточной Азии.
Этот вид из многочисленного и разнообразного семейства ужеобразных змей. Гекконовая змея – рептилия не слишком выдающегося размера: длина её тела около 1,5 м. Спина змеи окрашена в красно-коричневый цвет с узором из цепочки серых треугольных пятен, окаймлённых чёрной полосой и направленных остриём к голове рептилии. Брюхо рептилии белое.
Главное приспособление для лазанья у этой змеи заключается в особенностях строения брюшных щитков. Они имеют особую форму: в покое W-образную, при этом средняя часть вогнута. На боковых частях брюшных щитков развиты особые роговые микроворсинки, позволяющие змее удерживаться на горном склоне (похожие образования имеются на пальцах гекконов, отсюда и название рептилии). В покое именно эти области брюшных щитков прижаты к скале. Когда змея ползёт, щитки на передвигающихся участках тела выгибаются U-образно и касаются опоры средней частью, лишённой ворсинок. В этот момент они могут легко скользить вдоль поверхности, по которой движется змея. Когда нужно закрепиться, змея расслабляет брюшной щиток, и он вновь принимает W-образную форму, цепляясь ворсинками за опору.
Подобно всем змеям, скальная гекконовая змея является хищником. Она питается преимущественно ящерицами, но изредка ловит мелких птиц. Для охоты змея затаивается в зарослях растений, покрывающих скалы, и зацепляется хвостом за ветку. Во время броска она удерживается за опору хвостом. Её ловкость такова, что гекконовая змея может ловить птиц в полёте. Проглотив добычу, змея греется на прогретых каменистых склонах. Она остаётся на них некоторое время после захода солнца, пока камни излучают накопленное за день тепло.
Скальная гекконовая змея относится к яйцекладущим видам. Она откладывает яйца (до 10 штук в одной кладке) в трещинах скал. Яйца покрыты мягкой белой кожистой оболочкой. Беременность у этого вида длится около 3 месяцев – это долго для сравнительно небольшой змеи. Зато к моменту кладки яиц зародыши в них уже наполовину развиты. В отложенных яйцах они развиваются ещё около 2 месяцев. Молодые рептилии длиной около 25 см. Они питаются вначале птенцами и насекомыми, позже переходят на питание ящерицами и лягушками. Достигнув около 2/3 длины взрослой особи, молодые змеи начинают ловить птиц.

Королаз (Corticornis ascensum)
Отряд: Воробьинообразные (Passeriformes)
Семейство: Поползневые (Sittidae)

Место обитания: Китай, влажные тропические леса.

Рисунок Александра Смыслова

Воробьинообразные – один из самых молодых отрядов птиц. В эпоху человека представители разных семейств этого отряда могли отличаться друг от друга по биохимическим показателям меньше, чем представители двух разных родов внутри семейства в каком-либо «старом» отряде птиц. Это говорит о том, что в человеческую эпоху многие группы воробьинообразных находились на ранних стадиях своей эволюции. Они оказались экологически пластичными птицами, что позволило им освоить различные экологические ниши после массового вымирания на рубеже голоцена и неоцена. Среди певчих птиц неоцена появились очень узкоспециализированные виды – благоприятная среда обитания позволила им эволюционировать и нормально существовать.
В дождевых лесах большая часть живых организмов обитает в кронах деревьев. Значительно меньше видов приспособлено к обитанию в подлеске, а наименее заселённым оказывается средний ярус леса: стволы деревьев. Но зато конкуренция здесь гораздо меньше, чем в кронах деревьев.
Среди обитателей стволов тропических деревьев есть своеобразная птица, очень специализированная к такому образу жизни – королаз, представитель семейства поползневых. Телосложение этого вида типично для поползней: у королаза относительно большая голова, короткие округлые крылья и очень короткий хвост. Королаз умеет быстро летать, но делает это неохотно, поднимаясь в воздух лишь в случае необходимости. Обычно эта птица ловко лазает по стволам деревьев, разыскивая корм – насекомых и других беспозвоночных. Лапы этой птицы цепкие, с острыми крючковатыми когтями. Движения королаза резкие и быстрые, птица хорошо лазает по стволу дерева в любом направлении.
Окраска оперения королаза состоит из двух резко разграниченных узоров, словно перья взяты от двух разных видов птиц. Верхняя часть тела, крылья и хвост окрашены под цвет коры: серо-коричневые с зеленоватыми разводами и чёрными крапинками. Такая окраска прекрасно имитирует древесную кору. Нижняя часть тела резко контрастирует с верхней: низ головы и грудь огненно-красные с металлическим отливом, живот белый.
Королаз прекрасно маскируется в своей среде обитания: раскрыв крылья и хвост, птица прижимается к коре дерева и становится практически невидимой для стороннего наблюдателя. Сидящая птица даже не отбрасывает тень: чтобы сократить её до минимума, затаившаяся птица плотно прижимается к коре. На боках головы у королаза развиваются «бакенбарды» из коротких перьев, которые скрывают тень в самом узком месте птичьего тела – около шеи.
Своим способом маскировки эта птица немного похожа на ночных бабочек. Но в отличие от бабочек, проводящих на коре весь день, эта птица днём очень активна: она лазает по стволам, легко перемещаясь в любом направлении, в поисках насекомых. Птица инстинктивно старается держаться на стволах с наиболее подходящей под цвет оперения окраской, или поблизости от них. Королазы часто покидают ствол, и кормятся на ветках деревьев среди листьев. Но при опасности они стремглав летят к стволу, вцепляются в кору и принимают «маскировочную» позу.
Королаз не только кормится, но и гнездится на стволах деревьев. Он устраивает гнёзда в небольших углублениях. Птица совершенно ничего не строит: она просто отыскивает подходящую ложбинку в стволе дерева и откладывает в неё яйцо. Скорлупа яйца похожа по окраске на верхнюю сторону тела птицы: она коричневатая с крапинками. Обе птицы из пары посменно насиживают яйцо, закрыв своим телом углубление, где оно отложено. Птенец выводится через 16 – 17 дней. Он голый и слепой, но с хорошо развитыми когтями, которыми сразу вцепляется в дерево. Родители греют птенца, сидя на стволе вертикально. Птенец развивается примерно три недели, после чего покидает импровизированное гнездо. Окраска молодой птицы похожа на окраску взрослых, но красный цвет в оперении нижней части тела заменён бурым. Молодняк приступает к гнездованию в возрасте 8 – 9 месяцев.

Древесная козочка-крошка (Dendrocapricula agilis)
Отряд: Парнокопытные (Artiodactyla)
Семейство: Полорогие (Bovidae)

Место обитания: скалы, покрытые растительностью, полог тропического леса.

Рисунок Саурон с FurNation

В тропическом лесу можно порой встретить самых неожиданных животных в самых неожиданных местах. Так, во времена человека в пологе тропического леса, например, неоднократно наблюдали наземных черепах. Поэтому то, что небольшие антилопы приспособились к обитанию в кронах деревьев, можно принять как нечто экстраординарное лишь на первый взгляд. В эпоху человека были известны случаи, когда даже домашняя коза ловко забиралась на деревья и паслась, объедая их ветки.
В тропическом лесу Юго-Восточной Азии появилось новое животное, освоившее жизнь в пологе леса на высоте от 15 до 30 метров над землёй. Это не примат, не грызун, а мелкий вид парнокопытных, размером всего лишь с зайца. Древесная козочка-крошка – один из немногих сохранившихся видов полорогих. Это не настоящая коза, а потомок горалов (Nemorhaedus goral). Во время ледникового периода эти копытные мигрировали к югу. Когда ледники начали таять, звери адаптировались к жизни в тропических условиях, сменив склоны гор на стволы деревьев и лианы.
Обитание в тёплых районах Азии повлияло на облик потомка северных зверей. Они расстались с косматой шерстью, волосяной покров стал коротким и бархатистым. Обитая в пологе леса, эти копытные приобрели пёструю окраску: основная окраска тела золотисто-коричневая с поперечными чёрными полосками, шея и голова тёмно-коричневые, кончик морды белый. На груди есть белое пятно в форме полумесяца, внутренняя поверхность бёдер и область под хвостом образуют характерное для копытных белое пятно - «зеркало». Телосложение очень хрупкое, ноги и шея тонкие и длинные. Для защиты от перегрева животное имеет крупные и относительно широкие уши. Глаза также относительно большие.
Древесная козочка-крошка изначально обитала на склонах гор, покрытых ползучей растительностью, но постепенно адаптировалась к жизни в пологе леса. Это животное всё же не умеет лазать по веткам, как обезьяны или грызуны: она принадлежит к копытным, и у неё нет ни когтей, ни цепких пальцев. Поэтому она просто бегает по лианам и толстым ветвям, делая длинные прыжки с ветки на ветку. Древесные козочки-крошки обитают лишь в участках старого, первичного дождевого леса, где полог относительно сомкнут, а лианы увивают стволы деревьев, образуя своеобразные «дороги», по которым передвигаются эти копытные. При жизни в лесу крупные размеры – не очень выгодный признак, значительно ограничивающий свободу передвижения. Поэтому это существо стало одним из самых миниатюрных копытных: высота в холке взрослого самца не превышает 20 см.
Навыки альпиниста, унаследованные от горных предков, очень пригодились козочке-крошке для жизни в лесу. Копытца этого зверя имеют острые края, а ноги покрыты, как чулками, жёсткими «щётками» волос, увеличивающими сцепление с опорой. Благодаря им животное может, например, ходить по коре слегка наклонного ствола дерева. Малый вес животного значительно облегчает такие акробатические трюки.
Голова древесной козочки-крошки вооружена тонкими рожками. Поединки этих зверей проходят по строгим правилам: противники не сталкиваются с разбегу, а встают на колени передних ног и начинают бороться головами.
Древесная козочка-крошка обитает небольшими стадами, которые возглавляет самец. В стаде есть до пяти самок и их потомство, не достигшее половой зрелости. Подрастая, молодые самки присоединяются к другому стаду, а самцы образуют небольшие холостяцкие группы. Два раза в год самка рождает одного или двух детёнышей. Они питаются её молоком до месячного возраста, но уже с первой недели жизни пробуют пищу взрослых животных. В трёхмесячном возрасте молодые звери переходят к самостоятельной жизни, а в семимесячном возрасте молодая самка первый раз приносит потомство.
Продолжительность жизни у этого вида невелика: обычно до 8 – 9 лет.

Чешуебрюхая белка (Squamosciurillus squamogaster)
Отряд: Грызуны (Rodentia)
Семейство: Чешуебрюхие белки (Squamosciuridae)

Место обитания: тропические леса Юго-Восточной Азии, стволы деревьев.
Грызуны являются одним из наиболее прогрессивных отрядов млекопитающих. Занимая преимущественно экологические ниши мелких и средних животных, они отличаются высокими способностями к адаптации, и с лёгкостью восстанавливают ущерб, наносимый природными катастрофами. Поэтому в раннем неоцене они стали одним из преуспевающих отрядов млекопитающих, и позже отдельные их представители стали очень крупными животными. Но всё равно большинство грызунов – мелкие виды.
Благодаря мелким размерам, они с лёгкостью занимают экологические ниши лазящих животных. При стабилизации и улучшении климата в эпоху неоцена тропические леса стали занимать гораздо большие площади, чем в эпоху человека. И они стали местом обитания разнообразных грызунов, приспособленных к жизни на деревьях. В Юго-Восточной Азии один из видов грызунов приспособился к жизни на стволах деревьев. Это потомок какого-то из видов белок эпохи голоцена, но он изменился настолько, что в неоценовой фауне составляет особое семейство.
На животе этого грызуна развилось приспособление, позволяющее удерживаться на вертикальных стволах – роговые гребешки, налегающие друг на друга наподобие чешуи, поэтому зверёк называется чешуебрюхая белка.
У этого грызуна длинное тело, а также широкий плоский хвост (он составляет примерно треть общей длины животного). Передние лапы короткие, задние лапы более длинные и сильные; на пальцах развиты острые цепкие когти. Вдоль средней линии тела по брюху и хвосту проходит полоса широких роговых гребешков – это производные волос. Они налегают друг на друга, но при необходимости могут слегка приподниматься и цепляться за кору дерева. Край такого гребешка покрыт роговыми волокнами, усиливающими сцепление. От трения об кору эти волокна выступают из общей роговой массы, увеличивая качество сцепления с корой. На бёдрах с внутренней стороны есть участки таких же гребешков, но более коротких. Из-за этого приспособления у самок молочные железы сдвинуты на границу боков и живота.
Благодаря роговым гребешкам этот грызун может легко лазать по стволам и прочно удерживаться даже на гладкой коре. Иногда чешуебрюхие белки даже отдыхают, «держась» за кору животом, и свободно свесив лапки.
Тело, голова и хвост этого грызуна покрыты такой же шерстью, как у прочих белок. На хвосте шерсть более пушистая, а на голове самцов развит меховой «хохолок» на темени. Тело окрашено неярко – в коричневатый цвет с прерывистыми продольными полосками, на боках светлее. Благодаря такой окраске сидящая на стволе чешуебрюхая белка совершенно незаметна издали. Передняя часть «хохолка» также окрашена в маскировочный цвет, но при возбуждении животного она оттопыривается вперёд, и становится видна основная окраска «хохолка» - почти белоснежная.
Всю жизнь чешуебрюхая белка проводит на вертикальных стволах деревьев. Обычно она живёт на фикусах и других деревьях, у которых съедобные сочные плоды растут прямо на стволе. Она ест также насекомых, обитающих на коре, и яйца птиц, гнездящихся в дуплах.
Этот грызун живёт парами в дуплах. Каждые полгода, в брачный сезон, самцы устраивают поединки, и самка с лёгкостью покидает проигравшего самца, и уходит к победителю. Пищевые ресурсы древесных стволов очень ограничены, поэтому чешуебрюхие белки довольно агрессивны и территориальны. Пара животных тщательно помечает и охраняет территорию от сородичей. Если на их территорию вторгается чужак, пара зверей начинает активно демонстрировать свои права на территорию. Они вдвоём выбегают навстречу пришельцу, и начинают громко кричать. Голос этих животных очень неприятный, похож на скрежетание. Самец, кроме того, демонстрирует «хохолок», распушив его и кивая головой. Если противник не уходит, пара приближается к нему, и животные демонстрируют чужаку крупные жёлтые резцы. И лишь в крайнем случае происходит драка – обычно пришелец ретируется под агрессивным напором пары животных.
Раз в полгода самка приносит потомство – в дупле она рождает 3 – 5 детёнышей. Они слепые, и покрыты лишь короткой шерстью. В недельном возрасте у них открываются глаза, а месячные детёныши уже покидают дупло, и играют на коре дерева. Пока они малы, у них не развиты роговые гребешки на животе: они начинают расти в двухмесячном возрасте, когда потомство покидает мать. В возрасте семи месяцев самки становятся половозрелыми, самцы созревают примерно на полмесяца позже. Продолжительность жизни изредка достигает 6 – 8 лет, обычно лишь 3 – 4 года.

Гербарий

Микрораффлезия разрушительная (Microrafflesia corticolysis)
Порядок: Раффлезиевые (Rafflesiales)
Семейство: Раффлезиевые (Rafflesiaceae)

Место обитания: Восточная и Юго-Восточная Азия, дождевые леса. Паразит лиан семейства виноградных (Vitaceae).
В эпоху человека представители семейства раффлезиевых демонстрировали высочайшую степень специализации к паразитизму. Эти растения полностью утратили не только хлорофилл, но и типичную для цветковых растений анатомию. Тело этих растений превратилось в совокупность тканевых тяжей под корой растения-хозяина, а снаружи появляется только огромный цветок этих растений. Цветы – это часть тела раффлезиевых, благодаря которой они стали заметны и известны не только специалистам, но и широкому кругу людей: цветок некоторых видов достигал гигантского размера и веса. Но при изменении условий обитания, когда площади тропических лесов неуклонно сокращались, крупные виды семейства стали крайне редкими. Они не пережили изменений климата на рубеже голоцена и неоцена. Зато некоторым мелким видам раффлезий удалось выжить, несмотря на крайнюю специализацию. В неоцене, при восстановлении благоприятных климатических условий, тропические дождевые леса распространились достаточно широко, предоставив немногим выжившим видам семейства простор для специализации.
Один из новых видов раффлезиевых, микрораффлезия разрушитель, произрастает в тёплых дождевых лесах континентальной Азии. Это растение не потеряло связи с растениями семейства виноградных, и произрастает исключительно на лианах этого семейства. Внешне паразитизм данного растения проявляется в том, что на лиане появляются узловатые наросты, состоящие из смеси тканей паразита и хозяина. Это происходит из-за того, что растение-паразит выделяет фитогормоны, нарушающие характер роста и утолщения стебля лианы-хозяина.
Цветки микрораффлезии относительно крупные (диаметром около 20 см), но это совсем небольшая величина по сравнению с теми, что имелись у раффлезий в эпоху человека. Эти цветки одиночные; они появляются из наростов на стебле лианы-хозяина, прорывая его кору. В отличие от раффлезии, цветки этого растения превратились в своеобразную ловушку для насекомых: отверстие в средней части цветка стало маленьким, а вход в него преграждают волоски, пропускающие насекомых только в одну сторону. Цветки растения окрашены в мясо-красный цвет, а по краям округлых лепестков есть белая кайма. Запах цветков очень неприятный, похожий на запах гнилого мяса, они опыляются мухами и жуками.
Пока широкие рыльца этого цветка восприимчивы к пыльце, запах цветка особенно силён. Бывает, что в один цветок набивается до полусотни крупных мух, не считая разных мелких насекомых, привлечённых запахом. Восприимчивость цветка к пыльце длится всего несколько часов.
Когда цветок опылён, в нём происходят физиологические изменения, следующие одно за другим. Вначале раскрываются пыльники, и насекомые оказываются испачканными вязкой пыльцой. Затем волоски на входе вянут, и цветок начинает быстро разрушаться. Его средняя часть разрывается, и пленённые в цветке насекомые покидают его. Пыльца сохраняет жизнеспособность несколько дней, и насекомые за это время вполне могут попасть на другой цветок.
Плоды микрораффлезии созревают в течение примерно недели после отцветания. Они сочные и съедобны для многих лесных животных, которые переносят семена этого растения. Сами семена очень мелкие, но многочисленные. Обычно микрораффлезия распространяется с помощью птиц. В их пищеварительном тракте семена не успевают перевариться; они выбрасываются наружу с помётом и прилипают к коре потенциального растения-хозяина. Проростки очень мелкие и слабые, но могут внедряться в тонкую кожицу на молодых растущих побегах. На старой толстой коре проросток не успевает пробиться к живой растущей ткани, и чаще гибнет, исчерпав запас питательных веществ. Если внедрение проростка в организм хозяина прошло удачно, в месте контакта начинают формироваться узловидные утолщения, позже разрастающиеся до полуметровой толщины. Также под корой растения-хозяина растение-паразит протягивает тяжи, похожие на грибницу. На одном стволе лианы может находиться до десятка таких наплывов, на которых формируются цветки. Млекопитающие не годятся в качестве распространителей семян микрораффлезии: у них пищеварение более медленное, и семена повреждаются у них в кишечнике, теряя всхожесть. Но звери могут разнести семена, прилипшие с мякотью к шерсти, когда поедают созревшие плоды.

Стрелосемянник (Sagittosemenodendron cauliflorus)
Порядок: Астровые (Asterales)
Семейство: Астровые (Asteraceae)

Место обитания: горные леса Южного Китая.
Растения семейства астровых сравнительно редко были деревьями в эпоху голоцена, но были достаточно разнообразны среди травянистых растений. Сокращение площадей дождевых лесов в эпоху оледенения привело к тому, что типичная растительность этих природных сообществ исчезла на больших площадях и её разнообразие сильно сократилось. После стабилизации природных условий и изменения климата на Земле в сторону более влажного и благоприятного, дождевые леса стали возвращать себе утраченные позиции. Новые сообщества этого типа стали формироваться как из видов растений, уцелевших в своеобразных «убежищах» (немногих «островках», где сохранялись благоприятные для роста условия), так и из новых поселенцев. Среди таких видов в разных местах Земли были растения семейства Астровых. Приспосабливаясь к жизни в дождевом лесу, эти растения составили серьёзную конкуренцию «старожилам» этих природных сообществ.
В тропических лесах Южного Китая и Индокитая обитает один из древовидных представителей астровых. Это стрелосемянник – большое дерево, достигающее 50 – 60 метров в высоту. У него пяти-шестигранный ствол с крупными рёбрами жёсткости, переходящими в высокие досковидные корни, расходящиеся на 10 – 15 метров от основания ствола. Это придаёт дереву дополнительную устойчивость. Кора дерева грубая, тёмная, пластинчатая, отстаёт от ствола длинными полосами.
В тропическом лесу для дерева самое главное – перехватить как можно больше солнечного света. Стрелосемянник прекрасно справляется с этим: у растения раскидистая зонтиковидная крона. Однолетние ветви стрелосемянника хрупкие и сочные, покрыты тонкой эластичной кожицей с острыми колючками.
Листья этого дерева очередные, с неглубокими влагалищами в основании черешка. Листовая пластинка сильно рассечённая, перистая, плотная и кожистая.
Стрелосемянник очень своеобразно цветёт: он причудливо сочетает характерную для деревьев тропического леса каулифлорию с соцветием-корзинкой, типичным для семейства. Его соцветия формируются прямо на стволе. Это мясистые корзинки с толстым цветоложем, сидящие на коре практически без ножек. Белые язычковые цветки расположены по краю соцветия, делая его заметным издали, а ароматные цветки в средней части соцветия привлекают насекомых и грызунов, которые больше доверяют своему обонянию. Нектар у этого дерева обильный, со слегка гнилостным запахом, очень привлекательным для жуков.
После цветения язычковые цветки опадают, а ячейки, в которых сидели серединные пестичные цветки, начинают разрастаться в длину, и корзинка из плоской становится выпуклой. Главная особенность, за которую растение получило название «стрелосемянник», состоит в способе распространения семян. При созревании семян соцветие ссыхается и становится колючим. Зрелые семена находятся в ячейках, которые образованы разросшимся основанием корзинки. Они имеют прочную гладкую кожуру и удлинённую форму. Ячейки, в которых находятся зрелые семена, сдавливают их с одного конца. Когда до зрелой корзинки стрелосемянника дотрагивается какое-нибудь животное, корзинка «разряжается», и семена «выстреливаются» из ячеек цветоложа на расстояние до 15 метров.

Следующая

На страницу проекта